Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Loki_2008 - Сказка о рыбаке и рыбке

Loki_2008 - Сказка о рыбаке и рыбке

 
Пф-ф-ф… Пока хозяин кабинета смотрел на очередное облачко сигаретного дыма, рука дрогнула, и пепел вместо положенного места просыпался на полировку стола. "Бросать надо курить, бросать. Сколько раз давал себе зарок – и что толку?" – настроение испортилось. Причём не совсем понятно, от чего больше: от собственного слабоволия или от того, что опять чуть не испортил стол. А за него, между прочим, деньги плачены. И немалые. Чтобы вернуть себе хорошее расположение духа, Константин Евгеньевич достал из ящика стола альбом с фотографиями и стал листать, вспоминая нелёгкий жизненный путь. Верное средство успокоиться. Всегда действовало лучше водки.
Вот он на самом первом снимке – пионер, молодая надежда не существующей нынче страны. Тогда делал свои робкие шаги на ниве борьбы за Правду. Когда, не стесняясь неправедного осуждения, честно и открыто рассказывал старшим об ошибках и проступках. Своих и одноклассников. А дальше ¬– уже комсомолец, молодой активист. С замечательными рекомендациями пришедший на работу в райком – заслуженная награда тяжких трудов… Легкая тень воспоминаний слегка омрачила снимок. Потому что вместе с ними пришла память о Леночке. Первой любви и главной сопернице за место в райкоме. Он тогда поступил верно, рассказав всем о её проступке. И совесть его была чиста, ведь нарушать заповеди комсомольца девушку не заставлял никто. И потому предпочли именно его – человека с незапятнанной репутацией, старательного и… Но какой-то осадок всё равно остался до сих пор. И Константин поспешил перелистнуть страницу.
А здесь уже девяностый, он в компании остальных членов только что организованного фонда "Слово и дело". Начало деятельности как истинного правозащитника… Впрочем, с коллегами дорожки разошлись довольно быстро: потребителей разного рода зарубежных грантов Константин Евгеньевич никогда не жаловал. Во-первых, считал себя патриотом. А во-вторых, потому что очень легко сесть на крючок, послушно выполняя волю хозяина – и забыть истинное свое призвание. Борьбу за справедливость. Ведь её в нашем обществе не хватало никогда, а она – самое главное. Куда важнее и нужнее, чем разрекламированный, но, честно признаться, изрядно потускневший брэнд "свобода". И потому он, глава организации "Светлый мир", защищает людей от произвола государства. И не только рядовых граждан, но и бизнесменов, и чиновников.
Вернув себе хорошее расположение духа, Константин уже собрался закрыть альбом и убрать обратно в стол… как увидел, что на вложенной в последний форзац открытке засветились розочки. Не может быть! Свершилось! Один раз, ещё в детстве, когда родители повезли его на ёлку – он встретил… настоящего волшебника. И поверил чудаковатому старичку, один из всех детей. Тот и подарил ему эту открытку. Сказав, что когда-нибудь она выполнит самое сокровенное желание. Только это самое желание должно быть не совсем для себя. Шли годы, открытка стала всего лишь напоминанием-талисманом, но всегда была под рукой. И вот! Желание давно загадано – сделать наше общество более справедливым! А для этого надо исправить его. И исправлять с основ, с детских сказок. Ведь именно дети – фундамент, так сказать, этого самого общества! "Но с чего начать?.. – взгляд упал на томик Пушкина, оставленный забегавшей на днях к нему на работу после школы дочкой. – Годится!" И, положив талисман на книгу, Константин воодушевлённо шагнул в появившуюся дверь…
Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Пустынный пляж встретил Константина криками чаек, ярким голубым небом, запахом йода, морских водорослей и свежим ветром. Сразу растрепавшим тщательно уложенную причёску, забравшимся под пиджак, и заставившим покрыться после тёплого офиса гусиной кожей. "Где эти чёртовы пенсионеры! Я тут к ним на помощь спешу, понимаешь, а им даже нормальную табличку-указатель поставить лень! И куда мне теперь?" Сменивший направление ветер принёс противную вонь потрошёной рыбы. И воодушевлённый искатель справедливости, зажав нос, поспешил в сторону предполагаемого места обитания будущих "подзащитных".
Наполовину вросшая в землю избушка встретила его тишиной. Да крепкими запахами сохнущих сетей, вонь от которых добавилась к остальным ароматам. "Эй! Есть тут кто-нибудь?! Эй-ге-гей!" – Константин собрался уже, было, посмотреть внутри (надеясь, что ветхое сооружение не обрушится за это время ему на голову), когда из-за угла вышел Старик. Типичный сельский дедок, с лохматой белой бородой, в полотняных штанах, лаптях и неновой куртке. "Или, как эту штуку нам в школе называли? Зипуне? Впрочем, не важно, – отбросил Костя посторонние мысли, – надо налаживать контакт!" И, нацепив самое радушное выражение лица, начал:
– Здравствуйте, уважаемый!
– Ась? А, и тебе здрав буде, мил человек. Заплутал, небось? Так…
– Нет, отец. К вам я. Правозащитник я!
– Ась? Кто-кто?
– Правозащитник. Ну, с правами твоими помогать буду, дед.
– Так ведь, это. Левша я.
Константин ошалело посмотрел на Старика, даже вызубренное годами радушие дало трещину. Издевается? Или на самом деле такой… скажем, недалёкий? Тогда надо с другого конца.
– Вот что, отец. Отведи меня к Рыбке.
– Эт… не надо государыню Рыбку тревожить. Осерчает пуще прежнего. И так в прошлый раз…
– Договоримся. А тебе за помощь по вопросу новой избы помогу.
В словах было столько уверенности, что Старик дрогнул… как на голоса вышла Старуха. Типичная бабулька, в обычные дни, наверное, тихая любительница внуков, сейчас напоминала разъярённую мегеру:
– Совсем с ума сошёл, старый! Последнего корыта хочешь меня лишить!..
Успокоить настырную тётку удалось с трудом. Приложив всё накопленное за годы искусство улаживания споров с такими же вредными пенсионерками. И вот, наконец, Константин вместе со Стариком стоял на берегу и звал Рыбку. Радуясь тому, что ветер наконец-то утих, а солнце печёт совсем по-летнему. Не то что дома, где декабрьские морозы уже неделю не давали термометру подняться выше минус двадцати пяти. Кричать пришлось довольно долго. Пока на морской глади не возникла воронка, которая подпрыгнула двухметровым фонтаном и рассыпалась искрами капелек. Когда облако рассеялось, Костя увидел застывшую в виде трона воду. На котором восседала Золотая Рыбка: совсем как аквариумная, только размером с хорошую щуку. На "лице" ничего было не разобрать, но оба человека явно почувствовали её недовольство.
– Чего тебе надобно, старче? – неожиданно для Константина спросила она колоратурным сопрано. – Или прошлого урока мало?
Старик со сдавленным хрипом рванул с головы шапку, и уже собирался бухнуться на колени, как его спутник горделиво вышел вперёд и спокойно заговорил.
– Здравствуйте, уважаемая! Не надо обижать уважаемого пенсионера, он вас побеспокоил по моей уважительной просьбе, – дальше Костя излагал свою идею уже немного торопливо, сбивчиво: ещё заподозрит килька, что он себе что-то выпрашивать явился. Но рыбка, кажется, об этом даже не задумалась, ошарашенная необычностью идеи. – Дело в том, уважаемая, что я знаю, в чём причина ваших прошлых разногласий. Между уважаемым представителем народа и вами произошло обычное недопонимание, которое и привело к досадному недоразумению и тягостным последствиям. Я предлагаю повторить всё снова, но теперь уже на правильной современной основе. Вот скажите. Кто здесь командует?
– Да я, вроде бы… – ошеломлённая натиском Рыбка повела плавниками.
– Вот! Все ваши проблемы в том, что ваши взаимоотношения построены исключительно на устной договорённости, которые провоцируют недопонимание населения и произвол со стороны вертикального воздействия руководства. Я же предлагаю вам вести себя как положено в современном, цивилизованном гражданском обществе. Заключить, так сказать, общественный договор между властью в вашем лице и народом в лице представителя славной профессии рыбаков.
Получив согласие, Константин достал из кармана пиджака заранее заготовленную бумагу и громко начал читать:
"Договор. Представитель народа, именуемый в дальнейшем "Заказчик", в лице Старика с одной стороны и представитель власти Золотая Рыбка, именуемая в дальнейшем "Исполнитель", с другой стороны, заключили настоящий Договор о нижеследующем. Согласно настоящему соглашению Исполнитель обязуется по заданию Заказчика оказать следующие услуги: выполнение заказанного желания в полном объёме. Количество и состав желаний не регламентируется. Права и обязанности Сторон. Обязанности Исполнителя: в разумные сроки выполнять поручения Заказчика в рамках услуг, предусмотренных настоящим Договором. Гарантировать Заказчику качество оказываемых услуг. Обязанности Заказчика: предоставлять Исполнителю информацию, необходимую для выполнения Исполнителем своих обязательств. Предупреждать Исполнителя о потребности в его услугах в устной или письменной форме не позднее, чем за пять часов до предполагаемого начала оказания услуг".
Дальше пошли стандартные пункты об ответственности сторон, о неустойке и прочие обязательные части подобных документов. Но и Старик, и Рыбка слушали уже невнимательно. "Видимо, ошеломлены открывающимися перспективами", – довольно подумал защитник обиженных. Закончив читать, он спросил:
– Если возражений нет, предлагаю на месте подписать в трёх экземплярах. Сторонам и мне, как ответственному незаинтересованному наблюдателю, – и, спрятав в пиджак свою копию с вензелем "ЗР" и заверенным отпечатком пальца неграмотного Старика, продолжил. – Итак, предлагаю начать. Что там у вас было первым на повестке дня, уважаемый?
– Так это. Корыто там было. Старое-то совсем треснуло.
– Тогда с корыта. Думаю, с вашей стороны, госпожа Рыбка, претензий по этому вопросу нет? Вот и хорошо. Тогда предлагаю вам, уважаемый Старик, пройти и проверить качество выполненных работ.
Возле домишка их встретила радостная Старуха. Она суматошно пыталась кланяться, что-то бормотала. Но Константин её не слушал – дело не ждёт! Теперь изба! Да и пенсионеров на следующий шаг удалось уговорить почти сразу…
Во второй раз море встретило их ветерком, весёлыми кучерявыми барашками-облаками и волнами, с протяжным "ш-ш-ш" набегавшими на пляж. А и появившаяся Рыбка смотрела чуть подозрительно. Но выслушав просьбу, а также аргументы о "несоответствии занимаемой жилплощади никаким санитарным нормам", согласилась. После чего довольный правозащитник в сопровождении Старика отправился на инспекцию желания.
Какое-то время он нежился в благодарности Старухи, растроганной большой светлой избой-пятистенком. А ещё топится по белому, да лавки-то все новые, и печь словно вчера побелена! Воодушевлённая бабуля так расстаралась с обедом, что слегка осоловевшему от обильной еды Константину даже захотелось всё бросить, подремать… Но долг зовёт! Потому, едва со стола исчезла последняя миска, он заявил: "Двигаемся дальше. Что там у нас на очереди?!" Уговаривать пришлось долго. Перепуганные старики слёзно просили не губить, умоляли оставить их в покое… Опора правды и совести был неумолим. Надо! И потому вместе с понурым подзащитным он снова стоял на берегу.
Погода заметно испортилась. Небо затянула серая хмарь, ветер стал резким, порывистым. Холодным. Волны теперь набегали не игривыми щенятами, а с шумом и силой ударялись о песок, так и норовя утянуть за собой в море неосторожно оказавшегося в их мимолётной власти. Да и вода из прозрачной лазури превратилась в мутное бутылочное стекло, засорённое клочьями пены и разным мусором. Под стать антуражу была и недовольная рыбка.
– Я так понимаю, за дворянством? Мало, мужик, прошлого раза? Или опять баба меры не знает?!
– Смилуйся, государыня, – в этот раз Костя Старика удержать не смог, и тот упал на песок, отбивая земные поклоны. – Прости нас, не надо нам ничего! Избу только, разве что! Не своей волей пришёл…
– Не надо унижаться, – скривился Константин. – Человек – это звучит гордо. А трудовой человек – в особенности! Это я его позвал, многоуважаемая Рыбка. И дело вовсе не в таких пережитках глухого феодализма, как дворянство. Просто я считаю, что отработавшим столь долгий трудовой стаж – а тридцать лет и три года, согласитесь, немало – нужен постоянный уход. Особенно если работа была сопряжена с физическими нагрузками и повышенной вредностью. Обеспечить же подобное отношение в данных условиях возможно только в форме столбового дворянства. Пока не будут найдены более эффективные…
– Хватит! Утомил, балабол, – Рыбка картинно взмахнула плавниками. – Ладно, уговорил. Будет им всё. И уход, и прислуга.
Вернувшись, Старик и Константин обнаружили на месте избы симпатичный двухэтажный особняк в стиле барокко, окружённый пышным садом. У кованых ворот ажурной ограды их встретил вышколенный молодец в зелёной ливрее и без слов проводил к хозяйке. Костя с удовлетворением заметил, что вроде бы бабке смена обстановки пошла на пользу. И платье посимпатичнее, и пара грудастых румяных девок, расчёсывающих волосы, неплохо смотрится. Вот если бы не испуг на лице… всё портит. Особенно когда старушенция поняла, что Костя собирается продолжать. Хорошо хоть первый этаж был и забор невысокий. Да здоровенные парни, которые пытались его ловить, такие неповоротливые. Вот, не понимают люди своих благодетелей. Он старается, свои нервы тратит. А они: "В подвал и связать, чтоб не сбёг!" Неблагодарные!
На пляж Константин вышел в одиночестве. Лишь где-то вдалеке стоял и крестился догнавший его Старик. Ждать пришлось долго, и поборник справедливости успел проклясть позолоченную кильку с самомнением раз десять: погода испортилась окончательно. Солнце скрылось за хмурыми облаками, злой холодный ветер так и норовил сорвать пиджак, забирался под рубашку и высасывал тепло. Словно отлитые из свинца волны с яростным рёвом накатывали на берег, сметая всё, до чего могли дотянуться. А серое небо постепенно поглощала набегающая чёрная туча. Обещая вот-вот обрушиться проливным дождём.
В этот раз Рыбка обошлась без спецэффектов – просто вынырнула из волны и уселась на тут же возникший трон. Окинув взглядом людей на берегу, она с сомнением и нотками удивления в голосе спросила:
– Та-а-ак. Будешь предлагать бабку на царство?
– Но развитие творческого потенциала старшего возраста требует…
– А потом, – оборвала его рыбка, – "чтобы ты сама ей служила, и была бы у ней на посылках?" Нет уж, хватит! Обойдёшься!
– Ага! Как всегда, власть пытается отказаться от своих обязательств! – гордо крикнул Константин. – Но в этот раз не выйдет! – он выхватил договор и начал громко читать пункты о неисполнении обязательств и неустойках.
– Надоел! – Рыбка махнула плавником, бумажка вспыхнула пламенем и тут же разлетелась пеплом. – Старик! Эй, Старик! Корыто новое с меня, дом. Лодку хорошую добавлю. Только убери с моих глаз этого.
– Ничего у вас не выйдет! – встал в горделивую позу спаситель обиженных. – Трудовой народ, один раз вкусив свободы от государственного произвола, никогда добровольно не оденет ярмо рабства и пресмыкательства… – договорить он не сумел. Ткнувшись лицом в песок и почувствовав, как крепкие мозолистые руки умело вяжут на запястьях и щиколотках узлы, Костя пытался было вырваться – но куда там "офисному планктону" против тянувшего каждый день тяжёлые сети рыбака.
– Повесь его в лесочке. Только подальше, чтобы с берега видно не было.
Полчаса спустя Константин с ужасом слушал Старика, который старательно перекидывал верёвку через ветку дерева и прилаживал под ногами правозащитника чурбачок:
– Ты уж прости меня, мил человек. Не со зла я – государыня Рыбка велела. Да и изба с лодкой новые нужны очень …
– Не надо! А-а-а-а! Простите, я больше не буду! – с ужасом Костя почувствовал, как вылетел из под ног обрубок бревна, наступила темнота и… он очнулся у себя в кабинете.
"Уф! Надо же, прямо за столом уснул! – Константин радостно ощупал шею, которую неудачно сдавил перекрутившийся галстук. – Ну и гадость же привиделась…" Достав из нижнего ящика лежавшую там "на крайний случай" бутылку водки, он, даже не глядя на высохший пакетик чая, плеснул в чашку сразу до середины и сделал несколько глотков. После чего достал альбом с фотографиями и принялся листать. Вот он пионер, вот комсомолец. Вот приятели девяностых, вот банкет по поводу открытия своего фонда… Чашка вылетела из внезапно ослабевших пальцев и с жалобным звоном разлетелась по полу осколками. Вместо открытки-талисмана на последней странице был обрывок знакомой пеньковой верёвки и коротенькая записка: "Помни у меня!".
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования