Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Рудольф Ч. - Осколки прошлого

Рудольф Ч. - Осколки прошлого

 
Это была прекрасная ночь, которую он, Элвис Гринт, называл изумрудной безмятежностью. Сия метафора прочно закрепилась в его творчестве, давая почву для рассуждений как придирчивым критикам, так и непривередливым читателям. Тем не менее, истинная причина возникновения этого "литературного отродья", как неосторожно выразился однажды один из критиков, так и не была выяснена. Собственно, в данный момент мейстер Гринт нисколько не думал об этой, на его взгляд, несущественной вещи. Будучи по своей натуре романтиком, он в полной мере наслаждался тишиной летней ночи, уютно расположившись в прекрасном саду своего имения. Закрыв глаза, мужчина, казалось, не дышал. Вся его творческая натура трепетала, ожидая новой вспышки вдохновения. Писатель даже приподнял руки, воплощая собой изваяние страстного нетерпения.
- Кхм, мейстер, прошу прошения…
Тихий робкий голос вырвал Элвиса Гринта из медитативного отрешения. Цокнув языком, мужчина повернул голову в сторону прибывшего.
- Мико, я не люблю, когда меня отрывают в такие минуты, - мягко, но неодобрительно отозвался писатель.
- Простите, мейстер, но к вам явился гость.
- Я не жду гостей. К тому же, сейчас глубокая ночь, кто мог явиться в такое время? Случилась беда?
- Это девушка, мейстер. Она хочет видеть Вас и настроена, простите, весьма решительно, - неуверенно лепетал слуга. – И это, простите, не ваша поклонница. Она пообещала разнести здесь всё, если вы не явитесь.
Элвис Гринт задумчиво почесал голову. Спустя полминуты раздумий он заинтересованно подался вперёд, но тут же откинулся обратно на спинку скамейки. Находившийся рядом Мико боялся шевельнуться, ожидая решения хозяина. Внезапно писатель поднялся и твёрдым шагом направился в направлении дома.
- Это может оказаться интересной идеей для моего следующего романа, - с энтузиазмом проговорил писатель, театрально описывая руками полукруг. – Молодая девушка врывается в дом знаменитого богача и грабит его, не пролив ни капли крови. Как тебе, Мико?
- Превосходно, мейстер.
- Мне тоже так кажется. Кстати, где ты оставил нашу гостью?
В гостиной царил полумрак. Как правило, в это время суток в поместье все уже давным-давно спали, но неожиданное появление незнакомки слегка нарушило обычный распорядок дня. Войдя в просторное помещение, мейстер и его слуга направились к нескольким мерцающим у одного из кресел свечам.
- Итак, чем обязан? – на ходу подал голос писатель, даже не успев толком разглядеть того, кто расположился перед ним.
Услышав слова хозяина, дворецкий, находившийся всё это время с нежданной гостьей, слегка поклонился. Фигура в кресле даже не шелохнулась.
- Меня зовут Андреа, я дочь Хитроумного Башмачника.
- О, - только и сумел выговорить мужчина, глядя на темный силуэт девушки. – И что же привело тебя ко мне, Андрэа, дочь Хитроумного Башмачника?
- За вами долг, мейстер.
- Любому долгу нужно подтверждение, иначе для его уплаты будет достаточно и пустых слов.
- Весьма спорное утверждение, - возразила гостья, сделав шаг навстречу хозяину поместья, и передала ему мягкий, завёрнутый в грубую бумагу предмет.
- Как интересно, - протянул Элвис Гринт, когда из свёртка на ладонь выпало писчее перо. – Что понадобилось старому разбойнику?
- Мой отец…- Андрэа запнулась, - в беде. Ему нужна помощь, и как можно скорее.
- Ясно, - без особого энтузиазма выговорил писатель. - Дай мне немного времени, мне нужно собраться.
Девушка кивнула, вновь садясь в кресло. Мейстер, прокрутив перо между пальцами, молча покинул гостиную. И только слуги, став свидетелями непонятного им безэмоционального диалога, встревожено заёрзали, нарушая таинственную тишину.
 
Средних лет хафлинг беспокойно носился по дому, то и дело пригибаясь, чтобы уже в сотый раз заглянуть под кровать. Вокруг него летала миниатюрная фея, меланхолично осыпая коротышку разноцветной пыльцой. Бинго, а именно так звали хафлинга, что-то сосредоточенно бормотал себе под нос, периодически отмахиваясь от назойливой феи. Вот уже битый час, а то и два, он пытался найти свой парадный цилиндр. Перевернув в доме всё с ног на голову и ничего не найдя, упрямый карлик, как его называли в округе, даже и не подумал, что мог оставить головной убор где-нибудь в другом месте. Он продолжал бегать из комнаты в комнату, ругаясь всё громче и громче. Неустанно кружившаяся фея скучающе смотрела на сердитого хафлинга, томно вздыхая.
Стук в дверь заставил Бинго замереть на месте. Сперва он подумал, что это перевернулась тумбочка в соседней комнате, но вновь повторившийся сдержанный звук убедил хозяина, что к нему пришли. Надев на себя маску радушия, он подошёл к двери и, потоптавшись немного на месте, дёрнул ручку.
- А, это ты, - без особого восторга произнёс хафлинг. – Чего пожаловал?
Голову коротышки вновь заняли мысли о поисках цилиндра, и он тут же скрылся в одной из комнат. Войдя в дом, Элвис Гринт притворил за собой дверь, оставив дорожную сумку у порога.
- Не обращай внимания, он волшебник, а они все немного странные.
Андрэа недоверчиво посмотрела на писателя.
- Вы уверены, что нам нужен именно он? До сих пор мне и в голову не приходило, что среди хафлингов бывают волшебники.
- Ну, не все они живут в тёмных норах, как многие себе это представляют.
- Надеюсь, время будет потрачено не зря.
Они прошли в комнату, в которой скрылся хозяин дома. Царивший в помещении беспорядок был далек от творческого, что, собственно, нисколько не смущало упрямого хафлинга. Казалось, он уже позабыл о гостях и всецело занят одной единственной проблемой, из-за которой вполне может разрушиться мир.
- Бинго, ты затеял ремонт или просто решил сделать перестановку?
Поднявшись с колен, коротышка угрюмо воззрился на двух людей, потревоживших его в столь неподходящее время.
- Твой юмор, Элвис, сейчас не к месту, - прохрипел он, тряхнув шевелюрой. – С чем пожаловал на этот раз?
"Бинго? Что за дурацкое имя", - подумала Андрэа, глядя на странного волшебника.
"Только не говори это вслух, моя хорошая, - раздался мелодичный голос в голове девушки. – Бинго не нравится, когда обсуждают его имя".
Дочь разбойника испуганно схватилась за виски, беспомощно взглянув на мейстера, но тот не обратил на неё внимания.
- В этот раз мне нужна помощь, Бинго.
- Я это уже понял. Но сегодня я занят, друг мой, зайди в другой раз.
- Но Бинго, - мягко возразил Гринт, - это очень важно. К тому же, я не знаю больше никого, кто мог бы справиться с этой работой более качественно.
Хафлинг склонил голову, задумчиво глядя на писателя. Поняв, что жертва проглотила наживку, мейстер поманил пальцем волшебника. Тот в нерешительности сделал несколько шагов вперёд и оказался рядом с Гринтом, глядя на него снизу вверх.
- Это приключение может вылиться в успешный роман, - заговорщицки зашептал мейстер, склоняясь над ухом волшебника. – И ты можешь оказаться ключевой фигурой.
Бинго неуверенно потоптался на месте.
- Что нужно сделать?
Элвис удовлетворённо улыбнулся.
- Нам нужно отыскать отца этой молодой особы.
Внимание хафлинга переключилось на Андрэа. Он только сейчас заметил, что вместе со старым другом в его дом явилась совсем юная девушка. На её красивом бледном лице читался испуг вперемежку с безграничной храбростью, и это почему-то разжалобило волшебника.
- Девочка потеряла отца, как печально, - растроганно произнёс Бинго, беря Андрэа за руку. – Не переживай, малышка, мы обязательно найдём его.
Смахнув накатившую слезу, хафлинг просто исчез, оставив гостей одних. Андрэа непонимающе посмотрела на мейстера, который, в свою очередь, преспокойно расположился на маленьком, под стать коротышке, диванчике.
- Это нормально, - проговорил Элвис, жестом предлагая присесть и девушке.
Ожидание оказалось недолгим, и вскоре Бинго вновь появился посреди комнаты. Внешне в нём ничего не изменилось, и внезапное его исчезновение оставалось лишь спихнуть на очередное проявление странностей.
- Минни, пора тебе поработать крыльями, маленькое ты чудовище, - в упор глядя на гостью произнёс хозяин.
- Я Андрэа… - начала девушка, но вновь повторившийся голос в голове заставил её замолчать.
"Давай, крошка, подумай о своём папочке, будь умницей".
Дочь разбойника не успела толком сообразить, что к чему, как в мыслях невольно возник образ отца, разбуженный чьим-то настойчивым повелением.
"Ты просто прелесть".
Из-за плеча Андрэа показалась фея, которая, до появления гостей, скучающе кружила рядом с хафлингом.
- Привет, Элвис, - поздоровалась она, пролетая над головой писателя.
- Здравствуй, Минни. Не думал, что ты всё ещё живёшь вместе с этим скрягой.
- Должен же кто-то за ним приглядывать, - пропела кроха, вылетая в открытое окно.
- И почему это я скряга? – недовольно осведомился Бинго, но никто так и не удосужился дать ответ.
Потянулись минуты ожидания. Элвис Гринт тупо пялился в потолок, Бинго вновь исчез в поисках парадного цилиндра, а Андрэа ничего не оставалось кроме как ворочать головой и смотреть по сторонам. Увы, в комнате волшебника ничего особенного не было, и вскоре девушка последовала примеру мейстера. Но разглядывание балок быстро наскучило, и она нетерпеливо спросила:
- Чего мы ждём?
- Мы ждём, пока Минни отыщет твоего отца, - медленно проговорил писатель. – Как так получилось, что ты не знаешь, где он?
Андрэа исподлобья взглянула на мужчину.
- Когда он уходил из дома в последний раз, то сказал, что если не вернётся в течение недели, мне нужно взять свёрток и отыскать вас. А куда именно он уходит, не сказал… А что было в том свёртке?
- Давай я расскажу тебе об этом потом, - прикрыв глаза, произнёс писатель. – Ты лишила меня сна, я хотел бы вздремнуть.
- А кто эта маленькая летающая женщина? – никак не желала униматься Андрэа. – Как она сможет отыскать отца?
Гринт устало вздохнул.
- Минни – фея. Ты никогда не видела фей?
- Я слышала о них от отца, но всегда считала их выдумками.
- Сколько тебе лет, Андрэа?
- Семнадцать. А что?
- Тебе семнадцать и ты ни разу не видела фей… Отец держал тебя взаперти?
- Нет! – вспыхнула дочь разбойника. – Просто мы живём одни, и мне не так часто приходится бывать в обществе. Я и троллей-то только раз видела, чего уж говорить о феях.
- Ладно-ладно, не обижайся, - смягчился мейстер.
- Но как всё же она сможет найти отца?
- Увы, феи не выдают своих секретов, - пожал плечами мужчина. – Поговаривают, что все они связаны друг с другом, словно грибы грибницей, и эта непрерывная связь является главным источником их силы.
- И они чувствуют друг друга даже на больших расстояниях?
- Вероятнее всего. В своё время я пришёл к выводу, что феи имеют что-то вроде коллективного мышления, при этом расстояние не играет абсолютно никакой роли. Это позволяет им совершать порой немыслимые вещи. Вот возьмём твоего отца. Ты представляешь, чего стоит найти одного человека среди миллионов существ? А если он к тому же ещё и прячется?
Андрэа неопределённо пожала плечами, разведя руки в стороны.
- А для Минни это не так уж и сложно. По крайней мере, в том, что она найдёт Башмачника, я не сомневаюсь.
Так оно и случилось. Вскоре в комнате показался Бинго, а вокруг него, как и полагается любой приличной фее, кружилась в танце и пела песни Минни. Неуверенно пожевав губами, хафлинг с сожалением покосился на гостью.
- Честно говоря, хорошего мало, - неожиданно выпалил он. – Твой отец, девочка, сейчас находится во Дворце Отражений.
Волшебник ожидал, что, услышав новость, Андрэа начнёт рыдать, биться в истерике, молиться Богу. Но дочь разбойника лишь недоумённо моргнула, непонимающим взглядом уставившись на коротышку.
- Твой папа во Дворце Отражений, - медленно повторил Бинго, посчитав, что до девушки туго доходит.
Лицо юной особы ни капли не изменилось, и хафлинг суетливо схватил себя за мочку уха.
- Она что, ничего не знает?
- Думаю, нет, - с расстановкой проговорил мейстер, увлекая за собой Бинго.
Мужчины скрылись в соседней комнате, оставив Андрэа одну. Сперва девушка пыталась прислушиваться к еле различимому за дверью шёпоту, но затем безнадёжно махнула рукой. Оставшаяся с ней Минни что-то весело напевала, развлекая гостью необычными фокусами. Это выглядело очень мило и забавно, но чем дольше не было Элвиса, тем больше нервничала дочь разбойника. Спустя добрых полчаса она не выдержала и требовательно постучала в дверь, любезно поинтересовавшись, но соизволит ли благородная особа поторопиться. Не прошло и минуты, как на пороге показался Гринт.
- Идём, - коротко скомандовал он, направившись к выходу из дома.
Закатив глаза, Андрэа зашагала следом, но была вынуждена резко затормозить перед внезапно остановившимся мейстером.
- Знаешь, Бинго, порой мы ищем совсем не там, где нужно, - подал голос писатель, обернувшись. – Как правило, следует лишь изменить угол обзора, и всё становится на свои места.
Гости покинули дом, а волшебник всё стоял и думал над тем, что сказал ему Элвис Гринт. Постепенно его взгляд поднимался всё выше и выше, пока не достиг старинной люстры. На одном из её декоративных ответвлений одиноко свисал парадный цилиндр. Сдавленный смех Минни вывел волшебника из оцепенения.
- Маленькое чудовище, - пробормотал он, щелчком пальцев заставив головной убор плавно опуститься на пол.
 
Последние лучи солнца скрылись за горизонтом, и на землю опустились сумерки. Одинокий волк, выбежавший из леса в поле, принюхался, прячась за высокой пшеницей. Запах жертвы, пригнанный ветром из находившегося неподалёку поселения, вскружил голодному хищнику голову. Пригнувшись, ночной охотник, не спеша, направился в сторону посёлка, предвкушая, как вцепится в горло какой-нибудь жирной овце. Но новый запах заставил его настороженно замереть, навострив уши: по тропинке, протоптанной многочисленными путниками, напевая что-то себе под нос, шагал человек. Волк с опаской посмотрел в сторону идущего, но расстояние было слишком далёким, а стебли пшеницы слишком высокими, чтобы можно было что-либо рассмотреть. Чувство голода едва не подтолкнуло хищника к нападению на странника, но боль в разорванном ухе – результат последней встречи с человеком – мгновенно вразумила его. Убедившись, что путник далеко, волк продолжил движение, выбрав наиболее безопасный для себя путь.
Молодой путешественник, уверенно вышагивающий по тропинке, рассекающей пшеничное поле, даже не подозревал, что чуть не стал волчьим ужином. Не глядя по сторонам, он целенаправленно двигался вперёд, будто плывя по колосистому морю. Перейдя поле, человек обратил внимание на деревянную, прибитую к столбу табличку, надпись на которой гласила: "Золотые Поля". Удовлетворённо кивнув своим мыслям, путник оставил потрёпанный временем указатель позади.
В посёлке было более чем оживлённо, и даже дети, несмотря на довольно позднее время, носились по улицам, наполняя атмосферу громким смехом. Рабочий день уже давно был закончен, и все оставшиеся в людях силы были направлены на вечерние развлечения. Как правило, основные центры веселья сосредотачивались на тавернах, в которых ни одного дня не обходилось без грандиозной попойки, но бывали и исключения.
Сегодня в Золотых Полях открывалась ярмарка, организовывающаяся каждый сезон. В посёлок съезжались торговцы с близлежащих селений, привозя с собой не только товары, но и множество различных историй. Для Золотых Полей это было большим событием – жизнь далёкого поселения не отличалась особым разнообразием, а ярмарка всегда приносила что-то новое. Поэтому в такие дни никто не спал практически до самого рассвета.
Пит Книжник, как его называли односельчане, - местный управитель единственного в Золотых Полях музея – любовно расставлял диковинные вещи на прилавок. Смахнув пыль со старого предмета, пожилой мужчина поднял голову и, увидев перед собой молодого человека, добродушно улыбнулся.
- Вы что-то хотели?
- Да, - улыбнулся в ответ парень. – Мне интересно, что это такое?
Путешественник указал на предмет, который книжник всё ещё держал в руках.
- Ах, это свисток Уго Обаятельного. Он жил несколько сотен лет назад в Золотых Полях, был полуэльфом и самым востребованным пастухом в поселении.
Недоверчиво нахмурившись, молодой человек неуверенно покачал головой.
- Честно говоря, я впервые слышу, чтобы тот или иной пастух был востребован. Он же… - путник слегка закатил глаза, подбирая подходящее слово, - пастух.
- Услышав звук этого свистка, - таинственно начал Пит, наклоняясь к собеседнику, - любая скотина становилась шёлковой и послушно следовала за пастухом. Поговаривали, что этот звук был способен усмирить волка и даже женщину.
С последними словами управитель музея шутливо подмигнул парню. Тот, хмыкнув, лишь пожал плечами.
- Слишком неправдоподобно, уж простите. Сами-то вы пробовали усмирить им женщину?
- Нет, - отводя взгляд, неуверенно промолвил Книжник. – Я хранил эту реликвию для продажи, думаю, есть немало коллекционеров, которые заинтересуются этой древней вещицей. Вы случайно не один из них? Как ваше имя, если не секрет?
- Виктор Григ, - представился парень. – Я и правда интересуюсь различными редкостями, да вот только эта меня не особо заинтересовала.
- Жаль, очень жаль, - проговорил мужчина, кладя свисток на прилавок. – А что конкретно вас интересует?
- Честно говоря, на ярмарке я оказался случайно. Я прибыл в Золотые Поля, чтобы посетить местный музей. Поговаривают, там есть на что посмотреть.
И без того широкая улыбка Пита Книжника стала ещё шире.
- Сама судьба вас привела ко мне, Виктор. Этим музеем заведую я!
- Неужели?! – обрадовано воскликнул Григ. - Это и правда судьба. Не сочтите за дерзость, но я прямо сейчас хотел бы посетить его.
- Увы, он закрыт, а я, как видите, торгую за прилавком, - расстроено вздохнул мужчина. – А этот свисток я бы отдал за полцены.
- Хм, кажется, у меня есть один друг, которому подобный сувенир понравится, - молодой человек задумчиво повертел свисток в руках. – Но я не могу долго здесь задерживаться, и будет обидно, если я не смогу побывать в вашем чудном музее.
Книжник испытующе посмотрел на путешественника.
- Триста серебряных.
- Двести пятьдесят, и в музей идём сейчас же.
На том и порешили. Совершив нехитрую сделку, оба направились в местный музей, виляя узкими переулками, дабы не пробиваться через людские толпы на главных улицах. Как оказалось, музей находился в доме Пита и не располагал никаким обслуживающим персоналом.
- Жена умерла девять лет назад, детей нет. Раньше я увлекался коллекционированием, а после решил попробовать открыть музей. Не то, чтобы дело прибыльное, но жить как-то интереснее - есть чем себя развлечь. Добро пожаловать!
Помещение, в которое они пришли, было совсем небольшим. За стеклянными витринами находились различные истерзанные временем вещи, на стенах висели образцы древнего оружия и гербы древних династий, с потолка свисали необычные предметы, похожие на те, которые используют волшебники и колдуны в своих ритуалах. Другими словами, здесь было на что посмотреть как обычному рабочему, так и повидавшему всякого коллекционеру.
Экскурсия, которую, само собой, проводил сам Пит Книжник, длилась, без малого, час. Увлечённо рассказывая о том или ином историческом событии, мужчина нисколько не заботился, насколько это интересно слушателю. Создавалось впечатление, что он полностью уходил в ту эпоху, о которой вёл речь, напрочь забыв о настоящем. Порой его приходилось останавливать, иначе очередной рассказ обещал быть оконченным лишь к утру. К концу мероприятия Виктор с трудом подавлял зевоту, практически не вслушиваясь в рассказ экскурсовода, поэтому слова о том, что экскурсия окончена, услышал не сразу.
- Ну что же, довольно занимательный рассказ, - разминая шею, подал голос посетитель. – Но мне почему-то кажется, что у такого человека как вы, есть нечто ещё более интересное.
Услышав слова Грига, Книжник задумчиво протянул:
- Знаете, у меня такое чувство, что вы обо всём знали заранее.
- Отчасти, - уклончиво ответил путешественник. – Иначе я бы сюда не пришёл. Человек, рассказавший мне о вашем музее, восхвалял его как только мог. И поверьте, он не из тех личностей, которые восхищаются всякой банальщиной.
Владелец музея смущённо уставился в пол: слова молодого человека были ему более чем приятны. Задумавшись над чем-то, Пит громко хлопнул в ладоши.
- Есть одна вещь, которую я выставляю только в особые дни. О ней даже в Золотых Полях не все знают. Подождите меня здесь.
Хозяин дома скрылся за невзрачной деревянной дверью. Из соседней комнаты раздались едва уловимые звуки возни, и, спустя несколько минут, Книжник вновь появился в поле зрения. В руках его была стеклянная емкость, в которой оказалось разноцветное каллиграфическое перо.
- Перо Интригана, - благоговейно заговорил Пит. – Стоит взять его в руки и начать писать, как строчки сами начнут вылетать из-под него. Мечта любого писателя.
- Мечта любого писателя? Почему же тогда вы сами не зарабатываете на романах?
- Потому что я не писатель, друг мой, - невозмутимо ответил мужчина. – Такие вещи предназначены для тех, у кого есть определённые склонности к тому или иному виду деятельности. А я никогда не интересовался писательством.
- То есть, свисток пастуха тоже бесполезен, если в него дунет не пастух?
- Что вы, это совсем другое, - скривился владелец музея. – Пастухом может стать каждый, для этого много ума не надо, а вот писателем, или, скажем, артистом, суждено быть далеко не всем.
Виктор задумчиво посмотрел на перо.
- Сколько стоит эта вещь?
- Извините, но оно не продаётся.
- Но я готов предложить хорошие деньги…
- Категорически нет! Это перо – гордость моей коллекции, и оно останется…
- Волк! Волк! – раздался истошный женский крик с улицы. – На помощь!
Подскочив на месте, Пит Книжник бросился в соседнюю комнату. Оставив на столе самую ценную свою реликвию, схватив висевший на стене арбалет, он выскочил на улицу. Мысль о спасении ребёнка – он был уверен, что кричал именно ребёнок – всецело завладела его разумом. Забыв о госте, он помчался на крик, и, лишь оказавшись на месте, остановился. Молодая девушка стояла над тушей разорванной овцы, истошно крича. Её крик не остался без внимания, и на место преступления сбежалась четверть поселения. Собравшиеся охотники, наткнувшись на кровавые волчьи следы, лишь пожимали плечами.
- Он ушёл, вряд ли уже догоним. Чёрт его знает, как он смог забраться в глубь посёлка.
- Он пришёл со стороны леса, а там сейчас как раз основное скопление людей, - подал голос кто-то из толпы. – Вот и обошёл нас с другой стороны. Умный оказался, мать его.
- И весьма осторожный. Даже собаки не учуяли.
Потоптавшись на месте ещё немного, подождав, пока все успокоятся, Книжник отправился домой. Только сейчас он вспомнил о госте, которого оставил совсем одного. Вбежав в дом, мужчина никого не застал и, ругая себя за невежливость, досадливо захлопнул дверь. Подумав о том, что ему ещё целую ночь торговать на ярмарке, Пит сокрушённо вздохнул. Откинув арбалет в сторону, он посмотрел на свой письменный стол, заваленный различными безделушками, и его сердце разорвалось на тысячи частей.
- Вор! Вор! – истошно закричал он, выбегая на улицу.
Молодой путешественник, сжимая в кармане Перо Интригана, почти бегом направлялся к ближайшему выезду из Золотых Полей. В душе он ликовал: ни один из сложных планов так и не был реализован, всё оказалось гораздо проще. Ещё каких-то два часа назад он был готов оставить глупую затею и убежать, но теперь всё кончено, он достиг заветной цели. Оказавшись в толпе, Виктор немного расслабился, посчитав, что здесь обнаружить его будет гораздо сложнее. Преодолев столпотворение, Григ опасливо огляделся и нырнул в ближайший переулок.
Добравшись до окраины города, странник с облегчением вздохнул – ещё чуть-чуть и он навсегда покинет это место. Уже предвкушая своё счастливое и славное будущее, молодой человек не сразу заметил, что навстречу ему со всех ног бегут четверо мужчин.
- Ах ты, воришка! Держи его!
Услышав этот возглас, Виктор мгновенно замер. Руки предательски задрожали, а ноги превратились в бесполезные куски чугуна, не желая двигаться с места. Первой мыслью путешественника было развернуться и бежать со всех ног, но люди были уже слишком близко, и подобное решение лишь уничтожало и без того жалкие шансы на спасение. Преисполненный отчаяния, не желая быть пойманным, Григ с размаху врезал в челюсть мужчине, который бежал, оторвавшись от остальных, впереди всех. Издав удивлённый вздох, противник рухнул на землю, потеряв сознание. Виктор приготовился драться с остальными до самого конца, но те замедлили ход, увидев произошедшее.
- Вот это да, красавчик! – восторженно воскликнул один из них, склоняясь над телом. – Одним ударом уложил!
- Мужик! – сказал второй, с чувством пожимая руку парню. – Ты помог нам поймать вора, по которому давно плачет тюрьма.
- Это Хитроумный Башмачник, слыхал о таком? – спросил третий, хлопнув молодого человека по плечу.
- Нет, - растеряно ответил Виктор, натянуто улыбнувшись.
Ничего не понимающий путешественник вызвал волну громкого смеха у местных вышибал. Как оказалось, вором был человек, который сейчас лежал без сознания, остальные – преследователи. Воришку заметили, когда он пытался вскрыть ювелирную лавку, и погоня вряд ли увенчалась бы успехом, если бы не помощь внезапно подвернувшегося путника. Услышав эту короткую историю, Виктор с трудом сдержался, чтобы не зарыдать от облегчения. Ещё раз приняв благодарность от местных жителей, пожав им на прощание руки, молодой человек пошёл своей дорогой.
- Держите этого вора!
Григ удивлённо обернулся. Сперва он подумал, что этот Хитроумный Башмачник пришёл в себя и вновь сбежал. Но, увидев бегущего к нему мужчину, который буквально полминуты назад благодарил его за помощь, странник недоумённо вскинул брови. Из-за спины бегущего вынырнуло озлобленное лицо Пита Книжника, воплощавшее сосредоточение вселенского зла. Не думая больше ни мгновения, путешественник развернулся и побежал со всех ног. Точнее, он попытался побежать со всех ног, однако сильный удар в затылок лишил его всякой возможности проявлять какую-либо деятельность…
Холодная капля, упав на лоб молодому человеку, чистой слезой скатилась по щеке к подбородку. Издав нечленораздельный звук, Виктор очнулся, с трудом раскрыв глаза. Кругом было темно, не считая тонких полос света, кое-где просачивающихся сквозь зазоры в деревянных стенах. Поднявшись на ноги, неудавшийся вор поднёс руку к ноющему затылку, что оказалось весьма неудачной затеей: сморщившись от боли, парень негромко выругался.
- О, я смотрю, герой дня уже очнулся, - раздался насмешливый голос из глубины помещения.
- Где мы? – Виктор устало опустился на какое-то бревно.
- Нас заперли в каком-то сарае, говорят, продержат до окончания ярмарки.
- А потом?
- Казнят, - поступил невозмутимый ответ. – Голова не болит?
- Кто ты? – проигнорировав вопрос, произнёс Григ.
- Тот, кто по твоей милости оказался в этой дыре.
- Я…
- Да брось, не нужно извиняться, в конце концов я всё понимаю.
- Правда?
- Конечно нет, идиот! – голос враз погрубел. – Зачем ты меня вырубил? Решил спасти свою задницу за счёт чужой?
- Я думал, что вы гонитесь за мной, - неуверенно ответил Виктор. – Вот и решил пройти напролом.
- Нет слов. Ты просто лучший вор на свете.
- Как ты узнал, что это я?
- Рожу твою запомнил, - Хитроумный Башмачник сплюнул на пол. – Да и сторож наш болтливый, всё мне рассказал.
Пленники замолчали. Тишина, несмотря на мрачное помещение, не была гнетущей, скорее, она являлась необходимой. Одному, чтобы полностью осознать своё положение, другому, чтобы остыть и также осознать своё положение.
- На чём ты спалился? – уже более миролюбиво подал голос бывалый вор.
- Украл перо у местного коллекционера. Пит Книжник, слыхал?
- Слыхал. Я в округе давно работаю, и до этого момента никому не удавалось меня поймать.
- Ну уж извини, что так вышло, - саркастически изрёк путешественник, поглядев в сторону Башмачника.
- Поздновато просить прощения. Что хоть за перо?
- Перо Интригана. Говорят, взяв его в руки, писатель способен написать грандиозные романы, которые прославят его.
- Ооо, слава, деньги. Стандартный набор мнимых идиотов.
- Слава, деньги, - передразнил собеседника Григ. – Стандартный набор недалёкого разбойника, зарабатывающего себе имя и на жизнь, обворовывая честных людей.
- Братец, потише, ты и сам-то теперь вор.
- Но что-то мне подсказывает, что заслуги перед обществом у нас разные.
И снова тишина. Виктор подошёл к массивной двери сарая и досадливо пнул её ногой. В ответ раздался не менее чувственный удар, сопровождаемый нецензурными угрозами.
- Во время ярмарки музей закрыт, потому что Пит предпочитает стоять за прилавком. Как ты туда попал? – не сдержавшись, вновь заговорил первым Хитроумный Башмачник. – Умеешь взламывать замки?
- Нет, мне пришлось купить у него пастуший свисток, - с кислой миной ответил путешественник.
- Обычный свисток?
- Этот Книжник рассказывал мне легенду про великого пастуха, который усмирял с помощью этой безделушки целые стада как овец, так и женщин.
- По мне так разницы нет никакой, - хохотнул вор. – Сам проверял?
- Нет, это же бред какой-то.
В темноте послышался смех.
- Дружище, ты крадёшь перо и считаешь, что оно способно тебя прославить, но даже не попробовал использовать свисток? Ты какой-то неправильный.
- На счёт Пера Интригана я уверен, а свисток, увы, доверия не внушает.
- О боги, дай его мне.
Оставив своё лежбище, Башмачник подошёл к Виктору. Тот без особого сожаления протянул бесполезную, на его взгляд, штуку. Завладев предметом, вор требовательно постучал в дверь, крикнув, что его сосед мучается в агонии, после чего приложил свисток к губам. Дверь незамедлительно открыли, и в помещение ворвался здоровенный детина. Тупо посмотрев по сторонам, устрашающего вида сторож прошёл в глубь помещения и замер, символизируя бездушное изваяние. Григ вопросительно взглянул на Башмачника, но тот лишь молча поманил его рукой. Заключённые в полном молчании покинули сарай и, заперев его снаружи, огляделись. Они находились на какой-то ферме, судя по всему, за чертой поселения. Вокруг было ни души, что оказалось весьма кстати. Несмотря на это, оба поспешили ретироваться и, преодолев деревянную ограду, скрылись в плотной стене пшеницы.
- Похоже, эта ерунда работает, - сказал Башмачник, протягивая свисток. – Спасение в прямом смысле лежало у тебя в кармане, а ты искал его неизвестно где.
- Невероятно, - растеряно выговорил Виктор, забирая спасшую их безделушку, - кто бы мог подумать…
- Я, вот, подумал, - самодовольно заявил вор. – И, дружок, теперь ты у меня в долгу.
- Не понял.
Хитроумный Башмачник лишь безнадёжно махнул рукой.
- Я уже привык, что до тебя туго доходит. Моя сообразительность спасла нас. Сам с себя долг не возьмёшь, но с ближнего – запросто. Теперь понимаешь?
Виктор презрительно фыркнул, взглянув на вора.
- Сколько ты хочешь?
- Нисколько. Ты поможешь мне, когда это будет необходимо.
- Будешь меня преследовать? Затея не из умных.
- Мне это не нужно, - пожал плечами Башмачник. – От тебя за милю несёт немалым наследством и врождённым благородством. Твой статус может оказаться весьма полезным – мало ли, мне суждено угодить в какую-нибудь неприятную ситуацию?
- А если я откажусь?
- Ну, тогда твои честь и благородство и ломаного гроша не стоят. Как тебя зовут?
- Виктор Григ.
Башмачник внимательно всмотрелся в молодого человека. На его губах заиграла разочарованно-снисходительная улыбка, словно отец уличил в чём-то своего сына.
- Это была глупая попытка обмана. Не хочешь быть обязанным вору? Тем не менее, именно вор вытянул тебя из западни, - усмехнулся разбойник. – И этот факт уже ничто не изменит. Прощай, малыш.
С этими словами, помахав рукой, Хитроумный башмачник бесшумно скрылся в высокой пшенице, оставив Виктора в одиночестве. Сбитый с толку, Григ всем своим существом метался из стороны в сторону: вор знал, что говорит, и его слова сумели задеть самолюбие молодого человека. Но стоит ли принимать всерьёз слова вора? Достоин ли он того, чтобы полагаться на помощь такой личности, как Виктор Григ?
"Виктор Григ", - поймал себя на мысли путешественник, испуганно взглянув на руки, словно в них было спасение.
Он вспомнил события прошедших суток: свою истинную цель, свой бесчестный поступок. А ведь в тот момент он даже не задумывался над тем, насколько бесчестны его действия. И чем же он, после этого, отличается от вора? Подумав об этом, молодой человек передёрнулся.
- Элвис Гринт, - услышал парень свой голос. – Меня зовут Элвис Гринт.
- Я найду тебя, Элвис Гринт, - раздалось незамедлительно в ответ, - как только возникнет необходимость.
Элвис вздохнул. Теперь он связал себя обязательством, от которого ему не позволит отказаться ни честь, ни гордость. Полный невесёлых мыслей, Гринт поплёлся в неизвестном направлении, лишь убедившись, что движется не в сторону Золотых Полей.
 
Прохладный ветер, игриво взъерошив зелёную траву, всколыхнув по пути разноцветные цветочные бутоны, ознаменовал приход раннего утра. Словно просыпаясь от сна, природа постепенно приходила в себя: деревья ещё неуверенно шелестели листвой, робко начинали петь птицы, небо светлело, повинуясь лучам восходящего солнца. И лишь два путника, вклинившись в естественный пейзаж, нарушали целостность вдохновляющей картины девственной природы.
- С тех пор вы с отцом не встречались?
- Нет, - ответил мейстер, повернув голову в сторону пробегавшего вдалеке лося, - не встречались.
- Когда вы попросили у меня перо, мне казалось, это было оговорено заранее.
- Я не знаю, откуда оно у твоего отца, ведь в тот раз у меня его, само собой, забрали. Но это оказалось весомым аргументом, ведь о произошедшей между нами истории знали только мы вдвоём.
- Значит, отец сумел его украсть.
Гринт лишь согласно кивнул.
Они шли, не останавливаясь, практически целые сутки, позволив лишь на пару часов прерваться на отдых. Элвис Гринт и Андрэа находились в заповедной зоне лесных эльфов, что накладывало определённые ограничения на передвижение. К примеру, на территории, подвластной эльфам, запрещалась телепортация, так как данный вид перемещения может вызвать физические повреждения окружающей среды. Сломанная веточка и небольшой участок выжженной земли – сущий пустяк для большинства существ, однако хранители леса принимают подобное за жестокий акт вандализма, и приговор виновному выносится очень суровый.
- Мне казалось, лесные эльфы никого не пускают на свою территорию, - нарушила молчание девушка, вопросительно посмотрев на писателя.
- Верно. Просто в своё время мне удалось сдружиться с этими существами, - произнёс мейстер, окунаясь в воспоминания. – Один богатый северянин пытался добиться разрешения на вырубку их лесов. Честно говоря, не знаю, зачем ему это было нужно, но в ход пошли связи, угрозы, взятки – всё, что только может быть использовано в подобных махинациях. Разумеется, лесным эльфам это очень не нравилось, и, в случае неблагоприятного для них исхода, ситуация однозначно бы обернулась войной. Дело, само собой, было очень громким.
- И как в эту историю попали вы?
- Я был одним из тех, кто осознавал все последствия глупой затеи неразумного северянина. Используя свой авторитет и, - Гринт на мгновение задумался, - мастерство, мне удалось убедить общественность в неправильности возможного решения.
- Общественность?
- Ты не ослышалась. В правительстве всё было схвачено, как сейчас выражается молодёжь, и пробовать искать там призрачные лазейки – дело глупое. Я написал внушительную статью, выступил с речью в столице… Этого было достаточно, чтобы всколыхнуть народные массы, которым даже самые твердолобые чиновники не решились противостоять.
- Да вы, без малого, революционер, - усмехнулась Андрэа, - А что случилось с тем парнем?
- Угроз от него не поступало, и больше я о нём не слышал. А лесные эльфы теперь во мне души не чают, - улыбнулся Элвис Гринт.
Поляна осталась позади, и снова начался густой лес. Создавалось впечатление, что попадаешь совершенно в другое измерение, где жизнь идёт совсем по-иному. Путники аккуратно продвигались вперёд, преодолевая неохотно расступающиеся заросли, стараясь не потревожить таинственное спокойствие. Окружающая обстановка настраивала на долгое молчаливое путешествие, поэтому для Андрэа оказалось полной неожиданностью, когда тёмный лес закончился, и перед взором предстала залитая солнцем опушка.
- Вот он, Дворец Отражений, - промолвил Элвис Гринт, ступая на вымощенную белой плиткой дорожку, казавшуюся здесь весьма неуместной.
Дворец Отражений выглядел весьма впечатляюще: окружённый со всех сторон лесом, он, словно оазис в пустыне, представлял собой манящее, желанное пристанище. Высокие белые колонны, огромные окна с позолоченными рамами, ухоженный сад, декоративные статуи…
- Очнись, - услышала Андрэа голос откуда-то издалека, - посмотри на меня.
Девушка повернулась на звук. Сперва она видела лишь порхающих над прекрасными цветами бабочек, но чем громче и настойчивее становился голос, тем отчётливее становились очертания говорившего. Постепенно вырисовывалась фигура, до боли знакомое мужское лицо…
- Мейстер Гринт, - почти выкрикнула Андрэа, будто проснувшись после жуткого кошмара.
- Ну, отлично. Я уж думал, мне придётся тащить тебя назад. Что ты сейчас видишь?
Дочь вора огляделась: пейзаж нисколько не изменился, если не считать исчезнувшего завораживающего блеска.
- Каждый видит здесь то, что его привлекает больше всего, - продолжил писатель. – Идеальная ловушка.
- Что это за место?
Голова Андрэа кружилась. Девушка изо всех сил пыталась осознать происходящее, но что-то упорно мешало ей.
- Дворец Отражений – создание одного учёного, кажется, его звали Террос, дальше не помню, - извиняющимся тоном произнёс мейстер. – Сперва это была тюрьма для военнопленных, имеющая несколько сотен отражений реальности – превосходно спроектированный лабиринт, способный удержать самого дьявола. При переходе между отражениями любое существо постепенно истощается, кроме того, зеркала тут же меняются местами, не давая возможности выйти обратно. Но время шло, война закончилась, и Дворец стал тюрьмой для особо опасных преступников – маньяков, насильников, наёмных убийц. За всё время выход нашёл лишь один счастливчик, но он тут же был отправлен охраной вновь скитаться между отражениями. Этакий круг безнадёжности.
- Значит, моего отца посадили в тюрьму? – обеспокоено спросила Андрэа. – Вам ведь ничего не стоит его освободить?
- Если бы, - невесело усмехнулся Гринт. – Однажды во Дворец Отражений попал Линг Двуглавый – помесь человека и огра, ужасное существо и могущественный маг. Он несколько десятилетий бродил по отражениям, собирая заключённых воедино. Затем, пообещав им свободу, он отправил по одному в каждое отражение. Линг знал: все зеркала находятся в одном измерении, то есть, в одной реальности, а это значит, что помех для ментальных связей не существует, не считая искусственно созданных барьеров. Но их не было, ведь создатели и не думали о таком хитром плане побега. Таким образом, связываясь с каждым преступником, Линг смог выяснить, какое зеркало является выходом. С тех пор Дворец Отражений перестал быть тюрьмой: преступник сделал его своей резиденцией, используя всю силу своей безумной фантазии. Обо всём этом стало известно от двух выживших охранников и заключённого, которому посчастливилось выбраться спустя несколько месяцев. Он говорил, что теперь каждое отражение смертельно опасно, и многие заключённые, которым Линг обещал свободу, уже погибли. Изучив принцип работы Дворца, двуглавый нашёл способ свободного перемещения между отражениями. Тюрьму хотели уничтожить, но к тому моменту место стало бесплотной иллюзией, которая материализуется, лишь почуяв жертву. Тогда лесные эльфы вырастили вокруг этого места огромный лес, чтобы случайный путник никогда сюда не забрёл.
- Что будет с папой? – девушка в истерике схватилась за Элвиса. – Что нам делать? Мы же сможем выбраться, как тот человек?
Гринт беспомощно посмотрел вокруг.
- Это был не человек, а хафлинг, к тому же, довольно сильный волшебник. Но он не любит вспоминать о своём прошлом.
- Вы так говорите, как будто бы зна… Бинго?!
Писатель молча кивнул.
- Тогда почему он не пошёл с нами?
- Он знает, что ждёт внутри, и не желает возрождать давно забытые страхи. Его можно понять.
- Но что нам делать?
Они стояли перед входом во Дворец. Андрэа видела гостеприимно распахнутые двери, за которыми красовалось богатое убранство, мейстер же наблюдал невзрачное серое сооружение с продырявленными стенами.
- Не особо-то передо мной и рисуются, - усмехнулся мейстер. – Ты так и не ответила, что видишь.
- Шикарный богатый дворец с ухоженной территорией, - глухим голосом ответила дочь разбойника. – Что вы собираетесь делать?
Писатель на мгновение прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Спустя пару секунд он достал из кармана два небольших предмета, похожих на рубины
- Ни одно физическое тело не может находиться в двух и более отражениях одновременно. Так что, речи о клубках с нитками, о которых мы читали в сказках, быть не может, - Гринт протянул один из рубинов Андрэа. – Эти волшебные камни мне дал Бинго. Существует красивая легенда об их происхождении, но времени нет. Скажу лишь, что благодаря одному из них всегда можно найти второй, так что не вздумай входить внутрь, поняла?
Девушка кивнула. Кивнув в ответ, Элвис достал из другого кармана продолговатый деревянный свисток.
- Это тот свисток, о котором я рассказывал. Он действует на всех существ, я проверял, тебе стоит лишь только свистнуть. И, если не услышишь звука, не пугайся.
Передав предмет, писатель вытащил из того же кармана маленькую шкатулку. Внутри оказался жёлтый полупрозрачный шарик.
- Эссенция удачи, - прокомментировал мейстер, беря шарик в руку. – Большая редкость, делает человека нереально везучим. Увы, использовать можно лишь раз, и распространяется она только на конкретное событие в жизни. В моём случае, это будет возможность попасть в отражение, в котором находится твой отец. Ну, поехали.
Гринт с чувством выдохнул, собирая в кулак всю свою храбрость.
- Отойди подальше от входа. Если почувствуешь, что тебя тянет зайти внутрь, беги обратно в лес, поняла?
И, не дожидаясь ответа, мейстер шагнул в одну из бесконечных дыр в стене.
Пространство дрогнуло, залившись ярким светом разноцветных вспышек. В голове неприятно загудело, и Элвис Гринт зажмурился. Так он простоял, как ему показалось, не меньше недели. Наконец, открыв глаза, писатель облегчённо вздохнул: суеверные страхи оказались лишними, и он твёрдо стоял на ногах, а не валялся расчленённым трупом где-нибудь на дне ямы. Помещение являлось бесконечным коридором, обе стены которого были завешены огромными одинаковыми зеркалами, отражающими друг друга. Встряхнув головой, прогоняя чувство опустошающей бесконечности, Гринт зашагал в противоположную сторону, повернувшись спиной к недосягаемому концу коридора. Оказавшись у сырой каменной стены, писатель посмотрел по сторонам и, мысленно поспорив сам с собой, свернул направо.
"Хорошо, что выбрасывает к началу коридора, иначе пришлось бы туго".
Узкий проход резко ушёл влево, значительно расширившись. Писатель оказался в просторном освещённом помещении. Сделав шаг, мужчина почувствовал, как ноги утонули в мягком ковре. Передёрнувшись от неуютного ощущения, мейстер ускорился, желая как можно скорее добраться до находившейся напротив двери. Достигнув цели, он, не раздумывая, дёрнул ручку, и, лишь переступив порог, облегчённо вздохнул.
"И что на меня нашло, - думал Гринт, изучая очередное помещение. – Как будто бес какой-то вселился".
Это был огромный холл. С высокого потолка свисала немалых размеров люстра, отдалённо напоминая повисшего на своей паутине огромного паука, стены были завешены гобеленами с изображениями не виданной ранее символики, между гобеленами располагались портреты весьма суровых личностей, выглядевших слишком реалистично для безжизненных рисунков. И всюду двери. Пять, десять, пятнадцать, шестнадцать. Шестнадцать дверей, за которыми может ждать всё, что угодно.
"Интересно, здесь всегда было так весело, или это задумка Линга?"
Используя детскую считалочку, Элвис выбрал маршрут своего дальнейшего следования. Выйдя на середину холла, он почувствовал, как пол задрожал. Подпрыгнув от неожиданности, мужчина с опаской огляделся. Никого. Взволнованно облизнув губы, писатель чуть ли не бегом бросился к заветной двери, но, споткнувшись о ковёр, с глухим звуком упал на пол. Впоследствии писатель называл этот случай побочным эффектом эссенции удачи – как только он оказался на полу, сверху раздался свист пролетающей стрелы. Кто-то громко выругался. Гринт не мог видеть нападавшего, но он был уверен, что если не поторопится, то третья стрела уже не понадобится. Неуклюже перевернувшись с боку на бок, мейстер торопливо отполз в сторону ближайшей колонны, что было сделано очень вовремя – вторая стрела, чудом не зацепив жертву, отскочила от каменной преграды.
- Может, мир? – не надеясь на положительный ответ, выдавил из себя мужчина, вскакивая на ноги.
Теперь он мог видеть стрелявшего: высокая статная женщина, рваная одежда и грязь на которой с трудом скрывали её прекрасное тело. Злобное выражение лица, явно говорившее о том, что она неадекватна, пугало больше, чем внушительный лук в её руках.
- Вы в порядке? – рассеянно уронил писатель, забыв, что его уже дважды пытались убить.
Раздался громкий свист, удар – и женщина рухнула безжизненным мешком. Расслабившийся было мейстер вновь собрался, готовый в любой момент воспользоваться колонной как укрытием.
- А ты всё так же глуп, Элвис Гринт.
Мужчина облегчённо выдохнул. Голос, который он надеялся не слышать больше никогда в жизни, привнёс луч света в это безрадостное нежеланное путешествие.
- А ты всё так же строишь из себя папашу.
Гринт подошёл к Башмачнику, который стоял над телом женщины. Мужчины некоторое время неотрывно смотрели друг на друга, а после, словно давние друзья, обменялись крепким рукопожатием.
- Сколько лет прошло, а?
- Да уж два десятка, не меньше. Признаться, я надеялся, что ты меня не потревожишь.
- Да брось, Гринт, я же обещал. К тому же, мне хочется ещё раз стать героем твоей книги.
- Не льсти себе, в прошлый раз меня вдохновило лишь Перо Интригана, пусть и не заполученное.
- А, это чудесное перо. Ты оценил мой подарок? Я свиснул его у Книжника в тот же день. Так сказать, заранее планировал нашу будущую встречу.
- Я смотрю, ты любитель эффектных появлений, - без тени иронии улыбнулся Элвис. – Но нам пора.
Громогласный рык заполнил помещение, сбив мужчин с ног. Огромные чудовища, материализовавшиеся из воздуха, грозно уставились на людей, закрыв собой единственный путь к реальности.
- Шесть каменных горгулий, - процедил сквозь зубы Гринт. – Бежим.
Надеясь на счастливый случай, они побежали к ближайшей двери, но чудовища незамедлительно бросились следом. Одно из них, без особых усилий взмыв в воздух, преградило беглецам путь. Оказавшись в ловушке, писатель и разбойник стали спина к спине, не имея ни малейшего представления, что делать дальше.
- Идеи есть, Башмачник?
- Нет.
- Славно.
Видимо, не желая играть с жертвами, горгульи разом кинулись на людей, намериваясь разорвать их в клочья. Интуитивно закрывшись руками, зажмурив глаза, Элвис Гринт приготовился к неизбежному.
"Конец".
Новый звук, перекрывший рычание чудовищ, ворвался в пространство. Почувствовав, как на голову сыплется каменная крошка, мейстер с опаской открыл глаза. Горгулий не было, и лишь огромные растрескавшиеся глыбы напоминали об их недавнем присутствии. Разогнав рукой поднявшуюся пыль, писатель увидел невдалеке невысокую фигуру.
- Бинго?!
Ничего не ответив, карлик лишь нетерпеливо махнул рукой.
- Сматываемся.
Схватив дезориентированного Башмачника за воротник, Элвис потащил его к выходу, повинуясь находившемуся в руке волшебному камню. Впереди бежал хафлинг, перебрасываясь короткими фразами с Минни. Внезапно стены с огромной скоростью двинулись навстречу друг другу, но волшебник, раздвинув руки в стороны, сумел прервать их движение.
- Бегом, - с усилием выговорил он.
Мужчины прибавили темп, искренне желая, чтобы у Бинго хватило сил удержать стены в неподвижном состоянии. Когда до выхода из помещения осталось совсем чуть-чуть, в проходе возникла огромная туша непонятного существа.
- Кто это? – задыхаясь, спросил писатель.
Пожав плечами, волшебник взглянул на Минни. Фея, не проронив ни слова, в мгновение ока оказалась рядом с существом, осыпав его своей пыльцой.
- Исчез, - ошарашено уронил вор, последним переступая порог.
Беглецы не слышали, как за их спинами в страшных объятиях сошлись стены. Довольно быстро преодолев узкий туннель, они оказались в коридоре отражений. Красный камень в руке писателя требовательно дёрнул мейстера к одному из зеркал.
- Нам сюда… - только и сумел выговорить Гринт до того, как его бесцеремонно затолкнули в отражение.
 
"…Хитроумный Башмачник оказался во Дворце Отражений благодаря подельнику, не желавшему делить добычу. Тот знал, как можно незаметно пробраться в эльфийский лес, и, уговорив напарника на ещё одно легкое дело, завёл Башмачника в древнюю тюрьму , полагая, что выхода из неё не существует. Что касается Бинго, то он, вспомнив, что Дворец никого так просто не отпускает, поспешил на помощь. Разумеется, дело не обошлось без внушения Минни. Благодаря эссенции удачи хафлинг сумел нас найти и, как оказалось, вовремя. После приключения мне стало известно, что, сбежав в первый раз, Бинго одолел Линга, и теперь Дворец Отражений стал живым генерирующим существом, живущим по своим законам. Одним словом, выбрались мы все целыми и невредимыми. Бинго смог преодолеть свой самый большой страх, Башмачник завязал со своим ремеслом, я сдержал своё слово и помог вору, дочь которого стала моей ученицей. Это приключение изменило всех нас, разве что Минни осталась такой же беззаботной феей…"
- Пишете книгу?
Гринт поднял голову. Над его левым плечом нависла Андрэа, с любопытством прочитывая написанное.
- Нет, это пока краткое изложение истории, чтобы случайно не забыть мелкие детали.
- Ладно, не буду вам мешать, мейстер, - протянула девушка, покидая комнату. – Новый роман я хочу прочесть первой.
Неопределённо хмыкнув, писатель взял чистый лист и, призадумавшись, вывел первые строки:
"Все мы рано или поздно возвращаемся к прошлому, и, если этого не происходит, прошлое само находит нас. Ведь каждый поступок оставляет след на ленте нашей жизни, заставляя её извиваться в том или ином направлении. И эта история – прямое тому доказательство…"

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования