Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

griphon - Демон Глубин (внеконкурс)

griphon - Демон Глубин (внеконкурс)

Голос домашнего компьютера гулким эхом отдавался под сводами бассейна и смешивался с веселым плеском воды, вылетающей за бордюр каждый раз, как могучее тело пловца резво разворачивалось возле стены. Похоже, Ахтууп попросту игнорировал электронного секретаря, вместе со сводкой новостей. Фантомный Дельфин беспомощно висел над водой и жалобным голосом укорял своего хозяина:  
— Так что же мне передать накону полиции, господин? Он сегодня хотел бы с вами встретиться.  
Ахтууп вынырнул, отфыркнулся как морж, и сказал:  
— Передай, что я его жду в департаменте.  
— А сводку новостей с поверхности вы не слушали, хозяин!  
— И что такого я не слышал? Теракты, пожары, крушения и митинги. Нашел чем удивить.  
Хозяин вышел из бассейна, как сам бог моря, затопляя все вокруг потоками говорливой воды.  
— Ольга проснулась?  
— Нет еще. Разбудить ее, господин?  
— Пусть спит.  
Ольга. Имя звучало как звон колокольца, обещая радость и счастье. Ахтууп любил тихо произносить его, словно вызывая духов семьи. Мягкая, нежная, и в то же время страстная девушка с синими глазами вызывала зависть у всех друзей Ахтуупа. Его нервировали взгляды, которые бросали в обществе на Ольгу. И эти же взгляды щекотали самолюбие, давая осознание того, что рядом самая красивая девушка Яшчилана. Хотя это утверждение неправильно. Ольга не была жительницей Яшчилана. Она с поверхности, "оттуда". Да, оттуда, где ничего не знали об Яшчилане и его жителях, суеверно приписывая появление яшчиланских тарелок инопланетянам. Рядом с людьми, на дне Тихого Океана, процветала одна из древнейших цивилизаций, которая благодаря своим техническим достижениям оставалась невидимкой для тех, кто жил на суше. Ее жители любили пронестись в бэнное над эскадрой кораблей, сделать крюк, вернуться, пройти над капитанским мостиком и кануть в воду. А потом со смехом читать из газет сообщение об НЛО.  
Во время одной из подводных прогулок, когда на поверхности океана бушевал ураган, Ахтууп подобрал тонущую девушку. Конечно, утопающих полагалось предоставить стихии. Пусть тонут себе на здоровье. И жители Яшчилана никогда не нарушали это правило. Но как можно позволить, чтобы океан, разбушевавшийся в своем неудержимом гневе, погубил прекрасное создание?  
Тот день стал началом настоящего счастья. Уже полгода Ахтууп пребывал в сладостном дурмане любви, и тешил себя надеждой, что так будет вечно.  
 
Наплававшись в бассейне, хозяин оделся и прошел в столовую, где его дожидался горячий завтрак. Покончив с едой, координатор Совета по чрезвычайным ситуациям, осведомился:  
— Странно, что же понадобилось от меня полиции?  
— Не знаю, хозяин. Подробный отчет ждет вас в департаменте.  
— Ладно. Я ухожу, ты присматривай за Ольгой. Если что, сразу мне сообщи.  
— Как обычно, — вежливо ответил Дельфин.  
Координатор вышел во двор. Купол над головой, за которым перекатывались тонны воды, медленно становился небесно-голубым. Наступал режим "день", создаваемый миллионами фонарей, заливающих улицы города искусственным дневным светом. Яшчилан находился на глубине трех километров, куда не проникали солнечные лучи. Долгие тысячелетия, яшчиланцы не заботились о том, что люди на поверхности могут их увидеть, ибо свет от города так же поглощался водой, как и солнечный. Но когда там, наверху, додумались до космических полетов, в Яшчилане переделали купол, который стал непрозрачным и голубым, как небо. Цивилизация-невидимка не желала иметь ничего общего с "сухопутными" братьями по разуму, и продолжала хранить свою тайну на дне океана.  
Город уже проснулся, мимо дома со свистом проносились бэнное горожан, спешащих на работу. Ахтууп влился в общий поток, умело заняв предоставленный для него вежливым пилотом промежуток. Бэнное летели не плотной массой, а строгими рядами: три ряда в одну сторону, три в другую. Яшчиланцы — дисциплинированные пилоты, но, не смотря на это, ДТП все-таки происходили.  
Вот и сейчас, какой-то торопыга вырвался из третьего потока, втиснулся в межрядье и погнал на запрещенной скорости, ловко обходя соседей. Когда его черное бэнное поравнялось с машиной Ахтуупа, нарушитель то ли не удержал руль, то ли специально вильнул и задел своим дисковым крылом хвостовое оперенье. Штурвал рвануло из рук, Ахтууп едва удержал его, вылетев на встречную полосу. Окружающие пилоты резко затормозили, стремясь убраться дальше к силовым барьерам, ограждающим дорогу. Во избежание аварии координатор кинул свое бэнное вверх, поднявшись над плоскостью дороги. И тут нарушитель, перевернувшись через правое крыло, снова подрезал его машину под хвост. Злоумышленник включил защитное поле, и с его аппаратом ничего не случилось, в то время как атакуемое бэнное, отлетело в сторону с заклинившими закрылками, дало резкий крен влево, и понеслось, набирая скорость по огромной спирали куда-то вверх, к силовому куполу города. Взвыли охранные системы. Над дорогой скользнули сребристые стрелы машин дорожного патруля. Бортовой компьютер включил антигравитационное поле, долженствующее предотвратить удар о купол. Ахтууп хладнокровно перевел двигатель в инерционный режим, и бэнное, потеряв скорость, повисло над городом, как большое светящееся блюдце.  
Компьютер бесстрастно доложил:  
— Ремонтник ликвидирует поломку в течение десяти минут. Извините за неудобство.  
А дорожный патруль уже запрашивал Ахтуупа о самочувствии и состоянии машины. После обмена чисто технической информацией, инспектор сказал:  
— Господин координатор, злоумышленник специально атаковал вас.  
— Вы так думаете, инспектор? Не может быть. Я не являюсь политической фигурой.  
— Тем не менее, на вас совершено покушение. Мы эскортируем вас до офиса, и настоятельно рекомендуем впредь передвигаться по городу с охраной.  
Ахтууп прибыл к Пирамиде Совета с эскортом из пяти машин, так не ездил даже Верховный Посвященный.  
В Пирамиде Совета — светящемся как кристалл здании — находился орган управления городом-государством — Совет Посвященных, и ведомства всех ветвей власти.  
Бэнное Координатора пришвартовалось в его личном доке. Он выпрыгнул на пластик покрытия, вошел в офис и вызвал помощника – Хунак Кееля.  
Высокий тощий помощник, больше смахивающий на жердь, нежели на человека, моментально возник на пороге кабинета, словно все утро ожидал вызова.  
— Что скажешь?  
— Ничего, шеф. Након полиции пожелал говорить лично с тобой. И весьма кстати, ввиду этого покушения.  
— Садись, не стой над душой. Ты знаешь, что у нас в городе полгода исчезают люди? Након Кин-Кумху ночами не спит, так как его сотрудники ничего не могут найти. А покушение на меня совершили сегодня. Так что, након придет говорить об исчезновениях.  
— Я слышал об этом.  
— И что мы будем делать?  
— Ничего, — Хунак Кеель пожал плечами, — что мы можем сделать?  
— А если завтра исчезнешь ты?  
— Спасибо, Ахтууп. Я никогда не сомневался в твоей доброте.  
— Всегда, пожалуйста. А где носит нашего несравненного Кситоматля? Он — психолог или вечно отсутствующий?  
— У него что-то там… вроде обряд хецмек.  
(Обряд хецмек проводится через полгода после рождения ребенка: перед младенцем раскладывают разные предметы и смотрят, за что он ухватится, например, за оружие – быть ему воином, за книгу – быть ученым, за тряпку – быть стилистом.)  
— С каких пор хецмек проводят три дня? Или его ребенок никак не может выбрать, за что ухватиться? — координатор улыбнулся.  
Электронный секретарь доложил о приходе накона полиции. Кин-Кумху – грузный мужчина средних лет — выглядел уставшим и озабоченным. Покрасневшие глаза говорили о бессонных ночах, а желтый цвет лица – о больной печени.  
— Хороших вестей, — поприветствовал он сотрудников департамента ЧС.  
— И вам того же, — ответил Ахтууп, — что вас привело к нам? Уж не исчезновение ли граждан Яшчилана?  
— Да, вы, уважаемый, ясновидящий, — Кин-Кумху тяжело опустился на кресло, — у меня от этих исчезновений желчь разлилась. Люди пропали прямо из домов. Я понимаю, где-нибудь за городом их бы сожрали акулы. Так нет же.  
— Почему вы решили обратиться к нам?  
— Это не криминал. Это – чрезвычайные происшествия. Я лично просил Верховного Посвященного передать дело в ваше ведомство. Но он отказал. Поэтому я проявляю инициативу и предлагаю совместное расследование.  
— У нас, знаете ли, нет специалистов, способных вести расследование.  
— А у нас нет специалистов, способных ориентироваться в кризисных ситуациях, — након полиции усмехнулся, помолчал немного, затем, понизив голос, продолжил, — я просмотрел личные записи домашних компьютеров в семьях исчезнувших.  
— Что нарушает декларацию о неприкосновенности личной жизни граждан.  
— Бросьте, координатор! У нас есть соответствующие полномочия. Так вот, я ни чего не увидел, чтобы дало мне ключ к разгадке происшедшего.  
— То есть как? — Ахтууп подался всем телом вперед, — люди исчезли из дома, следовательно, должна быть запись о том, как это произошло!  
Кин-Кумху откинулся в кресле и криво усмехнулся:  
— Я тоже так думал. У вас есть психолог, специалист по поведению людей в нестандартных ситуациях?  
— Да есть, — выругав про себя Кситоматля, ответил Ахтууп, — я понимаю вашу мысль. Что ж, давайте вместе просмотрим эти записи.  
— Тогда, приглашаю вас к нам, в полицию.  

***  
Мягкий голубоватый свет лился с потолка, окутывая только что проснувшуюся Ольгу. Как обычно по будничным утрам, Ахтуупа рядом не было. А выходные дни в Яшчилане наступали только на тринадцатый день. Грустно. Ольга перевернулась на спину и уставилась в потолок, расписанный подводными видами. Цветные рыбки плавали среди коралловых ветвей. Компьютер ее заверял, что это не программа, а прямая трансляция с индонезийских рифов. Но кто в такую байку поверит? У нее тоже дома на компьютере была заставка "аквариум". Девушка усмехнулась при этой мысли, и внезапная грусть накатила на нее. Дом. Там, где ярко светит солнце, зеленеет трава и голубое безбрежное небо. А здесь все не так. За окнами – компьютерные заставки подводных садов, а над головой – кубокилометры воды. Темной тяжелой, соленой.  
Ольга вскочила с кровати. Полгода ее пребывания здесь прошли в метаниях между желанием уйти и желанием остаться. Она относилась к тому типу людей, которые не умеют говорить "нет", и тем самым портят собственную жизнь. Симпатия к Ахтуупу, благодарность, и собственное безволие не позволяли ей уйти. Он спас ей жизнь, вырвал из холодных лап бездны и привез в подводный город. Эгоистичный в своем желании, он оставил Ольгу здесь, и даже слышать не хотел о возвращении на поверхность. Ахтуупу минуло сорок, но он сохранил мальчишеский задор и упрямый максимализм. Красавцем не был. Но как все яшчиланцы, обладал яркой внешностью: черные миндальные глаза; густые, цвета воронова крыла волосы; лицо с резкими чертами, как у индейцев из старых вестернов. Ничего удивительного, что девушка со светлыми волосами казалась местным мужчинам чем-то вроде чуда света, ведь Яшчилан населяли брюнеты. Но тотальный интерес к ней весьма утомлял саму девушку, и она предпочитала из дома выходить как можно реже. Это не помогало. В соответствующих кругах знали номер связи координатора Совета по ЧС, и молодые люди, в основном сыновья разных чиновников, пытались завязать с ней знакомство через голографическую сеть. Она всем отказывала. И они оставляли голосовые записки, которые непрочитанными удалялись.  
Грустные мысли прервал жизнерадостный Дельфин, впорхнувший в спальню:  
— Хозяйка, с новым днем! Да осияет лучезарное солнце вас своим светом!  
— Дельфин, ну что ты такое говоришь! Где ты видишь солнце?  
— Оно есть, там, высоко над волнами океана. Яркое и теплое.  
— Не трави душу, — Ольга, села на кровать и опустила голову, — не напоминай мне о солнце!  
— Это почему же? Хозяин приказал заботиться о тебе, а раз ты с поверхности, значит, любишь солнце! Я, знаешь, что придумал специально для тебя? Смотри!  
Пленница подводного царства подняла голову и онемела. В большие окна спальни лился яркий солнечный свет, а там, за стеклом раскинулось ромашковое поле, с живописными группами берез.  
— Вот это да…  
— Нравится? Прямая трансляция из-под Пензы.  
— Ладно, пусть так и остается!  
Она ушла в бассейн. Там с удовольствием нырнула в ласковую воду. Вынырнула. Окружающий антураж именовался в компьютерном списке – бездна. Темно-синяя глубина, в которой изредка поблескивали причудливые рыбы. Глубина, казалась густой и плотной. Что-то бесконечно тревожное чувствовалось в причудливом танце рыб-бликов, выплывающих из темноты. Гнетущая тишина, давящая на уши, и странное гудение водной толщи. Настроение купаться исчезло. Ольга вышла из воды, и тут прямо перед ней, на стене, возникли немигающие, огромные желтые глаза. Они медленно приближались, раздался звук шлепающих ласт, странное, сопящее дыхание, несвойственное обитателям моря. Девушка взвизгнула, отпрыгнула назад в воду, и закричала:  
— Дельфин, черт возьми! Включи нормальный свет!  
Вспыхнул свет, осветив голубые стены бассейна. Фантомный Дельфин повис перед купальщицей и удивленно спросил:  
— Что было не так?  
— Ты спятил, да? Твои крио-мозги перегрелись? Или что там у тебя произошло?!  
— У меня все в порядке. Почему ты кричала?  
— Что ты придумал за монстра с глазами-блюдцами?  
— Какого монстра? Не было никакого монстра. Только рыбы.  
— Ты мне надоел! Мне все надоело. Твои тупые трансляции, твои тупые шутки!  
Девушка снова выбралась из бассейна, села на пол, и, обняв колени руками, зарыдала. Дельфин заметался перед ней, тараторя какие-то успокаивающие слова, выставил заставку Карибского побережья на стенах, включил веселую музыку, попытался развеселить, рассказав анекдот. Ничего не помогало, у Ольги была настоящая истерика. Что и передал Дельфин Ахтуупу.  

***  
Они просмотрели пятую и последнюю запись. На всех записях исчезнувшие люди вели себя одинаково: внезапно упирались взглядом в стену, замирали, и… на следующем кадре их уже не было. Ахтууп ходил по спроецированной компьютером комнате вместе с психологом Кситоматлем. Психолог весьма соответствовал своему имени, так как был краснощеким толстячком. И сейчас смешно воздевал коротенькие пухлые ручки кверху и приговаривал:  
— Это просто невероятно!  
Для детального расследования останавливали кадры, рассматривая замороженную реальность со всех сторон. Человек, который остался только в голографической записи, выглядел встревоженным. В его взгляде угадывалось удивление и испуг, ощущался запах пота. Координатор присел возле человека, заглянув в глаза, потом проследил взгляд. Сомнений не могло быть. Исчезнувший смотрел прямо перед собой на стену, которая была от него в двух метрах. Кситоматль несколько раз осмотрел эту поверхность под разными углами, и, разведя толстенькие ручки, пробормотал:  
— На что он уставился? Стена гладкая, ровная, без единого пятнышка.  
Ахтууп поднялся с корточек и попросил выключить запись. Когда голограмма погасла, вернув зрителей в кабинет накона полиции, координатор заметил:  
— Обратили внимание? Все люди оглядывались на что-то позади себя и исчезали!  
Након откинулся в кресле:  
— Это не единственная странность. Излагаю по порядку: первое исчезновение произошло пятнадцатого кими в час высокого солнца.  
Ахтууп вздрогнул. Это был день и час, когда он выловил из океана тонущую девушку. Након тем временем продолжал:  
— Последующие исчезновения происходили так же пятнадцатого числа в полдень. Каждые двадцать дней кто-то пропадает. Исчезло двое мужчин, две женщины и мальчик-подросток. Мы прочесали районы исчезновений с ментальным сканнером. Он даже мертвых отыскивает, как вам известно. Так вот, в нашем случае, эпицентр мозговых частот — то место, откуда исчез человек. Сканнер, кстати, указывает на все еще функционирующий мозг, словно люди живы! — након полиции выдержал паузу, — Мы опросили всех, кто был близок пропавшим. Ничего такого, за что можно было бы зацепиться. У нас кончились все версии. А сегодня – тринадцатое число, и через два дня, возможно, опять произойдет исчезновение. Где и кого?  
Кин-Кумху замолчал, с надеждой смотря на своих гостей. Ахтууп кивнул Кситоматлю. Тот, поняв, что отмолчаться не получится, решил высказаться:  
— Не смотрите на меня так. Я всего лишь психолог. Не провидец и не паранорм. Я тоже мало понимаю в том, что произошло. Вы заметили что-то на стене, куда смотрели эти люди? Нет. Я тоже ничего не видел. Стена, как стена. Но, судя по поведению людей, они увидели что-то настолько необычное, что замирали в удивлении и ужасе. Я предлагаю просмотреть запись в инфракрасных лучах. Возможно, то, что их удивило, находится за пределом диапазона человеческого восприятия, но каким-то образом воздействует на сознание.  
— Воздействует так, что они исчезли из материального мира? — полюбопытствовал након полиции.  
— Что с ними произошло, мы пока не знаем, — ответил за подчиненного Ахтууп, — возможно сканирование в других частотах разъяснит это.  
Кин-Кумху тут же дал команду компьютеру проанализировать изображения. Потратив на все не больше минуты, компьютер отрапортовал:  
— В записях нет посторонних или необъяснимых фрагментов.  
Совещающиеся уставились друг на друга в полном недоумении. Непродолжительное молчание прервал након:  
– Господин координатор, теперь вы согласны помочь нам в расследовании?  
– Да. Хотя я сейчас не представляю, что наше ведомство может сделать.  
— Я слышал, — подал голос Кситоматль, — на поверхности очень часто пропадают люди. Мне всегда казалось забавным, как человек может исчезнуть бесследно?  
Након улыбнулся:  
— У них на поверхности творится полная неразбериха и хаос. Они не в состоянии найти комнатные тапочки, если их переставить на другое место, не то, что людей. Кстати, знаете, как они ищут пропавших? Клеят объявления на столбах!  
Присутствующие дружно рассмеялись. Након сказал:  
— Давайте мы тоже так сделаем! Вдруг это помогает? А теперь перейдем к делам более понятным. Господин Ахтууп, скажите, пожалуйста, где вы себе нажили врага?  
— Вы о сегодняшнем покушении? Понятия не имею. Меня, скорее всего, с кем-то перепутали.  
— Вы так думаете? Но как бы там не было, я приставлю к вам машину сопровождения.  
— Не надо.  
— Надо, уважаемый, надо. Они вам мешать не будут. Ребята профессионалы, глаза зря никому не мозолят. А в случае чего – всегда прикроют. И, не выключайте, пожалуйста, защитных полей своего бэнное. Кстати, того молодчика, что подрезал вас утром, отпустили, взяв штраф. У него оказался неисправен бортовой компьютер. За парнем установлена слежка, и мы вскоре выясним действительную причину покушения.  

***  
Через полчаса Ахтууп летел домой по срочному вызову, сделанному компьютером.  
Он застал свою жену все еще сидящую на краю бассейна. Она уже не плакала, но была все еще расстроена.  
— Что случилось, капелька? — спросил Ахтууп, обняв ее за плечи.  
Ольга вздрогнула и подняла голову:  
— Это ты, — она прижалась к нему, — Дельфин сошел с ума, он мне показал бездну и какого-то монстра с желтыми глазами, но сам меня уверяет, что никакого монстра не было.  
Муж нахмурился. Этот рассказ сразу вызвал в его памяти то, как исчезали люди. Ведь они на что-то смотрели? Неужели на монстра?  
— Ну-ка, пойдем, капелька, что ты тут сидишь. Здесь не самое удобное место.  
Он вывел любимую из бассейна. Укутал теплым халатом, приказал домашнему компьютеру немедленно принести горячее какао. И только после того, как она с благодарностью приняла из его рук дымящийся напиток, Ахтууп сказал:  
— Я посмотрю, что с компьютером. Подожди меня тут.  
Он ушел в домашний кабинет. Быстро просмотрел последние записи и очень удивился. На записи все выглядело так, словно жена вышла из воды, уставилась прямо перед собой, закричала, и упала назад в воду, ругая Дельфина.  
Рука непроизвольно протянулась к пульту связи и машинально набрала номер накона.  
— Господин Кин-Кумху? Я знаю, на что смотрят люди перед исчезновением.  
 
И вот уже его домашний компьютер перетряхивают два программиста: один из полиции, второй из департамента чрезвычайных ситуаций. Старший из них доложил:  
— Господин координатор, ваш компьютер получил вирус как служебную рассылку. Вирус активируется, только на вашу жену. То есть, если вы будете дома, никаких монстров не появится. Он тонко распознает настроение объекта, и появится в самый неподходящий момент. К сожалению, у нас пока нет антивируса для него. И, в режиме отладки, мы пытаемся удалить файлы червя. Должно получиться.  
Когда программисты покинули дом, Ольга сказала:  
— Мне кажется, что это не просто вирус. У меня осталась какая-то тревога, такое ощущение, что кто-то смотрит сквозь стены на меня. Плотоядно, жадно, будто хочет съесть.  
Ахтууп мягко обнял ее рукой:  
— Ты очень сильно испугалась, я же рядом, значит, ничего не случится.  
— Завтра утром ты уйдешь. Эта ваша дурацкая тринадцатидневная неделя. И двадцатидневный месяц. Неудобно же! Я по тебе очень сильно скучаю. Можно я завтра пойду с тобой на работу? Я боюсь оставаться одна!  
— Вирус удалили. Ничего страшного не случится. Не бойся, капелька, — он прижал ее к себе, заглянул в синие глаза, и мир исчез, оставив их вдвоем.  
 
Тем временем в департаментах полиции и чрезвычайных происшествий все каналы связи были заняты звонками перепуганных людей, которые увидели в своих домах страшное приведение — желтые глаза, вышедшие прямо из стены. Вирус атаковал компьютерные сети всего города. Кажется, IT-специалистам подвалило работы, червя требовалось немедленно выловить. По городу пополз слух, что это не вирус, а проснувшийся демон глубин Чъакаан требует жертвы. Нашлось немало людей, которые вместо того, чтобы вызвать службу сервисного обслуживания, кинулись в древние храмы, с богатыми приношениями, и пав ниц перед ухмыляющимися идолами, просили у них защиты.  
Ближе к полуночи расторопные журналисты взяли интервью у Верховного Жреца бога Ицамны. Жрец был доволен внезапным интересом к его персоне. Паствы у него не так уж много. Забыли люди могущество великих богов, и то, как тысячи лет назад, когда закладывали подводный город, в жертву демону глубин Чьакаану принесли тринадцать юношей. Но демон был забыт, как только над Яшчиланом вспыхнул купол силового поля, и стихии оказались не властны над людьми.  
Жрец закончил свою речь словами:  
— Всем известно, что мы никогда не спасали тонущих людей с поверхности. Это часть нашего древнего завета. Но недавно завет был грубо попран! Была спасена девушка! Она живет здесь среди нас. Чьакаан ищет ее. Он будет пожирать людей до тех пор, пока не найдет ту, что должна была стать его жертвой еще полгода назад!  
Комментатор новостей тут же поведал в прямом эфире, кто спас девушку с поверхности. Обыватели, конечно же, не были в курсе таких подробностей из жизни Координатора по ЧС, и теперь появилась возможность посмаковать пикантную новость. Текущей ночью имя Ахтуупа упоминалось в три раза чаще, чем имя верховного бога Яшчилана – Ицамны.  

***  
Ничего не подозревающий герой ночи, явился утром в департамент. Первое что он заметил — неодобрительные взгляды сотрудников и натянутые приветствия. Ахтууп в полном недоумении зашел в кабинет и вызвал Хунак Кееля.  
Тощий появился, как всегда, мгновенно:  
— Добрых вестей, шеф!  
— Добрых. Скажи мне, что происходит?  
— Ничего хорошего, шеф, — отозвался помощник, — ты разве не видел ночной выпуск новостей?  
— У нас протек купол?  
— Хуже. Проснулся демон глубин Чъакаан.  
— Что? Ты с ума сошел?  
— Да, дорогой шеф. Точнее не я. А верховный жрец. Этот старый болван, да простит меня Ицамна, сказал, что ты нарушил древний завет, не отдав Чъакаану его жертвы. И теперь демон с желтыми глазами шастает по домам горожан и пожирает самых жирных и мягких. Так будет до тех пор, пока он не съест Ольгу.  
         — Что-о-о?! Какой еще демон? Что за бред беззубой мурены?  
— Ну не знаю, какой демон. Пока я не удостоился чести лицезреть его желтых глаз. Они привели следующие факты: люди исчезают в тот день, в какой ты выловил Ольгу. Это раз. Во-вторых, описание виденного приведения совпадает с описанием Чъакаана. В-третьих, сегодня четырнадцатое число, следовательно, завтра пятнадцатого, демон пожрет еще одну жертву. Пять миллионов людей в панике. Кситоматль в дневном выпуске официальных новостей дает интервью о том, что все происшедшее всего лишь компьютерный вирус. У него хорошо получается успокоить город в прямом эфире.  
— Почему я ничего не знаю? Ты на час раньше на работу пришел?  
— Я вообще не спал, так же как Кситоматль и након полиции. У нас тут, знаешь ли, поступало по десять сообщений в минуту о желтых глазах. Мы тебе ничего не сказали, чтобы не вызывать ночью в офис. Хватит того, что на тебя напали вчера.  
— Оберегаете, значит? А то, что я должен быть первым осведомлен о любом чрезвычайном происшествии?  
— Не кипятись, Ахтууп. Подумай трезво: для тебя сейчас не лучшее время выставляться на глаза людям.  
— Я должен доказать, что нет никакого демона. Чушь и суеверие. Когда будет готов антивирус?  
— К вечеру. Так что, сядь и успокойся.  
Ахтууп откинулся на спинку кресла и с улыбкой посмотрел на Хунак Кееля:  
— Спасибо тебе.  
Их разговор прервал вызов от Дельфина:  
— Хозяин, срочно приезжайте! Хозяйка опять видит какие-то желтые глаза. Она кричит и говорит, что они за ней го…  
— Дельфин?  
В эфире стояла потрескивающая тишина. Ахтууп и Хунак Кеель переглянулись.  
— Я — домой! Там что-то случилось!  
— Я — с тобой! Возможно, нужна будет помощь, — помощник кинулся следом за выбежавшим из кабинета координатором.  
Бэнное стремительно летело по дороге, за ним едва успевала машина прикрытия. Координатор воспользовался служебным положением и летел не по трассе, а на зарезервированной для таких случаев высоте. Когда он пролетал над очередным перекрестком, снизу поднялось черное бэнное и кинулось вдогонку за координатором. Охрана вышла наперерез нарушителю и остановила его буксировочным лучом. Ахтууп, не останавливаясь, улетел к дому.  
Наконец, он перед дверями своего дома, которые не закрыты! Координатор вошел в дом. Нигде не горел свет, Дельфин не отзывался. Хунак Кеель, вошедший следом за хозяином, включил систему аварийного освещения.  
Они огляделись. В доме стояла тишина.  
— Ольга! Капелька!  
Никто не отозвался. Почти одновременно оба друга заметили красное пятно на белом покрытии пола, а через небольшое расстояние — второе. Они переглянулись и, не сговариваясь, пошли вдоль красных капель, которые становились все больше и больше, ведя их из прихожей в жилую часть дома. Ахтууп убыстрял шаг пропорционально величине капель, когда капли превратились в полосу, он перешел на бег. Так они и вбежали в бассейн, где их глазам предстала ужасная картина. Кровавые следы на полу указывали на то, что кто-то когтистый протащил довольно большое тело по полу вдоль бассейна. Затем уволок тело в стену. Так как большое разбрызганное пятно не могло иметь других объяснений. Отпечатки трехпалых лап были огромны, примерно полметра в длину. Хунак Кеель, внимательно рассмотрев их, сказал:  
— По описанию, у Чъакаана три пальца на ногах. Неужели, — он поднял глаза на шефа.  
Тот стоял, уставившись на кровавое пятно, и молчал. Его взгляд выражал такую муку, что не в силах смотреть помощник отвернулся, чувствуя, как предательский комок подкатил к горлу. Молчание длилось недолго. Ахтууп еле слышно сказал:  
— Иди-ка сюда.  
Помощник подошел. Ахтууп молча кивнул на стену:  
— Отпечатки рук.  
Тут только Хунак Кеель заметил следы двух ладоней, словно тот, кого протащили сквозь стену, уперся в нее из последних сил. Он промолчал, не зная, что сказать. Хозяин в сердцах добавил:  
— У нее были маленькие руки, — и тут его прорвало, — а эти больше моих!  
Он приложил руку к стене. Да, отпечаток был слишком крупным для женской руки.  
— Тащи сюда эксперта!  
Второй раз просить не пришлось. Хунак Кеель опрометью бросился в свое бэнное, где возил робоэксперта, разработанного специально для департамента ЧС. Хозяин в нетерпении расхаживал вдоль кровавых следов, вымеряя длину шага монстра, и тихо говорил:  
— Шаг мелковат для таких ступней. Да где же Хунак с компьютером?!  
Когда тот появился, немедленно взяли пробу крови, и отсканировали отпечатки. Робоэксперт проглотил информацию и бесстрастно выдал:  
— Кровь, данного образца принадлежит молодой овце четырехмесячного возраста породы меринос, адаптированной в Яшчилане пятьдесят лет назад. Отпечатки пальцев рук не дали результата, так как злоумышленник был в перчатках.  
Ахтууп и Хунак Кеель облегченно вздохнули:  
— Розыгрыш.  
Координатор покачал головой:  
— Сейчас узнаем, кто этот шутник, и что он сделал с Ольгой.  
— И как ты узнаешь? Дельфин же отключен!  
— Ты думаешь, что я прост, как морская капуста? Идем.  
Добравшись до домашнего кабинета, хозяин включил компьютер с терминала. Дельфин возник в воздухе и воскликнул:  
— Ой, а откуда столько крови? Что случилось хозяин?  
— Это я хочу узнать у тебя.  
— Но я… я помню только, как хозяйка закричала о желтых глазах и бросилась вон из комнаты. Я позвонил вам. И тут все системы отключились вместе со мной.  
— Давай, грузись со второго независимого куба в режиме резервной ОС.  
Компьютер выполнил перезагрузку.  
Хунак Кеель удивленно посмотрел на шефа:  
— Это ты хитро придумал. Две операционки?  
— И два независимых куба. Вторая ОС не подключена к сетям. Работает в потаенном режиме, используя скрытые камеры слежения.  
В воздухе снова материализовался Дельфин.  
— Запись получена, хозяин. Хотите просмотреть в голографическом режиме, или в двухмерном?  
— Давай здесь в двухмерном многоэкранном режиме.  
В воздухе развернулся экран, поделенный на секции. Вот Ольга закричала, смотря прямо перед собой на стену. Вскочила и бросилась вон из столовой. В этот же момент к дому подошло трое молодых людей. Один из них подключил переносной компьютер к наружным разъемам Дельфина:  
— Готово. Компьютер отключен.  
Они вошли, включили систему аварийного освещения. Один из них вынул из сумки большой сосуд и капнул из него на пол:  
— Думаю, заметит.  
— Давай еще одну, на всякий случай, — со смешком сказал другой.  
Третий оглянулся, внимательно смотря по сторонам, проверяя, все ли системы отключены. Когда его лицо оказалось прямо перед объективом камеры, Ахтууп и Хунак Кеель в голос воскликнули:  
— Хун-Ахау?!! Сын верховного жреца?!  
Остальное произошло быстро. Молодые люди застали перепуганную Ольгу в коридоре. Несмотря на отчаянное сопротивление, девушку связали и вынесли на улицу. Затем, разливая кровь из сосуда, устроили декорации к сцене "Жертва демона" и со смехом покинули дом.  
— Я убью этого молокососа и его придурошного папашу! — прорычал Ахтууп.  
— Погоди! — остановил его друг, — нам нужно обнародовать эту запись! Сына верховного жреца многие знают в лицо. А тем, кто не знает, объяснят журналисты.  
Дневные новости оказались сенсационнее полуночных. Если ночью жрец рассказывал о каких-то выдуманных демонах, то днем все увидели, как выглядят эти демоны. Особенно хорош был Хун-Ахау. Многие девушки тайком вздыхали о его черных глазах, а теперь могли полюбоваться на героя своих грез, и насладится его остроумием. Ибо шутка, которую он сыграл с Ахтуупом, приравнивалась законодательством Яшчилана к такому преступлению, как убийство.  
Координатора совета по ЧС окружили журналисты, прося его прокомментировать происшедшее. Он отказался и улетел в неизвестном направлении, те, кто полетели вслед за ним, не прогадали! Ахтууп примчался к дому Верховного Жреца. За ним, кроме журналистов прибыла оперативная группа, высланная наконом полиции. Верховный Жрец прибыл из храма, ему уже доложили о случившемся.  
Когда опергруппа вывела Хун-Ахау из дома со скрученными сзади руками, и освобожденную Ольгу, жрец остановил их и произнес на древнем языке формулу отречения. Затем добавил:  
— Я отказываюсь от своего сына, который опозорил наших богов, — и повернулся к Ахтуупу, — я осудил тебя за спасение девушки, которую ты очень любишь. Живи с ней и будь счастлив.  
Хун-Ахау, выпрямившись в руках оперативников, крикнул:  
— Я тоже люблю ее, поэтому и похитил!  
— Весьма оригинальным способом, молодой человек, — процедил сквозь зубы Ахтууп, — я думаю, она не оценила твоего артистизма.  
Парня затолкнули в полицейское бэнное и увезли. Ольга кинулась к Ахтуупу. За последние дни он стал для нее островом надежды в сошедшем с ума мире. Привязанность и благодарность переросли в нечто большее, заставив сердце учащенно биться при виде стройной фигуры и мягких, любящих глаз. Девушка спрятала лицо на груди Ахтуупа, как маленькая девочка. Муж обнял ее и тихо сказал:  
— Пожалуй, я возьму тебя работать в наш департамент.  


***  
Ахтууп проснулся оттого, что кто-то на него смотрел. Он открыл глаза и встретился с синими озерами. Улыбнулся:  
— Ты что не спишь, капелька? Рано еще.  
— Сегодня же пятнадцатое.  
— Центр компьютерной безопасности вычистил этот глупый вирус из сети, на всех компьютерах стоит апгрейд… так что никто не пропадет.  
— Ты не понял. От вируса никто не пропадал.  
Остатки дремы соскочили с Ахтуупа как вспугнутая стайка рыб.  
— То есть? Капелька, что ты хочешь сказать?  
— Я же не пропала. Вирус, как сказали вчера программисты, был запущен в сеть Хун-Ахау специально для того, чтобы похитить меня. Он и был для этого написан, дружок жреческого сына даже не предполагал, что его програмулька заразит весь город. Они прислали вирус на наш компьютер позавчера. А люди исчезают уже полгода.  
Ахтууп сел на кровати:  
— Капелька, ты откуда у меня такая умная? Где ж я тебя такую нашел?  
— Выловил в океане, насколько я помню, — девушка улыбнулась, — у нас там люди пропадают постоянно. У моей подруги так сосед пропал. Вышел утром во двор. И исчез. Представляешь? До сих пор не нашли. Постоянно в местной газете печатают объявления, что такой-то и такой-то вышел из дома и не вернулся.  
— И никого не находят?  
— Иногда, если человек оказался убит, или попал в аварию.  
— А у нас люди никогда не пропадали. Бывали случаи, когда человек погибал за пределами города из-за неполадки бэнное. Но тогда мы находили его при помощи ментального сканнера. Сегодня суд над Хун-Ахау. Послушаем, что он скажет.  
Большой зал суда гудел как растревоженный улей. Хун-Ахау, не таясь, рассказывал о том, как встретил солнцеподобную девушку и уже не мог ее забыть. Что для нее Ахтууп? Он, Хун-Ахау, молод и красив. Он превратил бы ее жизнь в рай. Но она никак не реагировала на его знаки внимания. И тогда он задумал похитить ее, в чем помогли надежные друзья. А один из них — Чамаль даже предложил убить Ахтуупа, атаковав его бэнное. Тогда похищенную девушку даже никто бы не стал искать. Но, Хун-Ахау заявил, что ко всем другим исчезновениям не имеет никакого отношения. Вероятно, демон Чъакаан все еще ищет свою жертву.  
Привели Чамаля, который был и свидетелем и ответчиком одновременно, так как ему инкриминировали покушение на координатора Совета. Молодого человека поставили в центре амфитеатра, лицом к высоким трибунам, на которых сидели судьи. Парень не смутился и громко сказал:  
— Уважаемые судьи!  
В этот момент за ним пространство подернулось легкой рябью. Послышался тонкий нарастающий звук. Чамаль непроизвольно оглянулся и замер, так как за ним открылась огромная воронка, которая расширяясь, надвигалась на него. Воронка накрыла испуганного человека, сомкнулась и исчезла вместе с ним.  
Тысячи людей, сидящих в зале притихли. Наконец, какая-то женщина закричала, и это прорвало плотину молчания. Невообразимый гвалт человеческих эмоций наполнил зал, люди в панике бросились бежать вон, на выходах образовалась давка. Ахтууп остался сидеть на месте, схватив за руку Ольгу, которая тоже бросилась к выходу.  
— Постой. То, что мы видели – не пасть демона!  
— А что?! Я такого никогда не видела! Хотя слышала о каких-то воронках, похищающих людей.  
— Слышала? Ну-ка, сядь. Рассказывай.  
— В газете одной писали. Что ехал человек по дороге и вдруг, увидел воронку. Он вышел из машины, и воронка его проглотила.  
— Так-так, — Ахтууп покачал головой, — значит, до последнего времени туннели перехода между измерениями открывался только на поверхности. Эти голубчики, наконец-то научились открывать их под водой.  
— Какие голубчики?  
— Я тебе ничего не говорил. Ты ничего не слышала. Договорились, капелька?  
— Ладно. Я вижу, ты знаешь что-то, от чего даже повеселел.  
— Да. Сейчас отвезу тебя домой, и пойду, поговорю кое с кем, чтобы не пугали добрых людей.  
— Вот так всегда. Я ничего не узнаю!  
 
Институт физики измерений находился на другом конце города, окруженный буйно разросшимися пальмами. Бэнное координатора приземлилось на усыпанную кварцевым песком посадочную площадку перед дверями института. Ахтуупа встречали двое пожилых людей, один из которых был наконом института, второй – ведущим специалистом. После традиционных приветствий, гость и встречающие прошли в здание, Ахтууп сказал:  
— Ну что ж, господа, я могу вас поздравить с успехом.  
— Позвольте? — не поняли ученые.  
— Туннель перехода между измерениями открылся в нашем городе.  
— Да что вы говорите? — засуетился ведущий специалист, — как же мы не узнали этого? Преобразователь не показывает точных координат отверстия воронки. Но как вы узнали?  
— Видел, хотя она скорее воображаемая, чем материальная.  
— Не совсем так, — поправил его након института, — воронка проецируется в сознание человека. Поэтому, человеку кажется, что он ее видит. И где же произошло открытие туннеля?  
— В зале суда. Похищен человек, который пытался меня убить. К вашему сведению, исчезло еще пять человек. Это сеет панику среди жителей Яшчилана.  
— Гм… Вы сказали: исчезли? То есть, — глаза ведущего специалиста вспыхнули огнем, — мы сумели кого-то переместить в параллельное измерение?!! Ахтууп, милый вы наш! Да вы не представляете вестником какого потрясающего открытия вы стали! Мы же думали, что вхолостую гоняем преобразователь измерений, о, это просто удивительно! Почему же нам раньше никто не сказал?  
— Информация была засекречена. А сейчас, господа, попробуем для начала вернуть исчезнувших людей, потом будем радоваться. Моему психологу сегодня придется успокаивать граждан и опровергать самые фантастические факты, которые уже насочиняли журналисты. Я, как координатор Совета по чрезвычайным ситуациям, обязан буду как-то объяснить все происшедшее, не выдавая вашей работы. Так что, давайте впредь будем поаккуратнее с экспериментами. Было бы не плохо научиться перемещать ни кого попало, а определенный объект.  
— Мы работаем над этим, работаем! Но пока безрезультатно. Кстати, мы точно знаем, что перемещения людей с поверхности мы не делали. Поэтому удивительно, что теперь нам это удалось.  
— Делали, уважаемые. У них там, на поверхности, думают, что это работа инопланетян. Сколько людей вы отправили неизвестно куда?  
— Почему ж неизвестно, — улыбнулся након института, — точка выхода воронки нам известна.  
Ученые ввели Ахтуупа в большой зал, посреди которого стоял преобразователь измерений. Ассистенты принялись за работу, раздалось гудение. Аппарат замигал лампочками, на голографических экранах поползли колонки цифр и узоры формул.  
Открылся зев воронки. Как ученые утверждали, "оттуда" воронка открывалась намного легче. В зале, прямо под воронкой, стоял постамент, окруженный силовыми полями. И вот в легком мерцании пространства появился Чамаль, похищенный из зала суда, за ним – все исчезнувшие за полгода люди.  
Координатор облегченно вздохнул. Люди были живы, хотя выглядели сонными. Теперь предстояла процедура адаптации исчезнувших, их отправили в больницу, где Ахтууп что-то сочинил по поводу того, где их нашел, сославшись на магнитную аномалию. Это же он сказал в интервью журналистам, и полиции, и только Совету Посвященных изложил правду, обрадовав с успешным экспериментом, который доказал возможность перемещения людей через пространственный барьер.  

***  
Солнце растекалось по краю моря расплавленным металлом, на фоне которого черными силуэтами вырисовывались лохматые пальмы. Соломенная крыша бунгало едва слышно шуршала от легкого бриза, а море, ласковое, как возлюбленная, нежилось на песчаном пляже, призывая окунутся в прохладную бирюзу.  
Служащие отеля даже представить не могли, что красивая пара, лежащая на вечернем пляже, явилась сюда не с материка, а со дна океана. Задумчивый мужчина с седыми висками и молодая, немного пухлая блондинка.  
Они лежали под лучами заходящего светила, и Ахтууп тихо говорил:  
— Следующего пятнадцатого числа включат установку, интересно, кто исчезнет на этот раз?  
 
--------------------------------  
Након - начальник, руководитель  
Бэнное - летающая тарелка  
Кситоматль - помидор по-ацтекски  
Яшчилан - по гипотезе автора, город выживший после гибели Атлантиды. Находится на дне Тихого Окена. Не путать с городищем Яшчилан в Мексике :)  
 
p.s. По идее в тексте должны быть использованы только слова из языка майя. Но у автора очень скудный запас этих слов, поэтому вкрались ацтекские. Да простят меня читатели. 

Авторский комментарий: Рассказ участвовал в конкусе "Город-2010" на РБЖ.
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: - Апгрейд компьютера в Минске - http://ram.by/apgrejd-kompyutera.html

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования