Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Иль Канесс - Приют для дезертира

Иль Канесс - Приют для дезертира

 
Уже в который раз этой ночью Захар вышел на улицу, чтобы разгрести сугробы у входа в храм. Снега оказалось меньше, чем он ожидал. Обессилившая метель утихала и лениво облизывая стены храма, постепенно уползала в лес. Захар посмотрел в небо. Сражение все еще продолжалось.
Двери протяжно заскрипели и на крыльцо вышел Михаил.
- Что, опять намело? – прочистив горло, сказал он.
Захар смахнул с головы капюшон и обернулся.
- Да.
- Судя по тому, что творится в эфире, - устало начал Михаил, - мятежники намерены полностью разрушить межгалактический дредноут "Вардагард". Они несут чудовищные потери, но боюсь, добьются своего. "Вардагард" рано или поздно не выдержит столь яростного огня противника. Это очевидно.
Захар тоже поднял голову и несколько секунд пристально смотрел на многочисленные вспышки в ночном небе.
- А потом что будет?
Михаил пожал плечами.
- "Вардагард" будет сбит, - вздохнув, сказал он. – Жаль, это дредноут со славной историей.
- А что в нем такого? Кто там?
- Там, - Михаил ухмыльнулся. – Там космодестант из далекой планеты Варда. Настоящие мужики и воины. Только ценой чудовищных потерь, мятежники добьются победы над ними. Захар, а ты свидетель грандиозной битвы, которая, несомненно, войдет в историю!
- Наверно…
Небо озарилось яркой вспышкой.
- А вот кажется и все, - заметил Михаил.
- Мятежники победили? – Захар снова посмотрел в небо.
- Боюсь, что да.
Метель совсем утихла. Михаил вернулся в храм, а Захар, очарованный неотвратимым падением "Вардагарда" и забыв про снег, пристально вглядывался в небо.
Дредноут разваливался практически у него над головой. Небеса протяжно гудели. "Вардагард" величественно тонул в огромных языках пламени и обжигал ночное небо. Он медленно плыл в густых потоках дыма и распускался как цветок раскаленными арматурами и искорёженными листами железа. Казалось, что всего полотна неба не хватит на последний полет прославленного межгалактического дредноута. Огромные куски оплавленных железных перегородок стремительно проносились сквозь редкие облака; утопая в густом дыму, они врезались в поверхность простуженных озер и беспощадно пробивали лед, находя затем покой на застывшем дне. Фрагменты дредноута, падая, ломали замерзшие стволы деревьев, которые десятилетиями трещали в противостоянии крепкому морозу. Оплот империи рассыпался у Захара на глазах. Когда все было кончено, небо Тельмы посеяло последние осколки "Вардагарда" на своих бескрайних полях.
 
- Брат Захар, проснись, - теребил его за плечо Леонид.
Захар с трудом открыл глаза и сел на край кровати, сложив руки на груди.
- Тяжко, да? – усмехнулся Леонид. – Ничего. Вот, я тебя чаю навел и сделал пару бутербродов. Завтракай.
Леонид поставил перед ним небольшой столик, на котором в тарелке лежали бутерброды, а рядом стоял стакан с крепким чаем.
- Недавно лег? - закуривая трубку, спросил Леонид.
- Да.
Захар держал обеими руками стакан с чаем и понемногу отпивал, осторожно поднося к губам.
Брата Леонида он не видел давно. Это был старый солдат, который в поисках уединения обосновался на Тельме. К тому же, это был мудрый и смелый человек, повидавший в жизни многое. Несмотря на свои шестьдесят с лишним, он был по-прежнему достаточно крепок и подвижен.
- Что случилось? – спросил Захар.
- Около часа назад в район крепкого озера, - попыхивая трубкой, начал Леонид, – упал летательный аппарат. Наверняка, кто-то из мятежников. Есть вероятность, что после посадки там кто-то выжил. Я вот чего, собственно, тебя и разбудил. Хочешь, поехали с нами, посмотришь?
- Ну, не знаю. А кто еще поедет? - уже пожевывая бутерброд, спросил Захар.
- Брат Василий. Он же врач и, думаю, пригодится, в случае чего. Тем более, вы с ним друзья. Ну так что?
- Ну не знаю, я толком не выспался…
- По дороге вздремнёшь. Давай, Захар, будет интересно!
- Ладно.
Брат Василий ждал их у входа рядом со снегопроходцем. Увидев Захара и Леонида, которые спускались по ступеням крыльца храма, он бросился к ним на встречу.
- Братья, - радостно воскликнул он, по очереди пожимая им руки, - я так рад, что мы отправляемся! Это такая удача. Преподобный сказал, что орден готов принять новых служителей. Если там кто-то выжил, то им невероятно повезло!
Василий был стройным и высоким парнем, с ярко-зелеными глазами. С самого детства он добывал тесаровую руду на задворках галактики. Именно там он и приобрел этот невероятно волшебный цвет глаз, потому как, излучение тесаровой руды непостижимым образом меняет цвет глаз человека. По этому характерному признаку тесарских рудокопов можно было узнать в любом уголке вселенной. Рискуя жизнью, он сбежал оттуда, бросив тяжелую работу в душных шахтах. Потом оказался здесь, на Тельме и вступил в братство.
- Так, прошу вас, братья, - Василий открыл дверцу снегопроходца. – Присаживайтесь. Ехать километров пятьдесят. Рулить буду я.
Все расселись по местам и пристегнулись. Василий тронулся с места.
 
Есть закон, который для всех один: каждый, кто попадает на Тельму, вступает в орден или умирает в изгнании.
По большей части, эта небольшая планета не обитаема. Поверхность Тельмы осыпана снегом, а все водоемы скованны льдом практически круглый год. Есть несколько поселков служителей ордена, а между ними расположен огромный храм, в котором восседает наместник бога. Жизнь здесь размеренна и не меняется столетиями. Ничего полезного на планете нет. Она далека от торговых путей и сфер влияния различных империй. Иногда орден снабжает пресной водой редких странников. Фактически, Тельма никому не нужна и улететь с нее практически невозможно.
У выживших, если таковые будут, есть выбор: служить наместнику или погибнуть.
Спустя пару часов, снегопроходец достиг источника сигналов.
В куче беспорядочно поваленных деревьев, заваленный снегом и сломанными ветками, покоился летательный аппарат. Убедившись, что рядом нет хищников, Леонид вышел из снегопроходца.
- Спасательная капсула дредноута… - с тревогой в голосе, сказал он.
- Ну и что? – невозмутимо воскликнул Василий, вышедший следом. – Что в ней такого? Захар, помоги мне расчистить вход.
Они принялись освобождать аварийную дверцу капсулы, но через пару минут, расчистив снег и разобрав ветки, застыли, не зная, что делать дальше.
- Брат Леонид, ты сможешь ее открыть? – спросил Василий, утаптывая у входа снег.
Леонид стоял у них за спиной и покусывал нижнюю губу. В его глазах томилось сомнение.
- Брат Леонид?..
Тот не сводил глаз с аварийного люка.
- Что случилось? Ты не знаешь, как она открывается?
- Знаю, - отозвался Леонид. - Но думаю, нам не стоит ее открывать.
- Это еще почему? – удивился Василий. – Возможно, там кому-то требуется помощь. Внутри могут быть раненые.
Захар внимательно наблюдал за Леонидом. Он еще никогда не видел его таким. Тот явно опасается того, что скрыто за аварийным люком спасательной капсулы.
- Брат Леонид, ну не зря же мы сюда приехали.
Леонид все-таки открыл аварийный люк. Василий и Захар зашли внутрь. Спасательная капсула оказалась довольно просторной. Вокруг все было вверх дном. Над головой висели оборванные провода и микросхемы, которые постоянно искрили и мешали идти.
Они нашли всего одного пассажира, сидящего у штурвала.
- Он жив, - уверенно сказал Василий, прощупав пульс.
- Невероятно, - пробормотал Захар. – Он просто огромен!
Пилот действительно был огромен. В нем было не меньше двух метров роста. На вид ему было около пятидесяти лет, а его суровое, волевое лицо, было исчерчено многочисленными шрамами. Глова была острижена на голо, а на лице виднелась недельная щетина из седых волос. Одет он был в какой-то механический костюм.
- Он в экзоскелете, - тяжело вздохнув, отметил, вошедший следом Леонид. – Это варрдарианец. Космодесантник.
Варрдарианец весил килограмм двести. Они с трудом вынесли его наружу и положили на носилки.
- Что такое – экзоскелет? – спросил Захар, разглядывая космодесантника.
- Экзоскелет - это устройство, которое увеличивает силу человека за счёт внешнего каркаса, - ответил Леонид и поразмыслив, добавил, - благодаря ему, человек может переносить тяжести, которые без экзоскелета он в не силах будет даже сдвинуть. Но вот боевой экзоскелет варрдарианца, в отличие от прочих аналогов, предназначен исключительно для того, чтобы его владелец мог носить невероятно мощные и непробиваемые бронированные доспехи.
- Так ты его так испугался? – обратился к Леониду Василий. – Варрдарианца?
- Да, - тот кивнул головой. - Орден снабжает мятежников пресной водой, а значит, мы, фактически, их союзники. Мятежники несколько часов назад сбили имперский дредноут и…
- То есть, - приподняв брови, продолжил Василий, – он очнется, а кругом враги?
- Именно.
- И что делать?
- Могу предположить, с большой вероятностью… что, очнувшись, он нас прикончит. Привезем его в поселок, он и там всех перебьет.
- Он что, настолько безжалостен? – искренне удивился Захар.
- Ну, - Леонид тяжело вздохнул. – Этот может быть и нет. Офицер все же. Не знаю.
Несколько минут они молчали.
- Братья, надо что-то решать, - покачал головой Василий.
- Надо. Если привезем его в поселок, то подвергнем всех опасности, - начал рассуждать Леонид. – Может, - он вопросительно взглянул на Василия. – Пока он без сознания, мы его…
- Нет! – неожиданно воскликнул Захар. – Мы же спасли его, зачем ему нас убивать? Что за глупости? Очнется, мы ему объясним, что да как. Он же не робот. Человек, все-таки.
- Эх, Захар, - достав трубку, сказал Леонид. – Человека нужно опасаться. Ты молод еще, не знаешь людей. Да и жизни-то, толком не видел. Храм, да поселок. Это солдат, а мы – враги. Все просто. О чем тут еще говорить.
- Но мы же не солдаты?
- Нет, Захар, мы не солдаты.
- Ну и вот. Давайте погрузим его и увезем в храм? Он очнется и поймет, что мы мирные люди.
Леонид вздохнул.
- Не все так просто.
- Брат Леонид, - неуверенно начал Василий, – может, ты зря опасаешься? Ведь и правда, мы же мирные люди. Варрдарианец должен знать, кто мы такие и чем тут занимаемся.
 
Когда они въехали в поселок, тот казался пустым. По дороге в храм они так никого и не встретили.
Леонид всю дорогу попыхивал трубкой и молчал, но уже проезжая по поселку, тяжело вздохнул.
- Так я и думал… - утопая в табачном дыму, сказал он.
- Ты, о чем? – спросил Захар.
Леонид не ответил. Они подъехали к храму. Их никто не встречал.
Вытащив носилки с варрдарианцем, Захар и Леонид с трудом дотащили его до крыльца. Василий распахнул двери храма. Никого. Они занесли варрдарианца внутрь и положили в проходе между скамейками.
- Брат Михаил! – закричал Захар, разминая онемевшие руки. – Брат Михаил!
- Нет тут никого, - заметил Леонид, сев на скамейку. – Разве вы не поняли, они все ушли, как только мы сообщили в поселок о том, кого везем.
- Но почему? – изумился Захар.
Варрдарианец тем временем зашевелился. Леонид резко поднялся со скамьи.
- К алтарю, быстро, - указал он Захару и Василию.
Космодесантник тяжело вздохнул и задвигал своими мощными руками, ощупывал пол. Затем, проговорив что-то хриплым голосом, он повернулся на бок и начал медленно подниматься, уперев правую руку в скамейку. Наконец, вытянувшись во весь рост и ощупав голову, он посмотрел на двери храма.
- Та-ак, - прохрипел он.
Леонид нарочито громко прочистил горло.
Варрдарианец на мгновение замер, а потом начал медленно поворачиваться. Каждое его движение сопровождалось еле слышным жужжанием, исходящим от механизмов экзоскелета.
Наконец, развернувшись, и взглянув на своих спасителей, он спросил хорошо поставленным, командным голосом:
- Кто вы такие?
Леонид шагнул вперед и уверенно ответил:
- Приветствуем тебя! Мы простые служители этого храма.
Варрдарианец ухмыльнулся.
- Это вы меня сюда привезли?
- Да.
- А ты, послушник, - Варрдарианец обратился к Василию, - видимо, с Тесары. Занесло же тебя, рудокоп.
- Да…
- Мое имя – Антагон, - представился варрдарианец. – Кто у вас тут старший?
Леонид немного растерялся, но все же ответил:
- Я, мое имя – Леонид.
Варрдарианец кивнул.
- Вот что, Леонид…
- Антагон, мы не желаем тебе зла! - неожиданно перебил его Захар, которого буквально трясло от волнения. – Мы не враги!
Наступила тяжелая пауза.
- Неужели? – удивился варрдарианец.
Леонид бросил гневный и осуждающий взгляд на Захара. Тот покраснел от смущения и отошел немного в сторону.
- Брат Захар имел ввиду… Он не хотел тебя перебивать… Он… - растерянно начал Леонид.
- Погоди-ка… - перебил его Антагон и уверенно направился к Захару.
Захар оцепенел, ему стало невероятно страшно. Ноги стали ватными, а в глазах потемнело.
Леонид испуганно посмотрел на стремительно приближающегося варрдарианца, не зная, что предпринять. Антагон уверенно шел, безжалостно наступая своими полуметаллическими берцами на хрупкую плитку, которая трескалась под напором его титанических шагов. Василий зажмурил глаза и начал молиться.
Но варрдарианец прошел мимо юного послушника, даже не взглянув на него.
Широко раскрыв глаза, Леонид смотрел на медленно оседающего на пол Захара.
- Не смей падать, - тихо сказал он и подойдя, подхватил того за плечи. – Не смей…
Варрдарианец взял одну из фигурок, стоящих у алтаря.
- Кто это? – громко спросил он, повернувшись к Василию.
Василий растерянно посмотрел на Леонида, тот утвердительно кивнул.
- Ну же! Отвечай рудокоп! – уже прогремел Антагон.
- Это наместник, - быстро ответил Василий.
Варрдарианец с явным любопытством рассматривал небольшую фигурку.
- Он жив? – спросил он.
- Да, он… он находится в главном храме Тельмы. Он – посланник бога. Он…
Смятая фигурка со звоном упала на пол.
- Значит, жив, - задумчиво произнес Антагон.
- Да…
Варрдарианец был явно чем-то озадачен. Он развернулся и посмотрел на вход в храм.
- Захар, ты как? – тихо спросил Леонид.
- Все хорошо.
Леонид осторожно отпустил его.
- Монахи, место моей посадки далеко?
- Километров пятьдесят.
- Ответь мне, Леонид, - Антагон повернулся к нему, - Кроме нас здесь никого нет?
- Нет. Все ушли, когда узнали, кого мы везем.
Повисло молчание.
- Они не поэтому ушли, - поразмыслив, усмехнулся варрдарианец. – Сюда едет ваш наместник.
- Зачем?
- За мной.
- Но… - Леонид нахмурился. – Наместник никогда не посещает поселки. Это ни к чему. Тем более, откуда ему знать про тебя?
- Поверь мне, Леонид, - сказал неожиданно довольным голосом Антагон. – Наместник знает, кого вы привезли. – Он поочередно осмотрел всех. – Теперь вам нужно срочно решить, кто отвезет меня обратно к месту посадки.
Выбор был очевиден.
- Я тебя отвезу, - сказал Леонид.
- Хм… нет, ты слишком стар, - отверг его предложение Антагон. – Ты, - он обратился к Захару. – Ты меня отвезешь.
Захар растерянно посмотрел на Леонида.
- Почему он?
- Потому что тот, кто отвезет меня к месту посадки и привезет обратно в этот храм, должен будет покинуть Тельму.
- Я не понимаю…
- Пора уже начинать соображать, Леонид! – слегка раздраженно сказал Антагон. – Я же вижу, что ты был когда-то солдатом. Вспомни, что значит, оценить ситуацию.
Леонид на мгновение задумался.
- Вы не мои солдаты, - сказал Антагон, глядя на него. - Я не имею права вам приказывать, но я предоставляю вам выбор. Точнее, ему – варрдарианец кивнул в сторону Захара. – Только он подходит. Подумай, Леонид, ты стар и тебе уже нечего искать за пределами Тельмы. Рудокоп? Ему тоже. Его арестуют и оправят обратно в шахты. Теперь ты понял?
- Так точно, я понял… - задумчиво, но твердо, отозвался Леонид
- Вот и хорошо. Юноша, - неожиданно обратился к Захару Антагон. – У тебя есть выбор остаться здесь и стать престарелым монахом, или же отвезти меня к спасательной капсуле, а затем покинуть Тельму. Я понимаю, что это не простое решение, но времени у нас мало.
Захар молчал. Возможно, впервые в жизни он задумался о смысле этой самой жизни. Он подумал о том, каким будет его завтрашний день и каким он может стать. Захар посмотрел вверх, на свод храма. Изо дня в день он знал, каким будет его завтра и что оно ему принесет. Что значит, понятия не иметь, каким будет твой завтрашний день?..
А вот что значит.
- Я согласен, - тихо проговорил Захар.
- Что? – громко переспросил Антагон. – Я не слышу.
- Я согласен!
Антагон посмотрел на Захара и утвердительно кивнул.
- Ты же можешь погибнуть… - подскочил к Захару Василий. – Пусть это сделает Леонид. Захар, ты не должен… Что вообще происходит?..
- Впервые в жизни, - положив ему руку на плечо, отозвался Захар, – у меня есть выбор. Что бы ни было дальше, я его сделал.
Леонид по-отечески обнял Василия и Захара.
- Вот так утро, а, мужики? – впервые он назвал их не братьями.
- Идем, времени нет, - уже стоя в дверях, сказал Антагон, - Леонид, рудокоп, вам лучше уйти. Вы – лишние свидетели. Скажите всем, что бросили меня тут и убежали, когда я еще был без сознания. Так будет лучше для вас.
Василий и Захар крепко обнялись.
- Прощай, брат, - дрожащим голосом проговорил Василий. – Надеюсь, ты сделал правильный выбор.
- Надеюсь… Прощай и ты, брат. Береги себя.
- Будь мужиком, - бросил напоследок Леонид, крепко пожав ему руку. – Прощай.
 
Варрдарианец всю дорогу молчал. Захар же, размышлял о том, во что он ввязался.
Сегодняшний день был совершенно не похож на те дни, которые он пережил. К тому же, день только начался. Чем он закончится? Он понимал, что теперь изменилась не только его жизнь, но, и возможно, жизнь всей планеты. Никогда наместник бога не посещал поселки. Никогда до этого дня. С чего же варрдарианец решил, что сегодня наместник посетит именно их поселок? Почему ему, Захару, нужно будет покинуть Тельму? Кто он в конце концов такой, чтобы им заинтересовался сам наместник бога, которого могли видеть лишь избранные адепты?
Вопросов было много, и каждый из них, казался важным.
- Зачем мы возвращаемся? – не вытерпев, спросил Захар.
Варрдарианец ответил не сразу.
- Мне нужны мои доспехи. Не отвлекайся, следи за дорогой.
- А почему…
- Думай о дороге, Захар.
Больше они ни о чем не говорили. Приехав к месту назначения, варрдарианец ушел в спасательную капсулу. Его не было около получаса, а когда он вышел на улицу, то Захар, был потрясен увиденным.
Перед ним стоял космодесантник в полном боевом обмундировании. Черные и острые, как скалы, его доспехи блестели в лучах восходящего солнца. За спиной виднелась рукоять мощного и тяжелого меча, а на голову был надет увенчанный острыми рогами жуткий шлем.
Доспехи придали ему устрашающий и величественный вид. Он стал еще огромнее и выше. Захар понял, что варрдарианец просто… непобедим. Теперь он знал, чего так опасался Леонид. Вот этого. Варрдарианец был машиной для убийств. Было очевидно, что он один способен перебить не только всех жителей поселка, но и вообще все живое на планете.
Захару стало страшно. Не обманул ли он Леонида? Вдруг, он нарочно вернулся сюда, чтобы подготовиться к истреблению тех, кто помогает мятежникам?
- Захар, что с тобой? – спросил Антагон.
Но тот не мог оторвать испуганный взгляд от варрдарианца. Он его, откровенно, пугал.
"Он рожден сеять смерть…"
- Захар? – Антагон снял с себя шлем. – С тобой все в порядке?
Увидев хмурое, но человеческое лицо, Захар немного пришел в себя.
- Я… да. Я в порядке, - промямли он.
- Хорошо, нам пора.
Они отправились обратно к храму.
Когда они выехали на относительно ровную дорогу, Антагон заговорил неожиданно спокойный голосом.
- Захар, то, что я тебе сейчас расскажу, является тайной. Запомни сразу, никогда и никому ее не рассказывай. Ты понял?
- Да.
- Это важно.
- Я понял.
- Теперь же, Захар, я отвечу на все твои вопросы. Вашего наместника зовут – Протагон. Он тоже варрдарианец. Но прежде всего, он – дезертир. Для варрдарианца, это великий позор, который нельзя смыть даже кровью. – Антагон тяжело вздохнул. – Мы были с ним друзьями. Братьями. Мы вместе закончили военную академию на Варде. Вместе пошли в первый бой. Стоя плечом к плечу бились с врагом и теряли товарищей. Однажды он бросил меня и остальных братьев по оружию. Все, кроме меня – погибли. Империя потеряла десятки отважных воинов из-за него. Но затем, посчитала, что потеряла и его вместе с ними. Для всех он погиб. Но не для меня. Я знал, что он выжил и сбежал. Я утаил его побег, чтобы не очернять его имя и славу варрдарианцев, которые не бегут с поля боя. Слава о великих войнах не должна быть испорчена трусостью одного из них. Я не искал его, нет. Сама судьба привела меня к нему. Он еще жив, как и я. Двадцать лет прошло. Двадцать лет! – Антагон на минуту замолк, а затем продолжил: - Пришло время расплаты. Тельма… приют для изгоев галактики. Приют для дезертира.
Захар не знал, что сказать.
- Никому не рассказывай эту историю. Тебе не поверят и убьют за такие слова. Варрдарианец не может быть дезертиром, а наместник бога не может умереть. Я сообщил командованию, что, жив и что меня нужно забрать с Тельмы. Так же, я сообщил о тебе. Ты не варрдарианец, но мой приказ не обсуждается. Ты будешь принят в военное училище на Варде. Я тебя туда устрою. Ты помог мне, а я помогу тебе.
- Что вы сделаете с наместником?
- Я убью его. А ты станешь врагом для них. Для адептов, ты будешь свидетелем убийства посланника бога. Поэтому тебе придется покинуть Тельму. Теперь понимаешь, почему тебе нужно будет уехать?
- Да. Мы заезжаем в поселок.
 
Когда они подъехали к храму, Захар увидел, что вокруг него собрались десятки людей. Это были приближенные к наместнику служители ордена.
По мере продвижения снегопроходца ко входу в храм, они медленно расступались. Их лица были либо раскрашены, либо татуированы настолько мелким узором, что издалека, казались черными масками.
Захар остановился у входа. Адепты, держа в руках знамена ордена, выстроили проход до самых дверей в храм.
Все выглядело настолько торжественно и поразительно, что у Захара захватило дух. Он стал непосредственным участником грандиозного события, хотя еще несколько часов назад был простым послушником.
Под тяжелыми шагами Антагона хрустел утоптанный снег. Знамена чуть заметно колыхались. Антагон и Захар поднялись на крыльцо. Было совершенно тихо. День близился к полудню. Воздух был свеж и не подвижен.
- Юноша, сегодня хороший день, чтобы стать солдатом, - сказал Антагон и опустив голову, посмотрел на Захара. – Открывай.
Тот распахнул высокие двери храма. Антагон уверенно вошел. Захар последовал за ним и закрыл двери уже изнутри.
Наместник стоял спиной к выходу, нависая всем своим огромным телом над алтарем, так же облаченный в варрдарианские доспехи. Краска на них почти выцвела. Ростом он был намного выше своего земляка, а на голове росли длинные, седые волосы, достающие до самых плеч.
Он тяжело дышал, сжимая в одной руке шлем, а в другой – огромный меч.
- Приветствую, тебя Антагон, - тяжелым и ровным голосом сказал наместник, чуть повернув голову назад.
- И я тебя приветствую.
Храм затих и с минуту они стояли, не проронив ни слова.
- Ты знаешь, - наконец сказал наместник, разглядывая алтарь, - но я хотел, чтобы меня нашли.
Антагон усмехнулся.
- Разве? А, по-моему, ты тут не плохо устроился.
Наместник медленно развернулся. По гримасе на его лице, было очевидно, что каждое движение дается ему с трудом. Доспехи протяжно скрипели, при каждом движении. Но, превозмогая боль и заржавевшие механизмы, наместник все же, развернулся.
Это был старик с седой бородой и с широким, морщинистым лицом. Тем не менее, он казался гораздо мощнее Антагона и намного старше.
- Как ты смеешь смеяться надо мной?! – прогремел из-под густых бровей наместник.
Несколько мгновений, они, тяжело дыша, сверлили друг друга взглядами.
- На прихожан своих будешь орать! – грозно отозвался Антагон. Его голос оказался тверже и громче. – Что ты тут разнылся: я хотел, я мечтал…
Лицо наместника изменилось. Он был крайне обескуражен. На него уже давно не повышали голос. Очень давно.
- А ты все такой же дуболом, - уже спокойно сказал он.
- Что ты здесь нашел? – закипал Антагон. – Что? Умиротворение? Думал, что замолишь свои грешки? Что тебя кто-то простит? А потом захотелось на братский суд? Домой. Чтобы все поняли тебя и простили?
- Да если бы ты знал… - обижено, но грозно крикнул наместник и шагнул вперед. – Что я чувствовал все это время! Дурак ты, Антагон! Натуральный дурак! Не понять тебе этого чувства обиды и отчаяния! Не понять тебе того позора, который я носил на этих плечах все эти годы! Не понять тебе, что значит, хотеть умереть не в бою, а от собственных рук!
- Да! Не понять! – Антагон сжал рукоять меча и шагнул вперед. - Я бы остался и погиб как все, а ты сбежал!
- Не сбежал я! – наместник тоже сделал шаг вперед. – Так вышло…
- Так почему ты не вернулся?
- Было поздно, - наместник удивленно посмотрел на меч в своей руке, – я бы ничего не изменил.
- Твои товарищи погибали, пока ты там думал.
- А знаешь, Антагон, сколько людей я спас здесь? Сколько людей снова обрели смысл жизни? Нет, ты не знаешь. Для тебя только война, является жизнью. Готов поспорить, что я спас множество заблудших душ. Великое множество. Но все равно, это меньше, чем ты убил на своих войнах.
- Ты постарел, - сказал Антагон, жестким, командным голосом. – Ты утратил форму и стал добрым старичком.
Повисло молчание.
- Хватит, - Протагон одел шлем.
- Да.
Антагон широкими и тяжелыми шагами устремился к наместнику, а тот заведя меч, рванул на встречу. Стены храма задрожали под ударами их мощных шагов. Наконец, варрдарианцы столкнулись, как две неприступные скалы.
Звуки короткой борьбы.
Наместник сперва повис на Антагоне, а затем, начал медленно сползать на пол, хватая того за руку. Его старый, потускневший меч с лязгом упал на пол. Антагон снял со своей головы шлем. Сколько же боли и скорби увидел в его глазах Захар! Впервые за все время, лицо варрдарианца выражало печаль.
- Доспехи поймали сигнал твоего маячка, - с трудом проговорил Протагон. Тонкая струя крови изо рта окрасила его седую бороду. – Я так долго ждал тебя. Так долго...
Антагон скинул перчатки и присел на одно колено. Сняв с Протагона шлем, он бережно взял его седую голову в руку.
- Я знаю.
- Прости меня.
- Давно простил.
Глаза Протагона закрылись. Он в последний раз выдохнул и обмяк.
- Захар, - заговорил Антагон, - тебе нужно уходить. Я обо всем договорился. Тебя заберут с места посадки моей спасательной капсулы и позаботятся о твоем будущем. Уезжай. – Он достал из кобуры массивный пистолет. – Храм скоро рухнет. На этом все. Иди. А я останусь с ним.
- Но…
- Я сказал – уходи! – прогремел Антагон, повернувшись к Захару. – Эта история подошла к концу.
Захар, немного помедлив, все же попятился к выходу.
Распахнув двери храма, он глубоко вздохнул, закрыв глаза. Потом устремился к снегопроходцу. Никто не помешал ему. Он завел мотор и нажал на газ.
В первые в жизни, он не знал, что будет с ним завтра.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования