Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Инуварк - Кошмары моей мечты

Инуварк - Кошмары моей мечты

 
Пусть горят опять надо мной облака,
И осколки звезд падают в снег.
Пусть реальности не коснется рука,
И останусь навсегда в этом сне.
Группа Эпидемия "В этом сне"
 
Григорий Немов убрал конспект в сумку. До конца последний пары оставалось еще пятнадцать минут, но доцент успел пораньше закончить лекцию и больше не видел смысла задерживать студентов.
На улице уже стемнело, к тому же февраль в этом году выдался теплым, и жаловаться на отсутствие грязи как-то не приходилось. В общем, время для пеших прогулок было не самое подходящее, однако днем Немов потратил последние деньги в столовой так, что маршрутное такси оказалось не по карману. Его однокурсник Михаила Волков тоже испытывал проблемы с наличностью, поэтому он с радостью составил компанию своему приятелю.
По дороге домой и нескольких минут не прошло, как между ними завязался спор. Михаил, хоть и не занимался спортом, был хорошо развит физически, ему не нравилось постоянно снижать скорость из-за медлительного товарища:
- Какой-то ты сегодня вялый, снова мучают кошмары?
- Да, мне снятся только они.
- Тебе же не пять лет.
Григорий прекрасно понимал, как глупо бояться кошмаров, но поделать с собой ничего не мог. Подобные разговоры у них случались едва ли не каждый день и нередко заканчивались ссорой. Немов решил, что было бы неплохо сменить тему разговора, благо для этого нашелся повод.
- Смотри, звезда упала.
- Ты успел загадать желание?.
- Ну ты же меня знаешь.
Переполняемый любопытством Волков, хоть и не доверял всем этим россказням о падающих звездах, все-таки спросил у своего приятеля:
- И что же ты пожелал?
- Не скажу, не сбудется.
- Веришь в эту чушь? Я не удивлен. Все таки, что ты загадал? Чтобы эти кошмары прекратились?
- Нет. Просто с детства мечтал играть на пианино.
- Ну а что тебе помешало стать музыкантом?
- Как-то не сложилось.
- Если надумаешь, то дай знать. У меня тетя в музыкальной школе преподает.
Они бы и дальше продолжали спорить, если бы не подошли к девятиэтажке, в которой Немов снимал квартиру.
- До завтра, - сказал Григорий, пожимая руку своему другу.
- Пока, - ответил Михаил
Лифт в доме, как обычно, не работал и Немову пришлось подняться на седьмой этаж самостоятельно. В потемках он снял ботинки и прошел в комнату, там бросил свою куртку на диван и наконец-то зажёг свет.
Григорий жил довольно скромно, поэтому старинное пианино, внезапно появившееся в квартире, сразу же бросилось в глаза. " Откуда оно здесь?" - подумал Немов, впрочем это было не главное, ведь заветный музыкальный инструмент наконец-то появился у него. Григорий не удержался от соблазна и сел за пианино, кончиками пальцев прикоснулся к клавишам, потом еще раз; так до тех пор, пока не понял, что слышит музыку. А ведь он до этого ни разу в жизни не играл. В памяти то и дело всплывали подзабытые мелодии из детства. Немов играл каждую до тех пор, пока не посмотрел на часы и не узнал, что близилась полночь.
Он был слишком возбужден, чтобы сразу уснуть, впрочем, по этому поводу особо не расстраивался. Ведь ничего кроме кошмаров ему не снилось. Раздался стук в дверь. Немов не ждал гостей, поэтому решил, что ему просто послышалось. Но стук повторился, он нехотя встал с кровати и пошел ко входной двери. В квартиру стучался невысокий человек в красных брюках, зеленом пиджаке и с поношенным портфелем в руках.
- Доброй ночи, меня зовут Морок.
Человек явно оделся не по сезону, и складывалось впечатление, что он живет в этом доме по соседству. Это было не так - Григорий видел Морока впервые в жизни, и совсем не собирался с ним разговаривать.
- Если решил что-то продать, то ошибся адресом.
- Странно, а я думал что тебе понравилось пианино?
- Откуда тебе известно про него?
- Я же его доставил, а теперь позволь войти, надо еще обсудить оплату.
Конечно, Григорий не доверял этому типу, но за последние время произошло немало странного, и ему хотелось получить хоть какие-то разъяснения. Морок тем временем прошел в комнату и остановился возле инструмента.
- Позапрошлый век, ценная вещь.
- Пианино, конечно, прекрасное, да оно мне не по карману.
- Скажем так, музыкальный инструмент всего лишь приятное дополнение. Товар - твой талант.
- И что же ты за него просишь, надеюсь не душу?
Сказанное явно позабавило Морока, и на его лице появилась пугающая улыбка.
- Душу оставить себе. Так, придется немного поработать музыкантом.
Утром надо было подниматься к первой паре, но предложение проявить талант на публике звучало слишком заманчиво, чтобы просто так от него отказываться. По этому поводу Григорий даже надел свой выпускной костюм. Впрочем, Морок оказался не очень доволен внешним видом Немова.
- Чего-то не хватает.
Он раскрыл свой портфель, в котором оказалась бутылка с молоком да пакет с песочным печеньем. Достав крекеры Морок предложил их Григорию, но тот отказался.
- Спасибо, но я не ем на ночь много сладкого.
- Как знаешь.
После сказанного Морок раздавил пакет и высыпал все его содержимое прямо на одежду Немова. Эффект от крошек оказался неожиданным, ведь пиджак чудесным образом превратился во фрак:
- Так-то гораздо лучше, а теперь можем идти, - сказал Морок.
- Уже? Мы еще не успели вызвать такси.
- О транспорте можешь не беспокоиться.
У подъезда их ожидал конный экипаж. Морок приказал кучеру ехать в поместье князя Баринова. Немов — парень из области и не очень хорошо знал город. Хотя на улице на которою они приехали бывал не раз и разумеется никакого поместья он там раньше не видел. Теперь же на месте пустыря стояла княжеская усадьба. Несмотря на позднее время суток гости только начали собираться, возле дома то и дело останавливались другие экипажи.
Усадьба полностью соответствовала представлениям Немова о жилище аристократов: огромные комнаты под сводчатыми потолками, вдоль стен которых располагались колоны и античные статуи. В зале для балов гостей встречал лично князь Баринов, полноватый мужчина в компании миловидных девиц:
- Вы припозднились, мой друг.
- Прости, столько дел. Кстати, разреши представить Григория Немова.
- Признаться, наслышан о Вашем мастерстве, не сыграете для моих гостей, - обратился князь к новоявленному музыканту.
Повышенное внимание со стороны Баринова, немного льстило Григорию, но все-таки он еще не соглашался играть:.
- Даже не знаю.
Но князь не хотел принимать отказ. К тому же все гости повернулись в их сторону и хором проскандировали:
- Просим, просим!
После такого Григорий не смог отказать себе в удовольствии, и на радость гостям направился к сцене. По дороге ему встретился лакей с подносом полным напитков:
- Не хотите ли выпить?
Момент был вполне волнующим, и Немов решил, что немного вина перед дебютом вполне не помешает. Взяв бокал в руки он сделал небольшой глоток и сразу же сплюнул:
- Это что, кровь?
Несколько капель попали на ливрею, но Лакей сохранил безмятежный вид.
- Разумеется. Кровь молодого барашка.
Происходящее начало выглядеть подозрительным, Немов успокоил себя тем, что все это причуда богача, решившего устроить вампирскую вечеринку, и сел за рояль. Сейчас он не имел ни малейшего представления какую музыку играть, нотная тетрадь на пюпитре разрешила эту проблему. Под звуки полонеза гости начали танцевать. Никогда в жизни Немов еще не был в центре всеобщего внимания, а ведь сегодня утром он даже не умел играть. Все изменила падающая звезда. И хоть чудо не дается даром, такую цену он готов был платить.
Звон от разбитых стекол от заглушил музыку Немова. Он обернулся и заметил на полу возле себя газовую гранату, источающую резкий запах чеснока. Со всех сторон в зал стали проникать подозрительные личности в камуфляжных костюмах и респираторах. Каждый из них был еще и вооружен арбалетом. Незнакомцы попытались застать всех врасплох, но князь со своими гостями не собирался так просто сдаваться.
Мракоборцы, судя по всему, были хорошо организованными людьми, ведь в их группу входила парочка инженеров. Они не принимали участие в бою, а собирали конструкцию напоминающую шар для дискотек. Немов, понимая что не является целью мракоборцев, попытался скрыться. Но один из них все-таки заметил крадущегося человека и, решив не отказываться от легкой добычи, сделал выстрел из арбалета. На счастье Немова, болт всего лишь пригвоздил его рукав к стене. Резким движением руки он разорвал фрак и побежал в сторону выхода. У мракоборца не осталось больше снарядов, но убить жертву при помощи осинового кола показалось ему не меньшим удовольствием. Взвесив свои шансы убежать от натренированного человека, Григорий решил держать оборону. Взяв в руки стул он старался не подпускать к себе мракоборца. До поры до времени Немову это даже удавалось, но он случайно споткнулся. Все, что оставалось сделать охотнику на вампиров - это добить беспомощную жертву, но он закрыл глаза. Через мгновение первые солнечные лучи стали проникать в здание, отражаясь от зеркального шара они наполнили всю комнату светом. Стало так ярко, что Григорий на время ослеп, но даже в таком беспомощном положении продолжал сопротивляться.
Григорий держал оборону, пока наконец к нему не вернулось зрение и он увидел, что на улице все еще темно, а от поместья не осталось и следа. Все это могло сойти за сон, но разорванный пиджак и антикварный стул говорили об обратном.
 
Григорий сам не зная как добрался до дома. Мобильник всю дорогу не унимался, это Волков беспокоился за своего приятеля. Но Немов был не в том состоянии, чтобы с ним разговаривать. Падающие звезды, внезапно обретенный талант музыканта, вампиры с мракоборцами - произошедшее на кануне с трудом укладывалось в его голове. Причинной всех свалившихся бед Григорий считал лишь одно пианино. При помощи кухонного топора, ему не составило труда разделаться с этим музыкальным инструментом. Хоть обломки пианино валялись по всей квартире, предчувствие того, что сегодня кошмар повторится вновь, не оставляло Немова. Чтоб как-то себя обезопасить он подпер входную дверь стулом и вооружился бейсбольной битой.
Бессонная ночь давала о себе знать, Григорий начал чувствовать усталость. Чтобы побороть сон он решил заварить чашку кофе. Бодрящий напиток был уже готов, не хватало лишь капельки сливок. Немов подошел к холодильнику и всего на секунду упустил чашку из виду. Этого оказалось вполне достаточно, что бы ей завладел внезапно появившийся Морок.
- Спасибо, а то знаешь столько дел, что даже нет времени попить кофе.
- Как ты вообще сюда попал, дверь же заперта?
- Пустяки, для таких как я не существует границ.
Новость о том, что Морок оказался не единственным, совсем не обрадовала Григория. Немов не собирался говорить с ним и взял в руки телефон.
- Звонок в полицию - плохая идея, звони лучше в скорою - там скорее проникнутся рассказом о вампирском балле.
Этот довод Морока оказался слишком убедительным, и Григорий нехотя бросил телефон на стол:
- Что ты от меня хочешь?
- Для начала тебе надо немного успокоиться, ведь на носу еще одно выступление. За пианино тоже не переживай - к утро у тебя будет новое.
- Я никуда не поеду.
- Не бойся, вчерашнего недоразумения не повторится. Даю слово, сегодня никаких вампиров, лишь обычные зрители.
Выпускной костюм, с трудом переживший прошлую ночь, благодаря волшебным крошкам снова стал как новый. Сегодня у подъезда их ждал старинный автомобиль начала прошлого века. На сей раз они подъехали к кинотеатру "Восток". Он располагался не в самом подходящем месте, в частном секторе, и поэтому эпоху киноплексов переживал не лучшие времена. Но сегодня по крайне мере в нем было достаточно многолюдно. Прочитав афишу, Григорий узнал, что в Курске начался фестиваль немого кино.
Автомобиль припарковался у служебного входа. Григорий по настоянию Морока отправился в кабинет организатора фестиваля Федора Ромашкина.
- Добрый ночи, - поздоровался Григорий.
- А ты, как понимаю, и есть тот самый тапер Немов. Ну что ж, пойдем, все расскажу по дороге.
Немов с Ромашкиным прошли в зал, по пути к их компании присоединился киномеханик. В зрительном зале Ромашкин произнес вступительную речь, в ходе которой выяснилось, что сегодня состоится премьера кинокартины о Беофульме. Фильма, у которого оказалась не простая судьба, ведь в свое время пожар уничтожил почти все его копии. Но одной из них не только удалось чудом уцелеть, но и оказаться среди военных трофеев. Лишь недавно правнук одного из ветеранов войны абсолютно случайно обнаружил её у себя на чердаке.
Киномеханик запустил кинопроектор, а Григорий начал играть на пианино. Мелодия была не затейлива, но она помогла успокоиться, и от игры Немов начал получать удовольствие. Сюжет фильма оказался вполне каноничным, Грендель, как и положено, ненавидел шум. К несчастью для Григория единственным источником звука в немом кино оказалось пианино. Монстр сошел с экрана в зрительный зал. Карнавальный костюм, незатейливый грим — со стороны чудовище могло показаться забавным. Но исполинские размеры вместе с бесшумным перемещением и зловещим взглядом наводили ужас на любого. Первым делом Грендель бросился на ненавистное для себя пианино. Он зашвырнул музыкальный инструмент куда-то в зрительный зал.
В кинотеатре начала царить паника, двери на выход оказались заперты, и единственным кому под силу было их сломать оказался Грендель. Но монстр еще не все успел разрушить внутри и наружу пока не собирался. Паникующие люди метались из стороны в сторону, и эта неуправляемая толпа сейчас представляла опасность куда большую, нежели разъяренный монстр. И вряд ли обычным бездействием можно было дожить до утра. Григорий посмотрел на экран, картинка на нем оказалась статична. И все действие фильма перенеслось в зрительный зал. Немов знал, что в легенде чудовище ожидал печальный финал. Весь этот кошмар крутился вокруг пианино и Григорий решил, что возможно кинокартина продолжится, если он снова будет играть.
И Немов, продираясь сквозь толпу, через обломки мебели все-таки добрался до пианино. Музыкальный инструмент оказался не в лучшем состоянии, но на нем все еще можно было играть. Рев толпы заглушал музыку, и игра Григория не привлекала внимание Грендаля. Немов боялся обернуться назад и продолжал играть. Несмотря на то, что толпа по прежнему шумела, он ничего не слышал кроме собственной музыки. Григорий не знал, что происходит в зале, играл до тех пор, пока инструмент окончательно не сломался. Немов наконец смог оглядеться вокруг. Зрительный зал был в удручающем состоянии, хотя вряд ли в этом была заслуга Грендаля, ведь о произошедшем кошмаре здесь уже ничего не напоминало.
 
Морок сдержал слово — новый музыкальный инструмент оказался еще лучше прежнего. Немов больше не стал зря тратить время на уничтожение пианино. Причиной проблем оказался приобретенный талант музыканта, а от него было не так просто избавиться. Но страх перед грядущими ужасами заставил Григория взяться за молоток. Положив левую руку на разделочную доску, он приготовился нанести удар. Зрелище не предназначалось для слабонервных, поэтому Немов закрыл глаза и медленно начал считать до трех. Когда Григорий дошел до двух с половиной его прервал знакомый голос Морока:
- Не самая лучшая идея.
Морок не дал Немову совершить задуманное. Григорий не стал по этому поводу горевать, хотя и причин для радости тоже не видел:
- Все равно тебе не остановить меня.
Григорий занес молоток и снова приготовился нанести удар. Морок показательно прикрыл свои глаза ладонью и продолжил беседу.
- За исполнение мечты приходиться платить. Будишь играть или нет - кошмары не прекратятся.
Григорий осознал, что этим необдуманным поступком едва не ухудшил свое и без того незавидное положение, с облегчением отложил молоток в сторону. Ему бы следовало поблагодарить Морока, но вместо этого Немов задал вопрос:
- Неужели нет других способов оплаты?
Хотя ответ и лежал на поверхности, Мороку все равно пришлось отвечать на этот вопрос:
- Можно было старательно учиться, но ты понадеялся на чудо.
- Что будет если я откажусь выступать?
Зная что ответ не понравиться Григорию, Морок решил его немного подбодрить:
- В таком случае кошмар, будет прямо здесь. Но не расстраивайся, сегодня ты будешь выступать не один.
В этот раз все прошло без метаморфоз с одеждой, хотя совсем без фокусов не обошлось. Морок плеснул в лицо Григория молоко. Оно оказало не меньший эффект чем крошки из-под печенья. Волосы Немова стали длиннее, а его лицо украсила козлиная бородка, да еще и на руках неизвестно откуда появились татуировки. У подъезда припарковался автобус с надписью "Black Umbrella" Несмотря на то, что сегодня зима напомнила о себе и ударил мороз, ночь предстояла жаркая, ведь Немов присоединился к компании рок музыкантов.
Первым делом Григорий попытался заговорить с лидером группы, но на любой вопрос тот лишь улыбался. Зато к Немову обратилась симпатичная девушка с красными волосами и пирсингом на губе.
- Дохлый номер, эти финны не говорят по русски.
- Серьезно, но и глупо я сейчас выгляжу.
- Не парься, я сама целый час пыталась с ними заговорить. Кстати, меня зовут Ундина.
Немов хотел назвать свое имя, но вместо Григория произнес:
- Немо Григ, - то есть я хотел сказать Немо Григ.
Он понял что сегодня придется позабыть о своем имени.
- А ты прикольный. - произнесла Ундина, - это твое первое выступление?
- Но если иметь ввиду финских металлистов то да. А так-то у меня уже имеется небольшой опыт.
- Знаешь, я тоже, когда пожелала стать вокалистом, не думала что буду исполнять дэт метал.
Автобус между тем остановился возле д.к. Железнодорожников. Хотя здесь довольно часто проводились рок концерты, Григорий тут был лишь однажды, когда покупал куртку на распродаже конфиската. Выступать пришлось в малом зале, сцена в нем оказалась настолько миниатюрной, что музыканты едва смогли на ней поместиться. Лишь только перед толпой зрителей Григорий задумался о том, что не знает репертуар группы, и в страхе шепнул на ухо Ундине.
- Я не знаю, что играть.
- Расслабься, они исполняют лишь кавер версии.
Эта новость так и не изменила положение дело, ведь он вообще не увлекался тяжелой музыкой, и название первой песни "Black winter day"* не говорило ни о чем. Пауза затягивалась, и Григорий посмотрел в лицо гитариста, тот просто кивнул. Мелодия сама зазвучала в голове Немова, он начал её играть. После клавишного вступления за дело взялись гитаристы, а затем наконец-то Немо Григ услышал вокал Ундины. И ее нежный голос сменился на яростное рычание, но публике это нравилось.
В последующих песнях музыка становилось тяжелее, а вокал еще более агрессивным. Но Григорию стало это нравиться: кровь закипала у него в жилах, и первобытная ярость начала вырываться наружу — только сейчас он по настоящему понял всю прелесть этой музыки. Немов жалел лишь о том, что малая сцена сильно ограничивала его в движениях.
"Black Umbrella" специально для российских поклонников включили в свою программу песню на русском языке, Ундина запела:
- Что со мной - я не вижу пути
Только странные тени повсюду...**
В зале стало так жарко, что даже из колонок начал валить пар. Григорий в начале не придал этому значение. Но пар не переставал подниматься, и над головами зрителей образовалось красноватое облако. В зале начинался ливень с расплавленным железом вместо воды. Под металлическими каплями несчастные зрители кричали от боли. Лужа расплавленного железа, стремительно увеличиваясь в размерах, подбиралась к сцене. Но финны похоже по этому поводу не унывали, а бросились прямо в металлический поток. Немо Григ с Ундиной играли тяжелую музыка не достаточно долго, и у них в отличие от скандинавских музыкантов еще не возникло желание слиться с металлом в единое целое.
Уровень жидкого железа не переставал повышаться. Высота сцены была слишком мала, и в распоряжении Грига с Ундиной оставалось всего несколько минут. Ко всему прочему из металлического потока стали вырываться раскаленные фонтаны. От испуга Немов случайно уронил свой синтезатор со сцены, и к удивлению обнаружил, что с музыкальным инструментом все в порядке. Он взял барабанную палочку и бросил ее в жидкое железо:
- Смотри, металл безвреден для музыкальных инструментов.
Они, взяв в руки гитары, залезли на барабан. Поднявшийся металлический поток действительно не смог причинить вреда инструментам, и пара музыкантов на импровизированном плоту пустилась в плавь. Гребя гитарами словно веслами, они пробирались к выходу, облако следовало за ними по пятам. В добавок в жидком железе то и дело начали появляться засасывающие воронки. Обходя эти опасности Григорий обнаружил, что маленький зал постоянно удлинялся, увеличивая путь к спасительному выходу. В довершении всего, входная дверь была закрыта, и каким-то образом тоже оказалась неподвластна железу. Вчера ночью Немов спасся благодаря музыке, поэтому выход из этой трудной ситуации все-таки нашелся:
- Ундина, пожалуйста пой.
- Зачем?
- Просто верь мне. Пой как можно более низким голосом.
Ундина начала петь. Облако увеличивалось в размерах и дождь усилился. Уровень металла повышался, и входная дверь не выдержав напора, слетела с петель. Хлынувший железный поток вырвался в коридор.
Григ с Ундиной, понадеявшись на скорость течения, бросили гитары. Последовавший спуск по порожкам сложно было назвать приятным но музыканты предчувствовали, что кошмар подходил к концу. Тем не менее железное облако старалась не отставать.
Барабан с пассажирами добрался до холла, и металлический поток их вынес наружу. На улице уже вовсю валил снег. Легкого морозца оказалось достаточно чтобы железный поток практически мгновенно застыл. На этом кошмар еще не закончился - затвердевшее облако рухнуло на землю, едва не раздавив под собой музыкантов, но они вовремя успели увернуться. Поднявшись с асфальта Григорий осмотрелся по сторонам. Как обычно, от произошедшего ужаса не осталось и следа. С девушкой, не считая того, что с её губ исчез пирсинг а волосы стали русого цвета, было все в порядке. До этого момента Немов считал Ундину всего лишь частью своего кошмара, а на самом деле она оказалась еще одной жертвой Морока.
 
Общественный транспорт еще не ходил, а Ундина жила на противоположном конце города. Дом Немова находился не так далеко от вокзала, и он пригласил девушку к себе. У двери квартиры их уже поджидал Волков, который после клуба решил навестить своего приятеля.
- Миша, что ты здесь делаешь? - поинтересовался Немов.
- Тебя уже несколько дней не было в университете, а на звонки ты не отвечаешь, что мне оставалось делать? - он внимательно посмотрел на парочку и улыбнулся, - Можешь не говорить, я уже и так понял.
- Знакомься, это Ундина, и это не то что ты подумал.
- Вообще-то меня зовут Лика, ночью я так и не смогла произнести свое настоящее имя.
Немов накануне столкнулся с такой же проблемой:
- А меня Григорий зовут - приятно познакомиться.
В квартире был самый настоящий бардак. У Немова за последние время появились более важные проблемы, чем беспорядок в квартире.
- Прошу прощения за бардак.
Григорий взял в руки веник и начал суетливо убирать мусор. Вид Немова, суетящегося с веником, вызвал лишь улыбку на лице друзей. Лика догадывалась, что вся эта суета ради нее, поэтому успокоила Григория.
- Не суетись, лучше сначала выпей кофе.
Григорий приготовил три чашки ароматного напитка. И они, попивая кофе, поведали свою историю Волкову. Разумеется Михаил не поверил в рассказы о мифологических монстрах и металлических облаках. Немов не был в обиде за это на своего приятеля, мало кто в здравом уме поверит в такие чудеса. И чтобы убедить Михаила в своей правоте Григорий начал и играть на пианино. Волков был впечатлен.
- А ты молодец.
- Я даже не знаю название мелодии, слышал ее всего лишь раз, когда в школу приезжали артисты из филармонии.
Хотя Лика уже успела насладиться мастерством Григория ночью, кое-чем он её все таки смог удивить.
- Это же турецкий марш Моцарта! Для человека, который всю жизнь хотел стать пианистом, ты слишком мало знаешь про музыку.
- Просто я хотел как-нибудь творчески реализовать себя и решил, что неплохо быть музыкантом.
- А я с детства хотела посвятить себя музыке, но родители с чего-то решили, что у меня талант художника. И теперь я вынуждена платить за желания ночными кошмарами.
Сказанные слова натолкнули Немова на идею, и он поспешил поделиться своими мыслями с остальными.
- Морок постоянно говорил о цене за мечту. За мечту, а не за желание.
Впрочем Лика пока не прониклась внезапным воодушевлением Немова.
- К чему ты ведешь.
- Смотри, если к примеру ты научишься играть на пианино, то твоя мечта тоже исполнится.
Слова Григория были не лишены логики, и теперь Лика смогла понять, что же он все-таки имел ввиду.
- Ну а тебе никто не запрещает себя по другому творчески проявить.
- Все решено, Волков не мог бы ты нас познакомить со своей тетей?
 
И так им пришлось совмещать учебу в вузе с занятиями музыкой. Лика была способной ученицей, собственно Немов тоже оказался не без надежен. Ночи становились короче и тянулись они очень долго, кошмары постоянно менялись, но шанс на спасение помогал преодолевать эти препятствия. Так мучительно кончилась зима и прошла весна. Наступило лето, и они могли подольше посвящать себя занятиям музыке.
Немов с Ликой больше не дожидались ночных кошмаров у себя дома. Короткие вечера они предпочитали проводить в компании друг друга, прогуливаясь на свежем воздухе.
- Я думаю, этот день настал, - сказал Григорий Лике во время очередной прогулки по парку.
- Не знаю. Нам еще многому предстоит научиться.
- Учиться можно всю жизнь. Мы и так проделали не малый путь, поэтому стоит рискнуть.
 
К подъезду подъехал пазик с выпускниками. Из него вышел Морок в сопровождении пожилой женщины в строгом вечернем платье:
- Знакомьтесь, это Лидия Петровна, классный руководитель одиннадцатого "Б".
Немов вспомнил свой выпускной вечер и заранее приготовился к последствиям. Хотя он не был готов к тому, что вместо ресторана, их отвезут к речному вокзалу. Школьники решили арендовать прогулочный теплоход. Богатая фантазия Немова рисовала страшные картины, о которых он сразу же постарался забыть.
Лидия Петровна вышла на сцену и начала свою напутственную речь. Официанты тем временем разносили напитки. Григорий хорошо помнил свой первый кошмар и с опаской взял в руки бокал, но там оказалось всего лишь шампанское. Лидия Петровна наконец-то освободила сцену для музыкантов. Григорий волновался еще сильнее, чем в первую ночь. Ведь сегодня им уже не приходилось надеяться на чудо. Лика взяла в руки микрофон:
- Поздравляю! Если никто не возражает, то мы начнем.
Разумеется, никаких возражений не было. Лика передала микрофон Григорию, а сама села за пианино. Впрочем, Григорий тоже оказался немногословен и просто произнес название песни.
- Время выбора.***
Вообще-то он хотел, чтобы его дебют как вокалиста прошел под песню собственного сочинения, но к сожалению не смог придумать ничего хорошего, поэтому им вновь пришлось исполнять кавер версии.
Лика заиграла на пианино, а Григорий запел:
- Закат привычно догорел,
Устав от повседневных дел,
В уютный сон я погружался...
Реакция выпускников оказалось хорошей, несмотря на то, что большинство из них слышало песню в первый раз - дебют определено удался!
После очередного тоста, они продолжили свое выступление. Неожиданно раздался крик с палубы. Весь класс ринулся наружу. Григорий и Лика выбежали последними. Все взгляды устремились куда-то в даль. В кромешной темноте отчетливо был виден приближающийся корабль с черепами на парусах. Все это походило на розыгрыш. Однако Немов знал, что эти пираты шутить не станут. Впрочем, за свою судьбу Григорий переживал меньше всего, гораздо больше его сейчас волновала участь Лики.
Пиратская шхуна подобралась достаточно близко для пушечного залпа. На палубе теплохода не было паники, все просто замерли в тревожном ожидании. Григорий приобнял Лику и приготовился к самому худшему. Как вдруг пиратское судно неожиданно начало разворачиваться. Немов мало что понимал в тактике флибустьеров, но по-видимому их что-то заставило отступить. Ответ на этот вопрос долго ждать не пришлось. Мимо теплохода прошел айсберг, они лишь чудом не столкнулись. А вот пиратской шхуне повезло меньше - она так и не смогла спастись. Айсберг настиг её довольно быстро.
Судьба ледяной глыбы оказалась тоже не завидной, она начала стремительно таять. Но пассажиры по-прежнему стояли смирно. Григорий не знал сколько прошло времени - отойти от шока никто по-видимому не успел. Айсберг все еще продолжал таять, и под слоем льда оказался самый настоящий кракен. Оттаявший моллюск пришел в себя и опустился под воду, готовясь нанести свой смертельный удар. Все в очередной раз приготовились встретить смерть. Как вдруг раздался взрыв! И на поверхности воды оказалось мертвое тело монстра. Размеры моллюска оказались достаточны, чтобы утянуть корабль на дно. Но, судя по всему, кракен подорвался на глубоководной мине времён великой отечественной войны.
Пираты, айсберг, кракен и глубоководные мины - похоже в эту ночь героев ожидал не один кошмар, но их действие каким-то образом нейтрализовали друг друга. Ведь они за эту мечту заплатили совсем другую цену. Но Григорий не планировал просто дожидаться рассвета и продолжил петь. Он гнал от себя всякие мысли о том, чтобы снова сесть за пианино и сыграть.
Все отправились встречать рассвет, с первыми лучами солнца начала исчезать ночная магия. Григорий с Ликой обнаружили, что они стоят на палубе пляжного кораблика для детей. Выпускников уже не было, на пляже они видели лишь один знакомый силуэт. Хоть никто и не видел, но по лицу Морока пробежали слёзы.
- Поздравляю.
- Спасибо. Но вряд ли ты здесь, чтобы просто поздравить нас с дебютом, - сказал Григорий.
- Я пришел попрощаться. По отношению к вам у меня больше не осталось претензий.
Лике еще не верилось, что все ужасы остались позади:
- Значит, это был наш последний кошмар?
- Да, но вы не радуйтесь, пройдет совсем немного времени и начнете скучать по этим кошмарам.
Это были последние слова, которые сказал Морок перед тем как окончательно исчезнуть. Григорий с Ликой смотрели вверх. На небе по прежнему светили звезды. Одна из них привлекала их внимание больше остальных. Немов не сомневался, что это та самая злополучная звезда вернулась на свое место.
 
 
* – песня группы Amorthis.
**- цитата из песни группы Эпидемия "В этом сне" слова В. Насонова.
***- песня группы Эпидемия, слова Ю. Мелесова.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования