Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Семен Бодров - Неон

Семен Бодров - Неон


Палитра клуба несла во тьме всего два цвета: пурпур и лазурь. Бесчисленные тени людей появлялись в свете, и каждый цвет покадрово дарил им уникальную позу. Цикличный ритм музыки подхватывал их, унося сознания куда-то к потолку, к мёртвому сиянию неона. Лиза обошла танцпол и направилась к бару. Из шума музыки изредка выбивались хохот или матерщина. Если идти вдоль столиков, как шла Лиз, то можно видеть будто мёртвые лица посетителей. Они всегда смотрят в одну сторону и даже не шевелят губами. Восковые фигуры с горячей кровью внутри. В свете пурпура они становятся бледными, практически ледяными. Лазурь дарит им секундную жизнь. Это клуб. Он кружит голову, отвлекает. Вечный двигатель, где люди танцуют и пьют…

Лиз видела лица знакомых. Возле гоу-стоек сидят ребята из группы Везунчика. Подальше от танцпола щерятся парни Ресницы. Снуют официантки и шлюхи Биши. В самом тёмном углу, куда редко просачивается свет софитов, – столики Интеловских технарей. Они всегда держатся подальше. Ближе к стойке бара развалились бунтари Лео Питбуля – самая сволота из всех. Девушка прошла к стойке.

– Привет, Слав, – кивнула она бармену.

– Лучше чем всегда, – усмехнулся тот в ответ и поставил бутылку пива перед ней.

Лиза чмокнула ему, отпила из бутылки. Бар – самое популярное место в клубе. У него всегда трутся тучи народу, и если даже места за самим баром нету, то люди кучками стоят ­возле, и без всякого стеснения разговаривают. Но для таких, как Лиз, место есть. А если нет… Его быстро освобождают.

Лиза смотрела по сторонам, не забывая потягивать пиво. Всего несколько друзей сегодня здесь, но любой, кто входил в клуб, был ими замечен. Кивками поздоровавшись с ними, девушка стала наблюдать за танцующей толпой. Все женщины – в мини-юбках, прозрачных блузках и топиках. Мужчины в цветных тряпках, кто в обтяжку, кто в "мешках". Кепки и приподнятые хохолки чёлок. В костюмы одеты только деловые люди ­-  пришли решать вопросы. Они сидят в VIP-ложах, за огромными, словно стены, телохранителями.

Какой-то парень, явно из тусовки танцоров, подсел слева. Джинсы плотно облегают тощие ноги, на жёлтую футболку накинут серенький кардиган. Рукава подтянуты под три четверти, браслеты на запястьях. Мечта гламура.

– Скучаешь, милая? – Улыбнулся паренёк.

– Нет, весело, – отозвалась Лиз.

– Может, пивком угостить?

– У меня есть, спасибо.

– Ну. Я могу и чего поинтересней тебе взять. – Парень подвинулся ближе.

– Обойдусь. Свали. – Лиз краем глаза заметила, как из-за столика Лео поднялся Змей.

– Да ладно, милая, чего ты? Зачем же ты пришла, если не за новым другом? – Парень погладил девушку по бедру.

Лиз скинула руку парня.

– Ломаешься? – Парень встал напротив и упёрся руками в стойку.

– Тебе велели свалить. – Раздался за спиной парня голос Змея. А вот и он, большой парень, в чёрной футболке, подчёркивающей рельеф мышц, коротко стриженый, с наколками по рукам и шее. – Чё ты тут делаешь?

– Я… Да я ничё, так… – сник парень.

– Не слышу. Что? – Змей взялся правой рукой за стойку, преграждая путь, левую положил  гламурному на плечо.

– Я просто подумал, что она свободна, и решил подойти... Честно, я не знал… – мямлил паренёк.

– Не знал, что она местная, что с нами? – Змей дал ему лёгкую пощёчину. – Ты кто ваще такой?

– Проблемы? – Подошёл один из парней Везунчика. Кажется, Глеб. Руки в карманах, в любой момент готовы выхватить "бабочку".

– Да вот, "чиполлино" один нарисовался. К нашей Мелкой приставал.

Парень вжимался в стойку. Окружающие отвернулись, сделали вид, что ничего не происходит.

– Здорова. – Вот и Кисель из бригады Ресницы подтянулся. – Вот этот упырь к Мелкой приставал? – Кисель ударил парня ладонью по левой щеке. – На меня смотри, сука!

– Эй, – позвал из-за стойки Слава. – Не в клубе.

– Да, точно. – Глеб по-дружески положил руку на плечо парню, приставил нож к животу. – Пойдем, поболтаем на улице. Дёрнешься – порешу.

Змей проводил их взглядом.

– Из-за тебя сейчас обуют человека. Не стыдно? – Спросил он Лиз.

– Был бы человек, – усмехнулась она. Всё это время она насмешливо улыбалась, наблюдая, как разводят парня. – Я могу за себя постоять в случае чего.

– Тебе эту игрушку дали от конкурентов отбиваться. Не свети ей.

– А я и без нее могу. Тем более за меня есть кому постоять.

– Конечно, мы всегда за твоей спиной, –  кивнул Змей.

– Пошёл ты. У меня кроме вас много друзей.

– Не спорю, трахарей у тебя действительно много.

– У вас, головорезов, только грязь в голове.

– Это у тебя в голове всякая дрянь. Вот и видишь её во всех… – задумчиво протянул Змей, смотря на танцующих девушек. – А вообще, мне надоело тебя всегда вытаскивать.

– Я не виновата, что ко мне всякая погань лезет.

– Девочка-бунтарка в кроссовках – ты секс-символ всех козлов в округе.

– Вот почему ко мне сволота Лео лезет. – Лиз глотнула пива. – Спасибо, что просветил.

– Да без проблем, – только и хмыкнул Змей. Его лицо смотрелось жутковато в полусвете софитов.

Лиза отвлеклась от созерцания Змея, уставилась на танцующих. Этот большой и мускулистый мужчина лет тридцати пяти был добр с ней. Не мягок, не застенчив и не заинтересован. Он вытаскивал Лиз из всех передряг. Змей не какой-то посыльный, не шестёрка – он заместитель одного из старших бригады, пожалуй, самый уважаемый головорез из всей банды Лекса Мата. Поговаривали, что он лично знает Троицу – безымянного киллера, серого, как тень. Зачем такому человеку заботиться о проблемах Лизы? Ответ она знала.

Толчок Змея вывел девушку из раздумий. Здоровяк кивнул в сторону чёрного выхода. Туда уже стягивались люди из бригад. В поле зрения попал и Лео. Он жестами показал, что оба должны идти за ним, и Змей двинулся к старшему. Поплелась и Лиз.

В коридоре у выхода на улицу стояли несколько человек. Двое из парней Ресницы, с ними один Везунчика. Лео со своим помощником.

– В чем дело? – Спросил Змей.

– Четверо ирланцев припёрли дохлого Мастера, – ответил Лео. Он достал свой микро-СМГ, проверил у него магазин.

– Твою мать. – Змей тоже достал пистолет.

– Что не так? – Насторожилась Лиза.

Помощник Лео, Мирон, задумчиво потёр подбородок.

– Это наезд, – констатировал он. – Причём серьёзный. Клуб официально зарегистрирован за Матом. Здесь мусорам как два пальца повязать нас даже за плёвую драку. А эти бараны трупешник припёрли.

– Ирланец совсем обнаглел, раз так действует. Змей, как будет время, поднимешь своих. Дело к войне. Ладно, айда во двор.

В переулке было людно. В свете фонаря стояли не менее семи человек: сам босс Лекс Мат, двое его телохранителей и четверо оборванцев в грязных куртках и черных штанах. А вокруг постоянно кто-то мелькал. Иногда в свете, за спинами ирланцев появлялись силуэты людей с оружием. Особенно, когда Мат злился.

– Вы охренели?! – Орал босс. Он всегда выделялся. Можно было даже не видеть его лица, а узнать по одежде – дорогой костюм (этим вечером сиреневый), туфли, часто мелькающий на левом мизинце перстень.

– Ты хотел инфу, – отвечал один из ирланцев, – она у него в башке. Гони деньги.

– Ты, мля, ваще страх потерял? Следи за базаром, мудак.

– И ты следи. – Оборванец ощерил на босса почерневшие от трубки зубы. – Если корона дорога.

Лекс ничего не ответил. Он только развёл руками. В тот же момент на оборванцев налетели со всех сторон. Те даже вскрикнуть не успели, как уже валялись на асфальте, пытаясь защититься от разъярённых людей босса. Когда избиение прекратилось, один из бандитов достал пистолет с глушителем, прицелился главному оборванцу в голову.

– Нет, – остановил его босс. Он щёлкнул пальцами и в его руке оказались скрученные в трубочку деньги. – Забирай. – Мат бросил деньги в лужу крови, плюнул в сторону окровавленных ирланцев, подошёл к Лео.

– Мастера вези к себе. Мне нужно всё. Бери кого надо. – Похлопав по плечу Питбуля, босс ушёл назад в клуб.

Лео отдал команды и пошёл в машину.

– Поедешь с нами, – буркнул он Лиз, проходя мимо.

Всего с заднего двора выехало четыре джипа, и все четыре повернули в разные стороны. Чёрный джип Лео вел его помощник Мирон, спереди уселся Змей. Сам Питбуль сел сзади вместе с Лиз. Девушка отодвинулась от Лео подальше, уставилась в окно. Мимо пролетали четырёхэтажные дома спального района, горели разными цветами витрины магазинов, вихрем неслись мимо фонари. И люди. Много людей выходило на улицу с наступлением темноты. Как правило, вылезали бездельники, наркоманы, проститутки и их сутенёры, разные громилы, что не вхожи в узкие круги.

– Ирланец, – пробормотал Лео. – Честно, не думал, что этот урод осмелится на открытый конфликт.

– Босс по любому поедет к братьям на поклон, – отозвался Змей. – С Ирланцем разберутся даже раньше, чем всё раскрутится.

– А что с его скотом делать, ты не подумал? Он же понабрал всяких мразей. Без него они в такие тяжкие пустятся. – Лео брезгливо поморщился. – И запылают русские кварталы.

– Их не так много и они не организованны. Без Ирланца всё развалится, – сказал Мирон.

– И мы получим сотню мелких банд, которые начнут мочить друг друга средь бела дня, – ответил вместо Лео Змей.

– Всё же лучше, чем одна, но большая. Легче справиться.

– Дурак ты, Мирон, – огрызнулся Лео. – Ирланец неизвестно как, но держит почти все трущобы под контролем. Без него начнётся анархия. А Грач этого только и ждёт.

Снова этот Грач. Последнее время все разговоры русской тусовки шли только о Граче и его безымянной банде. Вылез даже непонятно когда, весь тёмный и таинственный, сколотил банду и меньше чем за год подмял под себя полгорода. Независимыми остались только итальянская семья Речертто и русская группировка братьев Юдиных. Итальянцы уже давно сдавали позиции в Айппал-сити, поэтому единственным противовесом Грачу стали братья. Медленно, но верно приближалась кровавая уличная война. Да ещё эти внутренние распри боссов. Совсем скоро надо будет решать: сбежать из города и оглядываться всю жизнь, или рискнуть и умереть где-нибудь в тёмном переулке по дороге домой. Небогатый выбор. Можно было бы поговорить со Змеем и вместе сбежать, но он слишком близок к Питбулю, этому отморозку. Говорили, что долбаный ублюдок Лео по одному приказу босса убил человека, просто оказавшегося не в том месте. Вывез в лес и убил.

– Надо звонить Интелу, – вздохнул Лео, доставая телефон. – Пусть пришлёт кого-нибудь. А ты, – он указал на Лиз, – будешь помогать.

– Стой, не звони! – Выпалила она.

Змей и Лео удивлённо посмотрели на неё.

– Чего? – грозно переспросил Питбуль.

– Не надо впутывать сюда Интела.

– Детка, все знают, что у тебя тёрки с Интелом, но сейчас это работа. – Сказал Змей.

– Да причём тут работа? Вы сами-то доверяете ему? – Лиз глянула на Питбуля. – Сейчас неспокойное время. Грач скоро возьмётся за Семью. Тогда мы останемся один на один с его бандой. Многие перейдут к Грачу. Я не сомневаюсь, что Интел побежит одним из первых. И разумно это – доверять его технарям важную информацию?

– Девчонка дело говорит, – отозвался из-за руля Мирон. – Интел в натуре крыса. По любому ссучится при первой реальной опасности.

– И что ты предлагаешь? – Всё ещё держа телефон в руке, спросил Лео.

– У меня есть знакомый, который страсть как хочет попасть к нам, – торопливо заговорила Лиз. - У него самая крутая система защиты, которую я только встречала. Круче только у палёных Мастеров. Можно позвать его. Он взломает жесткач на трупе, выкачает информацию и дальше его в расход.

– Ты сколько с нами?

– Три месяца, – ответил за Лиз Змей.

– Спасибо, милый, но я сама, – чуть улыбнулась девушка. – Три месяца как приняли, и пять лет до этого на подработке.

Лео задумался.

– Ладно, – наконец сказал он. – Звони своему другу. Но если какой косяк случится…

Машина резко затормозила, увлекая всех пассажиров вперёд. Мимо с рёвом пронесся спорт-кар.

– Куда ты прёшь, мудак?! – Заорал Мирон, долбя по кнопке клаксона. - Придурки, одни придурки на дороге. Чтоб их.

– Не угробь мне машину, водила хренов, – буркнул Лео.

Змей же просто пристегнул ремень безопасности.

Джип гнал по автостраде Митлера. Митлер так спроектировал скоростную дорогу, что она прошла по кольцу вокруг центра города на высоте тридцати метров. Лиз смотрела на небоскрёбы центра, и в темноте ночи они казались гигантами, стражами, застывшими в вечном ожидании чего-то. Когда-то, лет двадцать назад, когда она только приехала в этот город, Лиз казалось, что сейчас здания рухнут, похоронив под собой весь центр. Что их внутренний свет – это маленькие взрывы, и вот сейчас на неё обрушится град из стекла и бетона.

Машину резко кинуло вниз, – съехала с автострады, – и небоскрёбы исчезли. Начался железнодорожный район. Склады, гаражи, конторы сбыта, стоянки тяжёлой техники, рельсы и вагоны – вот что такое железнодорожный район Айппал-сити. Базы банд, точки для торговли наркотиками, оружием, притоны и бордели, игорные дома, закутки особых желаний – а это уже Синий город. Лиз бывала здесь, и не раз. Район делили несколько старших босса Лекса Мата, и у каждого свой бизнес. Официальный и подпольный.

За джипом пристроилась другая чёрная машина, а через несколько кварталов ещё одна. Вскоре четыре джипа въехали в закрытую складскую зону. У самых ворот дежурило примерно десять человек с оружием. Чем дальше машины ехали, тем больше попадалось вооружённых людей. Бригада собирала силы.

Когда машина остановилась у одного из складов, у Лео зазвонил телефон. Он выслушал всё, ответил одним: "понял".

– Что там? – спросил Змей.

– Братья собирают боссов. Ирланец в отказняк пошёл.

Мирон ударил ладонью по рулю.

– Эта сука по любому войны хочет!

– Да, подстава, – протянул Змей.

– Почему подстава? – спросила Лиз.

Лео резко обернулся к ней, глянул свирепо.

– Потому. Чтоб когда я вернулся, всё было готово.

– Ладно. Пошли, Мелкая. – Змей вылез из машины.

Техническая лаборатория Лео находилась под тем складом, возле которого затормозила машина. Пока они шли по множеству коридоров склада, Лиз позвонила своему знакомцу, сказала, где ему встретиться с людьми Змея. Здоровяк же раздавал по пути команды: скоро должны подтянуться остатки бригады, привезти новое оружие, боеприпасы. Шла основательная подготовка. И всё из-за какого-то трупа возле клуба.

Змей открыл тяжёлую стальную дверь и впустил Лиз вперёд. Когда девушка вошла в комнату, сразу же загорелся свет. Левая стена комнаты пыхнула нежно-кремовым оттенком. Лиза огляделась. Большой зал с левой стеной из белого неона. Посередине комнаты - большой стол. Вдоль правой стены тянулись кабели, шкафы с инструментами, виднелась прикрытая полотном железная дверь. У дальней стены стояла хакерская админсистема: много голо-панелей, клавиатуры, системные блоки старых образцов, и кресло связного-оператора. Лиз прошлась вдоль стола, проведя по нему рукой.

– Чи-исто, – протянула она.

В комнату вошли трое парней, таща за собой чёрный мешок. Они положили мешок на стол и вышли из лаборатории. Змей закрыл за ними дверь.

– Это он? Мастер? – Лиз подошла к столу.

– Да, – ответил Змей и расстегнул молнию мешка.

Лиза тут же отошла от стола, уткнулась носом в рукав, а здоровяк даже не дёрнулся.

– Твою мать… Что они за уроды? – Промямлила девушка из-под рукава.

На столе лежал голый торс с болтающейся на одном позвоночнике головой. Ноги и руки выдрали, глаза выдавили. Из живота выпирали обломки костей и каких-то проводов. Кровь сразу же разлилась по половине столешницы и струйкой упала на пол. Едкий запах мертвечины резал Лиз глаза. Эти ирланцы просто садисты, раз совершили такое. Змей осмотрел голову. Непонятно откуда достал нож и аккуратно вырезал у головы темечко, одним рывком отодрал кожу с волосами. Заблестел корпус черепа. Здоровяк провёл лезвием по нему, подцепил ложбинку пружинного затвора, открыл.

– Шнур на операторском кресле, – он не глядя протянул руку. Лиз медленно попятилась к креслу, взяла NPSB-шнур. – Быстрее! – рявкнул Змей. Девушка вздрогнула и отдала шнур.

Змей вставил его в голову мертвеца, отпустил крышечку, та щёлкнула по контроллеру шнура.

– Эти ирланцы – звери, конечно, но работать умеют. Гопота сраная.

– Я только удивляюсь, как они с Мастером справиться смогли, – всё ещё упираясь носом в рукав, буркнула Лиз. – В смысле, они же ходячие машины для убийства. Непробиваемые, быстрые, да ещё эти когти.

– Способы есть. Но что-то я не вижу их последствий. – Змей ножом ткнул в живот трупа. Лезвие не пройдя и двух сантиметров, упёрлось во что-то твёрдое. – Твой знакомый, он хорош?

– Да, очень. У него самая крепкая защита и он неплохо управляется с жидкостными нейро-сетями. Крушит "полимерные стены", как песок кувалдой.

– И хочет попасть к нам.

– Спит и видит.

– Не жалко такого и под нож? – Змей посмотрел на девушку.

– Ну, мне достанутся его сети. – Лиз пообвыклась с запахом и уже не прикрывалась рукавом.

Здоровяк покачал головой.

– Разогрей аппаратуру до приезда этого крепыша.

 

Ждать пришлось недолго. Знакомый Лиз, одетый в серые джинсы, ношеные кроссовки и футбольную ветровку, оказался коренастым мужичком, с только начавшей лысеть головой и постоянной ухмылкой на загорелом лице. Он уверенно прошёл через всю комнату навстречу Лиз.

– Маринина Лиза, сколько лет, сколько зим, – развёл руками.

– Привет, Паш. – Лиз повернулась к Змею, курившему у стола. – Это Змей.

– Привет.

– Черт, я о вас слышал! Вы самый убойный мужик из всех на районе! Рад, что буду работать с вами! – Паша усердно затряс руку Змея.

– Ладно, братан, ладно, – улыбнулся тот в ответ.

Паша подошёл к телу.

– Ого, дохлый Мастер! Всегда хотел покопаться в таком.

– Тогда вперёд. – Лиза прикрепила все кабели к операторскому креслу и встала рядом с ним.

– А что ищем? – спросил Паша усаживаясь. Лиз подключила к контактам на его запястьях NPSB, села на место администратора.

– Надо скачать всю информацию с жесткача и перевести в нужный формат. Но сначала – пробить "стены".

Паша расслабился в кресле, закрыл глаза.

– Как-то это глупо, – сказал он, – называть память Мастера жесткачем. Конечно, все так зовут, но ведь это жидкостные нейро-сети. Они вроде желе, ничего общего с дисками.

Лиз посмотрела на оператора поверх экранов.

– Если справишься, то поговорим с Лео о твоём приёме.

– О, круто!

Лиз подключила все системы и разблокировала порты.

– Всё, Паш, можешь начинать.

По экранам забегали строчки цифровых кодов. Но вот некоторые цифровые строчки начали тормозить, переходить на другие строчки, конфликтовать из-за этого с соседними кодами, те в свою очередь, стремясь решить проблему конфликта, пытались вытеснить лишнее со своей территории, или так же уходили к соседям. Система начала перестраиваться – Паша входил. Постепенно на экраны выполз совершенно чужой код: иррациональный, словно чёрный, пробивался сквозь строчки, как паровоз.

– Какой-то он вязкий, – пробубнил Паша с места оператора.

– Всё нормально. Система хорошо реагирует, – ответила Лиз, не отрывая взгляда от экранов.

Код Паши медленно лез вперёд. Казалось, он с большим трудом пробирается сквозь систему. Но Паша нарочно медлил, давал системе привыкнуть к инородному коду хоть чуть-чуть, чтобы сопротивление первой "стены" было не таким агрессивным. Это Пашин фирменный стиль. Долго, медленно, но качественно. Первая "стена" разрезала горизонтальные строчки вертикальным кодом – совершенно другой, более высокого уровня.

– Нащупал его, – сказал Паша.

– Пускаю парализатор. – Несколько касаний к клавиатуре и программа-парализатор поползла по хакерскому коду к "стене".

Мгновение, и код "стены" встал. Паша приступил к работе.

– И как ты в этой ахинее что-то понимаешь? – спросил Змей, встав за спиной Лизы. – Одни цифры.

– Да ты всё равно не вкуришь. – Лиз откинулась на спинку кресла. Пока Паша ломал "стену", она могла отвлечься. – Слушай, давно хотела спросить: а почему Ирланца так зовут?

– Ублюдок тащится от Ирландии, – ответил Змей, всё ещё пялясь в экраны.

– А почему мы его зовём Ирланцем, без "д"?

Змей повернулся к девушке.

– Потому что он русский, и хрена с два станет частью другого народа.

– А ирланцев зовут ирланцами, потому что они его люди?

– И поэтому тоже.

– Понятно, – Лиз всмотрелась в экраны. Паша почти закончил курочить "стену". – Змей, а что ты думаешь обо всем этом дерьме?

– Думаю, что скоро нас всех порвут. И Ирланца, и Мата, и братьев с Семьёй.

– Грач?

– Грач, что б его, падлу.

– Пробил "стену"! – Радостно крикнул оператор.

– Очень хорошо, Паш. Приступай к следующей. – Лиз наблюдала за продвижением взламывающего кода.

Паша медленно пополз до следующей "стены", и Лиз так же пустила программу-парализатор. "Стена" встала.

– Лиз, эта хрень меня не подпускает, – вдруг сказал Паша.

– Да, вижу.

Взламывающий код остановился почти у самой "стены". Лиз проверила диагностику, но система показала, что код в полном порядке. Однако двигаться дальше он не хотел. Лиз ввела несколько принуждающих команд, переписала начало кода, и вдруг заметила очень странную вещь. Нижняя строчка под взламывающим кодом застыла. Она не двигалась, не меняла коэффициенты, просто зависла. Так же зависла и верхняя строчка над кодом.

– Эм, Лиз, – позвал Паша. – Тут какая-то чертовщина творится.

– Вижу я, вижу. Приведи в готовность свою защиту.

– Уже привёл.

Строчки начали замирать одна за другой. Вскоре вся система зависла.

– Паш, отводи код.

– Не могу, не поддаётся.

Лиз попыталась открыть стержень взламывающего кода, но система отказалась реагировать. Даже диагностика не открывалась. Тут от "стены" отделилась небольшая часть и наискосок двинулась к коду. Глаза Лиз округлились от удивления. Часть "стены" подплыла к коду и ударилась о него.

– Лиза, она на меня наехала! – Заорал Паша.

– Вижу, не шуми! Тащи оттуда код!

– Эта сука меня атаковала! Лиза, она меня атаковала!

– Не кричи!

Часть отплыла назад к "стене", влилась в неё и тут уже вся "стена" начала двигаться к коду.

– Вытаскивай меня отсюда!

– Да я пытаюсь! Система не реагирует!

– Бекапай через рекод, твою мать! – Орал Паша. – Через рекод!

Лиза открыла базу взламывающих программ, нашла в нем "рекодхиллер", пустила по Пашиному коду. Система ожила. Паша тут же потащил код назад, но "стена" вдруг изогнулась и разом опрокинулась на код, начала в него вливаться. Система засбоила. Строчки то тормозили, то запускались, и каждая строчка, ближняя к коду, трансформировалась в "стену".

– А-а, Лиза, эта херь меня жрёт! – Завопил Паша, начал брыкаться на стуле.

Что-то рвалось через оператора в административную систему, но Паша пока тормозил сам процесс. Это что-то начинало постепенно проникать в самого оператора. Паша стал извиваться на стуле и кричать от боли.

– Змей, держи его! Не дай ему выдернуть контакты!

Здоровяк тут же прижал Пашу к креслу, а Лиз начала перекодировку защиты админсистемы. Паша уже не дёргался, просто стонал. Изо рта у него сочилась кровь, из ушей и носа поднимались струйки чёрного дыма. Что-то уже полностью сожгло его, и теперь пыталось проникнуть в админсистему. Лиз в панике вскочила и выдернула контакт из системы. Что-то исчезло, Паша перестал стонать и застыл. Змей слез с него, подошла Лиз, оба смотрели на труп оператора. Изо рта, ушей и носа валил густой чёрный дым,  текли ручейки крови. Глаза потускнели и постепенно проваливались вовнутрь.

– И что это за херня? – спросил Змей.

– Вирус отторжения. – Лиза сложила руки у груди. – И почему я сразу не догадалась. Мастер заражён. Поэтому он в таком состоянии. Вирус провоцирует нервную систему и та сжигает все контакты с нейрополимерами, принимая их за угрозу организму. И тогда начинается чистка от инородных тел.

– Это ирланцы сделали что ли?

– Нет, такое им никогда не провернуть. Так защищаются сами Мастера – создают у себя в памяти вакуум с такой зверюшкой. Вакуум разрушается, когда Мастер погибает, и вирус заражает все системы. Или он может сам её выпустить, и выйдет это. Любой, кто сунется, получит такую же дрянь. Здесь нужен другой Мастер.

– А сама ты…

– Дурак, что ли?!

– Да, ладно. – Змей вышел из комнаты. Лиз бездумно сидела у стены неона, ждала. Змей вернулся минут через пять. – Мастер будет, – сказал он, открывая один из ящиков стола. Достал несколько магазинов к пистолету, протянул один Лиз.

– Зачем?

– Бронебойные. – Змей перезарядил свой кольт. – Жить ведь хочешь?

 

Прошло около часа, когда в лабораторию вошёл Мастер-взломщик. Стальная дверь за вошедшим закрылась, мужчина двинулся вдоль стола. Лиза заметила, как напрягся Змей. Мастер оказался высоким, длинноволосым, с горбатым и большим носом, который придавал его красивому небритому лицу некую пикантность. В чёрном костюме, рубашке и галстуке – сущий ворон, он двигался элегантно, как бы лениво. Мастер встал напротив Змея, достал сигарету, закурил.

– Можете звать меня хирургом, – медленно и спокойно произнёс он. Какой красивый голос, подумала Лиз. Умеренный, с хрипотцой.

– Змей, – представился здоровяк.

– Лиза, – незнамо почему вставила девушка.

– Приятно познакомиться, Лиза, – улыбнулся хирург, затянулся дымом.

Повернулся к мертвецу на столе. Произнёс несколько фраз на чужом языке, погладил череп трупа, осмотрел его.

– Понятно. – Хирург уселся в кресло оператора (тело Паши уже увезли люди Змея) и сам подключил контакты к запястьям своих синтетических рук.

– Сейчас дам доступ к системе. – Лиз поспешила за админсистему.

– Не надо, жопастенькая моя. – Хирург снова улыбнулся, развалившись в кресле. – Я уже вошёл. – Взгляд его переметнулся на Змея. – Где тянул, крепыш?

Лиз оторвалась от наблюдения за процессом самоинтеграции Мастера с админсистемой,  оглянулась на Змея. Здоровяк набычился, стиснул зубы. Это был не просто смелый вопрос – Мастер совершил ужасную глупость. Но хирурга, видимо, ничуть не волновало, глуп его вопрос или нет. Он улыбался.

– В России, – ответил Змей, и это было неожиданно. Лиз заметила, как рука здоровяка потянулась к пистолету. – На красной зоне.

– Кум доставал, поди? Подмять хотел?

– Хотел… – Тут у Змея зазвякал телефон, Змей сбросил контакт. – … Потому я в карцере гнил.

– А партаки свои там наколол или на воле в блат вошёл?

– Зеки набили. За бунт.

– Отрицала, значит, – чему-то возрадовался хирург. – А этот, с улыбкой до ушей, тоже отрицала?

– Он – боец. И лучше бы тебе с ним не связываться.

Мастер засмеялся.

– А ты, тоже сидела? – Повернулся он к Лиз.

– Слышь, не лезь к ней, – зарычал Змей.

– А чего? Может, я её на свидание пригласить хочу. Пойдёшь со мной на свидание? – ничуть не смущаясь, улыбался хирург.

У Лизы ком подкатил к горлу. Этот ворон решил поиграть? Если он будет и дальше так развлекаться, ему сильно не поздоровится. Лиз кашлянула, скрылась за голо-панелями админсистемы, хирург захохотал.

– Слушай сюда, урод. – Рассвирепел Змей. – Делай своё дело и вали на хер.

– Не напрягайся так, блатной. Я всё уже делаю. – Хирург откинулся на подголовник.

Змей глянул на Лиз, та кивнула. Хирург действительно работал, свободно разговаривая. Все Мастера такие – профессионалы по части взлома, убийства и прожигания денег. На них нельзя выйти, не имея нужных связей, даже увидеть не удастся. И все они высокие, красиво одетые, наглые, обожающие синтетические наркотики всех видов. Порождения злобной корпорации. Лиза задумчиво следила за тем, как взламывающий код Мастера разбирался с вирусом отторжения, – рвал на части, – и материла про себя проклятого хирурга. За всё материла: что из него взломщик круче, что наглый и денег у него полно, что не боится ничего, что красивый, сукин сын…

У Змея снова ожил телефон, и он отошёл в сторонку. Его "да" и "твою мать" привлекли внимание Лизы. Новости явно нехорошие, Змей от них кривился. Несколько раз рявкнул в трубку, послал к чёртовой матери, потом сказал, что всё понял и сбросил контакт. Лиза подошла к нему.

– Что там? – Спросила вполголоса, чтобы Мастер не услышал.

– Да всё тоже, – огрызнулся здоровяк. Ладонью крепко потер затылок, вздохнул. – Гребаный Ирланец нанял Троицу на Грача, и киллер пропал. Понимаешь, к чему дело идёт?

– Грач убил Троицу?

– Или хуже. Переманил. И теперь он уж точно забьёт на Семью. Заключит с ними союз для вида и перемочит всех нас. Ублюдок Ирланец, чего ты натворил… – Змей скрипнул зубами. – Скоро мудак закончит взлом вируса?

– Почти закончил.

– А потом что будет делать?

– Перекачивать информацию.

– А сама ты не можешь скачать?

– Могу, но у меня сети слабые, не выдержат, скорее всего. Могу в кому впасть.

– Понятно, – процедил здоровяк.

Принялся перебирать в телефоне номера, Лиз вернулась за админсистему. Мастер почти закончил утюжить вирус – маленький клочок пытался уйти подальше от щупальца взламывающего кода.

– Эй, – тихо позвал хирург, – так как насчёт свидания?

– Ты что, серьёзно? – Так же шёпотом спросила Лиза.

– Да. Давай сходим в какой-нибудь клуб, познакомимся поближе.

Лиз заметила, что хирург смотрит на неё, чуть приоткрыв глаза.

– Нет, не пойду.

– Боишься, – подмигнул Мастер.

– Эй! – Змей возник перед хирургом будто из ниоткуда. – Ты закончил?

– Да, сейчас начну скачивать.

– Хорошо.

Здоровяк пошёл к админсистеме, но на полдороге, достав пистолет, резко развернулся и стал стрелять Мастеру в голову. Лиз так и не поняла, сколько именно раз выстрелил Змей, но точно не меньше семи. Она выскочила из-за голо-панелей и с ужасом наблюдала за лицом хирурга, которое всё больше превращалось в кровавую кашу. Змей подошел вплотную к обездвиженному телу, засунул ствол Мастеру в рот и вышиб ему мозги, спустив курок ещё три раза.

– Подох, что ли… – пробормотал он, перезаряжая магазин.

И снова пальба - теперь бронебойные пули рвали грудную клетку хирурга.

– Смех! – Позвал Змей, когда патроны в магазине кончились.

В комнату вошёл невысокий мужик в спортивном костюме, – один из подручных заместителя бригады. Ему когда-то устроили улыбку Челси, за что он и получил своё прозвище – Смех. Собственно, после того случая он немного слетел с катушек и любил истерично похохотать, кого-нибудь избивая битой. Ещё один маньяк из бригады Лео.

– Откуда эта сука? – Спросил у него Змей.

– С итальянского района, – ответил тот, доставая УЗИ.

– Обработай его и выкинь там.

– Так это же территория Семи.

– Насрать. Всё равно скоро война. А народу там уроком будет. За наезды.

– Про лямку спрашивал?

– Ага.

– Падла. – Смех плюнул на труп и разрядил в него половину обоймы.

Когда тело вытащили из комнаты, Змей закрыл дверь на засов и подошёл к Лиз.

– Зачем ты это сделал?! – Выдохнула девушка.

– Его нельзя было оставлять. Сама же говорила, что неразумно отдавать секретную информацию.

– Так подождал бы, пока скачает и уже тогда убил!

– Нет, так нельзя было. Мог засветить.

– Что засветить?!

– Это не важно. А важно сейчас, то, что информацию нужно перекинуть.

Лиз отступила на шаг.

– Не смей меня просить.

– Лиз, другого выхода нет. Только ты сейчас…

– Нет, не смей.

– Лиза, послушай. Информация слишком важна, чтобы кому-то ещё её доверять. Скоро вернётся Лео, и нам обоим будет плохо, если не скачаем.

– Нет… Я не смогу… У меня системы не выдержат…

Но Змей уже вёл её к креслу оператора. Заляпанное кровью и мозгами Мастера, оно больше походило на пыточный стул. Лиз против своей воли села в него, и Змей начал подключать контакты.

– Я тебя подстрахую, я умею, – говорил он, привязывая её запястья к ручкам кресла, чтобы она не выдернула шнуры в неподходящий момент.

– Змей, прошу тебя, вызови кого-нибудь другого… – шептала девушка.

– Не бойся, всё будет хорошо. Ты сможешь. А когда скачаешь, сразу поедем, поставим тебе новые сети. Представь, какие объёмы информации ты сможешь через себя прогонять. А какая будет защита. Круче чем у этого барана Паши.

Он ушёл за админсистему, бормоча успокаивающие слова.

– Открываю порты, – донеслось до Лиз.

Змей сказал это как-то глухо и далеко, будто эхо прозвучало в глубоком колодце. Вот что слышат операторы в этом кресле – далёкий и как будто мёртвый голос администратора. Конечно, он так звучал из-за плохой акустики в помещении, но всё равно настроение портилось. Лиз вздохнула и начала передачу данных. Контакты на запястьях стали нагреваться. Нездоровое тепло растеклось по телу, и молнией пронеслась судорога по рукам. Объем был слишком большим для неё. Но передача продолжалась. Тепло постепенно переходило в жар, контакты раскалялись сильнее. Руки и шея онемели, Лиз пришлось откинуться на спинку кресла полностью. Сердце забилось быстрее, грудь будто сдавило, глаза закрывались, словно от дрёмы.

– Лиза, всё в порядке? – спросил Змей.

– Нет… – она приложила немало усилий, чтобы разлепить губы.

– Ты молодец. Уже больше тридцати процентов.

Лиз не ответила. Всё тело ломало, голова кружилась. Перед закрывающимися глазами мелькали образы чего-то непонятного. Они возникали на доли секунды, но из-за этого голова начинала болеть. Контакты на запястьях будто кипели, и Лиз казалось, что она слышит шипение кожи. Руки полностью онемели и горели огнём.

– Эй, не отключайся, – раздался голос Змея.

Лиза еле различила его.

– Змей… я не смогу… отключи меня…

– Всё хорошо. Ты быстро скачиваешь. Семьдесят три процента.

– Нет… я не смогу… – Говорить было всё тяжелее.

– Сможешь. Лиза, милая моя, посмотри на меня. Посмотри. Ну же, терпи, скоро всё закончится.

– Змей, мне больно… отключи меня, пожалуйста…

– Терпи. Больше восьмидесяти пяти. Ещё чуть-чуть.

– Змей… пож… алуйста…

– Всё, уже скоро всё! Лиза, не отключайся! Не отключайся! Смотри на меня, Лиза!

– Я… не…

– Лиза! Не отключайся! Лиза!..

Голос Змея был где-то там, далеко. Очень далеко. И уходил, уходил. Всё уходило: и комната, и кресло, и голос, боль, картинки, тело... Лизе казалось, что она парила, взлетая всё выше и выше. Легкая изморозь пробежала по всему её существу. Девушка поёжилась и тут поняла, что лежит. Солнечный зайчик легко скакнул с одеяла ей на лицо. Лиза открыла глаза и засмеялась – чисто, звонко. "Вставай! Вставай, сестрёнка!" – солнечный зайчик всё не хотел убегать. "Ну, Маша, дай поспать…" – протянула она. "Вставай, мама блины печёт" – сказала ей улыбашка Маша, пряча зеркальце в карман. "Блины!" – Лиза тут же вскочила с кровати, огляделась в поисках одежды. "А где мой уж, которого я вчера на реке поймала?" – спросила она в недоумении. "Мама в шкаф банку с ним убрала" – ответила Маша, выходя из комнаты. Лиза подошла к большому шкафу из чёрного дуба. Открыла его. Перед её глазами разверзлась бездна, никогда не пугавшая, никогда не отпускавшая. "…Да, всё так…" – донеслось из безжизненной тишины. Девочка шагнула внутрь. "…Она здесь…". Лиза шла по неосязаемой мгле. "…Не помнит…". Лиза следила за двумя далёкими огнями, а они следили за ней. "…Нет, не отдам…". Горячее дыхание донеслось свысока. "…Умру…". Чешуйчатое щупальце обвилось вокруг её талии. "…За…". Оно подхватило Лизу и понесло куда-то наверх. "…Неё…". Выдохнув из ноздрей клубы огня, красный дракон закрыл глаза…

Лиз глубоко вдохнула и судорожно выдохнула. Тело ломило, голова болела, живот крутило, как после долгой голодовки. Поначалу в глазах всё двоилось, но постепенно прошло. Девушка огляделась. Она лежала на диване, стоявшем посередине большого зала, укрытая пуховым одеялом. Рядом стоял кофейный столик, на нем валялись кучи  шприцов, ампул, жгутов и пакетов от систем. Зал забит коробками. Старый камин, пара небольших шкафов и ещё что-то в дальнем углу. Тюли на окнах оказались слишком толстые, и свет слабо пробивался сквозь них. Лиз откинулась на подушку. Это одна из левых квартир Змея. Лиз бывала здесь раньше – пряталась от конкурентов.

Когда девушка, пыхтя и ёжась от боли, села, то заметила рядом с диваном небольшой таз. Догадка мелькнула в голове, и Лиз тут же её проверила.

– Твою мать…

Кроме футболки на ней ничего не было. Ещё раз огляделась, заметила стул с одеждой. Быстро натянув трусики, штаны и куртку, Лиз босиком прокралась к входной двери. Подёргала ручку. Закрыто. Изнутри не открыть. Второй выход только через двор, до него надо красться через кухню. Молясь, чтобы дверь оказалась открытой, Лиз пошла туда, но войдя на кухню, замерла. Там, за столом, сидел Змей. Курил. Смотрел на Лиз поверх сигареты. Большим пальцем задумчиво поглаживал подбородок.

– Змей, я… – И Лиз осеклась.

Здоровяк встал, открыл холодильник.

– Я тут молока купил.

Лиз, не осознавая, что делает, кинулась к нему.

– Змей, миленький, давай уедем! Я тебя очень прошу, давай уедем! Ты меня выходил, на ноги поставил не просто так же! Давай уедем, прошу! Ты и я, и никто нас не найдёт! Скоро война начнётся! Нас всех убьют! Тебя убьют… – В глазах у неё всё поплыло, и она чуть не упала.

Сильные руки Змея подхватили девушку, усадили на стул.

– Ты что такое говоришь, а? Куда мы уедем? Где нас не найдут?

– В Евразию, – пробормотала она.

– В Евразию? Ты давно там была? А я вот недавно. Там кошмар, Лиз. Там полный кошмар. Когда мы все бежали из Евразии, там ещё было можно жить, теперь нельзя. В пригородах Москвы и Вены трупы на улицах лежат, их не убирает никто. Военное положение раз в месяц объявляют. Танки на площадях стоят пустые, потому что экипажи все домой сбежали. Голод, разруха, беспредел. И туда ты хочешь вернуться?

– Тогда в Америку или Китай.

– Америку? Китай? Думаешь, если на родине такая жопа, то где-то спокойно? Нет, Лиза, только тут и можно выжить.

– Змей, но нас ведь убьют…

– Не убьют. Мы здесь построим свой мир, он будет жить по нашим правилам.

– А может тебе заплатить? Или, может, ты меня хочешь? А? Хочешь? – По щекам Лизы текли слезы. Девушка дрожащими руками сняла куртку и начала расстёгивать джинсы. – Давай, Змей, ты же хочешь, я знаю. Возьми меня, и мы уедем отсюда. Я знаю куда – на Маврикий, у меня там сестра. Как тебе, а? – Пальцы никак не хотели расстёгивать пуговицу на ширинке.

Змей посмотрел на неё, и Лиза застыла.

…Выдохнув из ноздрей клубы огня, красный дракон закрыл глаза…

А когда открыл, то Лиз не увидела в них ни злобы, ни потаённого желания, ни чего-то другого. Змей взял куртку, накинул ей на плечи.

– Не бойся. Я всегда буду за твоей спиной, чтобы поддержать. Езжай домой, Лиз, отдохни. И ничего не бойся. Война ещё не началась, а когда начнётся, я о тебе позабочусь. Я позабочусь о будущем.

 

Маленькая квартирка в русском квартале, почти граница территорий Мата и Ирланца. Четвёртый этаж. Тёмный коридор. Замок на двери. Щёлк. Хлоп. Лиз почему-то почувствовала себя в полной безопасности. Голову будто набили ватой, колени подгибались, а руки не хотели лишний раз шевелиться. Лиз ещё раз оглядела комнату. Свет от ближайшего фонаря освещал только одну стену с зеркалом и небольшую полоску пола перед ней. Остальная часть комнаты таилась в непроницаемом мраке.

Лиз скинула куда-то во тьму куртку, стянула джинсы туда же. Подошла к окну, смотрела, как какой-то наркоман расплачивается с барыгой.

– Новый мир, Змей? – спросила она в пустоту. – На чем ты его хочешь строить? На этом? Ничего тут нет, как и во всей Евразии, один хаос и смерть.

Лиза глубоко вздохнула и рванула куда-то в темноту. Не включая света, она на ощупь стала находить сумки, пихать в них нужные и ненужные вещи. Вскрыла свой тайник под полами и выгребла подчистую все деньги.

– Новый мир, мать твою… – цедила она сквозь зубы. – Новый мир. Из дерьма и потрохов. Вот и строй его один, Змей, как тебе надо, без меня. Хрен тебе, а не информация. Всё с собой увезу… Всё продам… Не хочешь, не надо, живи и строй новый, мать твою, мир… Решать он за меня будет, гад!

Девушка вытащила три тяжёлые сумки на полоску света, оделась в другую одежду, менее приметную. Огляделась, двинулась вдоль освещённой фонарём стены. Проходя мимо зеркала, она задержалась, посмотрела на себя. Когда-то она была красивая цветущая девушка. Теперь же выглядела как не спавшая несколько суток подряд запойная девка.

Серая рука вынырнула из тени позади и зажала Лиз рот. Блеснуло лезвие, и она увидела серые глаза. Они смотрели на неё, не моргая, наблюдали за каждым движением мышц на её лице. Жгучая боль линией растеклась по горлу девушки. Рука исчезла, а за ней и глаза. И Лиз осталась стоять одна. Она следила за тем, как из пореза на горле стекают капельки крови. Вытерев их, девушка зашаталась, оперлась о зеркало. Разрез открылся, и жирная кровь с хлюпаньем потекла на пол. Последний раз она вздохнула. Последний раз она смотрела на себя. И в своих глазах Лиза увидела глаза её ужа, которого она поймала в реке. Но глубоко в себе она увидела глаза красного дракона, который всегда был и будет с ней, который не даёт свободы… 


Авторский комментарий: NPSB - Neural-Polymer Serial Bus
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования