Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Максим Первый - Амбрелла

Максим Первый - Амбрелла

Сознание вернулось. Над ним чёрное безоблачное небо, усыпанное яркими звёздами. Мужчина попробовал встать, голова немного кружилась, но в остальном чувствовал себя нормально. В голове странная звенящая пустота. Для начала следовало узнать, где находится. Небольшое пространство, окружённое с трёх сторон высоченными гладкими стенами. Из стен кое-где выпирают трубы. Из зарешеченных отверстий у самой земли валит пар. Странно, он знал, что это за объекты, но понятия не имел о собственной личности.

Услышал какой-то шум. Осторожно двинулся по коридору, образованному двумя стенами, напоминавшему ущелье. Впереди метались какие-то тени. В самом конце засомневался, но вздохнул и шагнул вперёд. Перед ним развернулось заросшее травой и кустарниками поле, пересечённое многочисленными огороженными дорожками. По ним брели люди в странных цветастых одеждах, и существа, весьма отдалённо напоминавшие людей. Поле окружали колоссальные здания, подобно утесам, уступами вздымавшиеся вверх. Здания усеяны мириадами огней. Между ними стремительно носились какие-то аппараты, как раз и издававшие тот жужжащий звук, привлекший его внимание. Дорожки освещались гирляндами лампочек, тянувшихся по оградам.

Он отшатнулся, захотелось обратно, в каменный мешок, спрятаться. Но подавил волнение и двинулся в этот странный мир, внимательно всматриваясь в прохожих. Больше всего заинтересовали существа самых разных форм - великаны в два раза выше его, но с очень короткими конечностями, забавно переваливавшиеся с ноги на ногу при ходьбе; ростом с человека, но очень худые, с невероятно длинными пальцами и огромными миндалевидными глазами; покрытые шерстью, с собачьей приплюснутой мордой. Некоторые очень похожи на людей, но имели либо необычный цвет кожи, либо пигментные пятна, либо слишком широкий или узкий разрез глаз. Те же, кто, несомненно, являлись людьми (хотя тоже не факт), одеты в халаты, с накладными плечами, плащи со светящимися вставками, жилеты на голое тело и мешковатые, покрытые узорами штаны. Но это касалось мужчин. Женщин опутывали лишь разноцветные ленты со звенящими побрякушками, едва прикрывавшие их прелести. Покрытые толстым слоем косметики лица напоминали маски. На общем фоне он резко выделялся серым матовым плащом, несколько потертым свитером, узкими брюками и высокими ботинками. Его вид привлекал внимание, во взглядах пренебрежение смешивалось с жалостью, правда, только со стороны людей, существа же вовсе не замечали его. Видимо он принадлежал к низшей социальной группе. Что ж, хоть что-то стало проясняться. В карманах никаких документов, кроме штуки, напоминавшей сплюснутый фонарик с ручкой, рядами кнопочек и маленьким экраном. Понять назначение прибора так и не удалось. Ему хотелось увидеть своё лицо. Но луж поблизости нет, спрашивать у прохожих неудобно, а увидеть отражение в оконном стекле не мог – даже окна первых этажей располагались очень высоко от земли.

Наконец пересёк поле, оказавшись перед пирамидой. Недолго думая, вошёл в один из арочных проходов и оказался в длинном тоннеле, освещённом круглыми лампами, парившими под потолком. Стены покрывали движущиеся картинки. Он прошёл до самого конца, где обнаружил железную дверь без замка и ручки. Постоял перед ней в нерешительности, затем всё-таки постучал. Маленькая черная пластина в центре двери засветилась зелёным, выпустила несколько лучей, тщательно обследовавших его тело, после чего пластинка мигнула и погасла, а дверь со щелчком распахнулась.xml:namespace prefix = o />

Обширное помещение, заполненное сновавшими туда-сюда людьми. Вверху, под куполом, постоянно появлялись картинки и ничего для него не значащие слова. Вдоль стен, в несколько рядов, тянулись огромные прозрачные трубы, по которым проносились пулеобразные вагоны. Повсюду клумбы с растениями и фонтанчиками. Довольно светло, хотя и не ясно, откуда исходит свет. Люди, ходившие по залу, сильно отличались от тех, которых видел снаружи. Одеты просто, в такую же одежду, что и он. Здесь он легко сливался с толпой. Это факт немного прибавил уверенности. Похоже, целый этаж занимали люди его статуса, а может и всё это здание. Из этого зала через проход попал в другой зал, затем в третий. В, конце концов, заблудился в этом лабиринте, пытаясь прочитать надписи на стенах, с любопытством осматриваясь, словно на экскурсии в музее. До сих пор он не встретил ни одного странного существа. Многие двери в коридорах имели номера, над некоторыми светились надписи. Чем дольше бродил, тем меньше народа становилось. Вскоре ощутил голод, заставивший спросить у прохожего, где здесь можно поесть. Прохожий подвёл к большой таблице со схемами и ткнул в одну из линий.

-Вот по этому коридору сюда. Потом направо. Там будет бар «Жемчужина».

«Ну что ж, уже хорошо, что я хотя бы не забыл язык».

-А как добраться до этого коридора?

-Вот сейчас по синему, где мы находимся, до развилки, потом направо.

-Спасибо, – поколебавшись, всё-таки спросил:

-А что это за город?

Глаза человека округлились, но он ответил:

-Мелиполис.

-Спасибо, – собрался идти, но остановился и повернулся к человеку.

-А какой сейчас год?

Человек занервничал и, неотрывно смотря на него, сделал несколько шагов назад, но всё-таки ответил:

-2336-й, – потом добавил. – Июнь, 26-е число.

Он хотел спросить ещё что-то, но человек поспешно скрылся из вида. «Наверно решил, что я – псих». Больше никого не встретил. Он понятия не имел, как выглядит бар, но когда увидел неоновую вывеску с изображением раковины и жемчужины, сразу понял, что пришёл куда нужно. Удивительно, но он помнил, как выглядит раковина моллюска. Что бы с ним не случилось, это повлияло только на память о нем самом, о месте и времени. Базовые знания остались нетронутыми. Вошёл в полутемный немноголюдный бар. Играла незамысловатая мелодия, на небольшом помосте танцевала обнаженная девушка. Когда полупьяные мужчины пытались дотронуться до неё, их руки проходили сквозь её тело. Он прошёл к пустой барной стойке, сел на стул. Внезапно, за стойкой возник молодой человек приятной внешности. Мужчина даже вздрогнул от неожиданности.

-Желаете чего-нибудь? – спросил бармен.

-Поесть чего-нибудь, – ответил он.

-Это не конкретный запрос. Желаете посмотреть меню?

-Ну… да, желаю.

Бармен исчез, вместо него в воздухе повис перечень напитков и закусок. Мужчина ничего прочитать не смог. Тогда наугад ткнул пальцем в несколько названий; сразу ярко засветившихся.

-Отличный выбор, – сообщил вновь появившийся бармен, но ничего делать не стал. Просто в стойке открылось круглое отверстие, из которого появился бокал с жидкостью, и несколько тарелок, одна с салатом, на других ломтики поджаренного хлеба с кусочками какого-то не то фрукта, не то овоща, обильно политые ароматным соусом. Он понятия не имел, что заказал, но уж сильно хотелось есть. Попробовал салат, откусил кусочек от одного из бутербродов, разжевал. И, с жадностью принялся поглощать, оказалось очень даже вкусно. Когда съел всё, не то чтобы насытился, но червячка заморил. Наконец, перешел к напитку. Покрутил в руках, выдохнул, и залпом осушил бокал. И чуть не поперхнулся. Напиток обжег горло, голова словно оторвалась от шеи и взмыла под потолок. Всё вокруг закружилось, смазалось. Ноги и руки стали ватными. Он еле расслышал, как бармен произнес:

-С вас – двести шестьдесят.

-Двести шестьдесят?

-Да. Расплачиваться будете кристаллами или картой?

Он уже переставал что-либо соображать. Какие кристаллы? Какие карты?

-Так вы будете платить? – настаивал бармен.

-Мин… мин… Ми-ну-точ-ку, – с трудом произнес мужчина и стал шарить по карманам в поисках карт или кристаллов. Ничего подобного не нашел, разве что фонарик, который и положил на стойку.

Бармен мгновенно испарился. Зазвучал сигнал тревоги и механический голос произнес:

-Внимание, в помещении обнаружено запрещённое оружие! Внимание, в помещении обнаружено запрещённое оружие!

Сверху упал луч света, ослепивший мужчину. Из стен вылетели диски, утыканные шипами. «Оружие?!» - он посмотрел на «фонарик», потом на диски, окружившие его. «Если у меня запрещённое оружие, может я – преступник?».

-Не оказывайте сопротивления! – продолжил механический голос. – Тогда вам не будет причинен вред. Встаньте и поднимите вверх руки.

«Ха! Встать?! Как?!! Я уже не владею собственным телом. Хотя голова вроде работает ясно. Странно».

Но, тем не менее, попытался подняться. Это было трудно. Ему пришлось упереться руками в стул, чтобы не упасть.

-Поднимите вверх руки! – приказал голос.

-Я… не… могу, – процедил мужчина, вцепившись в обивку. Его всё это разозлило. Фантастический город, странные люди, оружие, угрозы. Слишком много для одного вечера. Интересно, как работает это оружие? Он собрал остатки воли, зарычал и швырнул стул в один из дисков, схватил оружие и прыгнул за стойку. Шипы сразу же выпустили лучи, принявшиеся испепелять стойку. Похоже, он умрёт, так и не вспомнив, кто он. Лучи смерти приближались, а мужчина в отчаянии щёлкал кнопки прибора. Экран вспыхнул, показав цифры, внутри загудело. Он нажал красную кнопку и из прибора в стену ударил разряд, оставив обожженную дыру. В этот момент луч диска вышиб искры из пола рядом с ним. Мужчина закричал, выскочил из-за стойки, давя на красную кнопку и стреляя во все стороны. Собственно, он и не видел, куда стреляет. Взрывы, крики, грохот, шипение, вспышки света – всё слилось в страшный, мутный вихрь, увлёкший его и потащивший в темную неизвестность…

Голова разрывалась от страшной боли. Желудок ритмично сжимался, выталкивая ужин наружу. Эти ощущения явно свидетельствовали о том, что диски не испепелили его. Хотя от этого не легче. Очень хотелось пить. Попытался открыть глаза. Мир неразличим за туманной пеленой, а головная боль обострилась. Мужчина закрыл глаза и, прислонившись к стене, снова впал в забытье…

Во тьме возникли горящие буквы. Они кружились вокруг него. Что-то говорили, смеялись. Он попытался отмахнуться от них и обжёгся. Буквы отлетели в сторону и выстроились в ряд, образовав странное слово – Амбрелла…

Кто-то тряс его за плечо.

-Эй, браток, что с тобой?

-Плохо мне… - еле слышно сказал он.

-Вижу, что плохо. Что пил-то?

-Не… помню. Какую-то дрянь, – медленно произнес он.

-Ясное дело, что дрянь. Иначе тебя бы так не развезло. Как зовут тебя?

-Не помню.

-Ого! Крепкая видно была дрянь. Давай-ка, я тебе помогу встать. Вот так, хорошо, а теперь открывай глаза.

-Не могу.

-Я, что, тащить тебя буду? Надо мне больно переть такого кабана. Так что открывай глаза и давай за мной.

-Куда?

-К друзьям. Спокойно, тебе никто не навредит.

Разлепил веки. Перед ним бородатый мужик в грязном комбинезоне невысокого роста, едва достававший ему до груди. Опёрся на плечо бородача, и они двинулись в путь. Не заметил, как бородач привёл его в сырой подвал. Потолки низкие, постоянно приходилось наклонять голову. Помещение опутано трубами, посреди него горит костер, вокруг сидят люди и что-то едят. Когда увидели вошедших, как по команде, отложили ложки и встали.

-Кого ты привёл? – строго спросил тип с обвисшими щеками, крючковатым носом, с горящими проницательными глазами. – Чужакам здесь не место.

-Я его в пятом коридоре нашел. Ему было плохо, я решил помочь.

-По-моему, он пьян.

-Ну и что? Он что, не человек?

Тип с крючковатым носом покачал головой:

-Со своей добротой ты можешь навлечь на нас неприятности. Ладно, уж, отведи его к Мари.

Мари оказалась смешливой толстушкой, в больших очках.

-Ну-с, что тут у нас? Алкогольное отравление? Хм, весьма странно. А! Наверно инопланетную гадость пробовал? Для неподготовленного организма достаточно бокала гирниянского вина, чтобы потерять сознание на неделю. Ничего, ты парень крепкий. Сейчас мы тебе кое-что вколем, и организм очистится.

И вколола. Он никогда бы не подумал, что «очищение организма» может быть таким болезненным – его скрючило с невероятной силой! Если бы мог вдохнуть немного воздуха, то непременно заорал. Снова отключился. Когда же очнулся, действительно чувствовал себя гораздо лучше. Он лежал на койке, в комнате с ржавыми металлическими столами и шкафами, заставленными колбами, упаковками со шприцами и ампулами, коробками с бинтами и различными препаратами. Стены выложены зеленой плиткой. Осторожно приподнялся. В голове шумело, но двигаться мог. Встал и поискал в карманах оружие. «Фонарика» нет. Скорее всего, обронил  в баре. Выглянул в коридор –  пусто и тихо. Только где-то очень далеко раздавалось гудение. Он стоял посреди коридора. Собственно делать ничего не хотелось. Хотя нет, хотелось – лечь и уснуть навеки. Так всё достало! Но, опять напряг волю, и двинулся в сторону гудения. Шаги гулким эхом раздавались в этом бункере. В некоторых помещениях видел огромные машины непонятного назначения. Наверно, это уровень, предназначенный для обеспечения жизнедеятельности того гигантского здания. Правда, люди, которых он здесь встретил, не похожи на обслуживающий персонал. Скорее на нищих, обосновавшихся в катакомбах. Но тогда, кто эта Мари? Врач? Откуда среди нищих врач? Да ещё эти медикаменты? Жаль, вокруг никого, кого можно спросить.

Чем ближе подходил к источнику звука, тем лучше понимал, что это за гудение. Это были сотни, если не тысячи людей. В огромном цеху они собрались в группы возле небольших костров и обменивались какими-то предметами, оживленно разговаривали и спорили. Костры являлись основным источником освещения, затмевая тусклые лампы на поверхности колоссальных механизмов. Судя по всему, здесь рынок. Мужчина долго бродил среди костров, не решаясь обратиться к кому-нибудь с вопросами.

-Что ты здесь делаешь? – услышал голос за спиной. Обернулся. Тип с крючковатым носом.

-Вы оставили меня одного, и я не знал, что делать. Вот я и пришёл сюда. Кстати, что эти люди здесь делают?

-А тебе зачем? – грубо спросил его крючконосый.

-Я для вас совершенно не опасен. Если честно, я даже не знаю, кто я.

-Не знаешь? – подозрительно прищурился крючконосый, видимо главный среди этих оборванцев. – Так тебя что, безымянным называть?

-Если хотите. Я говорю правду.

-Подожди, – прервал его тип и сделал кому-то знак рукой. К нему подбежал амбал в длинной рубахе из грубой серой ткани.

-Ладжис, какого чёрта здесь чужаки шляются? Твои ребята должны защищать наших людей от посторонних.

-Я… я не знаю, Перж. Мои люди докладывали, что в наш сектор никто не проникал, – виновато потупился амбал.

-Конечно, не проникал. Его Дик привёл сегодня утром.

-Но тогда…

-Что тогда?! Что?! – почти закричал Перж. – Вы должны следить не только за теми, кто снаружи, но и за теми, кто внутри. Ладно, ступай, с ним я сам разберусь.

-Ну, что стоишь? – обратился он к безымянному. – Пошли за мной.

Комната, в которую его привёл предводитель, была не намного лучше той, в которой он недавно очнулся, разве что без медицинских принадлежностей.

-Добро пожаловать в мой кабинет, – с иронией произнёс Перж, указывая на стул.- Давай, рассказывай.

-Собственно, рассказывать нечего. Я очнулся вчера ночью на улице. Ничего о себе не помню, впрочем, как и об этом месте. Зашёл в дом, потом в бар. Там напился какой-то гадости, потерял сознание. А потом меня нашел этот ваш, Дик. И привёл меня сюда.

-Ясно, хотя ничего не ясно. Странная история, доверять ей у меня нет причин. Но учти, мы можем проверить тебя. У нас есть свои способы.

-Да, пожалуйста, – сказал безымянный. – Если вы что-нибудь узнаете обо мне, я буду только рад. А пока не могли бы вы объяснить мне, что это за город, за Мелиполис? И что это за странные существа на улице?

Крючконосый уставился на него своими горящими глазами.

-Ты хоть знаешь, какой сейчас год?

-Кажется, 2336-й, мне прохожий сказал, который указал дорогу к бару.

-Ну ладно, – согласился  предводитель, немного подумав. – Пожалуй, информация, которую ты хочешь знать, нам не повредит. Всё началось в 2089-м году, когда мы впервые вошли в контакт с цивилизацией Веги, представители которой называли себя герийцами. Они долгое время наблюдали за нами, пока не решили, что можно вступить с нами в контакт без последствий для нас и себя. Они – раса торговцев. В Земле увидели дополнительный рынок сбыта. Они предложили нам технологии и знания, в обмен на ресурсы и возможность посещать нашу планету.

Многие цивилизации либо погибают в планетарной войне, либо навсегда покидают изгаженную, отравленную планету. Миры, подобные Земле, становятся местами паломничества со всей Галактики. К середине 21-го века человечество сумело не только остановить саморазрушение, но и убраться за собой. Правда, оставалась проблема перенаселения. Распространенным наказанием стала стерилизация преступников, либо их высылка на астероид. Активно обживались Луна и Марс. Сначала там обосновались учёные и военные. Затем шахтеры, а после – обычные люди, заманиваемые туда обещаниями новой жизни и больших заработков. Многие стремились покинуть Землю из-за несогласия с политикой Всемирного Правительства. Но в любом случае, на Земле ещё оставалось свыше 10 миллиардов человек. Каждый дом сейчас маленький город.

Да, вернёмся к пришельцам. Наше правительство решило сделать из планеты космический курорт. Даже создало для них что-то вроде резерваций. Пришельцы вполне прижились у нас. Оказывается, многие из них живут на планетах с кислородной атмосферой, то есть Земля – это эталон мира, пригодного для жизни. Им правда пришлось кучу прививок делать от наших болезней, ну и от своих тоже, чтобы не занести на Землю и не вызвать эпидемию. Сейчас, около 20% всего населения планеты – пришельцы. На них держится экономика – на экскурсиях и туризме. – В голосе Пержа засквозила ненависть. – Фактически, они сейчас просто выживают нас, коренных землян! Они занимают лучшие территории, застраивают их своими особняками. Совершаются смешанные браки, люди стараются одеваться и вести себя как пришельцы. Хорошо от этих браков детей не может быть. Осталось только соединить их ДНК и нашу, чтобы окончательно уничтожить человеческую расу. В ресторанах и барах стали продавать инопланетянскую еду. Ты уже испытал её на себе. А многие поглощают без проблем. Так что могу тебя поздравить. Твоё отравление – явный признак, что твой организм ещё человеческий.

-Вы сказали, что инопланетяне живут в своих резервациях.

-Жили. Я же сказал, теперь планета фактически принадлежит им. Впору для самих людей устраивать резервации. Хотя скорее – заповедники, как для редких видов. Существуют законы, по которым инопланетяне, прожившие на Земле больше пяти лет, становятся полноправными гражданами, а, следовательно, имеют право ходить, где им вздумается.

-В этом здании я не видел ни одного инопланетянина.

-Естественно. Это людской дом. Они сюда не сунутся.

-Почему вы прячетесь в этих подземельях?

-Это вынужденная мера. Эти цеха, как ты понимаешь, предназначены для обеспечения жизнедеятельности здания. Они полностью автоматические и обслуживаются роботами, которым нет дела до людей. Нам не нашлось места на поверхности. Знаешь, ведь всё человечество пронумеровано и записано в специальные реестры. Я полагаю, это сделано для удобства инопланетян, чтобы им проще было проводить среди нас селекцию. Под кожу каждому человеку с рождения вживлен чип – идентификационная карта. Без неё человеку вообще невозможно ни купить что-либо, ни продать, ни покинуть город, ни войти в него. Так что, если ты вошёл в здание, он у тебя есть.

Безымянный вспомнил о зелёных лучах, обследовавших его перед тем, как открылась дверь в тоннеле.

-А по этому чипу можно вычислить местоположение человека?

-Только если он воспользуется им для оплаты или идентификации в учреждениях. Если бы из-за тебя нас могли бы обнаружить, я бы ни минуты не позволил тебе здесь остаться.

-Значит, по этому чипу можно идентифицировать человека? И я могу узнать, кто я такой?

-В общем-то, да, можешь. Но ты действительно этого хочешь?

-Конечно!

-Кстати, Мари говорила, что у тебя нет травмы головы. Скорее всего, амнезия вызвана искусственным путем. Кто-то намеренно изъял у тебя память о собственной личности.

У безымянного по спине пробежал холодок. Всё страннее и страннее. И ещё запрещённое оружие. Да! Оружие!

-Скажите, а вы не находили у меня такой штуки, ну оружия?

-Оружия?

-Да, похожего на маленький фонарик с ручкой и кнопочками?

-Не знаю. У Мари надо спросить. А откуда у тебя оружие?

-Не помню. Я вообще понял, что это такое, только в баре, когда пришлось отстреливаться от летающих дисков.

-Отстреливаться?! – горящий взор предводителя изгоев чуть не прожёг в безымянном дыру. – Ты стрелял внутри Дома?!

-Ну да. У меня не было выбора.

-Ты хоть понимаешь, что тебя теперь разыскивает вся полиция? А если тебя атаковала охранная система, значит, оружие запрещённое. Как же ты выбрался из бара?

-Не помню. Я очнулся, когда меня Дик нашел и притащил сюда.

-Так, прекрасно, – предводитель откинулся в кресле.- Из-за тебя у нас всё-таки будут проблемы. Надо надавать Дику по шее, за то, что привёл тебя сюда.

-Да, кстати, это ваш Дик явно имеет идентификационный чип. А судя по тому, что вы рассказали, у людей, которых я видел здесь, его нет. Как же вам удается жить в этих подвалах и при этом снабжать себя всем необходимым? К тому же вы говорили, что чипы вживляются с рождения.

Предводитель усмехнулся:

-Неплохо, слушай, может ты сам полицейский или сыщик?

-Может быть.

Перж показал шрам на правой руке.

-Чипы есть у всех с детства. Но это не значит, что от него нельзя избавиться. К этому решению рано или поздно приходят все настоящие люди, не согласившиеся быть рабами инопланетян. А поскольку это незаконная операция, то совершившие её стараются как можно дальше скрыться от властей, например, как мы, в подземельях. Нас считают преступниками, сепаратистами, даже движением сопротивления, – крючконосый скривился. – Хотя конечно, мы просто хотим жить и ни от кого не зависеть. А Дик один из «сочувствующих». Они помогают нам поддерживать связь с внешним миром.

-Вы, что же, никогда не выходите наверх?

-Почему же, иногда выходим, если нужно.

-Так вы мне поможете?

-Память вернуть?

-Ну да.

Перж задумался.

-Если тебя объявили в розыск, то вывести тебя из здания будет очень сложно.

-Ладно, я не хочу создавать вам проблемы. Лучше я пойду.

-Куда?

-Понятия не имею. Но если вы мне объясните, где и каким образом я могу вернуть память…

-Подожди, – Перж нажал на кнопку, и над столом возникла голова какого-то белобрысого мужика. – Нагис, нужна твоя помощь, зайди ко мне.

-Даже не смотря на то, что вы изгои, техника у вас самая современная. – Заметил безымянный.

-Да ну, лет 20 уже не меняли. К тому же, хоть мы и изгои, но не дикари…

Спустя пару часов, безымянный с Нагисом летели с захватывающей дух скоростью по прозрачной трубе на верхние этажи здания. По трубе их мчал тонкий металлический диск. Для неподготовленного человека это было серьезным испытанием. Безымянный от неожиданной перегрузки даже сначала сел на пол, чуть не извергнув недавний обед. Изгои, как он их про себя определил, да и сам главный так выразился, не плохо его накормили, хотя поначалу ел с опаской, поскольку гигиена подземелий вызывала серьезные сомнения. Тем не менее, еда оказалась съедобной, вкуснее той, что попробовал в баре, может потому, что чисто земная.

Так как, после инцидента в баре его разыскивала вся служба безопасности Дома, изгои решили немного подкорректировать его внешность, нацепив на лицо желеобразную маску, которой можно придать любую форму. Как узнал позже, маска, как и многие другие достижения науки и техники у изгоев, была презентом «сочувствующих», не согласных с засильем инопланетян, но не решившихся избавиться от чипа. У изгоев не нашлось ни одного зеркала, поэтому он не только не смог узнать, какое у него собственное лицо, но и не знал, какое лицо ему сделали. Пришлось поверить на слово, что у него теперь оттопыренные уши, большой нос картошкой и выпуклые надбровные дуги. Правда у него могли взять анализ ДНК и сравнить с образцами в базе данных – это заняло бы несколько минут, и тогда бы точно узнал, кто он. Нагис «сочувствующий», в случае чего прикроет. Подобная благотворительность была не свойственна изгоям, но они решили, что лучше ему помочь, чем держать у себя. Нагис должен доставить его в один из ментальных салонов, где возможно общение с помощью мыслей с любым человеком на Земле. Даже побывать в прошлом, пережить опыт действительно когда-то живших людей. За большие деньги в таких салонах могли провести и процедуру ремемориации, то есть возвращения памяти. Наконец, лифт остановился.

-Нам здесь выходить, – сообщил Нагис.

Безымянный, покачиваясь, вывалился из трубы, с удовольствием ощущая под ногами твердый неподвижный пол. Они оказались внутри большого коридора, по одну сторону тянулись широкие окна с видом на город, по другую – номерованные двери без ручек, прозрачные витрины кафе и магазинов, какие-то тумбы и стеклянные будки.

-Нагис, а что это за двери с номерами? – спросил безымянный.

-Квартиры, естественно, – ответил Нагис. – Тумбы – аппараты по выдаче информации, сбору мусора и так далее. Это многофункциональные машины.

-А в коридорах есть устройства слежения?

-Да, конечно, все уровни просматриваются службой безопасности. В случае возникновения чрезвычайной ситуации ли нарушения порядка активизируется охранная система.

-Я уже с ней познакомился, – с опаской взглянув на стены, произнес безымянный. – Нагис, а в подземных уровнях есть камеры?

-Из-за работы машин голографические проекторы дают плохое изображение, поэтому там визиров нет. А служба безопасности считает, что никому не придет в голову шляться по подземным уровням. К тому же сами машины чрезвычайно хорошо защищены.

-А разве о ваших друзьях не известно тем, кто живёт наверху? Перж говорил, что их считают, чуть ли не повстанцами, следовательно, соответствующие службы должны с ними бороться.

-Ну и что?

-Если бы их, правда, считали угрозой, или если бы пришельцы имели какие-то планы против людей, разве с вашими друзьями не покончили быстро и со всеми сразу?

Нагис насторожился.

-К чему это вы? Это провокация?

Безымянный улыбнулся.

-Нет, не бойтесь. Просто стало любопытно, на самом ли деле всё так обстоит, как мне рассказали.

Проводник безымянного нахмурился:

-Всё равно там для них безопаснее, чем здесь.

-Но вы всё-таки не избавились от чипа и продолжаете жить на поверхности.

-Я не настолько решительный человек, как они.

-Да и трудно жить практически без удобств, как бродяги, греться у костров, носить лохмотья, питаться непонятно чем. Неужели это лучше, чем жить среди инопланетян?

Нагис не ответил и дальнейший путь они продолжали молча. Интересная социальная градация: на верхних этажах живут те, кто имеет от сотрудничества с инопланетянами выгоду, богачи и администрация; на нижних этажах трудяги, мирящиеся с политикой Правительства; под землей же кто решил сопротивляться, отказавшись от многих благ цивилизации. Похоже, так обстояли дела во всех гигантских зданиях Мелиполиса. Безымянный не собирался осуждать кого-либо, или одобрять. Каждый сам выбирает судьбу и отвечает за последствия выбора. Пришельцы лишь побочный фактор, выявивший скрытые черты человеческой сущности. Изгои видели в них источник всех бед, но предпочли отстаиванию своих мнений бегство в мрачные катакомбы. Ему они казались жалкими.

Безымянный на несколько минут задержался у окна. Лучи, невидимого из-за громад зданий, солнца скользили по блестящим стенам, оставляя их подножия в полутьме. У мужчины закружилась голова, когда попытался посмотреть наверх: уступы домов устремлялись в небо, будто намереваясь проткнуть его и вырваться в космос. Между стальными утесами носились, словно рои насекомых, аэрокары всех форм и размеров. Нагис отвлек его от созерцания панорамы Мелиполиса, дернув за рукав и напомнив, что у них мало времени. Верхние уровни сильно отличались от нижних пространством, светом и разнообразием цветовой гаммы. Стены в некоторых местах, благодаря голо-проектору, превратились в гигантские аквариумы с диковинными рыбами, пейзаж земной или инопланетный. Под потолком появлялись различные сообщения, новости, предложения посетить космические курорты. Странно, но его изображения, с надписью: «разыскивается опасный преступник», не увидел. Хоть он не знал, как выглядит, да и прочитать не смог бы, но изгои его подробно проинструктировали. Так что узнал бы.

Наконец, дошли до мемо-салона. Это был длинный зал, заставленный рядами устройств, напоминавших древние зубоврачебные кресла двадцатого века. На головах людей обручи, подключавшиеся к нервной системе и позволявшие ощутить то же, что и человек на другом краю света, узнать его мысли. Так объяснил безымянному Нагис. Как только они вошли, рядом возникло изображение молодого человека, поразительно похожего на бармена из «Жемчужины», видимо в подобных заведениях имелся дефицит голографических записей, а может, их владельцы не считали нужным придавать несуществующим людям индивидуальный облик.

-Добро пожаловать в ментальный салон «Парадиз»! Мы рады предложить вам любое воспоминание, любого человека из любой эпохи, которое вы пожелаете. Здесь мы поможем вам создать свой собственный рай, где вы можете быть кем угодно, с кем угодно, где угодно и когда угодно! – отрапортовал с неизменной улыбкой бармен-оператор.

-Нам нужно поговорить с Рианом. Мы от Пержа, – сказал голограмме Нагис. Голограмма исчезла на несколько секунд, потом снова появилась и, с уже сильно раздражающей белозубой улыбкой, попросила следовать за ней. Они оказались в небольшом полутемном кабинете, обшитом деревянными панелями, с большим старомодным столом, и заставленном, совсем не вяжущимися со всем этим антиквариатом, голографическими проекторами. Здесь стояли вытянутые стеклянные сосуды с бурлящей цветной жидкостью, висели в воздухе светильники, изображающие модель атома. За столом сидел толстый человечек с большими бесцветными глазами и торчащими из-за уха трубками. Человечек соскочил с кресла, подбежал к Нагису, крепко схватил его руку и усердно затряс.

-Очень, очень рад! Друзья Пержа – мои друзья! А это кто? – наконец обратил своё внимание человечек на безымянного. Безымянный не мог сдержать улыбки – неужели этот тип тоже «сочувствующий»?

-Ему надо помочь. Перж просил вас вернуть этому человеку память.

Риан внимательно посмотрел на безымянного, прищурившись, снизу вверх. Потом повернулся к Нагису.

-Салоны обычно не проводят такие операции, но ради друзей Пержа я сделаю исключение. Естественно, не бесплатно.

Нагис кивнул и протянул коротышке несколько прозрачных камней. Коротышка повертел их в руках, снова расплылся в улыбке, и, причмокнув, убрал их в карман.

-Ну что ж, мои дорогие гости, прошу в мою личную мемо-капсулу.

 Риан что-то щелкнул на столе, и часть стены отъехала в сторону. Открылась крохотная комнатка, посреди неё невероятный агрегат из массы трубок и сфер, весьма отдалённо напоминавший те, которыми заставлен зал.

-Прошу, - указал Риан безымянному на аппарат. – Самая современная модель. Полная безопасность и стопроцентный результат.

-Вы уверенны? –  Сомневался безымянный, с опаской глядя на эту штуковину.

-Конечно! – бодро воскликнул Риан, хлопнув в ладоши. Блестящие клещи разъехались в стороны, словно распахнулась пасть инопланетного монстра.

-Какова глубина проникновения? – осведомился Риан.

-В каком смысле?

-На сколько процентов вы бы хотели восстановить память?

-На всё сто. Я не помню собственного имени.

-Хм. Необычный случай. Ну что ж, прошу садиться, операция начинается.

Безымянный вздохнул и полез внутрь. Створки капсулы захлопнулись, полностью лишив его возможности двигаться.

-Расслабьтесь и не сопротивляйтесь, – донёсся голос Риана. Расслабиться в этом капкане было нелегко. Закрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул. Тут же что-то кольнуло в темя, по телу пробежала дрожь, и разноцветный фейерверк разорвал голову. Его понесло сквозь поток людей, слов, событий, которые словно наблюдал со стороны. Он увидел себя среди военных в форме, среди молодых людей, в черных кимоно, выполняющих какие-то упражнения, он стрелял в кого-то, допрашивал, просматривал записи. 

Увидел себя в большом кабинете, где под гербом Земной Федерации, за длинным столом сидели генералы и начальники спецслужб. Возникло изображение молекулярной структуры некоего вещества, и люди за столом говорили о вирусе, о национальной безопасности, об опасном задании, о долге. Один из генералов произнес уже знакомое слово: «Амбрелла». Картинка сменилась, теперь он в лаборатории, на длинном черном столе, в окружении врачей. Ему что-то вкалывают, надевают на голову стальной обруч с проводами, тянущимися к полусферической машине. Затем темнота, и он в окружении возбужденных людей, выкрикивающих лозунги о свободе и борьбе, он спорит с кем-то, ему показывают лабораторию, меньше той, что видел прежде. Учёные колдуют с пробирками, здесь клетки с инопланетянами. Их пытают, убивают. Потом всё застлал серый туман, сквозь который смутно разглядел, как он вставляет кристалл в компьютер, в воздухе возникают цифры, схемы, знакомая молекулярная структура, и слово: «Амбрелла». Потом бежит, за ним гонятся, стреляют, и он стреляет в ответ. Спрятал кристалл и снова во тьму. Образы закружились, словно карусель. Вот он лежит на земле, идёт по дорожке, он в баре, в убежище Изгоев, поднимается наверх в гравитационном лифте, входит в мемо-салон, садится в капсулу. Кружение замедлилось, картинки выстроились в соответствующей последовательности, обрели яркость и точность, и он уже начал понимать, что они значат.

Резкая боль пронзила всё существо. Образы вспыхнули и рассыпались искрами. Всё поглотила тьма, в которой звучали голоса:

-Я бы не советовал отключать его так резко, вы можете повредить нейронные связи! – пищал Риан.

-Ничего, восстановим, не в первый раз, – ответил низкий властный голос.

Всё тело ныло, голову терзала боль. Почувствовал, как клещи капсулы разошлись, и чьи-то руки вытащили его. Он решил не открывать глаза и подождать, пока боль не уйдет, прежде чем что-либо предпринимать.

-Похоже, он без сознания, – сказал кто-то из державших его.

-Тем лучше, – ответил властный голос. – Не будет сопротивляться.

-Всё-таки зря вы его так резко разбудили, – продолжал Риан.

-Это уже не твоё дело, – отрезал голос. – Твоя работа закончена. Я так и знал, что он обратится в какой-нибудь салон. Хорошо он устроил погром в баре, иначе бы мы его долго по городу искали.

Его взяли под руки и потащили. Интересно, кто его захватил? Военные, или те, у кого украл информацию из компьютера? Что же это за информация? Кто он и что за Амбрелла? Жаль, что его отключили раньше времени и не успел всё вспомнить. Точнее, вспомнил, но ещё не понял, что именно. По властному голосу можно судить, что военные. Их предупредил Риан. Откуда Риан узнал, что он это он? У него же была изменена внешность. Хотя, они могли сообщить всем владельцам салонов, что к ним может обратиться человек с просьбой вернуть память. Они проверили и его узнали. Наверняка сняли маску. А Нагис? Вероятнее всего, он мертв. Интересно, они стерли ему память, или предположили такой поворот, после того, что с ним сделали?

Силы вернулись к нему, а группа захватчиков, судя по всему, приблизилась к лифту. Услышал, как нажали на кнопку. Резко дернулся, высвобождая руки и толкая тех, кто его держал, вперед. Почему-то, даже с закрытыми глазами знал, что столкнул их в шахту. Похоже, навыки вернулись к нему. Он чувствовал кожей, где находится каждый противник. Не открывая глаз, совершил несколько быстрых движений руками и ногами, неизменно достигая цели. Когда стало тихо, открыл глаза. Вокруг лежало пятеро мужчин в серых костюмах, и все без сознания. Обыскал одного из них. Нашел значок, нажал на него - в воздухе появилось изображение владельца, звание, имя и фамилия. Наконец-то, и умение читать вернулось! Хотя до того «Амбреллу» он ведь прочитал? Осмотрел остальных. Ему нужен главный – тот, кто сможет всё объяснить. Самым старшим оказался полковник, и безымянный решил взять его с собой, не только как языка, но и как заложника. Подхватил полковника, ступил на диск, спихнув с него в коридор двоих, скомандовал лифту:

-Уровень вакуумных поездов!

Этот уровень представлял собой целый этаж Дома, отведенный под вокзал. Круглое помещение, чей недосягаемый потолок поддерживали мощные колонны. По периметру помещения располагались проходы на посадочные площадки, под разными номерами. В центре зала административный центр. Отсюда поезда отправлялись к другим зданиям или за пределы Мелиполиса. Передвигались они по прозрачным бронированным трубам. Он поставил полковника, всё ещё без сознания, на ноги и, придерживая за плечи, направился к центру. Внешне могло показаться, что он помогает идти подвыпившему товарищу. Подошел к стойке регистрации. За ней возникла девушка, как все голограммы приветливо улыбаясь:

-Здравствуйте!

-Мне нужно два билета на поезд, за черту города.

-Поезд номер 15 отправляется через пять минут. Вашу идентификационную карту, пожалуйста.

Он знал, что по чипу его могли легко вычислить и найти. И на остановке наверняка ждал бы ещё один отряд. Тогда он протянул руку полковника. Впрочем, если ребята, которых вырубил, очнулись, то могли сообщить своему начальству о похищении шефа. По руке полковника пробежали зелёные лучи, и девушка, снова подарив лучезарную улыбку, исчезла. «Фу-у-у, пронесло», – хотя расслабляться не стоило. Но, похоже, к военным здесь особое отношение, раз безымянного не попросили показать руку. Вспомнил слова Пержа о влиянии военных в этом мире. Через пять минут прогудел сигнал и голос попросил пассажиров рейса 15 пройти на борт. Пулеобразный вагон оказался просторным, с рядами мягких удобных кресел между проходами. Прямо над головами пассажиров находились персональные голо-проекторы, помогавшие расслабиться во время поездки. Время от времени появлявшиеся в проходах стюардессы предлагали пассажирам напитки и закуски. Безымянный заказал минеральной воды и орешки, которые тут же появились из открывшегося отверстия в полу на небольшом столике. Смотреть голограммы не хотелось, но была возможность заказать музыку. Просмотрев меню, выбрал классику – что-то из русского композитора Игоря Николаева. Поезд несся бесшумно с огромной скоростью, толком рассмотреть город невозможно. Полковник так и не проснулся, но он точно не мертв, пульс прощупывался. Наверно, безымянный слишком сильно его ударил. Но это ерунда. Главное – чтобы у него не случилась амнезия.

Наконец поезд покинул Мелиполис, и с обеих сторон трубы потянулись деревья. Вот и станция. Безымянный выволок полковника на перрон, створка трубы вернулась на место, а за ней закрылись и двери поезда, который тут же рванул дальше. На станции остались только Безымянный и полковник. Сама станция представляла собой подковообразную площадку с круглой крышей, возвышавшуюся метров на десять над землей на стальных сваях. Закинув полковника на плечо,  ступил на грави-диск, опустился на землю, осмотрелся вокруг, и двинулся в лес по тропинке. Население планеты не сосредотачивалось только внутри городов. Мелиполис окружало кольцо частных домов, напоминавших пчелиные ульи с круглыми окнами. В этих полностью автономных жилищах проживало до двадцати процентов населения планеты. Безымянный мог видеть их крыши над деревьями. Выйдя на поляну, соорудил из лоскутов своей и полковника одежды веревку, которой и связал вояку. Потом принялся ждать. Тот очнулся только на закате, дав безымянному повод для гордости собственным физическим превосходством. Полковник увидел безымянного, рванулся, пытаясь порвать веревки. Безымянный подскочил к полковнику, ткнул его кулаком в живот.

-Я не хочу причинять вам вред. Я просто хочу знать, что происходит и почему вы за мной охотились? Кто я и что такое «Амбрелла»? – вкрадчиво произнес он, глядя пленнику прямо в глаза. Тот через секунду усмехнулся:

-Значит, ты действительно ничего не помнишь? И процедура ремемориации тебе не помогла?

-Собственно, не помогла из-за вас. Вы вмешались в процесс. Очевидно, что вы знаете, кто я такой. И я хочу, чтобы вы мне всё рассказали. Учтите, времени у меня полно, а я очень злой. Ради вашего блага, советую мне всё рассказать.

-Как ты покинул город?

-Воспользовался вашей идентификационной картой.

-И ты думаешь, что благодаря этому нас не найдут? – полковник хрипло рассмеялся.

-Ну… до того, как нас найдут, мы вполне успеем плодотворно пообщаться. Ведь так?

Полковник на минуту задумался, и устало качнул головой.

-Ладно, если уж ты так хочешь. Ты служил в секретном специальном подразделении Службы Планетарной Безопасности. Некая террористическая организация, под названием «Новая Земля», действующая под лозунгом освобождения планеты от инопланетян, разработала  вирус «Амбрелла», совершенно безопасный для всех форм земной жизни, но смертельный для пришельцев. Они предполагали распространить его среди инопланетян на Земле, а затем, благодаря длительному инкубационному периоду и невозможности раннего выявления, заразить с помощью отправляющихся домой пришельцев другие планеты, исключив тем самым возможный ответный удар. Служба узнала об этом от наших осведомителей, и решила заслать в ряды организации агента. Он должен был выкрасть сведения о вирусе из компьютера, узнать имена лидеров «Новой Земли», информацию об их деятельности. Тогда бы нам удалось бы предотвратить трагедию и уничтожить «Новую Землю». Чтобы внедрение агента было максимально эффективным, мы поработали с его памятью, создав новую личность, которая уступила бы место прежней, когда агент получит информацию. Естественно, этим агентом был ты.

-Я передал вам информацию? – охрипшим голосом спросил Безымянный.

-В том то и дело, что нет. Ты скачал данные, но на встречу так и не явился. Когда мы попытались сами войти с тобой в контакт, ты начал стрелять. Похоже, произошел какой-то сбой психологических установок, из-за которых твоя настоящая личность так и не восстановилась. Нам с трудом удалось найти тебя, благодаря погрому, который ты устроил в баре. Решив, что из-за сбоя в гипно-программе у тебя начнутся проблемы с памятью, мы попросили владельцев ментальных салонов сообщить, если ты появишься.

-Так понятно, – вздохнул безымянный и, потянувшись, принялся расхаживать по поляне. Солнце уже практически село, его лучи, постепенно угасая, окрасили напоследок верхушки деревьев. На поляне стало темно.

-Да, кстати, не могли бы вы и имя мое мне сообщить? – спросил он у полковника.

-Я не занимался этой операцией. Мне поручили найти тебя после того, как ты вышел из-под контроля. Ты мне известен под кодовым именем «Янус-2».

-Ха, «Янус», – грустно усмехнулся всё ещё Безымянный. – Может, мне теперь так и зваться – Янус? Ладно, значит, вам нужно узнать, где я спрятал кристалл с данными по «Амбрелле»? Да, и что это за название такое?

-На одном из древних языков это означало зонт. Террористы полагали это символичным – тот предмет защищал от дождя, этот вирус от инопланетян. Послушай, лучше, если мы найдём кристалл раньше «Новой Земли». В противном случае, нас ждёт катастрофа.

-Значит, мне снова придется пройти через процедуру ремемориации.

-И лучше это сделать в нашей лаборатории, – оживился полковник. – Наши технические возможности гарантируют полную безопасность твоей настоящей личности. Обещаю, больше никаких эксцессов не случится.

-Поэтому вы вмешались в процесс в салоне у Риана? Ведь я и так мог всё вспомнить.

-Э-э-э… Это… было… в общем, мы не знали, как ты себя поведешь. Мы ведь до сих пор не знаем, почему ты сбежал от нас.

Безымянный наклонился к лицу полковника и внимательно посмотрел в его поблескивающие белками глаза.

-По-моему, вы что-то не договариваете. Я ведь не просто так спрятал данные об «Амбрелле» и вы явно не хотели, чтобы я узнал причину этого. Следовательно, я узнал нечто такое, что мне знать не следовало. Не так ли полковник? А может это не я начал первым стрелять в вас, а вы в меня?

Губы полковника искривились в усмешке:

-А ты действительно профессионал. Похоже, прежние навыки постепенно к тебе возвращаются. Но уверяю тебя, на счет нас ты заблуждаешься.

-Ну-ну, – произнес Безымянный и резко выпрямился, услышав какой-то шорох. В свете событий этого дня, он научился ожидать от внезапных гостей только худшего. Судя по всему, их много, и они окружали поляну. Всё-таки полковник оказался прав – их действительно вычислили. Нигде не скрыться от врагов, которых даже не знает. Поднял полковника с земли и, прикрываясь им как щитом, стал отходить к дереву.

-Скажите, чтобы не стреляли, если не хотят навредить вам, – прошептал он. Полковник сразу крикнул в темноту:

-Не стрелять, идиоты, вы можете попасть в меня.

-Ну и что? – ответил голос из темноты. – Почему мы должны жалеть тех, кто отдал нашу планету в руки этих тварей? На тебя нам плевать. Нам нужен предатель.

«Прекрасно, – подумал безымянный. – Теперь ещё и «Новая Земля» за мной охотится. Может позволить им меня пристрелить, чтобы я не мучился?» Вокруг замелькали тени. Очевидно, что у них есть приборы ночного видения. Они его видели, а он их нет. Отличное завершение отличного дня.

-Спокойно, ребята, не стреляйте. Я – сдаюсь. Правда, это бесполезно, я всё равно ничего не помню и не скажу вам, даже если вы начнете меня пытать.

-Не смейте этого делать, – прошипел полковник. – Вы ещё не совершили предательство, поскольку были не в себе. Но сейчас вы можете это сделать.

-Боюсь, у меня нет выбора.

Внезапно поляна осветилась прожекторами боевых аэрокаров. Парализующие лучи прорезали гущу деревьев, настигая бойцов «Новой Земли» одного за другим. От вспышек и прожекторов стало светло, как днем. Все вокруг кричали, стонали. Безымянному показалось, что он умер и попал в ад. Он стоял какое-то время, словно оглушенный, будто парализующий луч добрался и до него. Затем швырнул со всей силы полковника, бросился на пролом через кусты, подальше от выстрелов, уворачиваясь от лучей, едва успевая огибать возникающие из темноты деревья и застывшие человеческие тела. Кто-то прыгнул на него, пытаясь коснуться шокером, но он увернулся, выбил шокер из рук нападавшего и свернул тому шею. Затем взял оружие убитого и принялся на бегу палить во все стороны. Он бежал долго, спотыкаясь, ударяясь о ветки деревьев, пока не оказался на краю обрыва, с которого чудом не слетел в пропасть.

С обрыва открывался вид на один из инопланетных городов-резерваций. Под гигантским радужным куполом располагались сияющие изящные башни и купала. У безымянного даже вырвался возглас восхищения. Но одновременно с этим внутри неприятно сжалось, по телу разлился холод. Полагая, что умирает, вскрикнул и отшатнулся от обрыва. Всё существо наполнил ужас, которому не мог дать объяснения. Неужели так испугался инопланетян? Нет, здесь что-то другое. Он знал, что нельзя приближаться к городу. Но почему?! Что с ним? Дело не в городе, а в нем самом. Он представлял угрозу! Но каким образом? Отполз от обрыва, поднялся на ноги и бросился бежать. Но, убежать далеко не удалось. Свет ослепил его, и он потерял сознание…

Перед взглядом снова кружился калейдоскоп образов, постепенно выстраивающихся в цельную картину. Они обретали цвет, запах, звук. Теперь он знал своё имя. Капитан Дастин Фейлз. Вспомнил, почему пошел в Службу Планетарной Безопасности. С детства он видел, как настоящих землян сгоняли в гигантские человеческие резервации, освобождая место для строительства инопланетных колоний. Якобы сближение человечества с галактическими народами принесет Земле только пользу. Этот процесс продолжался несколько веков, пока большая часть поверхности планеты не оказалась оккупированной. Его родителей выселили с их земли и отправили в трущобы Мелиполиса. Он всегда считал инопланетян мерзкими чудовищами, как саранча заполонившими Землю и пожирающими всё вокруг. Полагал, что, поступив в Службу, рано или поздно найдет способ очистить планету. Планетарная безопасность оказалась под угрозой, и виновато в этом  Всемирное Правительство. Но долгое время он был  беспомощен. И вот Служба поручила проникнуть в «Новую Землю.

Они провели операцию по нейтрализации его памяти и замене воспоминаний на другие, чтобы заслужить доверие у террористов. Когда действие программы закончилось, он взломал их компьютер и скачал информацию на кристалл. Но не стал отдавать, прекрасно понимая, что правительство само захочет использовать вирус для шантажа инопланетян. Но и позволить террористам распоряжаться им, тоже не мог. Это его крестовый поход. Самого вируса ещё не существовало. Это был пока лишь проект, учёные «Новой Земли» только приступили к его созданию, испытывая аналоги на пленных инопланетянах. Но без данных работы не могли дальше продолжаться, а он становился единственным их хранителем. Он мог диктовать свою волю Правительству, мог заставить их изгнать пришельцев, а в случае неудачи вернуть данные «Новой Земле» и позволить им истребить всех инопланетян. Но скрыться и от тех и от других было трудно. Следовало надежно спрятать информацию и при этом всегда иметь возможность воспользоваться ею. Тогда и пришла гениальная, как показалось, идея. Самым надежным местом он посчитал собственную голову. Он вышел на один из подпольных мемо-салонов и попросил переписать всё с кристалла в его мозг. После чего уничтожил кристалл. Он стал вирусом. Но возникла неожиданная проблема. Мозг не выдержал всех перегрузок и манипуляций. Амбрелла вытеснила память о нем самом, при этом оставшись глубоко в подсознании. Вероятно, он долгое время бродил по улицам Мелиполиса, прежде чем обнаружил себя в том тупике. Похоже, в Службе его всё-таки вычислили и поняли, какую игру вел. Потому полковник и не хотел, чтобы в салоне у Риана память вернулась к нему полностью. Но теперь, он снова стал тем, кем был. И былая ненависть пробудилась с новой силой.

Он открыл глаза и обнаружил; что лежит на длинном столе, с подключенным к его голове обручем с проводами, тянувшимися из психопластического модулятора. Руки и ноги привязаны к столу ремнями. Дастин попытался оглядеться. Он в служебной лаборатории, на голограммах схемы, модели тела и мозга, цифры, картинки из его прошлого. Конец игры.

К нему подошел пожилой мужчина с бородой, в сером пиджаке, с острым взглядом. Дастин узнал его. Это был председатель Всемирного Правительства.

-Должен поблагодарить вас, капитан, – сказал председатель, по-отечески глядя на Дастина. - Благодаря вам, мы не только нейтрализовали организацию «Новая Земля», но и получили в свои руки очень эффективный инструмент воздействия на наших инопланетных друзей. Можете не сомневаться, теперь Земля займет достойное место среди галактических наций. А вы, мой друг, ещё нам пригодитесь… в вашем новом воплощении.

Загудело, голову Дастина кольнула игла, и он провалился во тьму, чтобы проснуться совершенно другим человеком. В который раз.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования