Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

R2-D2 - Единственный

R2-D2 - Единственный

Единственный.

 

Сегодня на Территории Дельнирон в результате пожара в Центре продовольствия известный учёный, исследователь и популярный лектор лик Аар СОГ потерял свою шестую жизнь. О причинах пожара ничего не известно. Источники в Агентстве происшествий хранят молчание. Сам пострадавший просит никого не беспокоиться и так же отказывается от подробных комментариев.

Из Информационного Бюллетеня

Территории Дельнирон

Дата: 78.2.988.095

 

Восход был чудесный. В воздухе пахло свежестью и увядающей природой. Дул холодный ветер, трепал деревья, срывал пожухлую листву, разносил её по дорогам и проулкам.

Слегка придерживая шляпу, я вышел из своего блока. Постоял немного на крыльце. Сделал глубокий вдох – почувствовал в горле приятный холодок; направился к мобилю. Шёл медленно, любуясь серыми тучами, в которых тонули высокие шпили домов. Рассматривал прохожих. На ходу кутаясь в плащи и куртки, они спешили мимо, опускали головы и не замечали ничего вокруг. Тем удивительнее было услышать знакомый голос за спиной.

– Лик Аар, доброго восхода! – Торопливо перебирая короткими ножками, с другого края широкой дороги ко мне приближался невысокий мужчина.

– Тен Орп! Рад вас видеть. – Я слегка приподнял шляпу. Мой внезапный собеседник был из той категории знакомых, встречи с которыми бывают очень редки и, как правило, случайны; а разговоры – бесполезны.

– О чём будет сегодня ваша лекция? – спросил он.

– Не могу сказать. Всегда решаю в последний момент.

            – Ах, так вот в чём секрет вашего успеха?! Последнюю лекцию, увы, не довелось слышать, но говорят, она вызвала настоящий фурор.

            – Не верьте всему, что слышите. Лучше приходите сегодня  и посмотрите сами.

– Обязательно приду. Жаль, что вы читаете их только в Венсоне. Здесь у меня всегда много дел.

– По-другому не умею. – Я вновь приподнял шляпу и поклонился. – Но буду рад, если вы найдёте время.

На этом мы распрощались. И тен Орп, пригнувшись и закрываясь высоким воротником плаща от промозглого ветра, засеменил прочь. Я проводил его коротким взглядом и продолжил путь, который по обыкновению лежал через печатную лавку на углу улицы.

Хозяин лавки приветствовал меня и смотрел тоскливым взглядом. «Они ещё пытаются меня жалеть», – усмехнулся я про себя и попросил Научный Бюллетень. Мельком пробежался глазами по его страницам. Взгляд упал на броский заголовок: «КОСМИЧЕСКИЕ БРЕДНИ». Подпись меня не удивила: лик Уур БОН – мой давний соперник.

– Не всем нравится ваш успех, – словно прочитал мои мысли старый лавочник. – Ох, и не всем.

– Посмотрим, что он написал на этот раз.

– Я бы на вашем месте не стал! Читать там совершенно нечего. Сплошная зависть к более удачливому коллеге. Очень, очень грязная статейка, знаете ли: лекции ваши назвал пустой болтовнёй. Его исследования никому не интересны. Да и рассказать о них, как следует, не умеет, вот и места себе не находит.

– Бывает… – ответил я.

– Да, бывает… – согласился лавочник.  

Я вновь оказался на улице. Ступил на узкую дорожку, мощённую чёрным камнем.  Она вела к стоянке возле парка. Там меня ждал блестящий мобиль. Я открыл дверцу и, подгоняемый ветром, впрыгнул в салон. Подул на замёрзшие ладони и завёл двигатель.  

 

 

 Сегодня в 17 дек от восхода в лабораторию привели странное существо. В сопроводительном отчёте сказано, что оно прилетело на неопознанном летающем объекте, который потерпел крушение в аграрном секторе территории Тарирон. В летающем объекте было два пилота. Один из них погиб. Второй –  жив.

Он сидит теперь передо мной.

Внешне объект похож на обычного сантирианина и на первый взгляд является всего лишь одной из девяти жизней.

Но он  называет себя «человеком»…

Из Лабораторного журнала

 №ТИУ-ТКК-1204

Автор:  Аар СОГ

Дата: 125.5.985.095

Запись №001

Бюро космических исследований

Территория Энкарон

 

 

 

В Лестороне шёл дождь. Крупные капли барабанной дробью ударялись о лобовое стекло; в водяных потоках расплывались мелькающие огни. Указательный палец скользнул по приборной панели и коснулся красной кнопки – вода тут же исчезла.

Взгляду открылся знакомый пейзаж: высоченные дома, закрывающие крышами небо, и широкая дорога, которая будто растолкала плотную застройку, чтобы проложить себе  путь. Она убегала вдаль к громадной развязке с десятками заездов и не менее сотни выездов. Семь уровней, тысячи мобилей – каждый раз заезжая на неё я готовился как первый раз. Стоило на мгновение задуматься, свернуть не в тот поворот, и можно было блуждать по ней до самого заката. Бесконечная суета территории Лестарон много раз подталкивала меня переехать в более спокойное местечко. Но решиться я так и не смог. А сегодня ещё и дождь. Видимость, надо сказать, никуда не годилась. Громкий вздох, и мобиль медленно двинулся с места.

 

В Энкароне я пил фрут у себя дома и поглядывал на экран видеоскопа. За окном стояла жаркая погода, и тёплый ветерок врывался через открытое окно. В новостях говорили о новой болезни на территории Дельнирон. Более тысячи жертв. «А если бы это произошло в Энкароне, Лестороне или Венсоне?», – подумал я. По телу непроизвольно пробежала лёгкая дрожь. И ничего более. А ведь раньше подобные мысли заставили бы меня обливаться холодным потом.

 

Шелест пожухлых листьев под колёсами погружал в дымку задумчивости. Перед глазами вновь вставал заголовок из Научного Бюллетеня. И я размышлял о причинах нашей вражды с ликом Ууром. Ведь когда-то он был заботлив и любезен со мной. А теперь на дух не переносил и в мои личные критики подался. Когда же всё изменилось? Ответ был очевиден: всему виной мой успех и его задетое самолюбие. Ещё два сезона назад лик Уур был популярнее меня. Теперь же находился в тени, и единственным способом напомнить о себе были эти самые заметки. Винить его я не мог. Как и многих других сантириан, которые ненавидели сезон ветров. Я и сам полюбил сезон ветров совсем недавно. И теперь смотрел на них с сожалением. С таким же сожалением они смотрели на меня.

 

Звук шин по мокрой дороге усыплял. Вспомнился недавний пожар в Дельнироне. Сколько слов сочувствия я выслушал тогда. Но мне не было страшно. Гораздо страшнее было умирать первый раз. На память пришли картины из моего недавнего прошлого. С удивлением обнаружил, что было это всего один цикл назад. Тогда я отменил занятия и лекции, заперся дома, несколько восходов даже носа своего на улицу не показывал, затем стал чаще оглядываться по сторонам, аккуратнее переходить дорогу, с ещё большей осторожностью водить мобиль. Куда всё это делось?

Размышления прервала змейка красных огней, которая предупреждала о крутом повороте. Он был последним. Затем можно было спокойно вздохнуть. Но как только я попытался притормозить, в груди возникла пустота и скользнула вниз живота: на все мои старания мобиль ответил безучастным рычанием. Войти в поворот на такой скорости было невозможно. Впереди возникло ограждение: жёлто-чёрные полосы стремительно летели на встречу. Пальцы судорожно забегали по индикаторам – ничего не помогло. Я с силой зажмурился. Сжался в клубок. Удар. Боль в груди. Вскрик. Головокружение. Ещё удар. Острая боль в спине. Булькающий всхлип...

 

Приборная панель равнодушно мигала. Я остановился у обочины и, тяжело дыша, смотрел на падающие листья. Кружилась голова. Колотилось сердце. Дрожали руки. В груди и спине неприятно покалывало. Боль превратилась в страх. Затем всё прошло. Осталось только чувство детской обиды.

 

Грохотом разбитой кружки прервалась моя трапеза в Энкароне.

 

 

Объект совершенно не понимает моих слов. Его язык ещё не расшифрован. Но он уже научил меня играть в странную игру, которую я принёс с его летательного аппарата. Он называет её «шахматы»… Пока он всегда обыгрывает меня. Наверно где-то там далеко, на его родной планете,  другим его жизням кто-то помогает.

 

Из Лабораторного журнала №ТИУ-ТКК-1204

Автор:  Аар СОГ

Дата: 115.6.985.095

Запись №113

 

 

 

 

Перед белыми стенами Дома обучений территории Венсон уже толпились информационные агенты. «Быстро же они всё узнают, даже сообщать не надо», – хмыкнул я. Разговаривать с ними совсем не хотелось, но выбора не было. Пройти мимо? Они не отстанут от меня так скоро, пойдут за мной внутрь, помешают подготовиться к занятиям. И сделав глубокий вдох, я вышел из мобиля.

– Седьмая смерть!.. Две жизни!.. Что произошло?.. – раздались крики, и меня взяли в плотное кольцо.

– Отказали тормоза, – ответил я.

– И это всё? – раздался придирчивый женский голос.

– Больше ничего сказать не могу.

– Как вы себя чувствуете?

– Всё хорошо. Я в порядке.

– Сегодняшняя лекция? Вы отмените её?

– Лекция состоится, как и планировалось, в тридцать шесть дек.

– Но разве вам не нужно отдохнуть?

– Прошу прощения, но больше ничего сказать не могу. У меня скоро начнутся занятия.

И я принялся продираться сквозь толпу. Агенты с возмущением и удивлением расступались, продолжая вслед сыпать своими вопросами. Но я уже не слушал. Быстро взбежал на крыльцо и скрылся в дверях.

В широком светлом коридоре по обычаю толпились ученики; мимо проходили учителя. И все они смотрели на меня с жалостью и сочувствием. Они уже всё знали: набежавшая печатная братия успела растрепать сенсационную новость. Как же, известный учёный потерял седьмую жизнь! «Да только я всё ещё жив! Живее всех вас!» – безумно хотелось кричать об этом, но вместо этого я опустил голову, чтобы ни с кем не встречаться взглядом. Быстрым шагом направился к своему кабинету.

Подходя к двери, поднял голову и заметил, как ко мне приближался высокий худощавый мужчина с длинным носом. «Только не он, не сейчас», – едва не простонал я.

– Доброго полудня, лик Уур.

Я бросил мимолётный взгляд и собирался войти в кабинет. Но мой давний соперник вместо дежурного приветствия остановился возле меня и тихо процедил через плечо:

– И мне вам должно пожелать того же. Но, увы, не умею лицемерить. Если вы читали мои статьи, то вам хорошо известно о моём отношении ко всей вашей деятельности.

– Ах, да! Конечно… – Я был на взводе из-за аварии. – Статья! Как же, я читал её. Но, если вы хотите, чтобы ваши статьи ещё кто-нибудь читал, то в следующий раз подписывайтесь моим именем. Оно гораздо популярней.

– Вот как? Знаменитый лик Аар СОГ решил, что он стал лучше других? Но ничего… Я бы не стал на вашем месте радоваться. Цена вашего успеха – две жизни. А, если учесть, как быстро вы их теряете, не долго вам осталось.

С этими словами он быстрым шагом пошёл прочь. Я, сжав губы, смотрел ему вслед. «Каков?! Не упустит возможности задеть меня», – праведный гнев вскипал во мне. Вот только знал ли он, что всё это напрасно?

 

 

Объект уверяет, что у него только одна жизнь. Поверить в это не представляется возможным. Но он продолжает настаивать. Говорит, что люди умирают один раз и навсегда.

 

Из Лабораторного журнала №ТИУ-ТКК-1204

Автор:  Аар СОГ

Дата: 121.5.986.095

Запись №673

 

В Венсоне уже начался урок. Я постарался выкинуть из головы прошедшую аварию, но соболезнующие взгляды учеников постоянно напоминали мне о ней. 

 

Отвлечься можно было только прогулкой по солнечным улицам территории Энкарон, где я свернул за угол двухэтажного дома и вышел к большому зданию. Огромных размеров зеркальный куб возвышался над близлежащими строениями. Он сверкал, переливался и слепил. Ночью это сооружение выглядело ещё грандиознее: тогда в его витражах можно было увидеть далёкие недосягаемые звёзды.

Далее всё тот же знакомый маршрут: стеклянные двери с табличкой «Бюро космических исследований», светлый широкий коридор, два этажа вниз, вновь коридор, на этот раз узкий и тёмный, неприметная серая дверь с номером «№ТИУ-ТКК-1204». Я прикоснулся подушечкой большого пальца к красному индикатору – щёлкнул замок.

– Доброе утро, Аар! – Человек всегда опережал меня с приветствием.   

– И тебе доброго восхода, Вик.

 Я зашёл в комнату. Непривычная земная обстановка – массивный деревянный шкаф, диван, письменный стол, камин из тёмного кирпича – давно стала для меня родной.

Вик ТОР сидел в глубоком кресле с высокой спинкой, в руке держал бокал с красным вином; во рту дымилась сигарета. На деревянном столе стояла шахматная доска с расставленными для новой игры фигурами. Человек странно улыбался, точно скалился.

– Сегодня знаменательный день. – Он отпил из бокала и едва заметно поморщился.

– И что же за день такой?

– Я провёл у тебя в гостях уже три года…

– Три года? В гостях? – Я чувствовал, как мои брови поползли вверх. Душа всякий раз болезненно вздыхала при мысли о том, что мы держали его здесь под замком, как узника в клетке. Потому я и организовал все эти земные удобства, о которых просил человек. Теперь же он говорил, что всего лишь в гостях.

– Я имею в виду земных года. Целых три года, – при этих словах Вик прекратил улыбаться, сжал тонкие губы и громко втянул воздух ноздрями. – Три, мать твою, года в этой грёбаной комнате! – Он резко вскочил и с силой запустил бокал в стену напротив. Бокал разлетелся вдребезги, оставив красные пятна на светло-серых обоях. Я отпрянул и застыл на месте.

– Вик? Ты же знаешь, что …

– Что?! Так переживаете за мою жизнь, что решили держать под замком? В тюрьме!

Человек сверлил меня взглядом, но мне нечего было ответить.  Потом он  выдохнул, поправил спавшую на лоб чёлку и тяжело плюхнулся в кресло.

– Извини. Я просто устал, – пробормотал он, взял в руки упавшую сигару и смахнул пепел со стола.

Я медленно присел на стул напротив. Предложил партию в шахматы. Знал, что победа надо мной вновь вернёт ему настроение: подобные срывы, пусть и не часто, но уже случались с Виком. Он нехотя согласился.

– Не каждый день к нам прилетают инопланетяне, – начал я после продолжительного напряжённого молчания.

– К нам тоже никто не прилетал, потому мы и решили, что не стоит ждать. Если гора не идёт к Магомеду… А впрочем, ты всё равно не поймёшь. – Он махнул рукой, взял в руку пешку.

Вновь молчание. Мы сделали по нескольку ходов.

– Я сегодня потерял седьмую жизнь.

Глаза Вика округлились.

– И ты молчишь? Извини! Если бы я только знал, то… Мне действительно неудобно. У тебя такое горе, а я веду себя как истеричная баба.

– Если честно, то и извиняться не за что. Да и не горе это вовсе – всего лишь несчастный случай. Обидно, конечно, но от него никто не застрахован.

– И это мне говорит сантирианин?

– Порой мне кажется, что окружающие переживают за мои жизни куда сильнее меня самого. Это всё дружба с тобой. Видимо я начал понимать людей.

Человек усмехнулся и сделал ход слоном. Он снова был в хорошем настроении.

 

 

В корабле пришельца обнаружено много оружия. В том числе и небольшое ручное устройство, призванное убивать на расстоянии. Человек называет его «пистолетом». Должно быть, такая необходимость в этих смертоносных вещах обусловлена наличием у людей всего одной жизни. Её действительно нужно защищать.

 

Из Лабораторного журнала №ТИУ-ТКК-1204

Автор:  Аар СОГ

Дата: 71.6.986.095

Запись №697

 

 

– Лик Аар, прошу прощения.

В дверях кабинета показался высокий широкоплечий мужчина с квадратным лицом. Он снял шляпу и чуть заметно поклонился.

– Агент Илл. Рад вас видеть! Прошу, проходите. Ждал вас раньше, но агентство информации работает быстрее, – улыбнулся я.

Раздались торопливые шаги,  скрипнул стул, и агент уже сидел напротив. Я как раз разбирался с бумагами, разбросанными по столу. Только что закончились занятия: теперь нужно было готовиться к лекции.

– Я искал вас дома. – Агент Илл нетерпеливо постукивал пальцами по лакированной столешнице.

– Вы по поводу аварии в Лестароне?  

Я продолжал возиться с бумагами. Ждал очередного расспроса.

– А вас это не беспокоит?

Вновь этот удивлённый тон.

– Конечно, беспокоит. Но, что прикажете делать?

– Я бы на вашем месте отменил занятия.

– У меня сегодня лекция! И только девятая смерть может помешать мне провести её. Но, как видите, я всё ещё жив.

– Кстати о лекциях! Знаете, ни разу их не слышал, но говорят, что они прекрасны. Однако вы читаете их только в Венсоне. Почему вы не делаете это одновременно на всех территориях, где живёте? Вот как я. Везде занимаюсь одинаковой работой и не имею никаких проблем. По-моему, так делают все.

Я посмотрел на своего собеседника, немного помолчал, потёр губу.

– Знаете, ведь и я раньше так делал.

– И что же заставило вас отказаться от этой практики?

– Это были скучнейшие лекции. На них приходили только мои ученики, да и то не все. А теперь аудитория всякий раз забита до отказа. Лекции записываются и слушаются миллионами сантириан. Понимаете? Читая лекции только одной жизнью, я концентрирую всё своё внимание, все свои мысли, всю свою энергию в одном месте, отсюда и результат.

– Но, как показало время, вы слишком рискуете.

– У меня просто отказали тормоза. Со всяким может случиться.

– Я бы на вашем месте не был так уверен.

  Отчего же?

– Не слишком ли быстро вы теряете жизни? Ну, начнём с того, что всего цикл назад в сезон ветров вы утонули в реке Досон, затем в сезон дождей вас сбил грузовой мобиль, потом вы неосторожно выпали из окна в сезон морозов, а в сезон белых ночей вы отравились. Ещё был пожар в Центре продовольствия в Дельнироне, а теперь…

 – К чему вы клоните?

– А к тому, что всё это давно не походит на несчастные случаи. Тем более теперь, когда мы провели предварительный осмотр обломков вашего мобиля.

– Быстро вы всё-таки работаете. Прошу прощения, что поставил под сомнение вашу расторопность.

– Вам неинтересно решение специалистов?

Я пожал плечами.

– Судя по всему, кто-то нарочно перерезал тормозные шланги.

– Зачем? – внезапно осипшим голосом пробормотал я. Всю лёгкость и шутливый тон как рукой сняло.

– Вот и я вас спрашиваю, кому могло это понадобиться?

– Не знаю… Я всего лишь исследователь, учёный. Вряд ли кому мог дорогу перейти.

– Великий учёный. Самый успешный лектор! – Покачал головой агент. – А что это может значить?

Молчание. Я действительно ничего не понимал.

– Зависть! Вам нетрудно её вызвать у своих коллег. Думаете, всем нравится ваш успех?

– Если честно, то я не задумывался никогда над этим, – слетело с моих губ, но в голове крутилась совершенно другая мысль: «Лик Уур? Не может быть!».

– Я бы на вашем месте всё же задумался. Сейчас в Дельнироне мне выкладывают итоги расследования пожара, где вы сгорели. Знаете, но и там не обошлось без умышленного поджога. Теперь есть повод более тщательно проверить и другие случаи. Советую и вам поразмыслить над этим и сообщить мне. И сделать это нужно как можно скорее: у вас осталось всего две жизни. – Агент Илл медленно встал и надел шляпу. Бросил многозначительный взгляд. – И ещё. Последнее время вы рассказываете о том пришельце, что потерпел крушение два цикла назад. У него действительно только одна жизнь?

– По крайней мере, он так утверждает.

– Он так утверждает, – задумчиво повторил Илл. – Но разве это возможно? Что, если был ещё один такой же корабль с другой его жизнью? И сейчас эта самая жизнь думает о том, как бы вызволить себя из вашего бюро?  Вот вы и встали у него на пути. Тем более вы начали терять жизни как раз после того, как появился он.

– Но… – я ничего не смог ответить. Все слова умирали прямо на языке.

– Очень тяжело поверить. Однако именно в вашем отчёте я прочитал об оружии на его корабле. Эти люди весьма агрессивные существа. Так что… Жду вашего звонка. Прощайте лик Аар!

И он скрылся в дверях, а у меня противно заныло в груди: ведь я действительно поверил, что у человека только одна жизнь.

 

Я смотрел на Вика ТОРа совсем другим взглядом. И только теперь заметил нотки притворства в его улыбке. Или это разыгралось моё воображение?

– Одно мне до сих пор не понятно. Как вы, имея одну единственную жизнь, можете так безрассудно ей распоряжаться? – неуверенные слова с трудом преодолели сухой комок, подкативший к горлу. Много раз мы говорили об этом с человеком, но я хотел услышать ещё раз: подробности обмана частенько забываются.

– Ты всё про космические полёты?  – Ни один мускул не дрогнул на его лице.

– И про них тоже. Мы, сантириане, имея девять жизней с рождения, не можем рискнуть даже одной, чтобы покинуть свою планету. А вы уже сумели преодолеть сотни световых лет. Да и твоя привычка курить… Разве можно сознательно приближать свою смерть?

  Возможно, это и есть ответ на твой вопрос.

– Что ты имеешь в виду?

– Любой бедняк свободнее иного богача. Ведь терять тому нечего.

– Пока мы живы, всегда есть, что терять.

– Если завтра я выйду из дома, и мне на голову упадёт цветочный горшок? Или случайно собьёт машина? Не лучше ли умереть по дороге к звёздам?

– Ещё лучше оглядываться по сторонам и беречь свою голову.

Человек сделал ход ферзём.

– Шах и мат! – торжественно произнёс он.

За разговором с агентом Иллом я совсем потерял нить игры. Но и это поражение решил использовать:

– Мне до сих пор кажется, что тебе помогают.

– Ох! – Вик ударил себя ладонью по лбу. – Невероятная упёртость, мой дорогой друг. Чем мне ещё доказать, что нет у нас никаких двойников, которые на расстоянии мыслят как единый разум? Ты же читал книги. И там у всех людей единственная жизнь.

Мой взгляд упал на шкаф, в котором стояли те самые «книги». Они содержали сотни историй, выдуманных людьми. Правда я так и не понял, зачем что-то придумывать, когда всегда есть, о чём писать. Однако, стоит признать, эти истории мне казались весьма занимательными.

– Вот мне действительно сложно поверить, что у тебя девять жизней, – продолжил человек.

– Две!

– Ну, было девять… Вот это действительно невероятно. Сколько здесь живу, но в голове никак это не укладывается.

– Не вижу поводов для сомнений.

Он встал и подошёл к шкафу. Достал чистый бокал, плеснул туда вина.

– Но я ни разу не видел вас вместе.

Я с подозрением посмотрел на Вика, пытаясь понять, к чему он ведёт?

– Так это и незачем. Нет никакого смысла моим жизням оказываться в одном месте. Более того, это ещё и крайне опасно. Вот, к примеру, сегодня на территории Дельнирон разразилась смертельная эпидемия. А теперь представь, что в этот момент все мои жизни оказались бы там…

– Это было бы великим несчастьем, – рассмеялся человек и сделал глоток. – Я бы назвал тебя самым невезучим сукиным сыном во всей галактике!

Странная манера Вика ТОРа смеяться над смертью всегда меня пугала. Но я неожиданно для себя улыбнулся – кажется, мне становился понятным человеческий юмор. И всё же слова агента Илла не давали мне покоя. Да и странный разговор о том, что мы сотни раз уже обсуждали, настораживал.

– Мне просто любопытно, что бы вы делали, окажись вместе?

– Тебе и так всё известно. Я бы просто стоял молча…

– Вам нечего сказать друг другу?

– Сколько можно повторять? У меня один разум на всех. Разговаривать друг с другом – всё равно, что разговаривать с самим собой. Меня бы обязательно обследовали в Агентстве психических расстройств.

– У нас таких тоже в «дурку» забирают. – Вновь улыбался человек.

– Ну, мы, кажется, говорим об одном и том же…

– Просто интересно было бы увидеть и другую твою жизнь. – Вик опустился в кресло. – Ведь я знаю обо всём этом лишь с твоих слов.

Я громко глотнул: кажется, мне становился понятным смысл этих бесед.

– Их недостаточно?

– Но я даже не знаю, с кем сейчас разговариваю. С какой из твоих жизней? С популярным лектором или безвестным учёным?

– Сам же говоришь, что уже два с половиной цикла здесь, а запомнить так и не можешь. Не имеет значения, с какой из моих жизней ты разговариваешь. Это всё – Я. Но, если тебе так будет легче, то всё это время здесь находилась только одна моя жизнь. Мне незачем меняться местами.

– А постоять перед беснующейся аудиторией?

– Через две деки там буду стоять…

– И всё же не ты.

Я пристально посмотрел на Вика. Вновь на его худом лице играла эта противная улыбочка. Словно он знал обо мне гораздо больше меня самого. Ох, и не нравилась она мне. И все эти разговоры о моих других жизнях, которые с завидным постоянством начинал человек при каждой нашей встрече.

– Пожалуй, я пойду. – Я поднялся со стула и направился к выходу.

– Сидеть в темной комнате, пока другой Аар получает всю славу? – раздалось мне вдогонку.

– Я получаю всю славу. Только я…

 

Человек уверяет, что, имея одну жизнь, люди гораздо свободнее сантириан. Он в который раз рассказывает историю о богаче и бедняке. Говорит, что слишком о многом нужно думать богачу, чтобы не потерять своих богатств. А нищему достаточно не забывать дышать. Я много размышляю над его словами, но так и не пойму их смысла. И всё же что-то за этим кроется. То, что помогло людям добиться столь впечатляющих успехов в науке.

Из Лабораторного журнала №ТИУ-ТКК-1204

Автор:  Аар СОГ

Дата: 112.5.987.095

Запись №1007

 

 

«Мы смотрим на небо через телескопы, а могли бы путешествовать к звёздам. Мы ездим по земле, а могли бы  летать по небу. Мы планируем завтрашний день, а могли бы создавать будущее», – в памяти то и дело вспыхивали обрывки моей лекции. Это был настоящий успех. Крики «Браво!», «Спасибо, Мастер!» до сих пор раздавались в моей голове.  

«Мы всё время трясёмся от страха. Боимся сделать неверный шаг. Так нас научила мама. Но вспомните себя детьми. Разве нам было страшно бежать в припрыжку с крутого склона? Мы спотыкались и падали, стирали в кровь руки и ноги. Плакали, но затем смеялись и повторяли вновь и вновь. Так мы научились держаться на ногах», – слова, будто, сами лились из моих уст.

«Мы слишком быстро повзрослели. Сантир – планета-старуха. А Земля – ребёнок. И ребёнок этот уже пришёл к порогу нашего дома. Пришёл сам. Научившись ходить, но при этом, не растеряв задора и пытливости ума…», – я вспоминал о том, как ко мне подходили слушатели, благодарили за лекцию, говорили, что я изменил их жизни. Вот так просто… И стоя перед дверью своего блока я почувствовал приятный холодок в груди.  Ведь вместе со своими слушателями, изменился и я. Какая-то необычайная легкость захватила мой разум, едва заметное головокружение.

От касания индикатора дверь ожидаемо отъехала в сторону. Я прошёл внутрь тёмной комнаты, потянулся к выключателю и замер: в бледном свете окна увидел тень. К горлу подкатил ком.

– Лик Уур… – слетело с онемевших губ.

Тень пошевелилась.

– Вик?

– Не узнаёшь меня? – раздался голос… Этот голос, от которого зазвенело в ушах и по телу пробежала дрожь. Трясущейся рукой я коснулся выключателя – вспыхнул свет. В тот же миг живот скрутило в тугой узел.

Я смотрел на самого себя.

– Как прошла лекция?

Узкие губы, высокий лоб, острый нос. Каждый восход я видел своё лицо в зеркале. Но никогда не смотрел на себя по-настоящему.

И пугало вовсе не это – я разговаривал сам с собой…

– Тебе страшно?

Я продолжал молчать. В горле пересохло.

– Не ожидал меня здесь увидеть?

– Себя… – наконец, прохрипел я. – Я вижу себя…

– Нет, лик Аар! Ты видишь именно меня.

В его глазах блеснул какой-то странный огонёк. Я закрыл глаза. Открыл вновь – ничего не поменялось. Я по-прежнему видел своё лицо, но только одно, словно я смотрел на чужую жизнь.

– Я сошёл с ума…

– Можно сказать и так. Во всяком случае, так бы подумал любой сантирианин. Но на самом деле ты здоров. Можешь мне поверить.

– Не могу. Я не могу видеть своими глазами, слышать своими ушами. Разве это не сумасшествие?

– Эти глаза и уши теперь мои.

– А мысли? – только теперь я с ужасом осознал причину лёгкости и головокружения. Я просто потерял свою восьмую жизнь. Но она не умерла. Вот! Стоит передо мной и… разговаривает.

– Мысли у нас разные. По крайней мере, сейчас.

– Что значит сейчас?

– То и значит, что потом я вновь стану Ааром СОГом. Как всегда становлюсь, когда ты заканчиваешь свои дрянные лекции. Но только не сегодня. – Он сделал шаг в мою сторону, держа руки в карманах. – Вспомни, сколько раз ты заставлял меня сидеть в тёмной комнате, не думать ни о чём?

– Не понимаю… – мне становилось тяжело дышать. Голова раскалывалась. – Это всё я. И в тёмной комнате тоже сидел я. Я и только я. Как ещё можно было отвлечься от всего другого?

– Ты был так увлечён лекциями, что остальных попросту не замечал. Пока ты чесал языком, у меня появлялись собственные мысли. Мы могли бы обратиться в Агентство психических расстройств, но я нашёл другой выход.

– Какой же выход?

– Я помогу тебе сделать тот самый выбор, на который ты никак не можешь решиться.

– О чём ты говоришь?

– Ты знаешь, о чём. Я помогу тебе стать человеком. Ни этого ли ты так страстно желаешь, но боишься признаться даже самому себе? Не потому ли ты с такой лёгкостью лишился всех своих жизней?

– Разве это необходимо, чтобы стать человеком?

– Ты меня спрашиваешь? Тебе хорошо известен ответ. Иначе, зачем ты стал читать лекции только в Венсоне? И отодвинул остальные жизни на задний план? Ты бы с удовольствием избавился от них, чтобы остаться единственным, но тебе не хватило духа. Вот я и сделал это за тебя.

– Что ты сделал? – Слова тяжёлыми рывками покидали моё горло.

– Что, что? Подрезал тормозной шланг, установил поджигающее устройство, сделал пробоину в лодке,  подсыпал яд, и на том грузовом мобиле тоже был я. И всё это, пока ты читал свои лекции.

– Так они всего лишь четыре деки длятся. Разве можно за это время успеть доехать из Венсона хотя бы до Лестарона и обратно?

– Лекции, может, длятся и четыре деки, но всегда ли ты вспоминал про другие жизни после них? Вот и сейчас ты даже не подумал обо мне. А я пришёл!

Сердце застучало быстрее. В висках появилась пульсирующая боль.

– Зачем?

– Разве не понятно? Я хочу убить сантирианина, чтобы стать человеком.

Он вынул из кармана чёрный пистолет: тот самый, который был обнаружен у Вика на корабле. И я почувствовал в нём неотступную волю. Но ведь это я. «Протянуть время, и я вновь стану собой», – крутилось в голове.

– Лично пришёл за последней жизнью, устал прятаться? – продолжил я.

– Просто нужно торопиться, – усмехнулся он. – Последние два раза я сильно наследил. Агент Илл, наконец, пронюхал, в чём тут дело. Но, увы, он уже не успеет тебе помочь.

– И как же ты объяснишь мою восьмую смерть?

– Не твою, а мою! Расскажу, что меня убил человек.

– Вик ТОР?

– У нас ещё есть люди?

– Но он друг.

– Твой друг. Впрочем, можешь поблагодарить его за моё появление. В конце концов, именно он своими разговорами убедил тебя стать человеком. Только человеком стану я.

– Не станешь! Тебя вовсе нет! – Не выдержал я, сжал кулаки и сделал шаг к себе на встречу. Раздался выстрел. Пронзительная боль в груди повалила меня на пол. Я с жадностью глотал воздух, но не мог дышать. Всё расплывалось, а мысли сворачивались в тугой узел. Последнее, что я видел – свою омерзительную улыбку…

… затем я увидел своё мёртвое лицо.

 

 

Сегодня в Восемьдесят девятый восход Второго сезона Девятьсот восемьдесят восьмого цикла Девяносто пятой эры с Территории Энкарон стартовал летательный аппарат, находившийся на ремонте в Бюро космических исследований. По предварительным данным на нём улетели пришелец с планеты Земля по имени Вик ТОР и лик Аар СОГ, который руководил ремонтом аппарата.

Из источников в  Агентстве происшествий стало известно, что в корабле улетела последняя жизнь лика Аара СОГа. Восьмая жизнь известного учёного была найдена мёртвой в его собственном блоке на территории Венсон. Убийство было совершенно из оружия человека. В агентстве предполагают, что Вик ТОР взял в заложники лика Аара СОГа, а последнюю его жизнь убил, чтобы мы не знали, куда он отправился.

 

Из Информационного Бюллетеня

Территории Энкарон

Дата: 89.2.988.095

 

На лице Вика вновь играет эта хитрая улыбка.

– Ты знал про моё второе сознание? – спрашиваю я.

– Не впутывай меня в это.

– Но ты добился своего. Ты летишь домой.

– О, нет! – Человек выставляет вперёд руки, словно отказывается от дорогого подарка. – Это твой выбор. И только твой! Ты сам пришёл ко мне. Ты сам захотел стать человеком.

Я вздыхаю и заглядываю ему за спину. В черноте космоса неподвижно сверкают звёзды. Отражаются их светом ледяные глыбы планет. Вокруг – мёртвая пустота, посреди которой проплывают две песчинки наших тел. Подобно Вику ТОРу у меня  теперь одна жизнь. И мне за неё не страшно…

 

 



Авторский комментарий: Рассказ редактировался 17.03.15
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования