Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Астролябия - Венец Безбрачия

Астролябия - Венец Безбрачия

 
Новогодняя корпоративная вечеринка в НИИ Альтернативной Биоэнергетики выдалась на славу. Праздничное настроение научного коллектива не улетучилось и с последними каплями шампанского. Никто из присутствующих не желал расходиться по домам.  Подвыпившие ученые  продолжали упорно веселиться далеко за полночь. В коридорах учреждения, украшенного новогодней мишурой, царила атмосфера всеобщего лёгкого умопомешательства.
Переодетый в Деда Мороза доцент Вертопрахов пребывал в  замечательном состоянии, когда опьянение не грузит вязкостью мышления, а напротив - окрыляет человека. Возможно этот факт и добавил ему смелости в обращении к Зинаиде Всеволодовне Полозовой - куратору и непосредственному руководителю  проекта инновационного биоэнергетического моделирования. Помимо завидного статуса, учёная дама обладала выдающимися формами и высоким IQ, что, впрочем, мешало ей наладить личную жизнь.
- Зинаида Всеволодовна, - начал Вертопрахов издалека, поправляя сползшую на бок синтетическую бороду,- а не подлить ли нам шампусика? Вы ведь отмороженному дедушке не откажете?
Кураторша смерила собеседника безразличным взглядом рано протрезвевшего человека и надменно ухмыльнулась:
- Не стоит, Геннадий Аркадьевич. Я, с вашего позволения, покину сию гостеприимную обитель. Поздновато уже для игрищ и забав. Возраст не тот.
- Да какие наши годы! Вот вы всё торопитесь. А может сегодня, пользуясь случаем, я рискну сделать вам интереснейшее предложение?
Глядя в зеркало пудреницы Полозова поправила самостоятельно сооруженный высокий начёс и подвела синим карандашом веки.
- Это в какой же области, мой друг?
Вертопрахов  без запинки ответил:
- В области энергоинформационного матричного программирования.
- Вы это серьёзно? - удивлённо округлила глаза Зинаида Всеволодовна.
- Более чем! - храбро произнёс Геннадий Аркадьевич.
Он ловко откупорил обнаруженную под столом бутылку игристого, предназначенную для опоздавших и штрафников. Предложенную чарку Полозова пить отказалась, но заинтересовано придвинулась к доценту. Пышногрудая и белотелая кураторша, по горло утопающая в песцовом манто, напоминала сказочную Снегурочку, соблюдающую обогащённую углеводами диету.
- Так, о чем речь идёт, господин Вертопрахов?
- Понимаете, Зинаида Всеволодовна, у меня родилась замечательная идея в  прикладной области. Я имею в виду полевой генератор. В самом деле,- воодушевленно продолжил доцент. - Ну что мы копаемся на одном месте? Всё вокруг теории энергоколебаний и вербальных амплитуд топчемся. Пора идти вперёд!
- Куда же именно? - снисходительно улыбнулась Полозова.
- Да хотя бы в массы. Вот, например, на основе научных разработок предлагаю испробовать реальную методику любовного приворота.
Тут Полозова откровенно рассмеялась:
- Ага, это уже интересно. Оказывается, вы не даром свой хлеб изволите кушать!. И что за методика такая, если не секрет?
Доцент заговорщицки наклонился к начальнице:
-Зря смеётесь, между прочим. Я обещаю приворожить кого угодно к кому угодно. Не хуже этих самых хваленых экстрасенсов! Механизм действия и влияние кодировки на подсознание абсолютно безопасный. К тому же, в случае успеха мы утрём нос целой гвардии шарлатанов и прихлебателей от лженауки.  Докажем, что паранормальные явления имеют под собой физическую основу! - и, возбуждённый собственными словами Вертопрахов эффектно опрокинул бокал шампанского.
Полозова заинтересованно посмотрела на подчинённого:
-Что вы конкретно предлагаете, Геннадий Аркадьевич?
Доцент дотронулся до красного силиконового носа и призадумался на мгновение.
-Понимаете, Зинаида Всеволодовна, я давно интересуюсь феноменом изменения молекулярных систем под влиянием гармонических колебаний. В данном случае, обратил внимание на методы колдунов, шептунов и прочих сотрудников магического цеха. Они работают в строгом диапазоне волновых амплитуд ноосферы. Например, почему все гадания и привороты принято производить на святки? Вы никогда не задумывались? Я досконально изучил этот вопрос и пришёл к выводу, что именно в эти рождественские две недели микрокосмические излучения достигаю апогея …
-Да, Господь с вами, Геннадий Аркадьевич! - нетерпеливо перебила собеседника Полозова. –У меня итак голова кружится после застолья. Зачем вы мне всё это объясняете, как первокурснице? У вас есть материал для опытной серии? Милости прошу в лабораторию…
-Замечательно,- воодушевлённо произнес Вертопрахов. -Только, как вы понимаете, для опытов необходимы  добровольцы. Причём лица обоих полов и не состоящие в законном браке. А из наших сотрудников не скреплены узами Гименея только вы да я. К тому же, для чистоты эксперимента важным является факт взаимного отсутствия личных симпатий.
- Да уж, -задумчиво произнесла Полозова,- я догадываюсь, к чему клоните.
Вы явно не в моём вкусе. Субтильный, нервный, неопрятный. Вряд ли жалкая ворожба поможет преодолеть барьер антипатии. А потому я теоретически согласна.
-Я тронут вашим пониманием. Только уж не обессудьте. Вы тоже далеки от моего взгляда на идеал женщины. Одних только эклеров за праздничным ужином съели штук пять и не поморщились! - нахально заявил нетрезвый доцент.
Задетая за живое Полозова удивлённо посмотрела на Вертопрахова и более не произнесла ни слова.
***
Стремительно пролетела неделя. Вертопрахов нервничал перед визитом научного консультанта Пупырышкина. После объяснения с Полозовой всё вроде шло хорошо. Тем не менее, подготовка к эксперименту строго контролировалась вышестоящими инстанциями. Для опытов потребовались фотографии привораживаемых особ в полный рост.
Вертопрахов, решил уподобиться великому Мечникову, выпившему культуру холерного вибриона в доказательных целях. Без колебания доцент предложил свою студенческую фотку в качестве подопытной единицы. Куратор Полозова, пожелавшая участвовать в эксперименте, выбрала для этой цели изображение двадцатилетней давности. На нём совсем ещё юная Зина с распущенными волосами и в голубом бикини позировала кому-то на крымском пляже.
Консультант Пупырышкин прибыл для совещания в полдень и сразу же направился в кабинет Зинаиды Всеволодовны. Вертопрахов, вызванный для объяснения через полчаса, торопливо отчитывался перед руководством.
- Для эксперимента мною выбраны две персоны, не состоящие на данный момент в официальном браке. Во избежание недоразумений и людских кривотолков. Это доцент Вертопрахов, ваш покорный слуга, и любезно согласившаяся на участие в предприятии Зинаида Всеволодовна Полозова, собственно куратор научного проекта.
Консультант с недоумением перевёл взгляд на невозмутимую руководительницу.
-И как же, по вашему разумению, произойдет это самое таинство приворота? -с ехидством спросил Пупырышкин.
- Эксперимент основан на дистанционном принципе. Фотографии подопытных будут помещены в специальный генератор  активизации биополей. Изображения людей связаны тонкими полевыми структурами со своими оригиналами. Это доказанный факт. На подсознательном уровне участники эксперимента получат установку на сближение и взаимную симпатию друг к другу. Через некоторое время возникнут гармонические связи у реципиентов. Таковы мои предварительные наработки.
- А есть ли у вас, молодой человек, какие-либо убедительные доказательства в пользу дееспособности оригинальной теории?
- Да,- невнятно промямлил Вертопрахов. - Опытным путем мне удалось вызвать взаимный… гм-м, выраженный любовный интерес у лабораторных морских свинок.
- Ах, даже у свинок? -неожиданно расхохотался Пупырышкин. -Тогда всё под контролем, как я понимаю!
- Ничего, - твёрдо сказала Полозова. - Нужно дать Геннадию Аркадьевичу шанс. В его идеях имеется какой-то шарм, что ли? Приступим же, господа!
***
Начало было положено утром в рождественский сочельник. Вертопрахов настаивал на этой дате, как наиболее благоприятной для манипуляций с полевыми структурами. Полозова появилась на рабочем месте намного раньше обычного, немного похудевшая, облачённая в шифоновый сарафан на тонких бретельках и трикотажное болеро. Глаза её искрились, щёки пылали. Геннадий Аркадьевич подозрительно осмотрел предмет будущей любовной привязанности и не выдержал:
-Зинаида Всеволодовна, а я ведь ещё аппаратуру не подключал, - попытался пошутить доцент.
Полозова пропустила мимо ушей нетактичное замечание напарника.
- Ещё не факт, что вообще что-то получится. Это я ради праздника прихорошилась, а не то, что вы себе придумали. Включайте генератор! –жёстко отрезала кураторша.
***
За прошедшую после начала эксперимента неделю видимых изменений в поведении подопытных не выявилось. Вертопрахов был близок к отчаянию, когда холодным воскресным утром, лёжа в постели, он вдруг представил себе Зинаиду Всеволодовну как-то иначе, чем раньше. Доцент даже не мог чётко сформулировать, что именно так его взволновало. Неуловимый навязчивый образ Полозовой, почему-то в розовом пеньюаре, преследовал его весь остаток выходного. Не находя себе места дома, он с радостью ожидал завтрашнего дня. Вертопрахов мечтал поскорее увидеться с Зинаидой, чтобы обсудить детали эксперимента. Или просто хотел с ней встретиться? Он так и не пришёл к однозначному заключению.
Следующая святочная неделя только осложнила ситуацию. Вертопрахов по уши влюбился в Полозову, а она не отвечала ему взаимностью. Горячечный любовный бред терзал сорокалетнего доцента и во сне, и на яву. В коллективе шушукались и откровенно потешались над жалкими попытками привороженного Геннадия Аркадьевича добиться взаимности у стойкой к любовной магии кураторши. Что-то явно пошло не так. Эксперимент выходил из-под контроля.
Весь коллектив института ожидал крещенского сочельника и связывал с ним ослабление действия кодировки. Но Вертопрахову становилось всё хуже. Электронная почта Полозовой была до отказа забита сообщениями личного характера, присланными доцентом. В посланиях он умолял начальницу о встрече в интимной обстановке. Кроме того, несчастный влюблённый посвящал ей стихи и заказывал дорогущие букеты с доставкой на дом.
Он ни на минуту не оставлял безумную идею достучаться до её каменного сердца. Зинаида даже вздрогнула от ужаса, когда в январских сумерках увидела тщедушную фигуру Геннадия в огромной шапке-ушанке, маячившего у неё под окном. Он призывно размахивал руками и что-то декламировал на крещенском морозе. Полозова открыла форточку и прислушалась:
-Моя небесная планида
О светоч дивный, Зинаида!
Пора, красавица, очнись
На зов призывный мой явись!
Полозова испуганно захлопнула форточку и задёрнула шторки.
-Всё. Доигрались. Пора положить этому безобразию конец…
***
После экстренного совещания в узком кругу было принято решение обратиться к специалистам по любовной магии для действенного отворота. Причём, консультант Пупырышкин настоятельно порекомендовал для этой цели потомственную колдунью Ариадну Волнорез, ныне преуспевающую бизнес-леди. Кроме гадательного салона "Кассандра" ведьма содержала эксклюзивный бутик нижнего мужского белья "Аполлон". Возражений по кандидатуре ворожеи при голосовании не возникло.
Ариадна Волнорез - крупная ухоженная женщина лет пятидесяти с хвостиком, около часа просидела в кабинете Зинаиды Всеволодовны. Она с достоинством выслушалала предысторию любовного приворота, изредка кивая.
-Где он? Этот самый доцент? Мне необходимо диагностировать его карму,- постукивала колоритная колдунья по столу пальцами, украшенными массивными серебряными кольцами.
Кто-то впихнул обезумевшего Вертопрахова в кабинет. Ариадна мельком глянула на подопытного и достала хрустальный шар из плетенной корзины. Так же она вооружилась аметистовым кристаллом и мотком мохеровых нитей. Геннадий Аркадьевич так устал с начала эксперимента, что практически не реагировал на приготовления колдуньи.
-Ну что, дурачок, допрыгался? Полное энергетическое истощение, кармическая импотенция, плюс обезвоживание астрального тела ,- вынесла бесжалостный вердикт ведьма.
- Скажу вам, братья,
  Не для вида!
  Смысл жизни-
  Только Зинаида. - механически произнёс зомбированный Вертопрахов.
- Угу. Я и не спорю,- ухмыльнулась гадалка. -Только не надо было лезть туда, откуда выхода нет. Магия, по-вашему, это что- кустарщина и аферизм? Или, всё-таки, наука и эту науку требуется постичь? А не то, не зная брода... - Ариадна, прищурив правый глаз, зорко всматривалась в шар, перебирая нитки.
Растерянная Зинаида стояла рядом с выражением ужаса на лице.
-Всё ясненько, товарищи ученые. У госпожи Полозовой имелся врожденный венец безбрачия, а этот ваш самодеятельный маг его снял своими неумелыми научными заклинаниями. С неё снял, а на себя надел. Вся приворотная мощь рикошетом выстрелила в доцента. За двоих он полюбил, горемычный.
-Что это значит, мадам? - обеспокоенно спросил Пупырышкин. - Геннадий Аркадьевич видный научный работник, его просто необходимо раскодировать или как там у вас? И в строй вернуть…
-Дорого вам обойдётся. Косяки дилетантские исправлять плюс снятие групповой порчи со всего коллектива. Это уже две штуки зелёными. Разумеется, если договоримся.
- А венец безбрачия - это пробоина в энергетическом коконе интимной сферы человека и залатывать эту дыру можно только профессионалам! - надменно добавила госпожа Волнорез.
- Помогите, мы всё оплатим из бюджетных средств,- зарыдала Зинаида. -Жалко мне его. Миленький мой, несчастный! - и она неожиданно кинулась  в объятия Вертопрахова.
- Не надо меня жалеть. Лучше станьте моей женой, чтобы я не покончил собой! -и встав на правое колено он протянул Полозовой коробочку с бриллиантовым колечком, купленным на все сбережения скудного пенсионного фонда.
- Но я вас пока не люблю, - неуверенно сказала кураторша.
- Непременно полюбите. Завтра же начну разработку нового генератора. Откуда же я знал, что у вас этот самый венец имеется? Я о нём даже и не подозревал. Тут в аппаратуру необходимо корректировочки внести….
Ариадна смотала нитки и положила их в корзину.
- Я так понимаю, что вы от моих услуг отказываетесь? Заплатите хотя бы за консультацию! Кстати, предупреждаю всех присутствующих. Вашими действиями может быть положено начало неконтролируемого хаотичного распределения любовной энергетики в вашем коллективе и даже среди граждан города.
-Ничего страшного,- не отводя влюблённых глаз от Полозовой произнес Вертопрахов. –Долой венец безбрачия! Наука избавит граждан от мук неразделённой любви! Мы только в начале пути. Хотя при таком начале, может и конец не понадобится, - явно думая о чём-то своём добавил он. - А вообще-то странные ныне пошли  бабки-экстрасенсы, чересчур грамотные!
Разгневанная Волнорез не стала спорить с привороженным доцентом и лишь язвительно заметила:
- Да уж пограмотнее некоторых недоучек. В теорию волновой амплитуды  хоть бы заглянул, прежде, чем идеи генерировать. А ещё туда же лезет, с экстрасенсами на равных сражаться!
Стоявшие в обнимку Полозова и Вертопрахов так и застыли с открытыми ртами, провожая взглядом колдунью.
В Ариадне, гордо покинувшей кабинет Полозовой, кто-то признал старшую научную сотрудницу конкурирующего Института Энергообмена и Теплоотдачи, разбившую три семьи, умыкнувшую пятерых чужих мужей, и уволенную за внебрачную связь с бывшим директором. По слухам, Волнорез впоследствии стала крупной специалисткой в любовных приворотах и отвечала благосклонностью самому Пупырышкину.
- Безграмотные дилетанты! Нашли с кем связываться! Вы мне ещё в ножки поклонитесь! Я положу конец вашим жалким псевдоэкспериментам! -на прощание выкрикнула Ариадна.
-А никакого конца не будет. Любовь - кольцо, а у кольца начала нет и нет конца,- легкомысленно пропел счастливый Вертопрахов.
Зинаида Всеволодовна всего минуту назад нежно сжала его руку. Возможно с большим опозданием, но приворот подействовал. В любом случае, этот жест был добрым знаком и началом новых отношений…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования