Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Twix - Птички

Twix - Птички

 
Птичка поворачивает голову. Глаз-пуговка матово поблескивает. Малиновка моргает раз, другой, и смотрит уже живым, осмысленным взглядом. Расправляет крылья и оглядывается на товарок, которые неподвижно сидят на широком подоконнике. Наклоняет голову набок и несмело чирикает. Птицы на подоконнике сбрасывают оцепенение. Постепенно оживая, чистят клювики, топорщат перья и начинают щебетать, переговариваясь друг с другом. Они окружили малиновку. Та повертела головой, призывно посвистывая, и вспорхнула на форточку. Стая зашевелилась, загомонила, то ли соглашаясь, то ли сомневаясь. И тут скрипнула дверь. Перепуганная стайка воробьев, малиновок, трясогузок, зимородков испуганно вспорхнула, заметалась по комнате и вылетела в форточку.
- Стой! Стой! Куда…
***
- …аааааа! – Марк подскочил на кровати.
- Что, опять тот сон? – Марта прижала к груди простынь и погладила по плечу тяжело дышащего парня.
- Они…они опять…
- Да-да, я поняла, пойди, посмотри, проверь, - вздохнула девушка.
Марк благодарно кивнул и как есть, голый, побежал вниз, перепрыгивая через ступеньки. Остановился перед дверью, прислушался, тяжело вздохнул и решительно толкнул створку. В мастерской было темно, тихо. Пахло свежей стружкой, клеем и краской. Марк стремительно пересек комнату и замер у подоконника. В помещение едва-едва проникал свет наступающего утра. Он не мог разогнать ночную тьму окончательно, лишь превращал силуэты из чёрных в серые. Стайка застывших в разных позах птичек всё так же сидела на своём месте. Вырезанные из дерева фигурки не походили друг на друга, но имели одну схожую черту - все они были будто живые.
Марк пересчитал неподвижные фигурки, уперся руками в подоконник и тяжело вздохнул. Сон, в котором его птички оживали и улетали, повторялся с пугающей частотой. И каждый раз он пытался их остановить, бросался следом, но взлететь не мог. Проснувшись, ощущал бессилие и отчаяние. А потом целый день его не оставляла непонятная печаль.
Еще раз вздохнув, он побрел в спальню.
Марта уже встала, застелила постель и почти оделась. Она посмотрела в осунувшееся лицо Марка и покачала головой.
- Ты изводишь себя этими птицами.
- Они мне как дети, - парень тяжело опустился на стул. – Уже уходишь?
- Да, скоро на работу. Да и фрау Шмульц не должна видеть, что я у тебя ночую. Она строгих правил, и мы останемся без жилья.
Марта натянула чулок и повернулась к Марку спиной:
- Затяни шнуровку.
Парень встал и ловкими, ставшими уже привычными движениями привел платье в порядок. Потом положил руки возлюбленной на плечи и прижал ее к себе. Марта потерлась щекой о его запястье и вздохнула:
- Надо идти…
Подхватив башмаки, девушка на цыпочках двинулась к выходу. Приоткрыла дверь, опасливо оглянулась и выскользнула из комнаты.
Марк проводил ее взглядом и тоже поспешил одеться. Через час нужно было открывать лавку, а он хотел закончить трясогузку. Устроившись на высоком табурете у верстака, мастер погрузился в работу. Сколько он себя помнил, ему всегда нравился запах свежей стружки и клея. В детстве он часто подбирал на улице разные палочки и чурбачки, которые потом превращались в забавные поделки. То медведь на задних лапах просит подаяние, то собака с хвостом-колечком умудрилась стащить связку сосисок. Базиль Кроннен, дослужившийся до лейтенанта чёрных рейтар, спал и видел сына нотариусом и увлечений мальчика не поощрял. Но учеба в университете не сложилась. Во время одной из студенческих пирушек Марк поссорился с однокурсником, и тот вызвал его на дуэль. Аристократ, всегда одерживающий верх в многочисленных поединках, не ожидал от "черной кости" виртуозного владения оружием, и потому изрядно удивился, получив смертельное ранение в грудь. Марк мысленно поблагодарил отца за его уроки, но из университета пришлось уйти, хотя дуэль была признана честной.
Теперь у него было два пути: идти по стопам отца-наемника или просить милостыню. Чтобы приобрести оружие и амуницию рейтара, бывший студент решил распродать свое имущество. К его удивлению, детские деревянные поделки пользовались среди покупателей большой популярностью. Так нашёлся третий путь. На вырученные деньги он приобрел инструменты и снял угол. Его поделки: трости, шкатулки, пуговицы, подсвечники, различные фигурки - раскупались, едва только выставлялись на прилавок. И через месяц торговли денег уже хватило на то, чтобы снять комнату с помещением под мастерскую. А вскоре пошли заказы…
Однажды для украшения спинки свадебной кровати дочери бургомистра Марк вырезал малиновку. Он уже собирался прикрепить птицу на отведенное ей место, но что-то его остановило. Птичка была как живая. На мгновение резчику показалось, что она вот-вот вспорхнет и улетит. Покрутив малиновку в пальцах и полюбовавшись, он поставил ее на подоконник. А вместо птички спинку кровати украсил ангелочек, к вящей радости дочери бургомистра. Через пару месяцев рядом с малиновкой на подоконнике поселился воробышек. В тот день Марк из окна долго смотрел на купающихся в луже серых забияк. А потом взялся за инструменты. Птичка получилась задорной, с торчащими в разные стороны перышками, взъерошенным хохолком и распушенным хвостом. Казалось, что она вот-вот встрепенется, зачирикает и вспорхнет на ветку.
Незаметно увлечение переросло в страсть. Подоконник мастерской заполнялся деревянными фигурками. А потом пришли сны…
Но еще раньше появилась Марта. Для кровати, которую делал Марк, был заказан балдахин. Молодая портниха пришла в мастерскую, чтобы снять мерки. Резчику сразу приглянулась улыбчивая девушка. Он шутил с ней, отсыпал комплименты и всячески старался помочь, отчаянно мешая при этом. Портниха пришла еще раз, и еще. А когда балдахин был готов, Марк, испугавшись, что больше не увидит прелестницу, решился пригласить ее на свидание. Девушка согласилась, и он повел ее в гаштет, угостил пирожными и кофе. Так начались их встречи. Они все больше привязывались друг к другу. Но безоблачному счастью мешало одно обстоятельство. Родители Марты, когда она была еще ребенком, договорились выдать ее замуж за весьма состоятельного человека. Девушка ни разу не видела суженого, но оспаривать волю родителей тоже не могла. Да и в городе нравы были очень строгие. Поэтому внезапно вспыхнувшее чувство к Марку было для нее и счастьем, и бедой. Встречались они тайно. От свидания к свиданию чувства росли. И однажды Марта решилась на отчаянный шаг.
Как-то поздним вечером, услышав осторожный стук в дверь, Марк обнаружил на пороге своей комнаты дрожащую от страха возлюбленную…
С тех пор каждую ночь Марта проводила в объятьях любимого. Ей не приходилось придумывать повод уйти из дома, так как вот уже на протяжении нескольких месяцев девушка помогала фрау Кюхель, известной всему городу портнихе. За это мастерица учила её премудростям своего дела и позволяла жить в комнате при мастерской. Но в последнее время, Марта лишь под утро возвращалась к себе, соблюдая всяческую осторожность. Марк же не считал будущее замужество своей возлюбленной бедой. Он уже давно придумал, что будет делать, когда пожалует жених. Тогда они с Мартой просто уедут в другой город и там обвенчаются, думал резчик . А пока надо заработать побольше денег на будущую их совместную жизнь.
Когда сон, в котором его деревянные птички попытались улететь, приснился в первый раз, Марк страшно напугал Марту. Но потом она привыкла и просто успокаивала любимого. А сны приходили все чаще и чаще. И каждый раз, проснувшись, резчик испытывал странное чувство - тоскливое и безысходное. Будто он должен был что-то сделать, но не сделал.
Трясогузка легла на стол, раскинув тонкие крылышки. Марк провел по ним пальцем и почувствовал, как кольнуло сердце. Крылья… В этот момент забарабанили в дверь. Пришли подмастерья. Пора было открывать лавку.
День катился своим чередом. Приходили покупатели и заказчики. Лишь к вечеру мастер смог снова сесть за работу. Шкатулка была почти готова. Осталось вырезать рисунок на крышке. Ангел среди облаков в окружении райских птиц. Марк выбрал нужный резец, примерился и бросил инструмент на стол, вглядываясь в рисунок. Крылья…У ангела за спиной два белоснежных крыла…Он парил…летел…и ничуть не уступал окружавшим его птицам…
Мастер бросился к стоящему в углу шкафу. Там, на верхней полке, лежали книги, которые он пожалел продать, когда распрощался с университетом. Торопливо вытащил толстый том в черном переплете, на котором золотыми буквами сияла надпись Leonardo da Vinchi. Отложил в сторону и снова начал перебирать книги.
Когда поздно вечером пришла Марта, она обнаружила Марка сидящим на полу в окружении книг и разбросанных листов бумаги. Он поднял на возлюбленную мутный взгляд, вскочил, схватил девушку в охапку и закружил по мастерской.
- Это возможно…Понимаешь? Возможно…
- Да что возможно-то? – задыхаясь от смеха, спросила Марта.
- Летать…Летать, как птицы… - Марк отпустил, наконец, девушку и бросился собирать исчирканные листы бумаги. – Я сделаю себе крылья.
Марта испуганно ойкнула:
- Крылья…Но церковь же тебя осудит. И горожане не поймут. Ты не ангел и не птица…
- Я не боюсь церкви, - Марк собрал бумаги и книги, сложил на стол, подошел к девушке и обнял за плечи. – Я никого и ничего не боюсь. Сделаю крылья и догоню моих птиц. И мы будем свободны, как ветер, как облако, как мечта…
- А в твоей мечте есть место Марте?
- Конечно. Сделаю крылья и тебе. Поможешь?
Девушка уткнулась ему в грудь. Тяжело вздохнула. Подняла побледневшее лицо.
- Даже и не сомневайся. Я всегда буду рядом....
- Вот и славно, - Марк подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице.
 
***
 
Через полгода, лёжа в постели со сломанной ногой, Марк сердито фыркал и втолковывал суетящейся рядом Марте:
- Понимаешь, я все время делаю что-то не так. Сейчас почти получилось. Я взлетел, но порыв ветра бросил меня на скалы.
Он нетерпеливо дернул девушку за рукав, и она подала ему чертежи.
- Вот здесь надо утяжелить, - мастер ткнул карандашом в свои записи. – А вот здесь надо изменить контур крыла.
- Вот так?
Марта взяла из его пальцев карандаш и провела несколько линий.
- Да, так! – удивленно вскинул брови Марк.
Девушка вздохнула:
- Куда же ты всё же собрался лететь?
- Есть такой остров, Рунде… На нем живут миллионы птиц и почти нет людей. Мы могли бы там остаться, и никто и никогда не смог бы нас разлучить. Мы будем свободны, как мои птицы.
- Мой фантазер, - Марта поцеловала возлюбленного в щеку и заботливо поправила одеяло. – Но сейчас тебе надо набираться сил. Поспи.
 
***
 
В эту ночь бушевала гроза. Марта привычно проскользнула в мастерскую, сбросила плащ, зажгла свечу и огляделась. Все было на своих местах. Верстак, заваленный заготовками, стеллажи, шкафы, птички на подоконнике. Девушка поднялась наверх, но и спальня была пуста. Она прилегла на кровать, уткнулась лицом в подушку, вдыхая знакомый запах. Любимого не было уже третий день. Последний раз они виделись на рассвете, когда он собирался отправиться на свой счастливый остров Рунде. Целый месяц перед этим он каждую ночь летал над морем, все дальше и дальше удаляясь от берега. Несколько раз и сама Марта поднималась в воздух. Для нее Марк тоже сделал крылья, более легкие в управлении. Но они еще не были отлажены.  
Порыв ветра стукнул ставней. Марта приподнялась на локтях, прислушиваясь, потом снова опустилась на подушку, чуть повозилась и вскоре задремала.
Птичка на полке повернула голову. Глазки-пуговки заблестели, наполнились жизнью. Она легко вспорхнула, пронзительно вскрикнула. И через минуту вся стая металась по комнате, рассекая воздух деревянными крыльями. Марта вскочила, бросилась вниз, едва касаясь ступенек босыми ступнями, и влетев в мастерскую, наткнулась на верстак. С грохотом посыпались заготовки. Прямо перед девушкой на полу оказались части крыльев. Она потянулась к ним и проснулась.
Внизу, в мастерской, действительно что-то громыхало. Марта подхватила свечу и осторожно спустилась вниз. Хлопала створка распахнутого ветром окна. Деревянные птички рассыпались по полу. Девушка всхлипнула и опустилась на колени. Собирая деревянные фигурки, она обнаружила среди них слетевшие со стола бумаги. Приглядевшись, Марта поняла, что это чертежи крыльев. Ее крыльев.
Она поднялась, захлопнула окно, отодвинула в сторону верстак и на освободившемся пространстве посреди мастерской принялась раскладывать детали крыльев. Она собирала их, поминутно сверяясь с чертежом. В голове вертелись разные мысли. Марк должен был вернуться еще вчера. Возможно, его задержала начавшаяся буря. Или он где-то лежит с переломанными костями и не может даже пошевелиться. А вдруг он долетел до своего острова, но возвращаться за ней и не думает? Марта на мгновение замерла, но тут же замотала головой. Конечно, нет. Просто он сейчас не может вернуться. А она… сможет…Сама полетит к нему…сможет…долетит…наверняка… 
Девушка решительно тряхнула головой, смахивая остатки слез и отгоняя навязчивое видение: мертвое лицо любимого среди бушующих волн, поломанные крылья, намокшие перья…
Все будет не так. Марта распахнула окно, смахивая с подоконника деревянных птиц. Все будет по-другому. Вот она взмывает в небо и летит через море. Впереди, далеко-далеко, появляется черная точка. Она стремительно приближается, и вот перед ней в облаках кружится Марк. Его крылья сверкают в лучах восходящего солнца. Марта подлетает к нему, и они, как две огромные птицы, кружатся в танце.  
Осталось только собрать крылья.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования