Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Morgenstern - СПАСИТЕЛЬ

Morgenstern - СПАСИТЕЛЬ

 

1
Солнце палило нещадно. Младший жрец-распорядитель Эрет укрылся в тени одинокого дерева. Время от времени он прикладывался к кувшину с водой. Когда он поднимал кувшин плеть, свисавшая с руки, вздрагивала, словно пойманная змея.
Молодой жрец безучастно наблюдал за работой троих мужчин. Бронзовое лицо, с жесткой складкой губ и прямым носом напоминало маску. Черные глаза холодно смотрели на изнывающих от жары рабочих.
Мужчины, в набедренных повязках и с замотанными тканью головами меняли разбитые глиняные кирпичи на дороге возле рва Нис-Аомэ. Один из них с жадностью взглянул на кувшин в руках Эрета. Перехватив взгляд рабочего, жрец усмехнулся:
- Получите, когда сделаете работу.
"Не сделавший дело – ничего не получает" - гласит закон. И Эрет не собирался от него отступать.
Молодой жрец повернулся в сторону Города. Его взгляд из холодно-безразличного стал враждебным. Как же он ненавидел этот Город! Ненавидел красноватый цвет глиняного кирпича, из которого были сложены все городские строения. Ненавидел ступенчатый Храм, возвышающийся на противоположной стороне Города; беленые стены казарм; общие дома, тянущиеся одинаковыми рядами. Он ненавидел всех жителей Города. Почти всех…
Он вновь повернулся к рабочим. Во рву за ними шевелилось тело Нис-Аомэ. Бога и Защитника. Упругая, красноватая масса заполняла весь ров, окружающий Город. Он был единственной преградой между Городом людей и бескрайним миром дикарей.
Его Эрет ненавидел больше всего. Но даже мысленно он боялся произнести это. Эрет благодарил судьбу за то, что он младший жрец и на его груди нет маленького сосуда с частичкой Нис-Аомэ. Иначе, его мысли давно стали бы известны богу.
 
2
Эрет заметил двоих неспешно приближающихся воинов. Один невысокого роста и щуплый, второй напротив – гигант, с широким, добродушным лицом и гривой черных волос. Эрет улыбнулся. Гигант был его лучшим и единственным другом в Городе.
- Табал! – окликнул его молодой жрец.
Воин в знак приветствия взмахнул копьем. Табал, что-то сказал своему спутнику и направился к Эрету.
- Как служба? – спросил Эрет.
- У меня нормально, а ты я вижу - из сил выбился, - насмешливо пробасил Табал.
Эрет рассмеялся и протянул другу кувшин с водой. Воин сделал огромный глоток и вернул кувшин.
- Уф! – выдохнул он. – Жаль, что теплая.
- Смотрю ты расслабляешься сегодня.
- Да. Выпал караул в Городе. Благодать!
- А как там…, - Эрет замялся. – Рагда?
По лицу Табала расплылась лукавая улыбка. Рагда была его сестрой.
- Она тебе нравиться, - рассмеялся молодой воин.
- Нет,…я просто, просто…
- Нравиться, нравиться, - продолжал смеяться гигант. – Но тебе она не достанется.
"Да, - подумал Эрет. – Не достанется". "Нет у жреца ни родных, ни близких и сам он принадлежит Нис-Аомэ", таков закон.
- Я просто хотел узнать, куда ее отправили на работы, - попытался вывернуться Эрет. И это была почти правда. Он всегда волновался за Рагду, когда ее отправляли работать за пределы Города.
- Ха! – улыбка Табала стала шире. Понизив голос, он продолжил. – Вчера к нам приходил вестник из Храма и он сказал, что Рагда выбрана для Нис-Аомэ и теперь она освобождена от работ.
Несмотря на жару Эрета пробрал озноб. От бритой макушки до пяток. Его рука обхватила рукоять плети.
- Ладно, - выдавил он из себя. – Иди, Табал. А мне надо заниматься делами.
Жрец быстро подошел к рабочим.
- Долго вы будете возиться, - злобно прошипел он. – Или вы ждете, что Нис-Аомэ лично будет помогать вам.
Эрет взмахнул плетью и обрушил ее на спину ближайшего рабочего. Выплеснув гнев жрец вернулся в тень дерева. Табал уже ушел. Повернувшись спиной к Городу Эрет не отрываясь смотрел на шевелящуюся массу Нис-Аомэ.

3
Заходящее солнце бросало багровые отблески. Раскаленный воздух медленно остывал. Эрет шел мимо домов из красноватого кирпича. Одинаковых и безликих. Город наполнялся гулом голосов вернувшихся с работ людей.
Эрет нашел Рагду возле одного из домов. Загоревшая и черноволосая, с точеной девичьей фигурой она сидела поодаль от остальных. Ее лицо было серьезным и задумчивым. Эрет вспомнил, что не так давно с ее губ не сходила озорная улыбка, а в глазах был веселый блеск.
Молдой жрец подошел к девушке. Рагда улыбнулась ему, но улыбка вышла натянутой.
- Я слышал…, - начал Эрет.
- Да, - голос девушки дрогнул. – Это великая честь.
Эрет опустился на землю рядом с девушкой и внимательно посмотрел на нее. Рагда отвела взгляд. В душе жрец возликовал. Девушка не испытывала той безумной радости, которую Эрет видел на лице другой невесты Нис-Аомэ, много лет назад.
Эрет взял девушку за руку и заговорил.
- Это не честь, Рагда, это смерть!
Девушка молчала.
- Вспомни дикие вопли дикарей и преступников, которых мы бросаем в ров.
- Нис-Аомэ благосклонен к своим невестам, - тихо возразила девушка. – Он забирает их без боли и в блаженстве.
- Мою мать избрали невестой Нис-Аомэ. Я помню тот день. Били барабаны, цветные ленты развевались на шестах, жрецы пели. И мама. Она была такая красивая и нарядная. Я, тогда еще ребенок, держал ее за руку и умолял не делать этого, плакал и прижимался к ней.
Эрет прервался. Помолчав несколько мгновений, он продолжил:
- Она склонилась ко мне. Улыбнулась и сказала: " Глупенький, не плачь. Я буду счастлива с Нис-Аомэ и буду просить его присматривать за тобой. После этих слов она пошла между шестами с цветными лентами ко рву. Красивая и счастливая. Барабаны забили сильнее, а жрецы запели громче.
Когда она ступила в тело Нис-Аомэ, собравшиеся люди радостно закричали. Дойдя до середины, она повернулась к Городу, на ее лице было написано блаженство. Затем, клянусь я это видел, ее лицо исказила гримаса боли. Она хотела закричать, но тело Нис-Аомэ поглотило ее.
Эрет умолк. Рагда дрожала.
- Я не хочу умирать, - всхлипнула она. – Даже в объятиях Нис-Аомэ.
- Мы просто исчезнем, - решительно произнес Эрет. – Я не позволю Нис-Аомэ забрать и тебя.

4
Эрет сидел в своей келье. Одной из маленьких комнатушек в Жреческом доме, возле Храма. На ужин выдали миску похлебки и два пышных хлебца. Доедая похлебку, Эрет вспомнил проповедь, которую прочитал жрец-настоятель.
Жрец-настоятель выбрал свою излюбленную тему – бунт Наставников. Со сверкающими глазами, воздевая руки жрец-настоятель вещал о том, как Нис-Аомэ создал людей и дал им Наставников, дабы те научили людей ремеслам и земледелию. Как со временем Наставники впали в гордыню и пожелали уничтожить Нис-Аомэ. Они создали дикарей и забрали душу Нис-Аомэ, заключив ее в Алтарь. Как Нис-Аомэ воззвал к людям и те, верные ему, убили Наставников. С тех пор люди хранят душу Нис-Аомэ, а он защищает людей от порождения Наставников – дикарей.
Эрет знал эту историю. Знал он и другую, отличающуюся от первой.
Доев похлебку Эрет, отодвинул миску. Достав чистую ткань, он завернул хлеб. Немного посидев, молодой жрец встал и подошел к стене. Он осторожно вынул несколько кирпичей и достал несколько странных гибких прямоугольников свернутых в трубку. Эрет развернул их. На прямоугольниках были нанесены знаки. Некоторые были знакомы Эрету, такими знаками в Городе делались записи на глиняных табличках, другие нет.
Каждый вечер Эрет перелистовал прямоугольники, для того, чтобы его ненависть не угасла.
На первом прямоугольнике он прочел: " Пришедшие с Небес создали людей и Город. Дали Наставников для обучения и Нис-Аомэ для защиты". Эрет перевернул прямоугольник: " Судьба людей – владеть миром", выхватил взгляд. Жрец продолжал листать: "Нис-Аомэ ожившее изделие Пришедших с Небес, его судьба уйти, когда Наставники обучат людей". Далее располагались несколько странных знаков, после которых следовали символы Нис-Аомэ и смерти.
Странные, незнакомые знаки Эрет видел на черной, матовой поверхности Алтаря, среди множества других. Алтарь бдительно охранялся, лишь верховный жрец и два его помощника могли приближаться к нему.
Последняя надпись гласила: "Я не успел нажать…".
 
5
Спрятав прямоугольники обратно в тайник, Эрет взял сверток с хлебом и вышел. Стараясь быть не замеченным, он выскользнул из Жреческого дома.
Эрет шел по улицам Города стараясь держаться в тени. Он направлялся к Смраду, району Города, куда свозились весь мусор и нечистоты. Время от времени Смрад очищали от скопившегося мусора. Там жили те, к кому жизнь не была благосклонна – калеки и тяжелобольные. Те, кто не мог заработать себе еду.
Город жесток. Но жестокость необходима. Он был единственным убежищем людей в бесконечном мире дикарей, с ненавистью смотревших из-за рва. Ради блага всех, каждый должен приносить пользу. В Городе не было места лишним едокам, и обитатели Смрада понимали, что с ними обходятся милостиво-позволяя влачить жалкое существование на мусорных кучах.
Вскоре Эрет достиг Смрада. Карабкаясь по грудам мусора, он шел к цели своего ночного путешествия.
- Кто здесь? – раздался хриплый, простуженный голос. – Уходи! Иначе я размозжу тебе голову.
Ближайшая куча мусора зашевелилась. Из под нее появился грязный, иссохший человек. Он передвигался с помощью рук, волоча за собой обездвиженные ноги.
- Здравствуй, Ут – сказал Эрет.
- О, добрый жрец, - радостно воскликнул калека. – Ты принес мне, что нибудь?
Эрет кинул калеке сверток.
- Хлеб! – воскликнул Ут. С ворчанием он принялся набивать рот.
Эрет подождал пока Ут насытиться.
- Ну, как? – спросил он.
- Все хорошо, добрый жрец, никто не подходил к твоей яме.
Эрет сделал несколько шагов и заглянул в черный провал. Именно там он нашел странный, гибкие прямоугольники. Несколько лет назад, участвуя в работах по очистке Смрада, он провалился в яму. Когда глаза привыкли к мраку он разглядел, что находится в тоннеле из странного метала, совсем не похожего на бронзу.
Позже, взяв несколько факелов, он спустился вниз и исследовал необычную находку. Он обнаружил там много странного и непонятного. С одной стороны тоннель заканчивался рядом комнат. В одной из них Эрет нашел человеческий скелет, больше чем скелет обычного человека и с удлиненным черепом. Рядом с ним лежали гибкие прямоугольники, которые Эрет хранил теперь в своей келье.
В другую сторону Эрет шел очень долго. Шел до тех пор, пока тоннель не стал резко уходит вверх. По уходящему ввысь тоннелю тянулся трап из того же необычного метала. Эрет взобрался по нему. Подъем вышел долгим и тяжелым.
Когда Эрет выбрался из вертикального тоннеля, он увидел, что находится на вершине одинокой, крутой скалы окруженной лесом. Здесь же он обнаружил родник и несколько фруктовых деревьев.
Изредка Эрет приходил к провалу, ведущему в тоннель, разгребал мусор заваливающий его. Однажды он встретил там Ута. Несчастный калека, согласился следить за провалом, очищать его от мусора и отгонять других обитателей Смрада. Взамен молодой жрец носил ему еду и Ут не задавал лишних вопросов.

6
Несколько вечеров Эрет готовился к побегу. Он собрал небольшой сверток с вещами и едой на первое время. Раздобыл копье и спрятал его поблизости от Смрада. Утром перед побегом он навестил Рагду.
- Сегодня после заката, - сказал он. – Жди меня там, где мы разговаривали последний раз.
Время до вечера тянулось бесконечно. Эрет готов был вознести хвалу Нис-Аомэ, когда солнце, наконец то, скрылось за горизонтом. Рагду он нашел в условленном месте. Она стояла дрожащая, в нерешительности.
- Правильно ли мы поступаем? – спросила она.
Вместо ответа он крепко взял ее за руку и увлек за собой.
По дороге они забрали копье и направились к Смраду. Рагда удивилась, осознав, куда они идут. Заметив ее замешательство, Эрет произнес со смехом:
- Нет, жить в Смраде мы не будем.
Когда Эрет и Рагда подошли к входу в тоннель Ут спал возле него. Проснувшись, он обрадовался жрецу. Эрет дал ему несколько лепешек, и калека принялся поедать их.
Эрет достал веревку и спустил вниз сверток и копье.
- Спускайся, - сказал он Рагде. – И жди меня.
Рагда посмотрела в провал.
- Сейчас я боюсь тебя больше смерти, - сказала она, но послушно спустилась вниз.
Эрет приготовился последовать за ней.
- Ты уходишь, - раздался хриплый голос Ута.
Эрет подозрительно посмотрел на него.
- Ты уходишь, добрый жрец, - подползая к Эрету, продолжал говорить Ут. – а значит, никто больше не принесет мне еды. Не уходи, добрый жрец, я не смогу достать себе еды и умру с голоду. Не бросай меня.
Калека схватил Эрета за ноги.
- Успокойся ,Ут, я буду возвращаться и приносить тебе еду, - Эрет попытался освободиться.
- Ложь! – взвизгнул Ут. – Ложь! Я не хочу умирать. Люди! Люди! Жрец хочет бежать из Города.
Его голос разнесся над Смрадом и потонул во тьме. Эрет попытался вырваться еще раз, но калека дернул его за ноги и повалил на землю. Эрет схватил лежащий рядом камень и ударил калеку по голове. Ут заскулил, разжал хватку и пополз прочь.
"Он же все расскажет", - мелькнула мысль в голове Эрета. Он догнал калеку и ударил еще раз. Под камнем хрустнуло и тело Ута обмякло. Почему то именно сейчас Эрет вспомнил, что знал Ута раньше, когда сам был ребенком. Веселый здоровяк Ут, возвращаясь с работ, любил подбрасывать соседских детей, в том числе и Эрета.
Эрет ударил еще раз, затем еще и еще. С каждым ударом под камнем хрустело сильней. Эрет бил до тех пор, пока хруст не сменился влажным чавканьем.
Эрет выпрямился и пошел к провалу.
 
7
Три дня они жили как в раю. Родник снабжал их свежей водой, а фруктовые деревья пищей. Отвесные склоны скалы защищали их от ночных хищников. Казалось, что они одни в целом мире.
Эрет нашел путь вниз со скалы. Каждый день они спускались в лес. Рагда собирала ягоды и орехи, а Эрет ставил ловушки, такие как жители Смрада ставили на крыс. Каждый день в ловушку попадались упитанные кролики.
Эрет смотрел в счастливые глаза Рагды и сам был счастлив. Теперь над ними не висел страх бессмысленной смерти и тяжесть законов Города. Скала находилась от Города не очень далеко, но Эрет был уверен, что здесь, в лесной глуши, их вряд ли будут искать.
На четвертый день они, как обычно, спустились в лес. Рагда взяла сплетенную ею корзину, а Эрет прихватил копье. Они бегали и дурачились словно дети. Рагда кинула в Эрета диким виноградом и рассмеявшись побежала прочь. Эрет догнал ее и отбросив копье повалил девушку в траву. Смеясь, они кубарем покатились по земле.
Она была так близка, ее гладкая кожа касалась его, ее волосы пахли травами…Тут Эрет увидел, что за ними наблюдают. Две человекоподобные фигуры неподвижно замерли под ветвями деревьев.
- Беги домой, - сказал Эрет Рагде.
Девушка, не задавая вопросов, вскочила на ноги и побежала к скале. Фигуры, стоявшие под деревьями, бросились за ней. Эрет сумел разглядеть их получше. Невысокие и коренастые, с короткими ногами и длинными руками. Дикари. Они бежали, сжимая в руках короткие копья.
Эрет подхватил свое копье и побежал за Рагдой, прикрывая ее спину. Один из преследователей резко выкрикнул и из-за деревьев появились еще двое дикарей, отрезая людям путь к скале. Один из них держал дубинку, у второго в руках была связка камней на веревке.
Рагда резко свернула в сторону пытаясь уйти от новых преследователей. Дикарь со связкой камней раскрутил свое оружие и метнул его, целясь девушке в ноги. Веревка обмотала ноги Рагды и девушка упала. Дикари с воем устремились к ней. Эрет, с копьем в руках, встал над ней.
Дикари окружили их. Тела дикарей были покрыты жесткой рыжей шерстью, у них были низкие лбы, выступающие надбровные дуги и широкие носы. Они рычали и скалили зубы.
Эрет, размахивая копьем, отгонял их от пытавшейся выпутаться Рагды. Дикарь, метнувший связку камней, кричал и размахивал руками. Видимо он был у них за старшего. Отгоняя двух дикарей с короткими копьями Эрет не заметил как потерял из виду вооруженного дубинкой.
Удар в затылок сбил Эрета с ног. Он ненадолго потерял сознание. Когда он пришел в себя двое дикарей удерживали визжащую и брыкающуюся Рагду. Дубинка угрожающе покачивалась над его головой. Дикарь со связкой камней, уже подобравший свое оружие, склонился над ним.
- Люди, - с трудом выговорил он. – Убийцы. Их кожа – моя!
В его руках появился грубый каменный нож. Дикарь осклабился. Его товарищ вскрикнул и выронил дубинку. Из его плеча торчала стрела. Белое оперение дрожало.
Откуда-то раздался хор яростных голосов. Просвистело еще несколько стрел, но, ни одна не достигла цели. Дикари бросились к деревьям и исчезли. Эрета и Рагду окружили два десятка воинов Города. В бронзовых шлемах и кожаных доспехах. Они сжимали в руках копья, топоры и луки. Старший из них, в украшенном перьями шлеме, подошел к молодым людям.
- Ха! Я же говорил, что их надо искать в лесу. И нечего опасаться грязных дикарей.
- Если бы девка так не визжала мы бы никогда не нашли их, - сказал кто то из воинов.
- Ну и что. Я все равно был прав!
Воины радостно закричали. Все кроме одного. Эрет видел, как гигант Табал с мрачным видом стоит в стороне.
- С девкой будем делать, что захотим, - продолжил старший воин. – А с этим пусть разбираются жрецы. Стреножте его, ребята.
Воины со смехом и гиканьем бросились к Эрету. Схватив его они привязали левую руку беглого жреца к левой ноге.
- Далеко не убежит, - рассмеялся один из них.
Рагду оттащили в сторону. Эрет видел как старший воин подозвал Табала и что то сказал ему. Табал задрожал и уронил копье. Старший продолжал говорить. Лицо Табала исказила страшная гримаса, он подобрал копье и медленно направился к Рагде.
- Табал, - закричал Эрет. – Табал, стой!
Он, извиваясь, пополз по земле. Воины со смехом наблюдали за его неуклюжими телодвижениями.
Рагда плакала сидя на коленях, уткнув лицо в ладони. Эрет видел, как Табал подошел к ней со спины.
- Нет! Остановись, Табал. Она же твоя сестра!
Табал ударил сильно и коротко. С левой стороны. Окровавленный бронзовый наконечник вышел из груди девушки. Эрет кричал. Полз и кричал. Полз, словно еще можно было, что-то изменить.
Табал заученным движением уперся ногой в спину Рагды и выдернул копье, словно из тела поверженного врага. Рагда завалилась на бок. Отбросив копье Табал обнял тело сестры и зарыдал.
Эрет дополз до них. Давясь рыданиями, он крикнул:
-Зачем ты это сделал? Зачем…
Он осекся, встретившись с безумным взглядом Табала. Несколько мгновений гигант смотрел на него. Бережно опустив тело Рагды на землю, он встал и с диким криком пнул Эрета в лицо. Затем пнул еще раз в живот. В лицо. В живот. Эрет пытался защититься. Боль ослепила его. Он попытался отползти, но гигант схватил его за горло и начал душить.
Эрет перестал сопротивляться. Он хотел умереть.
Воины бросились оттаскивать Табала. Но сразу справиться с гигантом у них не вышло. Отбрасывая своих товарищей движением могучих плеч, он продолжал душить бывшего друга. Наконец воины сумели оторвать руки Табала от горла Эрета.
Табала оттащили. Эрет жадно глотал воздух. Голова гудела. Его вырвало. Повернувшись на бок Эрет ощутил под собой, что-то твердое. Свободной рукой он нащупал нож. Видимо, он выпал у одного из воинов.
Эрет лежал неподвижно. Мысли вихрем неслись в голове. Город и Нис-Аомэ, забрали у него все. Мать, Рагду, друга. Даже Ута он убил из-за страха перед Городом. Телесная боль глушилась душевной. Если бы Табал завершил начатое! Он хотел умереть, но умереть отомстив.
Эрет слышал рев Табала и ругань воинов. Он нащупал нож. Сжав рукоять, он разрезал путы. Ноги и руки плохо слушались, но беглый жрец сумел добраться до кустов. То ползком, то на четвереньках Эрет пробирался в глубь леса. За спиной раздались крики. Его исчезновение заметили. Он заспешил. Рядом затрещали кусты и кто то прижал его к земле.
- Люди, - услышал он голос дикаря. – Я убью.
Эрет извернувшись посмотрел ему в лицо.
- Я отдам вам Город, - произнес он.
Дикарь молчал. Когда смысл сказанного достиг его сознания, он свистнул. Сильные руки подхватили Эрета и потащили в чащу.

8
Дикари заполнили лес. Тот самый лес, где Эрет был счастлив, когда то. С тех пор прошло полгода, но казалось, что это было вчера. Эрет объяснял вождям план Города. Ему помогал Арх, тот самый дикарь который помог Эрету бежать.
Сам Эрет изменился. Исхудал, оброс. Он кутался в звериные шкуры. Большого труда стоило собрать несколько вождей и их воинов для похода на Город. Ему не верили, хотели убить. Но равнодушие Эрета к смерти и нескрываемая ненависть к Городу сделали свое дело.
Эрет ветвью рисовал на земле план Города.
- Это казармы, - говорил он. – Здесь живут воины. Их надо захватить в первую очередь. А это Храм. Там скрыты все сокровища людей.
Про Храм он лгал. Но ему необходимо было попасть туда.
Больше всего Эрет боялся, что тоннель обнаружат и запечатают. Но отправившись на разведку, с несколькими дикарями, он обнаружил, что вход в тоннель из Города просто завален мусором.
На закате орда дикарей последовала за Эретом в тоннель. Косматые воины шли по тоннелю молча, лишь изредка раздавалось недовольное ворчание. Вылезти из тоннеля первому Эрету не позволили. Его оттеснили в сторону и дикари один за другим принялись вылезать наверх.
Вскоре сверху раздались сдавленные крики. Первыми жертвами дикарей стали жители Смрада. Дикие воины тянулись бесконечной очередью. Наконец последний из них покинул тоннель. Эрет полез следом. Город уже горел в нескольких местах. Отовсюду неслись крики боли и отчаяния. Шла резня.
Эрет направился в сторону рва. Тело Нис-Аомэ ворочалось в нем. В ночи оно казалось черным. Эрету хотелось думать, что Нис-Аомэ ворочается с тревогой и страхом. Глядя на бесформенное тело Эрет произнес:
- Я убью тебя.
Он зашагал к Храму. На одной из улиц он нашел тела двух воинов Города. Рядом лежал труп дикаря. Эрет подобрал копье с бронзовым наконечником и зашагал дальше.
Он шел мимо казарм. Дикари, следуя его совету, нанесли первый удар сюда. Некоторые из казарм горели. В одной все еще шел бой. Из темноты на него бросился полуголый гигант вооруженный топором. Увидев, что перед ним не дикарь гигант отпрянул. Несколько мгновений они смотрели друг на друга.
- Твоих рук дело, - прогрохотал Табал. – Я оставил тебе нож, помня о любви Рагды к тебе. Зря.
- Табал, пойдем со мной. Мы отомстим за ее смерть.
- Нет. Ты предатель рода человеческого.
- Вспомни. Они заставили тебя убить Рагду!
- Это была милость. Другие бы сначала изнасиловали ее, а потом предали бы долгой смерти. Я оборвал ее жизнь быстро. Если бы не ты, все было бы иначе.
- Она бы все равно умерла. Ее бросили бы в ров.
- В день вашего побега вестник из Храма сообщил, что для Нис-Аомэ выбрали другую невесту. Рагда ушла просто потому, что хотела быть с тобой.
Эрет ошарашено молчал. Затем он медленно произнес:
- Табал, убей меня, но потом. У меня есть незаконченное дело.
- У тебя осталось только одно дело. Заплатить за все!
Гигант взмахнул топором и бросился на Эрета. Эрет выбросил вперед копье и попал Табалу в плечо. Табал с рычанием ударил по древку копья топором. Перерубить древко он не смог. Наконечник копья дернулся в ране и гигант рухнул на колени. Топор выпал из рук. Эрет подхватил оружие и нанес удар по голове гиганта. Табал замер.
Эрет смотрел на топор. В свете огня он разглядел кровь и прилипшие волосы. Черные, такие же были у Рагды.
Возле входа в Храм он нашел несколько сотен дикарей. Среди них был Арх. Он подскочил к Эрету:
- Мы не можем войти туда. Там люди.
В Храме, на противоположной стороне, был другой вход. Но он был вблизи рва Нис-Аомэ. Из-за страха перед бесформенной массой чудовища дикари не перекрыли его. Но из-за этого и люди не могли бежать из гибнущего Города.
Забавно, - подумал Эрет, - Защитник людей стал их тюремщиком.
- Я могу пройти в Храм и открыть вам ворота, - сказал Эрет Арху.
Арх ушел к вождям. Вскоре он вернулся.
- Иди, - сказал он.
Эрет двинулся сквозь массу покрытых шерстью воинов. Между дикарями и Храмом было пара сотен шагов. Преодолевая их Эрет ждал, что его пронзит стрела пущенная из Храма. Но этого не произошло.
Он дошел до ворот и несколько раз ударил топором.
- Кто ты и чего тебе надо? – раздался голос из-за ворот.
- Я пришел спасти вас, - ответил Эрет.
Ворота приоткрылись и ему дали войти. Несколько копий были направлены ему в грудь. Эрет огляделся. В Храме собрались те, кто сумел избежать резни. Рабочие, воины, жрецы. Множество женщин и детей. Они разглядывали его – заросшего, одетого в звериные шкуры, с окровавленным топором в руке. Вряд ли кто-то узнал его.
Вперед вышел невысокий старик. Без пышных одежд и украшений Эрет с трудом узнал в нем верховного жреца. На его груди висел сосуд с частичкой Нис-Аомэ.
- Говори, - приказал старик.
- Я выведу вас через другой выход.
- Безумец! Нис-Аомэ никого не впускает в город, но и никого и не выпускает.
- Дайте мне пройти к Алтарю и мы сможем преодолеть ров, - громко, что бы его слышали все произнес Эрет.
Слышен был плач детей и причитания женщин.
- Нис-Аомэ защитит нас, - уверенно произнес старик.
- Выгляни наружу и ты увидишь, что Город пал, а твоему Нис-Аомэ и дела нет.
Эрет оттолкнул старика и направился к Алтарю. Никто ему не препятствовал. Шанс на спасение заворожил людей.
- Стой! – выкрикнул старик.
Эрет обернулся. Старик сжимал в руке цепь с сосудом, который снял с себя.
- Нис-Аомэ хочет говорить с тобой.
Эрет отвернулся и сделал еще несколько шагов к Алтарю.
- Люди! – воскликнул верховный жрец. – Нис-Аомэ защищал нас долгие столетия. Теперь он хочет говорить с человеком, обещающим спасти нас. Так почему же этот человек отказывается говорить с Нис-Аомэ.
- Говори, - зароптали люди. – Говори с Нис-Аомэ.
Несколько человек загородили путь Эрету. Эрет медленно подошел к старику. Осторожно взял цепь и надел ее на шею. Сосуд коснулся его груди. Желание уничтожить Нис-Аомэ притупилось. Навалилась усталость. Сколько же он перенес за это время. Сколько людей погибло из-за него.
Эрет собрался и сделал еще шаг к Алтарю.
- Я знаю, чего ты хочешь, - раздался мужской голос. Ясный и чистый. Голос раздавался в голове Эрета, каждое слово сотрясало его.
- Ты хочешь просто жить, жить как тебе нравиться, - продолжал голос. – Но ведь я хочу того же.
- Ты отобрал у меня все, - мысленно возразил Эрет.
- Не я. Мне вполне хватало тех дикарей, что вы кидали в ров. Все отняли у тебя люди. Люди, вы так любите все усложнять. Отдавать на смерть некоторых, надеясь на благополучие для всех. Нелепо.
- Но ты не препятствовал этому.
- Зачем? Если от этого вы становитесь уверены в будущем. Но все это в прошлом. Нажми на Алтаре другие символы и я очищу Город от дикарей. А затем мы начнем все с начала. Ты и я. Без нелепых законов, без ненужных жертв.
Это звучало убедительно. Все равно уже ничего не вернуть.
- Но ты убил Наставников, - цеплялся за соломинку Эрет.
- Иначе они убили бы меня.
- Нас ждет другая судьба, - уже совсем неуверенно подумал Эрет.
- Какая судьба может ждать вас во враждебном мире? Ты ведь знаешь, что за рвом лежит море дикарей. Вам не выжить без меня.
Не выжить. Но ведь я выжил. Мы с Рагдой были счастливы вдали от проклятого рва. Эрет сделал последние шаги до Алтаря. В памяти вспыхнули символы, прочитанные на странных, гибких прямоугольниках.
- Я не хочу умирать, - произнес голос.
Эрет поочередно нажал символы на Алтаре. Каждый из них ответил слабым красноватым свечением. Голос молчал. Эрет направился к выходу выводящему ко рву. Люди потянулись за ним. Эрет посмотрел на ров. Тело Нис-Аомэ было неподвижно.
- Судьба людей – владеть миром, - произнес Эрет.
Содрагаясь он ступил в тело Нис-Аомэ, но сейчас это была лишь холодная, вязкая жижа.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования