Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

qwer - Город из кирпича

qwer - Город из кирпича

Замыкая цепочку, Ника продвигалась вперёд короткими перебежками, укрываясь в сгустившейся тени. Она старалась пригибаться как можно ниже и ступать бесшумно. А ещё – следить за показаниями датчиков и соблюдать дистанцию. Так много всего нужно учесть, предусмотреть... но она справится. Должна справиться. Это уже не первое задание, и раньше у неё всё получалось. 
Наконец отряд собрался под навесом у торца большого склада. Отсюда рукой подать до главного здания. Изучив местность, командир подал знак двигаться дальше. Короткий бросок – и вот они у цели. В затянувшей небо пелене облаков зияли прорехи, и уходящая ввысь стена из тёмного металла тускло блестела в рассеянном свете.
Найти один из служебных входов оказалось легко. Гораздо труднее будет проникнуть внутрь, не включив сигнализацию. Ника ждала вместе с остальными, пока Брюс, специалист по электронике, колдовал над замком. Она ненавидела такие моменты, когда от неё совсем ничего не зависело, но что тут поделаешь. Техники Сопротивления могли телепортировать их прямо в здание, однако это сразу пробудило бы сигналы тревоги. Они и так хорошо потрудились, переместив отряд на максимально близкую дистанцию, где можно было остаться незамеченными.
Брюс махнул рукой – в инфракрасных очках его жест был хорошо заметен. Цепочка бойцов втянулась внутрь и тут же рассыпалась в поисках укрытия.
– Я запустил в систему вирус, – прозвучал в наушниках напряжённый голос. – Ближайшие полчаса мы в безопасности, но лучше поторопиться. Может быть внеплановая проверка.
Дверь в стене напротив оказалась запертой, но простой замок не продержался и десяти секунд. Убедившись, что впереди всё чисто, трое человек выскользнули наружу. Роли распределялись заранее – сейчас Ника обеспечивает прикрытие, пока что ей придётся просто ждать. Она не обижалась – кто-то должен заниматься и этим.
Чуть приоткрыв дверь, девушка просунула в щель гибкий световод с камерой на конце.
Огромный зал предназначался для грузовых транспортировок и выглядел неуютно. В полутёмном помещении громоздились штабеля ящиков и контейнеров, между ними неторопливо катились роботы-погрузчики. Яркий свет горел только в центре, где возвышался куб телепортационной кабины. На сером металлическом боку сверкал позолотой символ Корпорации – геральдический лев, вставший на задние лапы и сжимающий в передних стилизованную галактическую спираль. Впрочем, Ника и её товарищи отлично знали – одной галактики главарям Корпорации недостаточно. Покорив эту, они возьмутся за следующие.
Погрузчик со стопкой контейнеров в клешнях замер перед входом в кабину. Позади стали видны двое человек в деловых костюмах, с планшетами в руках. Они разговаривали с тремя инопланетниками, похожими на людей, если не считать чешуйчатой кожи и малиновых гребней на безволосых головах. Очевидно, шла окончательная проверка документов. Инопланетники заглядывали в планшеты и подобострастно кланялись.
Что ж, всё верно. Разведка не ошиблась.
Планета, куда направлялись грузы, носила условное название Джей-Ти-Пять – звуки местных языков были непроизносимы для людей. Но ментальность её обитателей не отличалась от человеческой. Находясь на сравнительно невысоком уровне развития, примерно соответствующем периоду между двумя мировыми войнами, они уже задумывались о межзвёздных полётах и мечтали встретить братьев по разуму.
Когда исследователи Корпорации обнаружили планету и вступили в открытый контакт, радость аборигенов была неописуемой. Казалось, их самые сокровенные желания вот-вот осуществятся. И действительно – они начали посещать другие миры, получать новые знания. Но отрезвление наступило быстро. Вдруг оказалось, что эти знания нельзя применять на практике – юристы неплохо потрудились, защитив все мало-мальски ценные изобретения авторским правом. Жители Джей-Ти-Пять не могли производить технические новинки самостоятельно, но уже были не в состоянии отказаться от них. Оставалось одно – импортировать. Покупать их, расплачиваясь невосстановимыми ресурсами – землёй, водой, полезными ископаемыми. Такова неизменная политика Корпорации, давно подчинившей себе человечество и тянущей жадные щупальца к звёздам...
Проверка закончилась. Инопланетники ещё раз поклонились и начали наблюдать, как вожделенный груз завозят в кабину. Проход закрылся. После звукового сигнала лампы чуть потускнели и снова вспыхнули. Снаружи ничего не изменилось – но груз уже материализовался на Джей-Ти-Пять, за много световых лет отсюда.
Погрузчик отъехал, и к кабине направилась группа людей с военной выправкой. Даже на расстоянии и при плохой видимости Ника ощутила окружавшую их мрачную ауру насилия. В их документах наверняка было указано что-то вроде "эксперты по техническим вопросам", но она знала правду.
Жадность и неразборчивость в средствах менеджеров Корпорации вызывали естественный протест тех, кто ставил свободу и права человека выше личной выгоды. Такие люди воспринимались корпоралами как злейшие враги. С ними боролись любыми методами. И Джей-Ти-Пять, как видно, уже удостоилась визита специалистов по радикальному решению проблем – говоря проще, банды наёмных убийц. С позволения местных политиков, продавшихся Корпорации с потрохами, они обучат спецслужбы эффективно устранять несогласных.
Но, как известно, на каждое действие найдётся своё противодействие.
Ника взглянула на часы. Осталось совсем немного.
Те трое должны уже заканчивать работу. Их задача – незаметно загрузить в компьютеры, отправляемые на Джей-Ти-Пять, пакеты вирусных программ, которые позволят местной ячейке Сопротивления заранее узнавать о действиях противника. А заодно – вывести из строя кое-какое оборудование "экспертов", предназначенное для местных спецслужб. Агенты тайной полиции будут очень недовольны, когда хвалёное высокотехнологичное оружие начнёт взрываться у них в руках.
Совсем близко промелькнула тень. Потом ещё и ещё. Опознавательный знак – свои. Ника отошла от двери, пропуская вернувшихся.
– Готово. Пошли!
Снаружи поднялся ветер, со свистом проносясь между зданиями, то стихая, то вновь набирая силу. Ника внимательно вслушивалась, стараясь отделить голос стихии от звуков, производимых людьми. Именно поэтому она первая услышала сигнал тревоги.
Ей захотелось помчаться вперёд со всех ног, но девушка подавила этот порыв. У отряда нет и не может быть связи с Центром, расположенном на другой планете; в целях безопасности они даже не знали, где именно. Телепортатор заберёт их из точки сбора в определённое время, не раньше и не позже. До тех пор они могут рассчитывать только на самих себя.
Бросок через открытое пространство прошёл без последствий. Пока им везёт...
Из-за угла выплыл неуклюжий силуэт, покачиваясь и гудя. Робот-охранник! Упав на одно колено, Ника вскинула лучемёт. На корпусе робота вспыхнули красные огни, но это было последнее, что он успел сделать – выстрелы мощного оружия отбросили его назад, взорвав одну из турбин. Накренившись, робот описал короткую дугу и врезался в стену.
С противоположной стороны выбежали охранники в защитных костюмах. Дружный залп заставил их укрыться за ближайшим зданием. Ника и ещё несколько бойцов непрерывно стреляли, давая возможность остальным отойти подальше.
Ещё один робот, поднявшись из-за стоящего неподалёку ангара, попытался атаковать их сверху, но встретил яростный отпор и нырнул обратно.
Один из её товарищей метнул гранату, и яркая вспышка на миг рассеяла тьму. Ника бросилась назад. Пробежав немного, она перекатилась через плечо и снова заняла боевую позицию. Точка сбора прямо за её спиной – дальше отступать некуда.
Огненные лучи пронзили густую тень совсем рядом, чуть не задев её. Их внезапное, беззвучное появление внушало ужас. Не поддаваясь чувствам, Ника выстрелила в ответ, упала на землю, перекатилась, выстрелила снова... Она так сконцентрировалась на этом, что совершенно забыла о времени. Весь мир, вся Вселенная сузились до пятачка земли между тёмными стенами, где сверкали лучи и яростно шипел расплавленный металл...
– Давай сюда, быстрее!
Ника услышала голос, но не сразу поняла, что он обращён к ней. Наконец осознав происходящее, она выпустила в сторону врага серию выстрелов, развернулась и прыгнула вперёд, к остальным. Секунда или две, в течение которых ничего не происходило, растянулись на годы...
Затем голова слегка закружилась – скорее от смены обстановки, чем от самого переноса – и в глаза ударил свет, казавшийся особенно ярким после сумрака ночи. Вот и всё. Её оружие целилось в тускло-серую стену телепортационной кабины, установленной в штабе Сопротивления.
Опустив лучемёт, девушка обвела взглядом товарищей. Все на месте. Некоторые, похоже, легко ранены. Ладно, могло быть и хуже. Гораздо хуже.
Она вышла из кабины на подкашивающихся ногах, чувствуя, как усталость накатывает волной. Но это уже не страшно. Сейчас можно расслабиться и отдохнуть.
Кто-то приближался к ней сзади. Обернувшись, Ника увидела совсем юного парнишку.
– Вас срочно вызывают к руководству, – отчеканил паренёк, вытянувшись в струнку. – Отдел разведывательных операций. Позвольте проводить вас.
Похоже, отдохнуть не удастся. Но любопытство уже брало верх над усталостью. Зачем она понадобилась начальству? Надо же, за ней даже послали человека, вместо того чтобы просто вызвать по интеркому.
– Спасибо, не надо. Доберусь сама.
Повесив оружие на плечо, Ника направилась к лифту.
 
* * *
 
Один квартал сменялся другим, таким же молчаливым и загадочным. Небольшие отличия в планировке не меняли общую картину. Никаких указателей, надписей; ни малейших следов строительной техники – город упорно отказывался говорить о своём происхождении. Где-нибудь в другом месте неуклюжие постройки, громоздящиеся по обе стороны улицы, не вызвали бы никакого интереса, но здесь они приковывали взгляд. В каждом окне, под каждой тенью, за каждым углом скрывалась тайна.
Маленькое красное солнце бежало навстречу горизонту. На небе уже показались три большие луны; скоро их жемчужный свет прольётся на город. Но здания останутся стоять тёмными утёсами – ни одно окно не загорится в ответ. Город совершенно пуст, безлюден.
Впрочем, это не успокаивало, а наоборот – заставляло нервничать. Ника то и дело хваталась за оружие, услышав за спиной какой-то подозрительный звук. Пока что тревога оказывалась ложной – просто шум ветра, налетавшего порывами. Но расслабляться не стоит.
Её напарнику тоже было не по себе, хоть он и старался не подавать виду.
Сначала Ника думала, что могла бы отлично обойтись без него. Она достаточно знает и умеет, чтобы выполнить задание самостоятельно. Однако, шагая вперёд по тёмным улицам, девушке всё больше нравилось ощущать близость человека, с которым можно переброситься словом. Отсутствие жителей порядком действовало на нервы.
– Давай заглянем сюда, – она указала на высокое здание, непохожее на соседние.
Кивнув, Трэк молча поправил ремень лучемёта. Что ж, парень не стремится командовать и считается с её мнением – очко в его пользу.
А вот здание её разочаровало. Всё то же, что и раньше – простая коробка из поликерамического кирпича. Зияющие проёмы окон и дверей позволяли заходить куда угодно, вот только смотреть было не на что. Никакой внутренней отделки, никаких предметов – даже строительного мусора, и того нет.
Они продолжили путь к центру города.
– Жутковатое местечко, – Трэк огляделся по сторонам. – Я и не знал, на что напрашиваюсь, когда вызвался добровольцем. А ты?
– Я, собственно, не вызывалась, – Ника неохотно решила, что он имеет право знать правду. – Это всё из-за моего дяди.
– То есть?
– Ну... Это он построил город.
– Круто, – присвистнул Трэк. – А как?
– В том-то и дело. Он великолепный учёный, изобретатель, просто гений...
"...и подобно какому-нибудь чудаковатому профессору из кинокомедии, ничего не смыслит в реальной жизни. Проблема в том, что мне от этого не смешно. Совсем".
Она часто вспоминала его, каждый раз испытывая противоречивые чувства – ностальгию и злость, растерянность и решимость. Вот он стоит у полуразобранного прибора – взгляд сосредоточен, брови нахмурены, тонкие пальцы ощупывают одну деталь за другой. Вот он объясняет молодым сотрудникам путь к решению проблемы, и спокойное, мягкое выражение лица сменяется юношеским задором. Вот он, присев на край стола, внимательно и молча слушает пылкую речь племянницы, но уголки губ чуть приподняты в намёке на улыбку, и эта высокоинтеллектуальная ирония окружает его силовым полем, от которого отскакивают все её доводы.
О да, она старалась переубедить его. Старалась доказать, что работать на Корпорацию – преступно. Что каждый должен видеть её аморальность, жадность, беспринципность, и бороться с ней по мере сил. Но всё бестолку. Человек, понимающий сложнейшие формулы физики двенадцати измерений, не мог – или не хотел – понять её слова. Хоть на миг выглянуть из окна своей чистенькой уютной лаборатории...
– Он выполнял разную работу для Корпорации. И в последнее время – всё чаще и чаще. Я ссорилась с ним, пыталась открыть ему глаза, но... – Ника покачала головой. – Ты, наверное, знаешь, как это бывает, когда тебя просто не хотят слышать.
Трэк сочувственно кивнул.
В конце концов Ника просто ушла из дома, разорвав с дядей все контакты. Но, с определённой точки зрения, она должна быть ему благодарна. В спорах с ним её позиция оформилась и окрепла; то, что поначалу было увлечением, превратилось в цель и смысл жизни. Именно это и привело её в ряды Сопротивления.
И всё же... После гибели родителей от несчастного случая дядя стал самым близким для неё человеком. Она так хотела, чтобы всё случилось иначе...
– Недавно он взялся за новый перспективный проект, – Ника постаралась припомнить в точности, что ей говорили на инструктаже. – Настоящая революция в технике. По крайней мере, так сообщали осведомленные люди. Он работал один, без помощников. И вот – чтобы доказать перспективы новой технологии, он создал этот город. Сам.
– Надо же. А в какой отрасли он специализировался?
– Ничего, что имело бы отношение к строительству. Сверхпространственная и кварковая физика.
Трэк снова огляделся.
– Ты заметила, что здания как будто поставили на землю? Нет подвалов, фундамента и всего такого. Может, он их откуда-то телепортировал?
Ника пожала плечами.
– "Телепортировать" и "построить" – не одно и то же. И он наверняка это понимает, даже не будучи филологом.
– Логично. А мы, значит, просто ведём разведку?
– В общем, да. И если будет возможность, я... попробую вступить с ним в контакт. Если получится.
Напарник молча кивнул. Должно быть, он сочувствует ей.
Действительно, воссоединения семьи ждать трудно.
Что она скажет при встрече? Будет повторять старые, надоевшие им обоим аргументы? Стоя перед ним с оружием в руках, расскажет о диверсиях и взрывах? А затем снова выслушает предостережения относительно "наивного максимализма" и "подростковой горячности"?
Ника раздражённо тряхнула головой. Будущее покажет. Сейчас надо сосредоточиться на настоящем.
Планета, на которой они находились, не имела официального названия – только номер в каталоге и прозвище "Булыжник". Оно ей вполне годилось. Когда-то здесь изобиловали растения и животные, но сейчас повсюду простиралась высохшая пустыня. Океаны испарились, ручьи иссякли. Хотя воздух вполне годился для дыхания, селиться здесь никто не хотел. Почти лишённая жизни планета использовалась учёными Корпорации как полигон.
Позади взвыл ветер, будто недовольный тем, что его путь преградили рядами высоких стен. Не слышен ли там, вдали, шум двигателей? Нет, показалось. Всё равно, надо быть начеку.
После каждого поворота Ника тщательно отмечала пройденный путь на планшете, составляя карту города. Пока что ей не удавалось уловить закономерность, общую схему его планировки. Прямые улицы, рассекавшие скопления зданий, внезапно обрывались или сворачивали вбок без видимой цели и логики.
Где же дядина лаборатория – в центре, или за границей города? Скорее всего, в центре. Хотя...
– Может, сделаем передышку? – предложил Трэк. – Мы никуда особо не спешим, так что лучше поберечь силы.
Ника припомнила информацию об условиях жизни на Булыжнике.
– Здесь короткая ночь. Когда мы отдохнём, уже будет светло.
– Ну и что? Темнота – не такая уж серьёзная защита. Да здесь и не так чтобы очень темно, с этими-то лунами.
Поразмыслив, она согласилась.
Место для привала выбрали на втором этаже здания, стоящего на перекрёстке. Из окон хорошо просматривались обе улицы. Осмотрев окрестности, Ника старательно нанесла их на карту.
– Расслабься, – Трэк зевнул и уселся на пол. – Ты прямо в узел скрутилась.
– Да ладно...
Порывшись в аптечке, напарник бросил ей небольшую капсулу.
– Вот, возьми. Хорошо успокаивает нервы.
Ника не стала спорить и проглотила подарок. В самом деле, нервы ей ещё понадобятся.
Она снова выглянула в окно. Поблёскивавшие в лунном свете дома теснили друг друга. Царящая повсюду тишина так непривычна. Подумать только, она в загадочном городе на далёкой планете. Что же за тайну он скрывает? Нет, надо отдохнуть, что-то ей так тяжело думается...
Опустившись на пол, Ника отложила планшет и тут же провалилась в сон.
 
Проснувшись, она не сразу поняла, где находится. В голове будто стоял туман, тело казалось неподъёмным. За окнами ярко светило солнце. Что-то она многовато проспала.
Ника попыталась встать и почувствовала, что руки связаны за спиной. Какого...
В дверном проёме показался человек. Она сразу распознала агента Корпоративной Службы Безопасности – их легко было определить, когда они не считали нужным притворяться. За ним в комнату вошёл ещё один – тоже агент в штатском.
Затем появился Трэк. На мгновение в ней вспыхнула надежда, но сразу угасла. Он был при оружии, со свободными руками, и чувствовал себя в компании агентов вполне неплохо.
– Вот, получите. Племянница Ксавьера Термана, как я и говорил.
Стараясь не двигать плечами, Ника запустила пальцы в задний карман, где лежал многофункциональный нож. Точнее – лежал раньше. Подлый предатель всё предусмотрел.
Агент уставился на неё холодными рыбьими глазами – наверное, к зрительным нервам подключён имплантат с функцией идентификации лиц.
– Да, это она. Всё верно.
– Ну так как? Я получу свои деньги?
Оба агента синхронно кивнули.
– Разумеется, – первый вынул из кармана кредитку. – Но сейчас тебе придётся вернуться обратно. Есть одно задание, которое может выполнить только...
Трэк протестующе взмахнул руками.
– Эй, мы так не договаривались. Вы помните? Это дело – последнее. Говорю же: там становится слишком опасно. Меня, похоже, начинают подозревать. Если я вернусь без неё...
– Ты ведь уже не раз смело рисковал и выходил сухим из воды, – успокаивающим тоном произнёс второй агент. – Тебе определённо везёт. Ещё никому не удавалось сделать так много.
– Да, именно. Поэтому я и хочу закончить, пока ещё можно. Вам-то легко говорить, а я жизнью рискую.
Агенты переглянулись.
– Итак, это твоё окончательное решение.
– Да. Заплатите мне, и мы квиты.
Первый устало вздохнул.
– Ладно. Договорились.
Он протянул кредитку изменнику. Трэк потянулся за ней.
Из рукава агента ударил ослепительный игольный луч. Пошатнувшись, Трэк открыл рот, но не издал ни звука. Он рухнул на пол, дёрнулся и затих.
– Жаль... – агент задумчиво посмотрел на упавшего. – Он был нам полезен.
– Именно что "был", – усмехнулся второй.
"Вот уж действительно – подходящая эпитафия для предателя", – Ника отвела взгляд от застывшего лица человека, которого ещё недавно считала напарником.
Агенты повернулись к ней.
– Пошли, детка. Пора вставать.
Ника не сопротивлялась, когда её поставили на ноги и повели к выходу. Все трое спустились на первый этаж и вышли наружу.
Девушка ожидала увидеть обычный транспортник Службы Безопасности, однако под стеной здания стоял огромный сверкающий автомобиль – лимузин экстра-класса. Рядом с машиной прохаживался какой-то тип в дорогом костюме. Неподалёку, настороженно осматриваясь, замерли двое громил – очевидно, телохранители.
Тип в костюме обернулся, и она не поверила своим глазам. Сам Игорь Сапронов, председатель Совета Директоров и фактический глава Корпорации! Именно под его руководством она окончательно подмяла под себя как конкурентов, так и земное правительство. Что заставило самого могущественного человека в исследованной части Галактики отправиться сюда лично? Неужели работа её дяди так важна?
Агент подтолкнул Нику вперёд.
– Получайте. Цела и невредима.
– Очень хорошо, – Сапронов смерил девушку пристальным взглядом. Он выглядел как обычный менеджер среднего звена – моложавый, стройный, всегда готовый сверкнуть профессиональной белозубой улыбкой. Лишь что-то в глубине его глаз, в манере держаться подсказывало, насколько он опасен.
Ника постаралась сделать лицо непроницаемым, не поддаваясь неприятному чувству, будто противник видит её насквозь.
– Отправляемся, – бросил через плечо Сапронов, направившись к машине.
Поездка оказалась недолгой. За окнами проплыли пейзажи странного города – пустые дома с тёмными провалами окон, просторные улицы. Затем появилось что-то новенькое – лимузин выехал на небольшую площадь с башней посередине.
Когда телохранители сообщили, что снаружи всё чисто, Сапронов тут же покинул бронированное нутро машины. Следом агенты вывели Нику.
Глава Корпорации задумчиво рассматривал башню.
– Значит, тебе неизвестно, над чем работал Ксавьер? – произнёс он, не глядя на девушку.
Ника промолчала.
– Ну что ж, неважно. Сейчас я узнаю всё. Твой дядя сделал большую ошибку, когда скрыл от меня важную информацию, да ещё набрался наглости ставить условия. Я такое не прощаю.
Так вот оно что! Видимо, её усилия переубедить Ксавьера всё-таки дали результат, хоть и слишком поздно. Но лучше поздно, чем никогда. С другой стороны, теперь Сапронов считает его своим личным врагом. Неужели дядя не подумал об этом? Неужели решил, что учёный-гуманист может противостоять безжалостному тирану? Похоже, он действительно засиделся в лаборатории...
Внутри здание ничем не отличалось от прочих – сплошной кирпич, никакой отделки. Единственная новая деталь – двери электромагнитного лифта прямо напротив входа.
– Это может быть опасно, – предупредил телохранитель.
Сапронов усмехнулся.
– Когда с нами его племянница? Единственный близкий и родной человек? Не думаю.
Лифт стремительно вознёс их на вершину.
Двери разъехались в стороны, и Ника увидела дядю. Он стоял у небольшого стола, внимательно глядя на вошедших. Если не считать стоящего на столе компьютера, в просторном зале не было никакого оборудования – опять голые стены.
По крайней мере, ему хватило ума спрятать своё изобретение. Но всё же – на что он рассчитывает?
– Поздравляю вас, Терман, – Сапронов широко улыбался, будто встретив старого друга. – То, чего вы достигли... впечатляет.
Ксавьер молча кивнул. Он никак не показал, что удивлён или встревожен присутствием племянницы.
– Расскажите наконец, как вам это удалось? – Сапронов указал в сторону окна. – Как вы смогли в одиночку создать целый город за один день?
– Точнее, за один миг, – заметил Ксавьер. – Причём – из одного кирпича.
– Вообще-то некоторое разнообразие... – Сапронов осёкся. – Вы хотите сказать – из одного-единственного?
Учёный слегка усмехнулся.
Сапронов внимательно всмотрелся ему в глаза.
– Похоже, я вас недооценил. Итак – это синтезатор? Дубликатор? Что-то в этом роде?
– Ни то, ни другое. Мои слова следует понимать буквально.
Ксавьер сделал паузу, готовясь к объяснениям. Как ей это знакомо...
– Поясню на примере. Предположим, винт старинного вертолёта раскрутили с огромной скоростью. Что вы увидите вместо отдельных лопастей?
– Ну... – Сапронов задумчиво потёр подбородок. – Они сольются в сплошной диск.
– Верно. А если скорость станет ещё больше, если она приблизится к световой... Тогда перед вами окажется твёрдая поверхность. Вы сможете её коснуться, даже стоять на ней. Ваши ноги просто не успеют провалиться в пространство между лопастями за этот крошечный промежуток времени. Конечно, трение будет представлять опасность, но это уже детали.
Глава Корпорации покачал головой.
– Звучит красиво, но я всё ещё не понимаю...
– Суть моего изобретения в том, что я усовершенствовал стандартный телепортатор, многократно ускорив его работу. Всё то, что вы здесь видите, – учёный обвёл рукой зал, – это и есть один-единственный кирпич. Он появляется и исчезает в разных местах так быстро, что вы просто не замечаете этого. Да, в это трудно поверить, – но вас же не удивляет, что твёрдые тела состоят из атомов, представляющих собой крошечное ядро, вокруг которого в пустоте носятся электроны.
Ника потрясённо оглянулась вокруг. Подумать только, она столько раз смотрела на эти однообразные стены – и даже не представляла...
Даже Сапронов не смог остаться спокойным.
– И всё-таки... целый город...
– Почему бы и нет? Я хотел убедительно показать, на что способен. Тем более что моя установка потребляет очень мало энергии.
Взгляд Сапронова упёрся в пол под его ногами.
– А как вам удалось создать перекрытия?
– Всё так же. Кирпич появляется в воздухе на ничтожно малую долю секунды – за это время он просто не успевает упасть, – и тут же исчезает, чтобы появиться в другом месте. Снова и снова.
– Великолепно, – руководителя Корпорации переполнял энтузиазм. – Мы сможем за считанные минуты создавать такие города на любой ровной площадке.
Ксавьер согласно кивнул
– Особое значение это приобретает во время стихийных бедствий и тому подобного. Можно мгновенно сооружать плотины, дамбы, мосты. А также лагеря для беженцев...
– Платежеспособных беженцев, – Сапронов усмехнулся. – Вы всегда были далеки от мира коммерции.
– Не всё сводится к коммерции. Если вы помните наш разговор...
– О да, разумеется, – усмешка сделалась неприятной. – Вы хотели – да нет, требовали, – чтобы Корпорация бесплатно помогла с жильём каким-то дикарям с далёкой планеты, страдающим от смены климата.
– И что? Почему бы вам это не сделать?
– Потому что в последнее время мои дела идут не блестяще. Мы не можем позволить себе такую благотворительность. Кроме того, Корпорация вообще ничего не делает даром. С какой стати? Наоборот, ваше изобретение поможет нам больше зарабатывать и держать людей под контролем. Человек становится очень послушным, когда осознаёт, что его дом может внезапно растаять в воздухе.
– Я же говорила, – не удержалась Ника. – Он думает только о деньгах.
– Вот именно. А ещё я не плачу налоги, не возвращаю долги и не прощаю тех, кто должен мне. Эти простые правила и сделали меня самым богатым.
Глаза Ксавьера посуровели.
– Деньги должны быть средством, а не целью.
– Хватит болтать, – голос Сапронова сделался жёстким. – Вы немедленно передадите мне всю техническую документацию, или...
Один из агентов, отступив на шаг, прицелился в Нику.
– А ведь я когда-то вам доверял, – задумчиво протянул Ксавьер. – Даже восхищался вами. И всё же, заподозрив неладное, решил устроить вам эту проверку. Вынужден сообщить, что вы её не прошли.
Сапронов пожал плечами.
– Вы и эта девчонка в моих руках. Не стройте иллюзий.
– Всенепременнейше.
Ника догадалась, что это непривычное слово служило командой для компьютера, управлявшего процессом телепортации. Потому что башня вдруг... исчезла.
Стены и потолок буквально растворились в воздухе вместе с большей частью пола. В нескольких шагах от девушки разверзлась пропасть. От грандиозного здания остался небольшой кирпичный "островок", зависший в воздухе.
Робко заглянув через край, Ника увидела, как падает кабина лифта. Сыпались, стремительно уменьшаясь, кольца электромагнитов. Она отшатнулась назад.
– Опустите оружие, – голос Ксавьера ударил, как выстрел. – Иначе полетите вниз.
Агент молча подчинился.
Учёный спокойно кивнул девушке. Ника подбежала к нему и встала рядом. Что бы ни случилось, теперь они вместе.
– Вы ничего не добились, – сухо произнёс Сапронов.
Телохранители и агенты взяли их на прицел.
– Перед тем как мы упадём, от вас останется кучка пепла. Итак?
– Спокойно.
Похоже, и это слово было командой, так как перед ними внезапно выросла двухметровая стена. Шагнув в сторону, Ника увидела, что враги заключены в квадратную "коробку".
– Я бы не советовал вам стрелять, – крикнул Ксавьер. – Догадываетесь, почему?
Из-за стены не донеслось ни звука.
– Если вы разрушите один кирпич – любой – тем самым вы уничтожите все кирпичи разом. У моего изобретения есть пределы. Мы не можем стоять на кучке пыли.
Молчание.
– А теперь перебросьте своё оружие сюда. Иначе...
После короткой паузы несколько пистолетов с лязгом упали им под ноги.
– Вот так-то, – подмигнул ей дядя. Он коснулся экрана, и кирпичная платформа плавно заскользила вниз.
– Как это получается?
– Очень просто – каждый раз, материализуясь, кирпич оказывается чуть ниже, чем раньше. Но эти "скачки" настолько маленькие, что мы воспринимаем их последовательность, как непрерывное движение.
Вот, наконец, и земля.
Подобрав два мощных пистолета, Ника подошла к машине. Сначала она расстреляла в упор оба правых колеса. Затем обошла лимузин вокруг, старательно выжигая всё, напоминающее камеры и оружие. Она также заварила лазерным лучом все дверцы, кроме одной.
Когда она закончила, "коробка" превратилась в тоннель, упирающийся в машину. Ника проследила, чтобы все враги забрались внутрь. Как только неповреждённая дверца захлопнулась, она тут же заварила и её.
Обведя взглядом площадь, Ксавьер тяжело вздохнул и взялся за компьютер.
Город исчез.
Многочисленные здания растаяли, как мираж. Вокруг простиралась голая сухая земля, озаряемая светом маленького солнца.
Неподалёку стоял телепортатор. Они направились к нему.
Дядя распахнул дверь, и Ника увидела кирпич. Самый обыкновенный. 
– Не вышел из меня строитель, – покачал головой Ксавьер. Подняв кирпич, он со вздохом повертел его в руках и отбросил в сторону.
– У тебя ещё всё впереди, – Ника взяла его за руку. – Ты можешь нам помочь.
Она посмотрела на замерший лимузин.
– Ты поступила правильно, – Ксавьер обнял её за плечи. – Брать их в плен было бы слишком опасно. А убивать... это не выход. Сила Корпорации не в отдельных личностях, а в идеологии. Вере в то, что всё покупается и продаётся.
– Но теперь у нас есть, что противопоставить этому.
– Именно.
Он пригнулся и шагнул внутрь.
– Заходи. Мы можем отправиться куда угодно.
– Но...
– Не волнуйся. После отправки сработает программа самоуничтожения.
Дверь закрылась.
Спустя полминуты яркая вспышка озарила равнину.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования