Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Shedana - Лесная фея, граф-мышь, оборотень и принц-лягушка

Shedana - Лесная фея, граф-мышь, оборотень и принц-лягушка

 На первое тело Лас наткнулся сразу за порогом корчевы. Тело лежало аккурат в круге света, который отбрасывали воткнутые у крыльца факелы. Ногами тело подпирало дверь, мешая ей нормально открыться, а руками – крепко прижимало к себе обалдевшего от такого внимания пса Насилку. Местное наказание и, в некотором роде, достопримечательность. Насилка был псом темпераментным ( что и стало причиной появления его клички) и страсть свою не сдерживал. Никогда. Была ли то сука, имевшая неосторожность попасться Насилке на глаза, или человек, чьи сапоги пахли пылью дорог, или глупая лиса, решившая наведаться в местный курятник, - Насилка, пылая любовью, кидался на всех.
По этой причине местные жители пса старались обходить стороной (пинать его было абсолютно бесполезно), а объятия Насилке доставались разве что от непосвященных проезжих.
Лас подмигнул счастливому, машущему хвостом псу, перешагнул через храпящее тело и двинулся дальше, в сторону укромной будочки на заднем дворе корчевы. За спиной снова грянула "Крепко да в глотку": застольная песня, которую уже в третий раз исполняла в хлам напившаяся компания, пропустившая свою первую кружку пива еще до заката.
Лас обогнул корчеву и чуть не наступил на чью-то руку. Второе тело сладко спало, прислонившись к стене. Штаны тела были расстегнуты и приспущены – видать, тоже шел к будочке, да не успел, хмель сморил быстрее.
Лас поморщился. В прошлом он успел навидаться всякого, и ко многому был привычен. Но были люди и ситуации, которых он изо всех сил предпочитал избегать. Десяток наемников, встретившихся по счастливой (или несчастливой) случайности на перекрестке дорог, и решивших отдохнуть в единственной на всю округу корчеве были как раз такой ситуацией.
- Говорю тебе, не знаю я никаких Бестий или как их там, – услышал Лас женский голос. – Дай пройти.
Мужчина прищурился, вглядываясь в темноту. Свет от факелов за дом не доходил, а от месяца в небе проку было немного. Тем не менее, он разглядел две фигуры рядом с заветной будочкой. Женщину он, вроде бы, видел мельком в корчеве. Молодая, неулыбчивая, она приехала после заката, в сопровождении трех спутников примерно одного с ней возраста. Лас решил, что они либо братья, либо наставники в каком-нибудь Ордене, охраняющие послушницу – на девку приезжая определенно не была похожа.
Вторая фигура у будочки была мужской.
- А то я тебя не уз-знал, - последовал ответ. Судя по заплетающемуся языку, мужчина был основательно пьян. – Вы ж эт-то… в-вух! Тип-па мы, наемники, груб-бая сила, а вы ..! Выходи на спарринг!
Лас почесал в затылке. Пару раз ему приходилось вступаться за женщин, не желающих отвечать жаждущим любви и ласки мужчинам. Но чтобы к женщине приставали с предложением боевого спарринга – такое он встречал в первый раз.
- Самые лу-ш-шие наемницы, да? – мужчина, похоже, разошелся не на шутку. – Иди сюда, я тебе покажу мой луш-ший прием!
- Руку отпусти, один раз предупреждаю, - в голосе женщины появилось раздражение.
Лас шагнул вперед, собираясь вмешаться. В этот момент одна из фигур занесла вверх руку и наотмашь ударила вторую фигуру чем-то по голове. Тело с глухим звуком упало в траву.
Лас прибавил шаг.
- Вам будочка нужна, да? Тогда в очередь, - женщина пнула мыском туфли неподвижно лежавшего мужчину.
- Чем это вы его так? – теперь Лас точно узнал незнакомку из корчевы. Невысокая, миловидная  и удивительно спокойная для человека, который, возможно, только что пробил другому человеку голову.
- Топором, - женщина подняла правую руку и нежно погладила небольших размеров топор. – Я с ним никогда не расстаюсь.
- Что, прямо лезвием? – Лас опустился на корточки возле мужчины и нащупал пульс. Судя по одежде, это был один из той компании в корчеве. И это было плохо.
- Всего лишь обухом, да и то не так сильно, - Ласу показалось или голос незнакомки все-таки немного дрожал. – Я не убийца. Что я еще могла сделать, кричать? Кто б меня услышал?
Мужчина кивнул. Может быть, все и обойдется.
- Испугалась? – спросил он, переходя на "ты".
- А ты как думаешь? – последовал невежливый ответ. Лас списал грубость незнакомки на волнение.
Свет факела неожиданно прорезал темноту. Лас резко обернулся, по старой памяти вставая в боевую стойку, снова прищурился и, расслабившись, опустил руки.
А вот и братья-наставники пожаловали. Первым, держа в руке факел, шел самый высокий из них. Худощавый, коротко стриженый брюнет в элегантном дорожном костюме.
Вторым - невысокий, но хорошо сложенный блондин, кутающийся в плащ. Ласу сразу понравилось его лицо: честное, серьезное, открытое.
Замыкал эту небольшую группу широкоплечий шатен, явно много времени уделяющий своей физической форме. Ласа заинтересовало, как он двигался: очень тихо, по-кошачьи.
"Прямо как на подбор", - усмехнулся про себя Лас.
Брюнет остановился, перевел взгляд с женщины на Ласа, затем на лежащего без сознания наемника и вопросительно приподнял правую бровь.
- Ай, да не стой ты стол-бом, - блондин, странно растягивающий слова, пихнул брюнета в бок.
- Что тут случилось, Фейра? – брюнет весь подобрался, как готовый выстрелить арбалет.
Стало быть, Фейра. Необычное имя.
Шатен подошел ближе. Мельком взглянув на Ласа и тело, он неожиданно подмигнул Фейре.
- Да что случилось. Она до будочки не дошла, он из будочки вышел, решил, что между сортиром и городской будкой развлечений разницы никакой, ну Фейра его обухом и приложила, - ответил он за женщину.
- Ты даже не представляешь, насколько ты далек от истины, - покачала та головой.
- А этот? – темноволосый тяжелым взглядом уставился на Ласа. Тот спокойно выдержал его взгляд и брюнет, сдавшись, отвернулся.
- А этот собирался мне помочь.  Я думаю. – Фейра наконец-то сунула топор в импровизированный чехол на бедре.
- "Этот" предложил бы вам вернуться в корчеву, пока остальные не спохватились, что их друга нет, и не пришли всем скопом сюда, - холодно отозвался Лас.
- Но сначала я все-таки зайду в будочку, - вспомнила, зачем она вообще сюда пришла Фейра.
- И чем тебе кустики не угодили, тут же воняет, - поморщился брюнет.
- Так светать скоро будет, - показала женщина на едва-едва начавшую розоветь полоску на горизонте. – Не хочу, чтобы меня кто… увидел.
- Света-ать, - почему-то обеспокоился блондин.
- А вот сейчас это не главная наша проблема, - Лас увидел четырех наемников, свернувших за угол корчевы.
Пять лет с момента введения в городах серьезного штрафа за опорожнение на улицах сформировали-таки у большинства устойчивую привычку искать заветную будочку. Вот и теперь налитая брагой и пивом до ушей компания предпочла не отлить сразу за порогом (о старые, добрые времена!), а прийти к злополучному сортиру.
- Кажется, это место становится слишком популярным, - пробормотал шатен.
- *** ***? – осведомился первый из идущих, резко останавливаясь. – Это не Ёрга там валяется?
- *** Ёрга, - подтвердил кто-то. И возмущенно икнул. - *** мне в ***, точно Ёрга. У тебя хорошее зрение, Брог.
- Ну так и ***, *** вашу ***, в ***? – продолжил наемник, кладя руку на нож, висевший на поясе.
- Да потому, что этот *** хотел *** и я его *** на ***, - без труда перешла на "местный диалект" Фейра, снова доставая из-за пояса топор.
- А если тебе, ***, что-то не нравится, так это легко исправить, - добавил шатен, сжимая кулаки.
Блондин грустно молчал.
- А ты в курсе, сколько нас в корчеве? – осведомился один из наемников, пошатываясь.
- Да, в курсе, - ответил за шатена брюнет и улыбнулся. Почему-то от его улыбки наемник погрустнел.
- А я хорошо мечу ножи, - наконец-то подал голос блондин, заводя руку за спину. Никаких ножей за его поясом не было и в помине.
- Мечут икру, - почему-то хохотнул брюнет. Лас прикрыл глаза, вспоминая. Что-то такое он слышал, был какая-то сплетня…Икра...лягушка...
- Да пошли они в *** и ***, - не выдержал молчавший до этого наемник. И заорал во всю глотку:
- Ату, ату! Эй, дохлые ящеры, хватит брагу жрать, тут какие-то *** Ёрге голову пробили!
Лас вздохнул и, нащупав на груди амулет, активировал его.
- А ты в курсе, что стихийный маг четвертой категории с расстояния в десять шагов может сжечь до 6 человек? – нагло соврал он, аккумулируя между ладоней небольшой шар энергии. – Я, кстати, маг второй категории.
Повисла тишина. Потом Брог шмыгнул носом.
- Ну, так это… миром разойдемся? – предложил он.
- Да легко, - согласился Лас, опуская руки и распыляя шар. Энергия, рассеявшись между ладоней, втекла обратно в амулет. Небо начало светлеть.
Брог и еще один наемник, обойдя Ласа по дуге, схватили Ёрга за ноги и поволокли в сторону корчевы.
Солнце начало вставать за горизонтом.
- Ква, - уныло сказал блондин и внезапно испарился. Одежда с секунду повисела в воздухе, еще храня форму человеческого тела, а затем упала в траву. Несколько мгновений спустя из-под дорожного плаща выпрыгнула очень большая лягушка.
- Уак уе эо уаоело, - старательно растягивая пасть, с отвращением сказал лягушка. То ли жалуясь, как ему это все это надоело, то ли ругаясь.
- Принц Альберт, - щелкнул пальцами Лас, наконец-то вспомнив. – Ты – принц Альберт.
Лягушка скакнул в подставленные ладони брюнета.
- Я – Влад Докуло, - представился брюнет невозмутимо. – А это – Тимо, - показал он на шатена.
- Я думаю, нам будет лучше вернуться в корчеву, - сказала Фейра, открывая дверь будочки.
 
***
Подперев щеку ладонью, Лас рассматривал сидевшую за столом четверку. Флегматичная хозяйка корчевы, вставшая с первыми петухами, принесла вчерашнего сбитня и вареных яиц. Больше в такой ранний час у нее ничего не нашлось.
-Все сожрали вот эти, - кивнула она на пустовавшие столы, где еще недавно сидели наемники. – Хвала богам, снялись и уехали едва ли не раньше, чем я встала.
- Нам хватит, спасибо, - кивнула Фейра. Лас отхлебнул сбитня, поморщился и отставил кружку в сторону.
Про принца Альберта он слышал. Много лет назад, на его первом дне рождения, пьяная фея неудачно прочла поздравительное заклинание. Так что вместо полагавшихся "здоровья, благополучия и счастья", принц на счет "раз-два-ква" превратился в лягушку. В поднявшемся переполохе про фею как-то забыли, и она благополучно отоспалась где-то в дальних покоях дворца, а наутро, мучимая похмельем, исчезла бесследно. Все усилия придворных и приглашенных магов привели лишь к тому, что в лягушку принц стал превращаться только днем. От рассвета до заката (вот почему Альберт так любил зиму с ее долгими ночами) принц тосковал лягушкой, участь хоть как-то выговаривать слова, а ночью занимался обучением. Сначала с наиболее стойкими духом учителями, затем – перешел на самообразование. Король и старшие братья Альберта не оставляли поисков чудесного снадобья или заклинания (или феи, чтоб ее!), которые вернули бы принцу человеческий облик навсегда, но, дабы не вызывать конфузов, отправили принца в возрасте девяти лет подальше от столицы, к целебному деревенскому воздуху где-то на границе страны.
Быстро отстроенный двухэтажный дом, регулярно присылаемый курьер с деньгами и подарки на дни рождения – прилагались.
Влад Докуло оказался сыном знаменитого графа Докуло. Предводителя вампирьего клана, который одним из первых воспользовался пактом о дружбе и ненападении и переселился на нейтральную территорию королевства вместе со всем кланом. На родине графа уже который год шла вялая гражданская борьба: с тех пор, как какому-то горе-литератору пришло в голову распространить массово отпечатанные истории про то, что невероятная сила и долгая жизнь вампиров происходит от пития крови, покоя вампирские кланы не знали. Жена графа перебираться в королевство отказалась, занятая революционной деятельностью по восстановлению честного имени вампиров.
А что сто лет назад вампиры чуть не порвали половину королевства… Так не надо было соваться на их территорию под предлогом: " мы тут хотим принести вам доброе, вечное и заодно разработать ваши ресурсы".
Замок, в котором обосновался граф, хранил мрачную семейную тайну: Влад Докуло, как всякий уважающий себя вампир, умел обращаться в мышь. Но, увы, не в летучую, а в обыкновенную полевую. После того, как будущего наследника чуть не прибила подносом испугавшаяся служанка, Влад свои тренировки по превращению продолжал только у себя в комнате. Увы, тщетно.
Семейный позор тенью лег на отношения между графом и сыном, лишив последнего возможности появляться на семейных торжествах ( а ну после пятого бокала начнется потеха "перешиби друг друга крыльями"?) и свиданий с вампиршами из хороших семей (обязательный полет под луной с демонстрацией размаха крыльев, увы, из программы свиданий исключался).
Что касается Тимо, то тот был оборотнем. Из тех порядочных оборотней, которые легализовались на территории королевства лет пятьдесят назад, а не из тех, что прятались по чащобам да горам. Правда, был один нюанс: превращался Тимо не в волка, а в кота. Большого, черного кота.
На фоне этой троицы Фейра, на первый взгляд, выглядела вполне безобидно. Жила она где-то неподалеку от деревни со смешным названием Малые Топи. Приструнивала местную нежить, дружила с травницей и получила от жителей прозвище Лесная фея.
Вот только Лас помнил историю, случившуюся пару лет назад, когда он еще жил в столице. Сумасшедший сын министра, славящийся своей крайней распущенностью, отправился на охоту как раз неподалеку от Малых Топей. Сдирать живьем шкуры со зверей было одним из новых развлечений юноши и его веселой компании. Только никто не предупредил охотников, что в ЭТОМ лесу волчицы приносят Лесной фее волчат – познакомиться.
Двух охотников так и не нашли, не смотря на то, что в деревню для дознания приехала сама королевская стража. Правда, наказания так и не последовало: старший сын короля любил животных и очень не любил министра. Сын министра, по слухам, еще месяца три не выходил из дома, страдая от кошмаров, а потом повесился у себя в комнате. А сплетни, пришедшие из Малых Топей, разошлись по столице, изрядно подпортив министру репутацию. И хотя старый король не решился отстранить министра от дел, после смерти сына министр сам ушел в отставку.

Лас обвел взглядом всю компанию.
- И вы все вместе оказались здесь потому, что решили, что Фейра знает, как вам помочь исправить ваши…изъяны, - уточнил он. – Но этого не случилось.
Альберт открыл большую розовую пасть.
- Уак, уаыали, Уел-лраа…
- Годы тренировок, но с лягушачьей глоткой тяжело выговаривать слова, - перебил друга Тимо. Альберт надул горло.
- Мы услышали о Фейре, в общем-то, случайно, - пояснил Влад. – Женщина, сумевшая приструнить всю окрестную нежить так, что она перед ней извиняется за "недоразумения", стоит того, чтобы попросить ее о помощи.
- Но я не работаю с …такими заклинаниями и случаями, - продолжила за него Фейра. – Я не знаю, что делать. Но, возможно, моя наставница знает.
- А твоя наставница… - решил уточнить Лас.
- Маг. Как и ты, - ответила Лесная фея. – Последнюю весточку от нее я получала полгода назад, из Старой Гавани. Собственно, туда-то мы и пытаемся добраться.
Альберт топнул лапой по столу и вопросительно квакнул.
- Мы хотели спросить…  - для оборотня Тимо, пожалуй, был несколько застенчив. – Ты, случаем, не в сторону Старой Гавани едешь? У нас есть карта, но она, похоже, давно потеряла свою актуальность. А тратить время зря нам не очень хочется.
- Еду, но попутчиков не беру, - отрезал Лас.
- Мы можем быть очень полезны, - намекнул Влад, широко улыбаясь и как бы невзначай  демонстрируя острые удлиненные клыки.
- И как я раньше жил без сомнительных прелестей знакомства с вампиром? – удивился маг, поднимаясь из-за стола. Влад нахмурился.
- Старый Лис? – позвала вдруг мага Лесная фея. Лас, успевший сделать пару шагов в сторону двери, остановился. За спиной раздалось басовитое кваканье.
- Лас – довольно редкое имя, - Лесная фея отодвинула стул и подошла к магу.
- Ларна рассказывала про тебя, - понизив голос, продолжила Фейра. – Я не особо верю в совпадения. Но наткнуться на старого друга своей наставницы где-то на перекрестке дорог "В никуда", "Из неоткуда" и "Туда лучше не соваться" - что-то да значит. Альберту и остальным нужна помощь. Я хочу найти Ларну. А тебе все равно по пути.
Маг молчал.
- Уак? – раздалось вопросительно.
- Похоже, Лас все-таки поможет нам с дорогой, - отозвалась Фейра.
- До Заатары, - бросил маг. – Оттуда добираться будете сами.
 
***
 
Брас полюбил Фейру сразу и безоговорочно, чем вызвал у Ласа укол ревности. Здоровенный белый котяра когда-то был отобран Ласом у кучки подростков в одной из деревень. Что именно трое недорослей собирались сделать с котенком при помощи камней и ножей маг уточнять не стал. Развесив пинков и подзатыльников, маг не поленился заехать в деревню и в сердцах пообещал сжечь ее дотла.
К Тимо Брас отнесся с подозрением: обнюхав оборотня, кот зашипел и выгнул спину. Оборотень зашипел в ответ, после чего Брас признал поражение и ретировался обратно в пристегнутую к чресседельнику сумку, где он обычно путешествовал.
- Не люблю людей, - сказала Лесная фея, выслушав короткий рассказ мага о появлении Браса.
Ее лошадь шла бок о бок с лошадью Ласа. Тимо ехал следующим, ведя за собой коня для Альберта с привязанной поклажей. Сам принц-лягушка сидел в нагрудном кармане Влада, который замыкал ход.
- Всех скопом не любишь? – поинтересовался Лас. Фейра помолчала.
- Не люблю как явление, - сформулировала она. Маг, с некоторых пор могущий сказать про себя ровно то же самое, заинтересовался.
- И почему же?
Лесная фея бросила взгляд через плечо.
- Вот эти трое. Я их знаю недавно, и скоро наши дороги разойдутся. Они со свои странностями, но я вижу, что они … честные. Они не убегут, не подставят и не предадут. Но я не буду приучать себя к этой мысли, потому что на троих таких – триста подлых, жестоких, глупых, злых и жадных человек. Они могут улыбаться, они могут оказать тебе услугу, и про них у себя в округе будут говорить: " да он - хороший малый, а она – отличная хозяйка". При этом он будет лупить жену как напьется, а она таскать пасынка за вихры, потому что он – пасынок. Они выкинут на мороз собаку, потому что она им мешает, они не погнушаются обворовать соседа, если получится. И зная тебя с десяток лет, они, не задумываясь, нанесут тебе удар в спину, если будет хоть какая-то угроза их благополучию. Нанесут, даже не предупредив тебя.
Лас скосил глаза на Браса, развалившегося в седле впереди Лесной феи. Поймав взгляд хозяина, кот вздохнул и одним прыжком перемахнул магу на плечо – не ревнуй, дурак, столько дорог вместе пройдено. А кто ловил тебе мышей в том каньоне, когда ты, раненый, мог только ползти?
- То есть, все Малые Топи это сборище жадных, глупых, жестоких людей, - уточнил маг.
Лесная фея поморщилась.
- Нет, Малые Топи это деревня где, как и везде, достаточно жестоких, жадных и глупых, - ответила она. – И я не забываю об этом и не жду, что если за мной придет стража, потому что какой-то ублюдок опять решил охотиться в моем лесу, то все дружно встанут на мою защиту.
- Тогда зачем ты еще там? – полюбопытствовал маг. Фейра пожала плечами.
- А что ж мне, одиноко скитаться по дорогам в компании кота?
Лас оставил шпильку без внимания.
Тропа, по которой они ехали, шла через лес – лиственный, полный солнца и птичьего гомона. Чуть позже, насколько Лас помнил, тропа должна была перейти в тракт, вдоль которого стояли несколько деревень. В одной из них маг рассчитывал переночевать.
Тимо шумно втянул носом воздух.
- Зайцы, - облизнулся он.
- Ну, пойди, поймай что-нибудь на клык, - отозвался Влад. – Заодно и пообедаем.
- Если речь зашла о клыках, то кто бы говорил, - парировал оборотень. – Да ты когда улыбаешься, страшно становится.
- Неправда, - оскорбился Влад.
- Уак-уак, - поддакнул Альберт. То ли Тимо, то ли вампиру.
Лас разглядывал начинающие желтеть листья, медово просвечивающие на солнце.
Разговор с Фейрой был чем-то похож на разговор с ребенком, выбравшим для себя "хорошо" и "плохо" и не умеющим различать полутонов. С другой стороны, разве не его, Ласа, не так давно упрекнули ровно в таком же "детском" взгляде на мир?
- Так что, с надеждой на лучшее? – спросил он тихо.
- С надеждой на чудо, - отозвалась Фейра.
 
***
К поселению подъехали, когда уже начало смеркаться. Покосившаяся дощечка у дороги так и гласила: "Висюки, поселение". Уже большое для того, чтобы считаться деревней, но слишком маленькое, чтобы быть городом. Новая административная единица, придуманная то ли от скуки, то ли и впрямь из необходимости.
По своей атмосфере поселение от деревни не отличалось ничем: те же одноэтажные домики, у кого получше, у кого похуже, те же палисадники, те же загоны для скота да пыльная дорога.
Лас, привыкший, что к чужакам относятся с осторожностью (оно и верно, мало ли, чем больны, да что у них на уме), вытащил из-за ворота рубахи амулет. Амулет был большой, приметный – такие только маги и носили. А помощь мага всегда пригодится, а значит – и ласковее будут.
Однако пока что показывать амулет было некому: на улице не было ни души, хотя в окнах то там, то тут виднелся отблеск свечи(тот, что поярче) или лучины (тот, что тусклее).
- Очень интересно, - пробормотал Альберт, с заходом солнца вернувший себе человеческий облик
Тимо принюхался.
- Боятся, - резюмировал он. – Но не нас.
- Нежить какая-нибудь по округе разгуливает, вот и боятся, - пожала Лесная фея плечами.
Лас спешился возле одного из домов и постучал в дверь.
- Вечера вам доброго, - громко сказал он. – Меня зовут Лас, я маг. Мы с моими друзьями ищем ночлег и готовы отплатить услугой за добро.
За дверью завозились. Послышался звук отодвигаемого засова, дверь распахнулась, чуть не ударив мага по носу, и на пороге возник коренастый, широкоплечий мужчина.
За его спиной виднелся стол, за которым сидела женщина с тремя детьми – видимо, маг прервал ужин семьи.
- Шли бы вы дальше, - беззлобно отозвался хозяин дома. – Неспокойно тут у нас. Целее будете.
- А подробнее? – поинтересовался Влад.
- Провал, - коротко ответил мужчина.
У Ласа екнуло сердце.
- Классификация? – привычно спросил он, и только потом вспомнил, что говорит не с коллегой-магом.
Хозяин замялся.
- Появился тут с полгода как. Как солнце село, так и открылся. Милай, староста наш, лично в Илицу ездил, тамошнему магу рассказывал. Да толку-то.
Лас прикрыл глаза, вспоминая карту. Илица, ближайший город в одном дне пути. Там действительно должен был быть маг.  согласно Уставу, совет обязан был определить хотя бы одного мага на город, населением от тысячи до двух тысяч человек, по два мага на город, с населением от трех тысяч до четырех тысяч человек и от трех и больше магов в крупные города.
- И что маг? – поинтересовался Тимо.
Хозяин перевел на него усталый взгляд.
- А ничего. Сказал, что напишет в совет. Да на том и дело кончилось. Проезжал мимо нас пару месяцев назад один маг… И сбежал, едва провал открылся. Сильный, говорит. Не справился.
А больше никого и не прислали.
- Много вас пострадало? – спросил Альберт тихо.
- Человек тридцать уже.
Лас и остальные переглянулись.
- Трусливые ублюдки, - пожал плечами Влад.- Пока тут половину населения не пережрут – никто и не почешется.
- Если вы все-таки пустите нас на ночлег, мы попробуем вам помочь, - пообещал маг. - С провалами у меня свои счеты.
Мужчина обернулся и посмотрел на свою жену.
- Места и каши мне не жаль, - ответила та равнодушно. – Да только помочь вы не сможете ничем.
- Посмотрим, - коротко ответила Лесная фея и нежно погладила рукоять топора.
 
***
Провалы появились пару лет назад. Если кто и знал причину их возникновения, так только верхушка совета магов. Но они своими знаниями делиться не спешили.
Локальные дыры, ведущие, судя по всему, в какое-то другое измерение, открывались либо стихийно и непредсказуемо, либо по строго фиксированному промежутку времени.
Некоторые оставались "пустыми", из других лезла всякая дрянь, зачастую настолько причудливая, что справиться с ней могли разве что маги. Некоторые твари были вполне себе безобидны: кто-то дох сразу после того, как выходил из провала, кто-то чувствовал себя в новом мире вполне вольготно и спокойно. Кто-то приходил убивать.
Насколько Лас знал, по ту сторону провала никто еще не проходил. А если и нашлись такие смельчаки, то чем это кончилось было неизвестно.
Провал, открывшийся в Висюках, судя по описанию по магической классификации относился к: "Временной-нестабильный, ночь-ночь, 1/5, статус ?". Это означало, что он открывался в один и тот же промежуток времени, ночью, но в разных местах ограниченного радиуса. Держался по времени 1/5 свечи и по  десятибальной шкале опасности, увы, не определялся. По-крайней мере, Лас исходя из скудных сведений, уточнить шкалу опасности не смог.
В дома, то,что перло из провала,  влезать не умело. По крайней мере, пока что. Но все, кто по тем или иным причинам оказывался во временном промежутке открытия на улице, в любой момент могли попасть на зубок/коготь пришедшей нечисти.
И потребовалось тридцать жизней, чтобы жители Висюков просто перестали выходить из домов после заката.
Обычно с провалами, возникающими в городах и деревнях, работали маги. Но бывало и так, что совет отказывался рисковать жизнью мага. Висюкам – прямо как в тон названию – не повезло. В их случае совет как раз решил не обращать внимания на сообщение о провале.

Брас, которому хозяйка скормила блюдце сметаны и пару куриных лап, устроился у теплой печки и задремал. Лас и компания готовились к ночной вылазке на улицу.
- Будет лучше, если я пойду один, - в который раз увещевал маг. - Тридцать погибших  это вам не болотней гонять от коровника. Топор и когти тут вряд ли помогут.
- Сегодня не полнолуние, так что с когтями не выйдет, - извинился Тимо, примеряясь к внушительному виду полену.
Альберт взвесил в ладонях два тесака, взятых у хозяйки.
- Попытка еще никого не убивала, - уверенно сказал он.
- Когда как, - отозвался маг мрачно. Влад и Фейра готовились молча: фея сосредоточенно рассматривала топор, вампир же одолжил роскошную, остро наточенную косу и теперь, отойдя от остальных подальше, делал пробные взмахи, стараясь не задеть стену или печь.
- Как хотите, - покачал головой Лас.
 
Чаще всего провалы появлялись у дома Общины, у второго колодца и у большого амбара. По этому маршруту и решили пройти для начала. Света звезд и полумесяца едва хватало, чтобы различать очертания домов вблизи, и маг очень надеялся, что кем бы твари из провала ни были, они не будут темного цвета.
- Я иду первым, - предупредил Лас. – Описание " не очень большое, но быстрое, есть крылья, но не летает" подходит минимум к трем известным мне тварям. И работать с каждой из них надо по-разному.
- К курице или утке тоже подходит, - кивнул Тимо. И получил от Влада легкий пинок.
- Провал надо закрывать, - тихо сказала Фейра Ласу. – Распробуют, что здесь никто не мешает – полезет больше. А если они дойдут до города, совет может и не успеть прислать помощь.
- Я знаю, - коротко отозвался Лас. За спиной повеяло холодом. Маг резко обернулся и Альберт идущий почти след в след наткнулся на него.
- В чем дело? – Тимо, тоже что-то почувствовавший на зверином уровне, встал рядом с Ласом.
- За мою спину, - приказал маг. Влад, крепко сжав косу, встал слева от мага, Фейра и Альберт - на шаг сзади.
Темнота впереди стала гуще. Не вся – пятно, достаточное, чтобы в него поместились несколько человек. Маг сделал пасс руками и контуры пятна подернулись светом, четко очерчивая границы. Пятно пошло волнами, стало еще чуть шире и затем из него на землю выступили сразу три твари.
Благодаря свету от контура их было видно достаточно хорошо, чтобы внимательно рассмотреть.
- А я и не знал, что ящерицы умеют стоять на задних лапах, - удивился оборотень.
Твари действительно были похожи на очень больших ящериц, если добавить тем по паре шипастых крыльев за спину и роговые выросты по телу.
Из провала вышли еще восемь.
- Таких я еще не встречал, - пробормотал Лас. Одна из тварей принюхалась, повела головой и открыла пасть, полную острых зубов.
- Слепые, но отлично ориентируются на нюх и слух, - быстро определил маг.
И в этот момент сразу две твари прыгнули.
Ударили одновременно: маг огнем, Влад – косой. Загоревшееся тело завертелось, зарычав от боли, голова второго упала на землю.
- Не так уж и сложно, - хмыкнул вампир.
Из провала вышли еще трое.
- Лучше бы ты молчал, - сказала Фейра. – И вообще, может быть в своем … мире это обычные хищники, которые ни в чем не провинились и просто хотят есть.
- Можешь любезно предложить им себя в качестве закуски, - отозвался Влад.
Одна из тварей подняла морду вверх и издала короткий, резкий, похожий на лай звук.
И все двенадцать тварей одной волной прыгнули в сторону Ласа и остальных.
Топор Лесной феи вонзился в голову ближайшей ящерицы. Та взвизгнула, упала на землю и задергала лапами. Фейра отступила на несколько шагов назад.
Возле нее проносились всполохи огня (Лас), сверкали лезвия (Альберт и Влад), а Тимо пока что прекрасно справлялся поленом. Фея перевела взгляд на испачкавшееся густой слизью лезвие топора. Не смотря на то, что ей довольно часто приходилось иметь дело с нежитью, случаи, когда Фейре приходилось убивать, можно было пересчитать по пальцам. И Фейре очень не нравилось добавлять к этим случаям новые.
Одна из тварей оказалась совсем близко. Лесная фея размахнулась и со всей силы ударила ее обухом по лапе. Тварь обиженно заскулила, отскочила в сторону и замерла на несколько мгновений. А потом, словно решившись, потрусила обратно в сторону провала и скрылась в нем.
Ужин-ужином, а лапа дороже.
Еще один всполох огня и еще пара тварей скрылась в провале. Взмах косы, отблески лезвия тесака, глухой удар полена.
Еще одна тварь упала на землю.
Пять оставшихся, разозлившись не на шутку, теснили оборотня, Альберта и Влада. Вместо того, чтобы помочь им, маг шагнул к провалу.
Оттуда, из черноты, ему навстречу выступила фигура. Стоя на границе провала, она не мигая смотрела на Ласа и маг почувствовал, как у него холодеют руки.
Кем бы ни была эта фигура, она пыталась прочитать его, Ласа. Выяснить, на что он способен и насколько опасен. А сама она – Лас это чувствовал каждой клеточкой своего тела – была очень, очень опасна. И за ее спиной было еще несколько таких. Выжидающих. Изучающих.
Разумных.
Амулет на груди мага нагрелся.
Маг сконцентрировал силу в точке внутри себя, направил ее через амулет и попробовал стянуть края провала.
Лас почувствовал, как холодная сила провала проходит сквозь его ладони, ослабляя его, словно замораживая изнутри. Лас "нырнул" вглубь амулета, тянясь через него к окружающей энергии, которая могла бы подпитать мага. И в этот момент фигура ударила – чистейшей энергией, с такой легкостью пробившей защиту Ласа, словно он был сопливым новичком.
Маг, не удержавшись на ногах, упал на одно колено и тут же выставил повторный блок, защищаясь от второго удара.
Все это уже было. Все это повторялось вновь.

....- Уходим, Лас!
- Надо закрыть провал!
- Уходим, тебе что, жить надоело?!
- Помогите мне…
- Уходим!....

Лесная фея вышла из-за спины мага и встала перед ним. Тепло разлилось по телу Ласа, будто внезапно наступило ласковое, солнечное утро. Холодное наваждение, темный морок отступили – отступила и фигура в провале, сделав шаг назад.
- Закрывай провал, - спокойно сказала Лесная фея магу. И Лас, потянувшись к ней как к источнику, начал стягивать края провала, сшивая их невидимыми стежками.
Позади коротко взвизгнула последняя тварь. Провал сжался до размеров колеса… ореха… точки… И закрылся. Лас поставил "заплату" опустил дрожавшие руки.
- Получилось? – Влад даже с косой, покрытой слизью, и разорванной рубашкой все равно умудрялся выглядеть небрежно-аристократично, словно он не нашинковал только что несколько тварей, а так, вышел прогуляться, воздухом подышать.
Маг медленно кивнул. Говорить он пока что был не в состоянии.
- Пожрать бы, - почесал живот Тимо. Оборотень, казалось, ни капельки не устал, размахивая поленом. А вот Альберт наоборот, сидел на земле, хватая ртом воздух и пытаясь отдышаться после тяжелой драки.
Где-то завыла собака.
- А что… вообще… сейчас случилось? – кое-как переведя дух, спросил принц-лягушка.
Лесная фея тщательно вытирала лезвие топора о свои штаны.
- Ну, похоже, по ту сторону был кто-то посильнее этих ящериц, - ответила она. – Кто-то, похожий на Ласа.
Маг нажал пальцами на виски, пытаясь справиться с начинавшейся головной болью.
Влад что-то спросил, Тимо перебил его, но их голоса звучали для Ласа как сквозь вату.
Темнота подступила совсем близко, все завертелось перед глазами, в ушах зазвенело, и маг потерял сознание.
 
***
В обычной жизни источником называли любое место силы или любой предмет, откуда маг мог черпать энергию. Прямой контакт с чужой магу энергией был чреват "перегоранием", поэтому маги использовали амулеты-переходники.
Людей-источников можно было пересчитать по пальцам. Они с легкостью впитывали в себя любую энергию, включая энергию провала, аккумулировали ее в себе, и могли служить источником для мага-практика. Сами источники, как правило, использовать свои способности не умели и зачастую даже не подозревали о своей силе.
Фейра была источником. Настолько сильным, что организм Ласа не выдержал и предпочел "отключиться" на несколько часов, чтобы восстановить баланс своей энергии.
Когда маг пришел в себя, уже наступило утро.
Солнце лезло в окно, заставляя мага жмуриться и отворачивать лицо. Ласа положили на лавке у печи, сунув ему под голову подушку. Верный Брас свернулся у мага на груди, но не спал, чутко прислушиваясь к дыханию Ласа.
Маг придержал кота одной рукой и приподнялся, садясь на лавке. Вся компания сидела за столом и, судя по всему, завтракала.
- Доброе утро, - Тимо отставил в сторону кружку и вытер губы тыльной стороной ладони.
- Порядок? – осведомился Влад.
Лягушка прыгнул по столу в сторону мага и громко квакнул.
- Там у дома целая делегация из благодарных жителей, - кивнула Лесная фея в сторону двери. – Хозяева уже по третьему разу пересказывают, как мы тебя принесли. Обещали никого не впускать, пока ты не придешь в себя.
Лас аккуратно ссадил Браса на лавку и поднялся. Все тело ныло, словно накануне его от души побили палками.
- Ты ведь знаешь, что ты сделала, правда? – уточнил маг у Фейры. Тимо и Влад переглянулись.
- Уак? – спросил лягушка озадаченно.
Лесная фея почесала кончик носа.
- Мои родители были не просто источниками, но еще и магами-практиками, - просто ответила она.- Думаю, я получила их силу по наследству.
- И где они сейчас? - поинтересовался Лас. Фея пожала плечами.
- Я не знаю. Десять лет назад они привезли меня к Ларне и велели ей заботиться обо мне. Сказали, что так для меня будет безопаснее.  Первое время они писали ей весточки, потом перестали. А потом уехала и Ларна.
- Я мог бы навести справки в совете, - предложил маг. Левое плечо ужасно ныло и маг покрутил им туда-сюда, разминая.
- О, нет, они официально не состояли ни в одном из советов магов, - перебила мага Лесная фея.
- И вот когда мы наконец-то уедем из этого проклятого места, я бы хотел узнать, о чем вообще идет речь? – вмешался в разговор Тимо. Влад согласно чихнул.
 
- Так что случилось с твоим первоначальным планом проводить нас только до Заатары? – спросил Влад, когда указатель "Заатра, 10 лирг" остался позади.
- В Старой Гавани есть большое отделение совета, - ответил маг. – Мне нужно рассказать им обо всем, что произошло.
Тимо пригнулся, проезжая под веткой дерева, и сорвал с нее лист. Тропа, которой Лас повез путников, шла через лес, петляя вместе с текущей шагах в сорока дальше речкой. Сам лес был сумрачным, тихим и словно немного сонным. Лошади осторожно переступали через вздувшиеся сквозь землю корни деревьев, всадникам то и дело приходилось отводить руками в сторону паутинку ветвей и казалось, что мир вокруг застыл в спокойном, тихом сне.
- Кто такая Тирель? – спросил Влад в спину мага. – Ты говорил о ней во сне. Несколько раз. И, кажется, очень злился.
Лас хотел было промолчать, как всегда, когда вопрос был ему неприятен, но взгляд вампира так и жег ему спину. К тому же, пожалуй, магу все-таки надо было сказать "спасибо".
- Мы дружили еще со времен обучения, - Лас почесал пристроившегося на седле впереди кота.
- Я, Тирель и … еще трое. Были лучшими друзьями. Прикрывали друг другу спину. Потом нас отправили закрывать проем в деревне Агаль. Большая, хорошая деревня. Проем был тяжелым.
Я пытался закрыть, но один не справлялся, - маг втянул воздух сквозь стиснутые зубы, успокаиваясь. – Мне нужна была поддержка, но они убежали. Сказали, что самим нам не справиться, и нужна подмога. Испугались. Струсили. Бросили меня.
- Агаль…- Тимо прикрыл глаза, вспоминая. – Да, я помню эту историю, она дошла даже до нас.
Там же в живых почти никого не осталось?
- Не осталось, - подтвердил Лас. – Провал закрылся сам, без моего участия, чтобы потом открыться снова. Пока совет решал, рисковать ли большим числом магов, то, что проходило через провал, пришло снова и сожрало почти всех, кто жил в Агале. После этого я ушел из совета.
- Дело дрянь, - коротко согласилась Лесная фея.
Маг тряхнул головой, прогоняя воспоминания.
- Но вчера… вчера вы сделали то, что не сделали мои друзья. То самое чудо, о котором… я просил, - сказал он. И замолчал.
Остальные не стали поддерживать разговор – то, что маг пытался выразить, было понятно и в словах, по сути, не нуждалось.
Некоторое время ехали молча, слушая шелест листьев, отдаленное журчание речки и редкий птичий пересвист. А потом лошадь Ласа внезапно остановилась, тоненько заржала и начала пятиться назад, чуть не въехав в морду коня Влада. Остальные лошади тоже заволновались, что-то почуяв. Перебирая на месте копытами, они всхрапывали и мотали мордами, словно прося всадников развернуться и скакать прочь.
Тимо прислушался.
- Что б меня… - потрясенно протянул он.
Из чащи выступила высокая косматая фигура. Лас положил руку на голову зашипевшего кота.
Вот этого он и боялся, выбирая тропу через чащу.
Лешими, как говорили, не рождались, но становились. Будто вместо крови некоторых детей еще в утробе начинал течь лесной сок. С самого детства эти дети были особенно сильными, особенно крепкими и отличались редкостным здоровьем. И нелюдимостью. Про таких детей знающие люди говорили: "лес заберет". И лес забирал, потом, после первой половозрелой луны.
Кто-то сохранял в себе человека: носил какую одежду, прикрывая по привычке часть наготы, выходил иногда к людям, в том числе, наведываясь в гости к отшельникам, выбравшим для себя жизнь подальше от других.
А кто-то растил в себе зверя, сохраняя человеческие черты лишь внешне. И тогда случайному путнику оставалось полагаться лишь на чутье этого зверя: решит ли он, что путник опасен для леса или отпустит с миром. Не спасали путника ни меч, ни магия, ни золото. Лес был сильнее, и золото ему было ни к чему.
Леший, вышедший из леса, похоже, был из вторых, звериных.
Обведя взглядом притихшую компанию, Леший шагнул ближе и вытянул палец в сторону Лесной феи. Та кивнула.
- Ты… - Леший замялся, вспоминая слова.- Тис… волнование… о тебеть. Твой леший в лесу… передать другому. Он мне. Я сказать, что ты порядок.
- Спасибо, - Лесная фея выглядела смутившейся.
Леший пожевал губами.
- Я слышать … ты что делать с убийца, который снимал шкуры со зверей. Вы можете ехать… спокойно. Даже ночь. Никто не тронуть.
- Спасибо, - отозвался Лас. Леший даже не посмотрел в его сторону.
- Ого, - сказал Влад, когда леший скрылся в чаще.
- Ага, - отозвался Тимо.
- А Тис – это моя подруга, - уточнила Лесная фея. И счастливо улыбнулась.
 
***
Старая Гавань встретила уставших путников утренней суетой, сумятицей запахов и шумом сотен голосов. Запах моря, запах рыбы, запах сточных канав и запах цветущих деревьев на площади – все обрушилось разом, как какофония.
Завтракать даже не стали: Лесная фея так нервничала, что мужчины дружно решили сперва наведаться по последнему адресу, откуда пришло письмо. Волновалась и веселая троица: Альберт, накануне с воодушевлением рассказывавший, что он сделает первым делом, днем, вернув себе человеческий облик, подпрыгивал у Влада в кармане. Вампир с упоением рассказывал о том, как прекрасен должен быть полет под луной. И даже неразговорчивый Тимо пустился в рассуждения о сравнительных характеристиках кота-оборотня и волка-оборотня. При этом выходило, что кот вроде как даже и лучше.
Лас, наоборот, молчал. Ларна – и об этом Лесная фея не знала – была его незажившей болью и незажившей надеждой. Чудом, которое поманило его и вдруг исчезло вместе с Ларной. И сейчас маг не знал, чего он хочет: найти его вновь или убедиться, что оно навсегда осталось в прошлом.
…Но чуда не случилось. Хозяин лавки, из которой, согласно адресу, было отправлено письмо, сказал, что знать не знает никакой Ларны. Может быть, жена знала, да она скончалась уже с месяц как. А что адрес написан – так это ничего не значит. Полагается так, чтобы было, куда письмо возвращать, коли не дойдет до адресата.
- И что, все так нелепо закончится? – протянул оборотень расстроено, когда они вышли из лавки.
Альберт огорченно квакнул.
- Полевкой родился – полевкой сдохну. Знаете, в конце концов, не самое худшее, что могло бы со мной произойти, - сказал вампир, делая вид, что, в общем-то, и не расстроился.
- У Ласа еще осталось дело в совете, - напомнила Лесная фея. Маг заметил как она, отвернувшись, украдкой смахнула слезу и сделала вид, что у нее зачесался глаз.
- Ну, так давайте закончим его, - предложил Тимо. – А если тебя не послушают… так я могу найти еще одно полено.
- Уак-ди-от, - четко выговорил Альберт, старательно растягивая пасть.
 
- Идиоты! – Лас в сердцах пнул камень на дороге. – Тупоголовые, замшелые идиоты!
- Ого, наш маг рассердился, - Влад сделал вид, что гладит Ласа по голове. Кот, сидящий у мага на плече, зарычал.
- Что тебе сказали? – Влад остановился перед вывеской, на которой были нарисованы ложка и нож. – Перекусим? А то у меня уже клыки от голода сводит.
- Сказали, что примут к сведению, - Лас толкнул дверь, заходя внутрь корчевы.
- И что это значит? – Лесная фея обвела взглядом полупустое помещение и, выбрав стол в уголке, направилась к нему.
- Это значит, что им не нужны никакие новые проблемы, вот что это значит, - Лас отодвинул стул и сел. Остальные расселись рядом.
- Но все-таки кое-что было не зря, - маг побарабанил пальцами по столу. – Встретил я кое-кого…. И этот кое-кто сказал, что видел Ларну здесь, в городе. Дней 15 назад. Вроде бы она обмолвилась, что собирается на корабль до Алапоса.
- Вроде бы? – уточнила Лесная фея.
- Вроде бы, - кивнул маг.
- И что, мы теперь поплывем в Алапос? – хмыкнул Влад.
- А почему бы и нет? – уцепился за идею Тимо.
Альберт прыгнул на стол.
- Уак? – спросил он у Ласа. Маг посмотрел на Лесную фею.
- Ты вроде бы говорила, что ждешь чуда? – спросил он тихо. – Я тоже. И я готов попробовать его… догнать. Возможно, Ларна та, кто сможет помочь мне убедить совет.
Фейра протянула руку и погладила лягушку пальцем по спинке. Принц довольно надул горло.
- Или она откажет тебе и снова исчезнет. Или мы вообще ее не найдем.
Маг посмотрел на оборотня, чешущего за ухом.
- Ну, мы хотя бы попробуем, - пожал он плечами. Лесная фея почесала кончик носа.
- Почему бы и нет… - задумчиво ответила она. – Почему бы и нет…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования