Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Танцующий Пингвин - ВдоХХХновение

Танцующий Пингвин - ВдоХХХновение

 
Техно-порно-зоо-пьеса с элементами мистики и фэнтези в одной части.  
 
Действующие лица:
Ларс фон Интерьер: Руководитель студии. Толстый, плюгавый, имеющий множество складок на всех видимых частях тела.
Тинто Кроль: Режиссер. Высокий, худой, спокойный, постоянно потеющий.
Уве Скуэрр: Помощник режиссера. Среднего роста , телосложения, самовлюбленный и совершенно бесталанный.
Фёдор: Продюсер. Высокий, мощного телосложения. Молчалив и погружен в себя. Фамилию его никто не знает.
Владимир Наспинин: Сценарист. Невысокий, худой, гиперактивный.
Тирсо де Калина: Сценарист. Старый, с длинной гривой седых волос и повадками аристократа.
 
 
Место действия: Конференц-зал одной из многочисленных Голливудских порностудий. Стены увешаны афишами самых популярных фильмов, которые студия успела выпустить за всё время своего существования. Также на одной из стен висит золотистый, полутораметровый резиновый фаллос - награда престижного порно-кинофестиваля. Все действующие лица сидят за длинным столом – руководитель студии во главе, по левую руку от него режиссер, по правую – помреж. Сценаристы сидят друг напротив друга, Кроль по правую руку режиссера, Наспинин – по левую, прямо под ценным трофеем. Продюсер сидит особняком, от ближайшего сотрудника его отделяет два свободных стула. Перед каждым разложены бумаги и канцелярские принадлежности. За спиной режиссера установлена белая доска, на которой губной помадой изображен график, демонстрирующий кривую, стремящуюся от вершины ординаты к нулю абсциссы.  
 
 
Ларс фон Интерьер: Господа. Господа! Если вы еще не поняли - повторяю: мы на грани банкротства! Последние пять проектов с треском провалились. У нас остался последний шанс – денег хватит ровно на производство еще одного фильма. Зритель пресыщен, он жаждет чего-то необычного. Того, что никто ему еще не демонстрировал!
Владимир Наспинин: По-моему, наши драгоценные актрисы уже продемонстрировали всё, что можно. И формы и, так сказать, даже содержание.
Уве Скуэрр: Так, вот давайте не будем поминать. То был экспромт, причем весьма удачный. Просто общество еще было не готово…
Владимир Наспинин: Экспромт? По-моему, это был желудочный грипп у актрисы. И ты решил вместо того, чтобы вырезать эту сцену на монтаже, дописать к жанрам слово "комедия"…
Ларс фон Интерьер: Господа. Господа! Не время спорить! Нам нужна идея! Нечто необычное, способное стать новой вехой в истории порно-индустрии.
Фёдор: (утвердительно) Фёдор!
Тирсо де Калина: Всё новое – это хорошо забытое старое.
Уве Скуэрр: Пробовали бабулек уже. Не пошло.
Тинто Кроль: (состроив грима крайнего отвращения) Уве, чёрт бы вас задрал, не напоминайте!
Владимир Наспинин: Кстати, а это идея! Чёрт, пресытившийся своими адскими утехами, в поисках новых впечатлений переносится в наш мир.
Уве Скуэрр: (язвительно) И встречает там доктора Фауста.
Владимир Наспинин: (не заметив сарказма) Да-да, и в доктора тоже поиграет. Ролевые игры – это сейчас популярная тема. Вот, значит, а когда в Раю узнают о его секс-вояже, то на землю отправляют архангела, чтобы тот изгнал Чёрта обратно в ад. Он его находит, начинается сражение, плавно переходящее в буйный, животный секс…
Тинто Кроль: Вообще-то, архангелы бесполы.
Владимир Наспинин: Так даже пикантнее! Вот даже название нарисовалось: "Из ада в зад"!
Фёдор: (радостно) Фёдор!
Ларс фон Интерьер: Как-то слишком простенько. Нужно что-то более оригинальное.
Тирсо де Калина: Лучше меньше – да лучше.
Тинто Кроль: Это что, тоже название? Есть идея про азиатов?
Ларс фон Интерьер: Никаких азиатов! Там уже снято-переснято всё, что только можно придумать. Даже то, что противоречит здравому смыслу, уголовному кодексу и законам физики.
Владимир Наспинин: Кстати, а это идея! Молодой ученый, случайно попавший в Большой Адронный Коллайдер, обретает некую суперспособность, позволяющую ему… ну…
Уве Скуэрр: (с издевкой) Менять размеры своего органа силой мысли.
Владимир Наспинин: (вновь не заметив сарказма) Да, причем не только своего! Вообще, менять любые размеры живого тела – размер груди, окружность бедер. В финале он увеличит себя да размеров планеты, и…
Ларс фон Интерьер: Так, стоп. Во-первых, мы разоримся на спецэффектах. Во-вторых, фантастика – вымирающий жанр, никто такое смотреть не будет.
Тирсо де Калина: Тянут, тянут мертвеца, ламца-дрица-а-ца-ца!
Ларс фон Интерьер: Нет, такое мы тоже снимать не станем!
Фёдор: (испуганно) Фёдор!
Тинто Кроль: Нужно что-то современное, я бы даже сказал – производственное. Скажем, юная, неопытная девушка устраивается на работу к миллиардеру, который оказывается тем еще извращенцем…
Владимир Наспинин: Я вас умоляю, Тинто, что за безвкусица? Кому вообще такое может быть интересно?
Фёдор: (задумчиво) Фёдор…
Владимир Наспинин: Вот, и Фёдор со мной согласен!
Тинто Кроль: (хмуро) Ну так давайте, выдайте вы нам гениальный шедевр! Вы сценарист или где?
Ларс фон Интерьер: Господа, Господа! Мы здесь не для того собрались, чтобы устраивать грызню. Вы же профессионалы!
Тирсо де Калина: Миру – мир, войне – пиписька!
Владимир Наспинин: Кстати, а это…
Тинто Кроль: …идея о том, как во время первой мировой войны, плененный немецкий доктор обучал женщин из английского специального разведывательного батальона тантрическому сексу по секретным брошюрам "Анэнербе"?
Владимир Наспинин: Вообще-то, мне вспомнилась "Война и Мир", и я, так сказать, переосмыслил сцену с дубом. Но вынужден признать - ваша идея круче.
Ларс фон Интерьер: Круче, да не очень – тема "учитель и группа учениц" тоже уже заезжена вдоль и поперек. Да и стара как мир.
Тирсо де Калина: Старый конь борозды не испортит!
Владимир Наспинин: (всем видом выражая снизошедшее озарение) Идея! Как вам название "Мой порнокопытный"?!
Ларс фон Интерьер: Нет, Владимир, тема с конями и прочими животными еще древнее.
Тинто Кроль: Может быть мифологические персонажи? Кентавры, скажем.
Уве Скуэрр: Да-да! Кентавры, минотавры, русалки! Особенно русалки – дадим зрителям ответ на давно мучивший их вопрос!
Тинто Кроль: Ртом.
Уве Скуэрр: Как вы узнали?!
Тинто Кроль: Элементарно!
Владимир Наспинин: (вновь выражая снизошедшее озарение, собирается что-то сказать)
Ларс фон Интерьер: (глядя на Владимира) Нет!
Владимир Наспинин: (удрученно) Но "Баскервилли делают это по-собачьи" или "Последнее тело Холмса"…
Ларс фон Интерьер: (повысив голос) Нет!
Фёдор: (стукнув кулаком по столу) Фёдор!
Ларс фон Интерьер: Господа, поймите, нам нужно снять не просто порнофильм. И даже не порнофильм с оригинальным сэттингом и сюжетом. Нам нужно снять порнофильм, который всколыхнет сердца и умы, в котором будет не только физиологический процесс, но и чувства, эмоции и подтекст. Этот фильм должен заставить задуматься, научить чему-то.
Тирсо де Калина: Сказка – ложь, да в ней намёк!
Владимир Наспинин: (вдохновенно) Вы не поверите, но у меня есть идея! Сказка…
Уве Скуэрр: Мало вам переосмысления "Чипполино"?
Тинто Кроль: Между прочим, сцена, где плачущий от переизбытка нахлынувших чувств сеньор Хрен снимает многочисленные юбки с главной героини, отмечена критиками как одна из самых трогательных в истории порноиндустрии!
Владимир Наспинин: (нетерпеливо) Да послушайте же вы! Европа, средневековье. Мастерская столяра. Вдоль стен разложены его товары – деревянные куклы для сексуальных утех – в то время ни надувных, ни латексных просто не было, и прочие "игрушки". Голос за кадром: "Буратино. Кончик языка совершает путь в четыре шажка, упираясь то в нёбо, то в зубы. Бу-ра-ти-но. Она была Бу, просто Бу – маленькой девочкой, не боявшейся монстров в шкафу. Она была Буря в школе. Она была Буратти за рулем "Бугатти". Но в моих объятиях её всегда звали Бу-ра-ти-но"…
Уве Скуэрр: Какое еще "Бугатти" в средневековье? Чушь несусветная!
Владимир Наспинин: (вскакивая со стула и срывая со стены трофей) Ну всё, достал, чёртов критик!
 
Владимир Наспинин бежит вокруг стола к Уве Скуэрру. Тот вскакивает с места, опрокинув стул, и принимается убегать. Они бегают вокруг стола: Уве испуганно, Владимир – полный боевого азарта.  
 
Ларс фон Интерьер: (озабоченно) Господа! Господа!
Тирсо де Калина: (декламирует) В конце концов, среди концов, найдешь конец ты, наконец!
 
На третьем кругу Уве Скуэрр спотыкается о поваленный стул и падает. Владимир Наспинин подбегает к нему, и принимается колотить трофеем, не давая подняться.  
 
Ларс фон Интерьер: Да что ж вы сидите, разнимите их!
 
Тинто Кроль и Тирсо де Калина быстро встают, подбегают к дерущимся и оттаскивают Владимира от помрежа Воспользовавшись ситуацией, Уве быстро вскакивает на ноги, и наносит Владимиру сильный удар ногой в пах. Тинто отпускает Владимира и теперь оттаскивает Уве.  
 
Фёдор: (вскакивает на ноги, и с грохотом стукает ладонями по столу, отчего все замирают) У-у-у! Тихо! Хватит драться! Давайте просто снимем как мужчина и женщина любят друг друга в кровати! И всё! Просто мужчина, женщина, спальня и кровать! Классика!
 
От перенапряжения Фёдор падает в обморок.  
Немая сцена.  
 
Ларс фон Интерьер: (благоговейным шёпотом) Гениально!
 
Занавес.

Авторский комментарий: В конце они поженятся =)
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования