Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Neod - Один день муниципального мага

Neod - Один день муниципального мага

 
                                                              Один день муниципального мага

 

  По рукам зелеными змейками струилась магия, оборванное в середине обряда заклинание распадалось на отдельные осколки, попутно пытаясь сжечь мне если не все тело, то хотя бы руку. Позади раздался гулкий рык дракона, в нос ударил сильный запах серы и пламя поглотило меня. Последней угасающей мыслью было банальное «ну что за…» Но обо всем по порядку. Вернемся на десять часов назад.

Я носился по комнате в поисках посоха,  напоминая маленькое торнадо и сметая все на своем пути. От «стихии» досталось всем, в первую очередь мебели, которая опрокидывалась и царапалась, натыкаясь на собратьев, затем коту, подвернувшемуся под ногу и даже филину, казалось бы, абсолютно не причастному лицу, мирно дремавшему у себя в клетке. Но откуда я мог знать что под тумбочкой, на которой стояла его коморка, нет посоха? Да, я мог догадаться по толстому слою пыли окружавшему ножки его уголка, но кто бы об этом подумал в полвосьмого, утра опаздывая на службу?! Потеря нашлась под умывальником. Заранее оставив попытки понять, как он могу туда попасть, я накинул магический колпак и, хлопнув дверью, прыжками понесся по лестнице вниз. Плащ я одевал уже по дороге, пробегая мимо третьего этажа. 

Вы спросите кто я? И куда так несусь? Рад представиться: Инрин Лиерон, муниципальный маг второй ступени на службе в магистрате Каменно-волынского района города Кереман. А несусь я как угорелый, так как опаздываю и начальство у меня хорошее, но строгое, очень.  

 Восход окрашивал причудливыми красками столицу империи, дом для десятков рас и народов, сплотившихся под одним флагом. Если посмотреть на город с высоты птичьего полета, то первое, что приходит на ум - «он большой», а второе -  «нет, он просто гигантский». От порта на западе до Арадинского леса на востоке,  от северных предгорий Долганских гор до Кхоранских долин на юге. В центре стоял главный магистрат Керемана, вообще его название было длиной в добрых три строки, но я не буду утомлять вас этим нагромождением слов состоящих из «районов, территорий, главных и управлений». Так что пусть будет просто главный, уж его работники точно считают себя главными, самыми, вообще самыми главными.  Располагался он вместе с десятком побочных управлений в огромном древе высотой в добрых триста пятьдесят метров.

Вечнозеленый исполинский дуб внушал трепет и даже немного страх, но он был предательски красив, особенно по ночам, когда арадинские светлячки просыпались в своих шарах, и древо окутывали сотни разноцветных волшебных огоньков. Рассказывали, что на ветках верхнего яруса даже есть специальные места для посадки драконов. Не знаю, правда ли, но что-то там иногда кружит.  Вкруг главного магистрата расположился административно-деловой район, и он мог бы соперничать по красоте с вечным дубом (эльфы, безусловно, другого мнения, для них вообще все, что не изогнуто или не напоминает растения нонсенс и безвкусица).  Здесь располагались, все ведомства, не поместившиеся в главном древе, а так же представительство всех рас, крупных компаний, посольства народов и племен пока еще не вошедших в империю и т.д. Утонченные эльфийские особняки, украшенные волшебными фонариками, соседствовали с  коренастыми зданиями-крепостями гномов. Огромные деревянные срубы троллей - с куполообразными купальнями наг. А еще, вездесущие торговые лотки гоблинов, которые власти безуспешно пытались выдворить в соседние районы, кобольды  (известные мастера на все руки) слонявшиеся в поисках заказа, оружейные палатки орков и бродячие художники альвы (не вздумайте спутать с эльфами, это их жутко злит). Всюду сутолока и суета, ржание коней и протяжные крики вьючных ослов.  

Но мне надо было не сюда, мой магистрат был в пяти лигах на север от центра, в промышленном пригороде, носившим гордое имя каменно-волынского района, обычно называемого просто -  камни. Жили там, в основном гномы, гоблины и орки. Архитектура была под стать обитателям, сплошь камень да дерево, без изысков, но добротно и надежно.  Единственными выделявшимися зданиями был старый форт  уже лет двести как не использовавшийся, да собственно наш магистрат. Прошлый его начальник был ярым фанатом эльфов и по программе реконструкции ветхих административных зданий переделал его в…. величественный дуб, призванный подчеркнуть важность и обособленность здания, правда, величиной  метров этак в десять, на большее денег не хватило.  Местный народец, в основном состоящий из шахтеров и кузнецов, откровенно  посмеивался над этим недоразумением, но что прикажешь делать нам? Как говорят гномы, вагонетка уже уехала, другого здания у нас все равно нет, а следующего ремонта ждать не меньше двадцати лет.

 Я несся как угорелый по обшарпанной брусчатке, тело двигалось почти в автоматическом режиме, ловко перескакивая выбоины дороги, уклоняясь от тележек гномов и  вечно угрюмых орков, а мозг уже был на работе. В голове проносились совершенно не романтичные мысли: «Таак, здесь совсем разбилась мостовая, а тут какой-то негодяй, свалил телегу очистков, и ведь прямо на дорогу»

- Всем привет,  как прошли выходные? Он у себя? – выпалил я на одном дыхание, ловко лавируя между столами сотрудников магистрата. Не дождавшись ответа, я постучал в дверь и после гулкого «Войдите» предстал пред очами моего непосредственного начальства Тир`гхааса.

 

Двухметровый наг  был как всегда, спокоен и сосредоточен, как он попал на эту должность, оставалось загадкой, жители морских глубин не слишком жаловали сухопутные расы  и уж тем более подобные должности.

Он, не отрывая взгляда от пергамента, указал на место за столом напротив него. По прошествии десяти минут наг закончил с чтением и поднял свои глаза на меня.

- В канцелярии возьмешь две жалобы, - он взглянул на часы – нет три, сегодня же разберешься и доложишь, да, и где твои гремлины? Завтра мимо нас будет ехать старший советник так, что улицы, через которые проходит северный тракт, должны быть начищены как плавники дор`аморала. – последнее он прошипел почти шепотом, подчеркивая важность.

- Гран и Ккрун, уже должны очищать канавы, Тхарх со сломанной ногой валяется в бараке гоблинов, а Текхрона не видел с прошлой пятницы, наверняка где-нибудь валяется в обнимку с бочонком эля.   

- Найди его, это ты должен был сделать  еще на прошлой неделе. Приступай.

Я встал и вышел, направившись прямиком в канцелярию,  искать загулявшего гремлина было еще то занятье: во-первых, найти его будет не просто, это человека или домового можно вычислить, а гремлина? Ему ведь каждый кустик домик, тем более на дворе разгар лета. Во-вторых, найду я его, а дальше что? Ведь пока все деньги не пропьет, все равно работать не станет, не водить же его на поводке. А как пропьет - сам нарисуется. Свое начальство я понимал, но заниматься подобными поисками очень не хотелось, особенно когда есть действительно важные занятия.

- Здравствуй Инрин, – поприветствовала меня секретарь, это была пожилая гнома с большими очками на носу, ответственная и интеллигентная.  – Тебе, как всегда две?

- Три – сухо ответил я

- Ого, разозлил ты его, на вот, почитай и распишись.

Поставив автографы в тетради выдачи, я углубился в чтение.  Все как обычно, в трех местах повредили шары светлячков и те разлетелись по округе, возле старого форта видели то ли мантикору то ли звероволка, но что-то крайне не сознательное, ворующее кур и очистки. В третьем пергаменте жаловались на два покосившихся дерева в конце Кузнечной. «Ну, пожалуй, начнем с фонарей, а заодно и гремлина поищем» - подумал я, выходя из  магистрата, как тут же столкнулся со старшей, и, судя по взгляду, просто так отделаться я бы не смог.

- Инрин Алиндарович, что же это делается?! Есть у нас гремлины или нет?! С прошлого четверга никто мусор не убирает, а вода? У нас два колодца напрочь пересохли! 

- Гремлины есть, но, увы, не всегда на них можно рассчитывать Марифа Веньяминовна, и вы это прекрасно знаете, как и то, что на нашу зарплату кого то, кроме гремлинов найти практически нереально. Единственное, что я могу - это сообщить своему начальству, возможно, что-то удастся придумать.

- Этого достаточно! – женщина широко улыбнулась – господин Тир`гхаас нас в беде не оставит!

Я состроил кислую улыбку, кивнул на прощание и пошел в сторону сломанных фонарей. В прошлый раз это «Нас в беде не оставит» вылилось в трех часовые переговоры на дне колодца с участием меня и каппы, напрочь отказывавшегося от работы за такое количество манны. Лишь обещание нового солнцезащитного козырька и подъемного барабана позволило его переубедить. А вот они в свою очередь обошлись во внеочередную замену двух старых фонарей у плотницкой мастерской, которые, кстати, были обещаны этой самой  Марифе Веньяминовне для освещения детской площадки, за что из меня регулярно пили кровь.

-  Инрин Алиндарович, а у нас саламандры на исходе, – прямо позади меня стоял пожилой гном и деловито набивал трубку свежим табачком из кисета, -  надо что-то с этим делать, вы же знаете, их сразу же в топку не кинешь, пока приручишь, пока обучишь. Тут дело не одного дня.

Кстати, про кровь: вампиры просто любители по сравнению с этим профессионалом, данный гном умудрялся жаловаться всегда и на все. Работал он истопником в общественной купальне нашего района,  дело  свое знал, за что его ценили  и уважали. Но все всегда было не  так, то саламандры ни того размера, то цвета, то уголь слишком мелкий то крупный.…  Иногда мне казалось, что он просто наслаждается самим процессом.

- Да, я знаю, уже сделал заказ в Гильдии огня, жду уже вторую неделю. Кстати вы Текхрона не видели?

- Нет, но возле старого сада видел нескольких, вились как мотыльки вокруг старшего дружинника, глядишь, может и он там затесался. Вы уж не забывайте про нас, а то запасы таят. – Он выпустил несколько дымных колец и не спеша побрел в сторону купальни.

Я посмотрел ему вслед, готов биться об заклад: топить они могут без последствий еще не меньше трех месяцев, иначе он вел бы себя по-другому.

Старый сад был не по пути, но я все-таки решил сделать небольшой крюк. Зрелище, которое я увидел, было необычным даже для нашего края. Десяток гремлинов выстроились в очередь друг за другом, подходили к широкоплечему орку, расписывались в пергаменте, получали кувшин и счастливо отбегали в сторону.

- День добрый Дурбарндах,- я подошел и пожал мозолистую руку старшего дружинника.

- Добрый – гаркнул орк, выдавая очередной кувшин – чего надо?

- Ты моего гремлина не видел?

- Нее, но можешь вон из этих выбрать  кого, я не против, он оскалился, обнажив длинные клыки.

В этот момент один из коротышек развернулся и начал делать пасы руками со словами:

- Я вижу ваше будущее достопочтимый маг. Оно яркое даже великое! Но берегитесь сломанных шарманок! В них вы можете найти свою погибель!

- Вали отсюда недомерок, – гаркнул  орк и махнул лапой, пытаясь огреть наглого попрошайку. Тот ловко увернулся, изобразил жуткую обиду, потом громко чихнул и засеменил прочь, что-то ворча про то, что орки уже не те, да и современные молодые маги  совсем не уважают старших.

- Дурбарндах, а что, тут происходит то? Ты с каких пор стал гремлинам бесплатно наливать….? Кстати, что ты им в кувшины то плескаешь?

- Медовуха, - он снова улыбнулся, обнажая клыки, но потом скривился и вздохнул – да план опять дали, сказали оштрафовать десять бродяжек за разную мелочевку,  дабы показать активную работу нашего отдела. На кой гролл мне это надо. У меня тут  две кобылы пропали, да кто-то спалил сарай старого Г’нырха, некогда мне этой **** заниматься, вот я и решил их одним разом всех. Кувшин медовухи получил, расписался, что нарушил и гуляй дальше. Все счастливы, все довольны. – Он хохотнул и повел плечами, страшно гордый своей предприимчивостью.

- А медовуха то откуда?

- Да я ее у Троллей с Пересельской конфисковал.

Я  покачал головой и на прощание махнул рукой. – Ладно, удачи в борьбе с преступностью, увидишь моего - свисни.

- Угу. – Буркнул орк, наливая очередному нарушителю мед.

Делать крюк через центральные улицы не хотелось, так что я пошел напрямик через проулки. Тут было главное не зазеваться. Здания строились, в каких то метре двух друг от друга, так что места для маневров почти не было. Пару раз мне пришлось увернуться от гномих, выливающих очистки из окон верхних этажей, затем пропустить стаю крыс, которые спешно мигрировали в подвал соседнего здания. Наконец, я дошел и увидел эти злополучные фонари, по сути это были стеклянные шары размером с арбуз, в них находились арадинские светлячки, как только к ним попадало достаточно манны, они начинали светиться. Располагались «шары» на металлической ножке в трех метрах от земли. Конструкция была проста и надежна как молоток, так что вариантов, следуя поговорке гоблинов люминов, «Если фонарь не горит, значит, сломана колба,  если колба цела, значит, плохо смотришь, так как все равно сломана колба» особых не было.

Достав посох, я положил ладонь в его изголовье и прошептал несколько слов. В ушах раздалось, знакомое: - Третий отдел Северо-восточного отделения люминесценции, дежурный Дар`гаас слушает.

- Здарово дар! – Начал весело я.

- Ну, нету у меня людей, нету! И гоблинов нет и орков! Даже домовые закончились! – Начал почти истерично оправдываться гоблин без вступления.

- Да я ведь еще ничего не сказал!

- Да мне про твои фонари уже все уши прожужжала Марифа. Понимаете вы, что авария на  большой Болотной?! Все там.

- Но две недели уже прошло.

- Да хоть три! Вот достают всякие со своими фонарями и отвлекают  народ от работы. Ты думаешь, ты у меня один такой?! На мне еще три магистрата висят, и каждому дай, дай, дай. Вот начальство мне мое прикажет, и я сниму моих гоблов, а пока нет никого. Все бывай, у меня тут твои соседи на линию пробиваются.

Контакт разорвался, я бы мог через моего начальника выбить работяг у Дар`гааса, но мое опоздание не способствовало его сговорчивости так что придется самому выкручиваться. Для начала туда надо как-то забраться. Лестница не подойдет, во-первых, без второго помощника я просто не удержусь на ней, а во-вторых, ее еще найти надо. Придется импровизировать, поразмышляв с минуту, у меня появилась идея. Вернувшись в проулки, я прошел метров сто в обратную сторону и увидел то, что нужно. Взвалив на плечо кем-то выброшенный старый ковер, я довольный пошел к фонарям. Таак давненько мы не летали. Аккуратно его, расстелив, провел ладонью по поверхности и мысленно нарисовал линии соединявшие углы ковра. Коснувшись по очереди всех его сторон, соединенными указательным и безымянным пальцами произнес: – Ринорас шеерон.

Ковер натянулся как струна и завис сантиметрах в двадцати от земли. Я аккуратно надавил на его край ногой. Сойдет, пару тройка дырочек, но не на свадьбу же лечу. Встав в центре, и, взяв посох, приподнял его, ковер послушно начал набирать высоту. Подлетев, к шару со светлячками я обнаружил трещину.  Вначале надо вернуть разлетевшихся насекомых. Приложив ладонь к поврежденному стеклу, я закрыл глаза и сконцентрировался. Магия потекла сквозь меня, наполняя энергией сосуд. Голова слегка закружилась, вообще это нарушение доброго десятка инструкций ну да тролль с ними, главное - дело сделать. Я подождал, пока светлячки слетятся  назад в фонарь. Оторвал кусочек пергамента и, приложив к трещине, произнес заклинание. Тот намертво прирос к стеклу, запечатывая выход светлячкам и манне. Повторив эту же операцию еще два раза, я  глянул с удовлетворением на фонари и начал медленно спускаться. То ли ковер не выдержал, то ли я от заклинания полета отвлёкся, но метрах в двух от земли я самым бесцеремонным образом провалился прямо сквозь ковер и шлепнулся на землю. Сначала ноги взвыли от боли, а затем на меня рухнул и мой «дирижабль», да точно на шею приземлился, подняв тучу пыли. Ругаясь и чихая, я выбрался из-под ковра. Путь мой лежал в сторону форта.

 Лет пятьсот назад, когда империя только зарождалась, не редки были набеги гоблинов и троллей с северных гор. С целью предотвратить излишний грабеж населения  и государева имущества, и строились форпосты  на дальних рубежах.

Некогда грозный замок со сторожевыми башнями и рвом ныне был заброшен. Местный предприимчивый люд потихоньку растаскивал стены «на кирпичи», а из обмелевшего рва сделали свалку, с которой ваш покорный слуга регулярно боролся. По пути в форт я вооружился куском протухшей свинины - самое верное средство, если надо приманить звероволка или кто там у нас бродит. Окинув двор крепости я прикинул, где лучше всего прятаться зверюге, начну  с подвалов, уж больно основные здания видны хорошо. Сначала свет, посох осветил каменную лестницу уходившую круто вниз. Спустившись на несколько пролетов, я прошел в коридор и огляделся, да, подойдет. Положил кусок свинины на середину комнаты и спрятался в нише неподалеку. Потушил посох и сложив руки в замок произнес Г`к`ази`л. Если в этом существе есть хоть капля магии в крови, то оно придет сюда, а мясо заставит его потерять бдительность. Минут через двадцать  справа раздалось шарканье и стук когтей, зверь приближался, шумел он на редкость сильно. Нет, точно не звероволк, по звукам, что-то крупнее и намного более неуклюжее. Пора, - «Г`к`аза`л» – крикнул я прикрывая глаза. Посох вспыхнул подобно маленькому солнцу залив темный коридор светом. Чудище взвыло и отшатнулось. Не давая ему опомниться, - «Тер рарван!» – выпалил я, указывая на зверя. Он шатнулся и присел на здании ноги, потешно замотав головой. Вообще, по идее он должен был отключиться от такого сильного заклинания. Вот те здрасте, я даже присвистнул, предо мной сидела, пошатываясь мантикора! Львиная голова, перепончатые крылья, хвост скорпиона. Очень старая и потрепанная, но, без сомнений, мантикора. Зверь зевнул и положил большую косматую голову на переднюю лапу. Нет ну, кошка кошкой, ей богу. Я подошел, чтобы поближе рассмотреть чудище. Крылья были во многих местах порваны, а жало на конце хвоста вообще сломано. Видимо, выгнали его с родной территории. Но чтобы зайти так далеко на юг... Я не удержался и потрепал мантикору за гриву. Та что-то сонно рыкнула и прикрыла глаза свободной лапой. Мне стало отчего-то, очень жаль могучего и гордого зверя вынужденного коротать свои последние дни в заброшенных подвалах крепости, изредка воруя кур и мелкий скот.  Попробуем тебя сдать в зверинец, хоть кормежкой обеспечат, да и покой граждан не будешь нарушать.

Я не спеша шагал по мостовой, обдумывая, где дальше искать гремлина. Вариантов было много, так что  решил начать с ближайшего рынка. Там как всегда царила сутолока и суета. Мое внимание привлекла толпа, из-за спин слышалась странная музыка. Я кое-как продрался сквозь зрителей и увидел шарманку, причем без … шарманщика. Ручка инструмента крутилась сама собой, музыка лилась потоком, но самое удивительное было даже не это. Люди и гоблины, гномы и орки, все зрители стояли, с бледными и молчаливыми лицами, уставившись в одну точку. Двигался лишь маленький гремлин, деловито срезая кошельки загипнотизированных зевак. Увидев меня, он взвизгнул и рванул сначала прочь затем к шарманке, судя по всему пытаясь кого-то предупредить.  Я понесся что есть мочи к музыкальному инструменту. Время стало как будто вязким. Вот крышка шарманки приоткрывается и наружу показывается тонкая рука, вот я хватаю ее за запястье, а в следующий миг уже несусь ввысь в магическом вихре за фэари. Мелкий пакостник рванул вверх подобно гномьей ракете, земля стремительно удалялась. Стараясь не свалиться, не отпуская шарманщика, сделал свободной рукой несколько пасов и… вскрикнул от боли. Фэари почувствовав опасность, не дождался завершения заклинания и просто укусил меня за руку. В итоге мы с ним начали стремительно приближаться, но к совершенно разным вещам, он к свободе, а я к земле.  По рукам зелеными змейками струилась магия, оборванное в середине обряда заклинание распадалось на отдельные осколки, попутно пытаясь сжечь мне если не все тело, то хотя бы руку. Позади раздался гулкий рык дракона, в нос ударил сильный запах серы и пламя поглотило меня. Последней угасающей мыслью было банальное «ну что за… вонь»

 Алый дракон поймал меня за плащ зубами и аккуратно спустил на землю, собственно кроме гордости я никак не пострадал. Пламя было волшебным и призвано было сбить мое собственное заклинание.

На спине рептилии восседал светлый эльф. Внезапно рядом сел брат близнец спасшего меня дракона, в его зубах, чертыхаясь и ругаясь, на чем свет стоит, болтался фэари.

Живой? – поинтересовался, наездник.

- Да вроде – нехотя отозвался я.

-  Ну, тогда до завтра, в десять чтоб был в управе, нам свидетели нужны, а то эти, – эльф кивнул в сторону зрителей, – все равно ничего не запомнили.

- Ясно, и… спасибо, – сухо ответил я.

Эльф на прощанье кивнул, и  драконы взмыв в небо полетели на запад, унося с собой неудачливого мошенника.

Оставив попытки найти гремлина, я направился в сторону Кузнечной, с деревьями вышло до странного просто, два покосившихся ясеня с первого же намека взяли в оборот плотники с соседней улицы.

Выжатый как лимон я брел по улице в магистрат, как внезапно натолкнулся на Текхрона собственной персоной. Маленький гремлин деловито орудовал метелкой, очищая от палой листвы тротуар. Увидав меня, он отложил метлу и глубоко вздохнув, заявил, – «А хорошая погодка сегодня, начальник».

Я усмехнулся, от его наглости  и собственной усталости, у меня даже пропало желание ругаться с ним.

- Хорошая Текхрон, и вправду хорошая, – я улыбнулся и подставил лицо заходящему солнцу. Этот день, как и все прошлые, подошел к концу. 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования