Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Grjomka - Братья

Grjomka - Братья

I  
 
Сэм проснулся как обычно - за десять минут до звонка будильника. Это стало уже системой, выработанной за долгие годы работы в управлении по борьбе с особо тяжкими преступлениями. Однако сегодня он никуда не спешил. Дали выходной, за мастерски проделанную накануне работу. Но будильник все же должен был прозвучать, Сэм всегда его ставил по привычке.  
В большие окна спальни уже пробивались тёплые лучи утреннего солнца. Сквозь неплотно завешанные шторы, они как раз попадали на лицо Сэма. Создавалось состояние блаженства и всепоглощающей лени. Но появившиеся вдруг мысли о кофе и сигарете заставили Сэма вскинуть одеяло и встать с постели. Ещё несколько шагов и вот оно — второе блаженство за каких-то десять минут. Ароматный кофе и привкус горького табака. Выпустив первые клубы дыма из лёгких, и пригубив горячий напиток, вся идиллия полетела в тартарары.  
Раздался звонок. Точнее два, сперва был будильник, на который Сэм практически не обратил никакого внимания, а потом обычный телефонный звонок.  
- Кому же там не спится, чёрт его дери, - поперхнувшись смесью кофе и дыма, зло промолвил Сэм, и поспешил в сторону спальной.  
Сэм взял телефон, с надеждой на то, что его сегодняшний выходной так и останется не рабочим днём.  
- Хэллоу, - явно выражая равнодушие к звонящему, выпалил Сэм.  
- Братишка, Сэмми, это ты?  
- Мать честная, Ники, это ты брат, ты где, что-то стряслось?  
- Да брат, стряслось, земля из-под ног уходит, Сэмми, ты где сейчас, давай встретимся, нам срочно нужно встретиться, - Ники был явно не в себе.  
- Да, Ники, конечно, приезжай ко мне, прямо сейчас бери и приезжай, я буду ждать, слышишь?  
- Окей, Сэмми, еду, только дождись меня брат, только дождись...  
Сигнал оборвался. Сэм кинул трубку на кровать и пошёл на кухню за очередной сигаретой, первая незаметно истлела во время телефонного разговора.  
- Да что ж с ним стряслось такое, - Сэма начали посещать разные мысли, но ничего из ряда вон выходящего, что могло бы произойти с его младшим братом в голову не приходило.  
Максимум на что был способен Ники, так это напившись до чёртиков, побить посуду в баре или затеять пьяную драку. Оставалось только дожидаться брата, что бы услышать всё от него самого. Прошло полчаса, потом час, после ещё два. Это ожидание начинало изводить Сэма. Он пару раз пробовал дозвониться до брата, но тот всегда оказывался “вне зоны доступа”. Сэм подождал ещё немного, потом достал из бара бутылку Виски и пузатый бокал, в который тот час же плеснул горькую жидкость. Сразу закрутил пробку на горлышке, зажёг очередную сигарету, и хотел было уже приняться за Виски, как в дверь позвонили.  
 
Сэм поспешил открыть. Только ключ провернулся в замочной скважине, и цепочка визгливо болтнулась, дверь тут же распахнулась, и в квартиру вбежал Ники. Не разуваясь, запыхавшийся, он резво направился в кухню, взял сигарету, оставленную Сэмом в пепельнице, глубоко затянулся, немного закашлялся и тут же влил в себя всё содержимое пузатого бокала. Ники дрожал, был неопрятен и растрёпан, а одежда его была перепачкана в крови.  
Сэм наскоро захлопнул дверь и подбежал к брату.  
- Что случилось, Ники? - Сэму не терпелось всё разузнать поскорее.  
- Сэмми, - всхлипывая, со слезами на глазах, молвил Ники, - я убил человека.  
- Какого чёрта, Ники, что ты несёшь — ты в своём уме?  
Сэм достал из бара второй бокал, и наполнил его Виски, так же плеснув напитка и брату.  
- Так, Ники, давай успокойся и расскажи мне всё по порядку, я внимательно тебя слушаю, - Сэм сделал глоток из бокала и зажёг для себя сигаретку.  
- Сэмми, я, я не знаю как такое могло произойти, я просто... просто, - Ники всё никак не мог собраться, голос его колебался, глаза бегали в разные стороны, он всё ещё дрожал.  
- Давай, Ники, соберись, можешь не спешить, время у меня есть, сегодня мне дали выходной по службе, так что я внимательно тебя слушаю, - Сэм пытался успокоить брата и привести его в чувства.  
Ники сделал последнюю затяжку сигареты, затушил её, выпил глоток Виски и немного успокоившись, начал говорить.  
- Сэмми, такое дело. Вчера я продал одну из своих картин, продал по хорошей цене и решил немного обмыть это дело, возвращаясь, домой. Я зашёл в барчик, помнишь, недалеко от моего дома находиться бар “Сливовые тёлочки”? Там опрокинул рюмку - другую, играла музыка, ну, в общем, всё как полагается, и тут ко мне подошла одна особа, мы разговорились, я угостил её коктейлем, потом ещё одним, потом ещё, - Ники опустил глаза и замолчал.  
- Продолжай братишка, - сказал Сэм и слегка хлопнул брата по плечу.  
- Да, конечно. В баре всё было нормально, я расплатился за заказы, ни с кем не сцепливался, потом мы, уже, будучи изрядно накатившими, пошли ко мне. Я помню нашего охранника на первом этаже, мы ещё с ним поздоровались. Всё было в норме. Когда мы были в квартире, я включил музыку и показал той даме некоторые из моих картин, она ещё попросила, что бы я и её нарисовал.  
- Написал? - поправил брата Сэм.  
- Ну да, написал, ты ведь знаешь, Сэмми, я всегда был уверен, что картины всё же рисуют, а пишут книги, но смысл не в этом. После этого я достал из бара бутылочку какого-то сладкого ликера, и мы продолжили пить. Дальше всё было как всегда, душ, секс, снова секс и постель. Всё, Сэмми — это всё.  
- Так что случилось-то? - выразил явное недопонимание всей картины Сэм.  
- А сегодня утром, я проснулся в надежде обнять мою новую знакомую, но вместо её пухлых и душистых округлостей, моя рука вляпалась в её окровавленные органы, вывернутые наизнанку, прямо на белую простынь. Сэмми, ты представляешь?  
- Ты что, Ники, твою мать, шутишь? - Сэм снова поперхнулся клубами серого дыма.  
- Да, Сэмми, конечно же я, блядь, шучу, и сейчас на моей одежде — это просто кровь от разделанной мною рыбы, которую я пару часов назад готовил себе на завтрак. Твою мать, Сэмми. Такой хернёй не шутят браток.  
Братья на некоторое время замерли, смотря друг другу в глаза и осознавая всю серьёзность происходящего.  
Сэм первый прервал молчание.  
- В полицию звонил?  
- Нет, - сухо ответил Ники.  
- Это хорошо, это хорошо, - Сэм ходил по кухне взад и вперёд. Потом взял телефон.  
- Ты куда это собираешься звонить, Сэмми?  
- Не бойся, Ники, сидя тут мы всё равно ничего не узнаем, а сам я тоже не могу туда поехать, я ведь твой брат — что подумают в полиции, если я объявлюсь там раньше них? Я так понимаю, ты больше ничего не помнишь, ни так ли?  
- Нет, это всё, - с отчаянием произнёс Ники.  
- Доверься мне братишка, я всё разузнаю, но находиться тебе у меня скоро станет нельзя, сам ведь понимаешь, и к делу этому меня не допустят по причине нашего родства. Но не существует безвыходных ситуаций, просто делай всё, как я скажу и мы найдём виновника этого кошмара.  
Сэм полностью верил брату, тот никогда в жизни его не обманывал и не подводил. В голове Сэма уже начинал раскручиваться клубок этого безумства, он набрал на телефонной трубке какой-то номер и стал ждать ответа. Через минуту, на том конце ответил женский голос.  
- Агент Бланшет слушает.  
- Хэллоу, Оливия? Оливия - это Сэм, мне срочно нужна твоя помощь... нет, это не терпит, нужно прямо сейчас... окей, буду ждать.  
Ники посмотрел на Сэма и робко спросил: “- Твоя напарница?”  
- Да, она поможет нам, ей точно можно доверять, она скоро приедет, а ты пока сходи в ванную и приведи себя в порядок. Чёрт возьми, что твориться в этом мире, - Сэм снова закурил и дополнил свой бокал алкоголем.  
 
Прошло сорок минут. Сэм допил очередной бокал Виски и выкурил две сигареты. Ники принял душ, поменял свою окровавленную одежду на предоставленную ему братом и тоже закурил. Они сидели рядом и молчали, каждый думал о своём, и в то же время, об одном и том же.  
 
В дверь позвонили. Ещё мгновение и Оливия Бланшет сидела вместе с ними на кухне, и, нервно куря, слушала всю эту историю, и пыталась придумать, как она может помочь брату своего напарника.  
- Да уж, ребятки, у вас тут, действительно, всё по взрослому, - произнесла она после полного осознания нарисовавшейся в уме картины. И что мы будем делать? Есть куда уехать, Ники? - сразу принялась за дело Оливия.  
- Нет, только если к Сэму, но тут мне оставаться нельзя, насколько я понимаю, - Ники совсем паник и немного опьянел.  
Сэм хотел что-то сказать, но Оливия его перебила.  
- Так, ладно, собирайся, поедем ко мне, - твёрдо решила она.  
- К вам? - Ники был озадачен столь стремительным поворотом событий.  
- Да, поедешь ко мне, побудешь там, пока мы разберемся, что тут к чему, - продолжила Оливия.  
- Ты уверена в том, что делаешь? - спросил напарницу Сэм.  
- Да, Сэм, - ты доверяешь своему брату, а я доверяю тебе. Сейчас я отвезу парня к себе, а затем поеду в его квартиру, в рапорте напишу, что был анонимный звонок. После, вызову группу, пусть всё осмотрят, потом сама проверю улики... подумаю, в общем. Ну, а потом уж и к тебе, Сэмми загляну. Собрался, маньяк ты наш? - Оливия была невозмутима и могла отпускать свои шуточки, в какой угодно ситуации.  
- Да, я готов. До скорого, Сэмми. Надеюсь, у вас получится всё разузнать, а иначе мне край, брат, - Ники натянул капюшон на лицо, опустил голову и вышел за дверь.  
- Не скучай, Сэмми, я скоро, - Оливия поднялась на цыпочки и, чмокнув напарника в нос, вышла за парнем.  
 
II  
 
Сэм весь день думал о брате, о том, как такое могло с ним произойти. Разные мысли посещали его голову, но ответа пока не было, оставалось ждать Оливию. Наверняка она прояснит эту ситуацию. И тогда уже будет от чего отталкиваться в этом непростом деле, а дело, естественно заведут, если уже не завели. И заведут именно на Ники, ведь он проживает в той квартире, и, наверняка, больше никаких свидетелей произошедшего не найдётся. Всё слишком серьёзно и безысходно. Однако, безысходных ситуаций не бывает, просто выход из них для нас не всегда подходит.  
Был уже вечер, Сэм сидел в удобном кресле, потягивал Вискарь и всё курил, курил, курил...  
 
В дверь позвонили, Сэм сразу же рванул её открывать. Это была Оливия. Она спокойно прошла в квартиру, кинула на кресло своё пальтишко, присела на кухне у столика и, достав свою пачку сигарет, извлекла одну оттуда, после чего закурила.  
- Плесни-ка и мне, Сэмми своего напитка, - произнесла она первую фразу.  
Сэм достал ещё один пузатый бокал и налил напарнице Виски. Немного пригубив напитка, Оливия начала рассказывать.  
 
- Дела ваши, а теперь уже и наши, Сэмми, скажу прямо — полное, густое и вонючее дерьмо.  
- Я и не ожидал ничего иного от тебя услышать, если честно. Давай сразу к делу, не томи — что там, в квартире, что удалось узнать тебе лично, и что известно следствию, ведь, как я полагаю, дело уже открыто, - Сэму нужна была ясная картина происходящего.  
- В общем, так, начнём по порядку. Сначала квартира. Следы взлома есть, не то что бы это был взлом, просто скважина от замка поцарапана, явно работали отмычкой. Работали чисто, по отпечаткам ничего, только твоего брата и той девушки. Кстати о ней - её зовут, или звали, как правильно сформулировать? Ладно не столь важно. Имя её – Эллис. Прямо как у той, что в заячьи норы лазила в сказке, - Оливия улыбнулась, явно ожидая взаимности и от Сэма. Однако он был непоколебим и очень серьёзен.  
- Продолжай, - промолвил он.  
- Так, ах да — Эллис, Эллис Миднайт, и фамилия точно в яблочко - любительница гулять по ночам, - всё никак не могла успокоить свой юмор Оливия. Ладно, ладно, дальше без шуток. Ничего криминального за ней нет, однако в баре, в котором они побывали с Ники, сказали, что часто её там видели и всегда с разными мужчинами и всегда в подпитье — шлюха одним словом, - Оливия затушила остаток тлеющей сигареты.  
- Последние три месяца девушка нигде не работала, просто гуляла. Ничего интересного и в её прошлом, но вот настоящее её состояние вызывает ещё какой интерес.  
- В смысле? - недопонял логики напарницы Сэм.  
- Сэмми, от неё остались только рожки да ножки, ну и голова ещё. Картина в точности такая, как рассказывал нам Ники, девушку попросту выпотрошили наизнанку, все органы раскиданы по полу и кровати. И ты знаешь, Сэмми, что меня настораживает? Я даже возьму в учёт количество выпитого ими алкоголя и глубокий, последовавший за этим сон, но как твой брат мог ничего не услышать? Такое не за минуту делается, но с другой стороны я не пойму и её - следов борьбы нету, она просто спала и плевать на всё хотела. Странно всё это. Я не хочу ни на что намекать, но ….  
- Нет никаких - но! Я твёрдо верю в слова своего брата, он не мог это всё подстроить. Он не такой, он не маньяк — Потрошитель, в конце-то концов. Что ещё удалось узнать? - Сэм немного разозлился на подозрения Оливии.  
- Ещё? Ещё по заключению экспертизы, на теле девушки обнаружена сперма твоего брата и его же кожа, у неё под ногтями. Ну, это ладно, тут всё понятно — они были близки в ту ночь, но это и играет против Ники, так как никаких явных свидетельств, присутствия кого-то третьего в квартире - нет.  
Оливия, отхлебнула из бокала и стала ждать ответную реплику Сэма.  
- Что-то тут не так, Оливия, я нутром чувствую. Кто-то пробрался в квартиру и убил эту Эллис, ключа у убийцы не было, он ковырял замок... хм странно, да и знал, значит куда идёт и зачем, знал, какой именно замок придётся вскрывать... Так, так, так, - это точно тот человек, который уже бывал у Ники дома. Но тут можно искать иголку в стоге сена, квартиру Ники частенько посещали разные девушки весёлого или лёгкого поведения, как там правильно говориться.  
- Ах да, - перебила Сэма напарница, - в комнате ещё попорчены картины, на которых изображены роскошные барышни, облачённые лишь в то, в чём мать родила, - Оливия слегка улыбнулась.  
- Так. Стоп. Давай начнём со старта. Ники говорил, что возвращался домой через бар после того, как удачно продал свою очередную картину. А сейчас узнаётся, что картины в его квартире кто-то, да и испортил.  
- Порезал, - уточнила Оливия, - они явно порезаны.  
- Надо кое, что прояснить у Ники, - Сэм взял телефонную трубку и набрал номер брата.  
- Холлоу, Ники?  
- Да, брат, я слушаю, - голос Ники оставался всё таким же тихим и поникшим.  
- Я хотел спросить, брат - ты говорил, что перед тем, как зайти в тот бар, ты продал картину.  
- Да, я продал одну из своих последних работ одной женщине, она её заказывала.  
- Послушай Ники, у тебя есть её контакты, с ней можно как-то связаться?  
- Да, у меня есть её номер телефона, да и я знаю где она работает, а что такое, при чём тут она?  
- Пока не знаю брат, но мне кажется клубок потихоньку начинает распутываться, будь на связи, Ники, не прощаюсь.  
- Поехали, - произнёс Сэм, выпив очередной глоток Виски.  
- Куда, - озадаченно спросила Оливия.  
- В квартиру Ники, я уверен вы что-то пропустили, всё слишком гладко.  
- Сэмми, да ты уже пьян.  
- Это только добавит мне решимости, поехали.  
Оливия надела своё неряшливо кинутое на кресло пальто, и пара скрылась за дверью.  
 
III  
 
Машина, со скрипом затормозила, задев бампером мусорный бак, поставленный кем-то столь близко к дороге. Двери тут же отворились и двое агентов стремительно направились к подъезду, в котором жил Ники. Сильным толчком ноги, Сэм открыл входную дверь, и тут же попал в фойе. Прямо напротив, находилась лестница, ведущая вверх к этажам здания, к ней и направился Сэм, не замечая, выбежавшего откуда-то сторожа-охранника.  
- Постойте, мистер, вы к кому? - впопыхах кричал тот.  
- Оливия, поясни этому невежде, кто мы и зачем здесь, - не оборачиваясь выкрикнул Сэм.  
Оливия осталась внизу с охранником, а её напарник поднялся ещё на несколько этажей и оказался прямо у квартиры своего брата.  
- Такс, что тут у нас, - пробурчал себе под нос Сэм, сдирая оградительную ленту жёлтого цвета, оставленную осматривавшими место преступления полицейскими.  
Сем вошёл в квартиру, осмотрелся. Всё было разбросано, на кровати красовалось алое пятно, оставленное жертвой, ведь сам труп уже увезли, на всяческого рода экспертизы, о результатах которых Сема уже известила Оливия.  
- И правда, картины разрезаны чем-то острым, а не попросту порваны, - высказал своё мнение Сэм, внимательно осматривая одну из них. Тут явно всё осмотрели тщательно, но всё же они что-то, да упустили - только что? Сэм ходил по квартире и присматривался к каждой мелочи, в надежде найти хоть что-нибудь подозрительное.  
Прошло минут тридцать, Оливия внизу о чём-то расспрашивала охранника, а Сэм обошёл всю квартиру, но так ничего, что могло бы помочь в его неофициальном расследовании, и не нашёл. Он уже закрыл дверь квартиры и сделал пару шагов от неё, как вспомнил фразу Оливии: "" Просто скважина от замка поцарапана "".  
- Скважина, ах скважина, ну-ка, ну-ка, - Сэм обернулся и подошёл к двери, дабы лучше разглядеть ту самую замочную скважину.  
 
- Так вы говорите, никого не видели, и тот парень - Ники со своей подружкой были последними из тех, кто заходил сюда той ночью? - уже по второму разу Оливия расспрашивала охранника.  
- Да, Мэм, я же уже вам это всё рассказывал сегодня утром, к чему мне снова отвечать на те же самые вопросы, - недоумевал охранник, - я могу снова вам повторить, я никого больше тут в ту ночь не видел.  
- Врёшь, сука, - Сэм появился как будто из неоткуда.  
Он быстро подлетел к охраннику, успев схватить того за одежду, совсем близко у горла. После чего повалил того на невысокую стойку, похожую на такую, как бывают в отелях. Охранник опешил, в его глазах был только страх. Лицо Сэма было настолько близко к лицу оппонента, что тот мог с лёгкостью прочувствовать всю его злость, переплетающуюся с рьяным перегаром и слюнями, летевшими во все стороны во время оголтелого крика.  
- Говори, падла, кто тут ещё был в ту ночь, ответ ""Никого"" не принимается, говори, мразь, иначе пойдёшь у меня как соучастник той девки, которая приходила сюда. Есть два варианта - либо ты спал, скотина, и попросту ничего не видел, но тогда камеры бы всё записали и я бы уже знал об этом, но там пусто - то есть мастерски сведено, правда ведь? Или давай мы посмотрим запись ещё раз и обратим своё внимание на тот момент, где время быстренько перепрыгивает на минут эдак десять? Что скажешь, уродец, - Сэм действовал дерзко, но такие методы порой оправдывали себя.  
- Ладно, ладно, хватит, отпустите...  
- Вы кое, что упустили Оливия, как я и думал, - произнёс Сэм, высвободив охранника из своих рук, - сейчас поясню.  
- Вы нашли следы взлома, увидели, что кто-то ковырял замок. А цвет замка - то в позолоте, и вы просто обратили внимание на стесанную краску на внешней стороне. Значит – взлом. Просто если бы Ники открывал замок - то он явно бы не копошился, а попросту его открыл, ничего не царапая столь сильно. Но вы упустили одну очень важную деталь. Часть обсыпавшейся позолоты, и есть, не что иное, как краска от ногтей, похожего цвета. Если бы вы взяли эту осыпь на экспертизу, то нашли бы там и ничтожные остатки самих ногтей, столь длинных, которые и мешали той женщине аккуратно вскрыть замок, - подытожил Сэм и расплылся в укоризненной по отношению ко всем улыбке.  
- Показывай запись давай, - Сэм не отставал от охранника.  
- Нет толку, вы там всё равно ровным счётом ничего не увидите, только разницу во времени, о которой вы сами и упомянули, и которую не заметили полицейские, просматривавшие её ранее. Я вам всё расскажу.  
И охранник рассказал о том, что через некоторое время после того, как Ники со своей спутницей вошли в дом, появилась некая женщина и, подкупив его, прошла наверх на этажи. По истечению десяти минут она вернулась, добавила ещё денег к оговорённой сумме и ушла. А он попросту на время пребывания этой женщины выключил камеры внутреннего наблюдения, а потом включил. Естественно, не забыв вырезать отсутствующий кусок записи.  
- Я всё рассказал, что мне теперь за это будет? Я ведь не знал куда она пошла, и за чем? - наивным и испуганным голосом спросил рассказчик.  
- Смотри, Оливия, пареньку светит провести минимум десяток лет в вонючей, полной тараканов, камере, вместе с горсткой ублюдков - уголовников, а он тоненьким голоском пытается оправдать свою никчёмную душонку, от соучастия в убийстве, за которое должен был расплатиться мой брат, - Сэм немного повеселел, довольствуясь проделанной работой, и вёл себя спокойней прежнего.  
- Посмотрим, время покажет, - добавил Сэмми и, взяв Оливию под руку, вышел из подъезда.  
Охранник хотел было догнать пару и всё же уточнить детали своего будущего, но не решился, он попросту сел в своё кресло и погрузился в глубочайшие размышления.  
 
IV  
 
Машина двигалась медленно. За рулём была Оливия. Сэм сидел рядом и расслабленно курил, стряхивая пепел в открытое окно. Играла тихая, вызывающая сонливость музыка. Было за полночь.  
- Я всегда знала, что ты самый лучший детектив, Сэмми, - тихо сказала Оливия.  
- Я тоже, - ответил Сэм, и они оба рассмеялись. Я и сам не очень-то верю, что удалось узнать истину в такие короткие сроки. Но, как говорится: ""Как есть"". Оливия улыбнулась.  
- Куда едем, мистер грозный сыщик? - напарница как всегда сострила.  
- Подвези меня домой, Оливия, да и сама тоже езжай - выспись, я сам позвоню в управление - пусть найдут ту женщину, которая подставила Ники, хочу, что бы завтра всё уже было в норме, в плане официальных бумаг и Ники ничто не угрожало.  
Так и было сделанно.  
 
Сэм выспался к обеду, отрезвел от выпитого алкоголя, выпил чашку кофе, выкурил сигаретку, и отправился в управление. По дороге на работу, Сэм взглянул на свой мобильный — один неотвеченный звонок - это был его шеф. Значит, придя в управление, нужно было сразу же к нему явиться. Наверняка начальство узнало о вмешательстве Сэма в это дело.  
Через некоторое время машина Сэма остановилась на парковочной стоянке, вблизи управления. Ещё через десять минут Сэм уже находился у дверей своего босса. Не стуча, Сэм отворил дверь, и медленно, и непринуждённо вошёл в кабинет. Сем уселся в мягкое кожаное кресло поодаль от стола босса и, закурив сигарету, стал ждать нотаций от вышестоящего по званию. Шефа звали Мэтью. Он был полон, темнокож, носил круглые очки и постоянно испускал изо рта дым, от дорогих кубинских сигар. Ясное дело – деньги позволяли.  
- Явился, герой ты наш, - начальник начал свой монолог, - ну что, рассказывай, как это наш бравый парень, прикрывает своего брата и параллельно расследует его дело? Хотя нет, я сам всё расскажу, ведь уже всему отделу известно как ты, будучи мягко говоря, в нетрезвом виде, пытался вышибить дурь из охранника в доме твоего брата.  
- Написал кляузу, - ровно спросил Сэм.  
- Кляузу? Какую нахрен кляузу, от твоих методов этот парень рот боится открыть, кляузу, ишь чего придумал. Оперативные сотрудники побывали в том доме сегодня с утра, дабы взглянуть на камеры наблюдения ещё разок — мол, чего пропустили, и лицезрели там твоё самовольное вмешательство в работу следствия. Ещё и агент Бланшет, чёрт бы побрал эту вертихвостку, была рядом и позволила тебе осуществить задуманное.  
- А если по существу? - Сэм оставался непоколебимым.  
 
- Что? По существу? - темнокожий мужчина снял очки, затушил огарок сигары в пепельнице и растянул свою толстую улыбку по всему лицу, - а по существу, Сэмми, ты проделал мастерскую работу, впрочем, как всегда, дружище.  
Мэтью подошёл к Сэму и дружески похлопал того по плечу.  
- Скажи мне лишь одно, Сэм - брат ведь заезжал к тебе в дом и переоделся там, так ведь?  
- Так, - косо посмотрев на шефа ответил Сэм.  
- Чёрт тебя дери, Сэмми, - прошло столько лет, а я всё так же хорошо тебя знаю, и прикрываю твою Мальчукову задницу, всё как всегда, - полный мужчина снова закурил сигару, и всё так же расплылся в широкой улыбке полных губ.  
- Я знал, что ты додумаешься, как только узнаешь имя подозреваемого, - обратился Сэм к начальнику, - но так же надеялся, что прикроешь и не спустишь ищеек ко мне на квартиру. Спасибо, Метью.  
- Да брось, Сэм, вспомни, как мы раскрывали раньше дела, когда ещё работали в паре, - слова вырывались из уст Мэтью с хохотом и дымом, - в те времена только так и можно было работать, не то, что сейчас. Понапридумывали тут, права человека, презумпция невиновности, - тёмного мужчинку явно распирало от смеха.  
- А вот если уж серьёзно и по существу, то эту профуру мы прикатили к нам уже под утро, спасибо за данные по её возможному месторасположению и описание личности, Мэтью стал серьёзным.  
- Пока ты отсыпался, Сэм, Оливия уже успела провести дознание и та во всём созналась. Сейчас её повезли на следственный эксперимент.  
- Как вы ловко, - ухмыльнулся Сэм, - но как улики не заметили?  
- Тут уж, извиняй, брат, не все такие проворные и глазастые как ты у нас, - но тем, сыщикам, я уже влепил, как ты говоришь Кляузы, ой не могу, - начальник Сэма уже еле стоял на ногах от смеха, - ну иди , Сэмми, иди, мне тут ещё с бумажной волокитой разобраться надобно. А да, кстати, брату своему скажи, что б явился, завтра, в управление - с него ведь тоже нужно взять показания.  
- Какой мотив? - спросил Сэм.  
- Что? - неловко, унимая смех, переспросил Мэтью.  
- Мотив, говорю, какой был у убийцы? - задал вопрос Сэм.  
- Ах, мотив, да тут всё просто. Твой братец изображал на своих рисунках знойных, пышногрудых красавиц, а наша клиентка оказалась уже не очень молодой и совсем не пышногрудой, в общем, с комплексом неполноценности. И, как она сама рассказала, однажды она предложила твоему братцу встречаться, но он дал ей от ворот поворот. Но та так просто не отстала. Следила за ним, успела немного познакомиться с охранником в доме. А после чего купила у Ники одну из его работ и проследила за ним от места покупки до бара, а там уже и до дома. Ну, а дальше ты и сам знаешь. А порезала она картины, как ты понимаешь, по той же причине - вселенская обида на матушку природу - сама рожей не вышла, вот все ей и виноваты, даже рисованные... грустно, Сэм, грустно всё это, но ты уже давай, иди.  
- Да уж, - глубоко вздохнув произнёс Сэм и вышел из кабинета.  
Сегодня явно никто его дёргать не собирался, так что можно было встретиться с братом и отметить эту славную победу. Сэм присел на кресло в коридоре, и, достав из кармана телефон стал набирать номер Ники.  
 
 
- Привет, Сэмми, - поздоровались на том конце.  
- Привет, брат, ну как ты там? Вот решил позвонить тебе и обрадовать...  
- Да, Сэмми - большое тебе спасибо, я уже всё знаю, мне Оливия рассказала, - перебил брата Ники.  
- Оливия, а где она сейчас, ты всё ещё у неё? - удивлённо спросил Сэм.  
- Да, я у неё, мы ту правда сейчас немного …. эмм... заняты....  
В трубке послышались какие-то помехи в виде томного бурчания, а потом трубку взяла Оливия.  
- Сэмми, красавчик, и я хочу тебя поблагодарить за то, что пригласил меня в тот день к себе домой, и дал возможность тем самым познакомиться с твоим братом, - он супер, а сейчас нам пора, Сэмми, извини - позже созвонимся.  
Сэм хотел ещё что-то сказать, но пошли гудки. Сэм всё понял. Ники и Оливия сейчас были вместе, и никто им был не нужен в эту минуту. Сэм улыбнулся, положил обратно телефон и негромко произнёс.  
- Да уж, и что мне теперь остаётся? Быть может и мне стоит навестить “Сливовых тёлочек”, по слухам именно оттуда начинается всё самое весёлое в жизни.  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования