Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Г у д в и н - Волшебники Изотопного города

Г у д в и н - Волшебники Изотопного города


Варька стояла у окна и думала. Пальцы нервно бегали по лицу.

- Ну, что ты решила? – раздался голос в её голове.

Девушка нахмурилась и обернулась. В приоткрытой двери торчала рыжая голова Иришки.

- Телепатия без обоюдного согласия запрещена, - строго отчитала девчушку старшая сестра.

- И что? Ты подашь на меня в суд?

Иришка засмеялась, и мелкие созвездия веснушек задрожали на её щеках. Плюхнувшись на диван, она расправила юбку.

 - Наверное, я куплю станцию, - сказала Варя, присев рядом с сестрой.

- Ууу… - разочаровано протянула девочка. – А как же мечта?

- Мне всего лишь двадцать два, будут ещё в моей жизни мечты. А сейчас нужно позаботиться о завтрашнем дне.

- А я-то думала, моя старшая сестра станет волшебницей.

На сей раз улыбка мелькнула на лице Варьки.

- Разве это волшебство, Ириш? Люди телепортируются по всему миру. Своя собственная станция уже не роскошь, а средство передвижения, как любил говорить наш дед.

- Э, нет, - резко выпалила Ира. – Рассекать пространство через станцию – это одно. А телепортироваться самостоятельно – совсем другое.

- Самотелепортация разрешена только в черте города, ты же знаешь, - Варя погладила сестру по руке.

- Пока… - девочка одёрнула руку и вскочила с дивана. – Я уверена, что уже мои дети будут изучать её в школе, как мы сейчас проходим телепатию. Когда-то наши родители о таком только в книжках фантастических читали.

- Зато их поколение изобрело станции телепорта…

- … чем ввергло мировую экономику в очередной кризис, бла-бла-бла, знаю, у нас уже читают историю.

- Кризис – временное явление. Любая тёмная полоса заканчивается, а на смену ей приходит светлая... – Варя вновь взяла сестру за руку и, улыбнувшись, усадила рядом.

- Вот я и хочу, чтоб у тебя случилась большая и жирная светлая полоса, и ты училась там, где хочешь. – Ириша торопливо обняла Варьку и отстранилась, ожидая ответа.

- Ты же знаешь, что тогда мне придётся оставить тебя тётке и уехать на обучение, это уже не говоря о баснословных суммах, которые необходимо будет отчислять из нашего общего фонда, - девушка смахнула с лица прядь каштановых волос. – А что потом? Работа курьером? Куда я применю эту самотелепортацию?

- Ты же хотела работать в скорой помощи, - будто уговаривала сестру Ириша.

- Это ещё шесть лет обучения, - объясняла Варька.

- Я не хочу, чтоб ты отказывалась от всего из-за меня. Если бы папа был жив, то ты училась бы, где пожелала, - девочка прижалась к сестре.

- Жаль, воскрешение мёртвых ещё не изобрели.

***

Радим шёл по тротуару, опустив глаза. Его раздражали левитирующие над головами прохожих юнцы. А вот динамичные картины, разливающиеся под ногами, радовали взор.

Несмелые васильки, робкие ромашки и ветреные колокольчики ковром стелились вдоль домов. Вся эта анимация придавала каждому проулку свой неповторимый оттенок. Не нужно запоминать названия улиц, достаточно просто взглянуть под ноги, и дорога скажет сама за себя.

Свернув с Луговой на Бенгальскую, он увидел под подошвами ботинок имитацию размашистых фейерверков. Радим поднял взгляд. Над входом в небольшое полуподвальное помещение, растянувшись как кошка на солнечной полянке, водрузилась малахитовая табличка: «Трактир семи магов».

- Красного пива, - кинул он официантке и уселся за один из свободных столиков.

Радим огляделся. «Трактир семи магов… - посмеялся он про себя. - Вот те двое в углу со способностями, остальные обычный сброд, решивший отведать диковинных напитков».

Через минуту официантка принесла клюквенно-красную бурду.

«Вот гадость, - думал Радим. – Но как шибёт! А я хочу напиться, чтоб не видеть всего этого».

На мгновенье он посмотрел сквозь стену, там была уборная.

«Тьфу, ты, что за срамота?!»

Он перевёл взгляд на официантку.

«Хорошенькая…»

Её белый чепец скрывал светлые локоны. А вот корсет утягивал давно уже не плоский животик. Пышная юбка конспирировала толстые ляжки и увесистый зад.

«Это не дар… Это проклятье! Надо пить… Эх… Да что я в самом деле?!»

- Змеиный глаз, милочка.

- Рюмку?

- Бутылку.

***

Мужчину внесли на носилках. Женщина верещала:

- И что вы кинете его здесь умирать?!

- А что я могу сделать? – сказал здоровяк. – Я простой работяга, такой же, как ваш муж. У него нет страховки. Сами понимаете, никто не возьмётся его лечить.

- Беги за месье Язовских, - прикрикнула на мальчонку мать.

У Перрина загорелись глаза:

- В город волшебников?

- Быстрей давай, не видишь, как отец корчится от боли.

Мужчине, лежавшему на тахте, было действительно плохо.

- Да жетоны возьми, поганец. Вот четыре штуки, код местной станции и наш адрес. Отдашь, если он согласится.

- А если нет?

- Да ступай уже! Будешь ещё с матерью пререкаться!

Мальчик натянул пальто и резво побежал по грязным улочкам.

Врата из светящегося льда виднелись издалека. Витиеватые узоры приветствовали путников.

- Пропуск есть? – вежливо спросила привратница.

Перрин протянул руку, женщина просканировала чип в запястье.

- Проходите.

Мальчишка жадно хватал своими серо-голубыми глазёнками все чудеса города. Тут и зависшие в воздухе шары света, и бегающие фонтаны, и ароматные дома. Нет, он не мечтал здесь жить. Город казался ему настолько прекрасным, что Перрин не верил, что его могут пригласить сюда поселиться.

А ещё ему до чертиков хотелось сбегать к расщелине, хоть одним глазком взглянуть на язычки радужного пламени. Он видел эту люминесцирующую пропасть всего один раз, в прошлом году, когда маменька послала его в волшебную аптеку купить микстуру от кашля для больной сестрёнки. Мальчик слышал много рассказов о рваной ране на сердце города, но желал увидеть её собственными глазами. Зрелище превзошло все его ожидания. На него даже накричал сторож, что подошел слишком близко к заграждению. С тех пор город манил Перрина.

А ведь никто уже и не вспоминает о страшном землетрясении, после которого появилась расщелина, а вместе с ней навсегда в городе поселилось волшебство.

Мальчик остановился перед домом, который походил на гигантский дуб, постучал в дверь, но никто не спешил ему открывать. Тогда он влез на корень, вцепившийся в землю под окном, и начал тарабанить.

- Кого там черти принесли? – раздался глухой голос.

Мальчик шмыгнул к двери. Грохот засова, и перед Перрином предстал мужчина, ровесник его отца, застёгивавший кожаный ремень.

- Ты что ли мне в окно барабанил?

- Вы месье Язовских?

- Да, я. Чего надо?

- Меня маменька прислала, Софи Моро. Папеньке балкой ногу придавило, вас ждут.

- Ты чего на всю улицу раскричался? – сказал мужчина, поглядывая по сторонам, и втащил мальчишку в дом.

Перрин осмотрелся. Обстановка была бедноватая, пожалуй, от их собственного жилья сей обитель отличался только большим количеством картин на стенах. В дальнем углу на диване лежала белокурая женщина в покрывале.

- Радим, ты куда-то уходишь? – кокетливо спросила она.

- Я ненадолго, дождись меня, в шкафчике над раковиной есть бутылка эля.

Женщина кивнула, хотя Радим стоял к ней спиной.

- У вас там поблизости телепорт есть? – обратился мужчина к мальчишке.

- В трёх кварталах от дома.

- Код знаешь?

- Конечно, да и маменька записку дала. А мы на площадь сейчас?

- Нет. Здесь недалеко, на Космической люди недавно купили станцию. А ты принёс жетоны?

Мальчишка протянул мешочек. Мужчина положил его не в свой чёрный чемоданчик, а в карман плаща.

Через несколько минут они уже стояли на звёздном покрытии тротуара у высокого стройного дома, похожего на сноп солнечных лучей.

Радим нажал кнопку домофона.

- Здравствуйте. Что вы хотели? – тоненьким голоском спросил домофон.

- Воспользоваться станцией, - ответил мужчина.

- Стоимость услуги составляет два жетона за транспортировку человека в одну сторону. Три – за возвращение из той же точки.

- Согласен.

- Идентифицируйте себя, - попросил голос из домофона.

Мужчина приложился запястьем к сканеру, то же сделал мальчик. Прямоугольник солнечных лучей сжался, открывая проход.

В доме было тепло и светло. Внутреннее убранство напоминало иллюстрацию из детской книжки.

Перед парой прибывших стояла рыжая девчушка лет десяти.

- А родителей нет? – спросил Радим.

- Мои родители погибли, - почти буднично ответила девочка, - старшая сестра скоро придёт. Не волнуйтесь, я умею обращаться с телепортом.

Перрин подёргал Радима за рукав.

- Месье Язовских, но я принёс только четыре жетона.

- Значит, ты остаёшься здесь в качестве залога. А вернусь я или нет, будет зависеть от мадам Моро.

- Маменька заплатит, я уверен.

Радим посмотрел на мальчишку, глаза которого светились надеждой, и увидел в них больше чем просто свет. Мужчина вручил девочке два жетона и записку с кодом, затем вошел внутрь станции. Малолетняя хозяйка закрыла аппарат, набрала координаты и, после того как зажглась лампочка готовности, отправила путника в заданную точку.

- Как тебя зовут? – обернувшись, спросила она мальчишку.

- Перрин. А тебя?

- Ириша.

***

- Месье Язовских, - причитала Софи, - скажите, он поправится?

Радим посмотрел сквозь плоть.

- Перелом не тяжелый. Но месяц придётся походить в гипсе, а то и два.

- Да как же так… А быстрее нельзя?

- Это вам к целителю надо. Но вы же знаете, сколько будет стоить такое лечение.

- Трёхмесячный оклад моего мужа. Да откуда ж такие деньги взять? И зачем? Толи месяц-два без зарплаты, толи три в пустую работать… А жить на что? Моих копеек прокормить одного и хватит. А у нас ещё дочь и сын…

- А не хотите мальчонку в ученики отдать?

- Да кто ж его возьмёт? Такой бестолковый…

- Я возьму.

От удивления Софи открыла рот.

- Зато он работящий, и послушный… - добавила она.

Радим положил заработанное в чёрный чемоданчик и попрощался.

***

Варвара наливала детям чай, когда раздался сигнал станции. Иришка подскочила к аппарату. Через несколько секунд оттуда вышел мужчина.

- Доброй ночи, - поздоровался он с Варей.

Девушка кивнула.

- Извините за столь поздний визит.

- Ничего, это наш хлеб, - улыбнулась Варька. – Чай будете?

- Нет, спасибо, нам пора.

Радим оценивающе посмотрел на мальчика. «Хороший потенциал» - подумал мужчина. «Что такое «потенциал»?» - мелькнул в его голове чей-то голос.

- Ой, - вскрикнула Иришка, закрыв рот руками, - простите.

Варя и Перрин недоумённо наблюдали за происходящим. Радим включил свой дар на полную мощность. Да, он видел потенциал Перрина, слабенькую нить, ещё не оформившуюся ни во что конкретное, даже нельзя было понять, в каком направлении будут развиваться его способности. А вот у Ириши уже сформирован чёткий силуэт, даже два – телепатия и телекинез. Да, примитивную способность к чтению мыслей легко развить, это может почти каждый, но не на таком уровне, чтобы пробить защиту. Мужчина перевёл взгляд на девушку. Варе стало не по себе, она инстинктивно попыталась создать барьер, но ей это пока ещё не по силам. Перед Радимом стоял будущий целитель. Редкий дар.

- Вы в курсе, что ваша сестра телепат? – обратился он к Варе.

Та неодобрительно посмотрела на Иришу. Девочка потупила взгляд.

- Простите, она случайно, этого больше не повторится, - попыталась заступиться за сестру Варвара.

- Допустим, - сказал мужчина, присаживаясь в кресло, в которое его никто не приглашал. - А если такая случайность произойдёт в общественном месте? Что тогда?

- Она будет тренироваться, держать это при себе.

- О, моя дорогая, вы даже не представляете, какими необузданными могут быть детские способности.

- Чего вы хотите? – Варя начала повышать голос. – Денег? Так у нас их нет. Ну, забирайте последнее. Сегодня вы наш единственный клиент.

- А чего хотите вы? Чтоб вашу сестру поймали и отправили на коррекцию?

Варя молчала, хотя её ответом было – «нет».

- Или, чтоб она стала марионеткой в руках правительства?

- Что я могу сделать?

- Принять моё предложение.

- Какое?

- Стать моими ученицами.

- Мы не способны это оплачивать.

- У меня нет лицензии, - Радим лукаво улыбнулся.

***

- Как вы уговорили маменьку, чтоб я стал вашим учеником?

Радим смотрел на мальчишку, уплетающего завтрак, и не хотел говорить ему правду. Чтобы он ему сказал? Что мать была только рада избавиться от лишнего рта? Мужчина вспомнил, как принимал роды у Софи. Ребёнок лежал не правильно, запутался в пуповине. И, если бы на месте Радима был обычный акушер, то мальчишка не сидел бы сейчас здесь, запихивая в рот котлеты.

В дверь постучали.

- Я открою, - подскочил Перрин.

На пороге появились Варя с Иришкой. После того, как они вошли, Радим поставил защиту на окна и дверь.

- Я хочу, чтоб вы чётко понимали, чем мы с вами собираемся заниматься, - начал мужчина, когда все четверо уселись за стол. – Это не игра. Многим людям за пределами города нужна помощь так называемых волшебников. И то, что им не посчастливилось жить у места разлома, не повод лишать их благ.

- Но это же незаконно, - сказала Варя.

- Да, а ещё не справедливо.

- Вы можете научить Ирину держать в узде свои способности?

- «Держать в узде»? Вы этого хотите для неё? А для себя? Свои способности тоже собираетесь прятать от любопытных глаз?

- О чём вы? Я не врываюсь в мысли людей без разрешения.

- Зато вы легко можете влиять на их самочувствие.

Девушка вскинула бровь.

- Вы – целитель, Варя. Зерно уже начало прорастать, искоренить это невозможно.

Крыть ей было нечем, и она молчала. Смысл сказанного медленно оседал в её голове. Радим продолжал, переводя взгляд то на Иришу, то на Варю:

- Сдержать телепатический посыл на самом деле не так уж и сложно. Самоконтроль – полезная штука. Но не в этом же суть дара. Телепат может вложить в чью-то голову мысли, да так что человек и не поймёт, что они извне. Но эффект подражания – штука непростая.

Ириша смотрела на него с восхищением, хотя и не понимала до конца, что он говорит. Но соль она уловила. Перед ней был человек, желавший помочь им с сестрой стать волшебницами.

Варя кусала губы, с одной стороны, она боялась за сестру, и понимала, что помощь Радима Ирише нужна. С другой – он предлагал заняться противозаконной деятельностью. Да, смогут помочь многим, но если их поймают – наказание будет неотвратимым. Впрочем, подловить команду волшебников, действующих сообща, не то что схватить одиночку. И сам Радим до сих пор не попался же.

- А я смогу самотелепортироваться? – спросила Варвара.

Радим заглянул глубоко в девушку. Однако ему пришлось солгать:

- Это зависит только от тебя.

***

Дождь барабанил по стёклам, но люди, находящиеся внутри дома, похожего на гигантский дуб, не слышали шума за окном. Они развлекались, наслаждались общением, отмечая восьмую годовщину своего союза.

Ночной гость застал их за игрой в покер. Радим, отложил карты и впустил человека без промедлений. Незнакомец был пожилым мужчиной, маленького росточка, клетчатый френч сидел на нём мешковато, из-под старомодной шляпы выглядывали пряди седых волос, но чёрные блестящие глаза выдавали былую удаль,  

- Кто это? – мысленно обратилась Ириша к Варе, пока Радим шептался с гостем.

- Не знаю, - ответила ей сестра, пожимая плечами.

Перрин неодобрительно покосился в их сторону.

- Опять без меня общаетесь? – уловила Ира.

- Извини, я забыла кинуть тебе нить.

О чём говорил учитель с незнакомцем невозможно услышать, барьеры, выставленные ими, один прочней другого.

- Есть работа, - объявил присутствующим Радим. - Стандартная ситуация, человек пострадал на производстве.

Девушки складывали экипировку, а Радим с Перрином рассматривали карту.

- Это окраина провинциального городка, вот тут, - показывал Радим, - а на центральной площади есть станция. Вы же через неё пришли, Фёдор Николаевич? - обратился он к гостю.

- Да, Радимушка. Частных у нас нет.

Ученики едва подавили смешок. Они впервые слышали, чтоб их учителя кто-то так называл.

- Перрин, тогда возьми ковёр, возможно, придётся транспортировать нас по воздуху, так быстрее будет.

- А это не опасно? – спросил Фёдор Николаевич. – Не засекут нас?

- Безопасность – не ваша забота, - сказал Радим. – Да и ночь же…

Перрин достал из шкафчика свёрнутое в трубочку тоненькое покрывало, отогнутый уголок которого демонстрировал персидский узор.

 

Пятеро людей шли по улице, раскрыв над собой невидимые зонты. На Космической дождя не было, улица закрыта от осадков. Солнечный домик без промедления впустил путников. Станция стояла на прежнем месте, посреди комнаты.

Первым пошёл ночной визитёр, затем Перрин, следующей Варвара, а после неё Ирина. Радим нажимал кнопку отправки, перебрасывая своих коллег в затрапезный городишко на юге страны. А потом и сам вошел в телепорт. Тонкий девичий голос пронзил его мозг: «Это ловушка, бегите!»

Радим растерялся. Он столько раз говорил своим ученикам, как нужно действовать в подобной ситуации, а тут вошёл в ступор. «Вы обязаны оставить всё и скрыться, даже если кого-то из нас взяли в плен, другие не должны пытаться его спасти». Но это же были его ученики! Дети, выросшие на его глазах, Варя, которая плюнула на личную жизнь в угоду делу. Хотя чем он сможет им помочь, если тоже попадёт в руки к ищейкам?

Радим, ругая себя, выскочил из телепорта и побежал прочь со своим чёрным чемоданчиком. В городе оставаться нельзя. Но куда бежать? Он попытался связаться с Ирой, девушка не отвечала. «Блокировка способностей… Что же делать? Что с ними будет?»

Подошёл к дому. «Слежки нет. Странно…» Собирать вещи Радим не стал, взял только накопления. На столе лежали карты, почти безотчетно он перевернул свои. Будто с насмешкой на него смотрела пиковая знать.

***

Молодой человек вышел на площадь, которую освещали тусклые фонари, и увидел спину незваного гостя, мужчина смотрел вдаль. Перрин сразу же принялся за создание защитного колпака над местом их дислокации, нити рвались. Из телепорта вышла Варя.

- Какие-то проблемы? – спросила она, заметив озадаченное выражение лица Перрина.

- Что-то поле не могу установить, сплошные разрывы.

Варя пожала плечами, она ничего в этом не смыслила, ей едва удавалось различать присутствие защитных слоёв. Молодая женщина перевела взгляд на станцию, откуда появилась её младшая сестра.

«Это ловушка, бегите!» - пронёсся телепатический сигнал Ириши.

Парень мгновенно расстелил ковёр. Варя и Перрин вскочили на него одновременно, Ира одним взглядом отшвырнула, бегущего в их сторону, Фёдора Николаевича, и двинула навстречу ребятам, вдвоём они втащили её на килим. Но чувство безопасности не настигло их.

- За нами погоня? – спросил Перрин.

- Нет, - ответила Ириша.

- Плохо.

- Почему?

Отвечать ему не пришлось. Их резко потянуло вниз.

***

- Радим… Рааадииим… Учитель! Да спите вы что ли?!

Радим подскочил. В помещении никого не было.

- Кто здесь?

- Это я, Ириша. Мне удалось сделать дыру в защитной броне. Не знаю, когда заметят.

Он не стал спрашивать, как они. Ответ был очевиден, в плену не может быть хорошо, о порядках в тюрьме для волшебников Радим знал не понаслышке.

- Я смогу вас вытащить?

- Нет, охраны слишком много.

- Я хочу сдаться…

- Вы с ума сошли? К чему эти бессмысленные жертвы?

- Я хочу сдаться в обмен на отмену для каждого из вас казни и сокращения срока заключения.

- Нет, мы не примем такого подарка.

- Я не спрашиваю. И лучше, чтобы ты сама пошла на сделку. Даю три дня, чтобы выбила самые лучшие условия. Иначе я выйду с ними на связь. Но тогда не будет гарантий, что меня не засекут и не поймают раньше. Прошу извлеки максимальную выгоду из этого.

Ира связалась с Радимом через сутки. «Два года заключения для каждого, ещё два под наблюдением и шестилетний запрет на выезд из города» - торг больше не уместен.

 

В город Радим вошел незамеченным, он знал лазейки. Пёстрые улицы навевали тоску. На Бенгальской он остановился у «Трактира семи магов», хотел было зайти, да подумал, что красное пиво там уже не наливают, и побрёл к зданию. По дорожкам скользили анимации летящих пуль. Небоскрёб выглядел как меч, воткнутый в землю. Мужчина, не раздумывая, вошел внутрь.

- Здравствуйте, я Радим Язовских, пришел сдаться в обмен на смягчение приговора моим бывшим союзникам.

- В смысле подельникам?

- Да… Готов содействовать, пусть меня судят по всей строгости закона.

***

Ему не позволили с ними даже попрощаться. А чего он ждал? Цена и так оказалась несоизмеримой. Три жизни или одна? И весы справедливости имеют погрешность.

На месте казни собрался почти весь город. Что за странное желание влекло горожан посмотреть на последние минуты жизни человека? Того, кто нарушил закон. Закон, который они сами считали нелепым, который лет через сто уже отменят, посчитав рудиментом на теле целой эпохи.

Никто уже не зачитывал приговор. Мужчину просто выпустили за ограждение. Радим не стал ждать, пока его вынудят подойти к краю. Он сделал этот шаг сам. Просто прыгнул в расщелину, даровавшую когда-то способность видеть то, что скрыто от иных. Цветное пламя, танцующее на поверхности, поглотило его мгновенно.

***

- Мистер Гудмэн готов вас принять.

Ноги сами несли его в открывшийся проход.

- Так-так, Радим Язовских, житель верхнего города…

- Где я? – спросил мужчина у расплывающегося силуэта.

- Вы что не помните, как прыгнули в расщелину? – раздражился мистер Гудмэн.

- Помню. Но я думал это конец…

- Ах, помилуйте, голубчик, ни что не имеет начала и не имеет конца, кроме палки колбасы, - Гудмэн расхохотался, довольный своей шуткой. – Вы – новый житель Изотопного города.

- Никогда о таком не слышал… - признался Радим.

- Ну, конечно, никто же из расщелины не возвращался, - пространство вновь наполнилось смехом мистера Гудмэна.

- Я умер?

- Ах, ну, что ж вы, право, рассуждаете такими чудными категориями…

- Тогда что это за край?

- В нашем городе для каждого найдётся место, мы все тут равны, хотя и имеем свой вес, здесь вы будете жить по правилам, которые установите сами.

- Но у меня нет средств. Как я куплю дом?

- Средства? Какой абсурд… Дом? Но в Изотопном городе нет столь примитивных конструкций. Вы создадите портал, который и станет вашим пристанищем.

- Но как я это сделаю?

- О! В этом и есть настоящее волшебство…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования