Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Ал.Ф. Дюма-средний - Э`дварданян и три киреативца

Ал.Ф. Дюма-средний - Э`дварданян и три киреативца

 
- Я жестоко ошибался, думая, что с годами талант совершенствуется.
- А я ошибался, полагая, что талант не пропьёшь.
Из диалога первого читателя этого рассказа и автора.
 
Друзья исчезли в мгновение ока. Как по команде. Кир и заметить не успел, как остался один на поляне. Только угли, ещё не успевшие остыть. И утиные косточки.
Очень хотелось верить: посидишь тут недельку-другую, и друзья вернутся. Приключения продолжатся.
Но Кир не был настолько наивным. На эту поляну вообще наткнулись случайно, в погоне за уткой. Друзья не смогут найти сюда дорогу снова.
Кир разворошил угли, пытаясь отыскать в них красноватые пятна. Прислушался к прощальным крикам улетающих в тёплые страны предусмотрительных птиц. Всмотрелся в туманные очертания гор: может, где-то там странствуют другие такие же искатели приключений, какими были и они, трое злоборцев, всего год назад?
Хотя в одиночестве тоже есть свою плюсы: идёшь, куда вздумается, поёшь, какие хочешь, песни, мечтаешь, уходишь в себя, погружаешься в депрессию, делаешь попытки суицида.
Кир встал, отряхнул пыль с сапог. Пора жить, пора действовать, пора бежать!
И он побежал.
Бежал, куда глаза глядят.
Потом закрывал глаза и бежал, куда они не глядят.
Кир летел на всех парах, забыв осторожность. Как вдруг…
- Эй, молодой человек! – раздался возмущённый вопль от более молодого человека.
- А? Что? Простите… – извинялся рыцарь, понимая, что случайно налетел на юношу, мирно сидевшего на камне. Да ещё как налетел: юноша валялся на земле, а меч Кира, висевший на поясе, с размаху воткнулся в камень.
- Смотрел бы, куда бежишь! И от кого, кстати? – начал допрос юноша, держась руками за голову.
- От себя, - сознался Кир.
- Ясно. Меч помочь вытащить?
- Сам справлюсь. – Отмахнулся Кир, но, поднатужившись, не справился. – А ну его! Ни разу и не пользовался.
- Может, помочь?
- Да не надо. – Кир демонстративно отстегнул ремешок и выбросил в кусты. – Нищие возьмут. Они в нём больше нуждаются.
- Вы оскорбили меня трижды за время беседы, - багровый от злости, юноша поднимался с колен и снимал перчатку.
- Я?
- Да вы. Сначала снесли с философского камня, дважды отказались от помощи и теперь назвали нищим, ведь у меня нет меча.
- С вами трудно разговаривать…
- Четвёртое оскорбление! Требую сатисфакции.
- У меня нет такой. – Пожал плечами Кир.
- Поединок, - грозно проговорил юноша и вплотную подошёл к Киру, похолодевшему от страха. – Нам двоим нет места на земле. Встретимся сегодня у Олмеровых ворот в шесть вечера. И меч лучше вытащить. Потому что я себе оружие достану.
Последние слова юноша почти выплёвывал Киру в лицо. А потом развернулся и в гневе исчез в кустах.
***
Выполнив одно задание, Мамс почувствовал, как тяга к приключениям угасла. Зато осталось желание вернуться в трактир, провести вечер-другой с Белым и Бонни, похвалиться подвигом и ждать у моря погоды. Авось Кир, надо будет, и сам найдёт. Сейчас бы до поселения лесорубов дойти…
На тропинке тем временем нарисовался юнец, красный то ли от быстрой ходьбы, то ли он был индеец. В голову полезли варианты начала беседы: спросить дорогу, спросить денег, спросить выпить… Версии без слова "спросить" не рассматривались.
- Эй, ты! – выкрикнул Мамс, ещё не решив, каким будет продолжение. Путник поднял глаза и презрительно фыркнул. – Ты, это, на кого губами сейчас подрожал?
Юноша неразборчиво, но грубо ответил. Неважно что: раз грубо, значит, как учил Белый, сейчас появятся и дорога, и деньги, и выпивка.
- Чего? – как по-писаному повёл Мамс. – Чего ты там пропищал, птенец?
Птенец пропищал снова.
Мамс засучил рукава, хоть драться и не умел. Но главное, по словам Белого, - ввести соперника в страх.
- Нет, драться на кулачках с вами я не буду. Ищите кого проще. Соизвольте разрешить разногласие в благородном виде, приобретите оружие. И будьте у Олмеровых ворот в шесть часов пятнадцать минут.
- А ты денег дай на оружие.
- Сам ищу, - сознался юноша и поспешно скрылся из виду.
Мамс остался стоять в нерешительности. Вроде бы незачем доказывать незнакомцу, будто нельзя оскорблять его персону. Пора идти к Белому и Бонни, лесорубы ждут… Само счастье там.
Но Мамс упрямо двинулся вслед за юношей. Что-то внутри не давало покоя. Неужели к нему, злоборцу, может так по-хамски отнестись сопляк?
Он покажет ему. Сейчас... Только дубинку смастерит.
***
Сделав пару шагов самостоятельно, Локус почувствовал свободу. Словно ребёнок, уже не ползающий, ещё не летающий, но уже ходячий. Друзья из "болота" остались позади.
Он к ним не вернётся. И думать нечего. Как же! Разбежались: чтоб ещё одно лето пустить в расход!
Дома столько всего накопилось... К тому же Олтазия, сокурсница, говорят, переехала с родителями в соседнее поместье. Можно наведаться, узнать, как дела, какими заклинаниями пользовалась.
На лекциях по превращению мамонтов в слонов Локус набросал список. Или план. В него вносил имена девушек, с которыми необходимо завести любовную связь в течение ближайших пяти-десяти лет. И хорошо, если цифры будут через дефис, а не слитно. Олтазия входила в список. Были там, в основном, первокурсницы. И парочка старших. Для разнообразия.
Локус достал листок, чтоб перечитать и вспомнить в зримых образах, греющих в дороге душу и тело, желаемые фигуры. Как вдруг порыв ветра выбил список из пальцев. И тот оказался под носком сапога незнакомого юноши.
- Кажется, ваша записка упала, - с жаждой помочь магу произнёс паренёк.
- Нет, - гордо заявил Локус, хотя и ежу видно было, как листок пролетел из рук мага в ноги незнакомцу. – Не моя.
Ёж смолчал.
- Позвольте, вы только что её держали. Тут написано "Девушки Локуса на первые пять лет…"
- Нет, это не моё, ты врёшь!
- Да задолбали! – выкрикнул в сердцах юноша. – Что за уроды сегодня попадаются? Хочешь помочь, тебе же вилкой в глаз. Или не знаешь "Сильвию, пухлые губки, короткая юбка и странный разрез глаз?"
- Бумажку поднял, всё можно, что ли?
- Я, конечно, и так сильно занят. Но в шесть тридцать чтоб был у Олмеровых ворот с нормальным оружием. И без магии. А то знаю вас… людей в капюшонах. По-мужски сразимся, не по-бабски. Не придёшь, найду!
- Кто ты такой вообще? – возмутился Локус тем, что планы на будущее менялись.
- Моё имя – Э`дварданян. Оставь внукам записку, чтоб знали...
"Ага, только для внуков детей бы ещё...", - подумал Локус, глядя вслед Э`дварданяну, зачем-то убегавшему в сторону оружейного рынка.
***
Попасть к Олмеровым воротам оказалось не так просто. Сначала крестьяне подсказали Киру, что Олмеровы ворота – никакие не ворота, но архитектурное сооружение в стиле барокко, созданное греко-римскими зодчими в саду графа Николауса Анджея как символ преданности идее меценатства.
Потом Кир долго приходил в себя.
Третьим препятствием оказалась высоченная живая изгородь, окружавшая поместье графа. Без друзей всё наперекосяк. Мамс бы давно нашёл практичный способ перелезть, Локусу понадобилось бы шепнуть пару фраз по-магически. Киру же в голову ничего не приходило.
Потому он так и остался под забором, решив, что поединок пройдёт без его участия.
- Чего скучаем? – раздался звонкий голос за спиной. Кир обернулся и встретил уже знакомого юношу. – Придумал, как перелезть?
- А зачем лазить? – буркнул Кир. – Давай прям тут.
- Нет, тут слишком людно… Да и у Ворот-то и помирать краше. Искусство рядом.
- Ну и как туда добраться? – Кир развёл руками: мол, бесполезно.
- Теперь-то легче: я встаю тебе на плечи, лезу наверх. Потом за руки подтягиваю тебя.
Кир стоически принял умственное поражение. Однако дарить юноше победу в другом поединке не собирался. Меча вытащить из камня он так и не сумел. Зато придумал тактику: они станут пользоваться оружием по очереди. Сначала Кир сделает три попытки, потом юнец. Если жив останется…
Судя по притороченным к поясу длинным ножнам, оружие будущий соперник Кира приобрёл нехилое.
- Так лезем-нет? Чего стоим? – Юнец сгорал от нетерпения. – Меня там ещё люди ждут.
- Эй, погоди, так не договаривались… Трое на одного — бесчестно!
- Надеюсь, вы уж по очереди будете.
- Так ты знаешь о тактике боя "по очереди"! Думал, я её только что придумал. Видишь ли, меч так и не извлечён…
Паренёк, не дослушав, привёл план в исполнение: вскочил без разбега на захудалого рыцаря, уцепился за поросль живой изгороди и махнул наверх.
- Э, а они-то уже тут как тут. Вот люди, ещё и загодя приходят! – Чему-то непонятному для Кира удивился юноша и вдруг спрыгнул с забора на другую сторону двора.
- А я? – только и успел в недоумении спросить Кир.
- А ты жди! – ответила стена.
Кир ждал. Впрочем, недолго. Внезапно открылись главные ворота. Кир уже собрался улепётывать от разъярённого хозяина, как вдруг...
- Заходи, тебе здесь рады.
Неуверенно Кир двинулся к пареньку.
- А нас не схватят?
- Да усадьбу граф сто лет не посещал, - уверил отважный юнец. – Будь спокоен: твоё тело здесь долго не найдут. Успеет разложиться…
Понуро плёлся Кир на встречу с неизбежной судьбой. Заглянул за ворота, и приятного вида сад открылся взгляду: причудливые статуи украшали его пространство вперемешку с фонтанами, декоративными кустами и фруктовыми деревьями. Статуи особо поражали воображение: вспомнилась ведьма Диенна, превращавшая хулиганов в изваяния. Хотя у неё они выглядели не так страшно, как здешние чудища. Гораздо больше поразили сами Ворота. Их невозможно было не заметить: выполненный из чёрного камня арочный вход, украшенный цветочными виньетками и гравюрами со сценами Страшного суда и Прекрасного далёка. Ещё сильнее поразили люди, стоявшие под сводами арочных ворот.
- Мамс? Локус? – Не верил глазам Кир, будто призраков увидел. – Вы же по делам отправились.
- Ага, - буркнул в ответ Мамс. – Только Э`дварданян нас всех собрал.
- Сейчас мы его порешим и дальше пойдём, - с лёгкой зевотой поделился планами Локус.
Юнец стал излагать свой план:
- Значит, сначала биться со мной будет этот, как самый тухлый боец.
- Чего? – переспросил Кир, на которого указали.
- Потом толстый как вообще никто, в принципе, алкашня последняя.
Кир перестал обижаться.
- А добью вашу троицу верзилой в капюшоне. Только чур без магии, слышь?
Локус услышал, усмехнулся, но про себя подумал: "Ага, как же".
Э`дварданян достал из ножен клинок и блистал им в глаза противникам, пытаясь доказать моральное и физическое превосходство.
- По одиночке нас легко срубить, а вместе мы - …
Не успел договорить любимую фразу о венике Кир, как словно из ниоткуда появились перед взорами с десяток вооружённых людей. Этот знак, по старинным повериям, не предвещал ничего хорошего.
- Вы вторглись во владения графа Николауса Анджея, - заявил один из десяти. – Вы будете держать ответ перед нашим господином.
- Один за всех! – вдруг рявкнул Э`дварданян и ринулся с мечом наперевес на говорящего. Все за одним не последовали. Солдат отбил атаку лёгким движением пики, острие которой приставил к горлу энтузиаста-драчуна.
- Так идёте, или с вами тут покончить?
Э`дварданян недовольно молчал. Злоборцы дружно проголосовали за первый вариант.
***
Граф поджидал в апартаментах, стоя у высокого стрельчатого окна. Николаус имел вид того довольного положением, возрастом и внешностью человека, который ещё не поднялся до состояния бога на земле, но уже подбирается к ключам мироздания. Его утончённые манеры и стиль одежды говорили сами за себя: вот он я, принимайте, восхищайтесь, любите. Прочие — вон!
- Нарушители, ваша светлость! - доложил камердинер и удалился, позволив стражам ввести четверых дуэлянтов в богато украшенную комнату.
- Оставьте нас! - скомандовал граф и щёлкнул пальцами, словно от щелчка приказ получал волшебную силу.
Стража поспешила выйти.
- Кто вы такие, тысяча чертей?! - выдал Николаус изысканное новомодное ругательство.
- Э`дварданян! - честно признался резвый юнец.
- И три злоборца, - добавил Кир, с ехидством поглядывая на друзей.
- Что мне с вами прикажете делать? Как воры вторглись...
- Мы хотели решить спор...
- Молчать! - оборвал Э`дварданяна граф. - Раз перебивший меня теряет язык. Прощаю за невежество, но впредь...
- Благодарю. Но мы не воры, хотели решить вопрос чести и...
И Э`дварданян прервал спич, заметив, как позеленел Николаус.
- Вам плохо, ваша светлость? У меня есть мазь бабушки: всего шесть раз в день на лицо, и зелёный оттенок спадёт за год.
- Молчать! - крикнул граф и для пущей убедительности ударил хлебом по тарелке.
Воцарилась тишина, во время которой предполагалось почтительное внимание к последующим словам Николауса. - Я дарую вам свободу в обмен на услугу. Незначительную. Не так давно я подарил лорду Камбэку некий символ дружбы — артефакт Древних, двенадцать подшипников, оформленных в виде кольца. Вещь бесполезная, некрасивая... Однако сей артефакт вдруг понадобился графине. И жизнь не жизнь без него. Стыдно признаться, что отдал его лорду, почитая за безделицу. Жёны! Ну, вы меня понимаете...
Кир с уверенностью кивал, хоть и не смыслил ничего в делах семейных. Мамс и Локус старались держаться в стороне. Э`дварданян же поглаживал усы и часто смотрелся в зеркало.
- Верните подшипники. Упросите. Украдите. Убейте. В крайнем случае. В долгу не останусь. Получите всё, что ни пожелаете. В пределах разумного, конечно.
- У вас много своих людей... - начал Кир.
- Графиня не должна знать. Отправь я к лорду слуг, начались бы вопросы, слухи, толки, кухонные споры. Вы будете моей молчаливой командой. Я надеюсь на вас.
Кир подмигнул злоборцам. Те даже не улыбнулись. Коварная судьба снова свела их, неразлучных.
Э`дварданян завершил наконец ритуал прихорашивания и почёл нужным вернуться к беседе:
- Так, кого, говорите, порешить?
Граф Николаус лишь нахмурился в ответ, отчего юноша повернулся в сторону злоборцев, словно адресуя вопрос им. Мамс провёл большим пальцем вдоль шеи и указал на самого Э`дварданяна.
***
Понемногу разобравшись, что к чему и с чем едят, Э`дварданян сразу проявил смекалистость в деле, особенно в последнем. На обеде у графа он ел каплунов со сливочным соусом, омаров с пивом, ежевичный пирог с земляничным джемом. В голове зрел план действий и список будущих подарков "в пределах разумного".
После обеда, когда их выпроводили во двор с чёрного хода и вывели на улицу с чёрной калитки, он заявил:
- Нам понадобится помощь. Бесплатная. Тут неподалёку - вольный посёлок Цирконь. Стоит им только клич кинуть - ринутся выполнять. Главное, чтоб клич дельный был.
- Зачем нам помощь? - недоумевал Кир. - Доедем до Камбэка, возьмём подшипники.
- А тебя там ждут с объятиями, поцелуями, вином и постелью, - усмехнулся Мамс, знавший суровую правду жизни. - Прорвёшься ты к нему, чем докажешь, что ты от Николауса? Какого лешего он подшипники отдаст? Э не... Пока боги молниями блещут, муравьям надо объединяться в супермуравья, который сразится с богами.
- Народная мудрость, да... - подтвердил истинность пословицы Э`дварданян.
- Я б не отказался от помощи, - поддержал Локус, которому надоело общаться с одними лишь отсталыми друзьями.
- Через час будем в Циркони.
К вечеру, уставшие, но ещё надеющиеся, они увидели вдали летящий под облака дым печных труб деревеньки. Потрескавшиеся губы, пожелтевшие зубы, красные глаза и голодный желудок. Да, у путников было что-то общее. Подойдя ближе, самый зоркий — Мамс — заметил, что Цирконь — деревенька с маленькой буквы "д": всего-навсего шесть-семь домов да пять-восемь сараев.
- Много, говоришь, желающих? - вдруг вспомнил он цитату из Э`дварданяна.
- Наверное, у них не лучшие времена.
- Судя по всему, лучших времён у них быть и не может.
Спускаясь с холма, путники стали привлекать к себе внимание жителей, завершавших вечерние дела перед отходом ко сну. Э`дварданян сразу узнал по туманным очертаниям старых знакомцев:
- Вон Мамонтяра собирает с игорного стола карточки с рисунками, а вон Олеся Из-Леса метёт пыль за порог, Гриайфон, да-да, это она! Как всегда любуется закатом. О, душка Элементари... Поджигает венок из одуванчиков.
- Дорогие цирконевцы, у меня для вас сногсшибательная новость, - громко заверещал на ходу Э`дварданян. - Граф Николаус Анджей при поддержке лорда Камбэка объявляет... - Все цирконевцы разом и ещё прочие, из леса набежавшие, прислушались к красивой речи статного юноши с красивыми усами. - Кто найдёт в опочивальне лорда подшипники и принесёт их нам, будет награждён званием победителя Летней Циркони, а также получит шанс на особый приз от самого графа!
И люди побежали в суматохе по домам собираться в путь. Те, что из леса, отправились следом.
- Видите? - Улыбнулся Э`дварданян. - Даже приз не успел назвать, уже ринулись. Им только скажи... Считайте, подшипники - в кармане.
- А нам не надо, что ль, с ними? - спросил Кир, недоверчиво оглядываясь на друзей.
- Как хотите, а я буду дожидаться результатов. Только не надейтесь на командную игру. В Циркони каждый сам за себя. Они ж состязаются. Доказывают в сотый раз, кто лучше, умнее, смекалистее.
- А если нет заданий? - поинтересовался Кир. Энтузиазм цирконевцев поражал воображение. Хоть сейчас записывай поголовно в злоборцы. И не надо мучить Локуса, вытаскивать из кабака Мамса...
- Если нет заданий, они маскарады устраивают, - поделился информацией собеседник и пожал плечами: мол, сути сего действа не понимает.
- Простите, - спросил подбежавший к Э`дварданяну усатый мужичок с двуручным мечом. - Я Дранц, победитель Зимней Циркони. Когда будут призы за уничтожение дракона?
- Они уже в пути, по словам драконихи. Не беспокойтесь, - заверил со знанием дела Э`дварданян, державшийся здесь как своя в доску рыба в воде.
Тем временем жители Циркони дружно собирались в путь: точили мечи, мечи точили. И вскоре кто в одиночку, кто по двое двинулись в сторону дома лорда Камбэка. И зачастую это оказывались совершенно разные стороны…
***
Пока Э`дварданян бездействовал и почивал на лаврах, злоборцы снова почувствовали вкус странствий. Они медленно пересекли речку Быструю, побывали под Мостом Всех Троллей, сделали крюк на Болотистой пустоши, а потом выкинули за ненадобностью. Прошлись с песнею по роще берёзовой, потом вернулись в трактир и взяли ещё по одной. Пересекали леса неведомые да луга незнакомые, проигнорировали камень на перепутье, завербовали заблудившегося цирконевца, да переманили его к себе работорговцы проклятые.
Однажды даже подумали, что напали на след подшипников графских. Какие-то двенадцать мужиков в лесу у костра сидели, звали злоборцев присоединиться, обещали дары богатые. Только говорила мама Киру в детстве: пить с чужими, сынок, нельзя, а особенно в лесу. Потому и не пошли к мужикам. А чтоб не обижались, подсунули случайную цирконевскую девчонку с корзиной. Юная особа ещё неразумная была и толком не понимала, что ищет: то ли подшипники, то ли подвески, то ли подснежники.
- Локус, неужели нет заклинания поиска? - снова заныл Мамс, которому ходьба без толку и без заправки порядком надоедала.
- Есть. Но мне нужны две вещи: часть тела лорда и закончить пятый курс Академии.
- Мы известные злоборцы! - возмущался Кир. - Нам нельзя проигрывать дилетантам из Циркони. Наш авторитет...
- Так придумай что-нибудь! - перебил Мамс. - Кто у нас голова?
- Намекаешь, что ты типа сила?
- Ну, по легенде так. Или не так?
- Почему судьба снова связала меня с отсталыми людьми? Почему я должен плестись за ними, слушать тупую болтовню? Разве не могу...
Возмущения Локуса прервал звук телеги. Это определённо была телега: она скрипела колёсами, свистела кнутом, стучала копытами усталых лошадей и лилась заунывной песней кочующих артистов. А вскоре и сама появилась на горизонте. Злоборцы с тревогой ожидали худшего, но, по иронии судьбы или скудости фантазии Создателя, на дороге появились знакомые артисты. Мамс разглядел в куче поющих Джо, а Локус заметил среди лежащих в крытой кибитке Молли.
- Эй, гляньте-ка, они ещё живы! - выкрикнул кто-то из артистов. - Те ряженые, которые нас приличного заработка лишили.
Злоборцы переглянулись. С такого ракурса они ещё не рассматривали своё второе из свершённых в прошлом году добрых дел.
- Точно они, - подтвердил Джо. - Ребята, привет! Кого ищете?
Телега подъехала к злоборцам, стали видны недовольные лица актёров, сонные лица актрис, гордое лицо кучера.
- Мы ищем лорда Камбэка, - без надежды поведал Кир.
- Вы не там ищете, - усмехнулся актёр. - Мы вот к нему едем. Обеднели ведь, сами знаете. В городах пьесы не ставим, шляемся от одной кормушки к другой
- О, так мы с вами! - обрадовался Кир, но актёры запротестовали.
- Места мало. Сами жмёмся. В общем, до встречи!
И укатили дальше по цветочной поляне вдоль сосен-великанов под небом голубым.
- Теперь-то, Локус, найдёшь заклинание выследить телегу? - в возмущении прошипел Кир.
- Конечно, найду, - обрадовал друзей Локус. - Называется: беги за телегой. Я шепчу: "Раз, два, три, за телегой ты беги", а вы дружно догоняете актёров, чтобы не потерять их из виду.
Шутку никто не оценил, но совета послушались.
***
В замке Камбэка творилось нечто невообразимое. Вряд ли лорд знал по имени или даже в лицо всех гостей в доме. И вряд ли подозревал, что творилось в разных углах цитадели. А там происходили события весьма странные...
Молли, например, просила у Камбэка-младшего веских, ощутимых и наглядных доказательств того, что её глаза похожи на два изумруда. Сын лорда рылся в украшениях матери...
Джо пробовал себя в новой роли убийцы-отравителя. Хозяин потребовал сыграть пьесу собственного сочинения, которую хотел показать старенькому дяде. Слова учились плохо, зато отравитель получался отменный. Тренировался на кошках.
Цирконевец, переодетый в нищего, выл под стенами, привлекая внимание, пока второй забирался в открытое окно с противоположной стороны. Правда, не зная, что окно вело в покои супруги лорда.
Злоборцы, взмыленные и в пене, парились в бане. Актёры в конце концов согласились выдать их за своих с условием, что часть приза, которая денежная, достанется им. Помывшись, трое друзей принялись осматривать длинные и узкие коридоры замка.
И вот счастье: насвистывая народные мелодии и поигрывая тяжёлыми ключами, навстречу важно вышагивал сам Камбэк. Длинная синяя борода закрывала половину лица и половину груди, фетровая шляпа набекрень, чёрные глаза с густыми ресницами и кольцо в ухе — у лорда много запоминающихся черт. Кир бросился к нему, чтобы решить дело одним махом.
- Ваша милость, мы от графа Николауса Анждея с деликатной просьбой... Он подарил вам недавно некий артефакт, двенадцать подшипников, но теперь они ему нужны. Граф обещал в скором времени выслать иной эталон дружбы.
- Какой эталон? - спросили одновременно, но с разной интонацией Локус и лорд. Первый с корректорской целью, второй с корыстной. Кир не знал, кому отвечать и куда поворачиваться, потому решил продолжить, игнорируя друга.
- Графу сейчас очень нужны подшипники. Вопрос чести, ваша милость. Граф в долгу не останется...
- Вот оно как... - Задумался лорд Камбэк и загадочно поиграл бровями. - Что ж сразу не сказали...
- Сразу? - удивился Кир. А вот Мамс не удивился. Он вообще плохо следил за диалогом, рассматривая гравюры на стенах.
- Ну там, в Циркони, - уточнил Камбэк. - Сказали б, что так можно, запросто, я б и не переодевался. Или козырь про запас держали? А теперь мне выдали, да? Попались на удочку? Сразу видно: вы в финале первый раз. Тут многие и до второго тура не доходят. В финале крутятся, как могут. Я вот мастер переодеваний..
- А ты кто вообще? - Мамс оторвался от гравюр, поняв, что интереснее в другом месте.
- Клео, пятикратный победитель Циркони, - сознался Лжекамбэк. - Знакомое имя?
- О да, - солгал Кир, чтобы не казаться невежливым. - А мы злоборцы. Слышал о нас?
- Наверняка дальше первого тура не пробивались. - Хмуро покачал головой Клео. - А мне пора. Победа ждёт.
Погладив пышную бороду, опытный цирконевец поспешил на поиски заветных подшипников. Кир, недоумевая, глядел вслед. Локус гадал, когда же эта галиматья закончится, а Мамс вернулся к гравюрам, настолько древним, что у изображённых на них женщинах не было одежды. Никакой. Видимо, для них её тогда ещё не придумали.
***
Без особой надежды первыми отыскать Камбэка злоборцы решили идти туда, где много народа, а лорд сам по себе обязательно там появится. Толпа собиралась в большом зале. Актёры готовились к представлению, ставили скромные декорации, привезённые с собою, но большей частью заимствовали из ближайших комнат замка. Гости хозяина, зевая, ждали начала представления и появления лорда. Посовещавшись, злоборцы решили ждать Камбэка у входа, чтобы первыми заявить о праве взять подшипники.
- Да пускай их берут циркончики, - не возражал Мамс, - потом нам же и принесут, а мы графу вернём и своё получим.
- Это вопрос чести, - зашипел Кир.
- С каких пор она стала тебя волновать? - усмехнулся Локус, вспоминая, как в детстве порой даже крестьянским парнишкам удавалось поиздеваться над наивным Киром и выйти сухими из воды.
Его друг покраснел, но смолчал.
- Вон идёт наш лордик. Сейчас покажем класс! - вошёл в кураж Мамс, указывая на величественную фигуру, вальяжно движущуюся в сопровождении свиты по узкому коридору, увешанному портретами предков с рыжими, чёрными и седыми бородами.
- Лорд Камбэк, - громко воззвал Кир и низко склонил голову. Не поднимая её, начал торжественное обращение. - Мы посланы графом Николаусом...
- Пошли прочь, юродивые! - шикнул на него лорд и, ухмыльнувшись шутке одного из рыцарей, вошёл в зал, где тут же началось представление.
Сцена должна была выглядеть как цветущий весенний сад, в центре которого на скамье прилёг вздремнуть дворянин. По крайней мере, так объявили в начале действия, и у зрителей в душе сложился образ, немного противоречащий с реальностью: парой горшков с цветами и кактусом, железной скамьёй с торчащими штырями и мёртвым сном спящего на ней пьяницы. На сцене появился Джо. С хищной миной на цыпочках шёл он к будущей жертве, по дороге начиная недавно выученный монолог.
Рука тверда, дух чёрен, крепок яд,  
Удобен миг, ничей не видит взгляд.  
Сейчас отраву в ухо я волью,  
А все подумают, что умер он в бою.
- Да сколько можно-то?! Угомонись же ты, собака! - вдруг прервал актёра худой, но ещё грозный старичок в первом ряду, однако, обращаясь не к Джо. Дедушка встал и потряс кулаком в адрес лорда Камбэка. Мало того, расталкивая толпу, пошёл прямо на хозяина замка, по пути продолжая ругаться: - Три ранения были у брата, лекари при всех доставали стрелы из его тела, но нет: призракам-то лучше знать! Сколько можно?! Хватит обвинений!
Дойдя до конечного пункта странствия, зловещий дед вцепился в лорда так, что свита вмиг разбежалась в страхе. Камбэк слабо пытался сопротивляться, но старик тряс его за плечи, дёргал бороду и покусывал шею.
- Не убивал я твоего отца! - орал старичок в ухо. - Сколько ещё говорить?!
И вдруг в порыве страсти синяя борода осталась в руках обезумевшего деда.
- Что? - спросил он у вмиг начисто выбритого племянника. - Что за фокусы?
- Да это ж Клео! Разве не видите?! - подал голос Мамс.
Почему-то Клео никто не признал и ниц не пал. Однако суматоха продолжилась: в дверях появился ещё один лорд Камбэк. Парочка любопытных уже бросились к новой жертве и принялись дёргать за бороду. После тщетных попыток и пары оплеух любопытство угасло.
- Что происходит?! - В возмущении начал рвать и метать обидчиков Камбэк, при этом словно высматривая в зале кого-то. Но не найдя кого-то, обратил взоры на злоборцев. Кир поспешил не терять времени даром.
- Мы от графа Николауса Анджея, ваша милость. Он просил вернуть подшипники. Граф в долгу не останется...
- Нет, я от графа Николауса! - Выскочила из-за шторы длинноногая блондинка с миниатюрным мечом. Камбэк почему-то более охотно ей поверил.
- А, вот ты где, собака! Посмеяться над дядей решил! - Дед оставил в покое бедного Клео и пошёл по головам зрителей к истинному лорду. - Ещё одного актёра нанял. Мало тех, что на сцене!
- Вы, лорд Айлбибэк, держитесь от меня подальше! Вам, дядюшка, это лекарь прописал! - крикнул Камбэк и прикрылся от грозного старика блондинкой. Манёвр оказался неудачным: со спины последовала новая атака.
- Значит, мне нищебродов в постель посылает, а сам с молодками обжимается на глазах почтенной публики! - В зал ворвалась разгневанная жена лорда, вслед за которой стража привела незадачливого цирконевца, влезшего к ней недавно через окно.
Лорд хотел сквозь землю провалиться. И почему день стал злополучным? Вроде бы грезился триумф над дядей, уязвлённым представлением его давней и не доказанной никем вины. Никем, кроме призрака отца, частенько являвшегося после графина виски.
- Подшипники графа, лорд. Николаус нуждается в них, - напомнил ещё раз с жалостливой миной Кир.
- Какие подшипники?! - вдруг разъярилась по-новой леди Камбэк. - Не те ли это подшипники, которые ты называл "последним подарком отца" и как ценную для тебя вещь всучил на годовщину свадьбы? Выходит, они от графа?
- Своему призраку верни "последний подарок". Скрипеть меньше будет, - ворчал Айлбибэк.
- Как это низко, лорд! - пискнула блондинка и, сильно толкнув Камбэка в толпу зевак, гордо вышла из зала. Поняла, что уже ничего не светит и решила уйти эффектно. Цирконевцы падки на мимолётную славу.
- Она права, - подытожила супруга лорда. - Тайные связи с графом, лживые подарки, призраки бывших отцов, попытки унизить старика, измена на глазах у всех, по замку шляется отрепье и... и... и подшипники! На двадцать лет совместной жизни! Не "подарок отца", не семейная реликвия, а завалящие подшипники от "милого дружка". Это предел возможного, мой лорд. Я... я не могу так, - последние слова она уже говорила в расшитый батистовый платок, скрывая от публики накопленные за последние годы супружества слёзы.
Леди выбежала в раскрытую дверь, оставив лорда наедине с воцарившимся в толпе молчанием. Камбэк понимал: все ждут его слова. Ярости. Или покаяния. Нет, он не покажет себя слабым.
Взгляд хищника метнулся в сторону. И встретился с простецким выражением лица Мамса, отведёнными влево глазами Локуса и судорожно сжатым от недоумения ртом Кира.
"Подшипники графа, лорд", - звучала в голове сказанная недавно фраза. Это всё они. Какие-то бродяги. Это они.
- Повесить! - заорал Камбэк. - Завтра же утром!
Тут же тяжёлые ладони в латных перчатках легли на плечи злоборцев.
***
Пожалуй, Мамс с Киром даже обрадовались звону ключей в тюремных дверях ранним солнечным утром. Ночью никто не спал: все тревожились о печальной судьбе и размышляли о жизни вечной. Правда, Локус, не переставая, ворчал, повторяя одно и то же по кругу.
- На выход, эй, вы трое! - грубый голос позвал откуда-то из темноты коридора. Ну вот и всё. Оставалось только погибнуть без суда и следствия. И никому не важно, что ты злоборец и столько раз спасал мир. Кому это интересно? Главное, ты явился не вовремя и брякнул слово невпопад. Один раз — и перечёркнуты все достижения жизни.
Их вывели во внутренний двор. Вид пустой виселицы на троих не вызывал приятных ощущений. Даже народ не пригласили. Будто лорд расправлялся с личными тайными врагами.
Место казни приближалось. Сам идёшь в лапы смерти. Добровольно. Что мешает вырываться, кричать, кусать стражей? Но злоборцы спокойно шли, не роняя достоинства.
Взошли по ступенькам на эшафот. Стало видно лорда: он сидел в золочёном кресле, спокойный и сосредоточенный.
- Кто вы вообще такие? - спросил Камбэк.
- О, мы известные всему миру злоборцы, - обрадовался вопросу Кир, которому на шею надевали удавку. Мамс поёжился: неужели даже перед смертью выслушивать бред? - Я достопочтенный рыцарь Кир, рядом славный наёмник Мамс, а чуть поодаль великий маг Локус. Мы искореняем... искореняли зло в мире.
На удивление Мамса старый друг был краток. Видимо, словоблудство ушло в роковой час.
- Понятно, - зевнул лорд.
Когда удавка дошла до Локуса, внимание стражей привлёк странный субъект в маске, вдруг появившийся на стене. Он по верёвке залез наверх и теперь спускался во внутренний двор с колчаном за спиной и кнутом за поясом.
- Это кто ещё явился? - удивился лорд.
- Я Эль Пострелок из Циркони-что-на-холме-в-девяти-милях-от-нормального-города, - гордо заявил незнакомец. - Мы не бросаем наших в беде.
- Разобраться! - скомандовал лорд. Солдаты натянули тетиву, стражники внизу бросились в атаку.
Пострелок уверенно двинулся в сторону эшафота, умело отбиваясь от ударов людей Камбэка. Перед самым местом казни остановился, взглянул на осуждённых, и лицо под маской скривилось от разочарования:
- А что, в этот раз нет девушки?..
Воспользовавшись замешательством героя в маске, стража бросилась в атаку. Заломили ему руки за спину и увели во мрак тюремных нор.
- Ну? О чём вам всегда говорю: никуда без девушек! - прокомментировал события угрюмым друзьям Локус.
Стражник не дал ему особо восторжествовать, завершив действо с удавкой.
- Последние желания есть? — для проформы и успокоения совести спросил лорд. Скорей бы пойти доспать, чтобы выкинуть из головы этот фарс.
- Не вешайте нас! - смекнул Мамс.
- Подтверждаю! - добавил Локус, испугавшийся близости смерти. Такой молодой! Учителя хвалят его как способного мага. Ещё и девушки не было у него и с девушкой тоже. Впрочем, и с парнем не было, но Локус не переживал на сей счёт. Погибнуть во цвете лет по глупости. Повёлся с отсталыми друзьями. Довели до петли!
- Увеличиваю силу желания втрое, - пошутил Кир, но лорд не улыбнулся. Вроде бы вчерашняя злость прошла. Но оставить всё как есть невозможно. Люди увидят слабину...
- Я могу подарить вам жизнь. Слишком ценный подарок... - хитро начал Камбэк. - Взамен станете моими рабами. Навек. И забудете о ваших разных зломордоборцах. Служить только мне! - При этом лицо Камбэка изменилось: глаза выпучились, борода распушилась, нос заострился.
- Я согласен! - тут же выкрикнул Локус.
- Я тоже! - отозвался Мамс.
Кир молчал. Злоборчество, конечно, не цель жизни. Просто развлечение и способ скрасить скуку. Но так легко сдаться в рабство? Впрочем, а какой выбор? Либо быть, либо... Пусть и рабом, но быть. Что мешает рабам организовать общество, даже восстание? Свою Цирконь?
- Я тоже хочу жить, - подтвердил Кир и опустил голову, чтобы не смотреть на друзей.
***
- Будете служить по особым поручениям, - озвучил решение лорд. Он наслаждался мягкостью кресла, обтянутого крокодильей кожей, которое подарил старинный друг — капитан пиратского судна, курсирующего в южных островах. Камбэк вспоминал одну презабавную поездку, пригубил заморского вина и погрузился в дрёму.
Тем временем домашний маг заканчивал установку чар на ошейники новоиспечённых рабов. Шептал таинственные слова, размахивал широкими ладонями, дрожал в неистовстве колдовства. Золотистые пляшущие буквы с именем лорда вырисовывались на металлических обручах. Заклятие должно также предупредить попытки избавления от ошейников: огненная кара ожидала всякого, кто попробует нарушить запрет.
- По особым поручениям, да, - вернулся в реальность лорд. - Начнёте с задания, из-за которого вы теперь навеки рабы. Благодарите меня, что не мертвецы. Верните графу злополучные подшипники. Из-за них чуть не разрушилась моя репутация и жизнь. Но раз Николаусу они так важны... Бежать не думайте: не вернётесь через пять дней, почувствуете ужасную боль. Худоний!
Колдун с ехидной усмешкой щёлкнул пальцем и стал ворожить, очерчивая в воздухе знаки. У злоборцев начало слегка покалывать в области шеи, потом покалывание перешло в жжение, сменившееся острой болью. Локус сдерживался, чтобы не закричать. Кир выл. Мамс стоически матерился.
- Теперь поняли? - Улыбнулся лорд. - Вы рабы. Смиритесь. Выхода нет. Ну хватит, Худоний, хватит! Угомонись. Так вот. Вы отдадите графу подшипники и вернётесь. Худоний, да перестань уже! Так вот... Когда вернётесь, займёмся обустройством комнаты для жены. Специальной. Есть у меня идея...
Лорд зловеще улыбнулся и погладил бороду.
***
- Говорите, были трудности? - озабоченно спрашивал граф.
Злоборцы снова оказались в его апартаментах, теперь уже добровольно. За подарками пришли. Кир старался использовать красноречие, чтобы описать тяжкий путь к лорду, небывалые сражения за бесценный артефакт и долгую дорогу обратно. Солгал во всём, как и положено хорошему рассказчику.
- Что ж, даже не знаю, - стушевался граф. - Столько хлопот ради подшипников... Но ведь лорд не в обиде?
- Нет-нет, - хором заверили злоборцы.
- Мда... - Граф словно потерял былую высокомерность. Как человек сделал глубокий вдох, как простой смертный высморкался в вазу. - Вот история... Увидел сегодня вас в окне и на радостях говорю супруге как бы невзначай, что нашёл подшипники, а она молчит. Я ей: "Ну, помнишь, ты искала". А она... Она вспомнила. Искала их, когда убогие приходили. Их одаривают обычно разным хламом. Хотела подшипники им всучить. Избавиться. Удивилась ещё, что я терял время на поиски.
Кир переглянулся с Мамсом и Локусом.
- Но вы не беспокойтесь. Я человек слова. Без даров и вы не уйдёте. Просите, что пожелаете... Но не дороже лука со стены.
Что нравилось Киру в богатых и титулованных особах, так это способность щедро одаривать. Мамс оценивающим взглядом рассматривал апартаменты графа. Локус вздохнул.
***
- Какая встреча! - У ворот нежданно-негаданно оказался Э`дварданян. - Я же говорил вам: надо просто подождать. Вот, глядите: подшипники графа и не шухры-мухры!
Юноша достал из-за пазухи инструмент, напомнивший Мамсу смесь лопасти мельницы с тараканьей ногой.
- Это никакие не подшипники, друг. Надули тебя! - смеясь, произнёс он. - Знать надо, как подшипники выглядят, простофиля. Мы только-только от графа. Достали настоящие. И, видишь, получили призы! - Мамс похвастался новёхоньким молотом вместо привычного топора и кивком головы указал на длинный лук в руках Локуса.
- Лисавася, чертовка, опять провела! - выругался Э`дварданян, видимо, в адрес одной из цирконевских девушек.
А потом все замолчали. Дело было сделано. А кроме дела их не связывало ничего.
Потому надо было прощаться.
- У вас на шеях полосы от ожогов, - вдруг выдал Э`дварданян.
- Долгая история... - замялся Кир. Едва злоборцы отдалились от замка Камбэка, как Локус с ехидством заявил о шарлатанстве домашнего чародеишки лорда. Ручками махать, рожицы корчить — дедовский способ колдовства. Да и заклинание на ошейники наложено не ахти какое. Снять просто.
Чуть позже выяснилось, что снять возможно.
Потом: сложно, но можно.
В целом, ожоги не смертельные.
- Я так понял, мы расстаёмся? - предложил Э`дварданян, так и не услышавший нормального ответа. - Всё же советую вам наведаться в Цирконь. Набрать команду там — дело плёвое. Правда, без поддержки да имени графа Николауса задача усложнится. Но, думаю, вы справитесь.
- А ты?
- О, меня ждут великие дела! Счастливо оставаться! - сказал и ускакал в туманную даль новых приключений.
И троица снова осталась троицей.
- И всё-таки, зачем ты у графа вместо подарка пирожок выпросил? - начал Мамс старую песню. Удивляться поведению странного человека он не уставал.
- Есть хотел, - признался Кир. - К тому же не пирожок, а заморское лакомство. Название у него ещё заманчивое: круассан. Как эхо дальних стран... Так что? Последуем совету бравого Э`дварданяна? Я тоже думал насчёт Циркони. Организуем там и без графских подачек злоборческое поселение. Назовём по-другому. Допустим... Может, Киреатив? Как вам? Звучит?
- Вроде неплохо, да, - безынициативно поддержал Мамс.
- И мне нравится, - сознался Кир. - Главное, моё имя в начале.
- Я не с вами, - решительно сказал Локус. - Всё. С меня довольно.
- Но мы же злоборцы. Лето... И... если хочешь, сходи домой, переоденься. Или что там дома делают, - бросился уговаривать Кир. - Сама судьба...
- Долго я терпел, ребята, но всё. Эшафот стал последней каплей. Сколько можно играть в одни и те же игры? Сколько раз можно публично доказывать, что ты неудачник, сколько можно быть посмешищем? Варимся в одном котле, а пора бы наружу! Там жизнь! Я устал, поняли? Устал бегать по кругу бездонной бочки прошлого. Не наигрались ещё? Идите в Цирконь и играйтесь в ваш Киреатив. А с меня хватит. Я покидаю песочницу.
Он развернулся и ушёл. Просто так. Оставив Мамса и Кира в недоумении. Те даже не успели крикнуть что-нибудь вслед. Ветер поднял тучу пыли, застилая глаза. И образ старого друга растворился в душном летнем вечере.
- А ты хоть пойдёшь со мной в Цирконь? - без особой надежды на успех спросил Кир.
- Я друзей не бросаю, - отозвался Мамс, словно ещё находясь в забытье.
- Спасибо, друг, - сказал Кир и с чувством приобнял Мамса. Тот отдёрнулся: шея адски горела. 
- Ладно, до встречи, - цинично выдавил Мамс и отправился вслед за другом Локусом.

Авторский комментарий: Памяти "ЦарКона", международного литературного конкурса исторической реконструкции
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования