Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Пикула Юрий - Морфлэнд

Пикула Юрий - Морфлэнд

 
 
 
"Если учиться будешь на удовлетворительно, то и жена у тебя будет на троечку, работа на троечку, и дети тоже получатся на троечку…"  
 
Подлепа В.А. (Инженер-Физик, Доцент кафедры экономики НИТУ "МИСиС")
 
 
 
Первые лучи солнца прокрались в комнату к Андрею Высоткину. Просторная спальня озарилась приятным светом, который любезно пропустило в помещение ничем не прикрытое окно.

Андрей уже давно проснулся и размышлял.  Нет, Высоткин не валялся в кровати, напрягая волю, чтобы оторваться от ложа, а просто любил пофантазировать. Мечтать ему нравилось равно так же как и вспоминать прошлое.  Tепло лежащей рядом Натали согревало душу. Спешить было некуда, хотя фантазёру ещё предстояло посетить своё рабочее место.

       Наконец, время для мечтаний прошло и наступила пора действовать. Высоткин освободился от объятий любимой женщины. Путь его лежал прямиком на кухню.
 
Завтрак в постель не вызывал удивления, как в этой семье, так и во многих других. Ложные клятвы и нарушенные обещания – казались чуждыми для жителей удивительного города. В Морфлэнде верили в любовь. Отношения здесь строились на доверии и взаимопонимании.
 
"Какая же комната без дверей?" - подумал бы любой не здешний, но Андрея Высоткина этим не удивишь. Он приблизился к стене и ладонь дотронулась до гладкой поверхности. В месте касания возникло небольшое отверстие, которое вскоре переросло в полноценный дверной проём. Обычного человека подобное зрелище повергло бы в шок,  Андрей же знал принципы работы такого чуда. Более того, на создание подобных вещей он потратил львиную долю своей жизни.
 
Новая кухня сверкала в свете солнца. Здесь вы бы не увидели ни плиты, ни холодильника, лишь какой-то странный прибор с тарелкой внутри. Высоткин вновь применил "волшебство", и на посуде собралась мозаика свеженькой яичницы. Огромный выбор блюд мог удовлетворить любые аппетиты, но старая добрая глазунья была незаменима. Это блюдо напоминало Андрею о его прошлой жизни, жизни до Морфлэнда.
 
Юность пролетела быстро, не успел он и оглянуться, как уже четвёртый десяток. Высоткин часто оглядывался назад, жалея об упущенных возможностях, но не переставал откладывать текущие проблемы на будущее. В Морфлэнде всё в корне поменялось.
 
Завтрак уже ждал Натали. Нежный поцелуй на прощание, и наш волшебник приступил к открытию очередного прохода. Впереди возникла пропасть. Через дверной проём виднелись лишь облака и синева небес. Лёгкий ветерок играючи скакал по просторной одежде. Строгие костюмы в Морфлэнде уже давно стали пережитком прошлого. Каждый одевался, как ему удобно. Многих людей пугала высота, но Андрей Высоткин – не из робкого десятка. Он прыгнул вниз и был таков!

 Андрей не был сверхчеловеком. Со стороны могло показаться, что всё кончено. Аплодисменты, свет, занавес. Однако, Высоткин неторопливо спускался вниз без всякой опоры, наблюдая, как сменяется этаж за этажом.
 
Ещё несколько десятков лет назад подобные вещи казались вымыслом. Левитация, создание завтрака "из ничего" и многие другие чудеса теперь воплотились здесь в Морфлэнде. Это всего лишь технологии – результаты долгой кропотливой работы современных учёных и нашего героя в частности.
 
Земля, усеянная роскошной зеленью, не спешила приближаться. Башня, из которой выпрыгнул Андрей, пронзала облака. Утреннее солнце приятно согревало людей, которые торопились по своим делам, так же изящно паря вокруг исполинских строений могучего Морфлэнда.  Несколько спиралевидных конусов, раскрашенных во все цвета радуги составляли из себя всё многообразие зданий города. Огромная высота дома позволяла сохранять природу и давать жильё всем желающим.
 
Андрей Высоткин знал, как всё это работает. Подвижный каркас из сверхпрочных сплавов пронизывал строения вдоль и поперёк. Внутри располагалась сеть из материалопроводов. А левитация происходила благодаря силовому полю, которое обвивало здания Морфлэнда. Это невидимое нечто с лихвой компенсировало ускорение свободного падения, более того придавало пассажирам нужную траекторию полёта. Наконец, внутри поля находилась воздушная оболочка с фиксированной температурой, давлением и влажностью. Под каждым из таких жилищ закладывалась огромная база новейших материалов, которые и поступали через каркас непосредственно к жителям.
 
Именно так Высоткин и делал двери в стенах, именно так он готовил яичницу, и это лишь малая часть того, на что была способна эта высокотехнологичная установка. Люди могли перестраивать свои квартиры так, как угодно. Хочешь бассейн в квартире? Пожалуйста! Дотронься до нужного участка пола, и сеть микрочипов встроенных в твой организм мигом передаст каркасу дома всё, чего ты желаешь. Город Чудес – не иначе.
 
Андрей получал множество дружественных приветствий от людей, пролетающих мимо. Ведь он был одним из самых уважаемых учёных Морфлэнда. Его работа заключалась в создании новых материалов. Несмотря на то, что занимал он хорошую должность, зависти к нему среди народа не наблюдалось. В Морфлэнде не существовало такого понятия как "карьерный рост", каждый в этом городе занимал достойную нишу, которая ему по душе.
 
Наконец облака остались позади и вот он уже левитировал над роскошными садами и фонтанами. Где же асфальт? Где машины? Зачем всё это жителям Морфлэнда, когда есть сеть силовых туннелей, в которых нет ни пробок, ни аварий?
Андрей решил узнать время, взгляд направился на одну из башен-конусов, и всё сразу стало понятно. Часы, спроецированные на силовое поле, просматривались с любого ракурса и в любое время суток.
 
"Эх, в каком же прекрасном месте я живу!" - подумал Высоткин и тут же мысленно похвалил мэра и основателя города мистера Уильяма Морфленда. В отличие от остальных управляющий этого места не растрачивал бюджетные деньги и одобрял все адекватные научные проекты своих учёных. Мало кто видел мистера Морфленда, человека необщительно и скрытного. Наряду с похвалами у летуна возникали предположения относительно личности мэра. Не успел Андрей отвлечься на мгновение, как башни стали обращаться в пыль… Высоткина переполняли страх и ярость. Город, любящая Натали, воплощённые в жизнь научные идеи - всё рушилось с чудовищной скоростью. Небо поглощалось огромным чёрным пятном. Краски закрутились в спираль, словно неведомый всемогущий художник размазывал их кистью по огромному мольберту, превращая изысканную картину в грязевое пятно. Кровь подступила к вискам.  Боль. Последний удар сердца бил по слуху барабанной дробью. Высоткин падал. Но куда? Фонтаны, деревья и земля превратились в пустоту. Город поглотила кромешная тьма...
 
Слова отдавали эхом, голова кружилась, а вокруг был лишь серый мрак, скрашенный невнятными фигурами. Отчётливо уши Высоткина воспринимали лишь дыхание. Прерывистое и невыносимое. Чудесная левитация отдавала замлевшими конечностями, острой болью в затылке и липкой жижей под ногами…
 
- Эй! Ты меня слышишь?! Очнись! Очнись, мать твою! – раздался хриплый мужской голос.
- Сделай же что-нибудь! – добавились женские нотки в эту какофонию.
 
В горле пересохло, Высоткин старался что-то сказать, но слова не шли. Кто-то теребил его по лицу, стараясь привести в чувства…
 
Наконец, спустя несколько минут, Андрей издал хриплый звук:
 
- Кто здесь?!
- Фух! А я уж думал, ты коньки отбросил, старина.
- Скажешь тоже. Мы ведь целы? Почему это мой муж должен был умереть? Андрюша, ты не помнишь меня? Я Аня.
       - Аня?
       - Аня Высоткина – твоя жена…
Андрей больше не смог выговорить ни слова.
       - Что с тобой сделали эти твари…
 
Память возвращалась не сразу, урывками… Аня… Твари… Он вспомнил. Вспомнил детство, первый поцелуй и свадьбу. Вспомнил, как оказался в этой зловонной дыре…
 
С раннего детства Андрей Высоткин мечтал оставить след в истории. Время шло, он находил в себе всё новые и новые таланты.  Потом была школа, а после неё университет. Андрей не считал выбранную профессию своим призванием, но за что бы не брался, что бы ни делал - во всём добивался некоторых успехов.
 
"Если учиться будешь на удовлетворительно, то и жена у тебя будет на троечку, работа на троечку, и дети тоже получатся на троечку…" - как-то сказал ему преподаватель по инновационной экономике. Слова запали в душу. Крайняя впечатлительность с детства одолевала Высоткина, настроение его менялось чаще чем погода.  Андрей всегда метался, пытаясь найти себя. Он старался быть как все, но с другой стороны не хотел превращаться в серую массу. Слабая воля, неуверенность в себе и лень, которые проросли в погоне за "нормальностью" одержали верх и даже такие язвительные слова не смогли повлиять на Высоткина.
 
Университет остался позади, как и родная, но загнивающая страна. Появились деньги, хорошая работа, жена. Она была серой мышкой, недостаточно красивой, недостаточно чувственной и нежной, однако эта женщина его обожала. По крайней мере так считал "нормальный" Высоткин. Он просто уважал её чувства, да и других вариантов судьба ему не подкинула. Всё, казалось бы, хорошо, но слова преподавателя не покидали всю его жизнь. Что он оставил после себя в этом мире? Что приготовил для будущего поколения? Гору зелёных бумажек? Пару кирпичных коробок? Всё это было неплохо, но Андрею хотелось большего. Ему хотелось оставить след в истории человечества. Поэтому он сразу откликнулся на предложение поучаствовать в экспедиции.
 
Его друг Илья Дубов был заядлым искателем приключений и в отличии от домоседа Высоткина всегда знал, как интересно провести время. Где-то в Сибири, в горах отыскалось безлюдное место, которое ещё не затронула человеческая цивилизация. Предвкушая что-то великое, поистине историческое Андрей Высоткин помчался прямиком туда, прихватив с собой и жену и друга. А позже к ним присоединился в качестве проводника и Архип, который теперь сидел рядом с ним. Уже на месте и обнаружили они эту таинственную пещеру…

Дед Архип – бывалый таёжник и знатный охотник сидел у масляной лампы довоенных времён. Все убеждали его не брать этот хлам в дорогу. Но когда фонари отказали, старое доброе приспособление не подвело! Лица товарищей смутно проявлялись в тусклом свете. Липкая слизь то и дело давала отблески среди пещерного полумрака. Тут же находился и Илья Дубов – любитель упоминания матерей в своей речи, и по совместительству товарищ Высоткина.
 
- Что происходит? – опомнившись, спросил Андрей.
 
- Э-э-э, мужичок, ты многое пропустил, - ответил дед -  Мы тут такого насмотрелись.… Расскажешь кому-нибудь – не поверят. В общем, всю пещеру обволакивает какая-то слизь. Ну и ладно с этой слизью, дак ещё и щупальца какие-то тут повсюду рыскают. На вид они бледные и слабенькие. Но если уж доберутся до твоего затылка – пиши пропало. Внушают тебе всякую чушь и прямо, как наяву! Я вот, например, попал в свою сторожку в этих сновидениях треклятых. Но вот тебе на и ружья у меня там и обрезы. Страсть как люблю оружие и охоту. Так ты представь у меня там возле сторожки-то и рыси были и волки с тиграми. Охоться – не хочу! И бабёнка у меня там в этой избе что надо… Такие пироги готовит! М-м-м! Пальчики оближешь! Этот дружок твой чёрт знает что вообще творил в этих снах. А про женушку свою лучше вообще не спрашивай. У неё там был свой ванильный мирок. Ты на-ка лучше возьми повязку на шею, чтобы эти гады тебя опять не одурачили. Спасти она тебя не спасёт, но тварей этих попридержит. Может быть, и выпутаться успеешь. Кстати, а что ты видел? А?
 
Высоткин не скупился на яркие эпитеты, сравнения и так живо описывал мир своих фантазий, что даже убежденный реалист Дубов поневоле стал внимать Андрею. Лишь осмотрительный дед время от времени прерывал рассказчика и вслушивался в тёмную бездну.
 
История завершилась и после небольшой паузы, Архип вставил своё слово:
 
- Эка тебя завернуло! Тебе б в писатели, мужик. Пропадает талант ведь. Я, видишь, охотник по призванию, вот и живу здесь, в тайге... Что смотрите, молодчики? Извините конечно, но такой зверюгой мне что-то перехотелось гоняться. Уж больно она умная. Проще охотиться, когда зверь не роется у тебя в башке. А то так мы уже и сами превращаемся в дичь…
 
После этого молчание среди заложников зловонной пещеры продолжалось несколько минут. Дед Архип почёсывал затылок, он видимо не переставал удивляться причудливым фантазиям Высоткина. Аня поглядывала на Андрея, а на неё саму смотрел Илья.
 
Лучшие друзья некогда были неразлучны. Вместе и познакомились с Аней. Она предпочла задумчивого мечтателя Высоткина, закоренелому реалисту Дубову. Крепкая дружба разбилась о хрупкую женщину, но сейчас только она их и связывала. Теперь Илья всегда сопутствовал им обоим, но не ради Андрея.
 
Молчание затянулось. Наконец жена подошла к ослабевшему Андрею и без разговоров поцеловала. Для неё это был глоток свежего воздуха. Но он не в полной мере разделял её чувства. Ускользнув от объятий, Высоткин увидел как женщина продолжала тянутся к нему. В ответ на это Андрей лишь нежно приложил палец к её губам, тем самым говоря, что сейчас не время для поцелуев.
 
По слою слизи на потолке пробежала едва заметная дрожь. Чуткий слух Архипа уловил этот момент, и дед велел всем затаить дыхание. Ещё одна волна прокатилась по пещере. На этот раз звук добрался и до ушей других.
 
- Отдохнули молодчики? А теперь – бежать! Эта зверюга просто так от нас не отстанет! Ну! Шевелись! Глядите, дед старый вас сейчас обгонит! Стыд и позор! – вылетело из уст Архипа, и он побежал.
 
- Твою мать! – добавил Илья, и все пустились навстречу неизвестности. Позади раздавалось гулкое чавканье. Бежать было тяжело – мерзкая слизь болталась под ногами. На ходу Высоткин обернулся, и его зрение уловило добрый ворох огромных бледных щупалец. Жуть! Не оглядываться назад!
 
Нескончаемые извилистые тоннели петляли там и сям. Но охотничье чутьё не подводило. Не по годам острое зрение улавливало мельчайшие лучики света. Ноги не слушались, но останавливаться нельзя!
 
Ослабевшее тело Андрея отказывалось подчиняться. Свет близко. Один неверный шаг и Высоткин уже валялся посреди слизи и камней. Время тянулось подобно улитке. Вдали слышались человеческие возгласы:
 
- Стоять! – завопил дед Архип.
- Здесь тупик! Твою мать! Твою мать! - предался пессимизму Дубов.
- Соберись! На войне как на войне. Где же мой нож? А-а-а! Вот он голубчик.
 
Архип яростно пробивал стену из вязкой мерзости. Удар! Удар! Ещё удар!  Лучи живительного света проникали в бледную пещеру.
 
Кишащее зловонными щупальцами нечто приближалось с каждой секундой. Остальные едва начали выходить наружу через проём прорубленный в мерзкой стене. Но Андрей Высоткин не спешил выбираться. Он встал и оглянулся назад. Что ждало его там? Морфлэнд – мечта всей его жизни, воплощённая в реальность. Любимая работа, обожаемая Натали…. Пусть даже это всего лишь иллюзии, внушаемые ему зловонным монстром. А впереди? Толпа людей, которым нет до него дела, за исключением одной лишь Ани. Но в любви не бывает баланса….
 
Он видел её глаза в тот миг. Полные отчаяния, они смотрели на него. Женщина невольно рвалась обратно, но Дубов держал крепко. "Будьте счастливы" - подумал Высоткин. Дед Архип в последний раз посмотрел на героя с немалой долей грусти. Нечто приближалось и в конце послышалось лишь хриплое:
 
- Уходите! Спасайтесь! Я его задержу! – согласно добрым традициям фильмов, которые он так презирал за убогие штампы.
 
Спустя мгновение зловонные щупальца уже вплотную подобралось к раскинувшему руки человеку. Нечто даже не собиралось догонять остальных беглецов. Со стороны выглядело красиво, однако Высоткин понимал, что сделал это ради себя.
 
Свет погас, но возродился с новой силой…
 
Андрей продолжал парить по зелёным улицам Мофлэнда, вдыхая запахи душистых трав и полевых цветов. Все приключения в пещере вылетели из его головы, словно их никогда и не было. Никакого зловония и замкнутого пространства. Только солнце, деревья, травы и умиротворение. Эта идиллия продолжалась бы вечно, если бы не здание исследовательского центра, возникшее перед носом Высоткина. Мозг приготовился к долгой и кропотливой работе. Андрей расценивал науку как искусство. До Морфэнда он тоже так считал, но достичь уровня, когда ты играючи манипулируешь своими знаниями, превращая их в нечто прекрасное, вне города никогда не удавалось. Всё ограничивалось лишь несбыточными мечтаниями.

Пропуски? Отпечатки пальцев? Прошлый век! Легкий взмах ладонью по гладкой поверхности конусообразного здания и Андрей уже вошёл внутрь, где располагалось его рабочее место.

Дверной проём всегда оказывался впору путнику. В Морфлэнде были чужды многие профессии. Ведь вся эта система работала как часы и никогда не давала сбоя. А Уильям Морфленд зорко следил за всем, заседая в самом высоком здании городе. Люди звали это строение – Глазами Морфлэнда. Сердце же поселения находилось в недрах земли, откуда сложная сеть материалопроводов питала жителей всем необходимым. Но Андрей Высоткин был выше этого всего, он входил в так называемую душу города. Именно здесь, в его исследовательском центре разрабатывались и тестировались все нововведения. А Морфлэнд менялся быстро…
 
Халаты, как и многое другое остались в прошлом веке. Андрей облачился в невидимую мантию из силового поля и приступил к своей любимой работе. Обычно всё шло своим чередом, и увлекательные исследования продолжались без перерыва до самого вечера. Но тот день обещал быть не похожим на остальные. Один из ассистентов нарушил рабочую обстановку и тут же пожал руку Высоткину. Спустя мгновение, сеть микрочипов на ладонях обоих соприкоснулись, и в мозг учёного поступило сообщение. Уильям Морфлэнд собственной персоной хочет видеть его! Причём немедленно!
 
Каждый день Андрей Высоткин создавал что-то новое, однако это событие было значительней всех его открытий и изобретений. Сегодня ему предоставили шанс повстречаться с тем, кто дал возможность воплощать в жизнь все заветные мечты! Без колебаний Андрей с лихвой выскочил из исследовательского центра и помчался прямиком в центр! В золотую середину чудесного города…
 
Люди вокруг неторопливо парили, наслаждаясь солнечным днём и размеренной жизнью Морфлэнда. Но Высоткина наполняли совсем другие эмоции. Чувство восторга и трепета овладело им. Исполинская резиденция Уильяма Морфлэнда росла с каждой минутой, равно также как и увеличивалась частота сердцебиения Андрея.
 
Разные мысли посещали его пока расстояние между ним и Уильямом сокращалось. В отличие от остальных зданий, дверь, ведущая из приёмной к кабинету основателя и управляющего города, была сделана по старинке. Симпатичная, но ненавязчивая секретарша, завидев Высоткина, удовлетворённо кивнула. Рука опустилась на золоченую ручку, дверь распахнулась, и всё залилось белым всепоглощающим светом.
 
Яркий прожектор слепил глаза…. Монотонные звуки постепенно складывались в ровное бормотание какого-то незнакомца:
 
"День четырнадцатый. Объект начинает приходить в чувства. Но связь с реальностью всё ещё потеряна. Признаков возвращения рассудка не наблюдается…"
 
Андрей моргнул. Натали! Она здесь... Девушка смотрела на него своими глубокими, голубыми глазами. Высоткин попытался ущипнуть себя, но сил не было. Лёгкая женская ладонь прикоснулась к его щеке. Неужели она и вправду существует...  Глаза вновь закрылись.
 
"День двадцать первый. Объект…"
 
Он попытался сосредоточиться. Но тело не слушалось. Высоткин словно разучился им пользоваться. Глаза точно залили водой. Силуэт человека с диктофоном принимал более чёткие очертания. Тёмные волосы, залысины, блеклые холодные глаза, острый нос, медицинский халат…
 
- А-а-а. Вижу, вы очнулись. Не пугайтесь. Скоро я вам всё объясню. Но не сегодня. Нужен покой. Берегите силы, Андрей Высоткин.
 
Дни и ночи проходили незаметно. Ведь в помещении не было ни окон, ни часов. Тело  отказывалось слушаться, но Андрей постепенно переборол себя и вскоре уже мог двигаться и чувствовать, как и прежде. Назойливые звуки медицинского оборудования прекратились, как только Высоткин смог самостоятельно освободиться от капельницы.
 
В тот же миг в комнату вошёл таинственный доктор. Наручники возникли словно из ниоткуда, так же внезапно они оказались на руках у Высоткина. Лёгкость движений доктора поражала, складывалось ощущение, что он проделывал подобное не один раз.
 
- Для вашей же безопасности. А теперь пойдёмте со мной.

      Андрея пугали подобные меры предосторожности и странное поведение доктора.
 
- Что здесь происходит?!
 
- Я же сказал. Не волнуйтесь. Меня зовут Шамай Эприман. Пройдёмте со мной, – с этими словами новый знакомый Андрея отворил дверь, и доктор с пациентом вошли в небольшой коридор.
 
- Видите ли, вы слегка потеряли связь с реальностью и сейчас не вполне контролируете своё тело, – сказал доктор Эприман, когда они уже стояли напротив какого-то кабинета. Высоткин молчал и слушал. А что ему ещё оставалось?
 
- Кроме нас с вами здесь никого нет. Не знаю, успокоит вас это или нет… - перед ними возникла просторная комната с множеством причудливых приборов, которых Андрей прежде никогда не видел.
 
– Что? Удивлёны? Да-а-а. Не многим такое доводится лицезреть. Это видите ли наследие наших спецслужб. Новейшие, секретные разработки. Хотите узнать, где мы? Не буду вас томить. Это лаборатория, размещенная рядом с пещерой, куда вы, Андрей Высоткин, и угодили по воле её Величества Судьбы. Почему кроме нас здесь никого нет? Всё просто. Здесь автоматизировано, и чем меньше людей знает об этом месте – тем лучше для нашей Великого Государства. А на случай, если кто-то из либералов этого презренного сырьевого придатка вздумает завладеть всем этим, здесь существует система самоуничтожения.
 
- Что вам от меня нужно?
 
- Уже ничего. Видите ли, вы попались в сети очень любопытного существа. Оно может изменять ваше сознание и сеять в мозгу странные видения. Мне рассказывали то, что вы там видели. Ваша жена заявилась в полицию и сообщила об этом. Разумеется, стражи порядка ей не поверили. Но мы сразу заподозрили что-то неладное. Не волнуйтесь – с вашей женой ничего плохого не случилось. Она вообще забыла всю эту историю. Впрочем, и вас ждёт такая же участь. – С этими словами доктор Эприман вертел в руках странное приспособление в виде гладкой металлической палки со стеклянным шаром на конце и кнопкой с боку, – Дабы не свершилось никаких глупостей, я решил объяснить всё, что здесь происходит. Всё равно потом и не вспомните, зато избежим неудобных ситуаций, да и мне будет приятно поделиться своими научными трудами. Хочется иногда с кем-нибудь поговорить. А вокруг одни образцы и экспонаты... Тем более вы человек незаурядный. Я наслышан о ваших фантазиях. Объект номер Сорок Два, как мы его нарекли, подключается к вашему мозгу, не буду вдаваться в подробности, иными словами оно способно показывать своим жертвам то, чего они больше всего хотят. Мы пока ещё до конца не разобрались в природе этого существа. Но ясно, что людей оно использует исключительно для выживания. Пока вы находились в обожаемом Морфлэнде, ваше тело блуждало по тайге и искало пропитание для своего "хозяина". Часть, конечно, "господин" жертвовал вам, но ровно столько, сколько нужно для поддержания жалкой жизни. Надеюсь, теперь вам понятна вся ужасная сущность этого монстра. – Высоткин молчал и лишь кивал в ответ.
 
Доктор Эприман запустил руку в ящик стола, и пачка бумаг в твёрдой обложке возникла перед Андреем.
– Здесь ваши восстановленные документы. – странное приспособление приняло вертикальное положение в руках учёного. – сейчас я нажму на кнопку, и вы начнёте жизнь с чистого листа, словно этого всего не существовало.
 
Высоткин закрыл глаза, и Шамай Эприман ощутил приступ удушения. Цепь металлических наручников впились в его шею с неимоверной силой. Палец доктора невольно упал на кнопку прибора. Вспышка! Послышался звук падения небольшого предмета.
 
Андрей понимал, что доктор всего лишь орудие, впрочем, как и Объект номер Сорок Два, но он не мог допустить, чтобы подобное существо попало в руки к секретным службам правительства. У жителей этого сырьевого придатка, в котором не так давно жил и сам Высоткин, осталось одно благо – надежда. С помощью злосчастного сорок второго объекта их всех могли бы запросто превратить в рабов системы. Бездумную биомассу, выполняющую приказы горстки богачей, возомнивших себя выше всех остальных.

       С другой стороны Высоткин не хотел забывать Натали, он всем сердцем верил, что она всё ещё здесь.
 
       Глаза Андрея распахнулись, но во взгляде Эпришмана он не увидел прежнего цинизма, только страх и недоумение.

Осознав, что произошло, Высоткин отпустил доктора. Словно маленький зверь, убегающий от хищника, Шамай подполз к стене и пытался восстановить дыхание.

Мурашки пробежали по телу Андрея. Колени дрожали. Никогда прежде Андрей Высоткин не был близок к совершению столь ужасного поступка.

      Доктор Эприман послушно выполнял все приказы. Андрей стал самым большим кошмаром в его обновлённой памяти. В конце коридора показались до боли знакомые щупальца за стеклянной дверью, а прямо перед собой Высоткин приметил красную кнопку и циферблат электронных часов. Недолго думая, Андрей разбил стекло и запустил систему самоуничтожения.
 
Обратный отсчёт начался с пятидесяти минут. Этого было вполне достаточно, чтобы покинуть лабораторию.
 
Вот она, заветная дверь, но здоровье в очередной раз подвело Андрея. Он припал на одно колено. Голова закружилась. Мигающий красным коридор стал искажаться, превращаясь в умопомрачительную спираль. Цифры обратного отсчёта стали отдаваться эхом. Неминуемый конец был близок. Сознание покинуло Высоткина, и он пережил случившееся позднее в сладком неведении…
 
Резкая боль в затылке и ужасное, мерзкое пульсирование по всему телу. Андрей открыл глаза. Вокруг был серый мрак. Что-то обволакивало его ещё тёплую плоть.
 
- Где я?! – не надеясь получить ответ, крикнул Высоткин во мрак.
- А ты как думаешь? – послышался странный, неестественный булькающий звук, складывающийся в слова.
- Наверное, это ад…
- К сожалению, твои догадки оказались не верны.
- Кто ты?!
- Я? Уильям Морфлэнд!
- Не может быть! Ты же плод моего воображения! Неужели...
- Да. Ты не ошибся. Как видишь, я быстро учусь. Вернее мы. Перед тобой высокоорганизованная колония развитых существ с единым коллективным разумом. Как выражался доктор Шамай Эприман, которого ты недавно убил.
- Убил? Но как ты…
- Всё очень просто. Каждая моя частичка подчиняется коллективному разуму. Такая частичка как раз и осталась на твоём теле. Связь мы держали на примитивном уровне, но этого было достаточно, чтобы заставить тебя отключить бомбу и вернуться ко мне.
- И зачем тебе я? Зачем тебе всё это? – Андрей, ведомый одновременно и любопытством и безумным страхом, даже не пытался сопротивляться. Сети из неведомой материи сковывали крепче любых цепей.
- Видишь ли, как выражался наш доктор, у меня некоторые планы относительно этого мира. Иными словами мне захотелось его немного подкорректировать, и ты мне в этом поможешь. Понимаешь, в таком нескладном, скользком виде будет сложно завоевать доверие среди людей. Но человек вроде тебя вполне сойдёт за проводника…
       - Неужели... - Андрей не знал, что и сказать - Неужели ты решил воплотить все мои фантазии в жизнь?
       - Глупый. Глупый человечек. Я проникал в головы ко многим таким. И знаешь... Я кое-что понял, но теперь это уже не твоя забота...

Резкая боль пронзила голову Андрея. Он уже не мог управлять собой. Ему оставалось только наблюдать…
 
Тело встало. Комки едкой жижи сползали вниз. Красные наросты занимали всю спину, сужаясь к затылку.  Андрей Высоткин стал заложником Уильяма Морфленда. И одному чёрту было известно, что задумало это странное существо…
 

Авторский комментарий: Автор рисунка: Иван Голосов
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования