Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Дмитрий Шиллс - Вторые

Дмитрий Шиллс - Вторые

 
Каждый раз, попадая в подобные ситуации, Туг только внутренне напрягался, но продолжал стоять на своём. И никто его не мог переубедить: ни Старейшина, ни родители, ни даже Йорла.
— Мы должны его подождать. Он вернется, - упрямо проронил Туг, глядя под ноги.
— Если мы не уйдём прямо сейчас, нас догонят Пустые. Ты этого хочешь? - спросил с нескрываемым гневом Айвер.
— Это не правильно. Мы своих не бросаем, - все так же тихо ответил здоровяк.
— Айвер, да оставь его! Уходим, пока шанс есть, - бросила Нанси и побежала в сторону деревни. Айвер взглянул на соплеменника, выругался и кинулся вслед за девушкой, оставляя Туга одного.
— Так нельзя. Он вернётся, я знаю, - смотря убегающим в спину, сказал парень.
Туга считали в деревне немного странным. Он, без сомнения, всегда соображал довольно медленно, но взамен этого отличался невероятной добротой и силой. На правой щеке и без того не особо красивого лица красовался ожог, полученный при большом пожаре - не думая о себе, парень побежал спасать ребёнка из пылающего дома. Но даже несмотря на это, улыбка преображала лицо до неузнаваемости, делая гадкого утёнка вполне симпатичным парнем. А улыбался он часто.
А ещё Туг известен как невероятный упрямец. Проще уговорить скалу сдвинуться с места, чем изменить решение Туга, это каждый знает. Вот и сейчас, когда выпала очередь Тугу идти собирать пищу вместе с тремя молодыми соплеменниками, он решил ждать Скола до последнего, несмотря на опасность.
Туг, как и любой на его месте, боялся. Но что-то внутри говорило, что иначе нельзя. "Мы своих не бросаем", - мысленно повторил себе здоровяк, и лишь сильнее сжал копьё. В голове роились мысли. Проносясь одна за другой, цепляясь друг за друга, они хоть немного отвлекали от чувства необъятного страха. Туг жалел, что не попрощался перед уходом с родителями, что так ничего и не сказал Йорле. Мысли о плохом приходили сами собой, принося понимание того, сколько же всего ещё не сделано. Костяшки пальцев, сжимающих копье, заметно побелели, а в коленях появилась легкая дрожь.
Справа послышался треск веток, словно что-то неслось на огромной скорости навстречу одинокому юноше. Животный ужас сковал тело Туга, отрезая пути к отступлению, и скорее инстинктивно, чем осознанно, здоровяк поднял копьё навстречу угрозе.
— Беги, Туг! - закричал появившийся из-за деревьев Скол. Дыхание худого парня срывалось на громкий хрип, он держался рукой за правый бок и слегка прихрамывал, но страх, светившийся в глазах, поддерживал какие-то невозможные остатки сил, заставляя тело двигаться вперёд. Туг продолжал стоять, как вкопанный, пока Скол не споткнулся, запнувшись о какую-то корягу. Лишь в этот момент мозг, наконец, начал работать. Сорвавшись с места, здоровяк легко подхватил соплеменника и резво побежал в сторону деревни.
— Боги, Скол, зачем ты туда вообще полез? - на бегу спросил Туг. Перекинутый через плечо юноша промолчал и, судя по ощущениям, потерял сознание.
Со стороны деревни донеслись звуки рогов, а немного погодя показались и факелы. Все давно знают, что Пустые боятся огня, и это единственный способ спастись.
— Туг! - голос Нанси, его ни с чем не перепутаешь.
— Я здесь! - ответил парень, перепрыгивая очередное упавшее дерево.
— Быстрее сюда! - донесся крик Лорна, главного охотника племени. Туг побежал на крик.
Свет факела выхватил крупную фигуру с Пронзателем в руке - знаменитым копьем, сделанным из Звездного камня. На лице Лорна красовались огромные шрамы, убегавшие в густую чёрную бороду - удар медведя чуть не отправил охотника на тот свет, но милость Арвиса, бога-покровителя охотников, спасла Лорну жизнь.
— Непутёвый, чего не побежал с остальными? - с гневом в голосе начал охотник, но заметил Скола, висящего на плече Туга.
— Мы своих не бросаем, - глядя исподлобья, ответил здоровяк. Охотник улыбнулся в ответ - особой своей улыбкой, одними глазами - и кивком показал, что пора уходить.
Напоследок Туг обернулся. Из глубины леса, между деревьев, показались первые силуэты Пустых. Тощие, деформированные люди с огромными дырами вместо лиц. Никто точно не знал, откуда они появились, как никто и не знал, чего же они хотят на самом деле.
Цепь людей с факелами растянулась на несколько десятков шагов. Пустые сначала начали пятиться, а затем медленно развернулись и пошли обратно вглубь леса.
* * *
— Как он?
— Жить будет. Очень устал и потерял немало крови, но ничего необратимого.
Туг мялся у входа в шатер знахаря, куда доставили Скола. Знахарь медленно пережевал цветы илифа и приложил получившуюся кашицу к ране на боку юноши.
— Это остановит заразу, - словно поясняя Тугу свои действия, сказал вдруг знахарь. Вообще знахаря звали Вента, но все в деревне его иначе, чем знахарь, никогда не называли. Высокий и невероятно худой старец со всклокоченой бородой и невероятно пронзительным взглядом, он всегда внушал доверие.
— А откуда у него рана?
— Вот это и непонятно. Пустые бьют иначе, я этого добра навидался. Да и от животных остаётся или порез, или оторваный кусок. А тут...
Знахарь медленно поднял одеяло и показал Тугу странной формы ожог: в центре обуглившаяся дыра, по краям - побелевшая плоть. Дыра маленькая, даже палец не войдёт. Скол дышал тяжело, прерывисто.
— Даже не знаю, когда же он придёт в себя и что с ним при этом будет, - с тяжёлым вздохом сказал знахарь. - Если что-то изменится, я попрошу Йорлу позвать тебя.
Туг кивнул и вышел наружу. В который раз он ловил себя на мысли, что хочет подойти к дочке знахаря и не может. Через две полных Луны должен пройти обряд инициации, а он никак не решится даже просто подойти и сказать пару слов. Какой же он мужчина-то после этого? Краем глаза Туг заметил какое-то движение на опушке. Повернув голову, он разглядел то, чего никак не ожидал.
Пустой. Причём один. Он просто стоял не шевелясь, сжимая в руке что-то. Туг хотел было криком предупредить остальных, но Пустой просто положил предмет на землю, развернулся и ушёл обратно в лес.
Любопытство побороло страх, и парень, озираясь по сторонам, подбежал к предмету на земле, схватил его и быстро побежал обратно.
В широкие листья побережника Пустой завернул камень с непонятными письменами и небольшой картинкой: человек убегает от парящего в воздухе предмета. Картинка грубая, нарисована углём или чем-то подобным. Разглядывая камень, Туг заметил ещё одну фигурку, сразу и незаметную - маленького Пустого с дырой вместо сердца. Из-за дыры тело выглядело раздутым, против нарисованого палочками тела человека. Пустой закрывал голову руками, и весь облик существа передавал ужас.
— Туг! - из палатки знахаря выглянула Йорла. - Он очнулся!
* * *
— Он бредит. Ничего внятного пока не сказал - все какие-то обрывки слов и стоны, - покачав головой, сказал знахарь.
Скол смотрел прямо перед собой и что-то шептал. Туг наклонился, пытаясь расслышать хоть что-то, и тут же его шею схватила сильная хватка Скола. Глаза стали куда более осмысленными, и, наклоняя голову Туга к себе, он зашептал:
— Пустые нам не враги. Они тоже боятся, понимаешь? Мы слишком мало знаем, Туг, и то, во что мы верим - неправда.
Хватка ослабла, Скол посмотрел прямо в глаза здоровяка, медленно кивнул и закрыл глаза.
— Устал, - ещё тише сказал раненый и, кажется, уснул.
— Что он сказал? - спросила Йорла.
— Не знаю. Мне кажется, он бредил, - поведя плечом, сказал Туг, глядя в землю - привычка, по которой можно было безошибочно определить, что здоровяк врёт или недоговаривает. Йорла пристально посмотрела на парня, но ничего не сказала. Туг боялся взглянуть девушке в глаза - знал, что все расскажет.
А что-то внутри подсказывало, что рассказывать пока рано.
* * *
Мысли давались с трудом. Слова Скола и камень перед глазами казались частями какой-то загадки, но понять её целиком Туг никак не мог.
Размышления прервал лёгкий стук по перекладине шатра. Парень тут же накрыл камень листьями и повернулся ко входу.
— Туг? - тихо спросила вошедшая Нанси. - Я пришла... ну, извиниться, - в глазах парня читалось непонимание, и девушка продолжила: - Ну, за то, что мы с Айвером убежали. В лесу. Не следовало тебя одного оставлять.
Туг молча глядел на неё.
— Мы были не правы. Но мне стало так страшно и я так на тебя разозлилась... - продолжила девушка, глядя на здоровяка. - Я не хотела тоже стать Пустой, понимаешь? Ты же знаешь, что у меня так мать погибла, и...
Плечи Нанси мелко затряслись, и Туг осторожно положил свою крупную шершавую ладонь на плечо девушке и притянул к себе. Парень всегда умел выслушать и утешить, а именно в этом Нанси сейчас нуждалась больше всего. Слёзы выходили как-то легко, словно ничем не сдерживаемые, а Туг лишь легко поглаживал голову девушки и еле заметно улыбался.
— Мы же друзья, да? - спросила Нанси, подняв заплаканное лицо на здоровяка.
— Что бы ни случилось, - не переставая улыбаться, ответил Туг.
Когда девушка наконец успокоилась, она спросила про Скола.
— Мне стыдно его навещать - мы убежали, бросив вас, - едва расслышал Туг.
— Он поправится. Всё будет в порядке.
— Обещаешь? - очень серьёзно спросила Нанси.
— Обещаю, - не менее серьёзно ответил парень.
Посидев ещё немного, девушка ушла к себе, оставив Туга одного. Парень провел пару мгновений в тишине, а затем вернулся к словам Скола и камню, оставленному Пустым.
Почему Пустой закрывает голову руками, словно чего-то невероятно боится?
* * *
Через пару дней подошёл и Айвер. Долго извинялся, бормотал что-то невнятное. Наконец, подарил свой нож - из особого твёрдого камня, ему отец сделал. Туг отказывался до последнего, и в итоге Айвер попросту оставил нож у входа и убежал.
Туг, как ни странно, не злился на друзей. Вспоминая собственный страх, он не мог их ни в чем обвинять, и, как и всегда, просто прощал.
Скол медленно шёл на поправку. Прошла всего неделя, а он уже мог оставаться в сознании пару часов, но всё же большую часть времени юноша спал. Туг почти всегда прибегал к Сколу, едва тот просыпался. Они о чём-то тихо переговаривались, и здоровяк, казалось, с каждым разговором становился мрачнее.
Йорла обратила внимание, что вечерами Туг стоит на окраине деревни и вглядывается вглубь леса, словно что-то высматривая. В один из таких вечеров девушка подошла к Тугу и с наигранной весёлостью спросила:
— А что ты там высматриваешь?
Туг моментально вздрогнул и перевел взгляд на девушку:
— Да ничего особенного, - тихо ответил он и инстинктивно повёл плечом. Йорла нахмурилась.
— Туг, ты что-то скрываешь, правда?
На лице здоровяка отразились какие-то внутренние муки. Он долго думал, и, наконец, начал говорить настолько тихо, что сначала показалось, что он лишь шевелит губами:
— Йорла, ты знаешь, что скоро моя инициация. Я стану мужчиной, может, даже охотником, если Боги будут милостивы.
Повисла тишина. Йорла выжидающе смотрела на парня, слегка наклоня голову. В закатных лучах солнца грубое лицо Туга выглядело даже по-своему привлекательным, не смогла не отметить девушка. Парень тяжело вздохнул и продолжил:
— Йорла, знаешь..., - взгляд Туга оторвался от кромки леса и упал под ноги. Слова выходили, словно преодолевая внутреннее напряжение. - В общем, я давно хотел сказать, что хотел бы разделить с тобой очаг.
Йорла опешила от такого заявления. Туг поднял на неё глаза и как-то немного виновато улыбнулся.
— Я не умею красиво говорить, - подытожил он, и, совсем смутившись, опять перевёл взгляд на лес.
— Я не знаю... мне надо подумать, - спустя пару мгновений ответила девушка. Туг кивнул, не меняя позы. Во всём его теле читалась сильная напряжённость. Йорла постояла ещё мгновение, резко развернулась и побежала в деревню, оставляя Туга одного. Парень прикрыл глаза и глубоко вздохнул, а затем прошептал:
— А стоило ли оно того?
В руке здоровяк сжимал ещё один камень, оставленный Пустым.
* * *
Картина складывалась невесёлая, если не сказать пугающая. Пустые - не враги. Они просто другие, не такие, как жители деревни. У них есть свой уклад, свои порядки и традиции. Скол пострадал не от них, а от чего-то другого, чего боятся и Пустые. Более того, Пустые Сколу помогли, так как он не пытался им навредить. Они не нападают первыми; это жители племени всегда атакуют из простого чувства страха.
Скол в минуты бодрствования рассказал, что произошло в тот день. Он побежал за зайцем, надеясь принести домой чуть больше, чем просто ягоды. Взбежав на холм, он уже готовился нанести удар своим копьём, но вдруг увидел Пустого. Понятное дело, что он испугался, зная, что Пустые никогда ничего хорошего для людей не делали, скорее только наоборот - по деревне до сих пор ходят байки о мертвецах, восставших после ударов Пустых. Парень собрался было бежать, но вдруг увидел то, что его очень удивило - маленького Пустого. Малыш выполз из куста и его подхватил взрослый Пустой. Во всех движениях чувствовалась какая-то невероятная нежность, похожая на то, что происходит в отношениях матери и ребёнка.
А затем Пустая (Скол стал называть её женщиной) прижала малыша к себе и низко припала к земле, словно защищая ребёнка от чего-то ужасного. До Скола донёсся неприятный гул, и в воздухе появился небольшой шар, искрящийся ярким светом. Пустая заметила Скола и показала ему рукой, чтобы он бежал – по крайней мере, так этот жест расценил сам Скол.
И он побежал. На середине пути, когда поляна уже вот-вот должна была показаться на глаза, в спину что-то больно ударило, но парень не останавливаясь добежал до Туга.
— Ну а дальше ты и сам всё знаешь, - закончил свою историю Скол. Он никому больше не решался рассказывать, потому как боялся, что ему не поверят. Тугу же он доверял.
Сам Туг тем временем собрал небольшую коллекцию камней от Пустого, что приходил вечерами к деревне, скрытый в тени деревьев. На камнях по большей части красовались рисунки о людях и Пустых - их бои, страх огня, немного о быте двух народов (Туг узнал, что Пустые живут прямо среди деревьев, на ночь просто к ним прислоняясь). Но встречались там и другие вещи. Пустой с посохом, поднимающий мёртвых. Множество Пустых, склонившихся перед каким-то то ли камнем, то ли деревом - рисунок слишком грубый, чтобы разобрать детально. Несколько камней изображали непонятные щары, которых боялись Пустые.
Хотелось с кем-нибудь поделиться, но почему-то Туг не решался. Казалось, что пока он сам всего не поймёт, он и другим объяснить нормально не сможет. А без этого - никак.
* * *
Йорла побаивалась подходить к Тугу после недавнего разговора. Она до сих пор не знала, как реагировать на его слова. Слишком всё это оказалось неожиданным для девушки. Поглядывая на задумчивого парня, сидящего на окраине деревни с завидной стабильностью, её всё чаще посещала мысль о том, что Туг, конечно, сказал правду, но при этом скрыл что-то не менее важное. Вот только что?
Прошло ещё несколько дней. Инициация Туга с каждым днём неумолимо приближалась, но парень особо об этом и не задумывался. Очередной вечер он проводил за изучением камней, но, заслышав тяжелую поступь, здоровяку пришлось оторваться от своего занятия.
— Туг? - раздался снаружи голос Лорна. - Ну, как настроение?
— Да ничего, - немного удивленно ответил парень вошедшему охотнику. Лорн улыбнулся:
— Готов? Сегодня великий день. Туг слегка вздрогнул.
— А кто ещё, кроме меня?
— Айвер и Ким.
Покопавшись в памяти, Туг вспомнил Кима - высокого улыбчивого парня с густыми тёмными волосами. Они почти не общались, так что Туг мало что мог сказать об этом человеке.
— Понятно. На закате, верно?
Лорн кивнул.
— Я на тебя рассчитываю, Туг. Ты уж не подведи, - сказал напоследок охотник и вышел наружу.
* * *
Свет факелов отбрасывал странные блики на лицах собравшихся людей. Факелы светились в руках у всех, кроме трёх юношей, которые сегодня должны стать мужчинами.
В полной тишине старейшина дал испить настоя из коры афу, обостряющего все чувства. Слова не требовались: все знали, что такое инициация. Крайне редко случалось что-то плохое, но случаи бывали. Ведь в основе инициации лежит выживание - если мужчина не способен провести в лесу ночь, то как он может зваться мужчиной?
Наконец, Лорн медленно кивнул, и трое парней отправились вглубь леса на поиски своей судьбы.
Когда они отошли достаточно далеко, чтобы свет факелов уже не виднелся из-за деревьев, Айвер нарушил тишину:
— А нам обязательно разделяться? Может, лучше оставаться вместе?
— Нет. Инициация должна проходить правильно. Это закон, - ответил Ким. Вечно весёлое лицо в этот раз как-то хищно заострилось. Айвер тоже выглядел куда более худым, чем обычно; Туг задумался, о том, не изменился ли он сам, и украдкой ощупал лицо.
— Нам нужно что-то понять и при этом выжить. Поодиночке. Так что предлагаю прямо здесь разойтись. Я пойду направо, а вы решайте, как хотите, - продолжил Ким и без промедления ушёл, оставив Айвера и Туга вдвоём.
— Туг, может, всё же вместе, а? - тихо сказал Айвер с какими-то просящими нотками в голосе. Он явно боялся. Но Туг лишь отрицательно покачал головой и ответил:
— Нельзя. Закон, - здоровяк улыбнулся и добавил: - Всё будет хорошо, не переживай. Мы справимся.
Туг направился прямо. Обернувшись напоследок, он увидел, что Айвер так и стоит, не шевелясь и глядя в одну точку.
Кора афу известна не только тем, что обостряет чувства. Её также используют в своих ритуалах шаманы - за счёт возникающих видений, которые при том практически не мешают воспринимать окружающую действительность. Во время инициации настой помогает не только избежать опасности, но и узнать своё назначение в мире. Вот и Туг отойдя от поляны почувствовал внутренний зов, тянущий в определенном направлении.
Необычайно лёгким шагом, почти не цепляя ветки, здоровяк пробирался сквозь заросли, подолгу оставаясь на одном месте, если замечал что-то подозрительное. Чаще всего это оказывались простые мелкие зверюшки, совершенно не представляющие опасности, но в лесу можно ожидать чего угодно. Туга тянуло к чему-то светящемуся в глубине леса - свечение он увидел задолго до того, как понял, что же это такое. Дойдя, наконец, до источника, здоровяк увидел предмет, до этого никем из племени никогда не встреченный. Сотни Пустых стояли на площадке, повернув свои пустые головы в сторону гигантского светящегося столба с гладкими поверхностями. У подножья непонятного столба стоял Пустой с посохом в руках - точно как на камнях, что приносил тот странный Пустой. Он раскачивался из стороны в сторону, держась обеими своими тощими руками за навершие, и воздух наполнялся странным гудением, исходившим, казалось, отовсюду. Столб подёрнулся рябью, и на его гранях показались какие-то смутные образы, которые различить Туг попросту не сумел - безумный поток красок, фигур и движения на невероятной скорости. Пары секунд хватило, чтобы в голове возникла дикая боль.
Туг даже не пытался понять, что здесь происходит. И без того становилось понятно, что это - удел Пустых и только Пустых. Тугу среди них не место.
Несмотря на это, парень остался наблюдать за самими Пустыми. К столбу с каждой секундой их стягивалось всё больше. Кто-то шёл один, некоторые приходили небольшими группками. Несколько из таких группок что-то тащили.
Трое Пустых несли совсем уж тяжёлый мешок; по всему видно, что их тощие тельца напряжены до предела своих возможностей. Один из них пошатнулся, и из мешка вывалилась человеческая рука.
Мешок поднесли к Пустому с посохом. Гул становился всё громче, пока он разматывал тяжёлую ношу. Мешок казался сшитым из лоскутов кожи, но точно сказать Туг бы не решился - большое расстояние, он вполне мог ошибиться. Но вот в чём ошибки не было, так это в том, что в мешке оказался Ким - бледный, с широкой раной во всю щеку. Пустой с посохом медленно прикоснулся до лица и груди лежащего юноши, затем поднял посох над головой и уже более основательно положил свою ладонь на лицо Кима.
Туг осознал, что медлить нельзя. Возможно, в этом и есть его предназначение? С громким криком здоровяк побежал к телу соплеменника, раскидывая голыми руками тех, кто пытался его задержать. По большей части, правда, Пустые расступались, оставляя тропу к возвышению перед кристаллом почти пустой.
Посох медленно опустился, и его владелец, казалось, выжидательно смотрел на Туга. Если так можно сказать о голове с круглой дырой вместо лица. Гул стал совсем нестерпимым, причиняя боль, но здоровяк продолжал шагать вперёд.
— Мы своих не бросаем, - сквозь сжатые зубы процедил он, и на мгновение ему показалось, что Пустой его понял. Посох упал на землю, а его владелец отступил к кристаллу, словно предоставляя Тугу полную свободу действий.
Тело Кима показалось каким-то невероятно лёгким. Взвалив его на плечо, Туг развернулся и тут же побежал обратно в лес - туда, где, как ему казалось, должна находиться деревня. Гул продолжал стоять в ушах даже тогда, когда свет окончательно скрылся за деревьями. Это мало заботило Туга в эту минуту; мысли полностью покинули голову парня, и он продолжал бежать скорее механически.
* * *
Очнулся Туг у себя в шатре под тонким покрывалом. На него пристально смотрел Лорн.
— Ну ты нас и напугал, парень. Примчался на рассвете, весь в ссадинах, на плече - Ким. Что произошло-то?
— Не помню, - честно ответил Туг. В голове мелькали какие-то смутные образы, но восстановить целую картину не удавалось.
— Это тоже не помнишь? - спросил Лорн, показывая пальцем на левую руку парня. На запястье красовался непонятный рисунок, напоминающий причудливый узор. Завитки плавно перетекали друг в друга, словно живые. Иногда складывалось впечатление, что рисунок и правда шевелится.
Туг с удивлением отрицательно покачал головой - этого он не помнил совершенно.
— Помню лес. Пустых, много Пустых. Ким раненый, схватил и побежал. Долго бежал, - напрягая память, сказал Туг. - Больше ничего.
— Мда... скажи, а Пустые и правда не хотели Киму зла? - резко сменив тему, вдруг спросил охотник. Глядя на озадаченное лицо парня, он пояснил: - Ты пока бредил без сознания, сказал, что Пустые - не враги. И от Скола я подобное слышал.
Туг глубоко задумался и ответил:
— Я не знаю. Раньше думал, что Пустые похожи на нас, просто немного иные. А сейчас... сейчас не знаю.
Лорн кивнул, задумчиво почёсывая шрам на щеке.
— Ну, в любом случае, поздравляю с инициацией. Ты с честью выдержал испытание, и теперь считаешься полноценным мужчиной. Ты узнал, в чём твоё предназначение?
Туг кивнул и ответил:
— Помогать другим. Во что бы то ни стало.
* * *
Туг все реже встречал Пустого, приносящего камни. Они пытались обмениваться знаниями, но, видимо, оба постепенно поняли бессмысленность этого занятия. Да, Пустые и правда не враги; но и друзьями их назвать слишком сложно. Слишком разные племена.
Ким остался ещё на один год ребёнком, в ожидании очередного шанса. Айвер же вернулся лишь на третий день, полностью поседевшим и немым; никто так и не смог узнать, что же с ним произошло.
 
Туг задумывался, что же изменилось в его жизни после того, как он, наконец, стал мужчиной. Через некоторое время пришло удивительное понимание, что, в общем-то, не изменилось ничего. Да, он стал старше; но и до этого он взрослел. Появились какие-то новые обязанности, но и сейчас ему интересно играть с детьми в разные игры. Йорла всё так же его избегает, хотя в её взгляде и читается что-то непривычное.
Люди больше не считают его чудаковатым; скорее рассудительным. Но в основе своей он совершенно не изменился, и это, пожалуй, и было самым удивительным.
После Лорна его поздравила Нанси. У её поздравления оказался горьковатый привкус - она переживала за Айвера, ещё не вернувшегося к тому времени. И всё же она была рада увидеть Туга живым и невредимым.
* * *
Сидя на небольшом пригорке и мастеря деревянную игрушку для очередного мальчишки, Туг неожиданно чувствовал чьё-то присутствие. Подняв глаза, он увидел Айвера. Некогда весёлый и озорной парень стоял сухой жердью с длинными спутанными седыми волосами и смотрел глубоко впавшими глазами на друга детства.
— Ты в порядке? - спросил Туг, не ожидая ответа. Айвер не изменился в лице, лишь молча сел рядом. Взгляд его устремился к деревьям.
— Ты ведь знаешь о них, да? О других? - сухой голос Айвера, казалось, шёл откуда-то извне; он сильно контрастировал с голосом того человека, которого Туг знал раньше.
— Ты о шарах? - здоровяк почему-то совершенно не удивился тому факту, что Айвер вновь говорит. Парень медленно кивнул в ответ.
— Это магия. Они виновны в равновесии и следят за ним. Потому и существуют Пустые. И мы.
Повисла тишина, прерываемая лишь ножом, стругающим деревяшку.
— Ты видел кристалл. Ты знаешь больше, чем прочие, - тихо продолжил Айвер. - Но и ты не понимаешь всего. Как и все мы.
— Я был там. Я видел и третью сторону. Но и я ничего не понимаю, как ни пытаюсь. Видимо, некоторые вещи и должны оставаться непонятыми, как считаешь? – с чем-то вроде тени улыбки спросил напоследок Айвер.
Туг не знал, что ответить. Седой парень поднялся на ноги, достал что-то из кармана и кинул Тугу на колени.
— Береги себя. И нож береги, хороший нож, - сказал Айвер и пошёл в сторону леса.
— Эй, ты куда?
— В лес, - просто ответил парень. - Здесь мне больше не место. Прощай, Туг.
Взглянув на предмет, который подкинул Айвер, Туг увидел, что это маленький металлический кружок с довольно точным изображением Айвера. Здоровяк ухмыльнулся и положил кружок в карман, думая присоединить его к коллекции камней.
— Туг! Туг! Ты закончил? - послышался детский крик со стороны деревни.
— Почти! Иди сюда, Кален! - крикнул в ответ парень, довершая игрушечную собачку.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования