Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Охотник - Бизон на скале

Охотник - Бизон на скале

 
Соколиный Глаз поморщился и приоткрыл веки. Первые лучи утреннего солнца нещадно били прямо в лицо. Веки тут же захлопнулись, но лишь для того, чтобы через мгновение снова дать глазам взглянуть на мир. Взор зрачков вначале изучил всё вокруг, а затем устремился ввысь. На небе ни облачка, значит день будет погожим.
Юноша громко зевнул и осторожно потянулся. Хотелось встать и посмотреть на рассвет, но не стоило спешить. Для начала следовало окончательно проснуться, а уже потом развязывать верёвку, которой он был привязан к стволу огромной секвойи. Спать на ветвях то ещё удовольствие, но так безопасней, чем на земле.
Соколиный Глаз потянул за другую верёвку, свисавшую вниз, и достал сумку, из которой выудил мех с водой и копчёное мясо бизона. Еда оказалась пересоленной, но впереди ожидался трудный день, так что отказываться от завтрака не следовало.
Когда трапеза была завершена, юноша сложил вещи, отвязался и неспешно спустился. Из кустов он достал с вечера припрятанный лук и колчан со стрелами, аккуратно завернутые в тряпку, пропитанную жиром саблезуба. Осталось определить направление. Юноша бросил взгляд на семейную реликвию – компас. Ремешки из потёртой кожи приятно облегали запястье и не давали приборчику свалиться.
Старики поговаривали, что раньше такие вещи, как компас, были обыденностью, сейчас же они превратились в подлинные ценности. Мало кто мог позволить себе обладать хотя бы одним таким сокровищем. Соколиный Глаза, считался счастливчиком. Помимо компаса у него ещё имелись стальной нож и огниво.
По лесу юноша двигался бесшумно. Давало о себе знать воспитание отца охотника. На кусте по пути попалась сломанная веточка. Тут же было полно следов на земле. Немного пройдя по проторенной копытами тропе Соколиный Глаз замер. В паре метров от него стоял здоровенный лось, обдирающий с куста ягоды. Рука сама потянулась за стрелой, но в последний момент остановилась. Добыча была знатной, но тогда он потеряет весь день на возню с тушей, а завтра возвращался отец, и до следующей Большой охоты ускользнуть едва ли получится. А то и того хуже – его могли взять с собой.
Соколиный Глаз махнул на сохатого рукой и продолжил путь. Вскоре показался изгиб реки Форельной. Своё название речушка получила из-за ежегодного паломничества золотой форели. Рыба как раз устремилась против течения на нерест, и о том, чтобы пересечь преграду вплавь, можно было и не мечтать. Но неподалёку было поваленное дерево. Именно по нему Соколиный Глаз и собирался перебраться на другой берег.
От воды шла приятная прохлада, хотя идти по острой гальке – то ещё удовольствие. Над водой кружило несметное количество птиц. Те, кому уже повезло поймать добычу, довольные улетали прочь, давая возможность испытать удачу собратьям, облюбовавшим прибрежные валуны.
Снова инстинкт охотника вступил в борьбу с разумом. Рыба так и просилась поймать её. Стоило лишь протянуть руки, и на ужин была бы аппетитная уха.
Соколиный Глаз грустно вздохнул и пошёл дальше.
У импровизированного моста его ждал сюрприз. На ствол взобрался медведь и лапой пытался поймать себе завтрак. Получалось у него так себе. Шустрые рыбины всё время проскальзывали между лап и уносились прочь. Косолапый пыхтел и недовольно ворчал, глядя на удачливых птиц, пролетавших мимо его башки с добычей в когтях.
Когда юноша подошёл ближе, зверь встал в полный рост и недовольно заревел, давая понять, что это его территория. Разрабатываемый весь прошлый месяц план не учитывал такой неожиданности.
Даже со стальным ножом бессмысленно пытаться убить барибала. Опечаленный юноша собирался уйти прочь, когда все птицы неожиданно разлетелись кто куда, а его обидчик с испуга свалился с бревна.
Соколиный Глаз стрелой метнулся в ближайшие кусты. В тот же миг над рекой застыла огромная тень пещерного дракона. Чудовище спикировало вниз и попыталось поймать барахтающегося в воде косолапого. Медведь юркнул под ствол дерева-моста и не высовывался оттуда, пока недовольный ящер не унёсся прочь, напоследок плюнув кислотой на мокрую гальку. Косолапый выполз на берег, отряхнулся, и побрёл прочь. Но вид у него был довольный – в воде медведю всё же удалось поймать здоровенную рыбину.
– "Везёт мне", – подумал юноша, не поверив своему счастью. Мало того что препятствие само собой устранилось, так ещё и такой подарок, можно сказать, с небес упал.
Соколиный Глаз достал из сумки скляночку и побежал собирать с камней шипящую жидкость. Кузнец Молотобоя называл её кислотой и всегда с радостью обменивал на десяток стальных наконечников. Юноша порадовался, что не потратил время, охотясь на лося.
Когда дело было сделано, а река осталась позади, юный охотник снова сверился с компасом и пошёл на восток. Через час он оказался перед небольшим металлическим тотемом в виде прибитого к столбу щита. Поверх него, верёвками был привязан человеческий череп. Тут начиналась запретная территория – Город.
Старики рассказывали об ужасах этого места, о монстрах, поджидающих жертву в древних руинах, о непонятных устройствах и хитроумных ловушках, которые несут только смерти. Но Соколиный Глаз знал, что тут ничего, кроме развалин нет. Отец юноши всегда усмехался, когда слышал такие сказки. Он говорил, что истинной причиной запрета было нежелание вспоминать о Золотом Веке человеческого рода. Тогда люди жили в домах из стекла и стали, перемещались на самоходных машинах, и им не нужно было охотиться. Поэтому они могли позволить себе жить в своё удовольствие и заниматься тем, что хотелось. Конечно, всякие твари в Городе, как и повсюду, водились. А вот остальные ужасы не более чем выдумка. Юноша верил отцу, ведь он узнал об этом от своего отца, а тот от своего, а тому в свою очередь рассказывал его отец, бывший учёным. Соколиный глаз не знал, кто такой "учёный", но звучало грозно. Не иначе так в древности называли вождя.
Немного пройдя вглубь запретной территории, охотник спрятал вещи, оставив лишь небольшую сеть и силок. После чего отправился на поиски… лужи. Валяться в грязи не хотелось, но иначе могло и не получиться.
Когда дело было сделано, Соколиный Глаз направился к большому зданию на окраине Города. Вокруг был причудливый пейзаж из поросшего растительностью камня и металлических панцирей. Для чего они были нужны, юноша не знал. Он поспешил пройти мимо.
Руины поражали своей величественностью, необычностью и таинственной красотой. Столь отличались они от унылых пещер, где жил его народ. Соколиный Глаз уже бывал тут (именно тогда он обзавёлся ножом), но каждый новый визит он всё также с любопытством смотрел по сторонам. Город всегда был разный. То мрачный и пугающий, то наполненный светом и простором; унылым и вселяющим радость и восторг.
Впервые юноша попал сюда случайно. Когда спасаешься от дикого кабана, не думаешь, куда бежишь. Тогда он впервые обнаружил самое прекрасное, что только может быть на земле.
Хряк промчался мимо руин, где прятался юноша, и лишь тогда Соколиный Глаз смог оглядеться. Тогда его взгляд впервые узрел нечто грандиозное, и божественно прекрасное. Стену напротив покрывали необычные картинки. На них были странные символы и фигуры. В центре изображалась равнина, по которой нёсся бизон. Цвета пожухли от времени, но всё равно отличить её от реального пейзажа было невозможно. Будто взаправду стоишь средь высокой травы и наблюдаешь, как мимо тебя проносится взмыленный лохматый бизон.
С тех пор он часто возвращался в развалины, чтобы полюбоваться своим сокровищем. Тогда у него и появилось желание во что бы то ни стало самому создать такое же чудо. Он не знал как, но верил, что однажды, так и будет. И вот он нашел способ.
Соколиный Глаз прикоснулся к картинке на стене рукой, стараясь запомнить, каждую чёрточку. Сегодня он исполнит свою мечту...
Нужные развалины нашлись быстро. Теперь оставалось самое сложное – не думать. Любая мысль выдала бы его моментально. Когда разум был кристально чист, юноша достал сеть и двинулся вперёд.
Возле руин раскинулся небольшой дикий сад. Средь невысоких деревьев бегало превеликое множество диковинных созданий, но Соколиному Глазу они были ни к чему. Он искал пёстрокрыла – небольшую птичку с ярким оранжевым оперением, и красным хохолком. После недолгих блужданий пернатое создание нашлось. Птица сидела на каменной чаше, наполненной дождевой водой, и пила.
Юноша неслышно подошёл и накинул сеть.
– "Караул! Все наутёк! Опасность!" – пронеслось в голове Соколиного Глаза. При этом птичка ни разу не щёлкнула клювом.
В прошлый раз он безумно перепугался, когда, оказавшись рядом со стайкой оранжевых птичек, услышал в голове голоса. Первая мысль – это демоны, которыми пугали старики, говорят с ним. Но потом пришла догадка, кому принадлежали голоса. Крылатая братия как раз обсуждала глупого человека, который так забавно смотрит по сторонам. Как они это делали, он, так и не понял. Но сегодня способности пёстрокрылов были ему нужны.
– Попался, – вслух сказал юноша, хотя птица отлично умела читать мысли.
– "Я буду жаловаться в общество защиты животных. Полиция!!!".
– Понятия не имею о чём ты, но уверен, жалобы тебе уже не помогут. Так что не тараторь, – охотник вытер с лица грязь, после чего, привязывая к лапке птички бечевку.
– "Это похищение!" – всё также безмолвно возмущалось пернатое создание.
– Оно самое. Не кричи, кому говорю. Поможешь мне, и я тебя отпущу.
– "Кри-кри не будет помогать Кри-кри неглупый. Кри-кри не верит человеку".
– Тогда человек сделает из Кри-кри рагу.
– "Зачем же сразу рагу? Моя поможет".
– Ты только мысли людей читать умеешь, или и других созданий?
– "Кри-кри понимает всех. Кри-кри очень умный".
– И даже мысли "шахтёров".
– "Кри-кри не знает кто такие шахтёры?"
– А говоришь умный.
Птичка закрыла глаза и несколько минут молчала, копаясь в разуме юноши.
– "Кри-кри умный, это человек глупый. Называет подземников "шахтёрами".
– Так ты их понимаешь?
– "Кри-кри всех понимает, кто умеет думать. Даже тебя, хотя тебя мыслителем уж точно не назовёшь".
Соколиный Глаз, сделал вид, что не заметил колкости и продолжил:
– Отлично! Тогда будешь моими ушами в Тоннелях.
– "Тоннелях? Не пойдёт! Лучше в рагу. Не пойду в тоннели, там живёт всякая страшная бяка".
– Для этого ты мне и нужен, чтобы предупреждал, когда поблизости будет "бяка". И смотри, выдашь меня – шею сверну.
Птица ещё долго возмущалась, но юноша погрузился в свои мысли и больше не слушал надоедливый голос в голове.
Когда старый мир рушился, земная твердь разверзлась, и на поверхность вышли подземные создания. В глубинах стало очень жарко для них. Некоторые, как подземные драконы, обосновались на воздухе. Но большинство осело в Тоннелях, около поверхности. "Шахтёры" (откуда пошло такое название юноша не знал) были как раз из их числа. С людьми они практически не пересекались, стараясь держаться подальше. Те отвечали взаимностью. Но время от времени кто-нибудь проваливался в их подземные лазы. Так, однажды, случилось и с Соколиным Глазом. Блуждать бы ему до сих пор по паутине ходов, если бы не наткнулся на загадочный светящийся символ на стене. Метка едва мерцала, но в кромешной тьме была заметна издалека. Но долго любоваться диковинкой не пришлось. Вначале послышался странный запах, смесь ароматов лаванды и вони раздавленного клопа. Вскоре появился "шахтёр" с непонятной баночкой, откуда он достал пальцами странное вещество, провёл им по знаку и тот засиял, словно полная луна в ночном свете. Тогда-то охотника и посетила мысль, как осуществить свою мечту.
Напасть на подземного жителя он не осмелился. Решил проследить. Но тогда удача изменила Соколиному Глазу. Подземник встретил группу охотников. Они тащили тушу большого оленя, убитого явно на поверхности.
После недолгого разговора все вместе они направились вдоль по широкому коридору, а перед юношей встала дилемма: идти за ними или же идти в том направлении, откуда пришли подземные охотники. Тогда благоразумие оказалось сильнее мечты. По меткам ему удалось выйти на поверхность, и теперь он знал путь. Но снова спуститься под землю в тот раз он не осмелился. Нужно было, как следует подготовиться. И вот он готов.
Вход был неприметен. Небольшой провал в земле, но Соколиный Глаз знал, что именно тут начинается сеть лабиринтов Тоннелей. Кри-кри недовольно ворчал, но помешать не мог. Спустившись по узкой тропинке в пропасть, юноша и птица оказались в небольшой пещере. Вокруг царил полумрак. Чем дальше парочка продвигалась вглубь коридора, тем меньше становилось света, пока они и вовсе не оказались в кромешной тьме.
Пёстрокрыл паниковал. Темнота пугала его, но Соколиный Глаз не останавливался. Держась за стену рукой и постукивая палкой перед собой, он шёл вперёд, до тех пор, пока не появился светящийся символ на стене.
Сомнения всё ещё терзали юношу. Он задавался вопросами, что будет если он не найдёт померкший символ, или же человечек с баночкой не придёт? И сможет ли он раскрыть секрет светящегося вещества?
Соколиный Глаз отогнал сомнения прочь и пошёл дальше, от одного знака к другому. При этом стараясь не нарваться на подземников. Пару раз он лишь чудом сумел избежать неприятной встречи. Чудо звали Кри-кри. Птичка вовремя предупредила, что слышит чьи-то мысли.
Сколько они блуждали в темноте, юноша не мог ответить. Под землёй время идёт не как на поверхности, да и понять, сколько его прошло нельзя, ведь над головой не светило яркое солнце или бледная луна. Лишь толща камня и земли.
На одном повороте Соколиный Глаз едва не угодил в расщелину, но вовремя сумел ухватиться за выступ.
Царившую тишину изредка нарушал цокот падальщиков, нашедших обед. А однажды они услышали рык подземного дракона. На счастье, мерцающие символы вели в другую сторону от места, откуда доносился звук.
Ноги отваливались. Ужасно хотелось есть. Глаза слипались. Но Соколиный Глаз и не думал сдаваться. Не желал признавать, что весь проделанный долгий путь оказался напрасным.
Юноша сел на пол и прислонился спиной к стене. Хотелось просто закрыть глаза и уснуть. Уснуть и не думать о разочаровании, или об опасности, что поджидала во тьме пустынных коридоров. Не думать о трудной дороге назад и о выволочки, что устроит ему отец. Сейчас он мог думать только о сне.
Сколько времени Соколиный Глаз провёл в забытье, он не знал. Дремоту разогнали слова Кри-кри, прозвучавшие в голове: "Кто-то идёт". Затем донёсся уже знакомый аромат – смесь запаха лаванды и раздавленного клопа.
Юноша моментально проснулся. Через какое-то время появился невысокий человечек. Он подошёл к символу, изучил его и пошёл дальше. Молодой охотник с привязанной к запястью бечевкой птицей, последовали за ним. Стараясь издавать как можно меньше звуков.
Возле каждого символа старичок останавливался и рассматривал его. Если попадались тусклые, он доставал баночку и подкрашивал знаки и те снова заливали коридор ярким фиолетовым светом.
Ноги еле держали охотника. Он понимал, что блуждания могут быть бесконечными, но ему снова повезло, как на реке с медведем.
Возле одного из символов старичок снова полез в баночку, обновил краску, после чего недовольно покачал головой.
– "Он думает о том, что нужно сделать ещё краски", – "перевёл" пестрокрыл.
Человечек потопал по каменному коридору. И снова долгий путь. Вскоре впереди показался свет. Лунный луч проникал сквозь провал в потолке. Юноша узнал то место, где впервые оказался в Тоннелях. Отсюда было совсем недалеко от выхода…
Подземник неспешно миновал светлый участок и двинулся дальше. Снова нескончаемые коридоры. Путники петляли ими ещё очень долго, пока не вышли к той самой развилке, где в прошлый раз им повстречались охотники. Правда, на этот раз подземник свернул в другую сторону. Соколиный Глаз колебался лишь мгновение, выбирая между дорогой домой и очередным тоннелем, ведущим в неизвестность. Он выбрал второе.
Какое-то время спустя впереди снова показался свет. Первое, о чём подумал юноша: "Снова провал в земле". Но на этот раз он ошибся. Человечек вышел их в просторную пещеру, наполненную мерцающим фиолетовым сиянием. Оно исходило от росших на кустах какого-то растения ягод. Кустарником была устлана вся пещера, и света было так много, что Соколиный Глаз едва не принял подземный зал за поверхность. Подземник поморщился, затем достал два плоских прозрачных камушка, зеленоватого оттенка, скреплённых между собой железкой, напялил приспособление на глаза и стал собирать ягоды. Нарвал нужное количество, высыпал в миску и растолок, после чего вылил сок в баночку с краской. Затем ушёл.
– Наконец-то, – Соколиный Глаз погладил птичку. – Нашёл.
Недолго думая, юноша принял набивать ягодами сумку. Пёстокрыл тем временем уселся на веточку кустарника и стал клевать с него диковинные фиолетовые бусинки.
По довольным мыслям, вторгшимся в разум юноши, он понял, что пернатый тоже оказался доволен путешествием. Плоды оказались съедобными и пришлись птичке по вкусу.
Когда сумка была полная, настало время возвращаться. Найти дорогу оказалось несложно. До развилки, а затем проторенным путём
По-прежнему хотелось спать. Но ложиться на ночлег в Тоннелях Соколиный Глаз не осмелился.
На поверхность они вышли к рассвету. Немного отойдя от прохода под землю, юный охотник снова забрался на раскидистое дерево, привязался и провалился в беспамятство.
Проснулся он к обеду. Его разбудил Кри-кри, выяснявший отношение с воробьём. Оба считали, что ветка, на которой они сидели, может принадлежать только одному из них.
Юноше отчётливо помнил, что перед сном развязал бечёвку. Но, вероятно, пёстрокрыл решил, что ехать на человеке практичней, чем добираться своим ходом.
К вечеру странная парочка снова оказалась в заброшенном саду запретного Города.
Соколиный Глаз отсыпал Кри-кри горстку фиолетовых ягодок в подарок и собрался уходить, когда в его разум вновь вторгся уже ставший привычным голос:
– "Снова пойдёшь в Тоннели, не забудь прихватить меня", – тараторил Кри-кри.
– Как же я без тебя.
– "И это…" – Кри-кри немного помолчал, но потом всё же добавил. – Заходи иногда. Заходи просто так, ну или если решишь ещё куда в путешествие отправиться. А то с этими болтунами такая скука.
– Зайду. Обязательно зайду, – охотник помахал рукой и ушёл.
Когда Соколиный Глаз вернулся домой, стояла глубокая ночь. Отец спал на своём лежаке, как и все остальные соплеменники. Лишь Острый Коготь и Хитрый Лис стояли на страже. От них юноша узнал, что с утра его ожидает нагоняй. Но это будет лишь завтра. Сегодня юноша собирался осуществить мечту.
Достав глиняную миску, он отсыпал в неё немного ягод и растолок. Остальные, надёжно спрятал. После этого он подошёл к стене. Блики огня от костра на пару с тенями плясали на холодном сером камне.
Соколиный Глаз вспомнил виденную в Городе картинку, макнул пальцы в миску с соком и провёл первую полосу на скале. Краска засветилась фиолетовым светом. Юноша улыбнулся и продолжил.
Когда утром люди стали просыпаться, их взгляд приковывал рисунок на стене. Могучий бизон нёсся куда-то вдаль, а за ним бежали маленькие человечки с копьями в руках. Приятный фиолетовый свет исходил от "полотна".
Соколиный Глаз не слышал восторженных возгласов и удивлённых вскриков. Он мирно спал в дальнем конце пещеры, подперев голову рукой. Вторая мирно лежала на груди. Еле заметное фиолетовое свечение исходило с кончиков пальцев юноши.
Он спал и видел во сне причудливые картинки и странные существа. Когда он проснётся, то обязательно нарисует увиденное.
Соколиный Глаз улыбался. Он был счастлив. Как только может быть счастлив человек, исполнивший свою мечту.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования