Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Пунктуация - Единственная Пери

Пунктуация - Единственная Пери

Лора, уже с утра надувшая губы по непонятной Павлу причине, плакала, лёжа на диване, размазывая чёрную водоотталкивающую тушь для ресниц по лицу. Второсортная китайская косметика исказила внешний облик любимой до неузнаваемости.

- Как ты жесток и деспотичен. В тебе нет ни капли жалости! Зачем мне надо переться в этот дурацкий поход, да ещё и с твоими ненормальными дружками? Почему ты так настаиваешь на моём присутствии в этом странном мероприятии?  - хныкала жена.

 Паша молча возился в прихожей, раскладывая старенькую палатку на полу. Глядя на Лору,  подозрительно смахивающую на вождя племени ирокезов в боевой раскраске, он зачем-то повертел в руке ледоруб, но затем решительно отложил его в сторону.

- Ничего страшного, Лоруся, тебе поход не повредит, а наоборот, украсит. Мне кажется, что за последние полгода ты сильно поправилась, как-то потускнела и стала выглядеть старше.

 Произнося эти замечательные комплементы, он втайне рассчитывал на бурную реакцию. Ответное молчание жены стало для него полной неожиданностью.

 Но уже через несколько мгновений временно потерявшая дар речи Лора вскочила с места и с ненавистью уставилась на супруга:

- Я? Я поправилась? Что ты хочешь этим сказать, гадина? Ты свои короткие ноги видел в зеркале? А хомячьи щёки и двойной подбородок? А на меня, между прочим, до сих пор майор со второго подъезда заглядывается...

- Так он же контуженный. Вот и вертит  пустой башкой по сторонам, - заметил  Кривицкий, медленно наматывая страховочную верёвку на  деревянную болванку.

-  А у тебя никакая  голова не работает. Пятый раз не можешь права на мопед сдать! - взвизгнула супруга.

 Не удовлетворившись вербальной агрессией, она сжала кулаки и бросилась на Павла в лобовую атаку, но была безжалостно сбита коварной подножкой благоверного.

- Пойдёшь в поход, как миленькая, - зло сказал Пашка, даже не оглядываясь на сидящую на полу нокаутированную жену.

- А мне и обуть -то нечего, - жалобно застонала Лора.  -Ты же мне кроме носового платка и упаковки трусов за годы совместной жизни ничего не купил.

- С тебя и этого хватит. Кеды мои с двумя парами носок наденешь, чтобы ноги стройные не натереть, -  безразлично ответил любимый, собирая вещи в рюкзак. - Дело решеное и обжалованию не подлежит.

Иногда семейная жизнь подобна течению горной реки, изобилующей водопадами, порогами и уступами. Лишь изредка бурлящий поток человеческих страстей находит себе пристанище в виде неглубокой заводи. И то, как выясняется, ненадолго.

 Паша Кривицкий женился на однокурснице по институту Лоре рано и что самое главное, по любви. Именно это высокое чувство призвано охранять семейный очаг от извилистых поворотов судьбы и жизненных невзгод. Однако через три года после пышной свадьбы река любви обмелела и превратилась в жалкую лужицу взаимных упреков. Любовь окончательно высохла, растрескалась как мартовская сосулька  и  при падении больно ранила осколками обоих супругов.

Ежедневно Паша с удивлением обнаруживал в жене кучу недостатков, на которые ранее он просто не обращал внимания.Чего только стоила тележка , до верху гружённая философскими трактатами, которую супруга еженедельно привозила из городской библиотеки! Она жадно поглощала содержимое книг в рекордные сроки и  отправлялась за новой порцией ментальной добавки, не замечая презрительных взглядов мужа. Паша признавал интеллектуальное превосходство жены и осознание этого факта  временами  просто его бесило.

Примелькавшийся домашний халатик Лоры, с изображением пингвинов на отколовшейся льдине, вызывал стойкую неприязнь. Особенно раздражала привычка жены красить губы, вытягивая их при этом в тоненькую трубочку. Совместное нахождение в замкнутом помещении более получаса и вовсе превращалось в невыносимую муку. Возможно, поэтому Пашка так ухватился за идею студенческого братства отправиться в туристический поход на ближайшие выходные. Ему просто необходимо сменить обстановку. Глоток свежего воздуха свободы манил и будоражил Кривицкого.

 Двухдневный  маршрут в труднодоступный Красный каньон относился к высшей категории сложности. Но игра стоила свеч. Географическая достопримечательность привлекала путешественников  археологическими раскопками дворца времен ранних Тимурид.

Изюминка турпохода заключалась так же в том, что живописную долину, окружённую багровыми скалами, скрывал таинственный туман. Предания и легенды намекали на мистическую атмосферу природного явления. Знающие люди поговаривали, что в безлюдном и пустынном каньоне не совсем чисто. В смысле, некоторые туристы банально пропадали там без вести.  По какому-то странному стечению обстоятельств печальная участь настигала преимущественно особ женского пола. Именно это пикантная подробность заставила Кривицкого призадуматься. А вдруг повезет, и Лора растворится в загадочном тумане навсегда? Да ещё и при свидетелях? Вот была бы потеха! Ну, бывает же иногда, что мечты сбываются?

Он тряхнул лысеющей головой, словно пытаясь отогнать сладостное наваждение.

Пашке было неудобно признаться себе в том, что, уговаривая опостылевшую супругу посетить это странное местечко, он   втайне надеялся именно на такой исход совместного путешествия.

***

 Верховный Визирь Касым Абу Салим торопился на зов владыки, блуждая в нескончаемых тенистых анфиладах дворца. Падишах никогда не ожидал верноподданных более пяти минут. Участь опоздавшего была незавидной, а Визирь не имел желания пополнять и без того внушительный список пропавших без вести царедворцев.

 Во время полуденного зноя мудрый Падишах отдыхал на бархатных подушках в окружении прелестных дев, наслаждаясь плотским томлением и арахисовой халвой. Касым появился пред вельможей, запыхавшимся и раскрасневшимся от бега. Правитель не удостоил слугу взглядом, лишь искоса посмотрев на песочные часы, подаренные арабским шейхом.

 Абу Салим перевел дух:

- О, кристалл моих очей! Я здесь и весь в твоём распоряжении, - подобострастно залепетал Визирь.

- Поверь мне, презренный сын прачки, что распоряжения последуют незамедлительно, - надменно прищурился повелитель.

Касым сглотнул вязкий ком, словно баранья кость застрявший в горле.

-Не сомневаюсь в вашей мудрости и милости, о луноликий и солнцеподобный! ...

Падишах прервал поток лести резким взмахом руки. Владыка несколько секунд пристально рассматривал крутые бёдра прекрасной гурии, исполнявшей танец живота пред его очами. Абу Салим сладостно вздохнул, в деталях смакуя подробности предыдущей ночи, проведенной в объятиях танцовщицы.Чудесные воспоминания омрачала лишь  предательская мысль, о  сгоряча подаренном ей  в порыве страсти, увесистом персидском алмазе...

 Повелитель устало откинулся на подушки:

- Касым, сей же час повелеваю подготовить необходимые для творческого вдохновения предметы.

 Визирь испуганно округлил давно выцветшие глаза:

- О венец моих надежд, неужели ты вновь затеваешь непотребное Аллаху деяние? Отступись от замышленного, ибо я тебе уже говорил не раз. Добром это не кончится!

Падишах не стал дослушивать увещевания Визиря и резко поднялся с места:

- Полно нести вздор, Касым. Не дерзи мне! Повинуйся беспрекословно!

Визирь понуро поплёлся вслед за господином. В последнее время Падишах окончательно растерял зёрна здравомыслия, пытаясь постичь опасную для простого смертного науку. Всемогущий правитель возжелал повелевать стихиями по своему усмотрению. Он пустился в тяжкие грехи, изучая черную магию и сокровенные знания предков. По мнению Абу Салима, в своих отвратительных экспериментах Падишах зашёл слишком далеко. Страшный секрет повелителя знал только Касым. Но он умел хранить секреты.

 Падишах и слуга молча спустились в тёмный подвал дворца. Визирь освещал крутую лестницу лампадкой. Пройдя несколько метров по лабиринтам подземелья, они остановились перед дверью, инкрустированной драгоценными камнями, в центре которой красовалась изумрудная Печать Соломона. Визирь обреченно вздохнул. Он каждый раз боялся переступать порог тайной комнаты …

    Касым со страхом наблюдал за странными действиями Падишаха, скрывшегося за шёлковой занавеской. Как и всякий восточный человек, правитель обожал тонкую поэзию, томные сладчайшие звуки арфы и танцы живота. Но с тех пор, как владыка открыл в себе магические способности и страсть к изображению женских тел, Визирь не находил покоя в стенах дворца.

Религиозные догматы запрещали рисовать человеческие фигуры, а уж тем более с натуралистическими подробностями, подчеркивающими половые признаки. Но факт изображения был не так страшен, как самое настоящее оживление картинок, следовавшее через несколько мгновений после окончания рисунка. Для этого пристрастившийся к оккультным знаниям Падишах совершал некие непотребные ритуалы, повергающие богобоязненного Касыма в паническое состояние. Нарисованные женские силуэты, повинуясь заклинаниям Падишаха, прямо на глазах приобретали объем и все необходимые женской анатомии структуры. Ещё через некоторое время они могли самостоятельно говорить и двигаться. Это было поистине кошмарное зрелище!

Вот и сейчас господин, войдя в некий мистический азарт, схватил кусочек угля и быстрыми штрихами нарисовал на выбеленной известью стене контуры женского тела.

- Ифрит, Гуль, Малик! - самозабвенно  выкрикивал имена злых духов повелитель.

Визирь взмолился:

- О владыка, тончайшая струна моего слуха! Остановись и выслушай меня недостойного, -Абу Салим попытался вложить в голос всю сладость придворной лести.

- Оставь меня, негодник! Ты же знаешь наперед, что я обязан завершить начатое. Пока не найду ту самую единственную пери, я не остановлюсь!

- О Всемилостивый! А разве тебе не хватает целого гарема прекраснейших девственниц, трехсот жен и двухсот наложниц? Зачем ты взываешь к темным силам и оживляешь эти мерзкие создания мрака? Разве Аллах может допустить такое беззаконие? Ты якшаешься с Шайтаном и джиннами! Так остерегайся же гнева Всевышнего!

Падишах резко повернулся к слуге:

- Скажешь ещё одно слово, глупый осёл, и твою неразумную голову, словно кочан капусты, будут пинать стражники, - он помолчал некоторое время. – Мои занятия живописью и оживление нарисованных дев всего лишь искусство. Каждый раз я отдаю частичку своей души этим творениям. Как обыкновенный художник. Вот и сейчас, Касым, я чувствую, что нужен этой несчастной пери из нижнего мира. Я вижу её прекрасное лицо во снах. Она страдает,  плачет и взывает ко мне...

- О Всемогущий Аллах, что говорит этот заблудший странник? –запричитал Визирь. - Падишах всем нужен, как я посмотрю! А ты не задумывался, почему эта проклятая пери зовёт именно тебя? Разве неудачный опыт  предыдущих богомерзких поступков ничему тебя не научил? Разве ты сам не знаешь, сколь глупы и нецеломудренны оживлённые  магией девы? Это же просто беда для всего дворца! - Касым перевел дух, оттирая пот с лица рукавом халата. - Эти женщины распутны и предаются плотским утехам со стражниками и лакеями в укромных придворных закоулках, - завистливо прошипел Визирь.

 С годами ему становилось труднее изображать из себя евнуха.

- Они невоспитаны, много спят и едят! - визгливо добавил Абу Салим.

 Падишах пожал плечами, величественно наклонив голову в белом тюрбане и философски изрек:

- Что же ты хотел, сын прачки? Они несчастные жертвы неразделенной любви и взывают к моей помощи. Разве я могу оставить мольбы женщин без ответа? Здесь они обретают покой, находят любовь и заботу. Пойми, о глупый лишенный женского внимания человек, есть люди которые хотят быть любимыми и заслуживают этого. Если не в своём мире, то хотя бы в другой реальности. Да, я призван помочь страждущим с помощью колдовства. Так что тут предосудительного? Кстати, магия тоже искусство. И откуда тебе ведомо, что мои деяния чужды Всевышнему? – задумавшись, повелитель тяжко вздохнул. - Да, эти девы не знакомы с нашим миром  и не понимают тонкостей восточной культуры. Поведать им знания необходимые для благочестивой женщины наша с тобой задача. Со временем они привыкнут и станут послушными наложницами или женами. К тому же, как только я верну свою, ту самую Единственную Пери, сразу же остановлюсь и перестану рисовать,- клятвенно пообещал Падишах Визирю.

Абу Салим развел руками:

- Только ответь мне на один вопрос, о Всезнающий!

- Ну что тебе ещё? - нетерпеливо перебил тот.

- Почему именно эта простолюдинка, женщина из другого мира пронзила твоё сердце и помутила разум?

- Не знаю,- искренне ответил Падишах. – Сам не могу взять в толк.Уж не знаю почему, но она кажется мне самой прекрасной на свете. Может, это любовь, то самое единственное, ранее неизведанное мною и  неподвластное магии искусство?

Касым недоуменно пожал плечами. Он  совсем не был знаком с чувством, о котором  так поэтично говорил господин. 

 Лора плелась в хвосте туристической группы, с трудом переставляя ноги в мужниных кедах сорок четвертого размера. Она прекрасно понимала, что  таким образом, любимый лишний раз хотел её унизить и растоптать. Безразличие и апатия овладевали женщиной. Было холодно и неуютно в промокшей ветровке и протертых джинсах. Выбившиеся из-под косынки волосы сплелись перед глазами, порывистый осенний ветер бил в спину.

Мужчины ушли далеко вперед, и она потеряла с ними визуальный контакт. Пашка даже не оглядывался на жену. Она молча плакала, не утирая слёз. Как и когда они стали врагами? А то, что Пашка её враг она не сомневалась ни на секунду. Может, их отношения дали трещину после вердикта врача о бесплодии Лоры? Или после первой измены мужа с подвыпившей соседкой? В одном Лора была твердо уверена. Даже если жена провалится сквозь землю, он не повернет своей упрямой головы в её сторону. Поздно. Словно пустая устричная раковина для гурмана, Лора больше ничего не значила для мужа. Ей вдруг захотелось куда-нибудь исчезнуть или сделаться невидимой. Просто пропасть без вести. Только, чтобы больше никогда не видеть перекошенное ненавистью лицо Пашки и не слышать его мерзких оскорблений. Внезапное желание напугало Лору.

 Уставшая женщина остановилась возле небольшого валуна, напоминающего очертаниями мухомор на тонкой ножке. Возможно, ветровая эрозия поработала над каменным монолитом или время предало ему эти причудливые очертания?

 Лора присела на рюкзак, скинутый с плеч. Достала флягу с водой и немного отпила. Неожиданно она вспомнила сон, увиденный накануне похода. Высокий мужчина с бородой и в тюрбане, в парчовом халате, расшитым жемчугом нежно обнимал её за плечи и прижимал к своей  широкой груди. И ей было приятно. Странно, но во сне она видела именно это место, загадочный каменный гриб. Удивленная Лора с трудом припоминала детали ночного видения.

-Только позови меня, и я тот час же приду,- нежно шептал ей на ушко герой сновидения. - Вот возле этого валуна. Меня зовут Абдель. Только позови…

 Забавно. А что, если попробовать? В конце концов, что она теряет? Ей всегда не хватало решимости  поставить точку в болезненных супружеских отношениях. Может, это единственный шанс?

 Лора прислонилась к камню спиной и закрыла глаза:

- Абдель, я здесь.

- Пери? О благодарю тебя за призыв, чудеснейшая из дев! - услышала изумленная Лора приятный мужской голос и подхваченная крепкими руками, закружилась в неведомом звездном хороводе. А затем утонула в сладчайшем аромате благовоний...

***

 Визирь, притаившись за садовой колонной, издали наблюдал за Падишахом и его новой пери. Справедливости ради надо сказать, что переодетая в тонкие шелковые ткани и причёсанная лучшими парикмахерами, дева была весьма недурна собой. К тому же, что особенно удивило Визиря, она блистала образованностью, тактичностью и поддерживала светскую беседу не хуже некоторых мужчин. Вот и сейчас, оживлённая джиннами женщина на равных играла в шахматы с повелителем. Предыдущие  соискательницы на титул первой пери  даже не могли порой вразумительно объясниться. Особенно, после переедания бараньих рёбрышек и бесконечного винного возлияния в тени пальмовой аллеи. К сожалению, по объективным причинам, преодолевая природную брезгливость, Касым  вынужденно пользовался интимными услугами подвыпивших, но обычно безотказных гурий. За молчание  блудницы требовали  золото и самоцветы... 

Падишах, как и обещал верному слуге, с той поры  потерял интерес к магическим экспериментам и перестал изображать женские силуэты:

- Я отдал всю свою душу, чтобы нарисовать и оживить Единственную Пери. И более не испытываю нужды к этому занятию, - радостно сообщил он Визирю. - К тому же, к исходу осени мы с любимой ожидаем наследника, ласково погладил он округлившийся живот Лоры.

Новоиспеченная Пери, целомудренно улыбаясь, преданно смотрела на  повелителя и выглядела безмятежно счастливой. Она знала, что  Абдель, в отличие от  предыдущего неблагодарного муженька, никогда не покинет  и не разлюбит своё творение...

***

Пейзажи Красного каньона завораживали, очаровывали и пугали одновременно. Вдали проглядывались руины дворца древнего правителя и  чернокнижника Абделя Ибн Фаруха. Тут, у пересохшего ручейка  притомившиеся путешественники и расположились на привал.  Странно, но Пашка  только сейчас обратил внимание, что Лоры с ними нет. Он нехотя встал и повернулся назад:

- Вот дура, да ещё и  набитая. Характер демонстрирует. Наверное, домой вернулась. Ну и черт с ней! - радостно добавил внезапно осиротевший супруг.

Походники недоуменно переглянулись.

- Ты пошёл бы её поискал, мало ли что. Туман этот подозрительный надвигается...Места  неприветливые, гиблые, а она всё -таки женщина.

- Какая ещё женщина? Да кому вообще эта серая мышь нужна? Вернется, ей деваться некуда. К сожалению,-отрезал Кривицкий.

***

 Прошло более двух лет, как в Красном каньоне пропала без вести супруга  Кривицкого. Неожиданно ставший холостяком Паша ни о чём не сожалел. Утихли людские пересуды и сплетни. Следователи открыли и закрыли уголовное дело по факту бесследного исчезновения человека. Подобных папок накопилось в прокуратуре уже несколько десятков, равно как и версий о причинах загадочных происшествий.

В настоящее время Паша проживает в гражданском браке с визгливой кассиршей из продуктового магазина и иногда подумывает об увлекательном путешествии с любимой на просторы Красного каньона…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования