Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Ника Рыжих - Верный

Ника Рыжих - Верный

 
                                                                                 Верный
 
Посвящается Александре Лиссе д` Арне Сорокиной
 
 
У девушки были длинные русые волосы. Вместе с ней в лавку влетели аромат спелых слив и неуловимое ощущение чуда. Легкий осенний ветерок ворвался в маленькую лавку и, всколыхнув подвеску над дверью, потревожил своим холодком товары. Марек почувствовал, как некоторые из них словно съежились и насторожились, встречая гостью. Она была среднего роста, стройная и изящная. Широкая темная юбка-штаны до колен, белая блузка, легкая курточка, расстегнутая сейчас, высокие сапожки на маленьком каблучке – ничего необычного. Если бы не одно "но".
Две обшитые ярко-красным шелком булавы, выглядывающие из-за спины делали из простой покупательницы важного клиента. Легкие с виду, пока что без дополнительных нашивок, камней и лент, они тем не менее вызывали уважение у знающего человека. Интересно, из какого они дерева? Судя по рукояткам – вишня, точно. Но почему не чувствуется запаха? Такими булавами череп в бою не проломишь. Слишком хрупкие. А вот для работы с силой - в самый раз. Очень странно, Гельдверы редко захаживают в подобные лавки. Предпочитают покупать все необходимое прямо в данегских мастерских. Если девушка искала мастера по "огранке", значит, можно предположить, что она не из боевых отрядов. Здесь ведь кожей инструменты не обшивают, да и деталей на рукоятках сделать не получится, только "украсить". Какая же приятная улыбка и добрые озорные глаза… Редкость сейчас среди таких, как она. Неожиданно, что незнакомка так быстро сориентировалась в городе.
- Ух, как у вас, оказывается, здорово! – Гельдвера, быстро окинув взглядом небольшое помещение, подошла к стеллажу с декоктами и зельями. Мужчина невольно залюбовался ею. В свете фонариков и свечей она была очень хороша.
- Немного темновато все-таки, но …столько милых фонариков, и жаровня… очень-очень красиво оформлена. – Она начала обходить по кругу помещение. В отсветах пламени ее волосы начали казаться ярко-рыжими. Девушка подошла к огромному, почти на всю стену шкафу со стеллажами. За хрустальными дверцами виднелись всевозможные бутылочки - от малюток в зеленом стекле с надписью "Помогайка" до тяжелых синих и красных бутылей с "Молотобоями".
 
" - О, кто к нам пришел! Красивая девочка… - низкий хриплый голос словно бы оценивал посетительницу.
- Хватит пялиться, старый беззубый кобель! 
- Эй-эй, полегче, дружок! Так меня только хозяин называл, и то не всегда. Поговори мне ещё!
- Я смотрю, ты нарываешься?! – В тоне собеседника послышались холодные нотки.
- Да иди ты знаешь куда! Если б девка слышала, она б в твою лавку никогда не пошла бы, грубияна кусок!
- Вот и хорошо, что она не слышит. А тебя и не видит ещё, иначе сгорел бы со стыда от того, какая страшная заросшая псина у меня тут в аккуратной лавке находится!
- Не будь ты другом моего хозяина, я бы тебя ни минуты не терпел! – голос просто пропитался надменностью.
- Это кто ещё кого терпит!"
- Добрый вечер. Не ожидал, что вы найдете дорогу в мое скромное обиталище. Район у нас большой, а лавка находится в таком глухом переулке, что и немудрено заблудится, пока найдешь. – Он наконец-то соизволил поздороваться, стараясь казаться как можно учтивей. Рука после очередного неудачного эксперимента болела нещадно и даже не думала заживать. Хорошо, сквозь рубашку не видны следы от ожогов. Заживали раны медленно, болели и чесались. – Желаете что-нибудь купить? Кстати, ко мне совсем недавно привезли целую партию "шумилок". Сделаны по новой технологии. Замечательно поднимают настроение, и цена вполне подходящая.
Хозяин лавки со всей возможной учтивостью поклонился нежданной гостье и вышел из-за прилавка. Невысокий, плотный, темные волосы собраны в аккуратный хвостик, он был едва старше вошедшей девушки.
 
" - Что-то не так с ней, Марек, ой чую, не так что-то!
- Опять у тебя все не так, Верный. Если это как в прошлый раз приведет к тому, что мой клиент уйдет отсюда злой на все и вся, то лучше помолчи!
- Я дело говорю, а ты дурью маешься. Девочку кто-то провел к нам, и это не продавщица цветочков и не кавалер. След какой-то странный, несет от него, как от выгребной ямы.
- Ничего не почувствовал.
- А ты и не должен, это на моем уровне. Не нравится мне это все.
- Девочка знает?
- Откуда, скажи пожалуйста?"
 
- Нет, спасибо, "шумилок" мне не надо. Слышала, за ними столько ухаживать приходится, не по мне, знаете ли. Что это за запах? Кажется, будто смешали карамель, ваниль и шоколад. Ух, попробовать бы! – Обладательница хрупкой ручки в бархатной перчатке уже успела повернуться к резному столу в противоположном углу комнаты. Мгновение - и она уже пыталась сама открыть один из сундучков на нем.
- Это? Вы и сами, наверное, уже догадались, так пахнуть может только мьянский мармелад. Даже не пытайтесь, открыть могу только я.
- Не знала, что мармелад нужно хранить в сундуках. – Улыбка, адресованная ему, была выше всяких похвал.
- А как же, иначе его съедят. Среди моих товаров и такое случалось. "Прыгуны - шумилки" первые и накинутся. Это ведь не простое лакомство. Кроме того, мармелад лежит в холоде, и каждый день в специальную среду, где он находится, добавляется капля пыльцы болотной ромашки, чтобы сохранялся вкус…
- Столько хлопот из-за куска сладости! – Она, фыркнув, подошла к жаровне и протянула руки к огню.
 
" - Я пойду проверю, что это. Давно не слышал ничего подобного. Наверное, с тех пор, как хозяина убили, и Ласка исчезла. Что-то похожее было и тогда.
- Ладно, только быстро.
- Да уж как-нибудь. Не волнуйся. – В голосе послышалась явная издевка.
- А никто и не волнуется, было бы за кого.
- Развлекай сколько сможешь.
- Иди уже, псятина, раскомандовался тут! "
- Ну, кусок сладости защищает от плохих снов лучше, чем любой данегский амулет. А в Цалхоне, поверьте, плохих снов очень-очень много. К сожалению. – Он подошел к жаровне, и поправил висевший над ней специальный мешочек с травами.
- Вы в город по работе или в гости? – Пора было заканчивать любезничать, но девушка все смотрела на огонь, и ему расхотелось торопить ее.
- Можно сказать, и то, и другое. – Она задумалась на мгновение. - Разболтались мы что-то с вами, пора переходить к делу.
Девушка вытащила из специального чехла булавы и бережно положила их на зеркально-гладкий прилавок. – Вот, нужно позолотить два фрагмента на рукоятках. Цена не имеет значения.
Он посмотрел на нее и перевел взгляд на инструмент. Это будет стоить дорого. Откуда у нее такие деньги? От булав исходило тепло. Он наконец-то почувствовал едва уловимый запах вишни. По всей деревянной поверхности шли сложные узоры из серебра и железа, только на концах были специальные кожаные накладки, чтобы удобнее ложились в руку. Рукоятки вообще-то редко трогали, а если и решали украсить, то не золотом, а простым железом, дабы не смешивать силу, да и то в меру.
- У вас красивый инструмент. Зачем портить его золотом? Давайте я сделаю серебряное напыление в виде узора, будет ещё лучше.
- Мне нужно именно золотом, и без узоров. – Она нежно погладила одну из булав. – Не спрашивайте, профессиональные тайны.
Марек ещё раз скользнул по ней взглядом, стараясь удержаться от ненужных комментариев. Странная клиентка как ни в чем не бывало начала рассматривать подвески на окне. Дело было рискованным.
- Сейчас трудно что-то сказать. Да и поздно уже, надо закрываться. Лучше, если вы заглянете ко мне завтра с самого утра. Вечером многие нужные ингредиенты спят… Вы оставите булавы? – Он специально задал этот вопрос, хотел посмотреть, как она будет злиться. Ни один Гельдвер по собственной воле не расстался бы со своим инструментом.
- Конечно, не оставлю! – Она раздраженно начала убирать булавы в чехол и посмотрела на мастера как на сумасшедшего. - А где вы будете работать? – Девушка сбавила тон, и попыталась вернуть себе доброжелательный вид. - Кстати, не подскажете, где находится "Лестничный каскад"? Мне там выделили дом, пока я буду работать в Цалхоне, а как его найти, никто не объяснил.
- Работаю я всегда здесь, мастерская у меня в подвале. – Его сердце застучало быстрее. – А насчет "Каскадов"… Похоже, вам повезло, я как раз живу недалеко, могу провести, если хотите и…не боитесь.
- Замечательно. – Она с некоторой иронией посмотрела на немного прихрамывающего Релоха. Из них двоих бояться вероятнее всего следовало ему. - Не скучно будет идти. – Она убрала инструмент обратно в чехол и направилась к выходу.
 
" -  Что такое?А, ты, как всегда, радуешься чужой беде! – Марек как, всегда, отвечал иронией.
- Ох, что я узна-а-а-а-ал! Влип ты по самое не балуйся! – Голос дрожал от восторга.- Очень радуюсь!  В общем, как я и предполагал, надо было смотаться в сектор Плафстеров. А там… - Верный выдержал паузу, наслаждаясь эффектом. – Там Разнесло половину экспериментаторских! Столько крови, столько трупов, столько кусков тел! Там такой хаос сейчас, и это уже прилично времени прошло. В общем, не знаю, что там пошло не так, скорее всего, уже никто не узнает, но по моим прикидкам, эксперименту удалось сбежать.
- Эксперименту? И что же это нынче у нас бродит по городу?
- А кто его знает. Не имею ни малейшего понятия. Но даю голову на отсечение - раньше это было одним из Плафстеров!
- Почему?!
- Потому что он пришел по следу своего колокольчика! Я почуял! Связь ещё не совсем пропала. Он здесь недалеко, совсем –совсем близко, он здесь, потому что у девочки колокольчик! Вот так! Ему, чем бы он ни стал теперь, нужен колокольчик!
- Но… Колокольчики отдают, только если хозяин умер и только родственникам. Не стыковка получается. Если монстр чует свой инструмент, значит что-то от Плафстера у него осталось, а если осталось, тогда как магистры отдали колокольчик девочке?
- Не знаю. Знаю только, что у вас, а я так думаю, ты девочку не бросишь, так вот, у вас, проблемы, друг мой Релох
- Хорошо тебе, почти бессмертному, рассуждать о чужих проблемах. Это нам их надо как-то решать…"
- Эй! Уважаемый, вы идете?! – Клиентка заглянула в приоткрытую дверь.
Марек спокойно, не торопясь, запер на замок хрустальные дверцы шкафов. Собрал в рабочую сумку некоторые инструменты, положил несколько пузырьков, затем мысленно пожелал спокойной ночи всем, кто стоял на полочках, и, положив несколько углей в жаровню, как раз чтобы хватило до утра, вышел следом.
 
На улице уже сгустились сумерки, в воздухе смешались ароматы сладостей и сухих листьев. В шуме городских улиц растворялся звук прибоя. Осень всегда приносила сильные волны в самый спокойный залив королевства Хонтесса.
- А далеко это вообще находится? – Девушка застегнула курточку и подошла ближе. – Меня Фирра зовут, а вас?
- Марек. Не слишком далеко, но город вы немного посмотрите, если ещё не сделали этого. – После теплой лавки на улице было довольно прохладно. Ежась и кутаясь в свой плащ, он побрел вверх по улице.
 
" - Что нам делать?
- Ну-у-у-у, с этим вы ничего не можете сделать. – Верный был категоричен. – Я к нему подобрался так близко, как только смог, и знаешь, что я тебе скажу? Кем бы оно ни было раньше, сейчас разум его почти покинул. Времени совсем немного осталось. Если оно было ее родственником, и поэтому не тронуло Гельдверу сначала, то теперь счет идет на часы, а может, и на минуты, я не знаю точно. Когда оно потеряет те крохи сознания, что остались - девочке конец, да и тебе заодно, радость моя. – Он был саркастичен как никогда.
- Что ты предлагаешь?Можешь что-нибудь сделать с ним?
- Если бы мог – сделал, а так… Есть, правда, один вариант, не знаю, понравится он тебе или нет.
- Говори."
- А почему вы не закрыли дверь? – Она старалась не отставать, все же несмотря на то, что роста они были примерно одинакового, шаг у нее был меньше.
- Да она сама закроется. Не волнуйтесь.
Прохожих становилось больше. С приходом темноты все, как обычно, старались заглянуть в сектор к Релохам. Они начали подниматься вверх по улице, минуя целый ряд маленьких и больших беседок – часть была предназначена для покупателей, часть – арендовывали богатые жители города, когда устраивали деловые встречи.
" - Ну что сказать, сейчас по городу рыщут все гильдии, ищут это чудо, так что надо привлечь к себе внимание.
- Наши великие магистры не могут справиться с такой мелочью? – Марек горько усмехнулся про себя.
- В том то и дело, что магистров нет! Те, что есть, не могут найти это, оно слишком далеко. Меня же не нашли, хотя я а том же уровне, что и монстр. Вам с девочкой так или иначе придется сцепиться с ним. Если бы меня не было рядом, вы бы не поняли даже, что вас разорвало.
- Значит, привлекаем внимание.
- Чем больше вы наследите, тем лучше. Но!
- Что?
- В переулках давать бой – крайне неразумно, девочке негде развернуться, да и мне тоже. Веди ее к вашему Фонтану, там место есть, людей сейчас немного.
- Добрый ты, однако.
- Очнись, Марек! Пострадавшие будут в любом случае, зацепит всех вокруг! Если есть возможность уменьшить их количество – воспользуйся ею. Все, идите.
- Ты его задержишь хоть как-нибудь?
- Нет, буду ждать, пока он начнет вас хомячить. А потом посмотрю, как разнесет половину города. Я ж злая псина.
- И вредная, не забывай.
- У вас мало времени."
 
- А нам случайно не надо повернуть в сторону?
- Случайно надо, во-о-о-он туда, влево.
- У вас очень красивый город. – Фирра все время крутила головой по сторонам, разглядывая высокие дома с коваными решетками на окнах и расписанными на разные сказочные сюжеты стенами. Краска тут и там неярко светилась, отчего могло показаться, что персонажи вот-вот начнут двигаться или вовсе сойдут на улицу. - А зачем решетки, разве …
- О, это от "ночных мотыльков", сейчас не сезон, поэтому их не видно. – И заметив непонимание во взгляде спутницы, пояснил - появились у нас очень давно, неизвестно откуда. Вроде паразитов, несколько дней в году они вылазят из своих нор, что в скалах на побережье, и летят в город, поживиться. Кто не успел спрятаться – оказывается в желудках у "мотыльков". От них помогают амулеты "облачко",и …
- "Облачко"? – Фирра удивленно подняла бровь. – Легендарная Малышка Трунь для этого придумала амулет?
- Именно. – Он позволил себе сдержанную улыбку. – Это был большой прорыв в технике изготовления амулетов, и вообще в технике создания новых точек контроля силы. Так что ей не просто так посвятили один из Пяти Великих Фонтанов.
- Но этих амулетов ведь очень мало осталось! Как же…
- Приходится спасаться, кто чем может.
- Мда-а-а, весело у вас. А мы случайно не будем проходить мимо хотя бы одного из Пяти Фонтанов? У нас, на севере, что только не рассказывают о них. Хочу посмотреть, правда это все или выдумки. – Гельдвера собрала волосы в хвост и весело подмигнула, но вдруг посерьезнела и резко обернулась.
- Что такое?
- Да, показалось… Вы ничего не слышали? Просто мне все время, как мы идем, чудится, будто за нами следят. И почему-то кажется, что это нечто нехорошее. – Она внимательно всмотрелась в темноту улицы.
- Нет, я ничего такого не заметил. Странно.
- И ещё, я слышу, как кто-то сопит совсем рядом и рычит. Ай! – Фирра схватилась за ногу. – Что-то обожгло меня! Опять!
Марек, схватив ее за руку, потянул на себя, но тотчас отпустил, скованный болью в груди. В глазах потемнело, и ему показалось, что он падает. Но только показалось.
- Эй! Марек, все нормально?! - В чувство его привел встревоженный голос девушки.
- Нет, не нормально. Дай руку.
- Оно куда-то пропало, эта сила. Давай помогу! – Они и не заметили, как перешли на "ты".
- Надо идти дальше скорее, до нашего Фонтана совсем близко, там будет полегче … – Он так и не договорил, что же будет легче.
- И часто у вас такое?
- Нет.
Гельдвера молча взяла его под руку. Так они и шли некоторое время, пока тихие улочки не стали шире и просторнее, а издалека послышался гул толпы. Мимо, в сопровождении охраны, пронесли закрытые носилки с нарисованной на них веткой рябины – знаком всех заслуженных деятелей искусства.
Парень и девушка оказались перед высокой лестницей. Через каждые десять ступенек стоял фонарь. Плафоны в виде закрытых бутонов цветов, мягко светились в наступающих сумерках. Кованные листья, казалось, вот-вот затрепещут на ветру.
- Краси-и-и-иво. – Она подбежала к одному из фонарей и попыталась дотянуться до края лепестка.
- Да, очень. Это наша гильдия придумала. Утром цветы раскроются и будут просто железными фигурами, а на ночь они закрываются.
Фирра так увлеченно разглядывала фонари половину пути наверх, что ему пришлось приобнять ее за плечи, чтобы удержать. 
- Опять! – Она внезапно взвизгнула и, отпрянув от Релоха, схватилась за голову.
" - Это я.
- Долго ты что-то.
- Так, у вас несколько минут, оно уже разъярилось, и теперь не отстанет. "
 
На какое-то мгновение Мареку показалось, что рядом с одним фонарем возникла огромная тень. Нечто человекоподобное, с маленькой головой, вместо ног и рук – лапы с длинными когтями. Тень приближалась к Ремесленникам, но внезапно начала отмахиваться от кого-то и исчезла.
 
" - Все, я задержал насколько мог! У вас не больше десяти минут. Чтобы добежать до Фонтана и приготовиться.
- Спасибо!"
 
- Ты видел?! Видел это?! - Она тяжело дышала, приходя в себя.
- Видел. – Он старался казаться спокойным, хотя внутри все клокотало.
- Оно шло за нами! А тут так мало места! Я даже танец не смогу начать?! Оно же не отстанет от нас, верно?!
- Похоже на то… Надо добираться до нашего Фонтана, места достаточно, и воды тебе надо выпить, сразу силы восстановятся! Идем, и давай аккуратнее. Неизвестно, когда оно опять появится.
Какое-то время они поднимались молча, потом Фирра не выдержала:
- Я слышала, у каждого Фонтана есть своя история и своя тайна, впрочем… тут весь город - одна сплошная тайна, как я посмотрю. И тайна, пугающая порой.
- Даже эти страшные зануды, южные Эрифи, называют город "Вальдсуль" – "город старых сказок и тайн", - поддержал разговор Марек. Все равно до Фонтана ничего не стоило предпринимать. Да и паниковать раньше времени не имело смысла.
- Расскажи… да хотя бы о Фонтане Релохов. Мы ведь к нему скоро выйдем, верно? – Она улыбнулась через силу. –Ты знал, что мне захочется увидеть его?
- Не знал. – Релох вернул ей улыбку. – Просто это самый короткий путь к району "Каскад".
- И какой же Фонтан появился первым? – Девушка украдкой взглянула на ночное небо. – Уж не Принцесса Ручеек ли, Фонтан Гелерантов?
- Тантэа - ан - Гарравана, так ее здесь называют. Но ты права. "Она" появилась на площади первой. Я надеюсь у нас будет возможность полюбоваться ею.
- И сколько же их строили? – Она с тревогой посмотрела на бегущие тучи, и вновь начала оглядываться.
- Сказал же — долго. Кстати, наш Фонтан построили позже остальных. Вообще о них можно долго болтать, а мы почти поднялись, предупреждаю: на многих он производит мрачное впечатление.
- Посмотрим. – Фирра ободряюще улыбнулась, и они, минуя последнюю ступеньку, вышли к Триоху - так на языке Эрифи назывался Фонтан Сбывшихся Мечтаний.
Площадь вокруг монумента была выложена мелкой плиткой. С наступлением сумерек и появлением на небе первой из звезд Ожерелья Королевы, тут и там сквозь плиты начинал пробиваться легкий туман синего цвета. Прозрачным покрывалом он окутывал всю площадь. В дымке сновали туда-сюда стаи маленьких светящихся точек – это было излюбленное место светлячков. В центре темной глыбой возвышался Фонтан Релохов. Погода стала стремительно портиться, небо затянули тучи, начал накрапывать мелкий дождик. Прохожих и просто зевак, приходящих посмотреть на чудо архитектуры, почти не было.
- Не понимаю, с чего ты решил, что мне не понравится? – Фирра, отпустив локоть, уверенно пошла вперед. – Ну и что тут такого стра…
В темно - синем тумане сквозь пелену мелкого дождика проступили очертания древнего монумента. Фонтан, разделенный на два яруса, был самым "маленьким" из всех своих собратьев и превышал человеческий рост всего в двадцать раз.
Первый ярус больше походил на вершину какой-нибудь скалы, и на эту вершину карабкались люди. В их реальности нельзя было сомневаться, до того правдоподобно все было изображено. Вон старик в легкой броне одной рукой держится за камень, а другой… сдавил молодой девушке горло. Изо рта у нее бьёт струя воды, но свет вокруг искажает цвет, и кажется, что девушка захлебывается кровью. Рядом уже немолодая женщина в разодранном платье стремится залезть на вершину, но в спину ей вонзаются когти какой-то твари. Ее лицо полно отчаянной мольбы. С другой стороны на вершину пытаются залезть двое мужчин, но не могут. Пронзая друг друга мечами, они будто зависли в падении, холодные безразличные взгляды их также направлены вверх. Вода, струясь по мраморным телам, создает невиданную иллюзию: кажется, что все персонажи в Фонтане действительно двигаются, и одновременно стоят на месте.
Первый ярус заканчивался фигурами людей, которые почти вскарабкались на самый верх. Их руки тянутся вперед в надежде найти поддержку, схватиться за кого-либо. Но поддержки нет, и вот кто-то уже застыл в мгновениях перед падением обратно, в бездну. Кто-то с обезумевшим лицом все ещё тянется вперед. На самой вершине друг напротив друга застыли две огромные фигуры в плащах. Они казались зловещими из-за отчужденности, холодности и безразличия. Мастерство скульптора передало каждую складку и выпуклость, будто мрамор был глиной, только вот лиц не показал таинственный мастер. Что за сущности стояли наверху нельзя было рассмотреть и понять. Черный мрамор сиял в сумерках городских улиц. Даже сейчас, в серый осенний вечер, он не утратил своей отталкивающей красоты, не смотря на уже вполне различимые трещинки и сколы. Они выдавали истинный возраст монумента.
- Что это? – У нее внезапно изменилось выражение лица, даже голос сел. – Кажется, что они живые…
Она подошла ближе, но так, чтобы можно было рассмотреть всю композицию в целом.
- Успокойся. – Он подошел и взял ее за руку. – Это игра воды.
- Марек… Это что, правда люди там… вплавлены, м-м-м-м вделаны?
- Это просто скульптуры, там нет людей…
- А кто наверху? – Она завороженно перевела взгляд на второй ярус. Она будто во сне протянула к Фонтану руку. – Кто это вообще? Что за существа? Это люди?
- Каждый видит по-своему. Я думаю о том, кого вижу, каждый раз, как прихожу сюда. – Его взгляд стал холоднее и сосредоточеннее. - Останемся ли мы теми, кем являемся сейчас, если получим все, чего пожелаем? Если получим абсолютно все? Будем ли мы прежними? Будем ли мы людьми? Теми людьми, которых я вижу на первом ярусе, которые так рвутся туда, на второй ярус?
- У тебя столько вопросов…
- У каждого в Цалхоне много вопросов.
- Да-а-а-а, впечатляет, – протянула она. Сейчас запрокинув голову, девушка старалась разглядеть каждую деталь. Свет от фонарей на площади придавал всем предметам легкое сияние.
- Особенно красиво, когда начинает смеркаться, и перед этим прошел дождь, сделав туман немного плотнее обычного. В такое время я люблю сидеть во дворике какой-нибудь лавки и вдыхать свежесть улиц, запах опавшей листвы, если это осень, слушать шум моря, наблюдать игру воды в Фонтане, думать о вечных вопросах. Особенно хорошо думается, если заказать горячую карамельную настойку со специями. – Он не смог подавить смешок. - Тогда Цалхон поистине становится лучшим городом нашего мира.
- Ты так рассказываешь, мне прямо самой захотелось чего-нибудь карамельного. – Фирра весело засмеялась. – Честное слово, хоть бросай все и переезжай сюда, только чтобы разгадать этот город.
- И это только наш Фонтан, ты ещё не видела другие… Иди, зачерпни воды – сразу станет легче.
- Ух, даже как-то не по себе… - Она, тем не менее, подошла к бортику и, зачерпнув воды, напилась.
 
" - Марек! Осторожнее! Оно прямо за ней! Да оно сейчас просто отгрызет ей голову! – Голова Релоха взорвалась от рева."
 
- Фирра! Осторожнее! - Мужчина сильно толкнул девушку в бок, и та от неожиданности упала.
 
" - А вот так не хочешь, тварь?!!!"
 
Над их головами сверкнуло. Часть бортика покрылась трещинами. Силовая волна накрыла всю площадь, выбив стекла лавок и магазинчиков,что выходили на Фонтан. Прохожие стали разбегаться, а по небу разлилось ярко-розовое зарево.
 
" - У тебя пузырек с "Молотобоем" должен быть в сумке! Доставай! Ну! Скорее, пока не очухался! Давай-давай, вас волной не должно было зацепить. И "Водянку" доставай! И хватит себя казнить за то, что не можешь помочь! Ты – Релох, магия у тебя другая! "
 
Марек, застонав, сел и начал лихорадочно копаться в сумке. По лицу текла кровь, вся правая сторона оказалась разбита, спасал только врожденный дар Релоха. В ногу словно вонзилась тысяча раскаленных игл. Кожа на ладонях обгорела. Он почувствовал, как на шее набухли пузыри от ожогов. Страшно было представить, что случилось бы, если бы зацепило как следует.
- Что это?! – Фирра уже была на ногах. Ее почти не задело, только из носа капала кровь.
- Потом объясню! Это он! – Марек закусил губу, боль в обоженой руке стала невыносимой. - Вот, достал, Верный!
- С кем ты разговариваешь?! Ты что со…
- Потом!
 
" - Вылей "Водянку" в "Молотобой" и добавь туда своей крови, ну!
- Не боишься?! Импровизировать не самое подходящее время!
- Давай скорее! И пусть она начинает танец! И… кажется, вас заметили!
- А почему здесь патрулей нет?
- Все сосредоточены на секторе Плафстеров, многих отозвали туда! Смешал?!
- Готово!"
 
- Фирра, я тебе потом все объясню, пожалуйста, начинай танец, все будет хорошо, просто начинай!
Она внимательно посмотрела ему в глаза и достала из чехла булавы.
 
" - Бросишь, куда я скажу и когда скажу, понял?!"
 
Фирра оставалась совершенно спокойна, будто и не было никакого монстра. Вот взлетела вверх одна булава, тут же девушка подбросила вторую. Вокруг нее начало искрить от силы. Гельдвера закружилась, и двумя точными движениями поймала свой инструмент. В воздухе стало душно. Булавы перелетали из одной руки в другую, а девушка, стоя то на одной ноге, то на другой, все кружилась и кружилась. Налетевший с моря ветер растрепал русые волосы, оставив в них дыхание соленого бриза.
" - Ты смотри, какое равновесие… А какие ноги…
- Заткнись! Что мне делать?!
- Тебе – ничего, ты сейчас беспомощен, не мешай.
- Не могу!
- Тогда вы точно сдохнете!"
 
Марек видел, как став на одну ногу и наклонившись к земле, Фирра легонько ударила обеими булавами по камням. Земля отозвалась тихим гудением, перешедшим в мягкие, еле видимые глазу волны – казалось, будто плитка, которой вымощена площадь, колышется, как если бы это была водная гладь.
 
" - Просто идеальный шпагат. Это ж сколько уверенности надо, чтобы стать на такое равновесие, когда вокруг снуют потоки силы, способные разорвать на мелкие кусочки при единственной ошибке?! "
- Приготовься!"
 
Релох, собрав всю волю в кулак, оперся на бортик Фонтана, и встал. Фирра ещё рисовала булавами узоры в воздухе. Вокруг начала расползаться невыносимая вонь.
 
" - Сейчас!!! Слева от нее!!!"
 
Девушка как раз остановилась на мгновение, и булавы в ее руке засветились красным. Мужчина вдруг почувствовал тонкий запах вишневого дерева, заглушивший на несколько секунд вонь. Он со всей силы замахнулся и бросил заветный пузырек в указанном направлении. Сверкнуло. Пронзительный вой смешался со стоном. И перед глазами наконец появилась тварь, преследовавшая их. Это ещё напоминало человека. Очень отдаленно, правда. Монстр был абсолютно лысым, кожа, испещренная нарывами и язвами, свисала с тела клочьями, обнажая мясо. Половины когтей не было – Верный хорошо его задел. При каждом движении существа можно было услышать как рвутся ткани. Вся площадь была в крови, смешанной с черной слизью, вытекающей из ран. Пасть с тремя челюстями зло щелкала, жадно ища добычу. Глаз почти не было, сила Гельдверы повредила их, и теперь из глазных впадин текла жижа.
Фирра, быстро отскочив в сторону, закружилась с новой силой. Теперь ее чары вились вокруг разноцветной лентой, и казалось, будто она не творит ловушку, а просто демонстрирует красоту своей магии. Булавы почти слились с руками, став их продолжением.
Чудовище вплотную приблизилось к Фирре и ударило лапами по невидимым нитям вокруг нее, но тут же взвыло – земля отозвалась звоном. Одну лапу существу тут же оторвало, забрызгав девушку.
 
" - Верный, ты где?!
- Да тут, тут, не мешай!"
 
Существо захохотало, погрузившись оставшейся лапой в плитку, и дернуло на себя, словно камень был куском ткани. Девушка потеряла равновесие и уронила булаву.
 
" - Ах ты ж …!!! Чтоб тебя …!!! Уронила!!! Ещё б два элемента…
- Что теперь?!!
- Теперь ничего! Не вмешивайся, понял?! Даже вообще никак! "
 
Тварь, обессилев от потери крови и постоянных магических атак, опустилась на четвереньки, но все равно продолжала подбираться к Фирре. Та, оглушенная сбоем в танце, почти потеряла сознание. Монстр, рыча, дополз до нее и вцепился всеми пастями в ногу. Девушка закричала.
 
- Верны-ы-ы-ы-ы-ый!!! – Он кричал со всей силы. Но получался почему- то только хрип.
Пес появился из воздуха. Не уступающий твари в размерах, лохматый, с оскаленными клыками, он вцепился монстру в шею, стремясь перекусить ее. Бывший Плафстер выгнулся дугой, из его пасти брызнула фонтаном кровь. Страшные когти вцепились псу в бедро и, вонзаясь все глубже и глубже, наконец смогли оторвать его от шеи. Верный, даже не заметив своего ранения, напал снова, и по площади покатился свирепый рычащий клубок. Марек так и не понял, что произошло – в какой-то миг раздался взрыв, все вокруг залил зеленый свет, а когда он погас, на площади валялись лишь куски твари. Повсюду была кровь.
Марек закрыл рукавом нос, не в силах вдыхать едкий металлический запах. Ещё миг – и у ног лежал Верный. Глаза его были закрыты. Выглядел он не лучше твари - одно ухо превратилось в рваную рану, половина морды обуглилась, из раненого бедра струйкой текла кровь, одну лапу оторвало.
 
" - Извини.
- За что?! Ты спас … всех!
- Медлил до последнего, пришлось доделывать ловушку девочки. Видел, как взорвалось?
- Ну, теперь тебе точно придется одевать ошейник, гильдии не потерпят такого… тебя. – Марек усмехнулся про себя.
- Девочка жива, не волнуйся. – Голос помедлил и добавил: Сюда уже спешат.
- Теперь ты не будешь прятаться, и все станет, как раньше!
- Не думаю. Я потратил слишком много. Перешел на ваш уровень и стал уязвим. Так что…
- Что значит - уязвим?! Ты – НЕ уязвим! Я видел тогда, в прошлый раз!
- Ты ещё найдешь меня… - Голос почти затих.
- Верный!
- Я буду в городе, я – часть города.
- Верный!"
 
Мужчина посмотрел на зверя. Пес открыл глаза и смотрел на Релоха, пока взгляд не потух.
 
- Друг… - Марек прислонился лбом к страшной морде и заплакал.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования