Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

isnogood - Третий рейс

isnogood - Третий рейс

Бурч тяжело вздохнул и оторвался от монитора, уныло отвернувшись к иллюминатору. За толстым стеклом безымянный желтый карлик лениво исторгал в пространство багровые протуберанцы. Расстояние до него было ещё слишком большим, чтобы беспокоиться о радиации, но неуклонно сокращалось. Юный пилот межгалактического грузовика «Толстый» недовольно поморщился от осознания собственной беспомощности.

– Твою медь! – воскликнул Бурч и со злостью постучал по подлокотнику кресла костяшками пальцев, хотя очень хотелось со всей дури залепить кулаком по пульту управления. Все равно других способов повлиять на ситуацию пилот пока не видел.

– Угораздит же!

Негодование молодого человека было вполне объяснимым. Этот рейс для девятнадцатилетнего Бурча являлся третьим в карьере, а его успешное завершение – решающим для получения постоянной лицензии на грузоперевозки взамен временной. Да и груз бериллия на борту должен быть доставлен в срок. «Не усспеешшь в сссрок, мошшешшь вообшшше не прилетать», – предупредил заказчик. – «Выпотрошшшшу».

Такое напутствие от ящероподобного представителя самой агрессивной в галактике расы Шшиу подстегнуло Бурча не хуже полицейского нейрохлыста. Кто же знал, что попытка «срезать» часть пути через дальний галактический рукав окажется настолько катастрофической?

Корабль, неторопливо вращаясь в пространстве, летел по направлению к голубому шарику третьей от звезды планеты. Компьютер показал, что планета пригодна для жизни, и Бурч решил сесть на нее. Основной двигатель был безнадежно поврежден прямым попаданием метеороида, но посадочные все еще работали.

– На помощь, терплю бедствие! – в пятидесятый раз передал просьбу о помощи Бурч. В эфире царила девственная тишина, нарушаемая только помехами от космического излучения. То ли гиперпространственный передатчик тоже вышел из строя, то ли ближайший корабль был слишком далеко.

– Интересно, зачем Шшиуанам три тонны бериллия? – некстати завертелась в голове мысль.

От нечего делать Бурч полез в энциклопедию.

– Так, металл бериллий используется в ядерных реакторах, при производстве огнеупорных конструкций, для легирования сплавов, в ракетном топливе. Ядовит. Для военных действий что ли? Они же ядерной энергией принципиально не пользуются.

Энциклопедия, однако, опровергла возможность применения этого металла в качестве отравляющего вещества.

– А для простой бомбы дороговато, – сделал вывод пилот и окончательно потерялся в догадках насчет груза.

– Эй, на «Толстом»! Есть кто живой? – Бурч аж подпрыгнул от неожиданности. Внезапно ожившая допотопная рация хоть и входила в обязательное оснащение транспортных кораблей, но подобными устройствами не пользовались уже лет двести. Разве только для прохождения техосмотра.

– Да, я живой! – радостно заорал в микрофон парень. – Помогите дотянуть до ремонтной станции.

– Лови стыковочник и давай ко мне на борт, знакомиться будем.

Бурч не заставил себя уговаривать и после быстрой стыковки, метнулся к шлюзу, желая поблагодарить спасителя. Дверь дружественного корабля гостеприимно распахнулась, чтобы взору обомлевшего парня предстала аппетитная женская фигурка в плотно облегающем тело скафандре. «Жалко лица не видно», – подумал Бурч, как никогда ненавидя международные правила стыковки, требующие надевать защитные костюмы на случай разгерметизации.

– Добро пожаловать на борт «Вездесущего», приятель! – бодрым голосом поприветствовала его пилот, не снимая шлема. – Руки в гору!

Продемонстрированный бластер снял все вопросы относительно серьёзности намерений хозяйки, и гостю пришлось подчиниться.

– А ты ничего так, симпатичный, – хихикнула «спасительница». – Меня Каэт кличут, а тебя?

– Бурчем прозвали, – буркнул парень. – Долго так стоять будем?

– Ах, да. Но сначала бизнес, потом удовольствия. Сколько товара везёшь?

– Это коммерческая тайна, – начал было Бурч, но осёкся, когда дуло оружия уткнулось ему в лоб. – Три метрических тонны! – быстро сориентировался он.

– Ага, это бериллий. Где ещё тонна?

– У меня вообще-то грузоподъемность три двести, – пожал плечами пилот.

– Фигово, – огорчилась хозяйка Вездесущего. – Значит, они всё-таки нас надули. А я ещё думаю, зачем они такого лопуха наняли для стратегического груза.

– Чего-чего? – обиделся Бурч.

– Ничего хорошего! – рявкнула Каэт. – Я за тобой от самого порта слежу. Думаю, попёрся к черту на кулички, значит, точно особая договорённость есть насчёт груза. Ты вообще уверен, что у тебя там бериллий, а не камни, например?

– Сканер показал, что бериллий, – расстроился парень. Перспектива вырисовывалась не слишком приятная. Из огня да в полымя, как говаривал его инструктор по вождению звездолёта, обычно подразумевая свою первую и вторую жену.

– А ты вообще на кого работаешь? – спохватился Бурч.

– На тех, кто не любит твоих работодателей, – уклончиво ответила девушка.

– На половину галактики что ли? – хмыкнул пилот грузовика.

– Ладно, пошли чай пить, – примирительно спрятала в кобуру бластер Каэт.

Бурч прикинул, можно ли попытаться завладеть оружием, но оценил свои шансы как близкие к нулевым, глядя на отточенные движения юной особы. Поэтому просто побрел за «спасительницей» в сторону кают-компании.

– Чай, кофе, чего покрепче? – игриво обратилась к молодому человеку девушка, снимая шлем. Глаза Бурча вытаращились на белокуро-волнистое безобразие, рассыпавшееся из-под шлема по плечам.

– Кофе, – сглотнул слюну парень, не отрывая взгляд от засуетившейся красотки. Теперь, когда он мог оценить девицу целиком, оценка ее внешности повысилась с «высоко» до «недосягаемо». Таких обычно снимают для обложек журналов. О таких Бурч мечтал с детства, да и в пилоты пошел только потому, что девушки этого типа обычно любят пилотов за героический ореол покорителей галактики.

Каэт быстро заварила чашку крепкого мельхиано, а себе плеснула небольшую порцию жидкости медового цвета и залпом опорожнила бокал.

– Короче, план действий такой, – сказала она, передавая кофе Бурчу. – Мы сейчас летим до Симы Зевея, там быстро тебя ремонтируем и вместе дуем ко мне на базу. Сдаешь бериллий по описи, а дальше посмотрим.

– Отличный план, – поперхнувшись напитком, закашлялся Бурч. – Только в нём есть пара изъянов.

– Шшиуане?

– И мое несогласие.

            – Твоего согласия никто не спрашивает, – холодно парировала Каэт. – Скажи спасибо, что вытащу тебя из этой дыры. Про ящерок не беспокойся, они хоть и злобные, но не настолько тупые, чтобы к нам сунуться. А вот если ты захочешь от меня убежать, то тебя найдем либо мы, либо они. И я даже не знаю, в каком случае тебе будет больнее.

            Неловкое молчание прервалось сигналом тревоги. Каэт среагировала быстрее и помчалась в рубку. Спустя долю секунды Бурч последовал за ней. Пульт управления, казалось, мигал всеми огнями сразу.

            – Чёрт возьми, – пробормотала девушка.

            – Что такое? – встревоженно спросил Бурч, начиная мысленно готовиться к катастрофе.

            – Ящеры, мать их в хвост и в гриву! – яростно начала тыкать кнопки Каэт.

            – Вы атаковали мирный корабль Межзвездного альянса Ллеира, – передала она в эфир. – Согласно международной конвенции о космических перелетах это деяние считается актом агрессии против всего альянса. Немедленно принесите свои…

            Договорить ей не дал мощный взрыв, сотрясший корабль и уронивший людей на пол. В следующую секунду они взмыли в воздух. Запахло паленым пластиком.

            – Гравитация накрылась, – спокойно констатировала девушка. – Каюк. Двигатели они наверняка в первую очередь подорвали. Я им живой не дамся!

            – А ты им живая и не нужна, – оскалился Бурч. – За мной! У меня посадочные работают.

            Следующие две минуты парочка, нелепо размахивая конечностями, добиралась до стыковочного отсека. Едва шлюзовая дверь закрылась за ними, раздался душераздирающий скрежет металла о металл, и «Вездесущий» рывком отделился от «Толстого». Каэт завороженно наблюдала в иллюминатор за гибелью своего звездолета, а пилот уже вовсю колдовал над организацией посадки.

            – Пристегнись где-нибудь! – крикнул он. – Немножко потрясёт.

 

***

            Эдмунд Кисс имел репутацию хоть и талантливого, но неудачника, к тому же фантазера. В охранные части СС из Аненербе он попал главным образом из-за своих теорий о происхождении германцев и их расовом превосходстве. Других заслуг за ним не числилось, кроме разве что нескольких изданных авантюрных романов о всяких древних королевствах, вроде Атлантиды. Всё могло бы обернуться иначе, но вторая экспедиция в Боливию, во время которой Кисс собирался подтвердить свои теории, сорвалась из-за начавшейся войны. Теперь же Эдмунду ничего не оставалось, кроме как заливать свое горе, а иногда и черный офицерский мундир, вином в свободное от охраны законсервированного правительственного бункера время.

            – Эй, Кисс, ты завтра трезвый или как всегда? – с издевкой спросил сменщик.

            – Как всегда трезвый, – мрачно ответил Эдмунд, не желая вступать в ненужные пререкания с коллегой по несчастью.

            Их роту заслали в эту польскую глушь еще в сороковом. Выдали оружие, инструкции и запас продовольствия на месяц. С тех пор раз в месяц к бункеру наведывался обер-интендант на стареньком Опеле-трехтонке и привозил припасы. Поболтав о том о сем и поделившись свежими новостями с фронта, он уезжал, оставляя после себя следы шин в глинистой почве и порцию сожалений по поводу никчёмности бытия.

            – Говорят, сюда может приехать сам рейхсфюрер, – по секрету шепнул во время последнего визита снабженец, – так что смотрите в оба!

            Плохая шутка, применительно к одноглазому гауптштурмфюреру Грозе. Но интенданту нравилось злить эсесовца.

            – Я прогуляюсь, – бросил Кисс постовому. Тот понимающе кивнул вслед уходящему начальнику. Мотоциклетные прогулки Эдмунда в близлежащую деревню за шнапсом уже давно никого не удивляли. Такое важное дело простой солдатне штурмбанфюрер доверять не решался, а посылать языкастого Грозе не хотелось. К тому же шнапс продавала миловидная польская фрау, репутацию которой Кисс был готов запятнать исключительно самолично, да все никак не решался.

            Отъехав километров восемь, Эдмунд заглушил двигатель, привлечённый шумом, доносящимся откуда-то сверху, и прислушался. «Странно, на самолёт не похоже», – подумал майор. Шум усилился, постепенно перерастая в рев. «Точно не самолёт», – решил Кисс, увидев пронёсшийся над верхушками деревьев огненный шар. В этот момент раздался глухой звук удара, и почва сотряслась, едва не уронив штурмбанфюрера на землю вместе с мотоциклом.

            – Шайсе! – выругался майор, отряхивая от грязи и опавшей листвы шинель

            Ругался он скорее по привычке, потому что в этот момент в Эдмунде пробудился ученый, коим он себя все еще считал. Оставив мотоцикл, штурмбанфюрер начал осторожно пробираться в чащу, чтобы исследовать место падения непонятного объекта. Через несколько сотен метров его взору предстали поваленные и горящие стволы деревьев, а в отдалении висящее в воздухе облако сизо-черного дыма. Налетевший порыв ветра всколыхнул завесу и медленно потащил её в сторону майора.

            Спустя пять минут, когда надсадно кашляя и проклиная всё на свете, задыхающийся Кисс смог выбрался из пелены, он остолбенел от удивления. Перед ним высилась громада серебристого металла, которая удивительным образом напомнила штурмбанфюреру о рисунках на барельефах индейцев Боливии, виденных Эдмундом во время его первой экспедиции.

            – Майн Готт! – выдавил из себя майор.

            – Бурч, – сказал высоченный светловолосый парень, выходя навстречу штурмбанфюреру из внезапно образовавшегося в сплошном листе металла проёма.

            Офицер попятился, но споткнулся и неловко сел на пятую точку. Парень протянул Эдмунду ладонь. Эсэсовец недоверчиво протянул свою и поднялся.

            – Бурч, – повторил высокий ариец, ударив себя кулаком в грудь, и что-то добавил, указывая на Кисса.

            – Эдмунд, – представился штурмбанфюрер, не отрывая восхищённого взгляда от идеальных пропорций пилота. Цепкий глаз антрополога сразу определил принадлежность летчика к расе сверхлюдей. Сердце Кисса учащённо забилось. Он сразу себе представил выгоду от такого контакта.

            Из проема, слегка пошатываясь, вышла высокорослая девушка изумительной красоты. Впечатление несколько портил большой синяк под глазом, но майор безошибочно определил арийку и в ней тоже. Девушка вопросительно взглянула на Бурча и быстро затараторила, указывая то на корабль, то на Эдмунда, то в небо. Парень виновато потупил взгляд и шаркал ножкой. «Муж и жена», – сообразил Кисс. – «Просто невероятная удача». Вслух же ничего не сказал, наслаждаясь звуками речи  людей со звезд.

            Наконец оба арийца обратили свои взоры на смиренно ждущего штурмбанфюрера и принялись что-то ему объяснять. Майор внимательно слушал, тщетно силясь понять своим недостойным умом хоть слово. Видя его потуги, девушка вернулась внутрь корабля и вскоре вышла, держа в руках маленькую коробочку, и приложила её к голове офицера.

            Неожиданно Эдмунд стал понимать: сначала отдельные слова, а затем и всю речь пришельцев целиком.

            – Нам нужна помощь, – сказала девушка.

            – Помогите нам восстановить корабль, – сказал юноша. – Мы хорошо заплатим.

            – Конечно, о великие! – расплылся в довольной улыбке Кисс. – Вся мощь Третьего Рейха к вашим услугам!

 

***

 

            – Ты избавился от агентов Ллеира? – сурово поинтересовался верховный полоз Шшазз у командира крейсера Кшшисса.

            – Да, повелитель.

            – А груз?

            – Возникли некоторые сложности… – как можно печальнее прошипел на языке материнской планеты Кшшисс.

            – Ты ссссмеешшшь мне докладывать, не имея груссса в когтях? – распустил теменной гребень верховный полоз. Гребень начал наливаться лиловым цветом – верный признак раздражения, а излишние даже для Шшиуанского языка шипящие звуки прозвучали достаточно угрожающе, чтобы подчиненному моментально стало дурно.

            – Мы нашли груз, – заволновался командир крейсера. – Но он попал в лапы к аборигенам на третьей планете местной звезды.

            – Это что, проблема? – наклонил к экрану голову полоз. – Сожги там всё, забери бериллий и доложи об успехе!

            – Обитатели планеты находятся на уровне предкосмической эры, повелитель. И там как раз идет война с применением соответствующих технологий. Мы пытались высадить десант, но нас обстреляли и чуть не сбили. Можно, конечно, просто сбросить тектоническую бомбу, но тогда мы потеряем груз с вероятностью девяносто процентов.

            – Хм, – задумчиво произнес Шшазз, поймав языком пролетающую мимо муху. – Война – это хорошо. Ты уже выяснил расстановку сил?

            – Разумеется, ваша ползучесть.

            Выслушав доклад о ходе военных действий, верховный полоз сложил гребень и расслабленно почесал когтистой лапой под подбородком.

            – Приматы! – презрительно сказал он. – Что ж, природа у них везде одинаковая. А значит, план будет проссстым…

            Шшазз ненавидел терять драгоценное время, но упустить случай столкнуть лбами своих заклятых врагов и посмотреть, что из этого выйдет, он тоже не мог.

 

***

 

            – Всё-таки они милые, не правда ли? – спросила Каэт, прихорашиваясь у зеркала. Фингал уже почти прошел, но агент Ллеира все равно старалась замаскировать следы своего позора толстым слоем пудры. Пристегнуться при посадке она успела, но головой о стену все равно приложилась.

            – Не знаю, – с сомнением покачал головой Бурч. – Меня гложет чувство, что эти «милые» люди чего-то недоговаривают.

            – Да брось ты, они хорошо к нам относятся.

            – К нам хорошо. А ты видела того беднягу, который висел на дереве, когда нас только сюда привезли? Его потом быстро сняли, но это явно было не самоубийство. Я про такое читал – это казнь.

            – Обычное дело, – фыркнула Каэт. – Может, это был преступник. Технологии тут пока не позволяют проводить коррекцию личности, вот они и борются с преступностью, как могут.

            – А рабочие? Я видел, как их бьют! – обвиняющим тоном заявил Бурч.

            – Дисциплина, – с сомнением в голосе предположила девушка. – Местные традиции, наверное. У некоторых рас тунеядцев вообще принято ритуально поедать.

            – Но это же люди!

            – Да что ты к ним привязался? Они помогут с ремонтом прыжкового двигателя, мы им заплатим, как обещали, и дадим дёру с этой планеты. Играть в цивилизаторов не наша работа.

            – Ты права, – потупил взгляд парень, – но я не обязан их любить.

            – Разумеется, – потрепала его по плечу девушка.

 

***

 

            Эдмунд Кисс чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Оберфюрерские погоны с двумя дубовыми листьями и рыцарский крест неплохо смотрелись на новеньком мундире, а миссия по поддержанию контакта со сверхлюдьми будоражила воображение. Новоиспеченный оберфюрер оторвался от созерцания своей персоны в зеркале и вернулся к записям. «Сегодня фройляйн Каэт рассказывала о великом противостоянии между силами добра и зла», – написал он. – «Очень похоже на нашу войну с большевиками».

            Отложив дневник, Эдмунд задумался. Несмотря на его теплые чувства к великим Киссу приходилось их обманывать. Долго ли он еще выдержит, оберфюрер не знал. Рано или поздно правда выйдет наружу, и тогда сверхлюди начнут относиться к нему с презрением. «Только ради Германии», – постарался убедить себя Эдмунд. Получилось плохо. С некоторых пор ему было начхать на Германию. Единственное, что занимало его воображение, – прекрасные васильковые глаза и шелковистые волосы девушки со звезд.

            Но что может предложить богине в обмен на ее любовь простой смертный, вроде Эдмунда Кисса? Пожалуй, только правду. Но правда заключалась в том, что корабль уже изучили лучшие ученые страны. Корпус восстановить можно, и ракетные двигатели тоже – главный ракетчик фон Браун лично обещал поспособствовать, придя в восторг после ознакомления с конструкцией. А вот устройство основного двигателя оставалось для всех загадкой. К тому же Эдмунд получил из Берлина секретную директиву, предписывающую удерживать гостей столько, сколько потребуется, чтобы выведать все их тайны.

Да ещё этот Бурч все время рвался заниматься ремонтом самостоятельно. До сих пор оберфюреру удавалось отвлечь пилота, но великий начал проявлять настойчивость, глядя на регулярные запуски ракет.

 

***

 

– Говорите, Пенемюнде? – переспросил командующий королевской бомбардировочной авиацией Артур Траверз Харрис, поглаживая пышные усы. – А что там такого особенного?

– Разведка донесла, сэр, что именно на этом острове разрабатывается так называемое оружие возмездия.

– И откуда же у разведки такие сведения? Насколько мне известно, мы в том районе Северного моря разведывательные полеты не проводили, – не стал спешить с выводами маршал. Рисковать понапрасну пилотами ему не хотелось. Кроме того у сэра Харриса были все основания с недоверием относиться к непроверенным разведданным. Однажды попав впросак, он теперь предпочитал трижды всё уточнить, прежде чем действовать.

– Они утверждают, что их источник не подлежит разглашению, сэр.

Обычно невозмутимое лицо маршала побагровело.

– Они там что, совсем спятили? – стукнул он кулаком по столу так, что несколько документов слетели со стола и неспешно спланировали на пол. – Заигрались в свои шпионские игры?

– Не могу знать, сэр, – спокойно ответил рапортующий полковник, поднимая упавшие листы с грифом «секретно». – Но после моего повторного запроса, на ваше имя пришла бумага от самого премьер-министра с просьбой полностью доверять разведке в данном вопросе.

– Черт знает что, – побелел маршал, пытаясь прокрутить в уме, с чего вдруг премьеру потребовалось вмешиваться в дела военных. Сэр Харрис был человеком жёстким, но неглупым. Если приказ отдает лично Черчилль, значит, у него есть для этого основания.

– Ладно, – смягчился он. – Оружие возмездия, значит. Что ж, зададим капустникам трепку. А если что, пусть сам премьер и разгребает.

 

***

 

– Нам точно ничего здесь не угрожает? – с тревогой спросил Бурч, провожая взглядом удаляющийся самолет.

– Абсолютно никакой опасности, – беспечно отозвался Эдмунд. – Они летают бомбить Штеттин, а мы им не интересны. Тут всё отлично спрятано: с воздуха выглядит вполне мирно.

– Но если что, у нас отличные зенитки, – успокоил Бурча оберфюрер, взглянув на подрагивающие замасленные руки великого.

Бурч покачал головой, подумав, что частые запуски ракет уж точно никак не способствуют маскировке.

Пилот все-таки добился своего и приступил к ремонту, пускай и под неусыпным надзором СС, пообещав расплатиться за помощь бериллием и теми знаниями, которыми располагал.

Кисс после долгих консультаций с экспертами пришел к выводу, что специалист по двигателям из Бурча неважный, и санкционировал допуск. Заодно приставив к гостю целую бригаду сотрудников для вынюхивания секретов, если пилот задумает что-либо утаить. Пришелец в свою очередь и рад был бы самостоятельно справиться, но бортовой компьютер со всеми данными окончательно накрылся при жёсткой посадке. Так что полагаться приходилось исключительно на базовые сведения по устройству прыжковых двигателей, полученные во время пилотских курсов, и помощь местных специалистов.

Дело продвигалось медленно: материалы, запрошенные Бурчем, доставлялись из Норвегии и Румынии, а конвои часто перехватывали союзники, но парень утверждал, что справится невзирая на трудности. Однако чем ближе дело близилось к завершению, тем тревожнее становилось у него на душе.

Эта работа все больше бесила Эдмунда. С одной стороны, восстановленный корабль сулил фантастические перспективы для карьерного роста. С другой, только Кисс понимал язык гостей, поэтому всё свободное время он был вынужден проводить в ремонтном ангаре вместо того, чтобы наслаждаться обществом Каэт. Она, как выяснил оберфюрер, замужем за Бурчем не была, что, по мнению Эдмунда, сильно увеличивало его шансы на взаимность.

Девушка же заявила, что ковыряться в масле не собирается. Больнее всего эта новость ударила по Бурчу.

– Ты не будешь мне помогать? – растерянно заморгал он.

– Не буду, – поджала губки Каэт.

– Но почему? Я так надеялся на твои знания.

– По кочану!

– Но ты же должна разбираться в этом!

– Кому я должна? – огрызнулась девушка. – Тебе? Альянсу? Мне здесь нравится. Я хочу тут остаться!

– Ну, и оставайся! – процедил сквозь зубы Бурч, демонстративно хлопая дверью.

Выходя, он услышал сдавленное всхлипывание, переходящее в рыдания.

 

***

 

Поздним летним вечером подул легкий ветерок. Бурч, проведя весь день в душном ангаре, принял ванну и вышел на открытую веранду. Бриз приятно холодил разгоряченное тело и успокаивал расшалившиеся нервы. После того разговора с Каэт пилот с головой ушел в работу, появляясь дома только для непродолжительной ночёвки. Спать он теперь ложился в отдельной комнате и видел девушку лишь урывками, ограничивая общение с ней только дежурным пожеланием доброго времени суток.

Каэт от этого если и страдала, то виду не показывала. Хотя сама тоже сильно сдала за последнее время: цвет лица стал нездоровым, в движениях ощущалась вялость, а под глазами залегли глубокие тени.

Бурч стоял и курил местные папиросы, глядя в ночное небо. Где-то там, среди звезд, была и его родная планета. Призрачная поначалу надежда на восстановление корабля постепенно превратилась в уверенность. Ещё немного ­– и все будет готово. Агента Ллеира он все-таки собирался взять с собой, даже если она будет сопротивляться. Пускай потом возвращается, если захочет. Там, дома, нужно будет отдавать давно просроченный кредит, лебезить перед отчимом, который наверняка станет, как и раньше, вычитывать Бурча за безрассудное поведение, выяснять отношения с заказчиком. Всё это будет потом, а сначала он вернётся, чего бы это ни стоило. Домой…

Замечтавшись, Бурч не сразу заметил нарастающий гул в небе.

– Что бы это могло быть? – спросил он себя, когда звук стал настолько громким, что разбудил бы и мертвого. – Наверное, опять Штеттин летят бомбить.

В этот момент к гулу добавился тонкий, нарастающий свист. Возле дома упала тяжелая металлическая болванка, ещё в воздухе вспыхнувшая ярко-красным светом. Такие же точно начали падать по всей территории полигона. Больше на рефлексах и интуиции, чем соображая, что он делает, Бурч вбежал в дом, сгрёб в охапку Каэт и потащил её в бомбоубежище.

Внутри уже было несколько человек из персонала полигона и членов их семей. Женщины плакали, мужчины пытались их успокоить, а над их головами раздались первые взрывы. Запоздало заработали зенитные орудия. С потолка посыпался песок – это где-то совсем рядом разорвалась фугасная бомба. Каэт молча прижалась к Бурчу всем телом. Он обнял девушку за талию и нащупал пальцами округлившийся живот.

– Как? Это же? Ты? – задохнулся он от избытка чувств.

– Внимательный… – подрагивающими губами произнесла красавица. В полумраке парень не разглядел выражения ее лица, но нахлынувшая волна осознания собственной вины вместе с радостью и тревогой вынудили пилота встать на колени.

– Вставай, папаша, – потрепала Бурча по щеке Каэт.

 

***

 

Эдмунд остервенело рвал на себе волосы, рискуя остаться совершенно лысым к пятидесяти семи годам.

– Всё, всё уничтожено! Все погибло! – причитал он, и слёзы капали из его безутешных глаз, стекая по щекам за воротник рубашки.

Рыдать и правда было от чего. Весь архив, записи и научные данные о контакте со сверхлюдьми сгорели в огне зажигательных бомб англичан. И даже беглый взгляд показывал, что в царящем хаосе погибло несколько десятков учёных и механиков, не успевших укрыться в убежище, – поистине невосполнимая потеря. Утешало оберфюрера только то, что сами гости со звезд были живы-живёхоньки, а ангар с их кораблем по какой-то счастливой случайности совершенно не пострадал.

– Успокойся, друг, – тронул его за плечо Бурч. – Я понимаю твою утрату, но еще надо организовать спасение людей.

– Каких людей? – затуманенными глазами посмотрел на него Кисс. – Там в бараках? Это только рабочие. Нам привезут новых.

– В смысле? – не понял пилот.

– Это недочеловеки, – объяснил эсесовец. – Неполноценные. Их много, а нас мало. Рисковать своими жизнями ради них неразумно.

– Ах, так? – возмутился пришелец. – Каэт, оставайся с ним!

С этими словами парень помчался к пылающим строениям. Изнутри многих из них всё еще доносились душераздирающие крики и стоны. Несколько зданий было разрушено полностью, но часть уцелела. Проблема состояла в том, что на окнах бараков красовались толстые железные прутья, а висячие замки на дверях не давали запертым людям ни малейшего шанса на спасение из огня. Тошнотворно воняло горелым мясом.

Подавив приступ рвоты Бурч выхватил из-за пояса лазерный резак и заметался от двери к двери, открывая их одну за другой. Рабочие с почерневшими закопченными лицами, многие со страшными ожогами на теле, бросились наружу, не забывая помогать раненым.

Когда последняя дверь была открыта, Бурч обернулся и увидел множество охранников лагеря в чёрной форме, бегущих к баракам.

– Стойте, так же нельзя! – пытался протестовать пилот, когда добежавшие эсесовцы пинками начали сгонять выживших рабочих в центр полигона, добивая тех, кто не мог самостоятельно передвигаться. Подоспевший офицер невежливо отпихнул пилота в сторону. Бурч рывком развернул его к себе, намереваясь потратить последний заряд нейропереводчика, чтобы объяснить этому варвару, как следует поступать с пострадавшими от бомбардировки. Глаза немца сузились. Рука пришельца потянулась к внутреннему карману, но удар в затылок опередил его намерение.

Эсесовец похвалил расторопного подчинённого и плюнул на упавшее тело сверхчеловека.

– Этого в карцер, – приказал он.

 

***

 

– Почему я не могу увидеть Бурча? Что с ним? – требовательно топнула ногой Каэт.

– Полнейшее недоразумение, – склонил голову Кисс. Взгляд уперся в подросший животик гостьи со звезд. Оберфюрер досадливо поморщился и отвернулся.

– Я полагаю, что мы всё уладим в ближайшее время. Он поднял руку на высокопоставленного офицера, а это у нас считается тяжёлым преступлением. Но я уверен, что ваш статус позволит нам замять это дело.

– Очень прошу, помогите нам, Эдмунд, – жалостливо произнесла агент Ллеира, бросаясь Киссу на шею.

– Сделаю всё, что в моих силах, – не сразу отстранился оберфюрер, испытав острый прилив жалости и нежности.

Откланявшись, ученый поспешил к коменданту лагеря Вальтеру Дорнбергеру.

– Господин бригаденфюрер, я вынужден просить вас вмешаться, – сходу начал Эдмунд.

– Это излишне, Эдмунд, – прервал его комендант. – Я уже и так по уши увяз в чужих делах. Да и нельзя тут ничего поделать. К нам собирается прилететь начальство из Берлина. Вот они и будут решать. Пока пусть посидит в каземате этот ваш сверхчеловек.

Чертыхаясь про себя, Кисс вышел из кабинета Дорнбергера. По пути домой он поостыл и по-новому взглянул на ситуацию. Для исследований вполне хватит и Каэт, не говоря уже про то, что с ней всегда было меньше проблем. Беременность даже можно считать плюсом, ведь ребенок вполне сможет заменить «безвременно покинувшего нас Бурча».

– А когда гестапо уладит вопрос со сверхчеловеком, Каэт будет моей и только моей! – просиял оберфюрер.

 

***

 

– Как ты? – раздался в ночной тишине женский шёпот.

– Терпимо, – ответил Бурч. – А как ты прошла мимо охраны?

– Легко, – почти бесшумно рассмеялась Каэт. – Забыл, кто я?

– Признаться, да, – отпрянул от решетки одиночной камеры пилот, когда она резко начала раскаляться докрасна.

– В сторону! – крикнула Каэт, вышибая ногой преграду.

Освобождённый Бурч стиснул спасительницу в объятиях.

– Что? – в очередной раз потерял он дар речи, не обнаружив животик на положенном месте.

– Потом объясню, – потащила его за собой в сторону ангаров агент Ллеира.

Миновав подозрительно крепко спящих постовых, Каэт с Бурчем прокрались к кораблю.

– Он лететь может? – шепотом спросила девушка.

– Готов процентов на девяносто пять, – прошептал в ответ пилот. – Может, и совсем готов. Без компьютерной диагностики не могу ничего обещать.

– Тогда полетели!

Бурч нежно погладил серебристый борт транспортника. Пассажирский вход как всегда бесшумно открылся, чтобы впустить хозяина.

– Не так быстро! – раздалось сзади. – Руки вверх!

Бурч и Каэт послушно подняли руки и обернулись. В десяти шагах от них стоял Эдмунд Кисс с направленным в сторону пришельцев вальтером.

– Отпусти нас, пожалуйста! – умоляюще произнесла девушка.

– Возьмите меня с собой к звёздам! – потребовал Кисс. – Я знал, что вы рано или поздно попытаетесь сбежать, и хочу с вами. Тут меня всё равно расстреляют, если я вас отпущу.

– Запрещается брать представителей неразвитых цивилизаций в межзвездные перелеты, – процитировал Бурч летный кодекс, грустно покачав головой. – Да и каюта у меня только одна.

Неожиданно Каэт сделала шаг вперед и закрыла пилота своим телом.

– Назад! – закричал оберфюрер, попытавшись увеличить сократившееся расстояние. Его спина уперлась в холодную металлическую стену ангара, и Эдмунд вздрогнул. Дрогнул и его палец на спусковом крючке. Раздался выстрел. Не сговариваясь, оба мужчины наперегонки бросились к падающей девушке. Ее лицо было мертвенно бледным. Бурч успел первым подхватить обмякшее тело.

– Убийца! – зарычал он.

Кисс отшвырнул пистолет и обхватил голову руками. Ему хотелось ничего не видеть и не слышать, а еще больше – всё забыть.

– Нет! – прохрипел эсесовец. Женская ладонь мягко коснулась лба запутавшегося в жизни человека. Ученый открыл глаза и увидел целую и невредимую Каэт.

– Я дарую тебе забвение, – сказала гостья со звезд. – Я знаю, что ты не хотел.

Эдмунд задрожал всем телом и сполз по стене на бетонный пол. Глаза его были закрыты, а на губах играла безмятежная, почти детская улыбка.

– Полетели! – скомандовала агент Ллеира. – А то сейчас их набежит целая толпа.

 

***

 

Бурч аккуратно вывел корабль на орбиту.

– Рассказывай! – потребовал он.

– А что тут рассказывать? – хихикнула Каэт, и пилот узнал в этом смешке блондинку, которую впервые увидел год назад на борту Вездесущего. – Всё просто. Сначала я притворилась простушкой, чтобы втереться в доверие к нашим «радушным» хозяевам. Потом имитировала беременность – есть у меня такая специальная подушечка, вшитая в комбинезон. На самом деле она имеет много других полезных функций. Дальше, когда тебя взяли, навесила на Кисса жучок. У него оказалась очень полезная привычка рассуждать вслух. Из его бормотания я узнала, что дело дрянь и медлить больше нельзя. Потом дело техники. У меня при себе всегда целый арсенал миниатюрных технических примочек как раз для таких случаев.

– Да ты знаешь, что я пережил? – с укором воскликнул Бурч.

– Ну, прости, милый, – заискивающе потёрлась о пилота плечом девушка. – Ты же должен понимать, что всё было для нашего спасения. Ну, и ты славно потрудился над двигателем. Я регулярно наведывалась и смотрела, как идёт работа. Могу сказать, что механик из тебя отменный.

– А как же пуля?

– Пуля в подушку попала, а подушка-то ко всему еще и бронированная. Я была уверена, что подсознательно Кисс будет целиться в живот. Так и вышло.

– Вот ты умница! – чмокнул её в щеку Бурч, стараясь не отвлекаться от управления кораблем. – Если бы ещё эти сволочи не забрали у нас тонну бериллия, было бы вообще хорошо.

– Как забрали, так и вернули, – прыснула в ладонь Каэт. – Регулярно приходилось гипнотизировать половину лагеря, но мои старания не прошли даром.

– Ну что, стартуем?

– Стартуем, – кивнула девушка.

– Немедленно заглушшшите двигатели и приготовьте ссстыковочный отсссек, – раздалось из рации.

– Ой, – побледнела агент Ллеира.

– Чтоб вам пусто было! – в сердцах бросил пилот. – Уйти не успеем.

Стыковка с Шшиуанским крейсером прошла в рекордно короткие сроки. Видимо, захватчики очень спешили. Сначала из шлюза высыпали рядовые десантники и разоружили людей. Затем, изящно помахивая хвостом из стороны в сторону, вышел капитан Кшшисс. В этом самоуверенном ящере Бурч с удивлением узнал своего заказчика.

– Приветссствую тебя, тшшеловетшишшка! – сказал Кшшисс, снимая шлем для лучшего обзора. Его смешно топорщащийся гребень налился ярко желтым цветом, намекая всем знатокам Шшиуанской цивилизации, что капитан чрезвычайно доволен.

– Я говорил тебе не опассдывать? А ты ссасставил меня тортшшать на этой отсссталой планете. Нехорошшшшо. Я уже сссам хотел ссабирать груссс, но ты вовремя сссправилссся.

– Так это, сначала метеорит, потом вот вы с Ллеиром, – смутился Бурч. – Потом ремонт…

– А ты не говорил, что будешшшь с подрушшкой. Она у тебя вкусссная? – плотоядно оскалил два ряда острых зубов Кшшисс, пожирая водянистыми глазами девушку.

– Не трогай ее! Она мне помогла груз сохранить.

– Правда? – деланно удивился шшиуанин. – Предлагаешшшь не есссть ее?

– Подавишься, людоед поганый! – фыркнула Каэт.

– Предлагаю проверить, – ухмыльнулся Кшшисс. – Ладно, хватит шшшуток. Сссамку я ссабираю к сссебе на борт. Поведешшшь транссспорт сса нами. Будешшшь сссебя хорошшшо весссти, мошшет быть, дашше оссстанетесссь шшивы оба. Сссогласссен?

– Соглашайся, – многозначительно ткнула Бурча в бок локтем Каэт.

Пилот молча кивнул. Ящеры ретировались, уводя с собой агента Ллеира. Их корабль, однако, не спешил отстыковываться. Около часа Бурч провел в томительном ожидании. Затем к нему в рубку зашли двое ящеров с ящиком инструментов. Не обращая внимания на теплокровного, они осмотрели бортовой  компьютер «Толстого», злобно пошипели друг на друга и принялись что-то настраивать. Уходя, один из них бросил презрительный взгляд водянистых глаз на Бурча и демонстративно облизнул раздвоенным языков свои острые, как бритва, зубы. Еще спустя полчаса рация сообщила голосом Кшшисса:

­– Твой компьютер работает. Отправляемссся сссейчассс.

 

***

 

Две недели Бурч вел корабль практически без перерыва на сон, лишь изредка доверяя автопилоту следовать за шшиуанами. Каэт умудрилась перед побегом ещё и припасы в дорогу собрать, так что хотя бы от голода и жажды парень не страдал. Зато моральные терзания с лихвой заменяли всё остальное. Сотни планов спасения один за другим проносились в его голове и по очереди отметались за их бессмысленностью. Пилот мучился от осознания собственного бессилия и переживал за судьбу Каэт. А что если ящеры уже сожрали заложницу? А вдруг они ставят над ней жестокие эксперименты, чтобы не скучать во время полета? И самое главное – что делать, когда шшиуане заберут груз?

Компьютер хоть и заработал, но техники ящеров ограничили его функционирование минимальным набором полезных для межзвездного перелета действий. Так что пилот не имел ни малейшего представления, куда он летит. Однако навыков ориентирования по небесным телам хватало, чтобы понять: шшиуане держат курс вовсе не к родной звёздной системе.

На тринадцатый день грузовик Бурча вынырнул из гиперпространственного окна вслед за ведущим кораблем, и пилот увидел в обзорном иллюминаторе прямо по курсу шарик белого гиганта. Нехорошее предчувствие пронзило мозг молодого человека. С этого расстояния было трудно сказать, есть ли поблизости обитаемые планеты, но парень каким-то шестым чувством догадывался, что есть. Крейсер плавно начал гасить скорость, и рация предложила Бурчу сделать то же самое.

– Сам знаю, – проворчал пилот, заглушая двигатель.

Теперь оба корабля двигались по инерции. Крейсер отстреливал опасный космический мусор, обеспечивая безопасность транспортнику.

– Боятся за бериллий, гады ползучие! – потянулся в кресле парень, внезапно почувствовав себя смертельно уставшим. Энергетики уже не спасали истощенный организм, отчаянно вымогающий у сознания пилота хотя бы пятнадцать минут сна. Веки слипались, и только тревога за Каэт не давала Бурчу окончательно провалиться в дремоту.

Словно в тумане он увидел медленно пристыковавшийся к крейсеру второй грузовик. Спустя некоторое время транспорт отстыковался и, набирая ход, нырнул в атмосферу небольшой планеты, вращавшейся неподалеку. К нежно-голубому цвету оболочки небесного тела немедленно начал примешиваться ядовитый зеленоватый оттенок, кляксой расплываясь по поверхности.

– Сспускайсссся, открывай грусссовой отсссек и ссбрасссывай груссс! – приказала рация голосом Кшисса.

– Я хочу услышать девушку! – потребовал в ответ Бурч.

Рация забулькала в ответ, обозначая издевательский хохот. Затем динамик разорвался отчаянным женским визгом. Кричала Каэт. Бурч зажал уши руками и заорал:

– Хватит, я всё сделаю!

– В ссследуюшший расс будь осссторошшнее в сссвоих шшеланиях, тшшеловек! – напутствовала рация. – Если ссвука недоссстатотшшно, я могу и покассать.

– Чтоб ты сдох! – прошептал пилот и приготовился к снижению.

Входя в атмосферу, он краем глаза успел заметить вынырнувшую из-за звезды тень. Не придав этому значения, Бурч, костеря последними словами всех ящеров до восьмого колена, вошел в плотные слои. Внизу проносились океаны и континенты. Присмотревшись, пилот увидел на темной стороне планеты сотни мерцающих огоньками городов.

– Вот засада, – пробормотал сквозь зубы молодой человек. – Тут полно народу живёт. Если ящеры хотят что-то сбросить им на головы – это неспроста. Что же делать? Местные наверняка враги шшиуан. Я сброшу бериллий, и тут точно все погибнут. А если не сброшу, умрет Каэт. Жизнь Каэт против целой планеты… Любовь или совесть? Чёрт! Чёрт! Чёрт! Будьте вы прокляты!

С этими словами он потянул штурвал на себя, выводя корабль обратно на орбиту. Вынырнув из облаков, Бурч с удивлением обнаружил прямо перед собой несколько боевых кораблей. Внешний вид судов не оставлял сомнений в их принадлежности к военно-космическим силам альянса Ллеира. С робкой надеждой парень принялся высматривать среди этой армады один маленький шшиуанский корабль. Но крейсера и след простыл. Судя по всему, он дал деру, как только увидел превосходящие силы противника.

 

***

 

– Рисковый ты парень, всё-таки, – похлопал Бурча по плечу контр-адмирал Вильх. – И отважный. Такие люди всегда в дефиците. Пойдешь к нам?

Парень поморщился, как от боли: если уж он чего-то в жизни не хотел, так это попасть в армию.

– Если я скажу «нет», вы не обидитесь?

– Я и не ждал, что ты сразу согласишься. Но, если что, мое предложение в силе.

– Сначала нужно найти Каэт, потом буду решать.

На этот раз морщины отчетливо проступили уже на лбу Вильха.

– Это вопрос военных, – жестко сказал он. – Поиски полковника Каэт могут вестись только нами. Вопрос касается не только ее, но и Шшиу, а значит, никого из гражданских даже близко быть не должно.

– То есть, – уточнил Бурч, – если я хочу участвовать в поисках, мне нужно надеть мундир?

– Не забудь про новый корабль вместо твоего корыта, – подмигнул контр-адмирал.

Парень посмотрел на него исподлобья, и тяжело вздохнул.

– Я согласен. Выбор все равно небольшой.

– Вот и чудненько, – обнажил желтые зубы в хищном оскале Вильх и расслабленно откинулся в кресле. Он никогда не любил процесс вербовки, а этот случай и вовсе был особым.

– Кстати, лейтенант, – бросил он в спину уходящего Бурча. – Не забудьте получить награду у Алкунианцев. Вы их, кажется, от тотального уничтожения спасли. Не то, чтобы мы с ними крепко дружим, но они тоже враги Шшиу.

– Непременно, – не оглядываясь, пробормотал парень.

– Долетался, – горестно подумал Бурч, выходя из каюты адмирала. – Жива ли еще Каэт?

            Контр-адмирал убедился, что молодой человек закрыл за собой дверь, и вытер пот со лба. В старом вояке неожиданно проснулась совесть, и это его тревожило. Вильх не стал рассказывать Бурчу, что пока тот принимал судьбоносное для Алкунианцев решение. В космосе произошла короткая, но ожесточенная схватка между двумя линкорами альянса и крейсером ящеров. В результате то, что осталось от корабля шшиуанцев, теперь можно собрать в небольшой мусорный пакет, если кому-нибудь придет в голову дурная мысль гоняться за космической пылью. Полковник Каэт пожертвовала собой, активировав устройство наведения.

– Что ж, – сказал адмирал вслух, наливая в стакан чистый спирт, – на войне не бывает без жертв. За тебя, девочка.

Маленькая капелька соленой влаги скатилась по его морщинистой щеке, и стороннему наблюдателю было бы сложно понять, спирт вышиб слезу из Вильха, или он действительно скорбит о своей лучшей ученице.

– Но ничего, – подумал он. – Этот паренек послужит тебе отличной заменой. Уж я за этим прослежу.

 

***

 

– Все готово к запуску, Сэл? – спросил господин Кисс у техника, нервно теребя трясущимися руками козырек бейсболки.

– Так точно, сэр.

– Хорошо, я пошел переодеваться.

Сэл окинул озабоченным взглядом удаляющуюся спину старика и покрутил пальцем у виска.

– Псих, – подумал техник. – Убьется ведь. Надо будет быстро смотать удочки, когда ракета взлетит. А то доказывай потом полиции, что смерть «папаши Эда» исключительно на его собственной совести.

Вслух, однако, он не произнес ни слова. Полоумный старикан слишком хорошо платил, чтобы перечить ему.

 

Эдмунд долго ждал этого момента. Сначала был трибунал в Германии, потом суд союзников в Нюрнберге. Сколько же нервов потрачено, чтобы доказать свою невиновность! Всё это в прошлом. Главного все эти дураки так и не поняли: только он, Эдмунд Кисс, археолог и антрополог, автор бесчисленных монографий и романов, эксцентричный миллионер-чудила, помешанный на древних цивилизациях и космосе, только он является обладателем самого важного знания. Лишь бывший эсесовец Эдмунд Кисс знает, как построить космический корабль, пригодный для межзвездных перелетов.

Тогда в Пенемюнде он не сразу понял, что произошло. Была какая-то яркая вспышка, а затем провал в памяти. Словно в тумане оберфюрер вернулся в свой дом и обнаружил там дневник. Всё сразу встало на свои места. Конечно же, гости со звезд могли стереть воспоминания, но про записи-то они не знали. Каждую строчку дневника Кисс выучил наизусть. Каждую схему он сохранил в памяти, не доверяя бумаге столь ценные сведения.

Вырвавшись из-под полицейского надзора, ученый приступил к реализации своего плана. Тяжело было одновременно писать книги и незаметно организовывать строительство межзвездного корабля, но он справился. В конце концов, Америка – страна возможностей. Здесь никто не задает вопросов, если ты платишь.

Облачившись в скафандр собственной конструкции, Эдмунд посмотрелся в зеркало и прошел к стартовой площадке.

– Я буду первым человеком с Земли, который достигнет звёзд! – торжествовал он.

Обжигающий пустынный ветер развевал седые волосы старика, норовя на прощание забросить за шиворот горсть песка родной планеты.

– Нет уж, – сказал Кисс, надевая шлем.

Отдав последние распоряжения по радио, он взошел по трапу на корабль.

– Три! Два! Один! Старт! – раздалось в наушниках.

– Вперед к звездам! – махнул рукой старец.

Невероятная сила вдавила его в кресло, выдавливая воздух из лёгких. Не помогало даже специальное кресло для смягчения перегрузок – точная копия кресла с корабля Бурча.

– Нужно продержаться до выхода на орбиту, – мелькнула в голове мысль.

Давление все усиливалось.

– Это конец! – подумал учёный и не ошибся: перегрузки убили его слабый организм. Бурч так и не открыл соглядатаям из СС, что ракетные двигатели нужны только для аварийной посадки.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования