Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

meskali - Независимый судья

meskali - Независимый судья

  
Когда он вернулся к своей скамейке, в порту уже наступило утро. У пирсов сновали и переругивались матросы. Они играли в кости, шлепали и щипали местных девок, выменивали разную контрабандную мелочь. У старой бочки из-под сельди, которую обитатели порта использовали не по назначению, сцепились двое пьянчуг. Чуть дальше возле покосившегося домика старухи Марлен кот с облезлым хвостом глодал рыбий хребет. Похоже, Марлен прикармливает животину, надеясь, что та будет ловить мышей в её хибаре. Какой вздор. Этот дармоед никогда не начнёт охотиться сам, пока его кормят за так.
Здесь никогда не бывает тихо, подумал Варт. Даже ночью. Даже в часы дневного зноя. Потому я и люблю это место.  
С годами Варту требовалось всё меньше времени на сон. Да он и сам не понимал, зачем валяться в кровати таким чудесным майским утром? Солнце только начинало припекать. Он больше всего любил именно это время - когда солнце уже грело, но еще не жарило.
Варт почесал брюхо, зевнул и неторопливо направился в сторону пирса.
Сегодня в дальний поход уходила Черновласка - неуклюжая крутобокая барка, принадлежащая старому Соллету. Варт хорошо знал и хозяина судна, и её капитана - Метера. Черновласка взяла на борт груз доброго красного вина и оливкового масла. Она пойдёт на восток к побережью Меланта и дальше на юг, мимо выжженных глинистых пустынь и мёртвых солёных болот в далёкий Фион, город удивительных чудес. Там капитан продаст вино и масло, а взамен погрузит чёрное дерево, яшму и перец. А может даже шкатулку-другую шафрана, если местные торговцы не взвинтят цены на золотой цветок. Но об этом Варт узнает лишь через полгода, когда судно вернётся в родную гавань.  
Он любил порт старой доброй Силенции. Варт прожил в городе без малого пять десятков лет и из них не меньше тридцати проторчал в порту. Он знал здесь всех, и все знали Варта. Чумазые мальчишки, рябые от чешуи жёнки и дочки рыбаков, сами рыбаки, матросы и торговцы – все знали Варта.  
Ребятня звала его "дедом". Порой это злило Варта - он не считал себя таким уж старым, чтобы зваться дедом. Но Варт знал, что спорить с детьми бессмысленно. Взамен он с нарочитой нежностью звал их малышами и ребятками. Нет хуже оскорбления для юного гордого орла (почти что моряка!), чем ласковое детское прозвище. Детишки плевались, ругались, а Варт улыбался в усы и предлагал покатать кого-нибудь из старших ребят на колене. Тут уж они не выдерживали.  
Он любил сидеть на своей скамейке неподалеку от рыбацкой верфи. Любил запах свежих сосновых стружек, хоть тот не мог заглушить прочие ароматы порта. Но Варт и их любил. Водоросли и жареная кефаль, смола и дёготь, пряности и помои. Он так привык к этим запахам, что порой ему казалось, будто он сам состоит из них.  
- Хей, утро доброе, достопочтимый Варт!  
Хозяин верфи. Здоровый мужик, руки как оглобли, а с груди волос хватило бы на хороший матрас. Но добрый малый.  
- И тебе того же, мастер Лоррен.  
- Тут такое дело, - он слегка замялся, не зная с чего начать. - Ты ведь мудрый человек, Варт?  
- Ну… – Осторожно протянул Варт.  
Его почитали мудрым. Сам Варт себя таковым не считал. Просто старый, думал он. Старых частенько считают мудрыми. Что за несусветная чушь? Нельзя равнять ум и возраст. Взять того же старого Коррика… Седьмой десяток пошёл, а как был пнём безмозглым, так и остался.  
- Сеструха моя родила. Девочку.  
- Передай матери мои сердечные поздравления, мастер Лоррен. А ребёнку от меня гостинец.  
Он достал из кожаного мешочка серебряную монету и протянул новоиспечённому дяде.  
- Н-нет, нет, как так можно, достопочтимый Варт? – От волнения Лоррен начал заикаться. - Денег, слава Стражу, у нас хватает!  
- Это же просто подарок. Ну, как знаешь. – Варт убрал монету обратно.  
- Говорят, имя человеку надо давать по уму. Мол, если имя не то выбрать, то и жизнь может не удаться. Пожалуйста, помоги нам! Какое имя дать малышке?  
- Хм. Имя, значит?  
Варт задумался. Он не верил в подобные суеверия. Как набор букв может решить судьбу человека? Но если его ответ осчастливит семью этого доброго человека, то почему бы не притвориться на миг?  
- Малышка, говоришь? Родилась недавно?
- Да, позапрошлой ночью.
- Позапрошлой ночью, в порт пришла Красавица-Лань. Она привезла богатый груз шёлка и сандала. Но Лань дрянное имя для девочки.
- Как же тогда быть? Мы же не может назвать её Красавицей.
- Погоди, мастер Лоррен. Совсем недавно в садах Высокого Града зацвёл олеандр. Имя в честь цветка. Вот что стоит выбрать.
- Олеандр…  
- Леандра или Леа, я думаю. Она будет чиста и прекрасна как цветок олеандра. Это хорошее имя для девочки.  
- Леандра, Леандра… Да! Благодарю, достопочтимый Варт!  
- Не за что, мастер Лоррен.  
Хозяин верфи помахал рукой и отправился к своим работникам, а Варт вернулся на скамейку.  
Ближе к полудню подошёл первый клиент. Это был худощавый мужчина с неровной чёрной бородкой и печатью отчаянной грусти на лице. Варт знал, почему его посетитель так несчастен - месяц назад он похоронил свою любимую жёну.  
- Тери, здравствуй, здравствуй.  
- Добрый день, Варт. Я принёс всю сумму, как мы и договаривались. Двадцать золотых, по одному за каждого из моих матросов.  
- Двадцать значит? И ты не передумал? Ты не хочешь защитить себя?  
- Какой прок? Лиан мертва, детей у нас нет. Кому оставить наследство? Коли суждено мне умереть, так пусть я умру так!  
- Ты бы мог взять мальчика с улицы. Воспитать его как родного сына, передать дело ему. Что же касается Лиан… Она не единственная женщина на этом свете.  
- Спасибо, Варт, но нет. Я решился. Может быть потом, когда вернусь. А сейчас нет.  
- Ну, вольному воля.  
Варт взял у посетителя мешочек и пересыпал содержимое в свою котомку. Не пересчитывая. А зачем? Его никогда не обманывали.  
- Итак. – Протянул он, наконец. – По золотой монете за каждого из твоих людей. В случае гибели семья матроса получает пятнадцать золотых. Верно?  
- Именно так.  
- Хорошо. Теперь ты, Тери, должен расписаться в моей книге.  
Варт достал из котомки увесистый том, перо и чернила. Моряк поставил отметку в нужном месте.  
- И ещё, Варт. Рандольф недоволен. Он хочет, чтобы ты защитил не только матросов, но и судно с грузом. Рандольф готов заплатить прямо сегодня.  
Рандольфом звали хозяина Веселой Макрели, судна, капитаном которого был Тери. Варт знал и его. Спесивый и нервный человек, но отходчивый. Вечером он мог наговорить гадостей, а утром прийти мириться с бутылкой вина.  
- Передай Рандольфу, что своего мнения я не изменю. Люди это люди, а суда это суда.  
Он раскашлялся, прикрыв рот бархатным платком. Затем продолжил.  
- Судно судну не ровня. Разве можно сравнить Красавицу-Лань и Чайку? Груз грузу также не ровня. Апельсины и шафран разные вещи, знаешь ли. Пусть кто-нибудь другой этим занимается. Не я.  
Капитан лишь кивнул.  
- Как скажешь.  
- Когда вы отходите?  
- Послезавтра, ещё затемно.  
- Счастливого плавания, Тери. Надеюсь, свидимся.  
- Доброго дня, Варт.
* * *  
Как солнце начало клониться к западу и стало чуть прохладнее, Варт решил перекусить. Он знал всех торговцев гавани. Знал у кого самые жирные и вкусные угри, а кто продает никудышную лежалую рыбу. Хлеб и эль Варт покупал в пекарне недалеко от верфи, а рыбу брал у Толлера. То был невысокий, взъерошенный и вечно сердитый человек, живущий у южного пирса. Рыбу ловили братья Толлера, а он потрошил её и жарил. И лучше него этого не делал никто во всей Силенции. Варт был уверен, что даже повар самого вала Вингстера, крупнейшего аристократа и хозяина Силенции, не способен так ловко орудовать своими ножами.  
Что, интересно, сегодня выловили братья Толлера? Скумбрию? А может нежную молодую сершу? Было бы неплохо отведать жареной серши.  
Внезапно он понял, что к нему приближается несколько человек. Они были совсем не похожи на обычных обитателей порта. Кольчуги, остроконечные стальные шлемы, мечи в ножнах, круглые щиты, блестящие, словно полированные медные тазы. Доспехи воинов были покрыты сверху шёлковыми туниками, а шлемы шёлковыми же шапочками. Защита от палящего летнего солнца.  
На миг Варт подумал, что это городская стража, но потом он вспомнил, что стража вооружена копьями. К тому же стражники носят тёмно-синюю форму с бледными луной и звёздами. Туники же этих людей были песочно-оранжевые. На груди у каждого воина был вышит белый цветок. Лотос.  
- Вы, достопочтимый мастер Варт? – К нему обратился ближайший из воинов.  
- Да, это я.  
- Господин приглашает вас отобедать с ним. Прошу вас, мастер.  
Варт с покорностью кивнул.  
- Я никогда не посмел бы отказать светлейшему. Ведите.  
- Следуйте за нами.  
Варт спокойно пошёл за гвардейцами, но внутри всё у него сжалось от нехорошего предчувствия. Благородный снизошёл до простолюдина. Что за этим кроется? Одно хорошо – его пригласили со всей возможной вежливостью. Значит валу что-то надо. Но что может понадобиться первейшему вельможе провинции от портового деда Варта?!  
Из гавани они поднялись в Нижний Град – кварталы купцов и оружейников, пекарей и мясников, шорников и сыроделов. Солдаты и офицеры городской стражи тоже жили здесь. В Нижнем Граде выдували звонкий силенцийский хрусталь, украшающий даже императорский дворец в Элу. Здесь ковали известные на весь мир доспехи и варили вкуснейший тёмный эль. Правда эль был не столь знаменит, но Варт, по крайней мере, его очень любил и уважал.  
Они прошлись по тенистой кипарисовой аллее, миновали шумный рынок, где можно было найти всё на свете от позолоченной конской упряжи до засушенных мышиных голов "на счастье". Затем они поднялись вверх по базальтовой лестнице, отполированной десятками тысяч ног, и вошли в Высокий Град. Здесь жили богатейшие негоцианты и благородные. Варт никогда не бывал в Высоком Граде, хотя здесь обитали многие из его клиентов. Здесь было очень чисто и, не в пример порту, тихо. Варт шагал мимо безмолвных белых особняков, фонтанов и террас, увитых пурпурными лозами. Повсюду росла сирень и олеандр. В честь него маленькая племянница хозяина верфи скоро получит свое имя. Красивый цветок. И смертельно ядовитый. Горе тому, кто попробует съесть цветок олеандра. В этом тоже был определенный смысл того имени.  
Снова лестница. Широкая и пологая, но какая же длинная! Чересчур длинная, по мнению Варта. Когда они добрались до заросшей дроком и можжевельником вершины Варт окончательно запыхался. Шутка ли, с его-то пузом подняться на добрую тысячу локтей! С высоты корабли в заливе казались совсем игрушечными, вроде тех, что мальчишки пускают весной по лужам. Но стражники не дали Варту вдоволь насладиться красотами Силенции. Они довели его до дворца, впихнули в приёмную и отправились восвояси. Там его встретил надушенный крючконосый мужчина в белых шелках. Он велел ждать.  
Варт ждал. Он стоял в роскошной приёмной, любовался огромной янтарной камеей с изображением лотоса, герба дома Вингстеров. Пол устилал роскошный альмиэтанский ковёр. Варт не сдержался, нагнулся и потрогал его ворс. Такой мягкий. Действительно, с портовыми циновками не сравнить.  
Ожидание продлилось недолго. Не прошло и десяти минут, как вернулся мужчина в белом, и Варта провели к валу Вингстеру.  
* * *  
- Мастер Варт. Я много слышал о тебе.  
- Мой вал…  
Варт глубоко поклонился.  
Валу Силенции Терону Вингстеру было не более тридцати. Несмотря на молодость, вельможу нельзя было назвать красавцем. Бледное отёкшее лицо, кривые желтоватые зубы, мясистый нос, смахивающий на диковинный гриб. Волосы его по заморской моде были заплетены во множество небольших косичек, но красивее вала это не делало. Единственное, что в облике Вингстера было красивым и величественным так это глаза. В них читалась жёсткость, даже жестокость. А ещё уверенность в своих силах. Глаза владыки.  
Перед валом стояло блюдо отварной говядины, плошка с оливками и крабовым мясом и хрустальный кувшин с вином.  
- Лекарь советует мне избегать жареной пищи. – Произнес он, заметив, что взгляд Варта скользнул по столу. – Присаживайся, мастер Варт, присоединись к моей трапезе.  
Варт отодвинул один из стульев и сел. Вал, несомненно, опасный человек. Но к нему, Варту, он настроен дружелюбно.  
- Как я говорил раньше, я много слышал о тебе. От достойных людей, притом. От отцов города, от капитанов, от негоциантов.  
Варт промолчал. Он знал, что иногда лучше держать язык под замком. Вал сам всё скажет. Ни к чему торопить его.  
- Люди говорят ты мудрый человек. А мне бы не помешала помощь мудрого и знающего человека.  
- Но чем я, простолюдин, может помочь вам, валу Силенции?  
Вал сразу не ответил. Он прищурился, помахал перед носом куском говядины на вилке, и только потом произнёс:  
- Видишь ли, мастер Варт… У меня возникло некое разногласие с диадором Силенции. Ты же знаешь, кто такой диадор?  
- Да, мой вал. Диадором зовётся первый священнослужитель Вечного Стража в нашем городе.  
- Верно.  
Вал подхватил оливку, проглотил мякоть и выплюнул косточку обратно в ту же самую плошку. Затем взял новый ломоть говядины. Варт решил, что пора и ему что-то съесть. Он достал из миски кусочек крабового мяса и принялся его жевать. Я так нервничаю, подумал он, что даже не чувствую вкуса этого мяса. Вал тем временем покончил со своей говядиной и продолжил.  
- Видишь ли, мастер Варт, я думаю, ты можешь помочь мне решить эту проблему.  
- Но как?  
- Ммм… - пожевал губами вал. - Что ты думаешь о нашей гавани?  
Вопрос поставил Варта в тупик. Как он должен ответить на этот вопрос?  
- Я живу в порту уже более тридцати лет. Возможно, я знаю гавань лучше, чем кто-либо ещё.  
- И какой главный недостаток нашей гавани?  
Варт задумался.  
- Размер, я полагаю? Кораблям давно тесно в нашей гавани.  
- Верно. Бухта недостаточно вместительна. Конечно в былые времена, Силенции хватало и такой гавани, но не сейчас. Город растет. И гавань должна расти вместе с ним. Иначе нас задавят конкуренты - Инатресс, Ястрас и Неоста. Проклятые Сариолы!  
Варт понял – он ненавидит их. Вал убил бы каждого из дома Сариолов, включая младенцев и беременных женщин. Он спалил бы дотла все три их города и сравнял бы пепелище с землёй. С такой желчью он выплюнул ненавистное имя Сариолов.  
- Город должен расти. – Повторил он. – И я сделаю всё, чтобы он рос! Послушай, мастер Варт. Бухта к северу от города отлично подойдёт для расширения гавани. Она достаточно глубока, она защищена от ветра скалами и цепью холмов. Она идеальна.  
- Но в северную бухту большим кораблям не зайти, ведь вход туда закрывает Камень Лендраса… Ох!  
- Ты понял, мастер Варт. С помощью громового порошка альмиэтан я собираюсь разнести эту скалу на мелкие осколки. Затем рабочие разберут завалы на дне и углубят бухту. Наша гавань соединится с северной бухтой и мы будем иметь столько места, сколько пожелаем!  
- Но Камень…  
- Да. В этом вся и проблема. Я надеюсь, ты понимаешь меня. Другим путём гавань не расширить.  
- Но даже если диадор согласится, люди никогда не поймут подобного святотатства.  
- Святотатство… - Горько воскликнул Вингстер. - Этот безумный старик тоже любит повторять это словечко! Святотатство… Да я скорее сверну его цыплячью шею, чем пойду на поводу у этого припадочного хрыча!  
Вал вскочил со стула, едва не опрокинув бокал с вином. Затем так же быстро остыл, сел, и проговорил совершенно бесцветным голосом.  
- Подобный вопросы решает суд старейшин города. Однако они испугались. Струсили, свинячьи дети. Тогда старейшина Отрино предложил выход. Было решено выбрать независимого судью, известного своей мудростью и честностью. Человека со стороны.  
Варт не стал задавать бессмысленных вопросов. Просто посмотрел в лицо молодому валу. Тот кивнул.  
- Да, ты верно понял. Я не просто так пригласил тебя. Ты, мастер Варт, решишь, что нам делать с Камнем Лендраса.  
- Мой вал…  
- Ничего не говори, просто выполни свой долг. Помни, что от твоего решения зависит - останется ли Силенция величайшим городом Эстерры или же превратится в захолустную деревню с волшебной скалой и полоумными жрецами. Сделай правильный выбор, и я тебя не забуду.  
Невысказанная угроза повисла в воздухе: Мол, если выберешь неправильно…  
- А теперь, мастер Варт, иди. Тебе предстоит многое обдумать. Мои воины проводят тебя в Нижний Град.  
* * *  
Гвардейцы диадора в багряно-жёлтых плащах и доспехах с выгравированными языками пламени окружили Варта на входе в порт.  
- Мастер Варт?  
- Да?  
- Его Святейшество диадор Силенцийский просит вас составить ему компанию в молитве.  
- Я же не могу отказаться? – Вздохнул Варт. Кажется, он истратил весь запас дипломатичности на разговор с валом.  
- Не можете. Прошу вас.  
- Тогда ведите.  
* * *  
Диадор стоял на коленях перед статуей Великого Стража и молился. Он был очень стар. Сухая белая кожа болталась на худых руках жреца, та же кожа в старческих пятнах обтягивала лысый череп. Казалось, во всём его теле не осталось ни унции мяса или жира. Он до того походил на труп, что Варт даже немного удивился, когда жрец заговорил.  
- Значит вы тот самый независимый судья? – Голос диадора оказался скрипучим, точь в точь две деревяшки трутся друг о друга.  
- Ваше Святейшество…  
- Молчите! – Священник тяжело поднялся с колен. – Позор. Кому доверено судьбоносное решение? Безбожнику, фигляру, болтуну, портовому бездельнику! Молчите, я сказал!  
Варт молчал. Этот человек был очень стар и очень слаб. Говоря о цыплячьей шее, вал Вингстер ни на грамм не погрешил против истины. Но диадор был вторым по могуществу человеком в Силенции. И он, Варт, был сейчас в его власти.  
- Кто вы такой, чтобы решать судьбу величайшей святыни нашего города?!  
- Не я выбрал этот путь…  
- Знаю, трусы и бездельники из коллегии старейшин выбрали вас козлом отпущения! В особенности этот малодушный болван Отрино! Пусть он только посмеет переступить порог храма!  
- Ваше Святейшество…  
- Камень Лендраса, древнейшее святилище Силенции, сама суть, сердце нашего города. Как вы думаете, почему я так яростно защищаю его?  
- Потому что вы сами родом из Силенции… - Тихо произнес Варт.  
- Верно. Вы не дурак. Вы знаете историю Камня?  
- Я слышал её на проповедях. Камень это место где умер основатель Силенции Лендрас. Говорят, он был сыном истока Андр-Коса и простой селянки...  
- Говорят! Языческие бредни! Забудьте Андр-Коса и прочих! Лендрас был младшим сыном Великого Стража и Сильвы, Луны. Лендрас выбрал человеческий облик, дабы вести людей на земле и помогать своему божественному отцу. Он построил Силенцию и стал её первым владыкой. Это были воистину тёмные века. Лендрас сражался с демонами, что обитали в этих землях тысячелетия назад. Он победил в девяти великих битвах, но на десятый раз его постигло поражение. Демонов было в тысячи раз больше чем воинов Лендраса и они...  
Диадор закашлялся. Надеюсь, он не умрёт на середине рассказа, подумал Варт и тут же прогнал крамольную мысль.  
- Да, демонов было слишком много. Когда Лендрас понял, что битва проиграна, он попросил свою верную жену отвезти его в лодке на скалу в заливе. Там, на Камне, он и умер от множества ран. Тогда жена его возрыдала и взмолилась Великому Стражу и Камень, политый кровью Лендраса, засиял чудесным ясным светом. Демоны не смогли выдержать этого божественного сияния, они в ужасе покинули Силенцию и более не возвращались.  
Это всего лишь легенда, мог бы сказать Варт. Демонов не видели многие тысячелетия, мог бы так же добавить он. Но хотя бы в одном Варт был мудр. Иногда лучше просто молчать и кивать. Не стоит перечить диадору, когда речь идёт о религии.  
- Теперь вы понимаете?! Камень Лендраса святая реликвия! Что, если не она, защитит наш город от сил зла?  
- Ваше Святейшество...  
- Хватит! Оставьте меня. Я рассказал вам достаточно, чтобы вы завтра приняли верное решение. И я скажу больше. Вы сильно пожалеете, если выберете сторону безбожника и святотатца. Это я вам обещаю.  
* * *  
Варт молча покинул храм. Угроза диадора была более чем явной. По сравнению с ней полунамёки вала казались почти детским лепетом. Как же быть? Что выбрать? Прогресс или традиции? Практическая польза или старинный символ? Смерть или… смерть? Угодишь одному, попадешь под гнев другого.  
Он спустился в порт, вернулся на свою скамейку и задумался. Его считают мудрым, но достаточно ли он мудр, чтобы найти решение, которое бы устроило обе стороны? Что-то подсказывало Варту, что такое решение существует.  
Он встал со скамейки, подошел к пирсу, взглянул на море. Днём было небольшое волнение, но сейчас ветер стих и водная гладь напоминала полированное зеркало. Шар солнца оставил на этом зеркале широкую золотую черту. На неё было больно смотреть. В северной части бухты высилась высокая базальтовая скала. Камень Лендраса.  
Да, верно, Камень Лендраса. Вот что нужно делать!  
Лодку ему одолжил Нуррик, внук старого Коррика. Лодка была старая, латаная-перелатанная, но вполне на плаву. Варт погрузил в лодку немного провизии, бурдюк с вином и поплыл в сторону скалы. Ночи сейчас теплые, думал он, а шторма уже не будет. Ничего, как-нибудь переночую.  
Когда он доплыл, солнце почти село. На небе появилась блеклая луна. Варт вскарабкался на вершину скалы и уселся рядом со старым капищем. Здесь, в темноте и тишине он сидел, слушал море и пил доброе красное вино. Хорошее силенцийское вино, сладкое как первая любовь. Как знать, может это последний раз, когда он пьет вино? Завтра Варт должен явиться на суд и вынести свой вердикт. Получится ли у него? Вот бы не пошёл дождь, иначе он тут закоченеет.  
На небо высыпали звёзды. Вот созвездие Малых Рогов, а вот и Большие Рога, чуть дальше по небосклону. Несколько особенно ярких звёзд образовали над холмом корону. Северная корона. Корона императора. Недаром, у владыки Эстерры в гербе серебряные звёзды и полумесяц на бархатно-чёрном фоне. Интересно, это совпадение или очередной божий промысел?  
Священник рассказал ему наивную сказку. Сказку для простых людей. Лендрас умер, жена взмолилась, камень засветился, демоны сбежали. Смешно даже. Но в эту историю верят. Для многих людей Камень Лендраса это важный символ. А символы нельзя разрушать. Но может у Варта получится превратить символ в нечто иное? Не разрушить, а преобразить его?  
Под эти мысли Варт заснул. Дождь так и не пошёл, даже ветер не поднялся. Стояла тёплая майская ночь. Такие ночи полны жизни, полны вина и песен, соловьиных трелей и любви. Но всё это осталось в городе.  
Утром он проснулся рано, как обычно. Солнце уже вышло из-за скал, но ещё толком не грело. Да, я знаю что делать, думал он, отвязывая лодку от причала.  
* * *  
Суд начался в полдень. Подобные мероприятия проводились в Доме Законов. Это было древнее каменное сооружение без крыши, смахивающее на квадратный амфитеатр. Это была традиция. Вторым обычаем, не менее древним, но куда более идиотским, по мнению Варта, было правило, предписывающее участникам суда являться на заседания в церемониальных накидках из морской выдры. Меха, да ещё в жаркий летний день! К счастью правило касалось только постоянных членов суда, и Варт был освобождён от этой сомнительной чести.  
Судьи уже сидели на своих местах. Их было одиннадцать, по числу богатых купеческих семей города. Они вздыхали и обливались потом в своих мехах, мечтали о завершении заседания. Многие из них были клиентами Варта и, в общем-то, неплохими людьми. Но сейчас Варту не было их жаль. Коллегия старейшин втравила его во всю эту историю, так что пускай помучаются.  
На постаменте истца стоял вал Терон Вингстер. Он был одет в легкий шелковый наряд песочного цвета. Руку он держал на рукояти меча и всем своим видом показывал надменность владыки. Сейчас он играл роль не радушного хозяина, а властелина города, тирана с ледяным сердцем и железными зубами. Вал и взгляда не бросил в сторону Варта.  
На втором постаменте стоял диадор. Он был одет в церемониальный наряд диадора. Одеяния, состоящие из красных, оранжевых, жёлтых и пепельных лент переливались живым пламенем, сверкали рубинами и хрусталём. Но ещё более яростное пламя горело в глазах диадора.  
Настоящий служитель пламенного Бога, подумал Варт. Душа под стать одежде. Этот не сдастся.  
Заседание началось. Сначала вал и диадор кратко повторили свои тезисы. Вал убеждал, что городу нужна более просторная гавань, диадор грозил карами небес. Всё, как и ожидал Варт. Затем последовал короткий перерыв. Судьи в мехах спасались от жары вином со льдом, истцы сверлили друг друга глазами. Варт же продумывал речь. Да, ошибки быть не может. Он должен победить.  
Его пригласили на подиум сразу после перерыва. Взмокший в своих мехах Отрино представил суду Варта. Расписал его честность и добродетельность. Рассказал сколько матросских семей спас Варт после гибели их кормильцев. Поведал о его мудрости. Опять это проклятое слово, подумал Варт. Мудрость. Всего лишь хитрость, помноженная на возраст. Вот и вся ваша мудрость.  
- Прошу вас, многоуважаемые старейшины, мой вал, ваше Святейшество. Дадим же слово нашему независимому судье. Пусть он выскажет мнение простых жителей Силенции и решит, как нам поступить.  
Отрино поклонился и вернулся на свое место. Варт же вышел вперёд.  
- Достопочтимые старейшины, мой вал, ваше Святейшество. Вы поставили передо мной нелёгкую задачу. Этот вопрос, кхе-кхе, один из тех, на которые сложно найти правильный ответ. И всё же, я тешу себя надеждой, что нашёл единственное верное решение.  
Варт бросил взгляд на истцов. Лицо вала ни выражало эмоций, глаза же диадора мерцали холодной яростью. Внезапно ему пришло в голову, что перед ним предстала забавная картина. Мёртвые глаза на живом лице и живые глаза на мёртвом. Интересное совпадение.  
Была ни была, подумал он. Смерти не миновать, а так, кто знает, может сделаю добро родному городу?  
- Весь вчерашний вечер я думал над этим вопросом. – Начал Варт. – В конце концов, я понял, что не смогу найти ответ, если не побываю на Камне Лендраса. Тогда я взял у знакомого рыбака лодку и отправился на священную скалу.  
- Вы были на Камне Лендраса? – Продребезжал диадор.  
- Да, ваше Святейшество.  
- Это разумное решение. Надеюсь, это путешествие пробудило в вас мудрость.  
На людях он куда вежливее, чем был вчера наедине, раздраженно подумал Варт. Как он там вчера сказал? Безбожник, фигляр, портовый бездельник?  
- Я долго сидел возле старого святилища и размышлял. Порой казалось, что решение уже пришло, но в последний момент оно всегда ускользало. Замученный тяжелыми думами, я уснул.  
- На Камне?  
- Да. И мне открылось удивительное! Это был высокий воин с горящими глазами. Я увидел его рядом со старым святилищем. Доспехи его и копье были как будто из меди, но медь эта сияла живым огнём. Он назвал себя Лендрасом Пламенным.  
Ох, что после этих слов началось! Старейшины заёрзали на своих местах и зашептались между собой. Диадор задумчиво потирал дряблый кадык, из его взгляда исчезла явная враждебность. Вал же впервые взглянул на Варта заинтересованно.  
- Лендрас был в гневе. – Продолжал свой рассказ Варт.  
Как так, - вопрошал он, - мои нерадивые потомки хотят уничтожить мою скалу? Уничтожить священный Камень?!  
Шёпот усилился. Диадор блаженно улыбался, лицо вала же вновь окаменело.  
Лентяи жрецы зажигают священный огни лишь дважды в год, я готов стерпеть подобное оскорбление! Но уничтожить мою скалу? Не бывать этому! - Поклялся Лендрас громовым голосом.  
Диадор услышал про лень жрецов, и его улыбка свернулась кислой гримасой. Это было самое опасное место в речи Варта. Смог ли он достаточно убедить их?  
- Я, поборов страх, поведал заступнику нашего города про то, что Силенция нуждается в новой большой гавани. Я рассказал ему о том, что порой корабли ждут своей очереди в открытом море, где штормы разбивают их о скалы, уносят их в море призраков, откуда ещё никто не возвращался. Я сказал ему об этом, потому что сам знаю множество моряков, погибших злой смертью из-за того, что в гавани не хватило места их кораблю!  
После моих слов Лендрас умерил свой гнев и задумался. Долго он сидел подле святилища и думал, а я боялся и слово вымолвить. Наконец он произнёс:  
Хорошо. Моему городу нужна новая гавань. Но и священный Камень ему нужен не меньше. Пусть горожане разберут мою скалу на блоки и построят из них маяк на выходе из залива. И даже в самую тёмную и злую ночь на вершине его будет гореть огонь в моём святилище. Пламя моей души и камень моей крови охранят город от зла.  
Он велел мне передать эти слова вам, а затем исчез в ночи. Потом я проснулся, и было уже утро.  
Варт замолчал. Давненько он не произносил таких длинных речей. Суд безмолвствовал, но Варт видел, что его слова дали нужный эффект.  
- Городу нужна новая гавань… - Медленно произнес вал. – Но новой гавани нужен новый маяк.  
- Это не разрушение святыни, - пробормотал диадор, - но созидание новой. Маяк, символ Великого Стража. Могучий светоч, горящий на священных камнях…  
- Церковь Стража возьмет на себя расходы на строительство маяка? – Деловито осведомился вал.  
- О да, по крайней мере, часть из них. Но я думаю, что все сословия Силенции должны принять участие в этом богоугодном деле. И благородные, и низкорожденные. И купцы, конечно.  
- Да будет так, ваше Святейшество.  
Старейшины лишь поклонились в знак согласия. Они тоже были рады исходу дела. К тому же заседание закончилось, и они могли, наконец, скинуть проклятые меха.  
Варт склонил голову и отошел в сторону, чтобы скрыть свою улыбку. Его уже не интересовал деловой разговор между валом и диадором, касающийся налогов и расходов на строительство. Главное – камень преткновения отброшен в сторону и решение принято. Город получит новую гавань и новый маяк. А горожане - новый символ.  
* * *  
Варт сидел на скамейке и листал свою книгу.  
- Нет, ты скажи мне, достопочтимый Варт. – Взмолился хозяин верфи.  
Он, как и все остальные, вмиг проведал про "чудесное видение". Репутация Варта вновь возросла. Теперь для жителей порта он был не только мудрецом, но и пророком. Надо сказать, о подобном побочном эффекте, Варт не подумал.  
- А во что был одет Лендрас?  
- Я говорил уже, Лоррен. На нём были красные пламенные доспехи и багряный плащ. В руках он держал огненное копьё.  
- Ничего себе… А голос у него был как гром?  
- Ну, пожалуй, не такой. Иначе бы я ничего не расслышал. Но довольно громкий, у меня аж поджилки тряслись.  
- Ух ты…  
- Да, да. – Варт снова уткнулся в книгу. Эти расспросы изрядно раздражали.  
- И всё же… Ты уверен, что это было настоящее видение, а не сон?  
- Это, несомненно, был сон. – Согласился Варт. – Но кто сказал, что сон не может быть также и видением?  
А ведь стать пророком может каждый, подумал он. Тёплой майской ночью садитесь у моря и глядите на звёзды. Боги обязательно посетят вас. Только не забудьте бурдюк доброго красного вина. Без него видение не получится. Нет, никак, не получится! 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования