Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Защитник - Синдром выжившего

Защитник - Синдром выжившего

 …Дыханья смерти не бояться  
И, смело встретив взгляд врага,  
С ним до победы только драться  
Ведь жизнь своя лишь дорога.
Шепча строчки собственного сочинения, Натан осторожно открыл решетку и вылез в сумрачный коридор. Раз в два дня ему приходится покидать свое убежище для охоты. Он втянул носом воздух. Да, здесь еще есть гниющие остатки пищи, значит, есть и траксы.
Проведя все свои четырнадцать лет в колонии на планете Агаро, Натан и не знал, что их мясо может быть таким вкусным. В любом случае, кроме этих тварей ему просто нечего здесь есть.
Впереди по коридору послышался какой-то шорох. Можно не сомневаться – это тракс, который нашел что-то съедобное. На территории колонии кроме них никого больше нет.
Охота на траксов - очень рискованное занятие. Обладая толстой панциреподобной шкурой на спине, они были практически неуязвимы для выстрелов. Однако слабое место у них все же было – тускло светящийся шарик на тонкой десятисантиметровой ножке, крепившейся к макушке. Природа оказалась беспощадна – в этом органе, позволяющем ориентироваться в темноте, собран сгусток нервных окончаний. Его повреждение вызывало нервный шок такой силы, что у траксов разрывалось сердце.
У Натана лишь одна попытка - в ближнем бою острые когти и зубы этих падальщиков намного опаснее, чем нож у него на поясе. Хорошо еще, что твари редко охотились стаями.
Он заметил хаотично движущийся тусклый шарик в углу. Тракс жрал, что-то разрывая зубами. Натан осторожно достал свое энергоружье, снял с предохранителя и приложил приклад к плечу. Шарик стал покачиваться медленнее – тракс его заметил. Через мгновение, с утробным рычанием, он бросился к Натану. Светящаяся мишень судорожно дергалась. Для обычного охотника - очень сложная цель. Но не для Натана. Порой ему казалось, что он попадет в него даже с закрытыми глазами. Отец говорил, что у него особый дар, когда подарил на день четырнадцатилетия свое ружье. Увеличенный заряд, повышенная скорострельность, большая убойная сила, особая именная гравировка. Сейчас это оружие было его единственным средством выживания.
Выстрел был негромким, но Натан не тешил себя надеждой, скоро появятся другие твари. Он подскочил к туше, схватил за задние лапы и стал быстро отделять их от тела ножом. Еще одна особенность – в результате болевого шока мозг траксов выделял какой-то гормон, который быстро распространялся по телу, подгоняемый конвульсивными движениями. Он не был ядовит, однако придавал мясу такую горечь, что делал его непригодным для еды, такое мясо не ели даже траксы. Натану каждый раз доставалась лишь самая дальняя от мозга часть туши – задние лапы.
Он сунул добычу в полевую сумку, закинул ружье за плечо и поспешил обратно. Задвигая решетку, Натан услышал шорох и скрежет. Очень быстро траксы поймут, что убитый сородич им не по вкусу и отправятся по его следам. Пригнувшись, он петлял по тоннелю, прислушиваясь к звукам преследования, пока не вышел к большой луже ядовитой кислоты. Даже траксам не перебраться через нее. Он надел защитные сапоги, которые оставил здесь, когда шел на охоту, и медленно побрел по тускло светящейся кислоте. Перейдя на другую сторону, Натан снял сапоги, оставил их возле лужи и обернулся. Несколько шариков уже мелькали в темноте. Он поправил сумку и пошел дальше.
В конце тоннеля был выход в другой коридор. Задвинув за собой решетку, он включил свет. Отгороженная с обеих сторон переборками часть коридора служила ему домом. Кроме люка в тоннель, здесь была еще дверь на лестницу к вершине сигнальной башни. Натан снял сумку. Есть не хотелось. Он открыл дверь и поднялся наверх. Сидя в башне и глядя в небо, легче поверить, что когда-нибудь помощь придет.
Он наблюдал за звездами и вспоминал, как часто сидел с отцом допоздна и смотрел на звезды. Тот показывал ему движущиеся точки и говорил что это орбитальные спутники, охраняющие планету. Но когда пришли нелюди, они не смогли защитить…
И тут он увидел то, что заставило его сердце стучать гораздо быстрее. Одна из звезд, быстро приближаясь, светила все ярче и ярче. Сомнений не было – это корабль.
Натан заставил себя успокоиться. Либо это друзья, либо враги, поэтому радоваться еще рано. Он наблюдал очень долго, дождался пока корабль сядет на пустое взлетное поле. Корабль Конфедерации.
Он спустился вниз, подошел к исцарапанной стене и оставил еще одну царапину своим ножом. Двести шестнадцать дней одиночества закончились…
 
***
 
- Командор, он был там один. Мы заглянули в каждую щель на базе. Выживших больше нет.
Командор Стен в монитор наблюдал, как группа врачей осматривает спасенного подростка.
- Установили его личность?
- Да сэр. Это Натан Грей, сын профессора Элестера Грея, возраст 14 лет. Если не считать истощения, физически он здоров.
- Физически?
- Психологи еще не работали с ним. – Вступил в разговор главный врач орбитального полевого госпиталя, - Но по предварительным результатам собеседования у него синдром выжившего. Рискну предположить - очень глубокий.
Командор нахмурился. Другого будущего кроме как кадетский военный корпус у парня нет. Однако, синдром выжившего может стать серьезной проблемой. Возраст парня не позволял уже отдать его в приют, а условия военного времени не позволяли обеспечить ему нормальное будущее.
- Держите меня в курсе, - сказал он и вышел.
 
***
 
Натан бросил сумку на койку, аккуратно поставил зачехленное энергоружье рядом и сел. Почти четыре года скитаний по военным училищам привели его в Академию Боло. Командор Стен, взявшийся его опекать, испробовал разные варианты, пытаясь найти ему место, но безуспешно. Во всем, что касалось физических способностей, Натан показывал великолепный результат, особенно в стрельбе и тактике ведения боя в стесненных условиях. Однако, по психологическим тестам – полный провал. Лояльность, ответственность за других, умение работать в команде – все, что могло связать его с людьми, Натану было не под силу. Он был признан непригодным в десантные войска, в разведку, в саперы, даже в снайперы.
Командор решился на последний шаг. Не получается с людьми - возможно, получится с машинами.
Так Натан оказался в Академии по подготовке командиров Боло.
 
***
 
- Обучение командиров происходит в тесном общении с собственной боевой единицей. Каждый из вас будет назначен на Боло модели XXIV. Они сняты с вооружения, но, тем не менее, абсолютно боеспособны. Ваше обучение равнозначно несению боевой службы. – Капитан Ольга Оффсейм ходила перед строем будущих командиров. – Сегодня вы познакомитесь со своими боевыми машинами. Это ваши напарники на весь период обучения.
- А после обучения? – спросил один из курсантов.
- Разумеется, вам не позволят взять их с собой, как личное оружие, - она посмотрела на Натана. – Это является одной из составных частей вашего обучения. Зачастую командир недопустимо сильно привязывается к своему Боло, и для него невыносима сама мысль о расставании со своей боевой единицей. – Она сделала паузу. Натан заметил, как промелькнула боль в ее взгляде, как она нервно сглотнула, прежде чем продолжить. "Это хорошо, - подумал он, - когда человек знает, о чем говорит". – Поэтому советую вам, - продолжала она, - относится к своему Боло, как к оружию. Помнить, что они - лишь машины, имеющие интеллект и моральные качества, подобные человеческим.
"Для меня это не будет проблемой. Считайте, что этот тест я прошел", - усмехнувшись, подумал Натан.
 
***
 
- Боло Марк XXIV- 1198 ALN, Алан, готов к принятию нового командира, - техник показал на могучую боевую машину, как гора возвышающуюся в ангаре.
Сорок восемь Боло стояли в один ряд. И хотя Натан слышал о них достаточно, и успел кое-что изучить, но увидеть воочию - это совсем другое. Огромных размеров танк источал угрозу и внушал страх. Чего стоил один только вид его главного калибра – "Хэллбора", девяностосантиметровой ионной пушки.
Натан подошел к входному шлюзу в днище машины. Люк открылся, и он поднялся по лестнице.
- Приветствую вас, командир Натан Грей.
Натан уселся в командирское кресло и осмотрелся. Мониторы, датчики, пульт. Шкаф для вещей командира.
- Скажи мне, сколько командиров у тебя было?
- Двадцать три, - после некоторой паузы ответил Алан.
- Ты был к ним привязан?
Опять небольшая пауза.
- Мне не совсем понятен ваш вопрос. Я высоко ценил их как командиров.
- Не хочу, чтобы ты ко мне привязывался. Скорее всего, я тут ненадолго.
- Я учту это. Согласен, вряд ли вы здесь задержитесь.
Ого! Это уже слишком!
- Послушай, Алан… А не слишком ли много ты на себя берешь?
- Простите командир, - опять после чуть заметной задержки сказал Боло. - В моих протоколах прописано изучить досье командира. Я лишь констатирую факт - вы не задерживались ни в одном училище надолго.
Натан помолчал, потом спросил:
- Ты ведь очень умная машина, и мыслишь быстро. Почему ты делаешь такие паузы, перед тем как ответить?
- Я могу дать ответ мгновенно, раньше, чем вы договорите свою фразу. Однако это является некомфортным для собеседника. Паузы делают наше общение более приемлемым.
- Тогда давай с тобой договоримся - не терять напрасно время. Сократи паузы до минимума. Мне так комфортней.
- Принято, командир.
 
***
 
Натан сидел на вершине одной из невысоких гор, окружающих академию и смотрел в небо, положив ружье на колени. Он так и не избавился от привычки держать свое оружие под рукой. В редкие свободные минуты Натан выходил в горы рядом с полигоном в надежде немного поохотиться и просто побыть в уединении. Однако никакой живности здесь не было. Иногда он оттачивал свои навыки в стрельбе, выбирая какой-нибудь колыхающийся на ветру листок дерева, или цветок. А потом сидел и смотрел в небо, пока не наступало время возвращаться. По пути назад, он заходил в ангар. Натан понимал, что проверять, все ли в порядке с Аланом, глупо. Однако должность командира к этому обязывала, а ему почему-то было приятно это делать. Он молча подходил к Алану, не без удовольствия рассматривая огромную боевую машину, трогал его пятиметровые катки, проходил под днищем и шел в свою комнату. С Аланом у него установились вполне приемлемые отношения. Разговоры предельно лаконичные, без всякой ненужной тактичности. Оба не говорили без необходимости. Натан даже не знал, где воевал Алан. Это приветствовалось, но обязательным не было, поэтому он решил не вдаваться в такие подробности.
Придя к себе, Натан увидел на мониторе уведомление о боевом задании. Он открыл его и прочитал. Итак, завтра предстоит сражение на учебном полигоне сразу с тремя соперниками.
За два месяца интенсивного курса обучения, он уже трижды сражался в бою один на один с однокурсниками и один раз с курсантом - выпускником. Каждый раз они с Аланом побеждали с большим преимуществом, показывая мастерство военного искусства. Некоторые из преподавателей уверены в том, что он – лучший ученик по тактике одиночного боя. Однако теперь ему предстоит сражаться сразу с тремя Боло. Он открыл список соперников. Мартин Арт с Ларсом, Анна Дерби с Люком, Дэн Маккнурт с Мичи. Натан посмотрел на часы. Поспать, наверное, не удастся. Предстоит изучить технику боя каждого из завтрашних противников и составить план действий.
 
***
 
- Алан, - крикнул Натан, войдя в ангар. – Ты ведь не спишь?
Вопрос был риторический, и ответа не последовало. Люк открылся,и Натан поднялся по лестнице внутрь. Поставив свое ружье в шкаф, он привычно расположился в командирском кресле и спросил:
- Что ты думаешь о завтрашнем задании?
- Руководство желает нам показать, что есть миссии, с которыми не справиться в одиночку, - Алан начал отвечать раньше, чем Натан закончил говорить, - Сложность поставленной задачи превосходит сложность выпускного экзамена.
- И если мы победим, к чему это приведет?
- К уважению среди преподавателей. К ненависти со стороны проигравших курсантов.
- Ни то, ни другое мне совершенно неважно, - разочарованно сказал Натан.
- Предварительный зачет по тактике одиночного боя.
- Зачет мне не страшен.
- Самоудовлетворение от преодоления невыполнимого задания.
- Ну, хоть какая-то мотивация. Выдвигаемся на поле боя.
- До начала задания еще шесть часов.
- А ты что, собирался поспать?
… Академия располагалась в горной гряде, со всех сторон окруженная заснеженными вершинами. Для полигона использовалось большое плато на север от Академии. На электронную карту наносились маркерами всевозможные преграды, строения, ущелья, трещины, возвышенности. Командир внутри Боло видел на мониторах каждый раз новое поле боя, прятался за укрытиями, которых на самом деле не было, объезжал несуществующие преграды, и строил свою тактику исходя из данных, полученных с электронной карты. Сейчас Натан сидел на гласисе своего Боло и рассматривал в бинокль полигон. Сложность поставленной задачи повышалась из-за того, что они являются атакующей, а не обороняющейся стороной. Миссия состояла в том, чтобы в одном из Боло забрать груз, и доставить его на свою базу за ограниченное сорока минутами время. В каком из трех Боло находится груз, можно было узнать, лишь уничтожив его и просканировав. Команда противника сама решает, у кого будет "посылка".
По мнению Натана, у соперника есть несколько возможных вариантов. Первый – бегство в разные стороны. Второй – глухая оборона, три Боло против одного – солидный перевес. Третий вариант – постоянное движение боевым порядком.
Натан посмотрел на карту. Его база и точка старта находится на юге плато. Соперник стартует практически с центра. Вариант с обороной вряд ли будет использоваться. Бегство в разные стороны тоже, так как больно бьет по самолюбию.
- Они будут двигаться на север оборонительным порядком, - сказал он Алану.
- Груз будет находиться в одном из Боло прикрытия, охранять будут "пустого".
- Да. Ты изучил тактику ведения боя каждого из них. Какие выводы?
- С вероятностью семьдесят два процента груз будет в Боло Дэна Маккнурта, который будет идти в группе огневого прикрытия. В качестве "пустышки" выступит Мартин Арт с Ларсом.
- Ибо девушка в качестве "пустышки" - слишком очевидно, и они побоятся, что мы разгадаем их план. Да и зная нрав Анны Дерби, вряд ли она согласится на такую роль. Согласен, груз будет у Дэна. Он достаточно амбициозный, лучший ученик в группе и уверен, что только сам лично сможет спасти груз. Давай составим наиболее вероятный маршрут их движения.
… Натан даже не обратил внимания, но психотронный мозг Алана не мог не замечать. Сложность поставленной задачи заставила их работать вместе. Хотя Натан все еще держался обособлено и показывал, что Алан для него лишь оружие, но уже несколько раз произнес "мы", чего не было раньше.
- Предлагаю разрушить эти два строения, так мы заблокируем дорогу, заставим их свернуть на запад, - Алан пометил маркером два огромных высотных дома на карте.
- Согласен. Здесь мы устроим западню и нападем на Мичи, - Натан ткнул пальцем в постройку рядом с дорогой.
- Да, прямо в доме. Это допустимо.
Натан подумал, как глупо будут они смотреться на всеобщем обозрении, когда три других Боло будут проезжать рядом и делать вид, что никого не замечают.
- Давай продумаем пути отхода. У меня есть идея. Поехали.
…- Здесь мы устроим ловушку и избавимся от преследования. Надо вытащить тот кусок юбки, что загрузили в ангаре. Используем тебя как бульдозер.
Алан открыл задний люк и резко подал вперед. На землю вывалился большой обломок корпуса Боло, который должен защищал траки. Развернувшись, Алан аккуратно уперся в него носом и медленно двинулся вперед. Юбка острой частью вгрызлась в землю. Боло добавил мощности и, оставляя глубокий след, покатился вперед.
- Достаточно, разворачивайся, - скомандовал Натан, сверившись с картой, - у нас осталось три часа, давай повторно.
Прокопав глубокую траншею, Боло свалил в центре груду металлолома, что они привезли.
- Поехали домой, - сказал Натан. – Ты ведь собирался поспать.
Обратный путь провели в тишине. Натан заснул прямо в командирском кресле, не забыв положить ружье себе на колени.
 
***
 
Дэн Маккнурт был уверен в себе. Они встали на час раньше, разработали безупречную тактику действий, и сейчас двигались на север. Груз находится у него, самого опытного, лучшего ученика в группе. Его экипаж играет роль замыкающего, самой беззащитной машины в колонне. Они с Анной - группа сопровождения, конвоируют Мартина Арта.
Ракеты внезапно ударили в два высотных строения перед ними. Те обрушились прямо на дорогу, преградив им путь.
- Быстро, сворачивайте налево, уходите по этой улице! - Дэн пометил улицу маркером, - мимо дома затем направо. – Мичи, откуда был произведен запуск ракет?
- В непосредственной близости от нас. Координаты…
Дом прямо перед ним разлетелся в щепки, оттуда наперерез устремился Боло противника, стреляя в упор из девяностосантиметрового "Хэллбора". Во мгновение ока выведя из строя экраны и уничтожив главную башню, Алан врезался гласисом в правую гусеницу, сорвав два передних катка.
- Груз потерян, - сообщил Мичи. – мы уничтожены.
Дэн в бессильной ярости закричал:
- Преследуйте его! Не дайте ему уйти! – он забыл, что уничтожен, и, по правилам симулятора боя, товарищи не могут его услышать.
Однако те знали, что делать, и устремились за Аланом, который петлял по заранее проложенному маршруту, не позволяя вести по себе прицельный огонь. При столкновении с Мичи он получил повреждения ходовой части, погоня быстро его настигала. Не сумев войти в поворот, Алан проехал напролом сквозь небольшую постройку. Та разлетелась, подняв пыль. Преследователи, обогнув обломки с двух сторон, взяли на прицел Боло Натана. И тут ровная на мониторах дорога, взлетела вверх, показывая, что они оказались ниже поверхности земли. Последовал удар. Выстрелы "Хэллбора" Алана были скорее издевательством, чем необходимостью. Мартин и Анна вылезли из своих машин. Оба Боло находились в свежевырытой траншее, куда они влетели на полной скорости, врезавшись носом в землю на несколько метров. Алан, на экранах мониторов проехавший сквозь дом, пересек траншею по груде металлолома, насыпанной в центре.
- Бой окончен. - Раздалось в наушниках. – Победила атакующая сторона.
 
***
 
- Ты нарушил правила, - Дэн Маккнурт наступал на него, сжав кулаки. – Ты… Ты…
Натан стоял и, как обычно, молчал. Двери ангара открылись, впустив Ольгу Оффсейм.
- Предварительный осмотр поля боя и подготовка к сражению не запрещены правилами, - сказала она.
- Но он создал траншею, которой не было на карте!
- Разведданные могут быть иногда неточными, – парировала она и, повернувшись к Натану, сказала. – Повреждено имущество академии. Пока комиссия расследует, было ли это боевой необходимостью или же умышленно причиненным ущербом, ты отстранен от участия в тактической симуляции боя. Займись пока теорией, - с этими словами она вышла из ангара.
- Тебя никто не трогал, но всему есть предел, - опять стал угрожать Дэн. Все трое окружили Натана. – Сегодня ты переступил черту…
Натан поднял глаза, в упор посмотрел на Дэна, усмехнулся, как будто оскалился и резко шагнул вперед. Все трое отпрянули от него.
- Псих! – вскрикнула Анна и быстро ушла. Мартин и Дэн, оглядываясь, последовали за ней.
Натан стиснул зубы и пошел к глайдеру.
- Командир. – Он забыл снять наушники, и голос Боло был для него неожиданностью. – Предлагаю себя в качестве транспортного средства.
 
***
 
Алан привез его к тому месту, откуда он любил смотреть на небо.
- Ты знаешь, что я ездил именно сюда?
- Наблюдал за глайдером с помощью сканера. Для Боло это несложно .
- Зачем?
- Ты мой командир. Я должен знать, где ты находишься.
Выходить не хотелось. Алан включил мониторы и высветил звездное небо.
- Расскажи мне о себе, - попросил Натан. – Где ты воевал?
- Все это есть в моем архиве.
- Не посчитал нужным прочесть.
- Когда сочтешь нужным, прочтешь.
Не всегда прямой разговор, лишенный тактичности, нравился Натану.
- Могу рассказать то, чего нет в архивах. Моя последняя миссия на планете Илл позволила прочитать всю литературу в местной библиотеке.
- Тебе совсем нечем было заняться? – удивленно спросил Натан.
- Да. Так вот, ты иногда напоминаешь мне персонажа одной детской истории.
- Заинтриговал.
- Она называется "Маленький принц". В свое время люди восхищались этим произведением. Оно про мальчика, который думал, что одинок. Он отправился в путешествие и нашел друга – летчика, который чинил сломавшийся самолет.
- Я маленький принц, а ты тот летчик, - усмехнулся Натан.
- Не уверен в такой интерпретации. Могу тебе его прочесть.
Сначала Натан слушал с некоторой долей скептицизма, но постепенно увлекся неназойливым стилем повествования. Иногда Алан высвечивал на мониторы забавные рисунки, сделанные самим автором.
"- Люди забыли эту истину, - сказал Лис, - но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил…"
"Поэтому никого не надо приручать", - подумал Натан.
…Они вернулись в ангар. Натан спустился по лестнице, прошел под Аланом и обернулся. Рядом стояли еще сорок семь Боло, но перед собой он видел своего, особенного, отличающегося от остальных.
Натан очень устал, но, поднявшись к себе, включил монитор и открыл архив с данными Алана. На него нахлынуло чувство своей неправоты и единства с Боло.
На планете Илл разыгралась трагедия. Аморфы, - те самые нелюди, что напали на его мир, вели ожесточенное сражение с танковой бригадой, в которой служил Алан. Войска Конфедерации захватили космопорт, Боло держали оборону. Во время ракетной атаки, Алан лишился обоих передних траков и был полностью обездвижен. Его соратники ринулись в бой с механизированными частями врага. Командир Алана покинул борт и побежал в центр управления для координации действий. Они все погибли, уничтожив войска аморфов. А Алан так и стоял на поле космопорта, функционируя на уровне интеллекта, но совершенно беспомощный. Он пробыл на опустошенной планете пять полных лет, стараясь найти хоть какой-то выход. Тогда Алан и подключился к электронной библиотеке. В конце концов, он сумел-таки наладить связь, подключившись к уцелевшим модулям космопорта, и подать сигнал бедствия.
Прочти Натан эту историю раньше, то не придал бы ей должного значения, ведь для него Боло был лишь машиной, оружием. Но теперь все изменилось. Натан хорошо понимал, что Алан испытал на планете Илл. К сожалению, все свои слезы он выплакал еще на Агаро.
 
***
 
Сигнал тревоги заставил его подскочить, стиснуть ружье и присесть рядом с кроватью. Затем он быстро оделся и побежал на построение.
- Аморфы будут здесь через девять часов. Приказ - немедленно эвакуироваться. На сборы тридцать минут. Ваши боевые единицы получат свои инструкции. Транспортный корабль отправляется через сорок минут. К этому времени все должны быть на посадочных местах.
Основная масса курсантов устремилась в ангар, к своим боевым единицам. Натан медленно пошел к себе. Он не может еще раз это пережить. Не сейчас, когда он обрел, наконец, родственную душу, через столько лет скитаний.
…Курсанты уже покинули ангар. Среди идеально ровного танкового строя, место, где должен стоять Алан, пустовало. Он надел коммуникатор и попытался с ним связаться. Бесполезно. В это время все Боло, повинуясь невидимому приказу, развернулись, и один за другим выехали из ангара, направляясь для выполнения последнего задания.
- Натан Грей, - вызвала его капитан Оффсейм.
- На связи.
- Мы не можем найти твою боевую единицу. Он хранит полное молчание, сканеры и датчики отключены. Нет времени пускаться на его поиски, ты знаешь, где он?
- Нет.
- Хорошо. Возвращайся на транспортный корабль, мы взлетаем.
- Нет, - опять ответил Натан.
- Если ты не подчинишься, я прикажу привести тебя силой.
Натан уже садился в глайдер, когда услышал в коммуникаторе:
- Генерал, требуется задержка вылета, один из кораблей сопровождения заблокирован, мы не можем запустить двигатели.
- Что вы несете?
- Кто-то установил пароль на систему запуска. Мы сумеем его взломать, но для этого потребуется время.
- Времени нет. Стартуем. Я лично разберусь с тем, кто устроил рецидив.
Натан летел к горам, к тому месту, которое стало ему таким знакомым и родным.
- Курсант Натан Грей, если вы не подчинитесь приказу и не вернетесь, вас будут считать дезертиром.
Он молчал.
- Натан, - заговорила капитани Оффсейм. – нам всем тяжело с ними расставаться. Но пойми, для войны нужны командиры. Вспомни, что я говорила вначале обучения. Будут другие Боло.
- Они не такие как мой. Они… пустые, - сказал он и выключил связь.
Алана был там, где он и ожидал – в горах, которые сам любил посещать. Боло стоял в тени под прикрытием скал, отключив внешние средства связи. Натан подошел к люку и тот открылся. В этот момент раздался грохот. Корабли стартовали, оставив их одних на планете. Натан поднялся на борт.
- Я знал, что ты не улетишь.
Фраза, не требовавшая ответа. Он поставил ружье в шкаф и сел в командирское кресло.
- Нам не выжить при атаке аморфов.
Натан вновь не ответил.
- Взлетел лишь один звездолет поддержки.
- Я зашифровал стартовый модуль. Им некогда было разбираться.
- Ты оставил себе путь отступления. Но для меня там нет места. Не понимаю, почему ты вернулся.
- Какое у тебя вооружение, - вместо ответа спросил Натан.
- Тактическая симуляция боя не требует реального вооружения, поэтому мы лишены боеприпасов… - Алан развернулся и направился к академии. Они не ведут пустых разговоров, когда все и так понятно.
Натан улыбался, впервые с момента вторжения аморфов на Агаро. Огневая система Боло эквивалентна вооружению космических дредноутов и крейсеров. Значит, на корабле поддержки они найдут боеприпасы для Алана. И погибнут в бою, как и положено экипажу Боло.
 
***
 
Мало планет во Вселенной приспособлено для жизни. Еще меньше из них обжито, имеет свою инфраструктуру, и заселено. За такие планеты ведутся яростные сражения. Противник стремится захватить планету, сохранив инфраструктуру, чтобы не отстраивать заново то, что уже построено. Если условия жизни недостаточно созданы, аморфы просто уничтожают все живое и улетают. Так было на Агаро. Однако здесь не тот случай. Стратегически важный объект, в прекрасно оборудованном месте, здесь вполне можно создать плацдарм для атаки на Конфедерацию. Поэтому аморфы будут стремиться захватить планету в сохранности. В этом преимущество Натана и Алана – единственных защитников Академии.
- Нужен пароль, чтобы разблокировать все системы звездолета.
- Уверен, что ты догадаешься, - весело сказал Натан.
- "Маленький принц" не подходит.
- Ну, я не настолько примитивен.
- Доступ разрешен. Пароль "ты навсегда в ответе за всех, кого приручил".
… Авангард противника прибыл на три часа раньше установленного срока. Натан видел, как на звездном небе один за другим гасли орбитальные спутники и вспоминал, как отец обещал, что они защитят от врага. И снова видел, что это неправда. Но сегодня все закончится по-другому.
По всей видимости, аморфы решили, что планета оставлена, поэтому послали вперед немеханизированный десант. Возможно, будет легкая бронетехника. Остальные силы противника будут позже.
- Алан, куда делись остальные Боло? – вдруг спросил Натан.
- Они выполняют директиву 22898-Y. Все Боло помещены в секретный бункер, переведены в режим пониженного энергопотребления. Врагу их не найти. В нужное время они будут активированы и введены в действие.
- Нам до них не добраться?
- Абсолютно невозможно.
Натан помолчал, потом спросил:
- Почему ты покинул ангар? Почему не подчинился приказу?
- Подпрограмма подавления личности во всех учебных боевых единицах отключена. Поэтому я могу нарушить приказ.
- Я спрашивал не об этом.
- Ты читал мой архивный боевой журнал?
- Да.
- Тогда ты должен понять. Я сражусь с противником и смогу искупить свою вину за то, что случилось на планете Илл.
- В чем же твоя вина?- спросил Натан, хотя знал ответ.
- В том, что я выжил.
Они вновь помолчали.
- Мы должны встретить врага достойно. – сказал Натан.
- Главный калибр заряжен на 93%, ракетные установки, минометы, гаубицы заряжены полностью. Нет боеприпасов для противопехотного оружия.
- Хорошо.
- Корабль противника войдет в атмосферу через пятнадцать минут. Судя по траектории движения, он приземлится на взлетное поле академии.
"Они совсем не боятся",- подумал Натан.
- Ты можешь запустить двигатели нашего звездолета и пилотировать его?
- Да.
Продолжать не имело смысла. Все-таки хорошо обходиться без лишних слов. Боезаряды звездолета полностью выгружены в ангар, но и сам корабль вполне мог сыграть роль оружия.
Когда корабль противника вошел в верхние слои атмосферы, звездолет стартовал. Противник уже не мог совершить маневр уклонения или отбить приближающуюся угрозу. Небо озарилось яркой вспышкой. Через несколько секунд раздался грохот взрыва, принесший с собой и ударную волну.
- Поздравляю, лейтенант Грей.
- Что?!
- Согласно Уставу Бригады Динохром, с началом боевых действий командиру Боло, не являющемуся офицером, присваивается звание лейтенант.
- Спасибо. Приятно погибнуть офицером-дезертиром, а не просто дезертиром.
- За несколько секунд до взрыва от корабля противника отделилась капсула. – Боло без паузы сменил тему разговора. - Вероятное место приземления – северная сторона взлетного поля. Сканеры показывают семнадцать существ на борту. Приземление через двенадцать секунд.
- Едем!
… Десантники аморфов быстро покинули капсулу и рассредоточились около нее, готовые к бою.
Боло стремительно въехал на взлетное поле и открыл огонь из гаубиц, разбив капсулу и уничтожив трех десантников около нее. Остальные, быстро сообразив, что Боло лишен противопехотного оружия, устремились к нему, окружив со всех сторон. Алан выполнял хаотичные маневры, стараясь раздавить их гусеницами, но те легко уклонялись. И тут на башне появился Натан и открыл огонь из своего ружья. Усиленная мощность заряда легко пробивала броню десантников, точность выстрелов неумолимо сокращало их число, а постоянные движения Боло не давали врагу прицелиться. Через несколько секунд взлетное поле было очищено от противника.
 
***
 
Натан сидел на гласисе Алана и смотрел на электронную карту окружающей Академию горной гряды.
- Вот здесь и здесь, - Натан ткнул пальцем в точки на карте.
Ракетные ячейки в кормовой части Боло открылись и шесть ракет взмыли в воздух. С помощью точных взрывов создавался лабиринт из горной гряды, по которому противнику придется перемещаться.
- Если зона высадки рассчитана точно, то все готово. – Натан выключил карту.
- До прибытия врага еще почти час, - сообщил Алан.
- Тогда ты еще успеешь поспать, - ему очень нравилась эта шутка.
 
***
 
- Теперь залп по точке D34.- Скомандовал Натан. Они стояли на одной из невысоких гор, что окружали Академию. Алан дал залп из своего главного калибра. Одна из вершин вздрогнула и обвалилась вниз. Натан сверился с показаниями сканеров. – Как мыши в мышеловке, накрывай сектор.
Сверхмощный стратегический интеллект Алана и совершенное, на уровне интуиции, тактическое чутье Натана слились в необычайном симбиозе, что сделало их невероятно опасным соперником. На пути движения войск аморфов они расставили ловушки, используя особенности горной местности. Враг неотвратимо в них попадал. Однако поток бронетехники не иссякал, а вот ловушки заканчивались, как и боеприпасы Алана. Ну что ж, они и не надеялись победить.
- Теперь сектор семнадцать. Рядом ущелье, которое мы продолжим через весь сектор. Прибережем ракеты, накроем местность минометным огнем. Подожди, когда там будет максимальное скопление врага.
Через несколько секунд минометы открыли огонь. Натан смотрел за картинкой боя через сканеры. Трещина пошла вдоль дороги, боевые машины врага свалились в пропасть.
Аморфам придется постараться, взрывами прокладывая себе маршрут в обход этих преград. Но Алан и Натан знали, где, в конце концов, выберется противник.
Боло развернулся и спустился с вершины. Последняя поездка в ангар за боеприпасами. Больше они сюда не смогут вернуться.
 
***
 
- Генерал, наша флотилия смогла переломить ход сражения в звездной системе Ариадна. Армада противника разгромлена, оставшиеся корабли пытаются спастись бегством.
Трансляция осуществлялась через громкую связь по всему кораблю эвакуации, и была встречена одобрительным ревом.
- Одной из приоритетных задач на данный момент, - продолжал вещать коммуникатор,- является сохранение Академии Бригады Динохром в наших руках. Наши войска изрядно ослаблены, но полученные данные, позволяют предположить, что врагу на планете нанесен колоссальный урон. Кто-то воюет там на нашей стороне. Направляем туда тридцать пятый флот при поддержке двух механизированных десантных полков. От вас требуется вся необходимая тактическая информация.
Все кто не любил Натана, а таких было большинство, преисполнились чувством благодарности и гордости за своего сослуживца. Благодаря ему, скоро они заберут у врага то, что по праву принадлежит только им.
 
***
 
Ирония судьбы, спланированная ими заранее - последний бой они дадут на полигоне. Выстроенный лабиринт среди горной цепи приводил сюда. После плато лишь небольшой спуск и вот она, Академия. Натан смотрел на полигон. Жаль, что препятствия и укрытия для симуляции боя были лишь электронными моделями. Что ж, время открытой схватки. Они въехали в не так давно вырытую ими же траншею.
Натан понимал, что в предстоящем сражении его роль минимальна. Теперь все зависит от боевого искусства Алана.
Из узкого ущелья появилась первая бронетехника врага. Алан дал залп из "Хэллбора", способного выдать две мегатонны в секунду. Танк противника вспыхнул. Напиравшая следом бронированная машина вытолкнула его, и тут же получила залп "Хэллбора". Если удастся создать преграду из разбитых танков на входе, это немного задержит армию врага. Еще один залп…
Аморфы наконец взорвали узкий проход на плато и вражеская бронетехника хлынула на полигон. Алан вел интенсивную стрельбу со всех орудий, перемещаясь по траншее. Содрогаясь, он стал получать точные попадания. Натан, сидя в командирском кресле, стискивал ружье так, что побелели костяшки пальцев и злился от собственного бессилия. Он наблюдал за показаниями датчиков: главный калибр перегревается, защитные экраны не выдерживают перегрузки. Тем не менее, Алан продолжал вести прицельную стрельбу. Уже не десятки, а сотни боевых машин врага уничтожены, но их поток не иссякал.
Внезапно Алан дернулся и остановился. Мониторы погасли, в командной кабине воцарилась тишина.
- Алан! - закричал Натан. – Алан, нет! - Он вскочил, при тусклом аварийном освещении нащупал консоль и начал набирать последовательность команд.
Мониторы засветились, Алан пришел в движение и вновь открыл огонь.
- Доложи статус.
В верхней части экрана появилась надпись:
_ Речевой модуль вышел из строя
_ Боевые экраны 18%
_ Мощность двигателя 54%
_ Активная защита 40%
Пока Алан перезагружался, наиболее быстрые боевые единицы врага смогли окружить его. Боло выкатился из своего укрытия и въехал в зазевавшегося врага. Не сбавляя скорости, он проехал вокруг траншеи, давя противника своими гусеницами, отстреливаясь несколькими гаубицами, и продолжая вести огонь из "Хэллбора" по все прибывающим вражеским боевым единицам. Он снова въехал в траншею. На экране высветились новые данные:
_ Боевые экраны 13%
_ Мощность двигателя 54%
_ Активная защита 23%
_ Ходовая часть 8%...
- Натан Грей, прием. – оживший коммуникатор заставил его вздрогнуть.
- Натан Грей на связи.
- Доложите текущий статус.
- Ведем интенсивные боевые действия, противник значительно превосходит числом и мощностью вооружения. Защитные экраны практически на нуле, боеприпасы израсходованы, главный калибр все еще действует.
- Продержитесь сорок минут? Помощь близка.
- Невозможно. Задействуйте спрятанных Боло, вводите их в бой.
- Чтобы вскрыть бункер необходимо высадится на планету. Это произойдет через сорок минут.
- Тогда вы не можете помочь. Постараемся уничтожить как можно больше врагов.
- Натан Грей, рассмотрите вариант отступления и укрытия в горной местности, помощь близка.
- Зовите меня лейтенант Грей.- сказал он и отключил связь.
Они уже рассматривали возможность укрытия в горах при составлении плана действий. Вариантов не было. Поле боя на полигоне – их последняя точка на карте.
Противник все пребывал, но интенсивность стрельбы Алана уменьшилась. "Перегрев главного калибра", понял Натан. Очередной мощный взрыв сотряс корпус Боло. Новая надпись на мониторе гласила:
"Заклинило главную башню, вести прицельный огонь невозможно".
Алан пришел в движение. Продолжая стрелять, он прицеливался всем корпусом. Оба понимали, что долго это не продлится, но они все еще были действующим боевым экипажем, сеявшим смерть среди врага. Еще один выстрел выбил несколько передних катков, Алан развернулся на месте и выстрелил, поразив очередную цель. Следующее попадание остановило Алана окончательно, его "Хэллбор" был направлен правее и выше входа в ущелье, откуда появлялся враг. Задействовав все, что осталось от ходовой части, он попытался повернуться и сделал еще один выстрел, взорвав утес над ущельем и обрушив его на несколько вражеских машин.
Воцарилась тишина. Натан не мог в это поверить. Неужели поток вражеских машин иссяк? Победа?
На мониторе отразилось сообщение Алана – приближается восемь боевых единиц. Ну что ж. Они могут просто прийти и постучаться. Никто не ответит. "А ведь мы почти победили…"
Натан смотрел, как восемь самоходных ракетных установок, выстроились боевой порядок и дали залп. Вихрь ядерного пламени окружил Боло, швырнул его на несколько десятков метров. Экраны сгорели от перегрузки, остатки активной защиты детонировали, сделав экипаж беззащитным. Натан потерял сознание. Придя в себя, он сосредоточил помутневший взгляд на надписи перед собой.
"Ты в порядке?"
- В кои-то веки у нас сегодня есть свободная минутка, чтоб поболтать, да?.. А ты и говорить-то не можешь… Долго они будут перезаряжаться?
"Еще девяносто секунд".
- Ну разве можно так долго… Следующий залп нас уничтожит?
"С вероятностью 98%"
- Знаешь, а я ведь раньше стихи писал. Еще на Агаро, когда один был. А потом перестал. Но сегодня сочинил несколько строчек.
За жизнь свою тревога грызла
Я занят был собой одним
Но нет важнее жизни смысла
За друга умереть. И с ним.
"Мне нравится"
- Жаль, что ты без голоса. Почитал бы мне сейчас "Маленького принца". Кстати, я так и не сказал тебе, что ошибся. Ты не взрослый летчик из повести. Ты – моя роза, за которую хочется умереть.
"Или наоборот"
- Спасибо, что вернул меня к жизни…
- Лейтенант Натан Грей, вызывает капитан Ольга Оффсейм.- ожил коммуникатор.
- Приветствую вас, капитан.
- Мы уже близко. Помощь будет через двадцать минут.
- Простите, но нам осталось жить меньше минуты.
- Лейтенант, то, что я скажу очень важно. Постарайтесь не игнорировать мои слова.
- Слушаю.
- В каждом учебном Боло в кормовой части есть десантный глайдер. На нем можно эвакуироваться. Дотянитесь до кнопки под креслом слева, и вы погрузитесь в глайдер. Летите к Академии и найдите там укрытие.
- Спасибо, капитан. Я не покину свою боевую единицу.
- Лейтенант!
- Капитан, скажите мне, вы бы оставили свой погибающий Боло на поле боя?
Возникла небольшая пауза.
- Второй раз - нет…
- Как звали вашего Боло?
Она молчала. На мониторах Натан видел, как ракетные установки в нескольких километрах впереди дали залп.
- Как его звали, капитан?
- Кессея.
- А моего зовут - Алан! – прокричал он за мгновение до того, как их накрыла ядерная волна.
…Он пришел в себя и попытался открыть глаза. Вся правая сторона лица пылала так, словно была прижата к раскаленной печке.
- Алан, - прошептал он. – Капитан?
Тишина. Он опять остался один.
Натан поднялся с кресла и сжимая в руке ружье, двинулся к люку, с трудом открыл и вывалился наружу. Его вырвало. Доза облучения, конечно, смертельная. Проклятье! Почему же ему выпали оставшиеся два процента? Натан прошел под днищем Боло, отошел на несколько шагов и повернулся. Оплывший кусок кремнестали – все, что осталось от Алана. Перед глазами все поплыло. А он-то думал, что выплакал все слезы на Агаро.
Натан развернулся. К нему внезапно пришло осознание того, что это лучший момент в его жизни. За спиной – друг, впереди - враг. И он с ружьем в руках. Там, перед ним, вот-вот дадут смертоносный залп ракетные установки.
- Твари! – закричал Натан и попытался побежать вперед, стреляя куда-то в темноту, но сделав несколько шагов, остановился без сил. Подняв глаза, он увидел, как восемь тусклых шариков поднялись вверх и устремились к нему. На мгновенье они напомнили ему траксов. Из какой-то другой жизни.
Страха не было. Только ярость и ненависть. Он оскалился злобной ухмылкой и сделал угрожающий шаг вперед, в волну ядерного взрыва, поглотившую его без следа…
 
 
***
 Доска почета Академии Бригады Динохром. Память о погибших курсантах. На ней эпиграф, строки, которые Алан успел передать на учебный компьютер Натана в последние минуты их жизни.
…Но нет важнее жизни смысла  
За друга умереть. И с ним. 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования