Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Мышка - Джинни

Мышка - Джинни

 
Джинни
 
- Нет, я не понимаю, зачем надо было так далеко забираться? Горы, жарко, душно, пить хочется, – ворчала Сигрит, тяжело дыша.
- На, держи воду. Еще немного осталось, – молодой человек подбадривающе улыбнулся и протянул бутылку.
- Немного, немного. Эйнар, ты мне уже полчаса говоришь – немного! А мы за это время километра три в горку протопали. Лучше бы внизу остались и на море пошли. Чего я тебя послушалась? Уже вечер скоро, а все идем. Как возвращаться будем?
- Сигрит, попила? Давай обратно, - Эйнар деловито убрал бутылку с водой в рюкзак и пошел дальше, не обращая внимания на нытье подруги.
Было часа четыре, но солнце все еще нещадно палило. Тропинка причудливой змейкой карабкалась между камней, поднимаясь все выше и выше. Девушка оглянулась. С того места, где она остановилась, открывался удивительный вид на долину и маленький городок с белыми домишками и черепичными крышами, уютно примостившийся между склоном горы и океаном. Красные крыши ярко выделялись на фоне синей чернильной воды. В зимние шторма, когда все сливалось в белом мороке, они не раз спасали жизни рыбакам, указывая верное направление. Маленький старинный городок.
- Красота-то какая! – невольно вырвалось у девушки. Она постояла еще немного, представляя себя птицей, парящей в воздушных потоках, вздохнула и пошла за Эйнаром. Молодой человек давно обещал показать красивый водопад. Когда-то она от бабушки услышала сказку, что рядом с городком есть таинственное место. Дорогу туда знают только избранные, хранят в секрете и передают из уст в уста самым близким. Что это за место, какая тайна скрывается, почему так строго охраняется от чужих глаз и ушей – бабушка внучке не рассказала, только вздыхала горестно. Время шло, старушки не стало, и Сигрит забыла эту то ли сказку, то ли легенду. Но когда Эйнар предложил ей пойти в горы, девушка вспомнила старинную историю и втемяшила себе в голову, что это то самое место. Семья Эйнара уже четвертое или пятое поколение здесь живет, они наверняка знают все тайные тропки в горах.
Через минут тридцать подъема по крутой тропинке Сигрит, с трудом переводя дыхание, взмолилась:
- Эйнар, милый, я, правда, больше не могу. Сердце сейчас выскочит. Нам долго еще?
- Сигги, потерпи. Нам во-о-н на ту площадку, – и указал куда-то вверх, – там как раз тропинка и заканчивается.
- Но это же чуть ли не вертикальная стена?! – изумилась Сигрит, увидев, куда им надо подняться.
- Нет, тропинка идет зигзагами – одиннадцать поворотов, и мы на месте.
- Одиннадцать, говоришь? Хорошо, я буду считать. Если окажется больше, понесешь меня на руках. Я очень устала.
Эйнар ничего не ответил, просто пошел дальше. Медленно, размеренно, шаг за шагом, сберегая дыхание. Сигрит двинулась следом, считая повороты:
- Одиннадцать… Двенадцать…
…И взору девушки открылась изумительная картина. Над крошечным плато, покрытым разноцветными травами и цветами, повисло водяное облако, переливающееся в лучах солнца желтыми, черными, красными бликами. С ближайшей скалы мощные струи водопада с грохотом падали в маленькое озеро и исчезали в глубоком ущелье, создавая невероятное по своей красоте водяное облако. А вокруг плато древними стражами возвышались суровые горные вершины, покрытые белыми шапками спящих снегов.
 
- Эйнар! Это потрясающе! Как красиво!
Юноша с довольным видом смотрел на подругу. Он ожидал именно такой реакции. Не зря целый день поднимались в горы. Это того стоило.
Когда первые восторги поутихли, венок из красно-сине-желтых цветов был сплетен и водворен на голову, Сигрит расстелила домотканую скатерку и достала нехитрые съестные припасы. Ребята ели, запивая водой, набранной из ручья, и молчали, слушая пение птиц и шум водопада. Спокойное счастье и умиротворение, как теплым одеялом, уютно укутало влюбленную пару. Двигаться не хотелось, только сидеть, расслабившись, впитывать в себя тепло лета и запах цветущих трав. Первым молчание нарушил Эйнар:
- Сигрит, послушай, как шумит водопад. Замечаешь что-нибудь?
Девушка призадумалась и к своему удивлению, действительно, услышала сквозь грохот воды странные звуки - то ли шипение, то ли шёпот, то ли то и другое вместе.
- Что это? – удивленно спросила она. - Мне кажется или …?
Не дождавшись ответа, она подошла к краю озерца и стала внимательно рассматривать водяное облако.
- Эйнар, а разве бывает такая радуга? Желтый и красный цвет, я понимаю, но черный и белый. Нет, даже не белый, а серебристо-холодный, как свет луны. – Сигрит вопросительно посмотрела на Эйнара.
- Нет, не бывает, но здесь – возможно. Эти места наполнены волшебными сказками и легендами. Бок о бок с нами живет маленький народец, а если забраться высоко в горы, того и гляди, встретишь настоящего тролля! Мы так погружены заботы и хлопоты, что не замечаем очарование другого, волшебного мира, нам неподвластного и непонятного. Садись-ка рядом, внимательно смотри на водяное облако. Занавесь поднимается, волшебство начинается.
 
***
Давным-давно в небольшой деревушке жила-была прекрасная Джинни. Все любили ее – за добрый нрав, веселый характер и мастерство. Джинни ткала самые красивые ткани. Со всех окрестностей приезжали к ней, чтобы купить материю – легкую, как перо, яркую – как луг по весне, воздушную – как туман по утру. А какие были рисунки! И они никогда не повторялись.
Жила Джинни в уютном домике у самого океана. Она рано осталась сиротой и с малолетства зарабатывала на жизнь, чтобы прокормить себя и маленьких брата с сестренкой. Но никакие беды и тревоги, казалось, не могли сломить ее. Все давалось легко и споро. А когда она пела за работой, даже птицы замолкали, чтобы послушать ее звонкий голосок. Молодые люди заглядывались на красавицу Джинни, но никому она не отдавала предпочтение. Разве что рыбаку Магнусу, молодому и статному, с пронзительно синими, как океан, глазами. Но некогда было Джинни на свидания бегать.
И была у Джинни одна тайна. Не просто так она слыла лучшей мастерицей. От ее тканей веяло волшебством - из них хотелось шить красивые платья, носить эти платья и ловить восхищенные и завистливые взгляды. Знала Джинни потаенное место в горах, куда ходила только по ночам, чтобы никто не мог узнать ее тайну. На небольшой поляне рядом с водопадом в лунном свете девушка собирала волшебные травы, а дома цветущий букет ярким узором ложился на ткани, принося людям радость. Ближе к осени, Джинни делала запасы, которых хватало на всю зиму.
Но однажды пришла беда. Лето выдалось промозглым, день за днем шли непрекращающиеся серые дожди, тяжелые свинцовые тучи скрывали горы, и травы не расцвели. Джинни надеялась, что погода улучшится и станет тепло, но пришла холодная осень, а за ней и снежная зима. Сугробы вымахали выше человеческого роста. А уж под снегом – какие могут быть цветы!
Запасы трав подошли к концу, и к Джинни все реже и реже стали заглядывать покупатели. Ближе к весне денег у девушки совсем не осталось. Чтобы хоть как-то прокормить брата и сестру, приходилось экономить на самом необходимом. Спасибо Магнусу, который время от времени приносил рыбу, помогал, чем мог! И Джинни старалась не унывать! Скоро весна, теплый ветер задует с моря, вернутся птицы из жарких стран и опять расцветет чудесная лужайка! Надо просто потерпеть.
 
 
Как только сошел снег, девушка выбрала подходящий день и ранним утром, пока вся деревня еще спала, отправилась к волшебной полянке. Солнце ласково пригревало, проклевывались первые листочки, и горы, казалось, были покрыты зеленоватой дымкой. Все дышало радостью, надеждой, сверкало и переливалось весенними красками. Хотелось петь и танцевать, забыть горести и заботы прошедшей зимы. "Сейчас, сейчас, я приду на свою полянку, наберу первоцвета, - мечтала Джинни, - и создам самые красивые ткани, в которых будут щеголять все наши красавицы!" Вот последний подъем и Джинни остановилась, как вкопанная – вся ее волшебная поляна была завалена глиной, камнями и обломками деревьев. Видимо, зимой сошла лавина и погребла лужайку под собой, не оставив никакой надежды. Джинни села на землю и горько расплакалась.
Sjaldan er ein b&№225;ran st&№246;k - Беда никогда не приходит одна. К концу весны в дверь Джинни постучался Йохан, сборщик налогов. Налоги конунгу обычно платили осенью, после сбора урожая, но Джинни упрашивала Йохана об отсрочке до конца весны. Старый Йохан пожалел девушку и согласился. Но весна уже заканчивалась - пора платить.
Джинни плакала, умоляя дать ей еще время, но в этот раз Йохан был непреклонен – налог надо платить. Если через три дня денег не будет, он вернется со стражниками и заберет ее дом со всей утварью.
- Но как же так? Где же мы будем жить? Этот дом принадлежал еще моим родителям и родителям моих родителей. Здесь мы все родились! – умоляла Джинни.
- Ничего не могу поделать, - холодно ответил Йохан. – Так все говорят. У тебя три дня! Не будет денег - дом забираем. А где тебе жить, не проблема конунга. Закон есть закон! – с этими словами старик развернулся и ушел.
Джинни в отчаянии побежала к старосте деревни с просьбой о помощи, но он отказал ей. Да, не повезло, ткани не покупаются, но он не может взять деньги из общины, чтобы заплатить налоги за девушку, ведь тогда все к нему будут приходить с подобными просьбами.
Джинни бросилась к дому рыбака Магнуса, но на пороге ее встретила мать молодого человека и холодно сообщила, что Магнус ушел на месяц в море, а без него она ничем помочь не может. Целый день ходила Джинни от дома к дому, но никто не дал денег. У всех были отговорки – кто дом строил, кто только что корову купил, а кто просто дверь не открыл. На следующий день пошла Джинни в соседнюю деревню, но и там никто не согласился помочь. Нет, они не были злыми, просто денег всем не хватало. И никто же не виноват, что Джинни разучилась ткать красивые ткани. Девушку жаль, но закон есть закон – платить надо.
 
К вечеру третьего дня несчастная уложила малышей спать, а сама уселась на ступеньках крыльца, горюя о том, что сидит она здесь последний раз. Завтра дом отберут. А ведь когда-то они с отцом также сидели вечерами и смотрели на море. Гуннар рассказывал дочке старинные сказки и древние легенды, о том, как устроен мир, как велик океан. А иногда они просто молчали в тишине, и каждый думал о своем – отец курил трубку, а Джинни любовалась серебряной дорожкой, тянувшейся по морю до самого горизонта. Звезды, казалось, смотрели на них с любовью и добротой. Но как-то зимой отец не вернулся из плаванья. Суровый океан забрала его к себе. С тех пор Джинни не сидела на крыльце. Воспоминание вихрем пронеслись в душе у девушки, и она горько заплакала: "За что меня наказывают? В чем я провинилась? Что сделала не так?" Полная луна молчала в ответ и укоризненно смотрела сквозь облака, россыпи звезд равнодушно мигали с небес и не нарушали тишину ночи. И тут у Джинни мелькнула мысль: "Я хочу также. Хочу быть холодной, равнодушной и никогда не страдать. Пусть страдают те, кто это заслужил!"
 
Больше Джинни никто не видел живой. Утром, когда Йохан пришел к дому, он обнаружил мертвую девушку на крыльце и плачущих детей в доме. Малышей на первое время забрала соседка, потом староста обещал их отправить к родственникам. А несчастную Джинни на следующий день отпевали в церкви. Когда закрыли крышку и понесли к кладбищу, собравшийся народ стал перешептываться:
- Гроб-то легкий. Нет там Джинни!
- Ну как это нет?! Мы все же видели ее в церкви в гробу!
- Да. Там была, а сейчас ее нет! Ой, жди беды…
Под этот шумок и перешептывания дошла похоронная процессия до кладбища. Начали копать могилу, и опять разговоры пошли:
- Не копайте глубоко. Все равно ее нет в гробу!
А тут еще и небо нахмурилось, потемнело, ветер северный подул. Похоронили жители Джинни и разошлись поскорей по домам, старались позабыть несчастную девушку.
 
Но через два дня случилось страшное. Поутру рыбаки нашли тело старосты. Оно бесшумно покачивалось на волнах прямо возле выхода из залива. Что делать, подумали жители деревни, беда иногда случается, и не знаешь, когда смерть придёт к тебе. Каждый вечер старик Густав ходил смотреть, как заходит солнце за горизонт, любил он стоять на скале. Знал каждый её камешек, но всё равно умудрился споткнуться и сорвался в море. Случайность.
Так же подумали, когда через два дня смерть настигла сборщика налогов. Как всегда поздно ночью Йохан возвращался домой. Полная луна выбралась из-за облаков и осветила призрачным светом притихшую деревню. У старика было хорошее настроение, и он радостно что-то насвистывал, направляясь в сторону дома. Поздоровавшись с идущим навстречу рыбаком, Йохан прошел еще пару метров, и вдруг будто серая тень девушки с развивающимся волосами мелькнула у дороги. Вскрикнул старик, схватился за сердце и умер прямо на месте. Никто не поверил рыбаку, что он видел призрак Джинни за мгновение до смерти старика. Решили, что ему просто привиделось со страху. Ночь, темно. А сборщик умер, потому что время пришло. Разве может быть иначе?
Но когда скоропостижно скончалась мать Магнуса, поползли слухи, что это все дело рук именно злобной Джинни. Поговаривали, что она убивает всех, кто отказался ей помочь. Заглядывает ночью в окна, выискивает следующую жертву, сама белая, как смерть, длинные волосы развиваются, как змеи, и шипит она от злобы и ненависти. Страх овладел всеми. Испуганные жители перестали выходить ночью из домов, к окну лишний раз боялись подходить. Но ничего не помогало. Следующим был Олаф, который купил корову. Эта самая корова словно взбесилась и затоптала Олафа в стойле. Какой бес на нее напал? Или это злобная Джинни в окошко посмотрела?
А еще через пару дней нашли Кёльслегга рядом с только что построенным домом - лицо все черное, перекошенное от страха так, что и не узнать.
Ужас охватил жителей деревни. Бросились они к пастору за помощью. Как спастись от мстительной Джинни? Пастор Кристиан встретил их радушно. Выслушал, не проронив ни слова. Лишь в глазах читалось неверие – любую смерть можно объяснить естественными причинами. Да и как можно поверить в призрака, если он сам отпел бедную девушку. Но делать нечего, надо помогать.
Кивнул пастор и пообещал разобраться.
 
Весь день Кристиан думал, как найти привидение, даже на кладбище ходил к могиле Джинни, но ничего не нашел. Расстроился пастор: "Как бороться с тем, кого найти не можешь!" Сел он на пристани, стал с тоской смотреть на море, размышляя, что же делать. И вдруг заметил Магнуса, сидевшего неподалеку и также с грустью смотревшего на море. Несчастный юноша лишь вчера вернулся из плаванья и узнал горестную весть - пока в море месяц ходил, ушли из жизни его самые близкие люди, а он даже не смог с ними попрощаться.
Окликнул пастор рыбака и попросил совета.
- Чем же я могу помочь тебе, святой человек? – участливо спросил рыбак.
Рассказал пастор о злобном призраке Джинни. Призадумался Магнус, а потом сказал, что, наверное, знает, как делу помочь. Горько ему, но негоже злом на зло отвечать. Если следовать правилу око за око, то все люди ослепнут. Да и очень ему хотелось, чтобы хоть после смерти его возлюбленная обрела покой.
Первым делом они зашли к Магнусу домой. Из старинного резного ларца достал он шерсть, смотанную в клубок, и сказал:
- Этот клубок подарила мне Джинни и сказала, что с его помощью я всегда смогу ее найти.
Не поверил священник, но ночь уже была близко, а значит, к утру снова кто-то из жителей может покинуть этот мир.
Подумал Магнус о возлюбленной, поцеловал клубок и бросил его на дорогу. Полежал тот мгновение и покатился, разматывая ниточку. Переглянулись рыбак и священник и пошли за клубочком. Долго шли. Уже ночь наступила, а он всё катится и катится. Прыгает с камушка на камешек, в гору лезет. Тихо вокруг, тревожно, даже кузнечики не стрекочут. Скалы темной громадой нависают. Того и гляди черный тролль на тропинке появится. Карабкаются мужчины, кряхтят. Тяжёл подъем, страшно, но они не сдаются.
Совсем темно стало - спряталась луна за тучку. Не увидел в потёмках Магнус корень и растянулся во весь рост. Кристиан помог рыбаку подняться, но юноша застонал и схватился за ногу.
- Не могу идти, Кристиан. Дальше иди один. Встреть мою любимую, помоги ей покой найти. Да передай, что я люблю ее и прощаю, и пусть она всех простить.
Кивнул Кристиан и пошёл по ниточке дальше в одиночестве.
Прошло время, оказался он на небольшой поляне. Заброшенной и дикой смотрелась она. Везде камни, валуны, глина, а возле скалы озерцо небольшое и водопад. А на берегу сидит бедная Джинни и плачет. Удивился священник. Не ожидал увидеть девушку.
Только собрался вершить обряд упокоения, как повернулся призрак к нему заплаканным лицом. Жалко стало священнику несчастную Джинни. Подошёл он к девушке, присел на камушек рядышком и спрашивает:
- Почему ты плачешь, Джинни?
Зашипела девушка, но увидев, что не боится её Кристиан, шмыгнула носом, да и говорит:
- Грустно мне, святой отец. Когда другим радость дарила, всем мила была, а как беда со мной стряслась, так отвернулись люди. Захотела тогда стать холодной, равнодушной и никогда не страдать. Так и случилось. Смерть пришла ко мне, а потом обернулась я призраком и стала мстить людям. Явилась к старосте, когда он на скале стоял. Испугался староста, сорвался со скалы, да и разбился. Пришла к сборщику налогов. Схватился Йохан за сердце, да и упал мёртвым. И не трогали меня эти смерти, пока не увидела опечаленное лицо Магнуса. Убила я его матушку, и ходит он грустный-прегрустный. Стало мне так тоскливо. Я отомстила за свою смерть, но не обрела покоя.
Сказала девушка и снова горько заплакала.
- Смерть матушки печалит Магнуса, но не только поэтому он грустен. Тяжко ему оттого, что любимая его покой не обретёт, - сказал пастор.
- Как же я обрету покой, если горе любимому принесла? Не найти мне покоя, пока не простит он меня.
- А ты прости тех людей, кто горе тебе причинили. Прости их равнодушие. Не со зла они… Вот твоего брата и сестру родственники приняли. Все хорошо у них. Мир не без добрых людей. Прости их. Магнус тоже прощает тебя, - сказал священник и протянул клубочек. Тот самый, заговорённый.
Долго сидела Джинни, держала в руках клубок, думала, молчала, вспоминала обиды. А так ли уж много их было? Когда стало светать, посмотрела на пастора, и такое тепло душевное от него шло, терпение и спокойствие, что спала пелена злобы с глаз девушки, что-то перевернулось в душе, улыбнулась она своей волшебной улыбкой, кивнула и сказала тихо:
- Прощаю. Пусть живут счастливо.
- Тогда ступай с миром, Джинни.
И тут зашипела Джинни, ее волосы засверкали в лучах восходящего солнца. Засветился клубочек и из белого превратился в черный - вся боль, злоба несчастной перешли в него. Бросила она пряжу в озеро. Забулькала вода. Тоже зашипела. Греется вода от злобы Джинни, но выхода ей из воды нет. Снова улыбнулась девушка-призрак и растаяла словно туман.
Лишь к полудню Кристиан и Магнус доковыляли до дома и рассказали историю самым близким людям.
 
***
- Вот такая грустная легенда о Джинни. Столько времени прошло, а память о ней живет до сих пор, - закончил рассказ Эйнар. И в это же мгновение облако с образом Джинни растворилось. – А если ты не веришь, опусти руку в озерцо. Даже спустя столько лет вода здесь по-прежнему горячая, как кипяток. Теперь тебе понятно, почему радуга такого странно цвета?
Сиги сидела грустная, с красными глазами:
- Эйн, ты меня расстроил этой историей. Она красивая, но неужели мир так жесток и несправедлив?
- Не знаю, милая. Я даже не знаю, от кого это зависит. Но как бы мир не был несправедлив, он все равно прекрасен. А тот, кто хоть раз побывал здесь, обретает дар дарить людям красоту... Надеюсь, у тебя получатся ткани лучше, чем у Джинни, и нам хватит денег заплатить за домик. Ну, что? Тебе помочь собрать цветы?
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования