Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

nemec - Байки космических бродяг

nemec - Байки космических бродяг

 
А вот и я! Привет, Алекс!
Надеюсь на твоей Земле всё в порядке, где бы она ни была, и как бы не называлась.
Пишет тебе "Бестолковый, несносный, но милый (как меня называет подружка с Темлури) Зигмунд Пятый", короче, друг и почитатель твоего таланта рассказчика, старина. Ты видишь, после моего путешествия в систему Торнадо я стал лучше выражаться и стараюсь писать языком воспитанных и образованных землян.
Кстати, намедни встретили корабль Архивариусов. Конечно, состоялась стыковка. Там… приветствия, "чаепитие", и всё такое. Тошные они, эти Архивариусы. Обо всем расспросили, всё записали. По мне, так это не дружеская беседа, а какой-то допрос получился. Как начали они меня донимать своими вопросами, так я и не сдержался.
"Сколько удивительных существ вы повстречали за последнее время?"
"С вами – девять!"
"Судя по Вашей иронии, Вы против деятельности Архивариусов?"
"Ну, что вы. Как вам такое могло прийти в голову? Конечно же, я – "за"! А можно мне пойти в сливной отсек?"
"Вы хотите скрыть какие-то события?"
"Я хочу посидеть в сливном отсеке!"
Ну и так далее! Так вот, в каталожных ячейках их корабля я обнаружил… догадайся… твои записи! Эти злобные гномы держат их в "отделе непроверенной информации"! Нормально?!
Ясен пень, после такого открытия, я не стал с ними откровенничать! А вот тебе хочу рассказать одну забавную историю.
Пока я не обзавёлся собственной "посудиной", приходилось там-сям подрабатывать, нанимаясь на корабли к космическим скитальцам. Одно время пришлось мне служить на корабле "Осторожно! Злая собака!", проще на "Собаке", под бдительным взором капитана Экшотта. Занятный был человек, полный противоречий. Зла на него не держу, поскольку не в моих это правилах, но при случае с удовольствием врезал бы ему по сопатке. И сознаюсь, что не сделал этого в трогательную минуту прощания только из уважения к его возрасту.
На "Собаке" не водились понятия: стерильность, распорядок, инструкция. Капитан сказал – все несутся выполнять. Капитан дрыхнет – на всех палубах тишина и покой.
"Собака" снаружи была такой потрёпанной, что иногда её принимали за кучу космического мусора и дважды пытались сбыть на переплавку. А однажды, обнаружив живых гуманоидов на таком раздолбанном корабле, экипаж линкора "Стремительный" объявил тревогу по системе, думая, что мы только что вышли из боя.
Не очень весело лежать в медицинском отсеке под сканерами, пытаясь объяснить, что ты здоров и весел, в психологической помощи не нуждаешься, а "Собака" – просто такой самобытный корабль со своим неповторимым дизайном. 
Так вот. На кораблях дальнего следования нет ни утра, ни вечера, ни дня, ни ночи. Каждый живёт в своём, удобном для себя любимого, режиме. Звезда какая-нибудь растет в иллюминаторах – меньше спишь. Готовимся к высадке на какую-то "задрипанную" планетку за провизией – откуда только силы берутся у гуманоидов столько носиться и работать без сна и отдыха! Хотя, кому я это рассказываю?
Капитан Экшотт был человеком крепкого телосложения. Раньше таких называли "шкафами", а теперь – "кубический блок питания и выпивки", короче "куб-блок". Что абсолютно точно подмечено. Капитан не ел, а жрал, не пил, а хлебал любую жидкость с градусами и особым химическим составом. Но надо отдать должное, после даже бочки "Кумейской драконьей мочи" наш капитан умудрялся сохранять душевное равновесие и проявлять стальное спокойствие. Короче, дрых постоянно.
Служилось мне под его командованием весело. Уже через месяц, как я ступил на борт "Собаки", Экшотт назначил меня старшим помощником. Думаешь, он издал приказ, или объявил его перед экипажем. Нет. Просто, если у команды возникали какие-либо вопросы, он молча указывал на меня мясистым пальцем. И я… решал проблему. Так как я её понимал.
Ты спросишь, чем занимался капитан? Я не знаю. Мы перевозили какие-то ящики, контейнеры, запаянные капсулы из одной системы в другую. Отправители и получатели, которых мы иногда видели, всегда были молчаливыми, и хмурыми. По большей части вместо себя хозяева ящиков присылали роботов. А из робота, лишенного чипа общения, доброго слова, как известно, не вытянешь.
Грузовой отсек после погрузки, под присмотром Экшотта, намертво заваривался, а для выдачи товара вскрывался лазерным резаком. Шли мы в космосе обходными путями, держались вдали от основных трасс, навигатор Палья, отличный парень и спец каких поискать, рассчитывал такую сложную систему внепространственных прыжков, что если бы за нами кто и следил, то потерял бы наш хвост на первых парсеках. Такие меры предосторожности у всей команды отбивали охоту выяснять, что было в ящиках. Хотя и ежу понятно, что перевозили мы, мягко говоря, не совсем легальные грузы.
Было подозрение, что капитан получал часть оплаты за наши услуги "Драконьей мочой". Нам всегда не хватало деталей для ремонта, но отдельный склад на нижней палубе под номером "00001" в начале любого рейса был забит бутылями под завязку.
Дел на "Собаке" было невпроворот. Здесь подлатать, там закрепить. Эта хрень искрит, этот датчик скопытился. Инженер Варто видеть не может связиста Мину. Пилот Клификус Клифан, (отзывается только на полное имя, которое спьяну и не выговоришь), опять потерял своего кота, и начинается нытьё, похлеще завываний его питомца: "Мерлин ничего не ел! Зиги, он умер где-то в холодных отсеках! Зигмунд, ты должен помочь!"
Если эта наглая рыжая морда и не поела один раз, это не значит, что надо на коленках облазить весь корабль. Я несколько раз одевал на него ошейник с датчиком. Ага! Он его снимал! Да ещё как наловчился это делать, зараза. Находил место выхода силового кабеля, тёрся об него до тех пор, пока электронная защёлка не выходила из строя и ошейник не сваливался.
А варан Боня с радиационной планеты Бесс! Вот именно сегодня он наотрез отказывается сползать в реактор, посмотреть, что там булькает не так как надо. У него, видите ли, голова болит! Да если я зайду в реактор на миллисекунду, от меня пепла не останется!
Короче, я никогда не скучал. В тот день, в те корабельные сутки, (лично у меня они составляли около сорока земных часов), я сидел в кают-компании и играл с сервитором Колтманом в "Шуршуна". На последних этапах игра захватывает и идёт стремительно. Над нами нависла практически вся команда. Я уже разнёс защиту противника в пух и прах! Оставалось только найти в лабиринте мозг сороконожки. Колтман ставил передо мной преграды со скоростью света. Я их взрывал пси-энергией еще быстрее…
- Зигмунд! У нас проблемы! – голос навигатора Пальи звучал как эхо в колодце. – Зигмунд! У нас очень большие проблемы!
Я стряхнул игровое наваждение и взглянул на Палью. Веснушчатое лицо навигатора выражало неподдельную тревогу. Через мгновение мы неслись по коридору в отсек управления.
- Почему раньше не сказал?! – орал я.
- Я вызывал тебя по внутренней связи, - задыхался Палья, бежавший позади меня.
- Ты же знаешь, что она не работает! – я перемахнул через варана Боню. Ящер перебрался на бегу на потолок и все же первым ворвался в рубку управления…
 
Привет, старина Зиги!!!
Давненько не было от тебя вестей.
Так полагаю, причина в той самой подружке с Темлури, о которой ты упомянул как-то вскользь. Не хочешь, чтобы старый товарищ порадовался за тебя оболтуса, что наконец-то Зиги привалила удача, и он попал в надёжные руки, которые слепят из него что-то путное. И как скоро ты планируешь покончить со своими вояжами по Вселенной? Шучу-шучу. Поскольку знаю, что горбатого могила…
А известно ли тебе, Зиги, что темлуриане – телепаты? Так что не удивляйся, если твоя подружка вдруг станет снисходительно улыбаться, слушая байки о героических космических путешествиях Зиги. Судя по добавке к имени "Пятый", ты уже рассказал ей о своих четырех старших братьях. А раз вы с ней откровенничаете о делах семейных, то отношения ваши зашли далеко. С родителями свою подружку ещё не познакомил? Вот будет им сюрприз.
К слову, произошёл как-то со мной один забавный случай, связанный с "ля фам" и тоже инопланетянкой. Но об этом чуть погодя.
Так ты пишешь, что эти карлики-архивариусы подвергли сомнениям мои правдивые рассказы. А я-то купился на их уговоры и как последний дурак, разливаясь в потоках красноречия, травил свои истории, подобно Шахерезаде, три дня к ряду. Ну, приукрасил кое-что, разумеется. Исключительно ради колорита и привлекательности, а они значится вот как… Не рассчитывал я, признаться, на подобное вероломство. Ну, да ладно.
Твое письмо прервалось как-то на полуслове. Попробую угадать, что тебя отвлекло. У меня на сей счёт родилось две версии: либо у Зиги устала рука стучать по клавишам, либо возникли неотложные дела. Интересно будет узнать, чем закончились твои злоключения на "Собаке". Ты спросишь, почему злоключения?
Да потому, что я отлично знал проходимца Экшотта, ещё до нашего с тобой знакомства, Зиги. И прекрасно помню этого упитанного, как котяра, который сожрал миску хозяйской сметаны, ленивого, как сто чертей и хитрого, как сатана бывшего капрала интендантской службы флота. Ходили слухи, что его вышибли из армии за махинации. Голову на отрез не дам, что так оно и было, но очень уж похоже на правду. Говаривали, вроде Экшотт месяцами получал обмундирование, оружие, боеприпасы и денежное довольствие на мертвые души, подделывая даты смерти десантников, а потом загонял все это, кроме космобаксов, разумеется, инопланетянам. Но, как говорится, сколь веревочке не виться…
И ещё помню, что заводить знакомства с сомнительными типами, эта хитрая бестия тоже всегда умела. Так, что не удивлён, дружище, твоим рассказом о ваших "секретных" поставках. Всё это только лишний раз доказывает, Зиги, что с годами люди не меняются. А уж скупердяй был твой Экшотт, каких поискать. Знаешь, почему на "Собаке" собрался такой разношёрстый инопланетный экипаж? Потому, что капитан, экономя на жаловании, набирал команду по принципу – чем хуже, тем лучше. Не тебе рассказывать, что на космических станциях астронавты месяцами маются в ожидании хоть какого-то предложения, изнывая от безделья и скуки. Вот именно там он и набирал себе команду, а те соглашались на любые условия Экшотта.
Но вернёмся к моей истории. Случилось она давно, и я признаться успел позабыть о ней в суматохе будней и калейдоскопе иных событий, наслаивающихся друг не друга, подобно снежному кому, несущемуся со склона. Но вот буквально недавно проявились её отголоски, напомнив о тех событиях, о чём и хочу тебе рассказать.
Взял я однажды себе в помощники паренька по имени Ник. Откровенно говоря, сделал я это не из-за того, что изнывал от одиночества, бороздя бескрайние просторы Вселенной, а потому, что очень уж меня об этом просили его родственники. Неоднократные попытки молодого человека заняться бизнесом, приносили его семейству сплошные разочарования и убытки.
Первая наша совместная экспедиция была на планету Вега – где обитают охотники на мамонтов, которых мы затоварили топорами, арбалетами, охотничьими ножами, спичками и прочими нужными им вещами, которых те ещё не успели придумать. Общение с дикарями прошло без эксцессов. Они получили своё, а мы – загрузили трюмы тушами мамонтов для аборигенов из созвездия Блейка, куда и направились. Затем мы навестили диан-охотниц из Туманности Амазонок, которым доставили копья, луки, стрелы, всякую там бижутерию, косметику и тому подобный – жизненно необходимый женщинам хлам, без которого их жизнь, как выяснилось, теряет привлекательность и смысл. А вот на третьей нашей экспедиции я хотел бы остановиться подробнее. Это был полет к планете Океан.
Именно тут и выяснилось, что полёты не только к неизученным, но и к миролюбивым инопланетянам таят в себе скрытые угрозы и не так беспечны, как это кажется на первый взгляд. Чужая культура, обычаи и традиции иных миров, вполне могут сыграть с непосвящённым в них нашим братом, злую шутку. Хорошо, что бывалые астронавты предупредили меня, перед самым вылетом, о некоторых особенностях культуры этих гуманоидов, а то не избежать нам там конфузов и неприятностей. Того гляди, могло бы дойти дело и до межпланетного конфликта, поскольку общались мы там с самим императором.
В общем, предупредили меня, а я в свою очередь, Ника, чтобы он ни под каким соусом не принимал от местных девчонок подарки. А тем более, не позволял бы им накинуть себе на шею венок, вроде того, каким украшают туристов на Гавайях. Невинный на Земле знак внимания, на планете Океан расценивался, как желание женщины заполучить новый экземпляр в свой гарем. А разрешение одеть на шею это своеобразное ярмо, украшенное цветочками, не что иное, как добровольный знак согласия.
И очень даже своевременно я это сделал. Дочурка тамошнего императора так и увивалась со своим веночком около моего красавчика Ника. Но закончилось всё благополучно. По-быстрому уладив все формальности с разгрузкой, мы поскорее смылись из этого благодатного уголка дивных экзотических пляжей, даже не искупнувшись в океане.
Вынужден прерваться, Зиги. Неожиданно включился ревун, извещая, что на моей "посудине", черт её подери, возникли неполадки. Но на этом моя история не заканчивается. Как только разберусь с проблемой, обязательно продолжу.
Пока. Твой друг, Алекс.
 
Привет, дружище, Алекс!
Ты прав, старина, появились неотложные дела, которые нужно было срочно уладить. На хвост мне присели "мурены" из Службы Безопасности, решив поиграть в догонялки. Пришлось их огорчить, поскольку затея устроить эту "игру", оказалась абсолютно бесперспективной. Короче, оторвался я от них где-то в районе Сториуса, и продолжаю рассказ о своем последнем вояже в должности старпома на "Собаке".
В рубке управления было не просто жарко, а жарко как в аду. Из открытой двери пахнуло таким испепеляющим зноем, словно мы попали в жерло вулкана. Палья успел посвятить меня в суть проблемы, пока мы мчались по коридору. Чтобы остаться незамеченной патрульными кораблями, "Собака", как обычно, совершила внепространственный прыжок. Палья всё рассчитал с точностью до тютельки, и мы вынырнули в нужном квадрате. Но вот кротовая нора, через которую мы проскользнули, оказалась с сюрпризом. На выходе из неё, корабль швырнуло в открытый космос с такой силой, словно ним выстрелили из катапульты. Получив дополнительное ускорение и развив немыслимую для неё скорость, "Собака" неслась словно скоростной суперлайнер последней модели. Даже удивительно, как эту "консервную банку" вообще не разорвало на куски? Но это было полбеды. Второй неприятный сюрприз заключался в том, что метеориты, в рой которых мы угодили, бомбили корабль точно снаряды вражеских орудий. Тормозные двигатели заклинило намертво, что лишило нас возможности маневрировать. Зато реактор работал как часы, и мы продолжали набирать скорость, расчищая себе путь в потоке небесных тел подобно бульдозеру. Метеоритная защита, которая, следует заметить, была устаревшей, хлипкой и ни единожды ремонтированной, дала сбой в самый неподходящий момент. Защитное поле вокруг "Собаки", в котором метеориты сгорали бы без остатка, оказалось раз в десять слабее, чем полагалось, а возникающие изредка хаотично блуждающие импульсы имели локальное действие. Энергии поля хватало только на то, чтобы слегка оплавить, летящие в нас метеориты. Это несколько смягчало удары о корпус корабля, но в то же время, сыграло злую шутку.
Разогретые и оплавленные глыбы при соприкосновении с кораблем, прилипали к обшивке, покрывая её наростами, точно чешуёй. Нанести вред дизайну раздолбанной "Собаки" они, разумеется, не могли, но проблема заключалась в другом. Оплавленные метеориты разогревали обшивку до температуры, которую безболезненно мог переносить только варан Боня. Вначале этой участи подверглась рубка управления, находящаяся в носовой части корабля, принявшей на себя первый удар. Корабль напоминал работающую микроволновку изнутри, и назревала перспектива через какой-то час превратиться в гуманоидов-гриль.
Стоит ли упоминать, что командор Экшотт, в это время, дрых в своей каюте сном праведника, которого давно заждались черти в аду, и, разумеется, пропустил всё веселье.
Учитывая скорость и протяженность роя, Палья просчитал возможные варианты спасения. Их оказалось немного, а точнее – один. Над "Собакой" навис конкретный армагедец, избежать которого мы могли только изменив курс и уклонившись от потока. Пытаться это сделать на скорости, которую развил корабль, было равносильно самоубийству. Развернувшись и подставив бомбившим нас глыбам бочину, мы со стопроцентной вероятностью получили бы пробоины. Чтобы осуществить маневр, нужно было, как минимум, сбросить скорость. Попытка аварийной остановки реактора не увенчалась успехом. Система СУЗ тоже ушла в отказ. Как-то всё шло в тот день через пень колоду. То ли от безысходности, то ли от отчаяния, но мне в голову пришла идея быстрого и эффективного решения нашей проблемы. Но тут в дело вмешался гуманоидный фактор. Варан Боня, наблюдавший за тем, как одна за другой системы управления кораблём уходят в отказ, тоже решил последовать их примеру. Понимая, что в сложившейся ситуации, только он может остановить реактор вручную, эта хвостатая гадина стала набивать себе цену, заявив, что не желает лезть в реактор. Пришлось пойти на компромисс.
Время пожимало. Согласовывать свои действия с Экшоттом, было некогда. Пришлось самовольно вскрыть пресловутый склад на нижней палубе под номером "00001" и влить в Боню несколько бутылок любимого нашим капитаном пойла. Ящер стал куда сговорчивее, и я отправил его, а вернее сказать, с трудом дотащил до реактора. Благодаря Боне реактор был остановлен, и мы выбрались из метеоритного потока, не успев обуглиться. Но пропотели, доложу тебе, как после хорошей парилки.
А самое веселье началось, когда капитан передал товар заказчику. Я уж не знаю, что за хрень подрядился перевозить Экшотт, а только получатель остался крайне недоволен последней поставкой, что читалось на его лице. Так полагаю, что термическая обработка оставила свой неизгладимый след на товаре, и вероятно тот оказался слегка поджаренным. Доподлинно мне это неизвестно, но вывод напрашивается сам собой.
Вместо благодарности за то, что я спас "Собаку" в купе с экипажем, Экшотт предложил мне, после нашего благополучного прибытия на Землю, покинуть борт корабля без выходного пособия. И это только лишний раз доказывает, что ни один добрый поступок не остаётся безнаказанным.
Заинтриговал ты меня своей историей. И я даже придумал версию, как она могла закончиться, но хотелось бы выслушать твою.
Твой друг, Зиги.
 
Привет, Зиги!
Ну, вот капризная дама фортуна соизволила повернуться ко мне своим милым личиком, и "посудину" свою я благополучно починил. Это не может не радовать, поскольку созерцание её прелестей, расположенных чуток пониже спины, откровенно говоря, совершенно не доставляет удовольствия.
Появилась свободная минута и, выполняя данное тебе обещание, продолжаю свой рассказ, который тебя заинтересовал.
Недавно в космозоопарке открылась новая экспозиция, которую я посетил с неподдельным интересом, получив массу удовольствий. Блуждая между клеток с самыми невообразимыми представителями животного мира далеких планет и созерцая их, я так увлекся этим занятием, что совершенно потерял счёт времени. А посмотреть там было на что. Одни риглы чего стоят. Это такие кроты, Зиги, размером с медведя с клешнями, напоминающими клешни рака или краба, которыми они роют себе норы в скальных породах планеты Гримекс. Не хотел бы я попасть в лапы такой зверушке, откровенно говоря, по той простой причине, что человеческую кость они перекусывают с легкостью соломинки. И что меня особенно порадовало в этой экспозиции, так это прозрачные защитные экраны клеток, отделяющие меня от экспонатов. Но я слегка увлёкся и отклонился от повествования, за что прошу прощения. К величайшему своему удивлению, повстречал я там неожиданно Ника. Не скрывая радости, я направился к бывшему помощнику с распростертыми объятиями. Парень стоял у клетки с каким-то хорьком-муслином, обитателем планеты Критос, а по его щеке стекала слеза. Меня это несколько озадачило. Увидев меня, парень вначале растерялся, но потом обрадовался и бросился обниматься. Мы проследовали с ним до ближайшего паба, выпили там пару бутылочек пивка, и он сознался, что же вызвало у него приступ грусти, невольным свидетелем, которого я стал.
Годы скитаний в космосе, подчас без особой надежды, что после очередной экспедиции повезёт увидеть солнце родной планеты и понежиться в его теплых лучах, приучили меня ничему не удивляться, Зиги.
Но вот беседа с Ником, доказала, что то ли я чего-то недопонял в этой жизни, то ли эта жизнь изменилась до такой степени, пока блуждал в далеком космосе, что отстал я от неё навсегда.
Попробую передать тебе наш с ним разговор дословно, чтобы ты тоже проникся глубиной проблем, волнующих подрастающее поколение.
- Ты помнишь, Алекс, - спросил меня Ник, - тот наш полёт на планету Океан?
- Ещё бы, парень, мне его не помнить. Я даже помню, что тебя там чуть было не захомутала дочурка императора.
- Вот и я о том же, – к моему удивлению, продолжил он. – Частенько, знаешь ли, задумываюсь, а что если бы…
- Если бы, что? Если бы ты позволил ей накинуть на себя аркан? Ну, стал бы её игрушкой на какое-то время, пока не прилетел бы к ним в гости какой-нибудь крабоид или осьминог, которым бы увлеклась твоя красавица-принцесса. А тебя бы отодвинула на задний план. Принцессы они, брат, такие.
- Да это всё я ещё тогда понял. Я вот о чем думаю: а если бы мы её похитили, например.
- Ну, ты загнул, дружище. Не думал, что она так запала тебе в душу. Хотя, откровенно говоря, проблем бы это нам принесло немерено. Ну, сам посуди, похитить дочь императора. Полагаю, не успели бы мы добраться до матушки-Земли, как нас бы тормознул патрульный фрегат, и вернул назад под прицелом плазменных орудий.
- А всё же, Алекс. Если предположить, что нам тогда бы подфартило, и все бы получилось?
- Понимаешь, Ник, я может быть не такой романтик как ты, а старый скептик, слегка разочаровавшийся в жизни, но привыкший оценивать её реалии. И в этой связи, могу уверенно сказать, что даже если бы нам удалось похитить принцессу, и беспрепятственно добраться с ней до Земли, то наверняка это повлекло бы за собой определенного рода межпланетный конфликт, и нам с тобой это всё равно не сошло бы с рук. Вероятнее всего, её отправили бы на родную планету, да не исключено, что и тебя бы с ней заодно.
- Ну, а если допустить, что она отказалась бы от депортации и согласилась жить со мной на Земле.
- Даже не знаю, Ник, что тебе на это ответить? Ну, во-первых, твоим родителям это родство вряд ли доставило бы большую радость. А во-вторых, ты молод, красив, полон сил, и наверняка еще встретишь свою любовь.
- Да, я не о том, Алекс.
- Тогда о чем же, приятель?
- Просто я поинтересовался, ценами экспонатов их новой экспозиции. Какой-то хорёк-муслин, стоит целое состояние. А там, откровенно говоря, и глянуть-то не на что.
- Согласен с тобой, Ник. Хорёк и впрямь заморенный какой-то. То ли его во время перелета укачало, и он никак не отойдет от стресса, то ли аборигены неполноценный экземпляр подсунули. Написано, что меняет цвет в зависимости от настроения, а он два часа к ряду сидит серый как асфальт. Только при чем здесь хорёк-то? – не понял я, к чему клонит Ник.
- Так вот я себе и думаю, Алекс, – вполне серьёзно, без малейшей тени иронии или юмора, продолжил он. – Сколько бы я мог выручить за русалку, да ещё и принцессу?
Представляю себе, как глупо я выглядел в тот момент с открытым ртом, поскольку нижняя челюсть у меня отвисла, и я так и не нашёл, что ему на это ответить, Зиги.
Такая вот нынче у подрастающего поколения бывает "любовь".
Хочу заметить, как представитель вымирающего вида, что, на мой взгляд, смешивать чувства и бизнес в одном флаконе, как-то аморально. И так полагаю, что если уж припрёт нужда, то мы с тобой наверняка найдём способ, как добыть деньжат, минуя схему Ника. Зря, что ли мотались полжизни по чужим мирам?
Будь здоров, бродяга.
По-прежнему твой друг, Алекс.
P.S.: Одного, Зиги, откровенно говоря, не могу понять. Не даёт мне это покоя и не укладывается в голове. Неужели старый дурак Экшотт, окончательно впал в маразм и до его микроскопического мозга не дошло то, что ты спас "Собаку", команду и его неблагодарную тушу в придачу от неминуемой гибели?
 
Привет, Алекс.
Касательно твоего вопроса о моем увольнении с "Собаки", я как-то совсем упустил в своём повествовании одну незначительную деталь, которая, собственно, и стала главной причиной столь бескомпромиссного решения Экшотта.
Там вот, что ещё произошло: когда угроза зажариться заживо внутри корабля миновала, я решил не огорчать Экшотта сообщением о наших (вернее его) убытках. По мнению команды, старик после третьего стакана вряд ли был в состоянии отличить вкус виски от вкуса колы. Отталкиваясь от этой почти аксиомы, мы и заполнили пустую тару. Сколько спирта, ароматизаторов, времени и разной химии на неё извели, просто жуть. Но, однако же, самопал есть самопал, и профессионала в потреблении этой дряни, коим был (да вероятно и сейчас остаётся, если не склеил ласты) капитан – не проведёшь. Экшотт, увы, не оправдал возлагаемых на него ожиданий. Возможно, выпивка нашего разлива попалась ему не во второй, а в первой, выпитой в тот злополучный день, бутылке? А только крику было, Алекс, словно он на сигнальную мину наступил, сомелье хренов.
По его оценке, настоящая "Кумейская драконья моча" более ядреная, более отвратная на вкус и, что самое главное, на пару градусов крепче, чем наша подделка. Это каким же надо быть специалистом в своем деле, чтобы почувствовать эти пару градусов? Но это ещё полбеды и возможно всё тем бы и закончилось, что Экшотт побрюзжал бы недельку-другую, кляня поставщиков, подсунувших ему фальсификат, если бы не одно "но". 
Честно говоря, даже и не знаю, как оно там исторически сложилось? Может кто-то из экипажа по пьяни проболтался, что фальсификат – моих рук дело и сдуру (или спьяну) раскрыл секрет его приготовления. Сам знаешь, как оно бывает, и чего только спьяну не наболтаешь. А может, кто из вредности меня сдал. Выяснять подробности я не стал, поскольку не возникло у меня тогда такого желания – искать стукача и сводить с ним счёты. 
Но то, что Экшотт оказался в курсе всех деталей, я понял в «трогательную» минуту прощания. Капитан ехидно посоветовал мне лицензировать своё пойло, которое успешно прошло испытания на нём. Но взбесило его даже не это, а один из компонентов в этом чудо напитке. 
Не знаю, известен ли тебе состав «Кумейской драконьей мочи», но она на треть состоит именно из того компонента, который присутствует в её названии. 
Это что-то сродни элитного сорта кофе "Копи Лювак", который делают из кофейных зёрен переваренных и выделенных мусангами – малийскими пальмовыми куницами, которых в Индонезии называют луваками. Зерна эти, после такой процедуры, якобы приобретают особый уникальный вкус и аромат. Умные люди, у которых ума больше, чем денег, называют его ещё "кофе из кошачьего дерьма". В общем, напиток, как и "Кумейская драконья моча", тот ещё – для "гурманов", бр-р-р-р!!!
Так вот, сотворил я свой фальсификат, следует заметить, с особым старанием и усердием, но главной составляющей от Кумейского дракона под рукой, сам понимаешь, не оказалось. Пришлось проявить смекалку и использовать для этой цели ближайший аналог-заменитель, который у нас был – ящера Боню. Как-никак тоже дракон, хоть и комнатный...
А касательно перспектив, на которые ты вскользь намекнул, то я совсем даже не против. И ежели возникнет у тебя желание поохотиться где-то на задворках Вселенной или вдруг образуется заманчивый заказ устроить правительственный переворот на какой-то далёкой планете, то знай, что я всегда, с превеликим удовольствием, готов составить тебе компанию, как в старые-добрые времена.
Твой друг, Зиги.
 

Авторский комментарий: Участие в номинации "Повод для улыбки"
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования