Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

KV-2 - Четырнадцатый

KV-2 - Четырнадцатый

 Критическое поражение системы… Критическое поражение системы… Перехожу на резервный источник энергии… отключаю первый внешний контур… отключаю второй внешний контур… восстанавливаю базовую цепь электроснабжения…
 
В зоне прилета терминала "Ц" одного из старейших космопортов Земли напротив друг друга располагались две почти одинаковые вывески, отличавшиеся лишь четырьмя буквами: "Салон модной одежды" и "Салон молодёжной одежды". Видимо, когда-то чья-то умная голова решила, что прибывающим из глубокого космоса отнюдь не помешает прибарахлиться сшитыми по земным лекалам шмотками, чтоб если не мимикрировать под местных, то хотя бы не слишком выделяться из толпы.
 
Там одним летним солнечным утром и повстречались два молодых человека, покидавших салоны. Тот, что вышел из "модного", был одет в лёгкие бежевые туфли, белые брюки и такую же рубашку, голову его венчала элегантная шляпа с загнутыми вверх полями, а в руках он держал довольно объёмный парусиновый портфель. Вышедший из "молодёжного" щеголял в сандалетах на босу ногу, светло-серых шортах чуть ниже колен, сетчатой майке и туристической панамке. За спиной у него был небольшой рюкзак, из которого высовывались какие-то палки.
 
– Ну ты и пингвин!
– Ну ты и муфлон!
– Дай пять!!!
– Держи краба!..
 
При рукопожатии клиент "молодёжного" притянул к себе "модного", обхватил второй рукой за спину и попытался оторвать его от земли, как бы обозначая бросок прогибом. "Модный", однако, был не менее рослым и крепким парнем, поэтому затеянная ими шуточная борьба больше напоминала со стороны задорную щенячью возню – никто никого не в силах победить, зато всем весело и можно хоть куда-то потратить кучу неизрасходованной жизненной энергии.
 
Отцепившись друг от друга, драчуны отошли чуть в сторонку, убегая от укоризненных взглядов немногочисленных утром буднего дня прохожих, затем "молодёжный" спросил:
 
– Что там у тебя в кармане колется, признавайся, засланец космический?
 
– В кармане? – Неподдельно удивился "модник". – Сейчас посмотрю…
 
На извлеченной из нагрудного кармана пластиковой визитке с адресом магазина светился ряд из двух десятков цифр, тщательно нанесенных новейшим лазерным стилом.
 
Разделяющие группы чисел пробелы свидетельствовали, что это есть не что иное, как чей-то уникальный код в ЕМИС – единой межгалактической информационной сети. И, кажется, нетрудно было догадаться, чей именно.
 
– Нифига себе ты мачо. За пять минут номерок пробил. – Завистливо протянул посетитель молодёжного салона. – А я и так и этак, и намекал и подлизывался, а она ни в какую…
 
– А я и не просил, – пожал плечами его визави. – Ты же знаешь, я образцовый отец и примерный семьянин. Сама, видать, засунула, пока я на кассе расплачивался…
 
Любитель молодёжной одежды задумчиво почесал коротко стриженый затылок:
 
– Блин, вот почему такая несправедливость? Кому не надо, тому всё даром, а кому нужно, так не допросишься?..
 
Модник прищурился, отчего к глазам сразу сбежались многочисленные неглубокие морщинки. Стало заметно, что он несколько старше приятеля.
 
– Хочешь, объясню – почему? Только не обижайся.
 
– Да ладно. Когда это я на тебя обижался? Разве что когда ты меня на тот астероид высадил с одним кислородным баллоном, так ведь его как раз хватило…
 
– В общем, ты на свою карточку потребителя посмотри, а потом на мою. У тебя две серебряных полоски, что означает "средний средний класс", а у меня три, то есть "высший средний". Разница, конечно, невелика, но в некоторых случаях может оказаться и принципиальной…
 
– Ну ё-моё, Вася, ну не может же быть всё так плохо?
 
– Вот только ныть не начинай. Я тебе сколько раз предлагал рекомендацию в Высшее Космическое Командное Училище, а ты?
 
– Товарищ капитан, я вас умоляю, ну какая учёба в мои годы? Да и зачем мне лезть в лейтенанты, когда в сержантском звене вечный некомплект?..
 
– Эт да. И где я еще такого сержанта найду?.. А, кстати, Джонни, знаешь, почему ты дятел? – Подмигнул капитан.
 
Но расстроенный Джонни только вздохнул. Улыбочка, сиявшая на его круглом курносом лице с момента прилета, уже погасла, и он печально смотрел себе под ноги.
 
Пришлось разъяснять. Оба гостя древней столицы Человечества несли на себе специфический загар, в узких кругах именуемый "офицерским". Чёрные лица, шеи и кисти рук совершенно не гармонировали с бледной кожей на остальных частях тела. И если у капитана такой дисбаланс мастерски компенсировался подбором одежды, то сержант действительно выглядел довольно несуразно.
 
– Ёлки-подкрылки, а в моем магазине ничего длиннорукавного не было. – Пробормотал Джонни, оглядывая себя со всех сторон, как будто в первый раз увидел.
 
– Надо было больше в зеркало смотреть и меньше на продавщицу! – Рявкнул командир. – Мухой лети в мой магазин, заодно и номерок отдашь. Скажи, не пригодился.
 
Сержант слетал действительно мухой. Василий едва успел найти свободный птерокар и запрограммировать маршрут полёта, а его друг уже бежал обратно, торжествующе размахивая чем-то зажатым в крепком кулаке. Руки его теперь были прикрыты спортивной фуфайкой, на ногах оказались серебристые кроссовки и длинные носки, но радовался он отнюдь не этому.
 
– Командир! Она не взяла обратно карточку. Она обещала мне писать, представляешь? Так что не всё решает статус потребления, есть еще шарм и харизма…
 
Капитан добродушно усмехнулся, затем опять посерьёзнел:
– Живо на борт, харизматик недоделанный. У нас чертовски мало времени.
 
Базовая цепь восстановлена… идет нагрев аварийного генератора… внимание! Перегрев в аварийном генераторе! Отключаю от цепи всех потребителей… Работает только основной модуль памяти!..  
 
БМД-4М №0214 – вот как его звали. Боевой межпланетный десантируемый четырёхместный модуль. Четвёртый в первом взводе второй роты отдельного разведывательного батальона Первого Космодесантного корпуса. А поскольку батальон редко когда собирался целиком в одном месте, то называли его просто "Четырнадцатый".
 
Новые БМД с искусственным интеллектом последнего поколения грозили оставить без работы военных психологов. По крайней мере, шутка такая ходила. И, как и в любой другой шутке, была в ней своя доля правды.
 
Десантный модуль – универсальная машина. В дальнем космосе это жилой отсек и чуть тесноватая кают-компания для своего экипажа внутри большого корабля. На подлёте к цели это межпланетный десантный бот, высокоскоростной, маневренный и отлично защищающий своих пассажиров в индивидуальных ячейках. На твёрдой поверхности это гибрид танка, грузовика, полевой кухни и тёплой палатки, обеспечивающий своё подразделение всем необходимым. И даже на водной глади его можно использовать как маленький кораблик, не блещущий мореходными качествами, однако, способный достойно проявить себя не только в воздушно-десантной, но и в амфибийной операции.
 
Уже первые варианты ИИ нового типа обладали своеобразным "характером", что породило определённую проблему – кроме подбора психологической совместимости между членами экипажа, теперь требовалось еще совместить их и с боевым модулем.
 
Решение было простым, как всё гениальное. В порядке эксперимента кто-то додумался загрузить в аналитический блок БМД личные дела "безлошадных" на данный момент космодесантников, чтобы он мог сам себе сформировать экипаж "по вкусу". И оказалось, что уровень душевного комфорта среди подобранных таким образом людей вполне соответствует самым строгим критериям отбора Службы Психологической Поддержки.
 
Причём, как показала практика, ещё не побывавшие в бою машины и уже "нюхнувшие пороха" руководствуются разными критериями отбора. Если в первом случае более предпочтительной выглядела характеристика типа "человек хороший, безусловно предан общему делу, много старается, но в основном мало организован и недостаточно целеустремлен". То во втором выбор оставался за "командиром с сильными волевыми качествами, весьма требовательным к себе и подчиненным, чувство ответственности развито в высокой степени, но наблюдается излишняя жесткость и грубоватость".
 
Аварийный генератор в норме… температурный режим стабилизирован… подключаю дополнительные модули памяти… активирую резервный блок периферийного обзора…  
 
Их выдернули из Подпространства как всегда неожиданно. На Зетте Хамелеона опять взбунтовались гангуры.
 
После первого раза к Совету Жрецов, блокированному десантниками в главном храме Великого Червя, прибыла делегация с Земли, вывалила кучу дорогих, по местным меркам, подарков, а заодно показала несколько документальных фильмов: "Орбитальная бомбардировка и её последствия", "Тактика авиации – от ковровой бомбардировки к точечным ударам", "Возможности реактивной и самоходной артиллерии", "Танковая бригада в обороне и наступлении" "Взаимодействие родов войск в сухопутной операции".
После чего жрецы единогласно постановили – греха на Небесных Людях нет, торговля с ними не зазорна, а их города (вернее, зоны обслуживания посадочных площадок) должны быть неприкосновенны для всех, кто следует Воле Червя.
 
Однако нашлись и несогласные. Часть младших жрецов с молодыми послушниками сумели распропагандировать среди довольно большого количества селян собственную ересь Свидетелей Истинной Воли Червя. И всё бы ничего – различия туземных верований это удел учёных, а не военных, но, во-первых, Истинная Воля состояла якобы в беспощадном и полном уничтожении всего, что связано с Небесными Людьми. А во-вторых, им удалось угнать несколько червеходов.
 
Червеход, кстати, весьма занятная штука. Полуживой-полумеханический громоздкий агрегат, идеально приспособленный для горнопроходочных работ. Управлять им могут только жрецы не ниже второй ступени посвящения. Происхождение их крайне туманно и окутано толстенным слоем древних легенд. Известно лишь то, что на этой планете больше ничего подобного нет, а сами механизмы используются не столько для прокладки шахт или туннелей, а в основном как единственное и главное доказательство существования Великого Червя.
 
Углубившись под землю после первого же огневого контакта с землянами, "сивки", как их называли в войсках, очень долго себя ничем не проявляли. И лишь когда бдительность людей существенно притупилась, совершили внезапную вылазку в районе аэродрома "Черёмушки-29". Пилоты, не расстававшиеся в дальних мирах с личным оружием, и охрана из ЧВК "MakedonSky", опомнившись от первого шока, сумели дать отпор, но, тем не менее, среди Небесных были и раненые и убитые.
 
Ближайшей регулярной частью оказалась 2-я рота ОРБ 1-го КДК. Громадный, полностью автономный космический линкор, продолжая следовать своим курсом, методично опустошил ячейки с номерами от 0210 до 0219. "Четырнадцатый" вышел в пустоту межзвёздного пространства, сориентировался по ближайшим светилам, врубил маршевые двигатели и понёсся к заданной цели, продолжая уточнять задачу своего подразделения.
 
"Сивые" после нападения зарылись обратно, но со спутника был обнаружен район, где отмечалась необычная активность червеходов. Десантникам предстояло отыскать врага и нанести упреждающий удар. Для нормализации обстановки на планете следовало незамедлительно прекратить деятельность повстанческой группировки "Свидетели Истинной Воли Червя". Любыми доступными средствами.
 
Войдя в плотные слои атмосферы, где небольшие складные крылья, позволявшие худо-бедно маневрировать в околопланетном пространстве, уже ничем не могли помочь, Четырнадцатый сначала врубил на торможение основной реактивный двигатель, а затем выбросил гирлянду парашютов, на которых и состоялось его окончательное приземление, чуть смягченное блоком тормозных ракет под гроздью основных куполов.
 
Сбросив покрывало парашютного шёлка, боевой модуль покрутил во все стороны башней, пощупал окружающее пространство лучами разночастотных локаторов, обнюхал газоанализаторами, посмотрел в инфракрасном спектре, после чего высадил десант. "Вперёд, мои маленькие человечки!" – раздалось в наушниках группы поиска, и из своих бронированных капсул выскочили четыре полностью экипированных бойца.
 
Ближняя задача Четырнадцатого и его экипажа выглядела довольно скучной. Ребята вытащили геологоразведочное оборудование, бурили неглубокие шурфы, закладывали в них удлинённые заряды, когда-то применявшиеся для быстрого преодоления минных полей, ставили детонаторы, отбегали, бабахал взрыв, а БМД внимательно слушал – не откликнется ли где эхом туннель червехода?
 
Неожиданно послышалась беспорядочная стрельба. Сосед справа – Пятнадцатый – запросил помощи. Оказалось, соседняя группа расслабилась, убрала головные дозоры (зачем они нужны, если рядом только свои?) и сосредоточилась только на подрывах. Беспечность вышла боком – группа влетела в засаду "сивых", неорганизованной кучкой отбегая в зону безопасности после очередной закладки.
 
Свидетели Истинной Воли Червя огнестрельного оружия при себе не имели, однако с лихвой компенсировали его отсутствие внезапностью, массовостью и фанатизмом. Тем более, БМД №0215 не мог работать из всех орудий, опасаясь поразить своих, да и пулемётами в основном вёл заградительный огонь, отсекая тех, кто не успел ввязаться в драку. В общем, пока примчались Четырнадцатый и Шестнадцатый, а за ними подтянулись Тринадцатый с Семнадцатым, на месте засады лежали два "двухсотых", два "трёхсотых", кучка "сивых" и горестно кромсал гусеницами утоптанную землю безутешный Пятнадцатый.
 
При подходе подкрепления остатки "сивых" рассеялись, поэтому десантникам пришлось долго и тщательно прочёсывать местность, подавляя безжалостным огнём любое подозрительное шевеление. Командиры экипажей, имеющие расширенный набор медикаментов, сначала оказали помощь раненым, затем закинули Груз-200 в десантные люки Пятнадцатого и занялись тем же самым – организовали преследование и уничтожение беспорядочно отступающего противника.
 
БМД хорошо летает только сверху вниз. Самостоятельно взлететь с поверхности планеты тяжелая машина, увы, не в состоянии. Поэтому для эвакуации "трёхсотых" был вызван вертолёт с близлежащего аэродрома, а охранять беззащитных солдат, бережно вынутых из размочаленных бронекостюмов и взамен них покрытых стерильными бинтами, остались машины №0215 и №0214.
 
"Вертушку" уже было слышно, по крайней мере, весьма чувствительными акустическим датчикам Четырнадцатого, когда свершилось нечто невообразимое. Пятнадцатый вдруг подскочил на месте, затем резко ушел под землю, там что-то громко ухнуло, а потом из образовавшейся на его месте воронки пошёл густой чёрный дым.
 
Четырнадцатого спас опыт боевых действий на Немезиде-13. Тогда он еще только проходил обкатку, а командир машины был желторотым лейтенантом, недавним выпускником ВККУ. Там инсургенты были ребята серьёзные – постреливали из гранатомётов, как ручных, так и станковых. Вот Василий и вбил накрепко в электронные мозги своего железного друга нехитрый тактический приём – непредсказуемую смену позиции, чтоб нельзя было толком пристреляться.
 
Программу эту из памяти БМД никто не стирал. Так что и сейчас щёлкнул рандомайзер, мотор загудел, ведущая звёздочка потянула гусеничную цепь, и боевая машина за секунду оказалась в паре метров левее той точки, где только что стояла. И очень вовремя.
 
Почва на этом месте вспухла пологим, но широким холмом, а после осыпалась внутрь, образовав некое подобие кратера. Для большей схожести с вулканом оттуда даже заструилась тонкая ниточка жирной копоти.
 
Движок взревел, Четырнадцатый отскочил еще на десяток метров назад, разворачивая в ту сторону главный калибр. Всего их у него было три. Два стандартных ствола – 37-мм автомат и 120-мм пушка-гаубица-миномёт, а также каскад мощных электромагнитов, удерживающих плотную плазму – самое разрушительное из доступных ему средств поражения. Правда, зарядов было немного, и следовало приберечь их на крайний случай.
 
Система управления тут же начала действовать. БМД забросил 120-мм фугас в образовавшуюся дырку, послал на орбиту сигнал: "Обнаружен червеход!", передал на частоте боевого управления неуставную команду: "Ко мне, мои маленькие человечки!" и опять сменил позицию. И всё это практически одновременно.
 
Искусственный интеллект боевой машины за доли секунды разработал наиболее простую и оттого легко осуществимую схему поединка с червеходом. Пятимся назад, отводя противника от лёжки с ранеными, тянем время, а там подоспеет подкрепление, и ответственность за исход операции будет переложена с одного БМД на всё подразделение.
 
В какой-то момент Четырнадцатый просчитал следующий ход подземного червя. То ли помогли шахматные этюды, которые командир экипажа решал в дальних перелётах, подключаясь к бортовому вычислителю, то ли водитель червехода действовал слишком прямолинейно, но маленькое солнышко, выпущенное из магнитной ловушки, ударило ровно в то место, откуда высунулись громадные металлические жвала.
 
Почва вокруг вспучилась, её поверхность несколько раз содрогнулась. Затем раздался протяжный гул, который живому существу показался бы предсмертным стоном, а разумному механизму напомнил бы характерный звук плавно замедляющихся лопастей турбины. После чего наружу выбрались рваные клубы маслянистого дыма, и всё стихло.
 
"Предположительно, цель поражена" – самодовольно доложил десантный модуль – "Жду дальнейших указаний". И ошибся. Искусственный интеллект, управляющий боевой машиной не учёл одной детали, имеющей в этой схватке кибернетических организмов решающее значение. Червеходов ведь могло быть и больше, чем один…
 
Программа по привычке снова послала команду на манёвр уклонения, но на этот раз выполнить её до конца не удалось. Земля разверзлась перед самым носом едва начавшего движение Четырнадцатого, перемазанные глиной гигантские жвала опять ухватили лишь воздух, но одно из них намертво заклинило левый передний ленивец.
 
Пытаясь сорваться с этого смертельного крючка, он врубил расположенный в корме реактивный двигатель. Взлететь бы всё равно не получилось, но можно было надеяться стряхнуть столь несвоевременно выскочивший червеход. И снова неудача. Хвост лишь чуть-чуть приподнялся и рухнул вниз, прикушенный еще одной исполинской пастью.
 
Электронные импульсы запрыгали в счётно-решающем устройстве на предельно возможной частоте.
От рывка застопорённая гусеница сошла с поддерживающих катков. "Разувшаяся" машина практически обездвижена. Это раз.
Корпус рвут на части как минимум два червехода, каждый из которых тянет БМД на себя, стремясь поскорее уйти на спасительную глубину. Это два.
Совсем рядом лежат раненые, а на помощь Четырнадцатому спешат бойцы из его экипажа, не зная, что их ждёт не поверженный, а лишь разозлённый противник. Это три.
Оба червехода находятся вне зоны обстрела штатных артиллерийских систем. Это че… Стоп! Если нет подходящего оружия, он сам станет оружием!!!
 
 
Четырнадцатый разом раскрыл все грузовые отсеки, где хранились накопленные в боях и походах минно-взрывные запасы. Толовые шашки, удлинённые заряды, старый добрый чешуированный тринитротолуол и почти совсем новый тетранитропентаэритрит. Одновременно с этим из подбашенной коробки посыпались снаряженные снаряды из боеукладки. В тот же миг он волевым решением снял магнитное поле с удерживающих плазму ловушек – несколько хаотично разлетающихся солнц легко прожгли броню и врезались в выгружаемые ящики.
 
Запрошен повреждённый сектор оперативной памяти… веду учёт сбойных блоков… требуется перезагрузка всей системы!..  
 
Птерокар приземлился возле высокого бетонного забора с двумя рядами колючей проволоки.
 
- Переодеваемся и побыстрее. – Скомандовал капитан, отточенным движением покидая
летательный аппарат, просторные двери которого не шли ни в какое сравнение с узкими десантными люками родного БМД.
 
Бойцы прямо в гражданской одежде влезли в маскировочные комбинезоны типа "Мимикродон-2", извлеченные из своей ручной клади, и спокойно двинулись к забору. Космодесантника подобным препятствием не испугаешь.
 
За забором протянулась невероятных размеров свалка, обозначенная на карте как "Полигон утилизации твёрдых бытовых отходов". Но друзья пришли сюда явно не за отбросами человеческой жизнедеятельности. Они двигались быстро, практически рысью. Василий всю дорогу беспокойно поглядывал на часы и полушёпотом торопил: "Скорее!".
 
И когда путь им преградила еще более неприступная с виду стена, теперь уже из металлопластика, командир удовлетворённо кивнул: "Здесь", а сержант торжествующе подтвердил: "Успели…".
 
Эта преграда тоже проблем не составила. Проблемы возникли там, откуда не ждали.
 
– А ну, шантрапа, руки в гору! Оборачиваемся медленно, ёшкин кот. Ещё медленнее!..
 
Ничем не выдавая своего удивления (маскировочный комбинезон должен идеально сливаться с местностью, время реакции на смену обстановки – не более 0.5 секунды), Василий оглянулся. За ними стоял невысокий кряжистый мужчина в таком же, как у них (только гораздо более потрёпанном), "Мимикродоне" и с прибором ночного видения на полностью седой голове. Лазерный пистолет в его руках недвусмысленно намекал на то, что здесь шутить не любят.
 
– Вы хоть представляете, мальцы, куда вы влезли? Это, на минуточку, собственность Космодесантного Корпуса, шоб вы знали…
 
– Знаем, отец. – Примирительно держа перед собой раскрытые ладони, ответил капитан. – Для того и залезли…
 
– Для чего это? – Подозрительно прищурился сторож.
 
– Товарищ у нас здесь, в бою потерянный. – Развил атаку сержант. – Проститься хотим.
 
– Так здеся одни железяки токмо под пресс идут. Ну-ка не ври мне, оголец…
 
– Не вру, батя. Кому боевая машина – железка, а кому и верный друг.
 
– От оно чо. – Прикусил губу незнакомец. – В наше время ентих машин хитровысморканных не было. А всё едино, потеряешь "коробочку", так горько чуть ли не до слёз, будто по человеку тоскуешь.
 
– Ну так мы пойдём, ага? – Не вытерпел Джонни.
 
– Куда ж ты пойдёшь, едрёна кочерыжка? – Удивился охранник. – Ты, значится, на секретный объект проникнешь, а с меня погоны снимут, что допустил нарушение режима?
 
– А мы так и так проникнем. – Пожал плечами Василий. – Нам просто прямо сейчас надо. Потом уже поздно будет.
 
И ещё продолжая говорить, командир змеиным движением выстрелил своё туловище вперёд, вырвал пистолет у обескураженного ветерана и отбросил его в сторону.
 
– Ну так вы это, того… хоть фингал мне поставьте для правдоподобия…
 
– Извини, дед. Но не смогу я. – Развел рукам Джонни.
 
– Сможешь, милай. Ещё как сможешь… – Подняв руки к голове, сторож рывком сократил дистанцию и нанёс короткий левый хук, целясь в висок сержанту.
 
Молодой десантник уклонился от удара, но в драку пока лезть не спешил.
 
– Погоди, бать, ты чего, а?
 
Но ветеран ответил лишь серией из нескольких выпадов. В силу преклонного возраста он предпочитал в бою молчать, сберегая дыхание.
 
Джонни не выдержал, раздухарился и начал месить воздух в ответ. Счёт был равный, точнее – ничейный, пока выносливость не начала ощутимо брать верх над опытом. Закончилась же потасовка именно так, как с самого начала и замышлялось – большим фиолетово-лиловым фингалом в пол-лица у старого вояки.
 
– Ну вот. Совсем другой коленкор. Теперича, если чо, и не стыдно будет…
 
Перезагрузка системы завершена… питание системы неудовлетворительно… активирую минимальную конфигурацию внешнего обзора…  
 
Разбитый вдребезги корпус БМД с едва читаемым бортовым номером 0214 медленно катился на широкой ленте транспортёра туда, где что-то громыхало и лязгало, как будто на тесной автостоянке дерутся два червехода.
 
На ограждении, тянущемся вдоль ленты, возились две смутно знакомые фигуры.
 
– Мои маленькие человечки… – Выбросил в эфир Четырнадцатый.
 
Тщетно. Ничего, похоже на гарнитуры, у них не наблюдалось.
 
Капитан с сержантом тем временем закончили сборку древка из двух свинчивающихся палок и теперь крепили к нему выцветшее алое полотнище.
 
Это было Знамя батальона – давняя святыня, передававшаяся от одного поколения десантников к другому, через все года, века и эпохи. Даже если от батальона оставался всего один человек, он бережно выносил его на себе, как самую ценную реликвию.
 
Когда-то этот флаг был ярко-красным. Кто-то считал это цветом крови, кто-то – светом зари. В левом верхнем углу его располагалась пятиконечная звезда. Символ этот никаких споров никогда не вызывал. Десант же космический. Под ним было еще два других. Один так же не порождал никаких сомнений. Матушка-кувалда до сих пор входит в ЗИП любой БМДшки, ибо ничего лучшего для того, чтобы вбивать стальные пальцы в слетевшие гусеницы, за без малого тысячу лет танкостроения человечество так и не придумало.
 
А вот другой так и не был толком идентифицирован. Некоторые считали, что это часть диска одного небесного светила, частично перекрытого другим. Другие, с подачи ротного старшины Сатоши, отдалённые предки которого были известными мастерами привлекать разнообразный сельхозинвентарь к избиению себе подобных, полагали, что это такое старинное серповидное оружие под названием "кама". "Кама это лезвие, которым бреется смерть" – приводил обычно Сатоши в качестве аргумента слова своего мудрого сэнсея.
 
Со знаменем этим встречали новичков на завершающей, неофициальной части принятия присяги. Оно же провожало десантников и в последний путь. А сегодня этой чести впервые удостоилась машина.
 
– Правда, я честно служил? – Ещё раз вызвал свой экипаж на радиочастоте боевой модуль.
 
Тишина в эфире.
 
Направить всё наличное электроснабжение в габаритные и ходовые огни…  
Отказано!  
Дальнейшее выполнение обесточит центральный процессор.  
Повторный ввод команды. Код доступа – с высшим приоритетом.  
Принято!  
 
В тот момент, когда искалеченное тело боевой машины, идущей на слом, на мгновение осветилось пёстрыми огоньками, два десантника, стоящих под развёрнутым флагом, синхронным жестом вскинули ладони к беретам цвета небесной синевы.
 
Но Четырнадцатый уже ничего не видел.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования