Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Ветеран - Хроники Эксампея (внеконкурс)

Ветеран - Хроники Эксампея (внеконкурс)

В.Католик  
 
 
ХРОНИКИ ЭКСАМПЕЯ  
 
 
г.Киев -2010г.  
 
 
 
 
 
 
Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.  
Мы перед нашим комбатом, как перед Господом Богом,чисты.  
На живых порыжели от крови и глины шинели,  
На могилах у мертвых расцвели голубые цветы...  
Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,  
Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,  
Тот поймет эту правду, — она к нам в окопы и щели  
Приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском  
( С. Гудзенко)  
 
Вступление  
 
Все истории, описанные в данной книге, к сожалению, имеют в своей основе, в отличие от большинства современной детективной литературы, реальные события, происходившие в далекие восьмидесятые годы прошлого века «в глубинке» одной из степных украинских областей.  
 
Не каждый отличник нынешней украинской средней школы сможет с первого раза припомнить название этого небольшого, но исторически хорошо известного украинского городка, в котором мне пришлось волею судьбы провести пять долгих и трудных лет.  
 
Накопленный за это время опыт работы, а также светлая память о тех замечательных людях, встреченных в этом маленьком городке, и об их повседневном и преданном служении Закону и своему профессиональному долгу всегда поддерживали меня на всех этапах трудной и долгой профессиональной карьеры.  
 
Недавно я побывал в местах нижеописанных событий и смог еще раз убедиться в справедливости слов, что времена меняются, а люди и их отношения с другими людьми, деяния и поступки остаются такими же, как и в те далекие уже годы. Ибо новое поколение не извлекает уроков из ошибок старого.  
 
И только желание не причинить ни малейшего вреда реальным прототипам героев в течение всех прошедших лет сдерживало меня от опубликования этой книги.  
События описаны такими, какими они мне виделись 30 лет назад, когда неизгладимой печатью отобразились в моем сердце и памяти.  
 
Затем настал день, когда волею судьбы я, вглядевшись в себя и оглянувшись назад, понял, что пробил час подведения итогов.  
 
Данная книга не претендует на детективную хронику или рассказ о нашумевших уголовных делах и отчасти носит автобиографический характер.  
 
Столкнувшись как молодой юрист с суровой повседневной реальностью жизни, я на примерах наиболее классических для любого провинциального следователя дел: об убийствах, кражах, мошенничестве, злоупотреблении доверием и других преступлениях - привожу описание типичных ситуаций, когда идеальная картина работы советской правоохранительной системы, вложенная в голову университетскими профессорами, подверглась жестоким ударам и испытаниям.  
 
Молодому, никем не протежируемому человеку, каким был я 30 лет назад, не испытывающему никаких материальных затруднений, и желания которого всегда оставались в пределах разумного, и которому никогда не приходила в голову мысль поведать миру о страданиях молодого юриста, которому предстояло познать с одной стороны скрытую сторону жизни, мир лжи, грязи, подлости, корысти, мерзости, безумия, макиавеллизма, с другой - также и мир щедрости, доброты, самопожертвования, дружбы, любви, мудрости хороших людей.  
 
Так пусть же эта книга на простых и доступных понимаю каждого рядового читателя примерах поможет лучше узнать внутренний мир и подлинный характер деятельность следователя прокуратуры, фигура которого, к большому сожалению, не известна современной широкой публике.  
В основном любители детективов свои представления о работе, выполняемой следователем, создают по раскрученным телевидением «легендарным» рассказам о Шерлоке Холмсе и вплоть до современных романов Ф. Незнанского о следователе Турецком.  
 
А также, возможно, истории, рассказанные в этой книге, для читателей, еще не сталкивавшихся в силу жизненных обстоятельств с правоохранительными органами, станут открытым окном в мир предварительного следствия, ибо мудрая русская пословица гласит: «От сумы и тюрьмы не зарекайся…»..  
 
С уважением В.Католик  
Часть 1  
Глава 1  
 
Субботний день 28.03.198…. г. в маленьком городке Садовске Южно-Украинской области, расположенном вблизи географического центра Украины , начинался с хмурого весеннего рассвета.  
Текущая через городок речушка Сугоклея, серою лентой омывающая его с юго-восточной стороны и разделяющая его на две неровные части, была в это утро покрыта непроницаемой пеленой густого тумана, который, медленно сползая на городские постройки, смешивался с дымом многочисленных печных труб.  
В сыром, сгустившемся от избыточной влаги, весеннем воздухе раздавались голоса ранних петухов да лай цепных собак, реагирующих на редкие фигуры первых торговцев, спешащих по узким, мощенным еще при последнем российском царе, улочкам к открытию субботнего городского рынка.  
Все это, при почти полном отсутствии ветра, создавало в то утро особую атмосферу глуши, патриархальности быта и даже остановившегося времени, так лет на 100.  
Но в это же время, как упорно, клятвенно твердила коммунистическая пресса, уже было построено развитое социалистической общество и появился новый тип человека – советский человек!  
Над всем этим раздавались звуки дребезжащего колокола из чудом уцелевшей церквушки, зовущего на утреннюю субботнюю молитву редких своих прихожан преклонного возраста.  
Насчитывал городок по последней переписи 12500 душ, хотя и был обозначен на всех союзных картах как город с двухсотлетней историей.  
Славился городок своими достопримечательностями: сельскохозяйственным техникумом - кузницей кадров для всевозможных районных госструктур, средней школой - старейшим в области учебным заведением и как место рождения и учебы одного из «пламенных революционеров ленинского призыва», находившегося тогда у коммунистов в глубоком запрете, а также самым глубоким в области «безводным» колодцем, вырытом на городском рынке.  
Ну и рынок был непростой, поскольку удостоился упоминания в трудах самого великого В.И.Ленина. О чем местный райком не забывал регулярно сообщать гражданам со всевозможных трибун.  
Но хочется оставить В.Ленина и вернуться к рыночному колодцу. Ибо если верить местной легенде, то однажды в нем появится родниковая питьевая вода и тогда начнется новый расцвет города ….  
В это же раннее утро, как тогда казалось, «беспричинно» не спалось и мне, следователю Сугоклеевской районной прокуратуры, юристу 3 класса Католику Владимиру Петровичу, 25 лет от роду.  
Занимаемая мною второй год, эта должность была очень примечательна в иерархии правоохранительных органов советской системы правосудия.  
Ибо с «судебного следователя», как в соответствии с основными служебными обязанностями следовало бы именовать эту должность, начинается большинство важных уголовных дел, и именно этот чиновник в ходе расследования уголовных дел передает в руки правосудия большинство лиц или освобождает их из-за недоказанности преступлений или в связи с отсутствием состава преступления.  
В Советском Союзе в те времена, как и ныне в Украине, следователи имелись также в системах МВД и КГБ Украины. Но все равно, основные, тяжкие преступления расследовал следователь прокуратуры. Ибо это обязательно было лицо с высшим юридическим образованием и соответствующей профессиональной подготовкой, которое, в отличие от своих «коллег», не имело должностной зависимости от органов дознания.  
Кроме того, в силу особого, независимого статуса органов прокуратуры как в советское время, так и в нынешнее, следователь прокуратуры обладает реальной, а не декларированной независимостью в принятии решений по ходу расследуемых им дел.  
Дополнительной гарантией независимости следователя прокуратуры в советский период истории Украины служило то обстоятельство, что эта должность независимо от того, был ли следователь членом КПСС, была номенклатурой райкома (горкома) партии, то есть факт назначения согласовывался дополнительно с Бюро райкома (горкома) партии.  
Это еще дополнительно повышало его авторитет, поскольку он мог апеллировать непосредственно при необходимости и в партийные органы.  
Таким образом, следователь районной (городской) прокуратуры - это работник судебной системы, находящийся в самом низу судебной иерархии, но не у ее подножия, а на первой и очень важной ступени.  
И это хорошо видно по тому, какой резонанс в нашей стране имеют дела следователей, их поступки и мнения; достаточно полистать подшивки современных украинских газет.  
Особо следует отметить, что следователь прокуратуры «не один в поле воин» и работает не изолировано.  
Ему приходится постоянно находиться в тесном контакте с чиновниками своего ведомства и иных судебных и правоохранительных органов.  
На этом мы закончим «самопредставление» и вернемся в Садовск. Поскольку в это ранее утро спать «беспричинно» не хотелось, то я мысленно начал перебирать в голове события последней рабочей недели, в ходе чего пришел к выводу, что, наверное, сегодня на работу не пойду, поскольку день то выходной, а займусь решением своих бытовых проблем.  
Тут же мысли переключились на воспоминания о Киеве, о последнем годе обучения в университете, о друзьях и подругах, с которыми давно не виделся, узнавая из их редких писем, что все при «деле» и «куют», как могут, свою карьеру.  
При этом отчего-то вспомнился и первый день вступления в должность……  
«Если Вы любитель истории и пеших прогулок, Вам понравится город Садовск. А потом Вы увидите, что и работать там Вам будет хорошо. Это спокойный район, где ничего или почти ничего не происходит», - такими вот ободряющими словами в полдень 26 сентября 198…. года начальник отдела кадров Южно-Украинской областной прокуратуры Терещенко В.И. завершил мое официальное назначение на должность следователя с вручением соответствующего удостоверения, поскольку личное дело и все другие документы давно уже лежали в отделе кадров, присланные туда государственной комиссией по распределению.  
Следуя «неписанным» правилам, в течение часа кадровик познакомил новоиспеченного работника с руководством прокуратуры области и начальниками основных отделов, и я с легким сердцем, поймав проходящее такси, прибыл в г. Садовск, находившийся всего чуть более полусотни километров от областного центра, в прокуратуру Сугоклеевского района.  
Зайдя в здание, представился уже оповещенному о моем прибытии прокурору района Шереметьеву П.П.  
Это был 45 летний, высокого роста, склонный к полноте и с явными признаками на лице гипертонической болезни мужчина в звании юриста 1 класса. До этого он уже 10 лет проработал тут же в должности следователя, а затем и прокурора района.  
Из оперативных работников был еще помощник прокурора – мужчина пенсионного возраста, все 30 лет своей карьеры проработавший в этой прокуратуре, Сусанин И.И., находившийся в данное время в отпуске.  
К этому времени, в связи с кадровой нехваткой сотрудников, прокурор сам фактически работал следователем и собственно уже «зашивался» с накопившимися после моего «уволившегося» предшественника уголовными делами, что стало понятным, когда он извлек из своего сейфа 12 уголовных дел, шесть из которых были возбуждены по фактам убийств и причинения тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшего.  
Вот тут мое «лирическое» настроение и закончилось, поскольку уже, исходя из моего небольшого опыта, приобретенного при прохождении практики в прокуратуре, стало понятно, что работы здесь непочатый край и будет не «до исторических мест и пеших прогулок по ним».  
Но, слава Богу, тогда с этого «завала» совместными усилиями с прокурором и присланным на неделю на помощь следователем с другого района В.И.Михайловым к концу отчетного года удалось выбраться, хотя 2 из 6 дел, возбужденным по фактам убийств, оставались нераскрытыми и были самыми старыми по срокам (одному 12 лет, а второму 8 лет) из так называемых «глухарей».  
За них с меня как с «молодого специалиста» особого спроса не было, хотя при случае вышестоящее руководство «под горячую руку» могло «для порядку» и попенять.  
Оторвавшись от воспоминаний, поднявшись, занялся утренним туалетом и затем, закурив, начал готовить крепкий утренний чай.  
Время 06.30 утра.  
В это время в коридоре общежития, где я тогда проживал, послышался топот сапог и в незапертую дверь комнаты без спроса, неуклюже просунул свое румяное лицо инспектор уголовного розыска Сугоклеевского РОВД «Ревука», т.е. старший лейтенант милиции Ревуцкий В.И., мужчина 35 лет, высокого роста, крепыш, можно сказать, косая сажень в плечах, с прищуренными, внимательными черными глазами на слегка веснушчатом лице. Одетый он был в милицейскую форму. Появления в такое время «Ревуки» да еще и одетого при полном параде по опыту означало одно - в районе обнаружен очередной труп. И раз появился «опер», а не обычный участковый инспектора, то труп криминальный.  
А поскольку других следователей в районе на 45 000 населения не было, то и все «жмурики», как их жаргонно называли в милиции, были моей главной заботой и постоянной головной болью.  
Кратко поздоровавшись, Ревуцкий мне рассказал, что в городе новое убийство. Убит молодой мужчина в районе ул. Коминтерна, 36, буквально рядом с моим общежитием.  
Прокурор и начальник милиции уведомлены, но на осмотр по случаю выходного дня отправили его одного. Труп охраняет участковый, которого он уже «поднял», а районный судебно-медицинский эксперт уведомлен по телефону.  
«Да, Василий Иванович! Хорошую новость ты мне принес. Опять, кто не смог решить свои проблемы нормальным образом, еще больше затянул у себя на шее петлю», - подумал я.  
Принимая во внимание сообщенную новость, выпив наспех стакан чая и захватив постоянно носимый с собой с работы «следственный портфель», я и Ревуцкий, покинув общежитие, направились на место происшествия.  
По пути зашли за судебно-медицинским экспертом Фаддеевым Л.Н., и так втроем, пеняя на свалившееся на наши головы убийство, вследствие чего ближайшие выходные дни станут рабочими, прибыли наконец на место обнаружения трупа, окраину огорода дома №36 по ул. Коминтерна, которую караулил участковый инспектор Петухов И.В.  
Время 07.10 утра.  
Инспектор Петухов на мой вопрос, что произошло, доложил.  
Сегодня около 05.20-05.30 сторожем Сугоклеевского комбикормового завода Иваном Бухальским, возвращавшимся с дежурства, на своем огороде был обнаружен труп Шаталина Валерия Ивановича, завхоза ветеринарной районной аптеки, о чем он и сообщил в милицию.  
В. Ревуцкий, ругаясь на Петухова за необеспеченность места обнаружения трупа надлежащей охраной, поскольку вокруг места обнаружения трупа уже собралось человек 10 прохожих, по пути начал «разгоняй» излишне любопытных и пошел в ближайший дом «ловить» двух понятых.  
Из дальнейших пояснений Петухова стало известно, что погибший был женат и имеет малолетнего ребенка.  
Характеризовался по месту работы и жительства положительно. Сторож первым обнаруживший труп, по словам участкового, был задержан дежурным по РОВД «до выяснения всех обстоятельств».  
Вскоре (Время 07.20) появился В.Ревуцкий, чуть ли не силой «таща» за собой двух перепуганных необычной ситуацией женщин «понятых», найденных им в ближайшем доме.  
Описание дальнейших событий для любителей детективов будет противоречить устоявшимся в детективной литературе стереотипам и штампам, поскольку, и это надо честно признать, фактически читатели и почитатели детективов по большому счету были обмануты авторами таких произведений.  
Это может объясняться как не знанием такими «писателями» специфики деятельности милиции (полиции), запретов цензуры или также и желанием придать излишнюю занимательность сюжетам, вопреки правде, в ходе чего была искажена сущность следственной деятельности и у читателей сложился стойкий и неправильный стереотип деятельности следователей и в особенности инспекторов уголовного розыска, чему хороший современный пример - телесериал «Улицы разбитых фонарей».  
Также для подтверждения вышесказанного можно привести следующий довод - расследования подавляющегося количества уголовных дел, совершенных в отношении жизни и здоровья физических лиц, начинается с появления там следователя прокуратуры и осмотра им места происшествия. По крайне мере в Украине так было до 2009 года включительно.  
И только на основе данных, полученных в результате осмотра места происшествия, следователь вправе выдвигать версии о произошедшем событии и, проверяя свои версии, с учетом дополнительно собранных материалов восстанавливать события и, давая отдельные поручения работникам дознания, коими и являются по существу работники уголовного розыска, раскрывать совершенное преступление.  
А где в популярных детективных романах Вы встречали описание подобных действий, там все как раз наоборот?  
Поэтому в дальнейшем для понимания читателем смысла происходящего в таких местах будет стоять фраза «О чем ранее в художественной литературе не сообщалось!» или заначек &№9787;!  
 
Когда все необходимые участники предстоящего следственного действия были собраны, я, достав из следственного портфеля (специально оборудованного для работы следователя вне своего кабинета чемодана типа «дипломата») бланк протокола осмотра места происшествия и обращаясь к понятым, попросил назвать их фамилии, имя отчество и место проживания, и другим участникам осмотра строго сказал:  
«Время идет и хватит «базарить», пора браться за работу!  
Поэтому ты, Василий Трофимович, займись своими «оперативными делами», но не забудь найти и опросить жену и родителей потерпевшего, а ты, Петухов, не стой тут, как каменный, а иди, ищи грузовую машину и грузчиков, чтобы погрузить труп для доставки в морг».  
С этими словами обращаясь к понятым, коротко поясняю их обязанность смотреть, что делает следователь и другие участники осмотра, и подписать протокол, хорошо запомнив написанное в нем и все увиденное. Затем обращаясь к Фадееву:  
«Ну, что, дорогой Леонид Николаевич! Приступим?»  
 
Надо сказать, что Фадеев был уже пожилым, 65 летним мужчиной, и его сорокалетний авторитет судебно-медицинского эксперта, как и все его выводы и суждения, был решающим для всех работников милиции и прокуратуры.  
 
Затем я жестом позвал за собой понятых и двинулся с экспертом к центру огорода, где лежало тело Шаталина В.И.  
 
Подойдя к телу и окинув его и окружающую местность взглядом, произвожу судебно-оперативную фотосъемку трупа и окружающей местности, затем приступаю к написанию протокола осмотра места происшествия.  
И это второй существенный нюанс для понимания сущности деятельности следователя, который авторы детективных романов умышленно упускают или описывают неправильно.  
&№9787;! Необходимо сказать, что при расследовании уголовных дел есть несколько основных видов официальных документов, составляемых следователем, – протокол, постановление и обвинительное заключение.  
По важности составления и применения в дальнейшем расследовании этих документов их можно сравнить с ключевыми шахматными фигурами. И от умения составлять эти документы и оперировать ими в ходе расследования, как бы двигая шахматными фигурами, зависят как окончательные результаты расследования, так и по большому счету и карьера, и судьба самого следователя.  
Итак, его величество протокол ……  
 
ПРОТОКОЛ  
осмотра места происшествия  
г. Садовск 28.03.198..г.  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Южно-Украинской области. юрист 3-го класса Католик В.П., получив в 06.30 сего дня из дежурной части Сугоклеевского РОВД сообщение об обнаружении трупа, прибыл на место происшествия и с участием судебно-медицинского эксперта Сугоклеевского межрайонного отделения СМЭ Фадеева Л.Н. в присутствии понятых:  
 
1. Андреевой Валентины Анатольевны, проживающей в г. Садовске по ул. Коминтерна 37  
2. Серовой Ольги Ивановны, проживающей в г. Садовске по ул. Коминтерна 38,  
с соблюдением требований ст.ст. 190 УПК Украины произвел осмотр места происшествия и трупа гр. Шаталина Валерия Ивановича, жителя г. Садовска, ул. Коминтерна, 36, о чем в соответствии со ст.ст. 190-192 КПК Украины составил настоящий протокол.  
Специалистам и понятым было разъяснено их право присутствовать при всех действиях следователя и делать заявления, подлежащие занесению в протокол.  
Понятым, кроме того, разъяснена их обязанность на основании ст. 127 КПК Украины удостоверить факт, содержимое и результаты осмотра места происшествия.  
Специалисты предупреждены об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей. ( Подписи понятых и специалиста)  
Осмотр произведен при естественном освещении, пасмурной погоде, при температуре воздуха +18С.  
Осмотр начат в 07 часов 35 минут  
 
Осмотром установлено:  
 
Местом происшествия является огород, расположенный в 50 м от жилого коммунального дома по ул. Коминтерна 36 в г. Садовске.  
В 4,5 м от края огорода и в 3 м влево от тропы, ведущей от дома вглубь огорода к саду, лежит труп мужчины.  
Труп находится параллельно тропинке, правым боком обращен к ней, левым к саду, головой на запад. Труп мужчины лежит на спине, лицо обращено вверх, правая рука отведена в сторону почти перпендикулярно длине тела, левая рука вытянута вдоль туловища, обе ноги вытянуты, слегка согнуты в тазобедренных и коленных суставах и разведены (расстояние между стопами в области пяток— 15 см).  
На трупе одежда: свитер шерстяной черного цвета, под свитером рубашка фланелевая, в мелкую голубую клетку, вторая и четвертая сверху пуговицы расстегнуты, под рубашкой находится футболка хлопчатобумажная, синяя. Свитер в верхней его части обильно пропитан подсыхающей кровью. Брюки хлопчато¬бумажные, черные, спортивного типа, без ремня, на резинке; трусы сатиновые, на ногах имеются носки серого цвета. Обувь на ногах отсутствует.  
Черного цвета кожаные туфли 42 размера, на резиновой подошве; высота каблука — 1,5 см; находятся на расстоянии 6 метров от ног трупа. На носках и обеих туфлях отсутствуют следы хождения по влажной почве.  
Труп мужчины на вид возраста 25-30 лет, правильного телосложения, удовлетворительного питания, длиной тела 178 см. Кожные покровы бледные.  
В лобной области, справа в 2 см от средней линии расположена вдавленная рана черепа размерами 6.5 на 7.5 см. Края неровные и саднены. От нижнего конца раны вниз через лицо и шею идет потек засохшей крови шириной 10 см.  
Труп на ощупь в области открытых частей (лица, шеи, кистей) холодный.  
Трупное окоченение слабо выражено только в мышцах лица и шеи. Трупные пятна островчатые на задней поверхности тела, бледно-фиолетовые, с нечеткими контурами, при надавливании пальцем руки в течение 10 секунд трупные пятна исчезают и полностью восстанавливаются через 1 минуту. Волосы головы темно-русые, длиной до 12 см.  
Глаза полуоткрыты, роговицы прозрачные, зрачки диаметром 0,4 см каждый. Слизистые оболочки глаз и век бледные, бея кровоизлияний. Отверстия носа, рта, наружные слуховые про¬ходы свободные. Зубы целы, слизистая оболочка полости рта без повреждений. Кожа шеи без особенностей.  
Грудная клетка упруга при сдавливании. При надавливании на нее из отверстий рта и носа ощущается запах этилового алкоголя. Живот не вздут. Наружные половые органы развиты правильно, окружность их и сомкнутого заднего прохода не обпачкана. Длинные трубчатые кости конечностей на ощупь целы.  
Каких-либо других повреждений или особенностей при наружном осмотре трупа не найдено.  
Грунт под трупом слегка примят.  
С места происшествия изъяты мужские туфли, черного цвета, 42 размера.  
Место происшествия (весь участок местности), труп справа, слева и сверху, рана головы (с масштабом) сфотографированы. Фотографирование производилось фотоаппаратом «Зенит-ЗМ» с объективом «Иидустар-50», чувствительность пленки — 65 единиц ГОСТ, выдержка — 1/125 с. Составлен схематический чертеж места происшествия. Труп направлен в морг Сугоклеевской больницы для судебно-медицинской экспертизы.  
Осмотр закончен в 8 часов 25 минут. Протокол прочитан вслух; все записано правильно, дополнений и исправлений не поступило.  
 
ПОДПИСИ следователя, специалистов, понятых.  
 
После окончания осмотра я отпускаю понятых и с Л.Н.Фадеевым, пока Петухов В.И. организовывал «вынос» тела Шаталина на грузовую машину для доставки его в морг, отходим в сторону, где обмениваемся впечатлениями.  
- Леонид Николаевич, по моему мнению, смерть наступила не в месте обнаружения, а это инсценировка, о чем свидетельствует отсутствие следов мокрой весенней почвы на носках и туфлях трупа?  
- Да, это верная мысль, но где убили?  
Скорей всего в помещении, поскольку на трупе отсутствует теплая верхняя одежда и головной убор, а потом вынесли и бросили здесь  
- Но одежду могли снять преступники?  
- Могли, но это надо выяснить, осмотрев место проживания потерпевшего и выяснив, в чем он был одет накануне смерти  
- А что Вы думаете об орудии причинения телесных повреждений?  
- Я думаю, что это был, скорее всего, топор, или что-то похожее на него и удар наносился его обухом, если это был топор, и после первого удара, вряд ли, потерпевший уже мог находиться в вертикальном положении  
- Ну, ладно, Леонид Николаевич, я думаю, Вам тут больше делать нечего, вот возьмите направление на вскрытие Шаталина , и я думаю, что где-то около 15.00 я подскочу к Вам в морг, и мы начнем вскрытие.  
- Добро, а к тому времени, я думаю, что Вы сумеете, что-то дополнительно выяснить»  
- Да хочется надеяться!  
Как раз к этому моменту (часы показывали 08.35, ибо скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается) к нам подошел одетый в штатское платье заместитель начальника Сугоклеевского РОВД подполковник милиции Стародумцев Н.И.  
Это был мужчина невысокого роста, предпенсионного возраста, выслужившийся до своей должности благодаря природному таланту и терпению, прошедший нелегкий путь от участкового до зам. начальника.  
Поздоровались, я ему кратко пояснил, что удалось узнать в ходе осмотра места происшествия и трупа Шаталина и о выдвинутых нами с Фадеевым Л.Н. версиях и начал с ним разговор.  
- Что Вам известно об убитом и каковы Ваши соображения по поводу данного случая?  
- Ну, что я могу, сказать, самого Шаталина, его родителей я знаю, характеризуется эта семья положительно. Хотя сын и попадал по молодости за мелкое хулиганство в милицию и, можно сказать, не пошел в родителей, но после женитьбы и рождения ребенка в милицию больше не попадал.  
Жили они с женой отдельно от родителей; от соседей, с которыми я сейчас успел поговорить, жалоб на поведения Шаталина не поступало.  
- А где сейчас «Ревука» и его начальник Даташвили? И чем они занимаются?  
- Да я Василия отправил за женой Шаталина, а начальник уголовного розыска беседует с родителями убитого.  
- Хорошо. Ну, тогда нам осталось осмотреть квартиру Шаталина, зовите Петухова И.В., пусть находит новых понятых и, как говорится, «приступим».  
Затем, вытирая ноги от налипшей весенней грязи, мы вдвоем двинулись к коммунальному дому №36 на ул. Коминтерна, где в квартире №5 жил Шаталин В.И  
Там нас ожидал неприятный сюрприз. Дверь квартиры настежь открыта, и в прихожей находится 5 человек - трое мужчин и две женщины.  
- Вы кто? - спросил я.  
- Родственники - двоюродные сестры и братья Шаталина, - ответил самый старший.  
- А что Вы здесь делаете? И как попали в квартиру?  
- Пришли готовиться к похоронам.  
Обращаюсь к Стародумцеву:  
- Николай Иванович, сколько раз такой «бардак» будет повторяться, что чужие лица до прихода милиции и даже после, как сегодня, самоуправно распоряжаются чужим имуществом и проникли в квартиру убитого? Да они же, как «стадо слонов», могли затоптать и уничтожить все следы, что могли оставить преступники и, скорее всего, уже это сделали!»  
Затем, обращаясь к родственникам убитого, требую оставить все взятые вещи и немедленно покинуть квартиру. В это время Петухов, наконец, подошел с новыми понятыми.  
- Так, понятые, заходите в квартиру, а ты Петухов, стой на входе и никого не пропускай и заодно запиши данные всех «родственников», что были в квартире! Они мне еще понадобятся. А Вас, Николай Иванович, прошу за мной, тут Ваш опыт ой как не помешает.  
Через прихожую-коридорчик проходим на кухню, через нее в общую комнату, откуда еще есть проход в спальню. В квартире, несмотря даже на открытую форточку, стоял сильный запах свежей побелки, особенно резкий и стойкий в спальне.  
&№9787;! Окинув беглым взглядом квартиру и обстановку, достаю новый бланк и, записав данные о понятых с помощью Стродумцева, который начал диктовать, начал писать протокол осмотр квартиры.  
 
Вот его результаты:  
Протокол  
осмотра места происшествия  
г. Садовск 28.03.198..г.  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Южно-Украинской области юрист 3-го класса Католик В.П., получив в 06.30 сего дня из дежурной части Сугоклеевского РОВД сообщение об обнаружении трупа, прибыл на место происшествия и с участием заместителя начальника Сугоклеевского РОВД Стародумцева Н.И. в присутствии понятых:  
1. Антоновой Валентины Петровны, проживающей в г. Садовске  
по ул. Коминтерна 39  
2. Степановой Ольги Никифоровны, проживающей в г. Садовске  
по ул. Коминтерна 40,  
с соблюдением требований ст.ст. 190 УПК Украины произвел осмотр места происшествия - квартиры №5 гр. Шаталина Валерия Ивановича жителя г. Садовска, ул. Коминтерна, 36, о чем в соответствии со ст.ст. 190-192 КПК Украины составил настоящие протокол.  
Понятым было разъяснено их право присутствовать при всех действиях следователя и делать заявления, подлежащие занесению в протокол.  
Понятым, кроме того, разъяснена их обязанность на основании ст. 127 КПК Украины удостоверить факт, содержимое и результаты осмотра места происшествия.  
( подписи понятых)  
Осмотр произведен при искусственном электрическом освещении, пасмурной погоде, при температуре воздуха + 22 С.  
Осмотр начат в 08 часов 55 минут  
 
Осмотром установлено:  
 
Местом происшествия является двухкомнатная квартира №5 жилого одноэтажного, коммунального дома, расположенного по ул. Коминтерна 36 в г.Садовска.  
Квартира состоит из двух комнат - общей и спальни. Отопление в квартире печное.  
При входе в прихожую видно, что обстановка не нарушена, дверные запоры на входной двери не взломаны, на полу лежит коврик со следами смешавшихся между собой грязных отпечатков обуви.  
На боковой стенке имеется деревянная вешалка, на которой висит мужское черного цвета полупальто, черный рабочий халат. Под вешалкой стоит мужская, женская и детская обувь. Тут же в прихожей имеется стопка нарубленных деревянных поленьев и ведро с углем.  
Дверь, ведущая в кухню, так же без повреждений, окрашена в светло-коричневый цвет. Кухня размерами 4 на 5 метров, пол деревянный, окрашен красной краской. На кухне имеется кухонный стол, сервант, холодильник «Днепр-3», газовая печка с отдельным баллоном, настенные часы-кукушка, остановившиеся на времени 05.30.  
В кухне столовые приборы на своих местах, в холодильнике имеются различные продукты и недопитая грамм до 100 бутылка водки «Столичной».  
При входе в общую комнату (размерами 6 на 7 метров) с левой стороны стоит диван- кровать синего цвета, над ним висит рисованный ковер, напротив дивана стоит с правой стороны мебельная стенка коричневого цвета с книжным и посудным шкафами.  
В результате осмотра стенки в одном из выдвижных отделений среди различных бумаг найдены документы – паспорт и военный билет Шаталина В.И., которые изъяты для приобщения к материалам проверки.  
На полу общей комнаты расстелены две ковровые дорожки зеленого цвета шириной по 1 м. каждая.  
В дальнем углу у окна на отдельной тумбе стоит черно-белый телевизор «Славутич», окно выходит на улицу Коминтерна, форточка закрыта, на окне имеются белые задвинутые шторы.  
Освещает комнату трехрожковая люстра.  
Из общей комнаты имеется вход в спальню. Ее размеры 4 на 4.5 м. В Спальне слева у стены стоит металлическая кровать, прямо - старый платяной шкаф коричневого цвета.  
Какое- либо покрытие деревянного пола отсутствует.  
В спальне ощущается резкий запах свежей побелки, форточка окна спальни открыта.  
Кровать застлана синего цвета покрывалом, под ним имеется шерстяное одеяло без пододеяльника, простынь и подушка в наволочке белого цвета.  
По вбитым в стенку гвоздям видно, что над кроватью висел ковер размерами приблизительно 2.5 на 1.8 м, который в данный момент отсутствует. При осмотре остальных комнат и спальни ковер обнаружен не был.  
На платяном шкафу стоят различные детские пластмассовые игрушки – кукла, собачка и заяц.  
При осмотре платяного шкафа и его содержимого, кроме чистой женской и детской одежды, ничего не обнаружено.  
Во время осмотра верхней части платяного шкафа, и в частности поверхностей детских игрушек находившихся там, обнаружены многочисленные точечные следы присохшего коричневого вещества, напоминающие брызги крови.  
Во время осмотра кровати со снятыми постельными принадлежностями установлено, что на прутья кровати у ее изголовья на боковых их поверхностях также имеются засохшие мелкие пятна бурого цвета, напоминающие кровь.  
Сама спальня недавно побеленная необычным путем – только на той стороне, где стояла кровать и висел ковер, а также потолок над кроватью, а остальные стены имеют более давние следы побелки.  
 
Осмотр закончен в 09.45  
При осмотре квартиры производилась фотосъемка по правилам судебно-оперативной фотографии на фотоаппарат «Зенит-3м», фотопленка Фото-130 и с использованием фотовспышки « Луч»  
В ходе осмотра изъято три детские игрушки – кукла без одежды, собака и заяц, а также документы Шабалина В.И. – паспорт и военный билет.  
К протоколу осмотра прилагаются схема и фото таблица, которые будут изготовлены отдельно.  
Перед началом, в ходе либо по окончании осмотра от участвующих лиц заявлений и замечаний не поступило.  
 
Понятые: Антонова Валентина Петровна  
Степанова Ольга Никифоровна  
Участвующие лица: Стародубцев Н.И.  
 
Протокол прочитан лично понятыми и участниками осмотра.  
 
Следователь прокуратуры Католик В.И.  
 
«Так, с осмотрами на сегодня вроде бы закончено!»- говорю сам себе.  
(Время 09.50)  
Входная дверь квартиры Шаталина опечатана мною сургучной печатью, и вместе с вещественными доказательствами мы со Н. Стародумцевым уезжаем с места происшествия на его легковом автомобиле. Он в РОВД, я в прокуратуру, по пути обговариваем результаты:  
 
- Ну, что скажете товарищ полковник?  
- Да что сказать, что-то тут не то с побелкой.  
- Да и бурые пятна на спинке кровати и игрушках.  
- Да, но это может быть, что угодно. А вот где ковер?  
- Ну, это надо выяснять у жены - был ли ковер вообще, какой он из себя?  
- Да, конечно, будем выяснять.  
- И еще последнее замечание, Николай Иванович, если допустить, что Шаталина «грохнули в квартире» с целью грабежа, заодно, не найдя ничего ценного, забрали ковер, то это как-то не вяжется с дальнейшими действиями.  
- Зачем преступнику или преступникам нужно было выносить тело из квартиры на огород в 60 метрах от дома?  
- Если с целью отвести от себя подозрения, то такое поведение характерно только для лиц из близкого окружения убитого, ибо для « постороннего «преступника» все равно, где останется труп, лишь бы он ушел незамеченным.  
В связи с этим, возможно, убийца живет в одном доме с убитым или по соседству, поскольку знает окружающую дом местность!  
- Да все это, конечно, настораживает, но будем работать, я сейчас вернусь в РОВД, доложу начальнику и будем организовывать оперативную работу.  
- Ну, тогда до скорой встречи, Николай Иванович, а вот, слава Богу, мы и приехали.  
 
По пути в голове уже складывается план дальнейших действий - доклад прокурору, вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, первые допросы свидетелей, вынесение постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы и присутствие на вскрытии трупа.  
Прошу Стародумцева Н.И. еще раз взять всю оперативную работу на себя лично и завершить сегодня опрос свидетелей.  
А вот и «родная» прокуратура района.  
Относительно новое кирпичное одноэтажное здание с палисадником и отдельно стоящим гаражом. Рядом со зданием расположена действующая церковь Святого Николая и районное управление статистки, самое бесполезное в районе учреждение, на фасаде которого нужно было бы написать изречение: «Есть ложь, большая ложь и статистика». Возглавлялось это «власти угодное» учреждение в то время очень плохой копией главной героини популярной советской комедии «Служебный роман».  
А еще советская власть «постаралась» оба эти здания построить на месте бывшего церковного кладбища, для чего могилы «лучших» жителей славного города Садовска» были просто безнаказанно срыты, а гранитные могильные плиты, которым не посчастливилось быть разбитыми и уложенными в фундамент обоих зданий, сброшены на задворки прокуратуры и соседнего барского дома, переоборудованного на «Дворец пионеров», одним словом, все было на «костях» построено.  
Прокурора еще на месте нет; ну, раз так, оставляю в архиве изъятые вещественные доказательства и, сделав наспех бутерброд и чашку кофе, перекусив, перекуриваю и за работу. Да, уважаемые читатели, следователи тоже едят и пьют и не всегда виски…  
(Время 10.05)  
Старая пишущая машинка марки «Украина» 1960 года выпуска, пережившая не один десяток следователей и прокуроров, как всегда, готова к работе; привычным движением вставляю бланк постановления о возбуждении уголовного дела (&№9787;! т.е. основного документа, с которого рождается уголовное дело) в машинку и за работу  
 
Постановление  
о возбуждении уголовного дела  
г. Садовск 28 мата 198_г.  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Южно-Украинской области юрист 3-го Католик В.П., рассмотрев сообщение об обнаружении трупа Шаталина В.И., поступившее от дежурного по Сугоклеевского РОВД,  
Установил:  
 
28 марта 198__г. около 05.30 в г. Садовске, по ул. Коминтерна, 36 на прилегающем к дому огороде был обнаружен труп Шаталина В.И. с признаками насильственной смерти - ушибленная рана головы.  
Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 94 УК УССР, и руководствуясь ст. 94, 95, 98 УПК УССР,  
 
Постановил:  
1. Возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 94 УК УССР- умышленное убийство.  
2. Принять уголовное дело к своему производству и приступить к расследованию.  
 
Следователь прокуратуры Католик В.П.  
 
О принятом решении сообщить прокурору Сугоклеевского района Шереметьеву П.П. и присвоить уголовному делу №14-779  
 
Следователь прокуратуры Католик В.П.  
 
Так, это готово, теперь за постановление о судебно-медицинской экспертизе  
 
Постановление  
о назначении судебно-медицинской экспертизы  
 
г. Садовск 28 марта 198__г.  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Южно- украинской области юрист 3-го класса Католик В.П. рассмотрев материалы уголовного дела N14-779  
 
Установил:  
31 марта 198__г. около 06.00 в г. Садовске, по ул. Коминтерна, 36 на прилегающем к дому огороде был обнаружен труп Шаталина В.И.с признаками насильственной смерти - ушибленная рана головы.  
 
На основании изложенного и руководствуясь ст. 196 и 198 УПК УССР,  
Постановил:  
1. Назначить судебно-медицинскую экспертизу, производство которой поручить СМЭ Фадееву Л.Н. из Сугоклеевского межрайонного отделения Южно-Украинской областного Бюро СМЭ.  
2. Поставить перед экспертом вопросы:  
1. Каковы телесные повреждения, обнаруженные при исследовании трупа Шаталина В.И., и чем они могли быть причинены?  
2. Имеют ли обнаруженные повреждения признаки, позволяющие установить размеры и форму, строение и др. особенности повреждающего предмета, а также идентифицировать его?  
3. Какова давность причинения повреждений?  
4. В каком положении находился Шаталин В.И. в момент нанесения повреждения?  
5. Каково было взаимное положение пострадавшего и нападающего в момент нанесения повреждения?  
6. Имеются ли на теле Шаталина В.И. повреждения, характерные для борьбы и самообороны?  
7. Находился ли Шаталин В.И. в момент причинения телесных повреждений в состоянии алкогольного опьянения и какой степени?  
3. Предоставить в распоряжение эксперта материалы: труп Шаталина В.И. и копию протокола осмотра места происшествия от 28.03. 198_г.  
4. Поручить производство экспертизы СМЭ Фадееву Л.Н. и разъяснить ему его права и обязанности, предусмотренные ст.75 УПК УССР, и предупредить его об уголовной ответственности по ст._______ УК УССР за дачу заведомо ложного заключения.  
 
Следователь прокуратуры Католик В.П.  
 
Права и обязанности, предусмотренные ст.75 УПК РФ, мне разъяснены  
. Одновременно я предупрежден_ об уголовной ответственности по ст. 256 УК УССР за дачу заведомо ложного заключения.  
Судебно- медицинский эксперт___________________  
 
Ну, все, с «неотложными действиями» пока закончено. Но впереди вскрытие.  
И неизвестно, чем там занимаются «внуки Дзержинского».  
Телефонный звонок в уголовный розыск. Трубку берет Ревуцкий.  
- Ну, расскажи, Василий, что там у Вас делается?  
- Да все в порядке, Петрович, жена убитого уже в РОВД, с ней беседует Даташвили, родители убитого не опрошены, оба в стрессовой, ты сам понимаешь, ситуации.  
Сейчас идет опрос вызванных в РОВД соседей - кто что видел и что кто слышал в ночь с 27 на 28 марта, а также участковые Петухов и Самоплясов ведут подворный обход жителей всей улицы Коминтерна, выясняя, кто и когда вернулся вечером домой и кого и что видел.  
- Ну ладно, я через полчаса зайду, посмотрю, чем Вы там занимаетесь.  
Да еще не забудь поговорить с заведующей ветеринарной лечебницей, чтобы выяснить, чем 28 марта занимался наш покойник, когда, куда, с кем, во сколько и в каком состоянии ушел с работы? Понял?.  
-Будем стараться!  
 
(Время 11.10)  
Стук входной двери и через минуту в кабинет заходит прокурор Шереметьев.  
- Здорово! Ну, что там у нас случилось, расскажи.  
А вообще пошли ко мне, надо же мне в область доложить.  
Переходим в кабинет прокурора. Раздевшись и сев в свое кресло, Шереметьев выслушивает мой рассказ и бегло читает протоколы осмотра места происшествия и осмотра квартиры, а также постановление о возбуждении уголовного дела.  
Затем набирает телефон областного прокурора и докладывает о происшествии и проделанной работе. В ответ получает указание докладывать о ходе расследования прокурору-криминалисту области каждые шесть часов и готовить до конца следующего дня спец. донесение для Генеральной прокуратуры УССР.  
 
-Так, - подвел итоги доклада прокурор, - мне сегодня нужно по делам в совхоз им.Свердлова, поэтому оставляю тебя одного, вечером созвонимся. Действуй!  
(Время 12.10)  
Захватив документы, возвращаюсь в свой кабинет. Снова звонок к Ревуцкому, телефон никто не берет. Дежурный по РОВД на мой звонок ответил, что Ревуцкий на выезде. Где Даташвили, он не знает, тот только что вышел.  
Задержанный Бухальский В.П. в камере, а жена убитого Шаталина Л.И. уже в кабинете участковых пишет пояснения. Стародумцев у себя в кабинете.  
Звонок домой Фадееву Л.Н., он готов начать вскрытие в 15.00, так что в запасе 2.5 часа и надо идти в РОВД, благо оно находится почти в 100 метрах от прокуратуры.  
Само здание районной милиции - это особая тема, поскольку в прошлом это дом еврейского раввина с пристроенным к нему советской властью зданием «Изолятора временного содержания» (то есть местной тюрьмой в миниатюре).  
А сама синагога, стоящая рядом, превращена в спортзал «Детской спортивной школы №1».  
При входе в РОВ еще не вижу, но уже слышу, что там, в дежурной части, «бушует» начальник РОВД майор милиции Залетаев Александр Иванович! Известный своим в горячке сказанным перед подчиненными крылатым изречением: «Если наше государство думает, что оно нас кормит, то пусть оно думает, что мы его защищаем!»  
Быстро здороваюсь с Залетаевым и прохожу дальше, не вникая в суть происходящего.  
В уголовном розыске дверь закрыта, захожу в кабинет к Стародумцеву, склонившемуся над какими-то бумагами.  
- Ну, что скажете, Николай Иванович?  
- Да так, работаем…  
- Над чем?  
- Да вот планы пишу на следующий месяц.  
- А убийство кто будет раскрывать?  
- Даташвили и Ревуцкий! А меня начальник обязал писать планы.  
- Нет, дорогой Николай Иванович, так дело не пойдет! И где пояснения сторожа, обнаружившего труп, и жены убитого?  
- Да я их читал, сторож ничего нового не сказал, я знаю его с положительной стороны и думаю, что он к убийству не причастен.  
- А чего тогда удерживаете в РОВД?  
- А так, на всякий «пожарный случай», скажем, чтобы не запил.  
- Сильно выпивает?  
- Да бывает временами, поэтому и повод формальный есть «закрыть», надо поговорить заодно и по поводу краж по месту его работы.  
- Сейчас «хлопцы» с розыска вернутся и передадут Вам его пояснение.  
- Ну, а жена что пишет?  
- Я еще не читал, не до нее было.  
- Ну, тогда, дорогой Николай Иванович, так дело не пойдет. Давайте заводите ее в кабинет и будем начинать официальный с ней разговор, а свои «наполеоновские планы» после раскрытия убийства допишете».  
 
Конец первой главы.  
 
 
                                               Глава 2  
                                               ЛЮБА  
 
Люба сидела в маленьком, вытянутом в длину и обставленном старой мебелью, кабинете РОВД, куда ее завел незнакомый, большого роста, усатый, мрачноватого вида милиционер.  
Она сидела, откинувшись на спинку стула, слегка запрокинув голову и упираясь затылком в стену.  
Лицо Любы, если бы на него смотрел в эту минуту сторонний взгляд, не выражало ни горя, ни тревоги, ни страха. Сказали ждать, вот она и ждет.  
Хорошо, что ее оставили одну в этой комнате и не задают никаких вопросов.  
Люба не только внешне казалась безучастной к происходящему. Она действительно не чувствовала ничего, кроме сильной усталости.  
Хорошо, что можно вот так сидеть. Любе казалось, что, встань она на ноги, усталость придавит ее к полу своими тяжелыми лапами и уже не отпустит никогда.  
 
Мысли в голове, ворочались медленно и лениво, как большие рыбы в стоячей воде.  
Что это с ней происходит?  
Умер Валера. Это хорошо или плохо?  
Да как сказать?..  
С одной стороны – как жить дальше?  
Дочь маленькая еще. У матери здоровье не железное. Хотя за мать-то как раз можно не волноваться, она не завтра помирать, собралась.  
Да и характер у мамы...Она не пропадет.  
Когда отец из семьи ушел, мне было десять лет, а брату и того меньше. Мать не рвала на себе волосы и не выцарапывала глаза сопернице. Тяжело было, что говорить. Мать вечно на трех работах вкалывала, чтобы меня с братом поднять.  
Платили везде мало, но, в общем, получалось, что прожить можно.  
Лишнего не было, но и не голодали. Может, другие и по богаче жили, только мать никому не завидовала, а я и подавно.  
Мать с утра до ночи на работе, а на мне дом: прибраться, полы помыть, поесть приготовить, брата из детского сада забрать - матери-то, когда было этим заниматься?  
С подружками после школы особо и погулять-то было некогда, а если и удавалось когда, то всегда с «довеском» приходила: малого одного дома не оставишь, хлопчик шустрый, того и гляди, набедокурит чего.  
Вон как-то раз в колодец чуть не упал – хорошо, сосед недалеко стоял, успел подскочить да ухватить Саньку за рубашку.  
Мать тогда узнала – отхлестала полотенцем. Только брата она без присмотра не оставляла не потому, что матери боялась.  
Брата Люба любила и заботилась о нем по-матерински. Санька в школу пошел – опять глаз да глаз нужен: уроки проверить, проследить, чтобы чистый был, чтобы поел, чтобы в школе не обижали – да мало ли что? Тут не до ветра в голове.  
Мать на родительские собрания в школу не ходила: Люба хорошо училась и поведения была примерного, так чего ж ходить, время тратить? Учителя в один голос говорили, что Люба девочка очень способная. А Санькина учительница с первого класса привыкла на собраниях среди родителей других учеников видеть Любу Иванову.  
В 13-14 лет почувствовала, что стала красивой девочкой.  
Но то ли из-за того, что повзрослеть рано пришлось, то ли из-за того, что городишко был маленький, все на виду, новости и сплетни распространялись со скоростью света, вела себя скромно, и никто про нее слова худого сказать не мог.  
Была, однако, еще одна причина, почему не ходила на школьные вечера, да и вообще старалась держаться в тени.  
 
Стеснялась того, что была плохо одета.  
Конечно, не голая ходила, но... Видавшие виды единственные туфли, много раз побывавшие в руках сапожника, всегда ремонтировались «с ноги» - оставить их в мастерской на несколько дней было просто невозможно.  
Девчонки обсуждали, кому какое платье на Новый год сшили или какие туфли купили, а Любе рассказать было нечего.  
Не завидовала одноклассницам, но и не сторонилась таких разговоров. Она просто слушала и молчала. И не ходила на школьные вечера.  
У матери сама ничего не просила – мать сама была не бог весть как одета. Довольствовалась тем, что мать ей покупала, из того, что можно было купить в тогдашней торговле.  
Только иногда говорила, что туфли уже жмут, что сапоги совсем порвались, что подол платья отпускать уже некуда. Мать жалела дочь и страдала оттого, что не может одеть дочь не то, что лучше других, а хотя бы не хуже. Мать продолжала работать на нескольких работах, и наконец-то вроде неплохо устроилась продавцом в торговле, что, впрочем, не мешало ей по привычке по вечерам в районной поликлинике.  
Вроде немного легче стало жить, мать «приодела» Любу, стали питаться лучше, купили наконец-то стиральную машину и новый холодильник «Бирюса».  
То ли поэтому, то ли все-таки молодость стала брать свое, Она как-то повеселела, расцвела и все чаще стала петь. У нее действительно оказался хороший голос, и ее стали привлекать к участию в смотрах художественной самодеятельности.  
Пела Люба с удовольствием. Пела она не потому, что ее за это хвалили, а просто любила песню, будь то модная эстрадная песня, что-то патриотическое или народное.  
Очень скоро «Любочка» стала звездочкой районного масштаба, и без нее не обходилось ни одно выступление ВИА «Юность» из районного Дома культуры. В вскоре ее пригласили в районный украинский народный хор, где она сразу стала самой молодой солисткой.  
И тут грянул гром среди ясного неба.  
Арестовали мать. Когда пришел знакомый участковый милиционер и сказал Любе об этом, она сначала не поняла, о чем он говорит. Он говорил, что мать в ИВС, и надо, чтобы кто-то пришел и принес ей передачу.  
И что мать просила сказать, что ничего ей не надо бояться, а слова текли, обволакивали, словно паутина, и она, ничего не понимая, просто молча стояла и смотрела на участкового.  
-Да ты меня слышишь ли? – спросил участковый.  
Люба словно очнулась:  
-Ой, дядечка, да вы проходите!  
Поставила табуретку, смахнула передником несуществующую пыль:  
-Садитесь!  
Милиционер сел, снял фуражку, вытер лоб большим, не очень свежим носовым платком и начал объяснять ей все сначала.  
Она поняла, что мать арестовали, но все равно до конца в голове не укладывалось: как это – арестовали?  
Арестовывают же воров и бандитов. Не могла же мать кого-то убить или ограбить! А ИВС – это что? Это далеко? Нет? Но она про такое учреждение даже не слышала. Это в областном центре? А что это? Т ю р ь м а??? Мама в тюрьме?  
Милиционер опять стал терпеливо объяснять ей все сначала. В конце концов, она поняла, что мать никого не убила, что ее арестовали за какое-то преступление по работе в связи с недостачей товаров в том магазине, где работала мать, а пока она в тюрьме и видеть ее несколько дней будет нельзя.  
Участковый ушел, а она как-то неожиданно для себя успокоилась и стала думать, как сообщить об этом брату.  
Мать, потом, в ходе суда, действительно выпустили под подписку о невыезде, но произошло это не завтра и даже не через неделю.  
Вот тогда она и увидела во всей красе, что такое маленький городок, где все друг другу или родня, или кумовья, где с одной стороны – круговая порука, а с другой – «своя рубашка ближе к телу» и «моя хата с краю».  
Когда шла по улице, никто, конечно, не бросал в нее камни. Но бабы в магазинчике замолкали, едва она появлялась на пороге. Некоторые смотрели на нее во все глаза, а другие отворачивались, словно вообще ее не заметили.  
Когда она шла по улице, где все друг друга хорошо знали, она здоровалась со встречными, как обычно. Ей отвечали – кто сухо, кто, наоборот, излишне душевно, но стараясь не встречаться с ней взглядом, а потом люди стояли и долго смотрели ей вслед.  
В школе девчонки ее от себя не гнали, но и в разговоры не вовлекали, а после уроков все вдруг начинали торопиться домой.  
Дней через десять после ареста матери, когда она все еще находилась в ИВС, Санька пришел домой с разбитой губой.  
Он прятал лицо от Любы, но она заметила это, повернула Саньку лицом к себе и обомлела.  
Выяснилось, что у Саньки в школе была не менее драматичная ситуация, чем у Любы, и когда один из пацанов, не поделивший что-то с Санькой, выпалил: «А твоя мать – воровка и тюремщица!», Санька бросился на обидчика, не помня себя.  
Потасовка закончилась взаимным облегчением и примерно равноценными потерями в виде подбитого глаза у одного из бойцов и разбитой губы у другого.  
Деньги заканчивались, и чтобы не сидеть на иждивении у родственников, она решила пойти в городскую поликлинику, где мать подрабатывала до ареста, чтобы устроиться на работу.  
Сестра-хозяйка повздыхала, покачала головой, а потом махнула рукой, словно подводя итог в споре с кем-то невидимым:  
- А и ладно! Пиши заявление, да сегодня же приходи после восьми. Пойдем, покажу, где стоит ведро со шваброй, и какие кабинеты мыть.  
Через две недели Люба принесла домой свои первые заработанные деньги: 60 рублей. Аванс. Люба казалась себе сказочно богатой.  
Потом мать действительно выпустили под подписку о невыезде. Она вернулась домой другим человеком. От матери пахло как-то странно. Люба не могла сказать, что это за странный запах, примешавшийся к запаху хлорки.  
Но не только из-за этого запаха мать казалась другой. Она и раньше-то не была сентиментальной, а сейчас стала особенно жесткой, что-то резкое и неприятное появилось в ее движениях. Она говорила мало, короткими фразами, и в голосе у нее появились резкие гортанные звуки, а от былой певучести не осталось и следа.  
Мать не ходила на работу. Она целый день лежала на кровати поверх одеяла, отвернувшись к стене и кутаясь в большой клетчатый платок, с которым она не расставалась после возвращения из ИВС.  
Люба ходила в школу, работала по дому, как и раньше, а по вечерам все так же мыла полы в поликлинике. Только в поликлинику она бежала уже после девяти – до девяти Люба пела. Репетиции в Доме культуры были каждый день – три раза в неделю с ансамблем «Юность», три раза – в украинском хоре.  
С песней Люба преображалась: она тосковала о чьей-то несчастной любви, как о своей, она радовалась, если песня была веселой, и все беды отступали куда-то на задний план.  
А потом был суд. Мать судили за растрату государственного имущества. На суде все время повторяли одно и то же, и Люба не особо вдавалась в детали, к тому же было много непонятных слов, а спросить Люба боялась, да и не у кого было. Оказалось, что мать выдавала людям товары в долг, под запись в своей тетради, а на момент ревизии эти « должники» с ней не рассчитались.  
В конце концов, с учетом того, что у матери на иждивении было двое несовершеннолетних детей, сума недостачи не превышала 2000 рублей, матери «дали» два года условно.  
Люба не очень понимала, как это – условно, но из всего, что ей пытались объяснять, Люба поняла главное: мать в тюрьму не посадят, она будет жить дома, а в торговле ей работать больше нельзя.  
Вот так и жили….  
После школы она не стала учиться дальше. Мать не говорила прямо, чтобы дочь не поступала в единственный в районе сельскохозяйственный техникум или в институт в Южно-Украинске, но вздыхала постоянно, что денег нет, что малой растет, что одежды на него не накупишься....  
И она пошла работать. Взяли ее сначала в ту же поликлинику, где она мыла полы.  
Кем могли взять без образования? Санитаркой и взяли.  
Только днем она работала за себя, а вечерней санитаркой была оформлена мать – Любе еще не было восемнадцати лет, и на две ставки по закону ее взять не могли.  
Тут ее воспоминания прервали. Дверь кабинета внезапно открылась. На пороге стоял молодой милиционер Сергей, которого она часто встречала на танцах в районном доме культуры.  
-Ну, що? Сидишь, красавица? Ты уже написала объяснение?  
Я тут сегодня подменяю помощника дежурного, и судя по тому, что сидеть ты будешь здесь долго.  
Пока еще не придет следователь прокуратуры. То я решил «подкормить» тебя частью своего «тормозка».  
С этими словами Сергей достал из целлофанового пакета бутерброд с колбасой и термос с чаем.  
-Давай быстро ешь, а мне пора идти на пост.  
- С этими словами Сергей вышел.  
Люба не шевельнулась. Есть она не хотела. Она вообще ничего не хотела. Она не хотела даже домой.  
Но потом вдруг сильно захотела пить. Налила полный стакан еще теплого чая, выпила его залпом и только после этого почувствовала, что смертельно устала.  
Но, сиди, не сиди, а надо писать объяснение, как сказал ей Ревуцкий, приведя ее в милицию.  
Шариковая ручка и белый лист бумаги лежали перед ней на столе.  
Опять села на стул и быстро начала писать. Затем, откинувшись на спинку стула, приняла ту же позу, что и полчаса назад.  
Ей вдруг снова сильно захотелось спать.  
Люба не могла сказать, сколько времени она так просидела, заснула она или нет.  
Звук открывшейся двери заставил ее сесть прямо.  
Дверь распахнулась и на пороге стоял тот же пожилой милиционер с усами, что привел ее сюда утром.  
- Шаталина, к следователю! Иди за мной!  
 
                                                Конец второй главы  
 
 
                                                              Глава 3  
 
По звонку Стародумцева, помощник дежурного по РОВД, доставляет - Шаталину Любовь Ивановну.  
В комнату входит молодая женщин, среднего роста, упитанного телосложения, одетая в коричневую утепленную куртку, черные брюки и вязаную шапочку. Миловидное с большими глазами, припухшее очевидно от слез, лицо без косметики, волосы светлые, в руках держит лист бумаги и шариковую ручку, взгляд подавлено-испуганный.  
! Прежде чем продолжить описание дальнейшей беседы с Шаталиной, хочу обратить внимание читателя, что даже в обычном разговоре, при встрече с незнакомым человеком, от первого впечатления о внешности, манере поведения и первых слов всегда складывается определенное впечатление о человека. Возникает или симпатия или антипатия.  
Лицо человека - как открытая книга. В нем говорит все - брови, глаза, рот, каждая морщинка. С возрастом лица меняются, но самые главные черты остаются неизменными, а подчас даже более явно себя проявляют. Одна из самых древних физиогномик в мире - китайская.  
И они утверждают, что по лицу человека можно прочесть даже его судьбу. Хотя на момент описываемых событий физиогномика, это «лженаука», поскольку о ней ничего хорошего не писали классики марксизма-ленинизма!  
С позиции сегодняшнего дня, надо признать, что древнее искусство физиогномики все больше находит себе применение в современном мире. Оно помогает понять человека еще до вступления с ним в непосредственный контакт, во время проведения диалога.  
Одно только первое знакомство может многое сообщить внимательному взгляду и, возможно, предостеречь от ошибок, которые в нашем мире дорого обходятся. Физиономисты выделяют пять важнейших черт лица: брови, глаза, нос, рот и уши. Сразу оговоримся, что женское лицо прочитать сложнее, так как косметика многое скрывает. Но и здесь трудно "поменять" форму лица, глаз.  
Наиболее полную характеристику человеку можно дать, рассматривая его лицо в совокупности, но можно начать изучение физиогномики с рассмотрения отдельных черт лица. Это поможет вам быстро сориентироваться там, где мало информации о партнере, с которым предстоит вести дела.  
Если применить эту аксиому к служебной деятельности следователя прокуратуры, то нужно обязательно обратит внимание читателя на то, как он применяет хотя бы основы физиогномики и выработанные практикой коммуникационные навыки и реализует свои способности к получению необходимой информации.  
Сейчас этому пытаются обучать, а тогда этому всему приходилось учится самому и только медом проб и ошибок.  
Дело в том, что обычно вся важная информация, что интересует в данный момент следствие, находится в руках других людей.  
Поэтому, только общение с людьми - будто это свидетели, подозреваемые, обвиняемые их можно назвать еще условно «источниками информации» дает следователю необходимые сведения. Но прежде, чем получить желаемое, следователь должен выбрать подход к источнику информации.  
По сути таких подхода три - мягкий, жесткий, и конструктивный.  
Мягкий подход характеризуется тем, что следователь позиционирует себя как «друг», представляя цель общения, как одностороннее соглашение, при которой источник добровольно делится известной ему информацией и благополучно расстается с работниками правоохранительных органов. Все это протекает в атмосфере доверия к источнику информации.  
Стиль общения - разъяснения уголовного законодательства, пытка понять чувства и настроение «источника», уведомление «источника» о его важной роли в раскрытии преступления и легкая корректировка своей позиции, по ходу обмена информацией.  
Жесткий (строго официальный) подход характеризуется тем, что следователь позиционирует себя сразу как «силу» которая превосходит «источник» как в силу важности своей должности, и связанных с ней возможностей, так и вследствие своего общечеловеческого превосходства и ставит перед собой цель, «победы любой ценой» над «источником» информации.  
Этот подход присущ такому типу следователей и работников уголовного розыска, которых на профессиональном жаргоне называют «колунами», от слов «расколоть преступника» т.е. понудить его, к даче признательных показаний, не располагая другими достаточными для изобличения прямыми или косвенными доказательствами.  
 
Все это происходит в атмосфере открыто выражаемого недоверия к «источнику информации».  
Стиль поведения – требования немедленной выдачи известных ему данных, даже если они являются негативными и несут опасность уголовного преследования для «источника». Стиль общения – жесткий тон и психологическое давление.  
 
Конструктивный подход характеризуется тем, что следователь заявляет себя перед «источником информации», как» собеседник», ставя цель достижения взаимовыгодного решения возникшей проблемы.  
Атмосфера - это беседа, независимо от степени доверия, которое следователь испытывает на самом деле к источнику информации. Стиль поведения- достижения взаимовыгодных вариантов получения информации( т.е. можно сказать « торг» с источником.. Стиль общения – акцент на интересах источника информации, отделяя человека от проблемы. Тактика – мягкий курс, но на жесткой платформе, уступать доводам, а не давлению.  
 
Любой из этих подходов должен привести к достижению поставленной цели получение информации.  
 
Кроме вышеперечисленных, вербальных коммуникаций, следователь должен еще и иметь разносторонние навыки в невербальном общении, т.е. понимать язык жестов т.е. правильно распознавать и истолковывать для себя, что в данный момент могут означать положение рук, само рукопожатие, взгляд, положение ног лица («источника информации») с которым он ведет общение (на юридическом языке - допрос).  
 
Знание и применение методов вербального и невербального общения с источником информации позволяет следователю занять активную позицию и обеспечить направленность своих действий на получение достоверной информации. И так продолжаем…  
 
«Здравствуйте Любовь Ивановна!  
«Здравствуйте»  
.«Я следователь Сугоклеевской районной прокуратуры Католик».  
«Да я Вас знаю, Вы в прошлом году приезжали к соседям моей матери, когда там хозяин отравился хлорофосом».  
Да был такой факт. Перепутал человек, бутылку с самогоном с бутылкой с ядом.  
«Но Вы, Любовь Ивановна, сюда приглашены по другому факту смерти.  
 
Сегодня утром был обнаружен трупа Вашего мужа. В связи с тем, что установлены данные, свидетельствующие о насильственном характере его смерти, по данному факту прокуратурой района, возбуждено уголовное дело по ст. 94 УК УССР - умышленное убийство»  
 
В ответ на мои слова, Шаталина Л.И., наклонив голову, только молча кивает.  
 
«Вы я вижу, уже что-то написали, давайте я ознакомлюсь, а Вы присаживайтесь»  
 
Вот это объяснение:  
                                                                             Начальнику Сугоклеевского РОВД  
                                                                             майору милиции Залетаеву А.И.  
                                                                             от Шаталиной Л.И. 1951г.р.  
                                                                             проживающей г. Садовск  
                                                                             ул. Коминтерна, 36, кв.5  
 
 
                                                    ОБЪЯСНЕНИЕ  
 
27 марта 19…. года я была дома по причине простуды и что бы ни терять времени зря, я начала в комнате небольшой ремонт, побелила стены в спальне, и затем убрала остальные комнаты.  
В 18.00 месте с дочкой Таней (6 лет) пошла к родителям мужа, где дочка осталась с бабушкой, а я в виду того, что в квартире был сильный запах побелки, пошла, ночевать к своей матери Ивановой Надежде Петровне на ул. Широкую, 21  
За мужа я не беспокоилась, поскольку он знал, где меня можно найти.  
Сам муж утром пошел на работу и домой до ее ухода не возвращался.  
С мужем мы жили в принципе нормально. Но были и ссоры, как в каждой семье.  
Кто и почему мог быть заинтересован в смерти мужа, я не знаю.  
О факте смерти узнала утром 31.03.198… г. от работника милиции Ревуцкого В.Т., который и привел ее в РОВД для дачи пояснений. Врагов или недоброжелателей у мужа не было. Спиртными напитками он не злоупотреблял.  
 
Шаталина Л.И.  
28.03.198…г.  
 
«Вы не хотите Любовь Ивановна что-нибудь еще добавить по существу написанного в объяснении?  
«Нет, я все уже сказала».  
 
«А скажите, пожалуйста, долго я буду находиться в РОВД?  
«Что я могу Вам сказать Любовь Ивановна?  
Я думаю, Вам придется здесь в РОВД, «задержатся» до окончания проведения судебно-медицинской экспертизы, т.е. примерно до 18.00 и потом мы проведем ваш первый официальный допрос».  
 
«А пока Николай Иванович, организует вам обед, чтобы Вы не умерли с голоду, до моего возвращения»,  
После чего Шаталина Л.И. в сопровождении Стародумцева Н.И. , молча уходят с кабинета.  
Тут в дверях появляются Ревуцкий и Даташвили, возвратившиеся с обеда и оживленно между собой беседующие.  
«А, вот Вас господа сыщики, мне и надо», говорю я,  
«Заходите, будем говорить о делах наших «скорбных».  
Перехожу из кабинета Стародумцева в кабинет розыскников, рассаживаемся, и я начинаю первый, обращаясь у Даташвили В.Т., мужчине лет 49, склонному к полноте, среднего роста, с флегматичным, красноватым лицом.  
Сам по национальности украинец, а фамилию в детстве как сирота получил грузинскую, поскольку во время войны жил и воспитывался в г. Туапсе в грузинской семье.  
Шутя, обращаясь к Даташвили говорю, «Ну что Батоне – капитан? Какие у нас будут версии? Даарагой!  
Мое шутливое обращение ничуть не смутило Даташвили, и он после долгого сморкания в носовой платок, наконец, сказал: «Да никаких версий у него нет».  
«А чем же Вы занимались до этого времени?»  
«Пытался, поговорить с родителями Шаталина, но официально опросить их в виду их шокового состояния не смог и опросил сторожа Буховецкого, вот его объяснение.  
 
                                                                                       Начальнику Сугоклеевского РОВД  
                                                                                       майору милиции Залетаеву А.И.  
                                                                                       от Буховецкого В.П. 1948г.р.  
                                                                                       проживающий в г. Садовск  
                                                                                       ул. Коминтерна, 36, кв.1  
 
                                                     ОБЪЯСНЕНИЕ  
 
28 марта приблизительно около 05.30 я возвращался домой с дежурства на работе.  
Так как я торопился, пораньше вернутся домой, то решил сократить путь и пошел к дому не по улице, а напрямик через сад и огород.  
Когда вышел из сада, то обратил внимание, на лежащего посредине огорода мужчину. Удивившись и подумал, что кто пятый заснул, и решил подойти поближе.  
Примерно не доходя метров 3-х до лежащего мужчины, узнал в нем своего соседа Шаталина Валерия из кв. №5.  
Я позвал его, но он не откликался, на лице у Шаталина была видна кровь. Я подошел поближе и взял его за руку, убедился, что Шаталин не подает признаки жизни.  
Сразу пошел в квартиру Шаталина, но дверь была закрыта на навесной замок, и тогда я в виду отсутствия дома телефона, пришел в Сугоклеевской РОВД и сообщил дежурному про найденное мною тело Шаталина В.  
В этот день он спиртных напитков не употреблял.  
С Шаталиным В. дружеских отношений не поддерживал, но и не сорился.  
 
28.03.198…г. Подпись  
 
 
«Да, не густо», сказал я, оторвавшись от чтения, а теперь послушайте меня, и рассказал им результатах об осмотре трупа и квартиры, своих наблюдениях и мнении СМЭ Фадеева Л.Н.  
 
Подводя итог говорю:  
«Дело, дорогие «сыщики» уже возбуждено, поэтому затянуть проверку и потом через месяц возбудить его по факту причинения тяжких тесные повреждения, чтобы не портить себе статистические показатели первого квартала нераскрытым преступлением, как иногда бывало при моих «предшественниках», Вам не удастца!  
 
А посему засучивайте рукава и серьезно принимайтесь за работу».  
«К тому же, прокуратура области уже уведомлена про убийство и ждет результатов раскрытия.  
Вечером в 19.00 прокурор района собирается провести расширенное оперативное совещание по данному делу».  
«Да, если приедет трезвый» - съязвил Ревуцкий.  
«А это товарищ старший лейтенант не Ваше дело», парировал я выпад,  
«Вы бы своего Залетаева А.И. поберегли, чтобы людей в больнице, будучи пьяным, не избивал»  
«Теперь, как говорится, оставим же Кесарю - Кесарево, а Богу - Богово»  
 
«И слушайте меня:  
«Первое – оставляю Вам для доверительной беседы Шаталину Л.И., вот ее объяснение, но мне кажется, она многое здесь недоговаривает.  
«Второе, найти и опросить одного из родителей Шаталина А.И., заверить, что убийца будет найден обязательно, и сообщить, что завтра тело могут забирать с морга для организации похорон».  
«Третье - найти и опросить, а лучше пригласить в РОВД и там опросить, мать Шаталиной Л.И. , в ходе чего выяснить, где была и чем она занималась 27 и 28 марта?».  
«И, наконец, еще раз о наболевшем! Где же ваши «доверенные лица»?  
Тут нужна, вся неофициальна информация, о последнем периоде жизни супругов Шаталиных и их ближайшего окружения.  
По крайней мере, Шаталина Люба была на виду у всего города и не может быть, чтобы ничего народ о ней и ее жизни не знал.  
Что-то мне кажется, что правы были французы, когда придумали выражение – «Шерше ля фам!»  
Поройтесь в своих «агентурных досье, но я прошу, не хитрите ради Бога сейчас, все, оформляя задним числом, прикрывая свой зад».  
«И еще одно, с Шаталиной работаете только Вы товарищ капитан, а Вы Василий Иванович, больно «горячий» и поэтому займетесь всем остальным, буду со вскрытия около 18.00, чтобы дежурный по РОВД знал, где Вы и чем занимаетесь».  
А теперь как говорится «По коням!»  
 
Выйдя от «розыскников», забираю в дежурной части патрульную машину и еду в Сугоклеевской межрайонное отделение СМЭ - царство эксперта Фадеева Л.Н. находящегося при городском морге.  
Л.Н.Фадеев на месте и, невзирая на прожитые годы, тяжкий труд и ранний подъем. Выглядит как всегда бодрым и иронически деловым. Вся его команда – санитарка-секретарь Люба и санитар-сторож, туберкулезник Николай, выполняющий все черновую работу и живущий с учетом спецыфики его работы, тут же при морге, ждут начала работы.  
Л.Н.Фадеев, с добродушной ехидцей, спрашивает:  
«Ну как дела у лучшего следователя прокуратуры области?»  
Рассказываю ему о результатах осмотра квартиры, о возбуждении дела, посещении РОВД и беседы с Шаталиной Л.И. и «операми» и даю для ознакомления и руководства копию постановления о назначении судебно - медицинской экспертизы и надев халаты переходим в секционный зал.  
Наверно бы можно было назвать эту главу скажем «О чем рассказал умерший» но боюсь, что это покоробит эстетов из числа любителей классического детектива»  
И, тем не менее, глубоко уважаемый читатель, должен Вас проинформировать о следующем очень важном обстоятельстве, участником которого все мы имеем реальный шанс стать, если умрем не своей смертью!  
По большому счету жизнь большинства людей протекает в отрезке между «обязательным посещениями» двух медицинских учреждений – первое это рождение человека и естественно роддом, а второе морг.  
Это конечная остановка для живущего в цивилизованном мире человека, когда его душа уже отлетела в мир иной, а тело еще подвергается последним, социально необходимым испытаниям и экспериментам.  
Да! Да! Уважаемые читатели именно экспериментам, направленным на получения судебных доказательств необходимых для установления причины смерти.  
Обычные люди не задумываются об этом. И если картина с роддомом, у всех вызывает радость и умиление, то морг и мертвое тело, приносит в чью то семью горе.  
Но, вот, что происходит за стенами морга, и для чего все это нужно, и почему так делается, достоверно могут сказать только врачи да еще юристы.  
И то из них не все, потому что как говорится, многие их них знают, что означают слово «параша», но не все имели возможность лично возле нее сидеть.  
А раз так то вот небольшой ликбез.  
! Так судебно-медицинские экспертизы трупов производятся, как правило, в специально оборудованных помещениях (моргах) при лечебных учреждениях.  
Само вскрытие трупа может быть начато только после появления ранних трупных изменений, т.е. не ранее 2—3 часов после смерти.  
Поступивший труп (одежда и иные предметы) регистрируются, и хранится в условиях, препятствующих гниению. Обычно экспертиза проводится одним, а в сложных случаях при повторной экспертизе, двумя или тремя экспертами.  
Следователь, назначивший экспертизу в случаях убийств, в соответствии с указанием Генерального прокурора СССР, обязан лично присутствовать при вскрытии.  
В секционном зале я, чтобы, не путаться под ногами, у эксперта и его команды отхожу к окну и прикуриваю. В это время Л.Фадеев начинает обследовать и описывать одежда и обувь, снятые с трупа.  
Затем кратко определяет по внешним признакам пол, возраст, телосложения, степени упитанности, измерения длины тела. После проводится наружный осмотр трупа, сверху вниз, и подробное описание. Особое внимание уделяется трупным изменениям, повреждениям, индивидуальным особенностям. При этом внимает рану в лобной части головы с помощью масштабной фотографии.  
Затем Фадеев начинает внутреннее исследование трупа, которое обязательно включает вскрытие полостей черепа, грудной и брюшной, а при необходимости также шеи, конечностей и суставов, позвоночного канала.  
Поскольку нас интересует в первую очередь травма головы, то и начинает Фадеев с головы, используя для облегчения вскрытие черепной коробки свое «ноу-хау» - электрофорезу. Через минуту, аккуратно отделает теменную часть черепа и склоняется над раной.  
По ходу, диктует секретарю-медсестре – «В лобной области справа в 2 см от передней линии и на 166 см выше уровня подошв, расположена вдавленная рана черепа рана размерами 5.5 на 6.5 см. Края раны неровные, внутри раны имеются многочисленные осколки костей черепа. Из нижнего края раны право и вниз идет горизонтальный потек засохшей крови, плотно связанный с кожей, длиною 15 см и шириной 5 см »  
Подзывает меня и демонстрирует расположение раны, и ее последствия для остальных полушарий головного мозга.  
 
Затем Фадеев уже традиционно, исследует весь органнокомплекс грудной и брюшной полостей. Исследуется и измеряется каждый орган снаружи и на разрезе, отмечаются выявленные особенности и беря частицы органов и тканей для дальнейшего лабораторного исследования.  
Следующей стадией вскрытия это вынесение судебно-медицинского диагноза — специальное заключение о сущности повреждения (заболевания), состоянии обследуемого или о причине смерти, которое составляется в форме заключения судебно медицинской экспертизы, которое выносится экспертом уже на основе записей сделанных при вскрытии и результатов дополнительных анализов.  
Наконец, все закончено, тело передается в руки санитара, для приведения его в порядок и последующей передаче родственникам для похорон.  
Протокол вскрытия написан и подписан, мы с Фадеевым выходим с секционного зала морга в его кабинет. Раздеваемся (снимаем халаты), моем руки и я снова закуриваю.  
Тут, же задаю Фадееву вопрос, об орудии убийства и времени наступления смерти. На что последний немного подумав, дал следующий ответ.  
« Я думаю, что мои первоначальные выводы, сделанные при осмотре места происшествия, были верны.  
Убитый получил несколько ударов тяжелым тупым предметом, какими моли быть - топор ( вернее обух топора), большой молоток, массивный гаечный ключ и другой подобный предмет, с утолщенным квадратным наконечником.»  
«В момент удара, потерпевший мог сидеть, после первого удара подняться и оказывать сопротивление вряд ли смог.
      А повторные удары существенно повредили правое полушарие головного мозга и вызвали проникновение костных обломков во внутрь головного мозга и обильное кровотечение»  
«Что, кстати подтверждаются и наличием брызг крови на одежде, они говорят, что было обильное кровотечении из раны, по которой продолжали наносить удары. А мы ни на месте обнаружения трупа ни Вы в квартире этого не обнаружили.  
«Значит, убили, где-то в другом месте, а затем подбросили труп на огород Бухальского.  
А время смерти, то приблизительно 12 часов назад. Но это пока, мои предварительные выводи.  
Нужны еще результаты химического и гистологических анализов. Да и еще не забудьте взять с больницы медицинскую карточку Шаталина В.И.»  
Выпиваем с Фадеевым по большой чашке крепкого чая (это вместо обеда), и я прощаюсь.
      ( Часы показывают 17.20)  
На душе как бы немного «полегчало». Но впереди вечернее оперативное совещание РОВД.  
Медленно иду, грязными от весенней распутицы улочками Садовска, мысленно снова прокручивая в голове все события этого дня, автоматически планирую свои дальнейшие действия.  
Одновременно вспоминая слова популярной в то время песенки «Куда Вас сударь, к черту занесло, не уж-то Вам покой, не по карману?»  
Вот и РОВД (Время 17.55) , в коридоре тишина, полумрак, за деревянным ограждением сидит дежурный Петренко С.А.,  
«Ну, товарищ Петренко, вот и я, а где наши «опера»?  
«Да у начальника РОВД в кабинете?»  
«А Стародумцев?»  
«Тоже там»  
«А Шаталина?»  
«В кабинете участковых, с ней участковый Петухов».  
«Ну, а я просил мать Шаталиной – Иванову Н.С. еще привезти?»  
«Да, но «Ревука» доставил ее в помещении Штаба ДНД, чтобы не общалась пока с дочкой»  
«Ну, а начальник, почему Вас утром со старым дежурным Горой А.И. «распекал»?  
  Да не с той ноги встал, а еще Гора поздно ему сообщил об убийстве.  
«Ладно, посмотрим», сам себе говорю, «чем там занимаются «внуки Дзержинского» и иду в кабинет начальника Сугоклеевского РОВД.  
 
                                                               Конец третьей главы.  
 
 
 
                                                       Глава №4  
 
Опять сказали ждать... Ну, раз сказали, значит, надо ждать…  
Следователь этот, молодой, Католик, сказал, что до вечера ей тут сидеть. До вечера?? Мысли опять потекли неторопливо. Убит Валера…. Что будет дальше? И все ее прошлое стало проходить в ее памяти, но странным образом, как на экране телевизора, когда она себя воспринимала как бы со стороны…  
Люба познакомилась с будущим мужем за год до окончания школы.  
Она его и раньше видела в ДК – городок маленький, многие друг друга в лицо знали, а Валера был парень видный: густые черные вьющиеся волосы, усы которые делали его похожим на д’Артаньяна.  
Парень был веселый, заводной, и когда он приезжал в Садовск на каникулы, (учился в педагогическом институте), он сразу приходил к Любе с нехитрыми подарками.  
Поскольку не забывал Валера и Любину маму и всякий раз привозил безделушки и конфеты и ей, Надежде Григоровна было приятно такое внимание, и она не возражала против того, что Люба встречается с Валерой.  
Надежда Григорьевна ставила на комод подаренных Валерием фарфоровых зайчиков и птичек или повязывала на голову привезенный Валерой платок и каждый раз приговаривала: «Не дорог подарок – дорого внимание».  
Матери нравилось, что Валера ведет себя скромно, да и Люба не жаловалась, чтобы он лишнее себе позволял. С Санькой Валера подружился сразу, и Саньке очень нравилось, что у него теперь есть такой взрослый друг.  
Люба закончила школу, пошла работать, а еще через год Валера закончил институт и вернулся в Садовск навсегда. В середине августа его приняли на работу в школу, где когда-то училась Люба, и все еще работали учителями родители Валеры, теперь уже Валерия Ивановича.  
Как-то само собой получилось, что Любу и Валеру давно все воспринимали, как жениха и невесту. И сама Люба, и Надежда Григорьевна свыклись с этим, но все равно, когда однажды субботним утром во двор домика, где жили Ивановы, вошел Валерий с родителями, Надежда Григорьевна, увидев их в окно, выронила миску из рук: «Ой, Любка, тебя сватать идут...».  
И тут же заметалась по хате, не помня себя и не зная, что делать: то ли причесаться, то ли переодеться, то ли новую скатерть на стол стелить...  
Стук в дверь застал ее на середине комнаты. Двинуться к двери не было сил. Язык не поворачивался крикнуть обычное «открыто!».  
Он словно прирос к ставшему сухим нёбу. Стук повторился, а потом дверь распахнулась, и вошел Валерий, за ним его мать, а потом уж и отец. Надежда Григорьевна не могла двинуться с места. Она стояла с полотенцем в руках и не могла ни двинуться с места, ни слова сказать.  
Однако родители Валеры поздоровались просто и приветливо, и у Надежды Петровны словно гора с плеч упала. Она тоже приветливо заулыбалась и привычно начала собирать на стол. Разговор о свадьбе начала мать Валерия. Она говорила просто, понятно, и Надежда Григорьевна окончательно успокоилась.  
Она откровенно посетовала на то, что не может дать за дочкой хорошего приданого, да что там хорошего – никакого. Валерины родители ее успокоили, сказали, что это не имеет значения, главное, чтобы Люба с Валерой любили друг друга, и чтобы все было по-людски: и посватать, как положено, и свадьба, чтоб была, пусть не с большим размахом, но и не хуже, чем у других. Так Люба с Валерой и поженились.  
Они были молоды, любили друг друга, на неустроенность быта особо не сетовали, понимая, что не все сразу в жизни дается, а потому были счастливы. Родители помогали им, как могли.  
Люба довольно быстро забеременела, беременность переносила хорошо, и все жили в счастливом ожидании прибавления в семье молодых Шаталиных.  
Валера, конечно, хотел сына, но рождению дочери все равно был рад несказанно. По общему согласию девочку назвали Таней.  
Обе бабушки из всех сил помогали Любе, чем только могли, поэтому Люба не только быстро оправилась после родов, но еще больше расцвела на гордость всей родни. Безусловно, забота о дочке требовала много сил, но благодаря помощи матери и свекрови, Люба не оставляла без внимания и мужа. Их любовь вспыхнула с новой силой, только перешла в какое-то новое качество.  
На «круглую» дату родственники подарили Валере хороший зеркальный фотоаппарат «Зенит». Валера давно мечтал о таком, поэтому «всерьез» увлекся фотографией.  
Когда Любе с Валерой дали двухкомнатную квартиру в коммунальном доме, Валера приобрел фотоувеличитель и все необходимое для обработки пленки и снимков. Трудно сказать, кому первому пришла в голову такая мысль, но Валера стал фотографировать Любу полуобнаженной обнаженной, в разных ракурсах.  
Он печатал фотографии, и они с Любой, подолгу рассматривали снимки в альбоме, который не показывали никому. Они листали альбом, сидя в обнимку, на диване, целовались и говорили о том, как приятно будет вспомнить счастливое время, когда они будут уже старенькими. Люба нравилась себе на фотографиях.  
Она нравилась себе даже в самых «вольных» позах, только временами смеялась: «Ох, мать не видит! Убила бы – даром, что я замужем!  
Ни за чтобы не поверила, что я так перед мужем позировала!» Валера тоже смеялся в ответ: «Да и моя бы мать в обморок упала, если бы увидела! Сказала бы, что я на проститутке женился!»  
И они смеялись вместе, справедливо рассуждая, что это никого не касается, кроме них двоих. Если бы только Люба знала, чем это закончится... Если бы она только знала...  
Танюшка росла крепенькой, дедушка и две бабушки души в ней не чаяли, Любе с Валерой лишний раз дочку по вечерам да в выходные не давали, поэтому Люба опять стала петь.  
Она пропадала вечерами на репетициях в ДК, ездила с хором и ВИА с концертами по области, и все было хорошо, пока Валера не стал замечать, что от Любы после этих поездок, а то и просто после репетиций стало попахивать вином. Когда он строгим тоном потребовал у Любы объяснений, она отмахнулась: «Да выпили по полстакана шампанского после концерта!»  
Но «по-полстакана» стали все чаще, а однажды Валера увидел, что Люба идет по улице не одна. С ней шел какой-то парень. В сумерках светлое платье Любы и белую рубашку парня было хорошо видно.  
Не доходя метров пятьдесят до дома, Люба остановилась. Парень тоже остановился. Разговора не было слышно, но через несколько секунд парень развернулся и зашагал прочь. Люба пошла по направлению к дому одна. Валера быстро затушил сигарету и вошел в дом. Люба вошла через несколько минут после того, как Валера сел в кресло перед телевизором.  
Он ни о чем не спросил Любу, а Люба ничего ему не сказала. Она пошла на кухню и вышла оттуда с помидором в одной руке и куском хлеба в другой.  
Валера молчал, и Люба ела молча. Потом Валера поднялся и пошел спать. Люба выключила телевизор, молча разделась и забралась под одеяло. Валера лежал, отвернувшись к стене, и притворялся, что спит.  
С того дня и пошла между ними какая-то трещина. Они жили уже не семьей. А каждый своей жизнью. Была общая квартира, общая постель, а семьи уже не было. Валера стал выпивать, ушел из школы на другую работу, а Люба не пыталась его останавливать ни в чем. Валера больше не спрашивал, где и почему Люба задержалась, не предъявлял претензий, когда от нее пахло вином, и продолжалась такая «семейная жизнь» до тех пор, пока однажды Валера Любу не поколотил.  
Поводом для рукоприкладства послужило то, что однажды, когда Валера, как всегда, курил в палисаднике, он увидел, как Любу опять провожает высокий парень. Люба и ее спутник Валеру не видели, и, остановившись недалеко от палисадника, повернулись лицом друг к другу. Парень при обнял Любу, наклонился к ней и поцеловал ее в щеку. Люба не обняла его в ответ, но и не сопротивлялась.  
И тут Валера увидел, что парень – Сергей, гитарист из ВИА «Юность».  
У Валеры аж сигарета из рук выпала: да он же пацан совсем, 17 лет, десятиклассник-переросток! Люба с Юркой расстались, и Люба пошла было к дому, но тут Валера вышел ей навстречу и безо всяких объяснений наотмашь ударил ее по лицу.  
Люба охнула, закрыла лицо руками и убежала в дом. Мысли скакали в голове, как бешеные: «Что он видел? Он ударил меня! Не видел ли кто из соседей? Позор-то, какой!»  
После этого, вообще все наперекосяк пошло. Валера начал выпивать, за год сменил несколько мест работы, периодически поколачивал тех, в ком заподозрил Любиного ухажера, за что имел неприятный разговор с участковым.  
Спасало его то, что потерпевшие тоже в долгу не оставались, поскольку ребята были хоть и молодые, но крепкие, а потому заявления в милицию писать отказывались, а нет заявления – нет и потерпевших. Зато Любе доставалось сполна.  
Теперь уже неважно было, виновата она, в чем на этот раз, или просто прошлое припоминалось, хотя, откровенно говоря, вряд ли Любу можно было упрекнуть в серьезной измене. Но для оскорбленного мужа не было разницы, какие грехи водились за Любой – легкий флирт с малолеткой или махровый разврат. С каждым разом Любе доставалось все сильнее.  
После очередной пьяной драки, прикладывая лед к разбитой губе, Люба решила, что так больше продолжаться не может.  
Она решила развестись с Валерой. На следующий день она никуда не пошла вечером. Валера пришел с работы не пьяный, хотя пивом от него пахло. Люба предложила поговорить. Она сказала, что дальше так продолжаться не может, сказала, что решила подать на развод. Валера поднял не нее глаза и твердо сказал, что развода не даст.  
Ох, как же трудно было войти в здание суда! Люба порывалась сделать это несколько раз, но каждый раз не могла пересилить себя и уходила, так и не открыв тяжелую дверь. Но однажды, после очередного скандала Люба запудрила синяк на лице и пошла в суд. В кабинет судьи тянулась не очень большая очередь.  
Но двигалась эта очередь медленно, и Люба несколько раз порывалась уйти. Однако своей очереди она все-таки дождалась и несмело вошла в кабинет. За столом сидела немолодая женщина-судья. Люба протянула ей листок с заявлением о разводе. Судья прочитала единственную фразу: «Прошу расторгнуть мой брак с моим мужем Шаталиным В.И., т.к. мы не сошлись характерами». Судья вернула листок Любе:  
-«Это не заявление. Вы должны указать, когда был заключен брак, сколько прожили, есть ли дети, почему конкретно вы хотите развестись с мужем, есть ли спор о детях, есть ли спор об имуществе. Без этого я не могу принять у вас заявление. Идите в коридор. Там на стенде есть образцы заявлений. Вот так и вы напишите заявление, а потом приходите. И принесите копию заявления, слово в слово, для мужа»  
С тем Люба и ушла.  
Пришла она опять к судье через месяц. Заявление было написано правильно, и секретарь в суде приняла его. Люба сказала, что копию заявления она отдаст мужу сама.  
Но когда она вечером сказала Валере, что подала заявление на развод и положила перед ним копию своего заявления, Валерий молча, разорвал это заявление, потом встал и, взяв с полки альбом с фотографиями обнаженной Любы, бросил его на стол и, криво усмехнувшись, сказал:  
- Только попробуй не забрать заявление, гадина. Да я этими фотографиями весь город украшу. На каждом столбе повешу. Думаешь, это все фотографии? Да я их больше сотни напечатал! На весь город хватит. Да хоть на всю область напечатаю, чтобы все видели, как ты ноги раздвигать умеешь.  
Люба была в шоке. Заявление она не забрала, но и к судье не пошла, когда получила повестку. Когда пришла вторая повестка, Люба сказала Валере, что их вместе вызывают к судье. Валера сказал:  
-Ну, пойдем. Только ты скажешь судье, что мы помирились и пришли забрать заявление. А то я ей эти фотографии покажу, и мало того, что я тебя выгоню, так и дочку у тебя отсужу – проститутке ее никто не оставит.  
В кабинете судьи поникшая Люба сказала, что они с мужем помирились, и попросила вернуть ей заявление.  
С того дня все пошло еще хуже. Валера трезвым домой уже не приходил. Люба, чтобы уберечь дочку от ежедневных скандалов, все чаще оставляла ее ночевать, а то и на несколько дней то у Валериных родителей, то у своей матери.  
 
В тот злополучный вечер Люба забрала дочку из детского сада, и они пошли домой. Но по дороге Танюшка стала проситься к деду, и Люба отвела ее к родителям Валерия. Свекровь встретила Любу сдержанно, зато внучке заулыбалась, и с улыбкой посмотрела вслед Танюшке, которая уже со всех ног мчалась на голос деда.  
Свекровь накрыла на стол, отказавшись, и все вместе сели ужинать. Люба ела молча, а свекор со свекровью с улыбкой слушали болтовню Танюшки, которой явно нравилось быть в центре внимания. Танюшка заявила, что останется ночевать, а завтра деда отведет ее в садик.  
-Конечно, золотая моя!– еще шире заулыбался дед. Любиным мнением никто не поинтересовался.  
После ужина Люба хотела помыть посуду, но свекровь не разрешила:  
- Посуду хозяйка должна мыть, а то денег в доме не будет.  
Люба побыла у свекров еще минут 15 да и пошла домой. Счастливые дедушка и бабушка были заняты внучкой и с Любой попрощались довольно сухо.  
Люба медленно шла по улице. Домой идти не хотелось. Что ждет ее там? Пьяный муж? Очередной скандал и побои? Идти к матери? Так Валера туда придет, там скандал устроит, да и перед матерью стыдно.  
Насколько Люба помнила, мать с отцом не очень дружно жили, но руку он на нее никогда не поднимал, да и в ссорах в основном мать на отца кричала, а он только отмахивался да уходил курить в сад. Может, он ушел из семьи не из-за того, что другая женщина была моложе матери, а просто от скандалов ушел? Ох, у всех-то по-разному... А перед матерью все равно стыдно.  
Мать знает, конечно, что у Любы в семье творится, да сколько ж можно жаловаться да плакаться? Да и что толку?!  
Вот с такими мыслями Люба и пришла в свой давно опостылевший дом. Мужа дома не было.  
Через полчаса хлопнула дверь подъезда, и по шуму открываемой двери Люба поняла, что это идет домой ее муж, и понятно было, в каком он состоянии.  
Валерий рывком распахнул дверь квартиры и, криво ухмыляясь встал в проеме, облокотившись на косяк двери:  
-Ну, что, сучка, нагулялась?! Завтра же твои фотки, во всех позах, весь город увидит. Посмотрим, кто тогда на тебя позарится.  
Входная дверь была открыта, и Люба, не желая, чтобы соседи опять слышали скандал, хотела ее закрыть. Но едва она подошла к двери, Валерий сильно ударил ее кулаком в грудь.  
Люба задохнулась от боли и стала оседать на пол. Валерий пнул ее ногой в живот, потом еще и еще раз.  
Удары сыпались без разбора, и от боли Люба даже не могла кричать. Валерий продолжал избивать ее ногами, пиная в грудь, в живот, в пах, а она только закрывала руками лицо.  
Неожиданно Валерий перестал избивать жену, нетвердой походкой направился в спальню, повалился на кровать и через несколько секунд захрапел.  
Люба с трудом поднялась и направилась к двери – дверь так и была открытой все это время. Люба закрыла дверь и направилась было в комнату, но вдруг в зеркале увидела себя – растрепанную, заплаканную, платье в крови..  
Каждое движение причиняло боль. «Да что же это такое?! – подумала с горечью Люба.- Уж и не хожу никуда, а он все пьет все больше, да бьет все чаще». Люба медленно обвела взглядом стены, мебель: пыль, клеенка на столе чем-то залита, пол не метен ...Раньше она не потерпела бы и пылинки в своем доме.  
А сейчас все равно. Ведро какое-то у печки...Зачем оно здесь стоит? Топор у печки стоит...Зачем? Щепу кололи? Люба, не отдавая себе отчета, шагнула к печке. Резкая боль от Валериных побоев пронизала все тело, и обида захлестнула Любу с новой силой.  
Она не заметила, как в руке у нее оказался топор, не помнила, как очутилась около кровати, на которой храпел пьяный муж. Рука с зажатым в ней топором сама взлетела вверх и с силой опустилась на голову спящего.  
Валерий не оказал сопротивления. Он не успел понять, что произошло. Он умер сразу. Постель и ковер на стене были забрызганы кровью. Муж больше не храпел и не шевелился, а Люба все наносила и наносила удары.  
Когда Люба, наконец, остановилась и увидела залитую кровью голову Валерия, руки ее безвольно опустились, и топор выпал на пол. Звук упавшего топора заставил Любу вздрогнуть. Она отошла к стене, села на стул и только тут осознала, что произошло.  
Сколько так Люба просидела, уставившись в одну точку, она не знала. Где-то на улице залаяла собака, и Люба встрепенулась, подхватилась, заметалась по комнате.  
Потом вдруг остановилась, надела пальто, шапку и сапоги, вышла из квартиры, закрыла дверь на ключ и пошла к матери.  
Надежда Григорьевна уже собиралась спать. Она не очень удивилась позднему визиту дочери, но посмотрев на лицо Любы, подвинула к ней табуретку и, слегка надавив Любе на плечо, заставила сесть. Мать еще не успела ни о чем спросить, как Люба глухо сказала:  
-Я Валеру убила, мама! По голове топором.  
Мать вскинула ладонь ко рту, словно не давая вырваться крику. Потом рука матери опустилась, и Надежда Григорьевна спросила:  
- Он где сейчас?  
-Дома. На кровати лежит. Я ничего больше не трогала. И топор там же. И все там в крови.  
Надежда Григорьевна быстро оделась и сказала Любе:  
-Пойдем.  
Они вместе направились к Любиному дому. Надежда Григорьевна оглядела комнату цепким взглядом и сказала:  
- Вынесем его на пустырь и там оставим. Пусть думают, что его по пьянке кто убил.  
Вдвоем они вынесли невероятно тяжелое тело, и спотыкаясь в темноте, поволокли его за дома на пустырь. Они оставили тело на пустыре и вернулись домой. Мать вспомнила, что обуви на убитом зяте не было, взяла его туфли и пошла на пустырь, где и выбросила обувь рядом с трупом.  
Люба встретила мать словами:  
-Я в милицию пойду и во всем сознаюсь.  
- Не вздумай! – сказала мать. – В тюрьму захотела, под расстрел? А Таньку кто поднимать будет?  
-Но все равно же узнают, только хуже будет.  
-Хуже не будет, - сказала мать. – Хуже уже некуда.  
-Ох, мама... А как же дальше жить?  
-А как ты жила, когда он пил, как свинья, да издевался над тобой?  
Небось, и убила ты его не после поцелуев..  
Ладно, потом расскажешь. Надо прибрать здесь все.  
Потом мать развела побелку, и они с Любой, замыли водой пятна крови на стене и побелили всю стену. Мать велела Любе вытереть пятна крови на полу. Потом они вымыли руки, умылись и захватив ковер и окровавленную постель и топор пошли в дом, где раньше жила и Люба, а теперь только мать ждала из армии Саньку, служившего уже второй год. Ковер, топор и постель мать спрятала в своем дворе..  
 
Люба подробно рассказала матери, что произошло. Она несколько раз порывалась пойти в милицию и заявить о том, что произошло. Но Надежда Григорьевна, не допуская даже мысли об этом, каждый раз находила все новые и новые доводы против того, чтобы Люба пошла и призналась во всем.  
Они не сомкнули глаз до утра. На часы они не смотрели, тем более, что был выходной день и на работу идти было не надо.  
Где-то в подсознании Любу не покидала смутная мысль, что так нельзя, что нужно что-то сделать, поэтому она даже вздохнула с облегчением, когда увидела в окно, как к дому подъехал милицейский УАЗик. « Ну вот и все, -подумала Люба. – Это конец…»  
Но она не знала, что все ее хождение по мукам только начинается.  
 
Конец четвертой главы  
                                                                     Глава 5  
 
Начальник Сугоклеевской районной милиции Иван Алексеевич Залетаев был одной из тех личностей, которых выбирал, расставлял на должности и держал в «ежовых рукавицах» Начальник областного УВД генерал-майор Трофимов Н.И. – прозванный своими подчиненными «Николай-кровавый».  
Прошлая деятельность И.А.Залетаева, до поступления его на должность начальника районной милиции была, чего он и сам не скрывал, зачастую весьма рискованной в смысле законности и строгой морали.  
И после ухода Трофимова из должности начальника УВД с формулировкой за неосуществление должного надзора и руководства починными и отсутствие координации работы райотдела с прокуратурой и судом, он был через полгода, после описываемых событий снят с должности.  
Но сейчас он гордо восседал за своим большим письменным столом, в просторном, пятиоконном кабинете. За приставным столиком, у стола сидели Н.Стародумцев и В.Даташвили.  
В. Ревуцкий сидел на стульях у стены, тут же был и участковый В.И. Самоплясов начавший свой доклад о результатах подворного обхода жителей ул. Коминтерна и соседей Шаталина В.И.  
Самоплясов был высокого роста, худощавый мужчина, недавно пришедший на работу в милицию и относившийся к поручаемой ему работе добросовестно, хотя часто из-за отсутствия элементарного юридического образования, не понимал сути выполняемых или порученных ему для выполнения действий, правового характера.  
«Здравия желаю, товарищи офицеры! Я вроде бы вовремя?» здороваюсь с присутствующими заходя в кабинет.  
И без дальнейших церемоний, на ходу снимаю пальто и присаживаюсь, за стол, рядом со Стародумцевым и Даташвили.  
«Здравствуйте Владимир Петрович», ответил за всех Залетаев, и обращаясь к Самоплясову сказал: «Продолжайте!»  
( Время 18.05)  
«И так , я сегодня, по заданию зам. начальника Сугоклеевского района совместно с участковым инспектором Петуховым провели поквартирный обход жильцов улицы Коминтерна и близлежащих переулков с целью поиска возможных очевидцев убийства и других свидетелей.  
Обход проводился с 10.00 до 16.00. В результате обхода установлено следующее.  
Жильцы дома №36 вечером народились на своих местах, никаких подозрительных людей, шума борьбы, криков ни вечером, ни ночью никто не слышал.  
Приход убитого Шаталина В.В. домой 27 марта, около 20.00 заметила только одна соседка из квартиры №1 – Гаврющенко Н.И. 51 г. По ее словам он пришел домой один, с небольшой сумкой в руках. Шаталин был одет в осеннее серого пальто, без головного убора. С ним Гаврющенко ни о чем не говорила. По дому она в виду большой разницы в возрасте отношений не поддерживала.  
В целом, опрос соседей показал, что супруги Шаталины жили, в общем, то нормально, каких либо ссор или драк на бытовой почве у них не случалось. В гости к никто из их ровесников не ходил, только их родственники. Его жена Шаталина Л.И. так с жильцами дома мало общалась.  
В это день жильцы видели, что она на протяжении всего дня была дома и периодически то приходила, то уходила с дома.  
Подворный обход соседей напротив и близлежащих домов ничего существенного не дал. Никто как всегда ничего не видел, и ничего не знают. Каких, либо версий случившегося никто не высказывал.  
Собранные объяснения от соседей и других граждан в количестве 30 человек прилагаю, для оперативно-розыскного дела»  
Я забираю со стола оставленные Самоплясовым, письменные объяснения и начинаю, их просматривать, продолжая слушать выступающего.  
«Да негусто!» по окончании доклада Самоплясова, проронил в слух Залетаев.  
«Ну, теперь послушаем, что расскажут наши сыщики, Вам слово Даташвили»  
«Иван Алексеевич» возразил Даташвили « пусть Ревуцкий доложит, он готовился»  
«Ну, хорошо, Давай ты Василий Иванович!» согласился Залетаев.  
Но не успел Ревуцкий рот открыть, как в кабинет буквально втиснулась через дверь грузная фигура одетого в дубленку прокурора района Шереметьева П.П.  
 
«Ну что тут у Вас?» пробасил он по хозяйски, проходя к вешалке и начиная снимать свою дубленку.  
По лицу было видно, что Петро Петрович уже хорошо «поужинал» и солидно «вмазал» на «дорожку», и по тому, как он потирает руки, было видно, что сейчас у него появилось желание «порулить ситуацией». Благо повод был поиздеваться над своим «недругом» И.А. Залетаевым так сказать налицо..  
«Ну что ж, продолжайте Василий Иванович!» разрешил Залетаев когда Шереметьев сел у стены, на своем обычном, почетном месте под портретом Дзержинского и красным знаменем райотдела милиции.  
«Нами», начал хриплым унылым голосом Ревуцкий, «совместно с начальником отделения уг. розыска Даташвили и младшим. инспектором уголовного розыска Белым по данному факту убийства Шаталина проделана следующая работа:  
1. Проведена проверка учетов на Шаталина В.В. и его жену и дано задание доверенным лицам (агентам) собрать к завтрашнему дню всю им доступную информацию о самом Шаталине, круге его друзей.  
2. Лично я нашел и доставил в РОВД жену Шаталина, по пути у меня с ней состоялся устный разговор, в ходе которого она заявила, что в момент убийства она находилась в доме своей матери и о самом происшествии ничего сказать не может. Шаталина это всем известная района певица, в художественной районной самодеятельности, ни по каким учетам она у нас не проходила. По месту работы характеризуется положительно.  
3. В отношении матери Шаталиной – Н.Ивановой, установлено. Что она имеет еще и младшего сын, который находится в армии. Сама Иванова 10 лет назад была судима за растрату государственного имущества и в период следствия была под арестом, Но суд избрал ей, потом другую меру наказания и вынес приговор с отсрочкой наказания.  
4. Среди соседей Н. Иванова характеризуется, в общем, положительно, но особой дружбы ни с кем не ведет. Так же она мало общается с родителя убитого Шаталина В.В.  
5. Что касается самого Шаталина В.В., то он по молодости задерживался работниками милиции в нетрезвом состоянии и за мелкое хулиганство. Но потом, как говорят, «остепенился», женился на Шаталиной, стал постоянно работать. Хотя он по профессии учитель труда, и родители учителя. Но он со школы ушел и после перемены ряда мест работы в последнее время работал завхозом в Районной ветеринарной аптеке. Найти его начальницу сегодня не удалось, она уехала из города на 2 дня.  
6. Каких либо конкретных версий о происшедшем убийстве пока нет, как и нет подозреваемых.  
Задержанный утром сторож Бухальский, по его мнению к убийству не причастен, и его надо отпускать, поскольку это безобидный домашний «алкаш» и на убийство не способный даже в пьяном виде.  
 
Это все ?« спросил Залетаев  
« Да в общем все» ответил «Ревука»,  
« Ну, тогда садитесь»  
«Да негусто уж!» уже пробасил со своего места Шереметьев, «глухарь граждане милиционеры вырисовывается у нас. Ну и что будем делать?»  
 
Тут слово взял зам. Начальника РОВД Стародумцев и заявил:  
"Настоящее дело заурядное, да теперь хороших дел и не бывает. Так все - мелочь какая-то.  
И преступники настоящие толи перевелись, толи мы их всех уже выловили.  
Ничего нет почетно в ловле. Убьет и сейчас же сознается. Да и воров настоящих нет. Прежде, бывало, это были такие бойкие мужики, по всем статьям. Как говорится «нос горбинкой, а хрен дубинкой»! А теперь что? - Жалкий, невзрачный, спившийся тип!  
Наш самый гуманный советский суд его осудит, и он отсидит полсрока и опять возвращается.  
Участковые или дружинники на вокзале или на рынке его узнают, задержат да и приведут ко мне: голодный, холодный, весь трясется - посмотреть не на что.  
Говоришь ему: "Ты ведь, опять воровать будешь". - "Что ж, Николай Иванович, - буду, жить то как-то надо?". -  
"Так тебя лучше следует сразу посадить".  
- "Помилуйте, Николай Иванович!" –  
"Ну, какой ты говорю я ему «Вор», он ведь должен быть из себя видный, рослый, или хотя бы одет солидно и чисто, а ты? Ну, посмотри на себя в зеркало - ну какой ты вор? Так, мразь одна, бомж!". –  
"Что ж» говорит он мне «Не всем Бог фарту дает!».  
 
Тут надо сказать, что по природе своей Стародумцев, был, как бы создан для своей нынешней должности.  
Большой профессиональный опыт, внимание и наблюдательность, в которой было какое-то особое чутье, заставлявшее его вглядываться в то, мимо чего все проходили безучастно. И все это соединялось в нем, со спокойной сдержанностью и добродушием.  
Худое, сухощавое немного сморщенное лицо, проницательные серые глаза, редкие седые волосы на голове, сдержанные манеры и мягкий украинский выговор были характерными наружными его признаками.  
Он был отличным рассказчиком и еще лучше умел вызывать других на разговор и а вот писать отчеты складно, в связи с недостатком образования не умел. Поэтому и застрял на должности зам. Начальникак РОВД…  
«Заурядное оно может и заурядное, но пока убийца не найден и с меня завтра генерал (Начальник УВД Южно-Украинской области) будет голову снимать!» заявил Залетаев.  
« А вы Николай Иванович, как всегда и не кстати, со своей философией!»  
«Да я не философствую, а высказываю версию, что не ранее судимый преступник это наше убийство совершил, а дилетант, какой то, и он где-то рядом, а мы может его долго искать.  
Тут главное установить мотивы убийства и кому это было выгодно, а вот «Ревука» и Даташвили нам пока таких данных не дали, чтобы выдвинуть правильные версии»  
« Чтобы выдвинуть версии надо знать подробные обстоятельства дела Николай Иванович возразил я.  
И обращаясь к прокурору района, говорю:  
«Позвольте мне Петр Петрович Вас, и всех остальных участников совещания проинформировать о фактически собранных доказательствах и результатах вскрытия».  
 
«Да» поддержал эту мысль Шереметьев, «хочу сказать, что сам как бывший следователь проработавший, более 10 лет здесь в этом районе, могу сказать, что надо сначала рассмотреть собранные доказательства и факты, а потом выдвигать версии.  
«А то у Вас» он образуется к Залетаеву и Даташвили, «люди часто сознаются в преступлениях. А потом оказывается, что они их не совершали!  
Вы вспомните Яшку Бровичка, подозреваемого в убийстве женщины – сторожихи?  
Мы его были вынуждены отпустить после двух месяцев ареста?  
«Уважаемый Петр Петрович, но ведь были доказательства, и Вы же сами давали санкцию на арест». Возразил Даташвили.  
«Да давал, потому что Вы меня уговорили, взять грех надушу? Но теперь у меня веры к Вам нет»  
«Продолжайте Владимир Петрович»- заявил прокурор, подводя итоги этой вспыхнувшей перепалки.  
«Во-первых, хочу начать свое выступления с точных фактов, подтвержденных на сегодняшний день вывода судебно-медицинского эксперта.  
1. Смерть Шаталина наступила от причинения ему тяжких телесных повреждений головы, вследствие нанесения не менее 5 ударов тяжелым тупым предметов о области головы.  
2. Орудием преступления могли быть: обух топора, массивный молоток. И т.п. предметы  
3. Время наступления смерти около 21-22.00 27 марта 198—г.  
4. Место обнаружения трупа (огород Бухальского) не место убийства, поскольку труп как было установлено, в процессе осмотра попал туда с другого места. Возможно из квартиры.  
 
Теперь о своих наблюдения. При осмотре дома установлено, что пропал ковер, снятый якобы женой Шаталина Л.И. на время побелки.  
Не было найдено и хозяйственного топора, который должен был быть в коридоре рядом с дровами.  
Внести тело Шаталина из квартиры, если его убили там, весившего под 90 кг. один человек вряд ли смог. Тем более вместе с телом вынесли и туфли мужские, которые разбросали по городу, имитируя что это сам потерпевший туда пришел.  
Но на улице была оттепель, а на носках и подошвах туфель отсутствуют следы загрязнения почвой.  
А, как известно, криминалистические методики утверждают, что труп с места убийства, обычно выносят только лица из числа родственников или знакомых, с целью отвести от себя подозрения.  
 
Я так же виделся и предварительно беседовал с Шаталиной Л.И.  
Она утверждает, что с дому ушла около 18-18.30 и все время была у матери дома.  
А, вот в объяснениях, которые собрал Самоплясов, и на которые он не обратил внимание, есть объяснения Корниенко Елены 17 лет, о том, что когда она проходила по улице Коминтерна, около 21.30 видела выходящей из калитки дома №39, женщину, одетую в одежду похожую на одежду Шаталиной Л.И., по крайней мере, она сейчас в такую же шапочку и пальто одета.  
Все это не позволяет нам исключить Л.Шаталину из числа подозреваемых лиц.  
Она, что-то много не договаривает. Это видно из ее психического состояния и даже манере поведения или ее сильно испугали «методы работы» нашего «уголовного розыска».  
«Да никто ее и пальцем не трогал» огрызнулся отозвался В. Даташвилии.  
« Я Вас просил с ней доверительно переговорить с учетом собранной информации, а не пугать ее «тюремными страшилками».  
«С ее матерью Ивановой я не успел поговорить, поскольку ее поздно доставили в РОВД и поэтому надо еще сопоставить алиби Ивановой и Шаталиной, и возможно провести опознание самой Шаталиной, этой девочкой Корниенко и ее ухажером.  
К стати фамилию его, девушка Самоплясову так и не назвала!»  
Таким образом, можно выдвинуть следующие рабочие версии:  
1. Убийство Шаталина совершено при попытке разбойного нападения с целью завладения имуществом  
2. Убийство Шаталина совершено лицами из числа родственников или близко знакомых, на почве ссоры. И ими же совершена имитация места убийства в другом месте.  
3. Убийство Шаталина совершено Шаталиной в ходе драки или из мести и др. бытовых причин. Но вот вынести, туп Шаталина сама, никак не могла, у нее должен был быть сообщник-пособник.  
Но это самая маловероятная версия, если брать во внимание положительные характеристики Шаталиной Л.И. за аксиому.  
Вот у меня в вкратце все, хотелось бы послушать мнение более опытных работников.»  
 
«А давайте сейчас приведем Шаталину Л.И. сюда и тут ее « расколем»! подал идею Залетаев.  
«Ну, уж нет, Иван Алексеевич!» заявил Шереметьев, « Хватит с меня и Яшки Боровичка, которого Вы тут кололи» и он признался в убийстве сторожихи, после третьего, налитого Вами ему стакана водки.  
Я потом с прежним следователем, целый год описывался за незаконный арест.  
Давайте будем придерживаться в этот раз, требования закона!  
«Пусть следователь допросит ее, как полагается со всеми формальностями, и пусть он сам потом по итогам допроса примет решение.  
Он уже у нас полноценный следователь, так ему и карты в руки»  
 
«А зря Вы Петр Петрович «так про мои методы отзываетесь ответил Залетаев.  
«Это безотказный метод, сколько раз я таким образом общий язык, с преступниками находил, заявил Залетаев.  
Ну, раз не получилось, так нельзя ж из этого делать такие категорические выводы.»  
« Я вот, что еще хочу сказать» снова заговорил Стародумцев.  
«Что есть у меня сведения, хотя и не официальные, что в последнее время, когда Шаталина начала петь на вечерах отдыха в этом году в Доме культуры колхоза им. Коминтерна то у нее начался якобы роман с одним малолеткой.  
Учеником 10 класса нашей средней школы. Мне сторож клуба рассказывал, что часто, после выступлений, там за кулисами, вместе с завклубом устраиваются выпивки, музыканты и их друзья.  
Так может этого В.Шаталина из-за ревности, «пришили!», начитался школьник Достоевского и взял в руки топорик?»  
«Да, Л.Шаталина женщина молодая и красивая! И многим мужикам в районе нравилась» продолжил Залетаев  
«Да вы помните Петро Петрович» как недавно на торжествах в райкоме партии она встречала хлебом-солью в составе артистов, ансамбля народной песни, представителей обкома партии.  
Все тогда ее заметили и похвалили директора Дома культуры за подбор участников хора»  
«Да если бы она гуляла с кем - то из начальства я бы знал точно» заявил Ревуцкий,  
«Да уж наверно и сам бы успел «пристроится» съехидничал Стародумцев, знаем мы Вас Василий Иванович».  
«Да нет, я к тому, что она бы стала моим «доверенным лицом», в силу требования известного Вам секретного приказа Николай Иванович! отбился Ревуцкий.  
«Так» заявил Петро Петрович – «пора заканчивать совещание, время уже позднее, оставим Л. Шаталину следователю, а сами по домам.  
Утром Вы мне Владимир Петрович Вы перезвоните, что там решите, и расскажите о планах на завтра. Всем до свидания. Мне пора.  
Вы Алексей Иванович, обращается он к Залетаеву.. «Не идете? Нам по пути, да и надо кое о чем поговорить, поводу предстоящего в понедельник заседания Бюро райкома партии, где будет рассматриваться мой отчет о борьбе с преступностью в районе.  
Попрощавшись, Шереметьев с Залетаевым уходят.  
После их ухода я, Н.Стародумцев, В.Даташвили, В. Ревуцкий и В. Самоплясов недолго посовещавшись, решаем, что я и Н. Стародумцев остаемся для проведения допроса, а «розыскники» уходят на встречи с «доверенными лицами». Договариваемся на встречу завтра в РОВД в 10.00  
                                                                    Конец пятой главы.  
 
 
                                                                    Глава 6  
 
(Время 20.30)  
 
Выйдя с кабинета начальника РОВД и двигаясь по длинному темному коридору, вслед за Стародумцевым в его угловой кабинет, продолжаю, мысленно выбирать линию своего дальнейшего поведения: «Ну, вот приближается решающий, можно сказать переломный момент первого дня следствия, остались, если говорить языком шахмат, на доске две фигуры - Шаталина Л.И. и ее мать Иванова Н.Г.  
На протяжении дня собраны, пока ряд разрозненных и противоречивых фактов, вынуждающих критически отнестись к показаниям этих двух «дам».  
Ну, если с Шаталиной, знакомство, по крайней мере, беглое состоялось, то вот с ее матерью, основным свидетелем «алиби» дочери, предварительно увидится, не пришлось.  
Что выбрать? С кого первого начать допрос?  
На милицию в целом, как показывает опыт и сегодняшнее оперативное совещание, особо надеется нечего, ибо через 3-4 дня они опустят руки и займутся другими текущими делами.  
И не дай Бог, как бы не оказалось, что «наша Люба» положил глаз кто-нибудь из райкома, ведь не зря, Залетев, пел ей похвалы про встречу делегации.  
Если так, то наверняка Залетаев уже об этом шепнул Шереметьеву. Слава Богу, что Петро Петрович у нас любитель выпить лишнюю чарку, а не «донжуан», поэтому за тыл в принципе можно быть спокойным.  
Но все же, сделаем теперь «паузу» и посмотрим, чем закончится беседа Залетаева и Шереметьева и будет ли напутственный звонок, с «ценными указаниями», поэтому начнем допрос с Н.Ивановой.  
Тем более как говорит В.Даташвили, ее «голыми руками не возмёш», немного знакома с милицейскими методами следствия и «тюремными законами». А с сильным соперником, если это так приятней сразится»  
 
Зайдя в кабинет к Стародумцеву, обращаясь к нему:  
« Дорогой Николай Иванович, давайте сначала выпьем чайку по-крепче, сделаем, маленький 15 минутный перекур, а потом начнем работать с Ивановой, вот Даташвили говорит, что она «крепкий орешек». Согласны?  
«Да, можно сделать и так» ответил Стародумцев.  
«Но я не считаю Н.Иванову крепким орешком, ответил после короткой паузы Стародумцев. После той уголовной истории за ней ничего плохого замечено не было, а Вы же знаете, что мы ее держали под негласным наблюдением года 3-4 после суда. А насчет чая я сейчас скажу дежурному, чтобы вскипятил свежего, и потом можем приступить».  
И этими словами Стародумцев покинул кабинет.  
Достав из пачки сигарету «Шипка», к курению этой марки, я привязался, еще в годы армейской службы и удобно установив перед собой пепельницу, закуриваю, стараясь отогнать о себя все мысли о расследуемом деле, чтобы так скакать очистить голову от всякого «мусора».
 
Не успел докурить сигарету, как помощник дежурного по РОВД Сергей, парень 24 лет, в звании сержанта милиции, заносит электрочайник. Здороваемся.  
Сергей спрашивает: «Ну, как идет дело? Нашли убийцу?»  
« Сергей, хоть ты не лезь! Пока все в стадии сбора доказательств».  
« Да ладно, я это к тому, что Любу я эту хорошо знаю, хотя она и старше меня.»  
«Но город у нас маленький, и все, друг о друге, в подавляющем большинстве случаев, все знают.  
Так вот, за не в смысле женских слабостей или иных загулов ничего такого не известно, хотя по Садовским меркам красивая женщина»  
« Да ты я вижу, Сережа тайно влюблен в Л. Шаталину или в «общественные защитники» хочешь записаться? Вот я скажу об этом твоей невесте Тане»  
«Владимир Петрович! Спасибо, что напомнили мне о Тане, мы ведь позавчера с ней решили, наконец, зарегистрировать брак»  
«Сергей! Я рад за тебя и за Таню особенно, но хочу тебя прямо спросить, она старше тебя на 5 лет, почти ровесница Шаталиной, кстати, и есть ребенок 4 лет, тоже девочка, мужа официального не было, живет как в общежитии.  
Ну, работает правда, зам. начальника районного узла связи, так, что трудно тебе придется, если это все серьезно? А ты родителям уже об этом сказал?»  
Вчера сказал!  
Ну и как они отнеслись к твоему решению?  
Мать согласна, она видела Таню и девочку, а отец, будет делать, как скажет мать»  
Ну, тогда прими поздравление и дай пожать твою мужественную руку.  
Так, когда будет официальная роспись, не забудете пригласить?  
Я думаю в мае месяце, в моем селе и сыграем свадьбу.  
Молодец Сергей! Ну, хоть одно радостное событие за целый день».  
 
В кабинет входит Н.Стародумцев и сообщает, что Н.Иванову уже везут из районного штаба ДНД, и пора пить чай.  
«Николай Иванович! А к чему Вы, это вдруг, на оперативном совещании упомянули, про пьянки в клубе колхоза им Коминтерна, с Шаталиной и ее музыкантами?  
Нужно ли было этот вопрос вообще поднимать?  
«Трезвенников» в Садовске можно по пальцам рук пересчитать и Вы первый среди них?  
Да я Владимир Петрович, просто бросил «пробный камень», как руководство на это среагирует, на тех выпивках бывал и председатель колхоза, «кум» нашего начальника милиции?  
Николай Иванович да Вы «интриги плетете! Вы мне кажется, немного темните?  
Вы прямо скажите, у Вас есть данные об аморальном поведении Шаталиной и о том, что это аморальное поведение, состоит в причинной связи, с убийством ее мужа?  
Таких данных у меня нет, но я знаю, что за этой. Любой очень уж «страдал» один «малолетка», из числа учеников 10 класса нашей средней школы, такой себе переросток- акселерат, он тоже играл в эстрадном ансамбле или там ошивался, и что по этому поводу между Любой, покойный мужем и этим пацаном были выяснения отношений.  
 
Николай Иванович, а кто это Вам мог сказать и с этого места, пожалуйста, поподробнее?»  
Владимир Петрович, « люди сообщили».  
Опять « секретные агенты»?  
Нет, просто мои личные доверенные лица.  
Ну, а что конкретно говорят эти «лица», так сказать детали?  
Ну, рассказывают, что покойный Шаталин месяца 4-5 назад, придя на репетицию ансамбля, в клуб колхоза им. «Коминтерна», как раз и застал пьянку в самом разгаре.  
Вот тогда между ним и этим школьником и возник конфликт.  
Ну, а кто этот школьник, что Вы о нем можете сказать.  
Да ничего особенного, молодой парень, «смазливый», девчатам школьницам, своим ровесницам, головы «крутит». Родители за ним смотрят, поэтому конфликтов с милицией и родственниками девчат, у него не было.  
А как его фамилия?  
Калашников Сергей.  
А кто родители?  
Мать работает инженером в районном «Райсельхозуправлении», а отец, мелким чиновником в райкоме.  
В райкоме Николай Иванович, мелких чиновников не бывает! Особенно если судить по масштабам нашего района, разумеется! Кем конкретно работает отец?  
Инспектором, курирующим районный комсомол!  
А, тогда я его припоминаю, как же! Все, доставал меня на Бюро райкома при аттестации на должность, почему я в партию не вступаю?  
И еще, это не то, что стишки пописывает в районной газете?  
Нет, Вы спутали Владимир Петрович, тот работает в оргметодотделе, ведет учет партийных кадров.  
Ну, да ладно. Бог с ними, давайте допьем чай, а то остывает, и за дело, уже на часах - 21.00, куда больше ждать.  
Вы ж знаете, что после полуночи, допросы запрещены? Кроме неотложных, разумеется случаев!»  
Молча продолжаем пить чай.
 
В кабинет входит помощник дежурного и докладывает, что прибыла машина с Н.Ивановой,  
«Ну, хорошо, давайте заводите ее пока в дежурку» говорю я. Вынужден Николай Иванович занять за столом Ваше место, а Вы садитесь в сторонке, и делайте вид, что не очень интересуетесь, ходом допроса, продолжая, тем не менее, следить за реакцией допрашиваемой и в нужный момент вставьте, свои реплики.  
Вы же знаете, что меня сильно отвлекает написание протокола допроса, и я некоторые моменты могу не заметить или упустить.  
И еще, Николай Иванович!  
Давайте отойдем от стандартной методики Ваших же милицейских следователей Юнкера и Тайновского. Когда они, сидя в одном кабинете, играют на допросах роли - один «доброго», а второй « злого» следователя. Я думаю, мы сможем обойтись и без этого примитива.  
«Хорошо», говорит Стародумцев, и, подняв трубку, внутреннего телефона обращаясь, к дежурному по РОВД командует - «Давайте, заводите Иванову ко мне».  
Минут через пять, в кабинет входит Иванова Н.Г., женщина среднего роста, худощавого телосложения, с черными, не покрытыми на голове волосами, темными газами, и желтым цветом кожи. Правильные черты лица, портит лишь узко и твердо сжатые губы.  
Одета, в болоньевую утепленную куртку, желтого цвета, темного цвета юбку и демисезонные женские сапожки, коричневого цвета.  
Проходит к середине кабинета и останавливается, не доходя одного метра до стола. Помощник дежурного, обращаясь к Стародумцеву, докладывает:  
«Товарищ подполковник гражданка Иванова, доставлена по Вашему приказанию»  
Тот махает в ответ рукой, милиционер молча выходит, закрывая за собой дверь кабинета.  
«Здравствуйте Надежда Григорьевна», первым начинаю я.  
«Хотел, было сказать «Добрый вечер», да как-то не вяжется это в свете печальных нынешних событий, связанных со смертью Вашего зятя»
 
Н. Иванова, в ответ молча кивает головой, немного пожимает плечами, вдыхает и опускает ране устремленные на меня и Стародумцеву глаза , на пол.  
«Надежда Григорьевна» я следователь прокуратуру Сугоклеевского района Католик, а Николая Ивановича, Вам представлять не надо, Вы и так знаете, кто он.  
А я вызвал Вас, как Вы догадываетесь для официального допроса, в качестве свидетеля, по возбужденному сегодня мною уголовному делу об убийстве Шаталина В.И..  
Я ничего об этом не знаю» - сразу заявила Иванова.  
Да погодите Надежда Григорьевна! Я ведь не спрашиваю Вас, что Вы знаете, и что не знаете, я уведомляю Вас о причине Вашего вызова в милицию. Вам это понятно?  
«Да понятно» - продолжая смотреть в пол, говорит Иванова.  
«Ну и хорошо, давайте тогда повернем нашу беседу в рамки закона и оформим все, как требуется, протоколом допроса.  
« Вы не стойте посредине комнаты, а садитесь за приставной столик, для чего возьмите стул от стенки и придвигайтесь ближе».  
Бросив искоса взгляд на Стародумцева, уткнувшегося в какую-то свою бумагу, сидя на стуле у сейфа, я достав бланк допроса свидетеля, приступаю к проведению допроса.  
 
 
                                          Протокол допроса свидетеля  
 
г. Садовск                                                                              28 марта 198__г.  
 
Допрос начат в 21 ч 05 мин  
Допрос окончен в 22 ч 00 мин  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Католик В.П. в помещении Сугоклеевского районного отделения милиции Южно-Украинской области в соответствии со ст. 166 и 167,170 УПК УССР допросил по уголовному делу N14-799 в качестве свидетеля:  
 
1. Фамилия, имя, отчество: Иванова Надежда Григорьевна  
 
2. Дата рождения 1930 г.р.  
3. Место рождения г. Садовск  
4. Место жительства: г. Садовске ул. Первомайская, 13  
телефон: нет  
5. Гражданство: СССР  
6. Образование: среднее, 10 кл.  
7. Семейное положение, состав семьи: разведена  
8. Место работы или учебы: Садовский комбикормовый завод, лаборант весовой.  
9. Отношение к воинской обязанности: не военообязана  
10. Наличие судимости: ранее судима, ст. 84. ч.1 УК УССР к 2 г. исправительных работ.  
11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность свидетеля - удостоверена  
12. Иные данные о личности свидетеля - нет  
 
Свидетель Иванова Н.Г.  
 
Иные участвующие лица: Зам. начальника Сугоклеевского РОВД - Стародумцев Н.И.  
Участвующим лицам объявлено о применении технических средств: не применялись  
Перед началом допроса мне разъяснены права и обязанности свидетеля,  
предусмотренные ст.167 УПК УССР:  
Об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст.197 УК УССР и за дачу заведомо ложных показаний по ст.199 УК УССР предупрежден_  
 
Свидетель Иванова Н.Г.  
 
По существу заданных мне вопросов, могу показать следующее:  
Вопрос: Надежда Григорьевна, что Вам известно об обстоятельствах смерти вещего зятя Шаталина В.И.?  
Ответ: Мне об этом сегодня утром сообщил работник уголовного розыска В.Ревуцкий, который около 10.00, пришел домой и увел с собой дочь Шаталину Л.И.  
Вопрос: Что ж Вам сообщил В.Ревуцкий?  
Ответ: Что сегодня на огороде их соседа - Бухальского, примерно в 100 м. от дома, где жили моя дочь Люба и ее муж Шаталин В.И., был обнаружен его труп.  
Вопрос: Ну и в связи с этим, у Вас есть ли какие-то объяснения этому событию или конкретные подозрения в отношении лиц, что могут быть причастны к убийству? Вы ведь близкий член семьи, можно сказать «вторая» мать?  
Ответ: Нет, я ничего не могу пояснить об обстоятельствах смерти В.Шаталина.  
С ним, я в последнее время общалась мало. Он к нам домой заходил крайне редко и только забрать свою дочь, мою внучку. Которая гостила у нее.. А я тоже не часто бывала у дочери дома.  
Вопрос: Но, в общем, Вы можете охарактеризовать Ваши личные отношения с «зятем»?  
Ответ: В общем, могу сказать, что были как бы нормальные, ничего плохого он мне не сделал. Дочь так же не обижал».  
Вопрос: «Когда Вы его видели в последний раз, живым, и где это было, и какой у Вас с ним состоялся разговор?»  
Ответ: Припоминаю, что это было неделю назад, когда он вечером после 19.00 забирал от меня внучку Таню. Была это тоже суббота.  
Вопрос: А где же была Ваша дочь, почему она не забрала ребенка?  
Ответ: Люба была на репетиции в районном доме культуры  
Вопрос: Ну, а что Вам рассказывала о жизни с Шаталиным дочь, все-таки они прожили почти 7 лет, это довольно большой срок. И все, могло, случится за эти годы?  
Ответ: Это непростой вопрос и я не знаю с чего начать?  
Вопрос: А Вы начните с начала, как вообще, в Вашу семью, попал В.Шаталин?  
Ответ: Ну, это тогда придется рассказывать до утра.  
Вопрос: До утра мы сидеть здесь не будем, Вы, пожалуйста, изложите основные моменты, а я помогу Вам все это обобщить и правильно изложить в протоколе допроса.  
Иванова задумалась и на некоторое время замолчала.  
Выдержав трех минутную паузу, говорю:  
«Надежда Григорьевна! Я понимаю, что о покойниках говорят только хорошее или вообще ничего.  
Но, случай у нас с Вами, исключительный, и не вписывающейся, в это бытовое правило. Вы не забывайте, что мы с Николаем Ивановичем, должны найти убийцу или убийц, до понедельника.  
Иначе с нас порывает начальство головы. Поэтому я прошу Вас давайте говорить на чистоту, как все было и без прошлых обид на милицию. «Это мне поможет разобраться в личности потерпевшего, и выдвинуть правильные версии о случившемся.»  
«Надежда Григорьевна» - ожил в своем углу Стародумцев-  
«Я тоже хочу сказать, что Ваше молчание или утаивание важных для следствия моментов не поможет установлению истины.  
И тут Ваши симпатии или антипатии ко мне как работнику милиции не должны играть никакой роли. То, что сделали Вы, в свое время было незаконным, и Вас суд правильно осудил, назначив, заметьте, гуманное наказание.  
И напоминаю еще раз про Вашу, обязанность, сообщить следствию все Вам известное по этому делу».  
 
Вопрос: Расскажите, как и когда при каких обстоятельствах Ваша дочь Вышла замуж за Шаталина В.И., как они жили, особенно в последнее время?  
Ответ: Познакомилась моя дочь с Шаталиным когда она еще училась в 10 классе.. А он был студентом Южно-украинского педагогического института. Примерно месяцев через 8, дочь мне сказала, что ей Шаталин сделал предложение. Как раз это было осенью, дочь закончила школу и работала уже в районной больнице – санитаркой. А Шаталин закончил институт и вернулся на работу в г. Садовск.  
Дело в том, что его родители, тоже были учителями. По этому поводу я поговорила с дочерью и с Шаталиным, потом познакомились с его родителями. Оказывается мама Шаталина у Любы преподавала математику до 8 класса и очень о ней хорошо отзывалась. Короче, я не стала возражать против свадьбы и дала свое согласие.  
К тому времени, Шаталину как учителю дали двухкомнатную служебную квартиру, что для нашего города очень немаловажно.  
Молодые стали жить отдельно. Через год родилась внучка Таня, я как могла им помогала. Но Вы же знаете, что больше 120 рублей я не получала, а на руках был еще младший сын, он сейчас служит в армии.  
Как они жили, по-моему, нормально, я в их жизнь не вмешивалась. С его родителями тоже редко встречалась, мы были людьми разных типов, и воспитания, поэтому я им свою дружбу и общество не навязывала.  
Дочь мне на мужа не жаловалась. После трех лет работы в школе, зять перешел на другую, работу, потом на третью, и все время искал, где можно заработать не особенно перетруждаясь. В последнее время он работал завхозом в районной ветеринарной станции.  
Вопрос: Шаталин В.И. выпивал?  
Ответ: Нет, я пьяным его не видела и дочь мне об этом ничего не говорила.  
Вопрос: Когда сегодня к Вам пришла Ваша дочь и почему осталась у Вас ночевать?  
Ответ: Люба пришла ко мне после 18.00, она в этот день в связи с простудой не пошла на работу и пока была дома, то сделала уборку в квартире и побелила в спальне. Так как в квартире стоял сильный запах побелки, а внучку отвела к родителям мужа, а сама пошла, ночевать ко мне. По ее словам муж знал, где она находится, но к нам он не приходил.  
Вопрос: Значит, Вы утверждаете, что Ваша дочь примерно с 18.00 находилась у Вас дома и никуда не отлучалась? Если это так, то кто это может кроме Вас подтвердить?  
Ответ: Да я утверждаю, что дочь пришла вскоре после 18.00 я на часы не смотрела, но могу сказать, что в 19.00 мы смотрели по телевизору новости по 1 каналу, затем шел художественный фильм «Служебный роман», потом, мы, посмотрев новости, программу «Время» легли отдыхать.  
Вопрос: Видел ли кто, из Ваших соседей как дочь пришла к Вам?  
Ответ: Я не знаю, дочь об этом ничего не говорила.  
Вопрос: С кем дружил и с кем мог враждовать Шаталин В.И.?  
Ответ: Я не могу ответить на этот вопрос. Общался Шаталин в основном с родственниками. Были ли у него друзья, я не знаю. Но вот домой он точно никого, никогда не приглашал. Люба даже не часто могла подруг пригласить. В основном, когда мужа небело дома.  
Вопрос: Ну, с друзьями ясно, а насчет врагов?  
Ответ: Я не думаю, что у него могли быть враги. Он все время держался с людьми как бы в стороне, в тени. Но я не могу точно этого утверждать.  
Вопрос: Ну, а по чисто женскому, Вам Ваша дочь, что рассказывала о муже, все ли было у них благополучно в семейной, так сказать, интимной жизни? Ваша дочь красивая молодая женщина, и как на наш маленький городок, видная собой, да и поет хорошо? Всегда в последнее время у всех на виду! Многим мужчинам, даже вот начальнику милиции, надо сказать откровенно нравилась?  
Ответ: Я об личной жизни дочери ничего не знаю. Она уже взрослый человек, а у меня свои проблемы. Поэтому я ничего на этот вопрос сказать не могу.  
Вопрос: Ну и все же, какие предположения можете высказать в связи с убийством Шаталина В.И.?  
Ответ: Я не знаю, кто это мог сделать.  
Ну, что ж Надежда Григорьевна, все что хотели, Вы надеюсь, сказали, и на этом будем на сегодня с Вами заканчивать. Читайте, что тут я написал, затем берите ручку и если согласны с тестом протокола, внизу под последним вопросом пишите собственноручно такую заключительную фразу.  
« Протокол мною прочитан, с моих слов записано, верно. Замечаний и дополнений к протоколу: не имею»  
 
Свидетель Иванова Н.Г._  
Иные участвующие лица: Стародумцев Н.И.  
 
 
Следователь прокуратуры __________________Католик В.П.  
 
«Все Надежда Григорьевна, Вы на сегодня пока свободны.»  
«Николай Иванович, распорядитесь, чтобы дежурный ее выпустил со здания РОВД».  
Прошу Вас так же завтра неотлучно быть дома, Вы можете быть нужны в любое время. До свиданья Надежда Ивановна.  
«До свиданья гражданин следователь».  
С этими словами Иванова и Стародумцев выходят с кабинета. Минут Стародумцев возвращается и немного сутулившись, вопросительно глядя и потирает руки.  
«Что Николай Иванович! Что-то «учуяли» в рассказе Ивановой, или опять «агенты» на хвосте весточку принесли? Рассказывайте»  
«Ну, во-первых, держится Иванова, не естественно. Что-то она знает больше. Это видно по тому, как она контролировала себя во время допроса.  
«Так ведь у нее « горький» опыт» общения с милицией имеется и некая « тюремная школа».  
«Да, это все так, но поверите мне на слово, тут, что- то не чисто».  
«Николай Иванович, Вы, что намекаете, что это Иванова с дочкой зятя «порешили»?  
А ей, зачем это нужно? Да и не похожа она на тип женщин-убийц, у нее сильная воля и самоконтроль.  
Да и другими данными не подходит на эту роль. Во всяком случае, «нетипичная»  
Но это все лирика и пустые балачки. А у нас на сегодня осталась одна «фигура» Шаталина Люба.  
И это очень важный допрос. И время уже поджимает. Как, ни как 22.00 стукнуло!  
С чего начать, допрашивать, как свидетеля и показать, что у нас на нее ничего нет или как подозреваемого?  
Но для этого маловато у нас данных, чтобы считать ее подозреваемой. И собственно это такие факты:  
1.Отсутствие надежного алиби на время убийства Шаталина. Показания Ивановой Н.Г. нельзя считать таким «алиби», она заинтересованное лицо.  
2. Вспомните, те пояснения, что дала 10-тикласница, соседка, что видела после 20,00 женщину похожую на Шаталину на ул. Коминтерна.  
3. Ваши же непроверенные сообщения о ревности мужа к тому старшекласснику –Калашникову Сергею.  
4. Убили Шаталина В.И., как говорит доктор Фадеев, скоре всего в квартире или другом помещении, а труп вынесли на улицу. Что обычно, как это у стопроцентно установлено криминалистикой, делают только близкие люди. И с целью отвести от себя подозрения. Но если убить сама Шаталина теоретически могла, то вот вынести одна труп физически, она вряд ли, смогла бы? Муж больно здоровый попался.»  
 
«Ну что Вы молчите Николай Иванович, как рыба об лед.  
«Вам как следователю и решать».  
 
«Ах Вы, старый хитрец, как допрашивать в качестве подозреваемого, то значит надо и задерживать Шаталину по ст. 115 УПК УССР, а раз значит, задержанная есть, то и стало быть и преступление почти раскрыто, Вы к этому меня подталкиваете?  
«Я думаю, что с Шаталиной Л. надо поговорить построже и лучше, если Вы ее допросите действительно как подозреваемую. А про задержание подумаем по результатам допроса».  
«Николай Иванович, Вы думаете, что Л. Шаталина уже готова к серьезному разговору? Если судить по ее внешнему виду, то она явно находится в трансе от пережитого, хотя за это время должна была бы и успокоится, если не причастна к смерти. Я поэтому и не торопился с ее допросом.  
А Вы ее кормили к стати?  
Да, дежурный сегодня покормил.  
Ну, слава Богу, но что же все же делать и с чего начать?...  
 
Да, тут как раз такая ситуция, как нас в свое время учил доцент кафедры криминалистики В.Гончаренко: «Если не знаете, что делать, обратись к книге! Книга источник знаний»!  
! Вот у меня как раз в следственном портфеле, есть новинка криминалистической мысли! Издание Всесоюзного института по изучению причин и разработки мер предупреждения преступности «Типовые версии по делам об убийствах» автор Видонов Л.Г. И я большим интересом уже прочитал.  
Достаю книгу и показываю Н.Стародубцеву.  
 
Не слышали про такого?  
Да Вы Николай Иванович не кривитесь, это ведь не решения очередного съезда ЦК КПСС, а научная все же, как ни как мысль!  
«Так, что же тут пишет товарищ Видонов, для нашего случая?
 
Так, смотрим. Раздел 2. Структура эмпирических данных пособия и пользования ими».  
Так, читаем «Для удобства пользования справочником исходные данные, с которых начитается расследование, зашифрованы. При этом вид места преступления обозначен буквой «М», а способ преступления буквой «С».  
Так вид места преступления у нашем случае, это квартира, индивидуальный дом, лестничная площадка, подъезд, приусадебный участок, хозяйственная придомовая постройка тесть это М4.  
Способ преступления – нанесения множественных ранении, ударов ( до 5-6) это у нас С3. Значит надо искать формулу М4С3.  
Да есть, вот смотрите Николай Иванович стр. 25 формула М4С3  
Читаем внимательно, - Возможные подозреваемые –  
1. Друг, приятель (по месту работы, жительства) вероятность - 46%.  
Если верить Вам и Ивановной, то друзей у В. Шаталина не было. Значит, маловероятно.  
2. Сын- пасынок – тоже не походит, поскольку таковых нет.  
3. Сосед по месту проживания – вероятность 20%– Ну тут все может быть, но Бухальский сразу отпадает, у него есть «алиби», остальные соседи все престарелого, глубоко пенсионного возраста. Так что это тоже маловероятно.  
4. Жена или сожительница.  
Да ты смотри, с каким вероятностным процентом! Аж 87%!  
И мотивы убийства месть за издевательства аж 83.4%, корысть 8.3%, ревность -8.3%  
«Ну что скажите Николай Иванович! Не верите Вы в науку Криминалистику по-прежнему?»
 
«Да нет, я верю, ну что ж давайте, попробуем, допросим ее как подозреваемую, но всех наших «козырей», открывать ей не будем. Пусть немного помучается»  
Ну, ладно. Давайте, вызывайте Шаталину и приступим.
 
Тут внезапно входит, дежурный по РОВД и докладывает:  
«Извините, что врываюсь, но Николай Иванович, у нас в селе Фадеевке, кража из кооперативного магазина. Начальник сказал, что Вам надо ехать. Я уже вызвал В.Ревуцкого, нашего следователя Юнкера и с ГАИ Н. Петровского, поедете на его «Газике».  
Ну, что ж, Николай Иванович, Вам действительно нужно ехать в Фадеевку, поэтому придется мне с Шаталиной беседовать самому.  
Да, да, но если будете долго, то дождитесь меня. Тут ехать 20 км, до Федеевки мы через пару часов будем в райотделе.  
« Да», говорит Стародумцев. «Там наверно все как обычно. Местные алкоголики полезли за водкой. И мы их знаем всех в лицо».  
Хорошо. Я сейчас перекурю, соберусь с мыслями и начну допрос, как мы с Вами и договорились.  
Конец шестой главы  
 
                                                            Глава №7  
 
Пересаживаюсь за стол на место Стародумцева, доливаю в чашку теплый чай и закуриваю. Время, правда, поджимает. 22.30  
На сегодня осталось сделать одно важное дело – допрос Шаталиной Л.И.  
Но тут есть ряд проблем допрашивать в качестве кого?  
Свидетеля или сразу подозреваемого, потому, что она знает что такое, чего не хочет говорить.  
Мотивы?? Причастность к убийству прямая или косвенная или нежелание рассказывать семейные тайны.  
Может и прав Н.Стародумцев, что «убийца наш», не профессиональный, закоренелый преступник, а дилетант и его искать надо в ближнем круге лиц, с которыми контактировал убитый.  
И, что скажет нового Шаталина, повторит свое объяснение?  
С другой стороны у нее нет однозначно на сегодня установленного «алиби», поскольку единственный свидетель мать, лицо явно заинтересованное и судя по результатам допроса не заинтересованное в помощи следствию.  
! И еще, как с ней установить психологический контакт!  
По ее внешнему виду об этом трудно судить – человек либо в сильном горе от случившегося либо в шоке от содеянного?  
Пойми ее женскую психологию и логику? Да и старше она меня по возрасту, какие могут быть начальные точки соприкосновения?  
Наверно надо было ходить в выходные на танцы в ДК, а не сидеть до полуночи на работе, чтобы иметь на сегодня свое личное мнение о Шаталиной.  
Но, надо не забывать также требования криминалистической тактики и норм уголовно - процессуального закона.  
Отвлечено говоря допрос, глубокоуважаемые читатели, это самое распространенное следственное действие.  
С учетом накопленного своего и усвоенного чужого опыта, оглядываясь так сказать назад в прошлое, могу утверждать, что в среднем около 66% материалов уголовных дел составляют протоколы допроса.  
На производство допросов следователи тратят примерно от 25% до 50% своего рабочего времени.  
Объясняется это высокой информационной емкостью каждого отдельно взятого допроса, его гносеологической ценностью.  
Необходимо чтобы читатель понял разницу в понятии допроса, использующихся в уголовном процессе и в криминалистике. Как процессуальное понятие допрос является доказательством и одновременно вербальным следственным действием, в котором необходимая следствию информация сообщается допрашиваемым устно, следователь обязан правильно записать и оформить данные показания.  
В криминалистике понятие допроса шире понятия, достаточного для целей уголовного процесса.  
Для криминалистики допрос является не только вербальным следственным действием. Необходимо учитывать, что общение между людьми – следователем и допрашиваемым происходит и на невербальном уровне тоже.  
Мимика, жесты, моторика, интонации, тон голоса, - все имеет значение для успешного проведения криминалистического действия, именуемого «допрос».  
В криминалистическом допросе применяются тактические приемы, которых нет в процессуальном допросе. Криминалистический допрос есть не что иное, как содержание допроса процессуального – живой диалог предстает в глазах судьи или надзирающего прокурора листами разлинованной бумаги, на которую с помощью графических символов нанесена информация, имеющая значение для следствия.  
Но вот подготовка к допросу, множество незначительных деталей, не имеющих значения для следствия, отображения в протоколе не получают. Именно в протоколе допроса, чье существование узаконено несколькими сухими императивными нормами фиксируются устные показания допрашиваемого.  
! Затронув тему допроса, считаю, необходимым, так же с учетом накопленного общего практического опыта, остановится на самом сокровенном, для непосвященных читателей действиях следователя – на тактике, т.е. на следственных приемах и методиках используемых при допросах. Это, то о чем никогда не пишут в детективных романах.  
А если и косвенно, глухо и упоминают, то приписывают якобы эти приемы гениальности очередного « комиссара» или «инспектора уголовного розыска». Но вся эта премудрость уже доступна любому студенту юридического факультета, начиная так сказать с 3-4 курсов.  
Но когда читаешь в очередном детективе описание действий очередного «героя» (комиссара, инспектора и прочие), то диву даешься. Чему же тебя учили или учили ли вообще чему либо?  
Но вернемся к «тайнам» следствия.  
Таких «приемов» можно перечислить десятки.  
Но на первом месте стоит прием «инерции». Суть его заключается в создании такой ситуации, в которой допрашиваемый, сам того не желая, говорит лишнее.  
Создавая условия для применения данного приема, следователь ведет с лицом беседу на какую-нибудь отвлеченную тему.  
В тот момент, когда беседа длится уже достаточно долго и следователь видит, что допрашиваемый расслабился и не ожидает подвоха, важно не меняя темпа, тона, громкости, эмоциональной окраски голоса задать вопрос, интересующий следствие.  
Весьма вероятно, что подозреваемый/обвиняемый по инерции даст правдивый ответ. Когда тот спохватится, возможны два варианта: либо лицо отказывается от подписания протокола и прием можно считать неудавшимся, либо подозреваемый/обвиняемый понимает дальнейшую бесполезность отпирательств и уже добровольно идет на помощь следствию.  
Чтобы усилить эффект внезапности вопроса и замедлить реакцию лица можно попытаться его утомить.  
Первый способ заключается в «намеренном увеличении объема информации, которую подозреваемый/обвиняемый должен переварить».  
«Утомив», таким образом, собеседника, можно переходить к спокойной, ровной беседе с дальнейшим использованием внезапного вопроса.  
Второй способ заключается в «утомлении психики допрашиваемого путем создания физиологического дискомфорта».  
Я, не имею в виду насилие. Я говорю о проведении длительного допроса в тесном, обычно насквозь прокуренном и плохо проветриваемом служебном помещении типичного Ровд, отводимого для допросов задержанных.  
Правда, после нахождения в камере ИВС/СИЗО и такая комната может показаться лицу идеальным местом, но это уже другая история....  
Да и следователь должен быть крепким мужчиной, чтобы самому не утомиться….  
На втором месте находится прием создания у допрашиваемого «преувеличенного представления об осведомленности следователя».  
Этот прием базируется на психологических особенностях мышления лица, привлекаемого к уголовной ответственности.  
Подозреваемый /обвиняемый не имеет представления, какими доказательствами его вины обладает следствие, находится в состоянии информационного вакуума.  
Прибавив к этому крайнее внутреннее напряжение, снимать которое следователь считает обычно нецелесообразным, можно представить, что у лица развивается склонность к преувеличению значения предоставляемых следователем данных.  
Прием заключается в выпячивании и чрезмерной детализации отдельных обстоятельств, сообщаемых следователем. Обстоятельства эти могут представлять собой подробные сведения о личности обвиняемого или о деталях совершенного преступления  
Частный случай создания преувеличенного представления обвиняемого об осведомленности следователя представляет, на мой взгляд, разъяснение лицу возможностей следствия. Данный прием направлен на внушение подследственному неотвратимости возмездия.  
Существует две разновидности этого приема:  
Первый способ связан с отсутствием у допрашиваемого представления о возможностях экспертиз.  
В этом случае следователь при ознакомлении обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы может пригласить эксперта для допроса по обстоятельствам, связанным с исследованием. Эксперт должен умет в простой и понятной форме объяснить лицу возможности экспертиз.  
Следователь иллюстрирует объяснения эксперта соответствующими случаями из практики. Важно сделать акцент на то, что следы преступления остаются всегда, и современная наука способна отыскать и расшифровать их.  
Второй способ используется, когда для установления истины по делу требуется исследовать огромные массивы данных, что связано с большой затратой времени и сил. В этом случае подозреваемому/обвиняемому разъясняется направление и содержание предстоящих следственных действий.  
Говорится также, что собирание доказательственной базы – лишь вопрос времени, и от самого обвиняемого зависит, будет ли его помощь учтена при вынесении приговора, или нет.  
Чаще всего преувеличенное представление допрашиваемого об осведомленности следователя возникает под влиянием предъявляемых доказательств.  
И это можно считать третьим приемом.  
Здесь можно использовать также такое название этого приема, как «планомерность предъявления доказательств»:  
Поэтому очень важную роль в формировании у подозреваемого/обвиняемого установки на дачу правдивых показаний играет предъявление доказательств. Главное требование к доказательствам применительно к допросу – достоверность. Использование недостоверных доказательств, естественно, будет сразу же замечено преступником, после чего он только укрепится в своем желании не давать правдивых показаний.  
Для обвиняемых и подозреваемых, знакомых с процессуальными требованиями к доказательствам, важно также предъявление допустимых доказательств. Так называемые «ущербные» доказательства нужно применять очень осторожно.  
Ряд доказательств может предъявляться как в последовательности нарастающей силы, так и в последовательности убывающей силы.  
Усилению воздействия предъявления доказательств на обвиняемого могут способствовать:  
Неожиданное предъявление доказательств (совместное использование с «изобличением лжи», «созданием преувеличенных представления обвиняемого об осведомленности следователя, резкий переход от приема «инерции» или «отвлечения внимания»);  
В ряде случаев целесообразно наоборот, планомерное предъявление доказательств;  
Некоторые тактические приемы, распространенные среди следователей вызывают сомнения в их допустимости, стоят на грани разрешенного и запрещенного.  
Однозначно, при проведении допроса, запрещено применение насилия, физического и психического, возбуждение у допрашиваемого низменных чувств.  
 
Отдельно стоит «обман», некоторые еще называют его следственной хитростью. При производстве допроса имеются свои, особые границы его применения и этот следственный обман (хитрость) бывает нескольких видов:  
 
Умолчание. Состоит либо в утаивании информации от допрашиваемого, либо в избирательном допуске лица к ней. Как видно, этот способ обмана используется в тактическом приеме «создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя» и во всех случаях предъявления доказательств.  
Передергивание – такой способ подачи информации, когда привлекается внимание к одному, наиболее невыгодному для источника информации свойству предмета или явления. Используется при разъяснении лицу возможностей следствия.  
Искажение – увеличение или уменьшение количественных характеристик предмета, явления, события. Используется при разъяснении значения предъявляемых доказательств.  
Переворачивание – радикальное изменение качественных свойств каких-либо предметов. Наиболее распространенный пример – объявление допрашиваемому, что отказом от дачи показаний тот лишь подтверждает свою вину, то есть попытка перекладывания бремени доказывания. Недопустимо с любой точки зрения, но применяется….  
Как видно, этот лишь один из видов лжи недопустимой с точки зрения большинства криминалистов.  
Особняком стоят инсценировки. Одно дело как бы случайно предъявлять имеющиеся в наличие следователя доказательства и совсем другое – предъявлять предметы, похожие на доказательства при условии отсутствия этих доказательств в деле.  
Эффективно, но противозаконно. Это наглый обман конклюдентными действиями. Не стоит забывать, что следователь может находиться в плену какой-либо версии и подстраивать под нее свои процессуальные поступки.  
А если подробные обстоятельства происшедшего известны обвиняемому из газет? Подобные действия следователя вкупе с грубым с подозреваем /обвиняемым обращением, могут повлечь самооговор из-за чувства безысходности.  
 
«Так, мысленно» говорю сам себе, «время идет, к ночи, а ты все рассуждаешь и полемизируешь, сам с собой!  
Нечего оттягивать допрос, пора звонить дежурному пусть приводит Л.Шаталину.  
Нажав кнопку внутреннего телефона, говорю Петренко, «Давай заводи Шаталину!».  
Тем временем достаю с паки чистых бланков - протокол допроса подозреваемого и разложив его на столе, начинаю наполнять так называемую шапку, т.е. общую часть.  
 
                                                                     ПРОТОКОЛ  
                                      допроса                                           подозреваемого  
 
г. Садовск                                                                                                       28 мата 198___ г.  
 
Допрос начат в 22 ч 30 мин  
Допрос окончен в 23 ч 35 мин  
 
Следователь прокуратуры Сугоклеевского района Южно-Украинской области Католик В.П. в помещении Сугоклеевского РОВД в соответствии со ст. 43-1 ст. 73 и 74УПК УССР допросил по уголовному делу N14-779 в качестве  
подозреваемого:  
1. Фамилия, имя, отчество Шаталина Любовь Ивановна  
2. Дата рождения 01.08.1949  
3. Место рождения г. Садовск  
4. Место жительства и (или) регистрации г. Садовск, ул. Коминтерна, 36  
5. Гражданство СССР  
6. Образование 10 кл.  
7. Семейное положение, состав семьи - вдова, 1 малолетний ребенок  
8. Место работы или учебы Садовский комбикормовый завод  
9. Отношение к воинской обязанности не военообязана  
10. Наличие судимости: (когда и каким судом был осужден, по какой статье УК УССР, вид и размер наказания, когда освободил) не судима  
11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность подозреваемого- удостоверена  
Перед началом допроса мне разъяснены права, предусмотренные ст. 43-1,131 УПК УССР:  
Подозреваемый(ая) Шаталина Л.И._____________________________  
                                                                           (подпись)  
Подозреваемому: Шаталиной Л.И, объявлено, что она подозревается в совершении убийства Шаталина Л.И. то есть в совершении преступлении, предусмотренной ст. 94 УК УССР  
Подпись_________________  
 
На этом мое занятие прерывается приходом Шаталиной. По-прежнему, одета в теплою куртку. Хотя шапочку вязанную сняла. Лицо бледное, припухшее толи от усталости толи от слез , или всего вместе.  
Стоит прямо вопросительно смотрит, карими глазами.  
Махнув рукой дежурному чтобы уходил, обращаясь к Шаталиной, говорю  
« Присаживайтесь Любовь Ивановна.  
«Хотелось бы мне сказать Вам что-то утешительно, ободряющее, но, к сожалению этот день принес для Вас тяжелую потерю, а для мня «тяжелую» находку, если так можно выразится.  
Шаталина Л.И. медленно ничего, не говоря на мои слова, присаживается на стул у стены кабинета.  
«Я,» говорю обращаясь к ней, « разговор у нас будет долгим, потому что следствие уже проделало определенную работу и собрала ряд доказательств и фактов, пояснения которых я жду от Вас, поэтому рекомендую, раздеться, т.е. снять вашу куртку, здесь тепло».  
Шаталина как бы нехотя расстегнув и сняв куртку, сложила ее рядом с собой на стул.  
Потом, поправив на голове рукой светло-русые волосы, посмотрела на меня, вздохнула и снова перевела взгляд на пол.  
«У Вас Любовь Ивановна» продолжаю я, « было время все еще раз обдумать исходя из тех вопросов, что Вам задавали работники милиции, а у нас было время проверить сообщенные Вами сведения, да и существенно разобраться в ситуации, что сложилась в связи со смертью Вашего мужа»  
Снова, в ответ никакой реакции. Не поднимает опущенной головы и не смотрит на следователя. Что это? Сильно устала и или сознательно выбрала линию поведения и решила замкнуться и молчать?  
«Любовь Ивановна, я вроде бы к Вам обращаюсь, а не к сейфу? Вы меня слышите?»  
«Шаталина не поднимая головы, говорит: «Да, я хорошо слышу».  
«Ну и отлично, тогда как говорится и приступим.»
 
Любовь Ивановна! Не в моих правилах «темнить и наводить тень, на плетень» и поэтому в связи с тем, что собранные по делу доказательства свидетельствуют о Вашей причастности к смерти мужа», с ударением на этих слова говорю я, при этих моих словах голова Шаталиной, еще ниже опускается, « я и принял решение, допросить Вас по уголовному делу в качестве подозреваемого!»  
Опять нет никакой ответной реакции.  
Обычно эта «новость» действует на подозреваемых лиц более эффективно, вызывая реакцию самозащиты. Хотя бы, и, часто просто имитируемую. А тут только по лицу рукой провела и снова смотрит в пол.  
Любовь Ивановна, Вы себя чувствует в состоянии давать осмысленные показания по делу?  
«Да» выдыхая, тихо говорит Шаталина.  
«Суть нашей вечерней « беседы» будет состоять в том, что я буду Вам задавать вопросы, а  
Вы можете на них отвечать или нет, это уж Ваше законное право.  
Да Вы наверно и сами все знаете, поскольку детективы читали. Это я видел по книгам, что стоят у Вас дома.»  
Шаталина, в знак согласия, просто кивает опущенной головой.  
«И особенно», не сдержавшись говорю я, чтобы продолжить начатый рассказ о детективах «хочу напомнить Вас правда американскую форму клятвы в суде:  
«Обязуюсь говорить правду и одну только правду!! Но это у них в Америке, а мы в СССР живем по другим советским законам.  
Поэтому зачитываю Вам права, предусмотренные ст. 43-1 УПК УССР для подозреваемого. Вам понятен прочитанный текст?  
Да, понятный. Заявлений и отводов я не имею. Защитник (адвокат) мне не нужен.  
Ну, раз так, то распишитесь в этом месте протокола. И прейдем к делу.  
 
По существу  дела   могу показать следующее:  
Вопрос: Когда вступили в брак с Шаталиным В.И.? Как сложилась семейная жизнь?  
Шаталина Л.И. задумывается, потом, откинувшись на спинку стула и бросив короткий взгляд на меня монотонным голосом, как бы нехотя говорить.  
Ответ: Познакомилась я с мужем, когда еще училась в 10 классе, лет в 1970-1971 г.  
В то время муж уже был студентом в Южно-украинского педагогического института.  
А познакомились на танцах . Через год когда я уже работала , то мы с Валерой поженились.  
Сначала жили у его родителей, а потом он получил, двухкомнатную квартиру в коммунальном доме и они переселились туда. Пять лет назад родилась дочка –Таня. Муж в последнее время работал завхозом в районной ветеринарной лечебнице.  
Вопрос: Но это все так сказать общее, а как в семье были ссоры, скандалы, может кто то кого то ревновал или муж пил?  
Ответ: Нет, жили мы дружно. Муж спиртными напитками не увлекался, друзей таких у него тоже не было.  
Вопрос: А как Ваш муж относился к Вашим успехам в виде участия в районном народном хоре и молодежном эстрадном ансамбле?  
Ответ: Муж относился с пониманием.  
При этом на губах у Шаталиной Л.И. появилось, что вроде горькой улыбки.  
Вопрос: Расскажите о том, как Вы провели день 27- марта 198--- года? И пожалуйста, поподробнее?  
Шаталина пересаживается на край ступа, немного наклоняется, обводит ручкой по лицу, как бы собираясь с мыслями и отвечает.  
Ответ: Встали мы как обычно. Но я почувствовала себя больной и поэтому на работу не пошла, позвонив от соседки на работу, что заболела.  
Муж как обычно ушел на свою работу. Обещал вернуться к 19.00. Осталась с дочкой дома одна. Так как не было смысла ее вести в садик.  
В течение дня решила навести в доме порядок и в первую очередь прибраться в спальне.  
Для чего решила подбелить стены. Сняла ковер со стены и сложила его в зале, побелила две стены. Потом приготовила, поест себе и ребенку. Сходила в аптеку за лекарством от кашля и была дома до 16.30  
Потом решила сходить к родителям мужа, и вместе с дочкой пошли к ним. Там пробыла с час и так как дочка захотела остаться у деда с бабкой, то она тоже решила пойти проведать свою мать.  
Около 18.00 она была дома у матери. Там же поужинала. Посмотрела телевизор.  
Так как ей стало еще хуже, поднялась температура, то она решила переночевать у матери.  
 
Вопрос: А как же муж? Он знал, где Вы и дочка?  
Ответ: Я специально его не предупреждала. Но он знал, что если нет меня с дочкой, то я либо у своей матери, либо у его родителей. И он тогда приходил или ждал нас дома.  
Дома у матери я после 19.00 устав , заснула, и утром к нам пришел милиционер Ревука, нет его фамилия Ревуцкий, и сообщил, что мужа нашли убитым в огороде их дома.  
Вопрос: Вы утверждаете, что заснули в доме матери после 19.00, а вот Ваша мать говорит, что чувствовали вы себя вроде нормально, но легли отдыхать после 21.00, когда просмотрели по телевизору программу « Время»? Что скажите на это?  
Ответ: Я не знаю, почему так мама говорит. Мне кажется, что это было около 19.00, а не в 21.00  
Вопрос: Вы утверждаете, что с 18.00 27 марта по 09.00 31 марта находились дома у матери и никуда не выходили?  
Ответ: Да я была все это время в доме у матери.  
Вопрос: Следствие располагает показаниями свидетеля, о том, что Вас ваши соседи видели выходящей из дома по ул. Коминтерна, 36 около 20.00 27 марта! Что по этому поводу скажите?  
Шаталина делает паузу, смотрит на меня и потом медленно говорить.  
Ответ: Мне, не известно, почему они так говорят. И кто конкретно это утверждает.  
Ну, кто конкретно, это Вы знаете завтра на очной ставке.  
А пока продолжим нашу беседу.  
Вопрос: Назовите друзей или хороших знакомых Вашего мужа, с которыми он в последние годы, поддерживал, отношения и которые бывали в Вашем доме?  
Ответ: Я таких могу назвать двоих – Петрашевский Иван, он школьный друг мужа, и был у нас свидетелем на свадьбе и с последней работы мужа заходил водитель главного ветеринарного врача Николай Иванович. Фамилии его я не знаю.  
Вопрос: Муж выпивал и как часто?  
Ответ: Нет, муж в общепринятом смысле не пил. Мог выпить с друзьями или в компании.  
Вообще он был не очень дружелюбным и никого из посторонних к нам не водил.  
Вопрос: Чем же муж Ваш занимался в свободное время, если у него не было много друзей, водку он пил мало?  
Ответ: Он любил фотографировать. Кстати у него еще были друзья из числа разных фотографов. Но я их знаю мало.  
Вопрос: А я вот осматривал Вашу квартиру ни фотоаппарата, ни фото принадлежностей не видел?  
Ответ: А муж фото делал в доме у своих родителей.  
Вопрос: Вы 27 марта топили в квартире? И где Вы храните дрова, топор, уголь?  
Ответ: Уголь мы храним в сарайчике, во дворе дома. Там же и дрова. Но в коридоре у нас постоянно лежит стопка поленьев и топор.  
Вопрос: А опишите, что за топор есть у Вас дома?  
Ответ: Топор как топор я не знаю, как его описать.  
Вопрос: Ну, скажем, сколько длины имеет ручка, из чего она сделана. Лезвие топора широкое или узкое. Топор новый или старый и т.п.  
Ответ: Ручка топор деревянная, длиною сантиметров 60—70.. Сам топор уже старый, лезвие небольшое, черного цвета.  
 
Вопрос: Особые приметы есть на топоре?  
Ответ: Как это особые приметы?  
Ну, это когда он имеется явные отличия от других таких же топоров.  
Ну, тогда можно сказать, что рука топора выкрашена в зеленый цвет.  
Вопрос: В чем муж ушел на работу 27 марта?  
Ответ: Он был одет в серое осеннее пальто. Черные брюки, серый свитер. Под ним была светлая рубашка. Ходил муж без головного убора. Обут был в черные туфли.  
Вопрос: Калашникова Сергея знаете? Какие между Вами и ним и Вашим мужем сложились отношения по состоянию на 27 марта этого года?  
Шаталина Л.И. сжимает кулаки обоих рук, с минуту молчит и глухо говорит.  
Ответ: Калашникова Сергея я знаю, это музыкант с эстрадного ансамбля колхоза «Коминтерн», он еще учится в школе. Отношений у меня с ним никаких нет. Какие у него с моим мужем отношения я не знаю.  
Вопрос: А я вот думаю, что Вы тут недоговариваете сейчас. Не хотите рассказать правду?  
Ответ: Мне нечего добавить.  
Зря Любовь Ивановна, так как мы сможем скоро Вам доказать, что Вы не искреннее на следствии и не хотите помочь в расследовании этого преступления.  
Вопрос: Можно ли понимать Ваш ответ, о том, что поводов для ревности Вы своему мужу не давали?  
Ответ: Да я не думаю. Что он мог меня ревновать.  
Вопрос: А что за ковер висел в спальне над кроватью?  
Ответ: Обычный ковер. Дешевый, шерстяной, размерами, 2.5. на 1.8 метра, с декоративным рисунком. Я его сняла перед побелкой стен и до ухода с дому не повесила. Одной было неудобно.  
Вопрос: Ну а Вы с кем дружите? Есть у Вас подруги?  
Ответ: Нет, подруг у меня нет. Только хорошие знакомые женщины по работе или в народном украинском хоре.  
Вопрос: Ну, муж Вы говорите не пил, а Вы как к алкогольным напиткам относитесь?  
Ответ: Нет, я не употребляю спиртное, может только немного шампанского по праздникам.  
Вопрос: В чем Вы были одеты 27 марта?  
Ответ: Ну, в том, что и сейчас. Эту теплая куртку, на голове вязаная шапочка, сапожки, и в эти черные брюки и серого цвета теплую кофту.  
Вопрос: Какие у Вас будут возможные пояснения причин убийства Вашего мужа:  
Ответ: Я ничего по этому поводу сказать не могу. Не знаю и не догадываюсь, кто бы это мог сделать и кому он мог мешать.  
Вопрос: В квартире Вы или муж хранили ценные вещи, золотые изделия или крупные суммы денег?  
Ответ: Нет, ничего такого не было. Кроме обручальных колец и сережек с цепочкой у нас никакого золота не было. Все это сейчас на мне.  
 
Ну что же, надо подводить итоги нашей беседы Любовь Ивановна. Вот Вам текст протокола, прочитайте все написанное и если согласны то вот здесь распишитесь внизу, и потом на каждом листочке в отдельности.  
 
Вопрос: Прочитали?  
Ответ Да,  
Вопрос: Все правильно? Тогда пишите своей рукой. «Протокол прочитан лично. Замечания к протоколу не имею». И Ваша Подпись.  
Следователь прокуратуры Католик В.П.  
 
Ну, а теперь посидите тут еще пару минут, мне нужно время для заполнения протокола о Вашем задержании в качестве подозреваемой на трое суток.  
А там дальше путь прокурор, решает, что с Вами делать.  
Петренко , я звоню дежурному зайдите срочно ко мне.  
Пока я заполняю протокол задержания лица в порядке ст. 115 КПК УССР, в кабинет входит Петренко.  
Так Любовь Ивановна! Побеседовав с Вами, и оценив Ваши, показания с учетом собранных по делу фактов и доказательств хочу Вам сказать, что не верю в Вашу непричастность к смерти Вашего мужа.  
И с целью, чтобы Вы не скрылись, от следствия и суда принял решение о Вашем задержании на 3 суток. А даст Бог, к тому времени у нас будут уже основания для окончательного определения Вашей судьбы и место нахождения.  
 
Вопрос: Вы поняли, что я Вас сказал:  
Ответ: Нет не очень.  
Повторяю, еще раз. Что Вы останетесь в милиции на 3 суток, но находится, будете не в кабинете, а в камере для задержанных соответствующими ограниченными правами и условиями содержания.  
Но, разъясняю Вам, что это не Ваш арест, а только задержание. Ибо через 3 суток прокурор примет решение, оставить Вас под арестом или освободить. И задержаны Вы по подозрению в причастности к убийству Вашего мужа.  
Теперь понятно.  
Да теперь я поняла.  
Ну, тогда подпишитесь тут, и с этой минуты Вами будет распоряжается дежурный по РОВД капитан Петренко.  
 
Шаталина под руководством Петренко уходят с кабинета.  
Вдогонку, снова звоню, снова в дежурку:  
«Товарищ капитан, , поместить Шаталину в камеру к единственной вашей заключенной женщине – мелкой хулиганке Цюнде Наташке», Стародумцев говорил, что она уже у Вас «сидит» почти неделю!  
«Да я знаю, что она административно - арестованная! А Шаталина задержанная по уголовному делу.  
Но не стоит оставлять одну Л.Шаталину в камере как бы «крыша не поехала» и что с собой не сделала. Береженого Бог бережет! Мне лично не нравится ее психическое состояние».  
 
А на Ваш недосказанный вопрос, поясняю, что у следствия пока нет 100% уверенности, в том, что это именно она убила мужа. Она всего лишь задержана на 3-ое суток.  
Ну, а все остальное под Вашу личную ответственность! Чтобы обращались с Шаталиной строго по инструкции.  
Вы меня знаете, если, что не так будет, придется отвечать»  
И скажите где сейчас Стародумцев?  
«Да, я все понял, и все сделаем. А Стародумцев уже едет обратно. Следователь и двое милиционеров остались в Фадеевке раскрывать кражу.  
Ну, хорошо, занимайтесь размещением Шаталиной» и ложу трубку.  
Снова набираю домашний телефон прокурора, трубку берет жена. Добрый вечер Людмила Ивановна ,это следователь?  
А Петра Петровича можно?  
Да он уже лег отдыхать.  
Но тогда его будить не будем. Утром скажите, что по делу Шаталина, я задержал после допроса его жену. Спокойной ночи Вам Людмила Ивановна.  
И Вам спокойно ночи.  
И так первый день следствия закончился, пора, как говорится и по домам, говорю сам себе. Складываю документы в папку. (Время 23.45)  
 
Закрыв кабинет Стародумцева, и попрощавшись с дежурным Петренко, выхожу из здания РОВД.  
Ночной Садовск. Темнота и тишина. Погода на улице улучшилась. Немного морозца, сковало весеннюю грязь.  
На очистившемся небе, кое-где, горят звезды. Закуриваю последнюю сигарету и отправляюсь домой спать. Ну и денек выпал.  
А завтра видно будет тепло, если такая погода продержится, говорю сам себе.  
 
                                                   Конец седьмой главы.  
 
                                                            Глава 8  
 
Ранее утро 29 марта 198__ г. оказалось на удивление солнечным и по-весеннему теплым. Бодро закончив, утренний сбор и перекусив как обычно, с бутербродом с чаем, вышел из общежития.  
Время 07.30, хорошо было бы поспать, но как говорится не судьба, впереди снова тяжелый и крайне ответственный день.  
Горожане, не смотря на ранее, воскресное утро, уже во всю потянулись на рынок, без преувеличения будет сказано - центр так сказать местной общественной жизни. Путь на работу как раз пролегает через рынок.  
Весеннее солнце уже ярко светит, голубое небо с редкими белыми тучками.  
Весна и начало лета в Садовске наиболее благоприятный период года – еще нет жары, мух и пыли.  
Даже давно закрытый и заброшенный коммунистической властью, но никак сам собой не разрушающийся, церковный собор, в самом центре базарной площади и тот, выглядит как-то веселее, под весенним солнцем.  
Старые, дореволюционной постройки здания купеческих магазинов, так же продолжают выполнять предназначенные им функции, но уже под другими советскими вывесками. Хотя если присмотреться внимательно, под смытой весенними дождями настенной краской, кое-где, проступают контуры старых их названий, по именам купцов  
Город Садовск насколько небольшой, что подавляющая часть взрослого населения уже знает «своего» следователя районной прокуратуры в лицо, и по пути приходится часто здороваться как со знакомыми, так и мало знакомыми людьми.  
Почти пройдя территорию рынка, нежданно встречаюсь с заведующей канцелярией районной прокуратуры Анной Ивановной!  
Та, увидев меня, издалека, не смотря на лишний вес и предпенсионный возраст, бодро спешит на встречу.  
Здравствуйте дорогая Анна Ивановна!  
Здравствуй Владимир! Ну, что там случилось вчера с В.Шаталиным? Я же его знаю!  
Он же когда-то ухаживал за моей невесткой и соперничал с моим сыном.  
Анна Ивановна! Да, что Вам сказать, убийство Шаталина на лицо! Разбили голову и внесли труп с квартиры на огород.  
Да ты что! А кто и зачем?  
А на это вопрос пока ответа нет. Задержал я вчера на свой страх и риск, его жену, но доказательства о возможной причастности только косвенные и очень незначительные. Так, что сейчас в РОВД и за работу.  
Да знаю, я эту Любу Шаталину! Артистка, в хоре пела. Но неужели она?  
Не знаю, по внешнему виду не скажешь, держится очень сковано, подавлено, толи горе прибыло, толи раскаяние мучит.  
Ей богу не знаю. Но у нее была целая ночь, может утром, что и расскажет новенькое.  
В общем, Анна Ивановна, в понедельник, когда будем печатать с Вами спецдонесение в Генпрокуратуру УССР, все узнаете сами.  
Ну, ладно, успеха Вам! Ну и дела творятся у нас в Садовске, кому мешал этот Валерка?  
До свидания Анна Ивановна.  
До свидания.  
Еще, минут 10 ходьбы по весеннему городку и я в райотделе.  
Несмотря на выходной день, он как растревоженный улей, человек 10 милиционеров снуют с озабоченным видом по двору, старшина РОВД - Зозуля, уже вывел и построил во дворе задержанных за ночь мелких семейных дебоширов и пьяниц и инструктирует их насчет предстоящей уборки городской территории. Машина начальника РОВД уже стоит у входа. Значит все основные действующие лица уже на рабочих местах.  
В помещении РОВД здороваюсь с новым дежурным Ропацким, и спрашиваю: «Как дела и где руководство?»  
В ответ получаю информацию, что начальник проводит у себя в кабинете «оперативку», по поводу новой кражи в Фадеевке и там все городские участковые, «опера» и Стародумцев.  
Как моя задержанная Шаталина?  
Да проплакала всю ночь.  
Что, Цюнда ее достала?  
Да нет, та все пыталась ее успокоить, и «учила уму-разуму».  
Ну, понятно, чему ее могла научить Цюнда.  
Ладно. Спасибо за информацию.  
Без стука захожу в кабинет Залетаева, там как говорится яблоку упасть негде. Здороваюсь одновременно со всеми, один из участковых уступает мне стул и я присаживаюсь, даю знать кивком головы Залетаеву , чтобы он продолжал оперативку.  
Из услышанного, понимаю, что вчера случилась необычная кража, а почти налет на магазин.  
Обрезав примитивную электрическую сигнализацию, преступники подогнали грузовой автомобиль к двери магазина и с помощью троса вырвали дверь вместе с запорами. С магазина похитили 5 ящиков водки, 2 ящика вина, 10марочного бутылок коньяка КВС, 1 мешок сахара, консервы, сигареты и вчерашнюю выручку и др. мелочь.  
Очевидно, было, что это работа не местных алкоголиков, а хорошо спланированная акция. Давно такого не было в нашей глуши.  
«Так, -подвел черту совещанию Залетав, «У нас в один день два тяжких преступления. Поэтому все выходные-проходные, отгулы и больничные отменяются.  
Я предлагаю разделить наши силы. Большая часть будет искать воров, а остальных кого выберет прокуратура, будут заниматься убийством.»  
«Да, вмешиваюсь я « В принципе принимается, тем более, сегодня мне нужно минимум 3 человека-  
1 - розыскника и 2 - ему помощника. Ну и конечно автомобиль?  
Во- первых, мне надо провести внезапный обыск в доме матери Л.Шаталиной.  
Потом найти и свезти в РОВД для допроса ряд свидетелей.  
Я хочу, чтобы у меня остались Ревуцкий, младший оперуполномоченный Белый, поскольку он был до недавнего времени участковым по месту проживания Ивановой, и водитель с машиной по Вашему выбору и еще один участковый, вот хотя бы вчерашний Самоплясов. Он в курсе дела и ему будет легче понять, что нужно сделать.»  
«Так, и решим, говорит Залетаев, «я осуществляю общее руководство, а Вы Николай Иванович (обращается к Стародумцеву), старшим следственно-оперативной группы по магазину работаете! Всем все понятно? Сбор в 16.00! Но тогда по коням!»  
«Так, прошу вмешиваюсь я - Ревуцкий, Белый, и Самоплясов за мной в кабинет, к Ревуцкому.  
«Ну, товарищи, обращаюсь я к своей группе, нам предстоит много важной работы.  
Сначала для Вас Самоплясов.  
Снова идите на место происшествия, найдите и вызовите повестками в РОВД соседей справа и слева от квартиры Шаталина, найдите и доставьте туда же девочку, что якобы видела Шаталину вечером.  
Нужно так же найти и доставить в РОВД этого музыканта (малолетку) про которого рассказывал вчера Стародумцев. Адрес его уточните у Стародумцева, он всех их знает на память. Если все понятно то вперед, чтобы в 12.00-13.000 все уже были у тебя под дверью кабинета. Ну и не забудьте уведомить инспектора по делам несовершеннолетних для ее участия в допросе несовершеннолетних!  
«Ну, а мы Василий Иванович и Ваш новый сотрудник А.Белый, поедем и посмотрим, как живет Н.Иванова, и на всякий случай сделаем у нее обыск.  
Вы ж знаете, что ее дочь у нас пока единственная наша подозреваемая но она «не колится», а мама пока не хочет «сотрудничать» со следствием и дознанием.  
Правда, товарищ Ревуцкий?  
На, что Ревуцкий, молча только скривился, явно находясь не в духе от бессонной ночи и всех последних событий.  
«Я пошел в прокуратуру за следственным портфелем и бланками, а Вы идите и заправляйте автомобиль, встречаемся через пол часа.  
Время 08.25  
Забежав в прокуратуру, сразу набираю домашний телефон прокурора. Но, увы, его нет дома.  
Дочь отвечает, что отец с матерью ушли на рынок. Ладно, говорю - Люда, передай папе, что я на месте и работаю по плану.  
Снова захватив следственный портфель, фотоаппарат возвращаюсь, в РОВД. Ревуцкий и Белый, уже ждут во дворе, возле милицейского «Жигуленка». Ну, что «соколики», готовы, тогда поехали.  
По пути поясняю, в основном для А.Белого, как человека проработавшего в милиции дней десять и никогда ранее не участвовавшего в проведении подобных следственных действий, что ищем то, чего не знаем сами, скорее всего какой то компромат.  
Поэтому смотрим все - документы, фото, переписка.  
А так же какие в доме топоры, молотки, где и что лежит, нет ли следов не давней уборки, следов крови на одежде и скрытых мест- тайников в погребе, чердаке на огороде.  
Все, что у Вас, вызывает подозрение или может пригодиться при расследовании, сносите ко мне, и я решаю, нужно ли это нам или нет. Все делать тщательно и аккуратно, не в полиции служите.  
Особенно, будьте, острожены с женскими вещами и бельем, это обычно вызывает большие нарекания со стороны обыскиваемых женщин. Ничего не разбрасывайте и все осмотренные предметы и вещи старайтесь осставлять на свои места.  
Время 09.00  
Прибываем к дому Н.Ивановой. Последнюю, не взирая на ранее время застаем во дворе.  
Здравствуйте Надежда Григорьевна?  
Мы к Вам с утренним визитом. Надо поговорить по вчерашнему делу».  
Н. Иванова спокойно здоровается и предлагает зайти в дом. Я и Белый заходим, располагаемся в зале и я объясняю, Ивановой, что дочь в интересах следствия , осталась в РОВД, до выяснения всех обстоятельств. С ней все в порядке.  
Тем временем В. Ревуцкий согласно его функциональных обязанностей оставшись на улице, занимается поиском понятых.  
«Надежда Григорьевна!  
Продолжаю я дальше. « Как Вы наверно из своего опыта догадались, что цель нашего визита, этот проведение обыска в доме и подсобных помещениях, с целью поиска, как орудий преступления, так и иных следов преступления, поскольку дочь ссылается на Вас как на свое « алиби».  
Появляются двое понятых и Ревуцкий.  
Объясняю Ивановой и понятым цель нашего прихода и обязанность понятых присутствовать при проведении обыска.  
Все это Иванова выслушивает, сдержано и молча. На вопрос понятна ли ей цель нашего прихода и не желает ли она сама добровольно выдать орудия преступления и др. доказательства по делу принесенные ее дочерью, отвечает, что ни чего у нее нет, и мы зря пришли.  
«А чужие, не принадлежащее Вам или дочери, вещи или предметы, в доме есть?»  
«Чужого в доме ничего нет»  
«Ну, говорю Ивановой, «отрицательный результат тоже результат».  
Быстро заполняю постановление о проведении обыска у Ивановой, зачитываю его Ивановой и понятым вслух. Потом даю Ивановой расписаться об ознакомлении.  
Получив очередной отрицательный ответ, даю команду Ревуцкому и Белому приступить к проведению обыска.   
! Что же это такое обыск?   
Чтобы у читателя не сложилось ложная мысль, что «ребятам было нечего делать» и они для создания видимости работы, «поперлись» к Н. Ивановой, хотелось бы сделать отступление в повествовании и в общих чертах рассказать о том, что такое обыск, зачем и как его проводят на практике…..  
Формально обыск – это принудительное следственное действие, заключающееся в обследовании помещений, участков местности, транспортных средств, граждан или их одежды в целях отыскания и изъятия предметов, имеющих значение для дела, а также обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.  
А фактически обыск это волевое действие следователя в форме открытой схватки (борьбы) с подозреваемым / обвиняемым или его возможными сообщниками.  
Это следственное действие требует от следователя колоссального нервно-психологического напряжения, выдержки, превосходящее аналогичное состояние обыскиваемого, четкого понимая психологии обыскиваемого и мысленно моделирование алгоритма возможных его действий по сокрытию разыскиваемых предметов, твердого и верного руководства всем процессом. Поскольку за все спрос только с него!  
С учетом того, что на все это действие отводится несколько часов, то успешно проведенный обыск можно прировнять к искусству. Это как раз тот случай, когда мастерство дается только с опытом работы.  
Если следователь не имеет точных сведений о местонахождении искомых объектов, но обоснованно предполагает, где они могут находиться, тогда он производит обыск.  
Когда точно известно уже, где и у кого находятся определенные предметы и документы, имеющие значение для дела, производится их выемка. Таким образом, от выемки обыск отличается в первую очередь своим поисковым характером.  
Да, производство обыска сопряжено с определенным нарушением прав граждан на неприкосновенность личности, жилища и т. п., поэтому для его проведения требуется соблюдение установленных законом гарантий, что в некоторой степени существенно ограничивает возможности обыскивающих.  
Цели обыска могут быть разные это и обнаружение и изъятие предметов, имеющих доказательственное значение (орудий преступления; предметов, добытых преступным путем или на которых имеются следы преступления;  
Документов, указывающих на важные для дела обстоятельства, а также трупов; обнаружение разыскиваемых лиц и материалов, облегчающих их розыск (фотографий, писем, дневников).  
Отыскание имущества, на которое необходимо наложить арест в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации.  
Предметы и документы, изъятые из гражданского оборота, подлежат изъятию независимо от их отношения к делу. К их числу, в частности, относятся незарегистрированное оружие и боеприпасы к нему, взрывчатые и радиоактивные вещества, сильнодействующие яды, наркотики, порнографические издания и т. п.  
Тактико-психологические приемы обыска определяются тем, что и где обыскивается. Выбор того или иного приема или их совокупность зависят как от опыта следователя, так и следственной ситуации. Самое важное при проведении этого следственного действия это внезапность, ибо это при наличии минимальной обоснованности половина успеха.  
В то же время в криминалистике существуют общие тактические положения, касающиеся проведения любого вида обыска.  
В специальной литературе, как в научных журналах, так и изданиях под грифом «для служебного пользования», описано очень много методик проведения обыска.  
Но зачастую эти рекомендации придуманы очередным соискателем кандидатской степени, который где-то у кого-то, что-то, позаимствовал и скомпилировал с целью представления «научной новизны» диссертационного исследования, «свою версию» давно забытого старого.  
 
Списуя, друг у друга, на протяжении столетий, эти «тактические приемы» и уча им будущие « следственные» кадры - прокуроров и следователей, авторы этих методик, сами не имеют никакого представления о том, какие навыки требуются в действительности от следователя.  
В действительности же на практике, никто этих «рекомендаций» не придерживается, так как существует общий методологический подход, так сказать «канон», а дальше все импровизация следователя и его помощников, крайне ограниченная, как правило, временем и местом проведения этого следственного действия.  
Так, начале обыска, следователь предлагает обыскиваемому, добровольно выдать объекты, указанные в постановлении. Если даже обыскиваемый, и выдает их добровольно, обычно нецелесообразно отказываться от проведения дальнейшего обыска.  
Эта рекомендация вызвана тем, что нередко обыскиваемый, умышленно сразу же выдает названные ему объекты, чтобы избежать дальнейших поисков.  
А следователь, в то же время, на данном этапе расследования может еще и не располагать сведениями о наличии у обыскиваемого других вещей и ценностей, имеющих отношение к делу.  
Кроме того, обыскиваемый, может оказаться причастным к совершению иных, неизвестных следствию преступлений, что может быть выяснено в ходе обыска.  
В занимаемом им помещении могут оказаться предметы, исключенные из гражданского оборота, которые подлежат изъятию. И, наконец, в ходе обыска, как правило, добываются сведения, характеризующие личность обвиняемого, что всегда важно для полного и всестороннего расследования.  
Чтобы обыскиваемый не мог впоследствии заявить, что обнаруженные у него вещи принадлежат другому лицу, целесообразно до начала обыска спросить его: «Нет ли в доме чужих вещей» и зафиксировать этот вопрос и отрицательный ответ в протоколе.  
Если изымаемые при обыске предметы предположительно изготовлены из благородных металлов или драгоценных камней, следует максимально подробно описать каждый предмет, отметив, что он изготовлен из металла определенного цвета (нельзя писать «драгоценный», «золото», «серебро» и др.) или камня определенной формы и цвета. Имеющиеся клейма надо описать, зарисовать, сфотографировать.  
Все обнаруженные объекты должны быть упакованы в надлежащую тару и опечатаны в присутствии понятых. Деньги и ценности, изъятые при обыске, до разрешения дела судом направляются на хранение в финансовые органы УВД – МВД. На упаковке перечисляется ее содержимое, и ставятся подписи следователя и понятых.  
Протокол обыска составляется в двух экземплярах под копирку. Первый экземпляр приобщается к делу, а второй оставляется обыскиваемому лицу.  
Итак, когда Вы уважаемый читатель (читательница) уяснили, в общих чертах что же такое обыск продолжу свой рассказ.  
Дом Ивановой, одноэтажный, стоял из трех жилых комнат и кухни. Поскольку мы находились в центральной комнате, то я, разделив дом на три зоны, сам взялся обыскивать общую комнату, Ревуцкий послал в спальню, а Белому досталась «детская» комната.  
Понятые, ими были мужчина и женщина уже пенсионного возраста, оставались в общей комнате, расположившись так, чтобы они могли наблюдать за происходящим. Н.Иванова сидела, а столом в центе комнаты.  
Минут через 15-20 Белый и Ревуцкий нашли в своих комнатах по бутыли самогона, я нашел в стенке – документы на Шаталину О.Л. - школьный аттестат, паспорт, пару фотографий периода семенной жизни, старую переписку с Шаталиным В.  
Видя бесперспективность дальнейшего обыска в доме, я меняю нашу тактику и направляю Ревуцкого и понятого мужчину осмотреть чердак и помещение сарая, а Белому, полушутя говорю.  
«Андрей Васильевич! Вам, поручаю самою ответственную часть работы!  
Проверить с помощью специальных технических средств «бассейн». Басейн - это местный колодец, ибо в отсутствие грунтовой воды в Садовске местные жители традиционно вырывали такие колодцы, полностью их цементируют, в результате получается бетонная емкость. Потом за 3 рубля, привозится раз в неделю, цистерна питьевой воды и туда сливается). Осмотрев басен заодно посмотрите и туалет! .  
 
А «специальные» средства эти такие, и достаю из следственного портфеля крупный, размером с суповою тарелку магнит и привязанною к нему, чуть ниже же специальный «абордажный» как я его назвал медный крюк.  
Это устройство было моим «ноу-хау», я его изготовил с год назад, выпросив этот магнит у прокурора – криминалиста области Чорного Н.Н., и скомбинировал его с крюком и несколько раз уже успешно применил сам.  
Поскольку обычно крюк и магнит применялись при обыске недоступных для человека помещений и емкостей, раздельно.  
Сначала проверь бассейн, а потом туалет! А за одно так же и просмотри, что там и как лежит на огороде, нет ли где свежее вскопанной земли.  
Понятые, идите за работниками милиции и продолжайте Вашу миссию по наблюдению за его действиями.  
А мы тут с гр. Ивановой приступим к оформления протокола обыска.  
Усевшись удобнее и бросив взгляд на сидевшую напротив Иванову продолжавшую наблюдать за всем безучастным взглядом, я начал заполнять протокол обыска, тщательно, описывая каждый изъятый документ и фото.  
Минут через пятнадцать-двадцать , уже из коридора, послышался взволнованный голос Белого « Нашел! Я нашел!»  
«Что ты там нашел, давай заходи и показывай»  
В комнату быстрым шагом входит Белый - держа в одной руке топор средних размеров, с окрашенным зеленой краской деревянным топорищем.  
«Владимир Петрович! В я в бассейне, нашел при втором броске магнита этот топор!»  
Хорошо Сергей! Ну просто замечательно! А ну давай ложи его на стол, и рассмотрим его повнимательнее.  
Беру топор и постелив газету на стол ложу его перед собой. Первый взгляд показал, что в воде топор был небольшой промежуток времени, поскольку никаких следов ржавчины или порчи деревянной ручки нет. Следов похожих на кровь тоже.  
Обращаюсь к Ивановой  
«Надежда Григорьева! Это Ваш топор и как он оказался в колодце?»  
Иванова, посмотрев на топор, меня, Белого и зашедших в это время в дом Ревуцкого и понятых, тихим голосом говорит  
« Нет, это не мой топор. Чей он я и как он оказался в колодце я не знаю»  
«Да, говорю» я в голос, как бы обращаясь одновременно ко всем присутствующим. «Ситуация резко меняется».  
«Еще раз Надежда Григорьевна спрашиваю!  
«Ваш это топор или это и есть орудие убийства В.Шаталина? И если это так, то объясните нам, как он оказался у Вас в «бассейне?»  
Иванова Н.Г. сделав трехминутную паузу, вздохнув, снова говорит:  
« Я не знаю, чей это топор».  
«Так, Василий Трофимович, говорю я Ревуцкому, давайте выйдем на минутку во двор надо обсудить создавшееся приложение.  
А ты Белый и Вы понятые оставайтесь в доме.  
Ревуцкий выйдя первым во двор, сразу говорит:  
«Это ее «работа» и топор с убийства «век воли не видать».  
«Да может быть ты и прав Трофимович, но на топоре нет крови, а пока мы проведем судебно-биологическую экспертизу, то и рак свиснет, 1-2 месяца пройдет!  
«Да мы Иванову сейчас берем с собой в РОВД и там ее «расколем!»,  
«Ну, да Вам бы только «колоть»!  
Ты пойми, что топор это очень хорошо, если это то, что мы думаем, но с места происшествия пропал еще и ковер, вот еще одна ценная улика. А топор в колодец, это как говорится известный прием « концы в воду»  
На чердаке и в сарае ты смотрел хорошо?  
Да, там ничего нет, старая рухлядь, все в пыли и паутине.  
Ну, давай подумаем, если это дело рук Ивановой или ее дочери, то где они могли спрятать ковер, если скажем топор, они принесли в дом!  
Да черт их знает!  
Черт может и знает, мы нет.  
Но думаю, что мы имеем дело с «дилетантами» или жадность задавила, что не выбросили где-нибудь, в речку.  
Так теперь давай подумаем.  
Что у нас осталось не осмотренными?  
Правильно! Огород и туалет на улице?  
Могли ковер прикопать или бросить в выгребную яму. Особенно туалет, надежда на то, что «менты», мол не полезут, «побрезгуют».  
Петрович! Да дался тебе этот туалет - говорит Ревуцкий,  
Это все в теории, а на практике у меня за 10 лет работы в милиции такого ничего не было.  
«У меня тоже, но проверить надо. Возвращаемся в дом и «напрягаем Белого! У него сегодня боевое крещение. Вот и поручим ему туалет пошуровать моим спец.прибором!».  
«Хорошо, говорит Ревуцкий, «путь будет, по-твоему».  
Зайдя в дом, обращаясь к понятым и Ивановой, говорю, «Так, все идут за мной, продолжим обыск дальше вне помещения.  
Во дворе, обращаясь к Белому, «Андрей, давай снова за свое спец. средство и «пошуруй» хорошо в туалете и выгребной яме, за туалетом.  
Новичкам обычно везет, может, что опять найдешь, а мы пока с понятыми посмотрим, что там и как, на приусадебном огороде.  
Пройдя в течении 5 минут небольшой огород и убедившись что там ничего не тронуто и искать нечего я, Ревуцкий, и понятые подходим к туалету, где Белый уже стоит у открытой крышки выгребной ямы.  
В этот момент, вытягивая трос, Белый поднимает со дна выгребной ямы и скрученный рулон. Виден только его верхний край, все естественно перепачкано в испражнениях.  
Чтобы рулон не сорвался. Я останавливаю Белого и говорю понятым:  
«Вот это, скорее всего есть то, что мы ищем! Улики по делу! Поэтому мы сейчас аккуратно вытянем этот предмет и посмотрим, что это.  
Белый и Ревуцкий общими усилиями вытягивают рулон с выгребной ямы туалета.  
Вонь в стоит сами понимаете, но работать надо дальше.  
Так говорю Ревуцкому; Быстро неси два ведра воды, надо отмыть эту находку от нечистот, хотя и так сердце мое чует, что это наш «пропавший» ковер.  
А что скажет Надежда Григорова?  
Н. Иванова стоит от нас в метрах 3, у стены сарая, прислонившись к нему. И, не смотрит в нашу строну.  
На мою реплику никак не реагирует.  
Ревуцкий быстро приносит, воду и мы обмываем и разматываем рулон, и оказывается, что это тонкий, шерстяной настенный ковер.  
«Ну вот, Василий Трофимыч! А ты сомневался!» говорю я В. Ревуцкому.  
«Теперь поскольку ситуация прояснилась скорей всего окончательно, твоя задача – доставить Н. Иванову как подозреваемую в РОВД и мы ее там допросим.  
А мы с понятыми тут все закончим. Машину потом за мной пришлешь. С Н.Ивановой попробуй сам вначале побеседовать, хотя если судить по ее нынешнему поведению, она окончательно в себе замкнулась.  
А вот ее дочку не дергайте до моего возвращения.  
Разговор будет с ней серьезным и долгим.  
И смотри там, чтобы утечки о наших находках в РОВД раньше времени не было через Ваших бездельников дежурных.  
«Так гр. Иванова! Прошу Вас, следовать за Ревуцким в машину, встретимся и продолжим нашу «беседу» позже в РОВД.  
Н. Иванова, оторвавшись от стены, медленно вместе с Ревуцким уходит по двору, не оглядываясь на нас.  
После принесения Белым еще 4 ведер воды окончательно отмываем ковер, на его лицевой стороне проявляются местами пятна бурого цвета. Все это фиксируем в проколе обыска, и я фотографирую ковер и топор. На этом обыск закончен. Подписывают протокол понятые, я и Белый.  
Закрыв и опечатав, входную дверь в дом Н.Ивановой, уходим со двора. На улице уже стоит наша машина.  
Напоследок, прошу понятых, ничего пока никому не говорить, что они видели и слышали в ходе проведения этого следственного действия.  
В душе слабо на это надеясь.  
Так как понятые из числа близких соседей и шокированы, увиденным, и я думаю, что утечка все же неизбежна, так как в маленьком городке слухи и сплетни всегда опережают своих «героев».  
На душе, почему-то нет удовлетворения от проделанной работы, хотя удача сама почти «упала» в руки.  
Мучает вопрос. Кто же из двоих убийца, а кто пособник? Или обе убийцы?  
Таких происшествий в Садовске по архивным данным уже не было лет 20 если не больше. В машине жму руку Белому.  
«Молодец Андрей, с тебя наверно будет хороший опер, если и дальше будешь учиться и стараться.  
Тогда глядишь концу года прокурор, напишет представление о твоем поощрении. Главное не возгордись от первых успехов или не разочаруйся от дальнейшего пребывания на этой должности и возможных трудностей»  
(Время 10.45)  
Конец восьмой главы.  
 
 
Глава 9  
 
В течение получаса, прибываем к зданию райпрокуратуры, где я в своем кабинете оставляю следственный портфель со всем снаряжением, и изъятые вещи, за исключением топора.  
По дороге в РОВД в голове сложился план, как дальше провести допросы матери и дочери.  
Возле РОВД не смотря на выходной день, непривычно много разных людей, на крыльце уже ждет Самоплясов и докладывает, что соседей и девушку (школьницу) доставил, и они ждут меня в коридоре.  
«Хорошо» говорю, « иди за мной сейчас в кабинете «Ревуки» мы проведем маленькую оперативку.  
В кабинете сидят Ревуцкий и Иванова, о чем-то не спеша беседуют.  
«Так « говорю, Василий Трофимович, Пусть Белый берет Иванову и вместе с ней в идет кабинет к Самоплясову, где ждет вызова., а мы тут посовещаемся.  
Иванова и Белый уходят.  
«Николай» говорю Самоплясову, «времени у меня в обрез, поэтому тех людей, что доставил будешь допрашивать от моего имени, как член следственно-оперативной группы.  
Да, я знаю, что ты никогда никого не допрашивал, нет у меня сейчас времени, на этих второстепенных свидетелей.  
Мы, кажется, почти раскрыли убийство, так как в большой долей вероятности, вот этот топор, скорее всего и есть орудие убийства.  
А нашли мы его в колодце у Ивановой! Да поскольку твой кабинет занял Белый, то допрашивай своих свидетелей в ленинской комнате РОВД.  
Вот тебе бланки допросов свидетелей, аккуратно заполняй графы. Пиши все, что они тебе расскажут об убийстве, об убитом и его жене, где и когда их видели последний раз и т.п.  
Как допросишь, пусть внизу, под текстом протокола распишутся, и свободны. Я потом по свободе при необходимости их еще передопрошу.  
Все понял? Да, ну тогда действуй!  
А что скажет Василий Трофимович? Открыла тебе свою «душу» Иванова?  
Нет, сказала, что против дочери показаний давать не будет никаких.  
Свою причастность к убийству отрицает.  
Я все это не записывал, потому, что надо оформлять проколом допроса.  
Да конечно.  
Ты кому доложил уже о находках?  
Только Даташвили и Стародумцеву. Последний, уже на подходе, а Даташвили занят кражей.  
Ну и ладно, меньше людей больше кислорода.  
Тогда я думаю, мы начнем с нашей Любы, есть у меня один тактический прием, сработаем на эффекте внезапности, чтобы она сразу все поняла и начала рассказывать.  
И еще перекусить ты чего-нибудь сообрази, пока я тут буду допрашивать, с утра ничего толком не ел, а до вечера еще далеко.  
Давай приводи Шаталину, а сам мотнись по РОВД, пусть поставят чайник, хотя бы.  
Да понял, говорит Ревуцкий у меня к стати жена давала завтрак собой, а я так и не тронул его. Ну, тогда спасибо жене, что не дала помереть нам голодной смертью.  
«Ревука», уходит, я достаю из за сейфа старую газету и положив топор на и приставной столик с боку стола, накрываю его газетой.  
Сам, достав протокол допроса подозреваемого, присев начал заполнять общую часть.  
Минут через пять в кабинет Ревуцкий заводит Шаталину, а вслед за ними появляется и Стародумцев.  
«Ну, вовремя Вы Николай Иванович, я как раз только начинаем»  
«Шаталина здравствуйте! Присаживайтесь на стул»  
Ревуцкий и Стродумцев садятся с правой стороны от Л. Шаталиной.  
Шаталина Л.И. одета во вчерашнюю одежду. Лицо бледное, волосы непричесанные, смотрит, насторожено из-под лобья.  
Гражданка Шаталина, Вас вызвали на допрос в качестве подозреваемого.  
Вчера мы уже подробно с Вами беседовали, но сейчас в деле появились новые обстоятельства и по ним нужны Ваши показания.  
Вам понятно?  
Да понятно. Спрашивайте.  
Ну, что ж, я повторю свой вчерашний вопрос –  
Что Вам известно об обстоятельствах убийства Вашего мужа?  
Ответ: Я уже все пояснила. И ничего не могу добавить…  
Ну, хорошо, не будем тянуть кота за хвост, как любил говаривать мой университетский преподаватель трудового права Олекса Федорович, внимательно посмотрите на этот предмет, я думаю, он «освежит» вашу память!  
 
С этими словами, резко сдергиваю, со стола газету и Л.Шаталина видит найденный нами топор.  
Увиденное для нее явно было неожиданным, она, открыв рот, пытается, что-то сказать, одновременно привстав со стула, и тут же падает в обморок.  
Ревуцкий и Стародумцев также, не ожидавшее от нее такой реакции, подхватывают ее с пола, пытаются посадить на стулья у стены, затем Ревуцкий брызгает из графина на лицо Шаталиной воду.  
Общими усилиями приводим ее в «чувство», но обморок сменяется бурными, истерическими слезами и причитаниями.  
Так что о продолжении допроса, по крайней мере в течении часа, уже речи быть не может.  
Переглянувшись с Стародумцевым, говорю:  
Василий Трофимович, оставайся с Шаталиной здесь, а нам надо С Николаем Ивановичем поговорить.  
Заходим в кабинет Стародумцева.  
«Ну что скажите Николай Иванович?  
«Да видно ее это работа. Я же говорил, что дилетанты, убили и топор в колодец, «оригинально!». А как нашли?  
Да моим магнитом подняли!  
Это очень хорошо!  
«Да я думаю, что минут через тридцать ,мы снова приступим к работе, а я Вас прошу, займитесь Н. Ивановой, она ваш «старый кадр».  
Вы местный житель и почти ее ровесник, Вы я думаю быстрее найдете с ней язык.  
В общем, организуйте ей чистосердечное раскаяние. Ну не мне Вас учить  
Чтобы она не упрямилась, что не будет против дочки давать показания, Вы вначале посидите на допросе Л.Шаталиной, уловите основные детали, а потом Вам и карты в руки.  
Договорились?  
Если так тогда давайте перекурим, и за работу.  
А что к стати с Вашей кражей с магазина? Есть результаты?  
Да нет, всех местных перепроверили, прочесали с обысками все село, и ни одной бутылки, никто ничего не видел.  
Слышали лишь только шум двигателя грузового автомобиля.  
Но говорю я грузовая машина это не иголка в стоге сена! Кто видел да и следы от колес должны были остаться!  
Нет. Перебил меня Стародумцев. Я думаю, что поскольку много украли, то повезти все ночью побоялись! И тогда нам надо искать поблизости от села специально оборудованный тайник, куда они все наворованное, временно спрятали, если это местные.  
А если «залетные» работали, скажем из Садовска, то те наоборот должны спрятать украденное, где-то под городом, в районе трасы Садовск - Фадеевка, чтобы, потом, легко не привлекая внимания окружающих , через пару дней все быстро забрать.  
Но, действительно взяли необычно много, значит, их было не один и не два, а человека четыре, как минимум.  
Я про такие « шайки» что не слышал в нашем или соседнем районе.  
Да, вот я тоже гадаю, чье же это работа?  
А может подрастающее поколение, руку приложило? Уж больно все дерзко и вызывающее сделано.  
Да откуда у нас малолетние воры, подраться наши могут, а воровать вряд ли, мелочь пузатая, ПТУшники!.  
Ну, Вам виднее, я только Вам сказал свои соображения.  
Так, на часах уже 11.30, пора за дело.  
Возвращаемся в кабинете Ревуцкого. Шаталина, уже почти успокоилась, сидит, сгорбившись за столом, изредка всхлипывая и вытирая остатки слез с лица.  
Ревуцкий, машет головой, что все в порядке.  
Любовь Ивановна! Вы же сами видете, что дальнейшее запирательство и отрицание объективно, установленного следствием факта Вашей причастности к убийству, бессмысленно.  
Давайте сейчас спокойно, все своими, славами, Вы расскажите, что и как у Вас произошло с мужем 27-28 марта?  
Только, пожалуйста, без утайки.  
Это же в Ваших интересах, чтобы мы разобрались по существу, кто прав, а кто виноват и каждый получил по степени его вины, т.е. объективно.  
И ничего не стесняйтесь, врачу и следователю можно говорить все, поскольку вся информация даже личного характера охраняется тайной следствия.  
Шаталина Л.И. молча слушает, мои слова, продолжая как бы про себя кивать головой.  
Ну и хорошо! Тогда я внимательно слушаю Вас.  
Вот возьмите еще впейте водички и начинайте, пожалуйста….  
Вот рассказ Шаталиной Л.И…..  
Вечером 27 марта я забрала дочку из детского сада, и они пошли домой. Но по дороге Танюшка стала проситься к деду, и я отвела ее к родителям Валерия.  
После ужина Люба хотела помочь свекрухе помыть посуду, но свекровь не разрешила:  
- Посуду хозяйка должна мыть, а то денег в доме не будет.  
Люба побыла у свекрови еще минут 15 да и пошла домой. Счастливые дедушка и бабушка были заняты внучкой и со мной прощались как обычно.  
 
Домой идти не хотелось. Медленно шла по улице. Что ждет ее дома? Снова пьяный муж? Очередной скандал и побои? Идти к матери? Так Валера туда придет, там скандал устроит, да и перед матерью стыдно. Мать догадывалась, конечно, что у не в семье творится, но ей прямо она не жаловаться и не плакалась?  
Вот с такими мыслями я около 19.00 пришла дом. Мужа дома не было.  
Через полчаса хлопнула входная дверь тамбура , и по шуму открываемой двери Люба поняла, что это идет домой ее муж, и понятно было, в каком он состоянии.  
Валерий рывком распахнул дверь квартиры и, криво ухмыляясь, встал в проеме, облокотившись на косяк двери:  
-Ну, что, сучка, нагулялась?!  
Входная дверь была открыта, и Люба, не желая, чтобы соседи опять слышали скандал, хотела ее закрыть.  
Но едва она подошла к двери, Валерий сильно ударил ее кулаком в грудь. Люба задохнулась от боли и стала оседать на пол.  
Валерий пнул ее ногой в живот, потом еще и еще раз. Удары сыпались без разбора, в том числе и по лицу и от боли она даже не могла кричать. Валерий продолжал избивать ее ногами, пиная в грудь, в живот, в пах, а она только закрывала руками лицо.  
Неожиданно Валерий перестал избивать жену, нетвердой походкой направился в спальню, где раздевшись повалился на кровать и через минут десять заснул.  
Она с трудом поднялась и направилась к входной двери – дверь так и была открытой все это время.  
Закрыла дверь и направилась, было в комнату, но вдруг в зеркале увидела себя – растрепанную, заплаканную, платье в крови. С разбитого носа  
..Каждое движение причиняло боль. «Да что же это такое?! – подумала она  
- Уж и не хожу никуда, а он все пьет все больше, да бьет все чаще».  
Медленно обвела взглядом стены, мебель: пыль, клеенка на столе чем-то залита, пол не метен ...Раньше она не потерпела бы и пылинки в своем доме. А сейчас все равно. Ведро какое-то у печки...Зачем оно здесь стоит? Топор у печки стоит...Зачем? Щепу кололи?  
Не отдавая себе отчета, шагнула к печке. Резкая боль от Валериных побоев пронизала все тело, и обида захлестнула голову с новой силой.  
Она не заметила, как в руке у нее оказался топор, не помнила, как очутилась около кровати, на которой храпел пьяный муж.  
Рука с зажатым в ней топором сама взлетела вверх и с силой опустилась на голову спящего. Потом еще, и еще….  
Валерий не оказал сопротивления. Он не успел понять, что произошло.  
Он очевидно умер сразу. Остановившись и придя в себя, она увидела, что постель и ковер на стене были забрызганы кровью.  
 
Когда она, наконец, остановилась и увидела залитую кровью голову Валерия, руки ее безвольно опустились, и топор выпал на пол.  
 
Сколько она просидела, уставившись в одну точку, она не знала. Где-то на улице залаяла собака, и Люба встрепенулась, подхватилась, заметалась по комнате. Потом вдруг остановилась, надела пальто, шапку и сапоги, вышла из квартиры, закрыла дверь на ключ и пошла к матери.  
Мать была дома и уже собиралась спать. Она не очень удивилась позднему визиту дочери, но, посмотрев на лицо Любы, подвинула к ней табуретку и, слегка надавив Любе на плечо, заставила сесть. Мать еще не успела ни о чем спросить, как она ей сказала:  
-Мама Я Валеру убила! По голове топором.  
Мать вскинула и спросила:  
- Он где сейчас?  
-Дома. На кровати лежит. Я ничего больше не трогала. И топор там же. И все там в крови.  
Мать быстро оделась и сказала ей идти с ней:  
Они вместе направились к ее дому. Мать оглядела комнату и сказала:  
- Вынесем его на пустырь и там оставим. Пусть думают, что его по пьянке кто убил.  
Вдвоем они вынесли невероятно тяжелое тело, и спотыкаясь в темноте, поволокли его за дома на пустырь.  
Они оставили тело на пустыре и вернулись домой. Мать вспомнила, что обуви на убитом зяте не было, взяла его туфли и пошла на пустырь, где и выбросила обувь рядом с трупом.  
Люба встретила мать словами:  
-Я в милицию пойду и во всем сознаюсь.  
- Не вздумай! – сказала ей мать. – В тюрьму захотела, под расстрел? А Таньку кто поднимать будет?  
-Но все равно же узнают, только хуже будет.  
-Хуже не будет, - сказала мать. – Хуже уже некуда.  
-Ох, мама... А как же дальше жить?  
-А как ты жила, когда он пил, как свинья, да издевался над тобой? Небось, и убила ты его не после поцелуев... Ладно, потом расскажешь. Надо прибрать здесь все.  
Потом мать развела известь, и они вместе замыли водой пятна крови на стене и побелили всю стену спальни и часть потолка.  
Мать велела ей вытереть пятна крови на полу. Потом они вымыли руки, умылись и захватив ковер, топор и окровавленную постель пошли в дом к матери . Ковер и постель мать по ее словам «утопила» в выгребной яме туалета.  
Затем она подробно рассказала матери, что произошло.  
Входе этого, она несколько раз порывалась пойти в милицию и заявить о том, что произошло.  
Но мать, не допуская даже мысли об этом, каждый раз находила все новые и новые доводы против того, чтобы она пошла и призналась во всем.  
Они не сомкнули глаз до утра. А утром за ней приехали с милиции и ее отвезли в РОВД. Там она говорила, так как ей советовала делать мать.  
Вопрос: Свою вину в убийстве Шаталина В.И. Вы признаете?  
Да я совершила убийство мужа. А мать или вернее я вместе с матерью пытались скрыть потом это, преступление, так сказать отвести от себя подозрения.  
Все, что Вы сейчас сообщили, мною будет записано в протокол. Вы в этот раз всю правду сообщили, ничего не попутали и не забыли?  
Да нет, все вроде, так как было на самом деле.  
Быстро, записываю рассказ Шаталиной и даю бланк протокола на подпись. Прочтите и если все записано, верно, в низу распишитесь. А теперь на каждом листе в тоже под текстом.  
Ну, на сегодня с Вами Любовь Ивановна, мы пожалуй закончим. Сейчас Вы вернетесь в камеру. Постарайтесь хоть не много заснуть.  
К стати, как там Ваша, сокамерница Цюнда, не обижает Вас?  
Нет, я ей очень благодарна, за заботу.  
Хорошо. Василий Иванович, проводи нашу подследственную и распорядись, чтобы ее накормили, а то за 15 – суточниками и еды не хватит.  
«Да там Цюнда побеспокоится» говорит Ревуцкий.  
Ну, то Цюнда, а то ты работник уголовного розыска.  
Все Любовь Ивановна, прощаемся. Уже увидимся завтра в кабинете прокурора района, если он захочет Вас видеть, при решении вопроса о Вашем аресте.  
 
А я хотела спросить, что с мамой?  
С мамой мы будем разбираться! Зря Вы ее послушали и не явились сами в РОВД с повинной.  
Это очень сильно ухудшило и Ваше и ее положение. Но будем разбираться во всем объективно. Шаталина и Ревуцкий уходят.  
 
Чтобы не терять времени, иду сразу к ранее ушедшему Стародумцеву в кабинет, где он уже приступил к допросу Ивановой.  
Говорю - «Продолжайте Вы писать Николай Иванович, а тут с краю посижу, послушаю».  
Одновременно закуриваю и беру первые листы уже написанного Стародумцевым протокола допроса подозреваемой Ивановой.  
Затем вспомнив, что не взял новый протол задержания, оставляю кабинет Стародумцева и иду в дежурку, где беру бланки протокола задержания подозреваемого и копирку.  
Интересуюсь, где начальник РОВД, и узнаю - с час назад позвонил, что уехал с Фадеевки на обед.  
Ну ладно, говорю, хватит для решения вопроса о содержании Ивановой и Стародумцева.  
По пути с дежурки заглядываю в кабинет к Самоплясову, забираю у него три протокола допроса свидетелей.  
«Так Николай, на сегодня ты мне уже не нужен. Если Стародумцев отпустит, то ты свободен. А где к стати Белый и Ревуцкий?  
В комнате отдыха дежурных готовят чай!  
Ну, это правильно. А, что только чай, или уже «за раскрытие» по «соточке» водочки потянули?  
Владимир Петрович Вы знаете, я на работе не пью, говорит Белый.  
Ты, то да! А вот за остальных я не уверен.  
Ну ладно, спасибо за помощь в работе.  
Возвращаюсь в кабинет к Стародумцеву, и пока Иванова дочитывает написанный Стародумцевым свой протокол допроса подозреваемого, быстро заполняю протокол задержания на Иванову.  
После подписания, ею протокола допроса, читаю его:  
«27 марта 198__года около 20.30 ко мне домой пришла моя родная дочь Шаталина Л.И. Она была сильно взволнована и плакала.  
Я как могла начала ее успокаивать и дочь мне рассказала, что у нее с мужем давно сложились неприязненные отношения. Она хотела с ним развестись, но он был против этого. То уговорами, а иногда и побоями он заставлял ее жить с ним. Все это она терпела ради малолетней дочки.  
Но вчера, когда она была больной дома, муж, придя, домой в нетрезвом состоянии, снова на почве беспричинной ревности, побил ее. Она, не выдержав этого, схватила топор и несколько раз ударила пьяного мужа по голове.  
Я ей не поверила и решила сама убедится в том, что случилось.  
Около 22.00 я и дочь вернулись в ее квартиру на ул. Коминтерна, где я убедилась, что дочь говорила правду. Она смертельно травмировала ударом топора мужа. И его тело лежало на кровати.  
Дочь хотела пойти и сообщить о содеянном в РОВД, но она ее отговорила, пояснив, что ее надолго посадят в тюрьму и некому будет воспитывать дочь.  
Чтобы как-то отвести подозрение от дочери, она решила вынести, туп Шаталина на улицу, чтобы милиция подумала, что его убили там, а не в квартире.  
А в квартире произвести уборку, чтобы убрать все следы преступления, в первую очередь брызги крови на стенах спальни и ковре, постельных принадлежностях.  
С помощью дочери они вынесли тело Шаталина В. на огород возле дома и там оставили. Потом она лично, забелила стены в спальне, помыла пол. Потом, взяв снятый со стены ковер, топор и окровавленную простынь, с наволочкой, она с дочерью вернулись домой.  
Дочь она уложила спать, дав ей снотворное, а сама сожгла простынь и наволочку.  
А ковер выбросила в выгребную яму туалета. Топор бросила в колодец во дворе своего дома.  
Так, она сделала потому, что решила, что этим спасет свою дочь от позора в и суда. В чем и признает свою вину как пособника преступления в форме укрывательства»  
 
Так, говорю после прочтения, обращаясь к Ивановой  
- «Надежда Григорьевна! Вы у нас человек «бывалый» и должны понимать, что пока в течение трех суток, за все содеянное Вами «в интересах дочки»,так как Вы их неправильно понимали, Вы задерживаетесь как подозреваемая, в пособничестве убийству в форме укрывательства.  
Вот протокол задержания, распишитесь внизу.  
Теперь Николай Иванович Вам, задача, ИВС у нас маленький, а нашим заподозренным нельзя общаться, значит, надо поместить Иванову в ИВС соседнего РОВД. Готовьте машину и конвой.  
Да, но это через час будет, когда появится наш «Автозак», с ремонта.  
Ну, это дело Ваше. На Вас и вся ответственность за невыполнение.  
Так Иванова, увидимся мы завтра, после обеда, когда прокурору захочется Вас видеть при решении дальнейшего вопроса о Вашем аресте или применении подписки о невыезде, если ему так захочется.  
Понятно?  
Да.  
Ну, тогда, я с Вами прощаюсь.  
Николай Иванович, я в кабинете Ревуцкого.  
Надо позвонить прокурору и доложить о наших грандиозных успехах. Как осводитесь с Ивановой, то заходите, есть еще пару мыслей, о работе на завтра.  
В кабинете Ревуцкого, уже стоит электрический чайник, разложены 2 бутерброда, стоит Белый и сидит, потирая руки в своем кресле Ревуцкий, с довольной улыбкой.  
 
Ну, что господа офицеры? Можно сказать, что преступление раскрыто по горячим следам.  
Так, что начальство Вас должно поощрить, особенно Белого. Ты там замолви Василий Иванович за него на вечерней оперативке, слово.  
А почему Вы такие веселые оба? Что уже по 100 грамм водочки приняли? Или самогон, изъятый у Ивановой, распробовали, так сказать для «экспертизы»? Смотрите, явиться Залетаев, унюхает, и скандал будет, как тогда с Петуховым.  
Да нет, это мы так с радости веселимся.  
Ну, тогда давайте перекусим, и я буду звонить прокурору, пора его тоже обрадовать.  
Минут через 20 набираю домашний телефон прокурора, трубку берет жена.  
Здравствуйте Людмила Петровна?  
Где Ваш муж?  
Ему что-то не здоровится, поднялось сильно давление, и он немного прилег.  
Ну, тогда Вы ему передайте, что убийство наше раскрыто.  
Убила Шаталина своего мужа в драке. Затем с помощью матери вынесли на улицу труп, вновь забелили брызги крови на стенах и вместе с топором и окровавленным ковром никем не замеченные спрятались в доме Ивановой.  
Там же мы нашли в колодце топор, а в выгребной яме ковер. Так что улики и полное сознание обоих подозреваемых, на лицо!  
Да ты, что!», говорит Шереметьева Л.П., «Неужели же Люба убила?  
Да говорю, Вот такие Вы женщины, тихие с виду, а тихом болоте, черт водится.  
Я в райотделе я пробуду еще пол часа, потом пойду в прокуратуру, надо разобрать и подшить дело, упаковать собранные вещи и перезвонить в область - дежурному по прокуратуре.  
Ну, хорошо, проснется, я ему все скажу, и он Вам позвонит на работу.  
Договорились! И я кладу трубку.  
Так, говорю я Ревуцкому, время уже почти 14.30, я устал как собака и посему пошел я к себе. На работе буду до 16-17.00 часов, ли что-то звоните.  
Буду идти, домой зайду в РОВД, чтобы поговорить со Стародумцевым и Залетаевым, если он появится. Поэтому не прощаюсь.  
Выхожу с душного здания РОВД, на улице, благодать, солнечно и тепло не по-весеннему.  
Глубоко выдыхай и набираю свежий воздух и иду за угол улицы к себе на рабочее место.  
Это убийство раскрыто, но других уголовных дел тоже никто не отменял, а их в сейфе лежит четыре, и два с них нужно закончить в этом месяце, а до первого апреля всего 2 дня осталось.  
И где эта Шаталина на мою «бедную голову» взялась со своими семейными проблемами, нельзя было развестись по-тихому.  
Или что-то она все же не решилась сказать на первом допросе и предстоит очередная тягомотина.  
К стати о Шаталиной! Доктора Фадеева надо порадовать, хорошими новостями, он как в воду глядел, оказывается, давая свою оценку происшедшему.  
Придя в свой кабинет, набираю домашний телефон Фадеева.  
Трубку берет его жена – районный патологоанатом Алла Тимофеевна!  
Добрый день Алла Тимофеевна!  
Здравствуйте дорогой наш следователь!  
Где наш доктор «Живаго»!  
Как где, уже идет к телефону. Леня! Тебя Петрович зовет!  
Леонид Николаевич?  
Да, дорогой! Что опять случилось?  
Да как раз ничего не случилось. Все как говорится Хеппи енд!, Сознались наши убийцы!.  
Да Вы что? Что их несколько?  
Да нет, есть убийца - наша «артистка» Люба и укрыватель преступления - ее мама? Как тут, стоит не подивится, вашему провидству!  
Да что там я, это все Вы наш дорогой следователь.  
Да нет, небуть Вас батенька, не было бы и меня!  
Ну не будем обсуждать детали по телефону, приходите к нам домой, тут Алла Тимофеевна, Ваши любимые даранники печет?  
А она не против?  
Ну, как Вы могли так подумать. Вы нам очень симпатичны. До вас в этой должности подвизались очень разные люди, и наконец Бог послал нормального человека.  
Ну, под такими доводами редко кто устоит. Через пол часа я у Вас дома.  
Путь от райпрокуратуры, к дому доктора Фадеева лежит по центральной улице городка.  
В этот момент она, как и теперь, она называется ул. Ленина, поскольку именно на ней в бывшей городской управе, обосновался райком партии.  
По-местному «Белый дом». По легенде памятник И.В. Сталину лежит на чердаке этого здания. Так сказать, на всякий случай до лучших времен.  
Но пока на его месте, стоит памятник вечно живому В.И. Ленину, к стати он там стоит и до сих пор.  
На углу улиц Шевченко и Ленина, где живет следователь РОВД Тайновский, сидят как обычно, греясь под весенним солнышком, местные обывательницы Раиса и ее мама.  
Не известно, по каким критериям, эти две достойные женщины, решили, что я должен стать «другом» Раисы.  
Хотя с моей стороны для этого не было сделано никаких попыток, но Раиса, которой уже было уже далеко за 30, упорно оказывала при случайных наших встречах, знаки усиленного внимания.  
Что для нашего маленького городка уже было, нарушением общеустановленных норм поведения и порождало некоторые безосновательные слухи.  
Забегая вперед, хочу сказать, что в последующем, семья Раисы благополучно иммигрировала в Израиль  
Вообще сложилась, по моему тогдашнему мнению, дурацкая ситуация, что стоило мне пройти по улице, с какой небуть, девушкой, что было обычно в случае моего общения с очередной «потерпевшей от изнасилования», как на следующее утро, «заинтересованные лица» из числа секретарш с районного суда, уже в телефонном разговоре уточняли информацию.- «правда ли, что я на «такой-то» женюсь!»  
Пройти мимо столь достойных дам, никак нельзя. Поэтому вежливо здороваюсь. Интесуюсь самочувствием и прочими никому не нужными человеческим политесом, и иду дальше.  
Только дошел до здания райисполкома, как на встречу главный юрисконсульт этого учреждения, незабвенная Екатерина Ивановна!  
Читателю для информации - мы с Катериной Ивановной вместе учились в одном Главном Украинском Университете, но в разницей в 10 лет, и ее судьба как специалиста юриста, и женская судьба в том числе, есть ярким примером того, что если ты остался в этом городке более трех лет, то ты станешь, таким же, как она, обывателем.  
Тебя тоже засосет быт и человеческая погоня за устройством, своей личиной жизни и прочее провинциальное «болото».  
 
С Екатериной Ивановной интересно поговорить об Университете, об учивших нас преподавателях. Но, нельзя было даже тогда, войти в ее положения - главного районного юриста, который должен быть, как Труфальдино из Бергамо, слугой сразу нескольких господ.  
Из за чего между прокуратурой и райисполкомом постоянно возникали служебные трения.  
Вплоть до того, что однажды сессия райисполкома приняла абсурдное решение обязать прокуратуру района, построить жилой дом в одном из районных совхозов.  
Причем, наш прокурор, как обычно «проспал» на сессии, принятие этого решения и убедился в его наличии, когда копия протокола решений райисполкома поступила на изучение в райпрокуратуру.  
 
«Здравствуйте Катерина Ивановна!»  
«Здравствуйте Владимир Петрович!»  
 
А скажите, что там, у нас случилось? Тут весь город стоит на ушах!  
«Да, что Вам сказать? Все как обычно в этом мире, кто кого-то довел до крайности и этот наш советский гражданин, воспитанный нашей советской школой на Достоевском, взял топор и по темечку!  
«Да Вы, что, а кто же?»  
«Екатерина Ивановна! Ну, только для Вас, как сестре по «Альма матери», естественно жена!»  
«Да Вы, что Люба! Она же такой «Ангел!» У нее такой голос, она такая хорошенькая и так хорошо поет!»  
«Да, к сожалению вот именно Ваш «Ангел» и именно топором и именно по головке! Потом все, как пишется наших популярных детективных «книжках», концы в воду.»  
«Да, Вы меня конечно поразили!»  
«Да я тут причем. Другому, я бы ничего не сказал, но для Вас у меня секретов нет.»  
«А сейчас простите меня Екатерина Ивановна! Я спешу по делам. Вы же знаете, что наша служба хотя и не приметна, но опасна и трудна.»  
«До свиданья Владимир Петрович.»  
«До свиданья Екатерина Ивановна.»  
Ну, вот, слава Богу и дом Фадеева, его квартира №2, где можно хотя бы на короткое время снова быть сами собой, а не следователем районной прокуратуры.  
Конец девятой главы  
 
Дорогие девочки и мальчики с сайта Литкреатив!
       На этом, для Вас история Любы закончена. Хотя она имеет и все счастливое окончание!  
Автор в меру своих сил и таланта попытался рассказать Вам правду о том что такое детектив и что такое расследование. Которое ведет не наркоман-кокаинист Шерлок Хомс, не безумная миссис Марпл или чем то, на нее похожая русская писательница Маринина!  
Правда жизни здесь, а не в их книгах.  
Поэтому опубликовав небольшой кусок своих мемуаров я надеюсь, что вы все внимательно прочитали и усвоили.  
Что фантазия и игры в словосочетании с понятием детектив неуместны. Тут нет места для эксперимента. Все уже регламентировано. Почти как в математике.  
Проявить себя можно лишь осваивая новейшие методики расследования.  
Если у начинающих писателей - детективщиков есть ко мне вопросы или нужна консультация то милости прошу Всех пишите мне по почте  
vlbrovko@yandex.ru  
Всегда отвечу и помогу чем могу!  
 

Авторский комментарий: Внеконкурс.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования