Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Серый Тень - Битва Добра и Зла

Серый Тень - Битва Добра и Зла

Многие годы прошли с тех пор, как Господь и Дьявол заключили между собой соглашение. И говорилось в том соглашении, что однажды наступит время последней Битвы, в которой сойдутся Свет и Тьма, Добро и Зло, ангелы и демоны. Победителю же достанется право властвовать над душами людей.  
И зарекался в то время Дьявол, поставивший подпись проклятой кровью и скрепивший договор тринадцатью печатями, что ни одна душа человечья не избегнет застенков адовых, но не бывать этому. Ибо предсказано было, что поведёт в бой полки светлые сам архангел Рафаил (для друзей просто Раффи или Раф). Падут ниц перед ним грешники, на столько сильно будет в них раскаяние. Испугаются взора Его демоны, ибо испепеляющ он для душ падших…испепеляем…хм, как же это произносится правильно? О, ЧЁРТ!..  
Рафаил кубарем скатился в овраг, где приземлился прямиком в заросли крапивы. Походный мешок с мечом Возмездия и щитом Благословения пребольно ударил ангела по макушке.  
- Ох! Уф! Аркадий, это кара Господня?.. – поднимаясь из травы, простонал Рафаил.  
Рядом с ангелом на ветку боярышника мягко спланировал пресвятой голубь Аркадий.  
- Не говори ерунды, Раффи, - проворковал он. – Кара Господня всегда сопровождается громом и молниями, а над нами в небе ни тучки, ни пол тучки, ни даже линии электропередач.  
Рафаил, не переставая охать, встал на ноги, и принялся вытряхивать из крыльев, набившиеся туда сорняки.  
- Мне кажется, молнии всё-таки были, - возразил он голубю. – По крайней мере, я видел сноп искр, когда ударился о землю…  
На скептическое воркование голубя Рафаил намеренно не отреагировал. Закончив приводить себя в порядок, ангел огляделся по сторонам в поисках путевых ориентиров – ничего. Если ориентиры здесь когда-то и были, то сейчас их полностью закрывала собой крапива в купе с торчащими тут и там кустами. Впрочем, большего со дна оврага увидеть было невозможно, поэтому Рафаил плавно взлетел на полметра ввысь и резко - на два метра вправо, отчего снова угодил в заросли на этот раз шиповника. В его крыльях явно что-то поломалось при падении. Нещадно ругаясь и прося у Господа прощения, Рафаил в который уже раз выбрался из кустов и стал подниматься по скользкому глиняному откосу пешком. Совместными усилиями – Аркадий согласился оказать лишь моральную поддержку – голубь и ангел выбрались из оврага.  
Ветер свободы дохнул им в лицо, сопроводив дуновение горьким запахом нагретой полыни и молочая. Лето на Земле было в самом разгаре – наливались соком вымахавшие до полутора метров в высоту травы, стрекотали кузнечики, деловито жужжали, пролетающие мимо шмели. Перед посланниками Господа расстилалось бескрайнее поле, заросшее кустарником и обильно утыканное оврагами.  
Рафаил скинул с плеч походную сумку, брякнувшую о землю с таким звуком, с каким обычно расхитители старинных курганов вываливают свою добычу перед скупщиками древностей. Этот воинственный звук не удалось приглушить даже ковру одуванчиков. Из маленького кармашка ангел достал свёрнутую вчетверо карту.  
- Та-а-ак, - вглядываясь в клочок пергамента, пробормотал он себе под нос. – "В половине дня пути на крыльях ангельских от града царёва направит вас Перст Указующий, из камня в скале высеченный…" Слышишь, Аркадий, а полдня пути – это в километрах сколько?  
- Господи! - всплеснул крыльями голубь. – Ты что же не знаешь, какое расстояние за половину суток может пролететь посланник Бога? Не смеши меня, Раф! Вас ангелов, я слышал, тридцать три года полётам учат. Ты, кстати, сколько часов в воздухе провёл?  
- Э-э-э, много. Так много, что даже не помню сколько!..  
- Больше тысячи?  
- …Э-э-э, это не важно! – отмахнулся от настырного голубя Рафаил. - У нас с тобой сейчас другая проблема - если мы уже на месте, то где же Перст Указующий?  
Аркадий и Рафаил осмотрелись. Никакого намёка на возвышающуюся скалу не было – вокруг одни овраги да море трав.  
- Придётся провести разведку с воздуха, - сделал вывод Рафаил и покосился на сидящего у него на плече голубя.  
- Я что тебе спутник-шпион? – возмутился Аркадий. – Вестникам Благодати не положено летать в разведку! Принести благую весть - ещё куда ни шло, но кружить в поднебесье как какой-нибудь падальщик…скажи честно, я что похож на грифа?!  
- У меня на плече ты больше похож на попугая-матерщинника, - ухмыльнулся ангел. – Пиастры, пиастры!..Ты же не хочешь, чтобы из-за тебя мы опоздали на решающую битву Добра и Зла?  
Аркадий надулся, став похожим на рождественского гуся. Делать было нечего, пришлось ему взлетать. Сделав три круга над полем, он снизился и сел прямиком на нимб Рафаила.  
- Видел Перст? – сняв голубя с нимба, спросил у него ангел.  
- Глупый вопрос, конечно, видел. Он в одном полете стрелы от нас в сторону Карфагена.  
- Аркадий, - проникновенно произнёс ангел. – Я тебя сейчас вниз головой переверну и так весь остаток пути нести буду.  
- Триста метров на северо-запад! – тотчас исправился голубь, за что и был немедленно отпущен.  
- Можешь ведь, когда хочешь…  
 
Солнце не успело скрыться за горизонтом, когда ангел Господень и его верный друг достигли пологого холма. Склоны его были сглажены ветром и временем, и поэтому едва возвышались среди травы. Посредине холма из земли торчал Перст, указывавший… указывавший…  
- В самом деле, куда он указывает? – поинтересовался у Рафаила Аркадий.  
Они стояли на середине холма и смотрели на почти полностью ушедший под землю продолговатый булыжник.  
- В овраг?.. – неуверенно предположил ангел.  
- Если в овраг, то ты сам туда и полезешь, - в ответ заявил голубь. – Кстати, почему ты думаешь "солнце ещё не скрылось за горизонтом", когда мы прошли всего-навсего четыреста с малым шагов? Ангелы должны говорить правду даже в мыслях.  
- А ты в мои мысли не суйся, умник нашёлся! – Рафаил стряхнул нахального голубя с плеча. – И полезем мы в овраг вместе. Тем более что тебе шагать никуда не надо, достаточно несколько раз крыльями взмахнуть.  
Не дожидаясь ответа, Рафаил первым вломился в заросли репья, что рос в этом овраге особенно густо. За ним полетел Аркадий, он-то и разглядел вход в шахту, о чем немедленно крикнул ангелу:  
- СТОЯТЬ! – истошно заорал голубь.  
Если вы думаете, что голуби не могут орать, значит вы никогда не жили на последнем этаже пятиэтажки, где летними утрами на чердаке "воркуют" данные птицы…  
- СТОЯТЬ!  
От удивления Рафаил перестал пятиться, выбираясь из репья, и уставился на Аркадия.  
- Сзади тебя…колодец…шахты…- хватаясь крыльями за сердце, - прохрипел голубь.  
Аркадий был прав – заросли травы позади Рафаила прерывались пятном тьмы. Из земли выглядывал край бревенчатого сруба. Видимо когда-то неподалёку была шахта, и в этом месте на поверхность выходил один из её воздухоотводов. Если б не предупреждение голубя, то ангел ухнул бы в провал и поминай, как звали. Со стороны может показаться, чем грозит бессмертному падение в колодец? Бессмертному – ничем, но у Рафаила после неудачного приземления барахлили крылья, а значит, упав с высоты, он бы переломал их вдребезги. Лишившись крыльев, ангел становится человеком. Такое превращение произошло бы и с Рафаилом. Правда, ненадолго. Примерно на пять минут падения или метров на двести вглубь шахты.  
Между тем колодец был явно не простым. На мокрых брёвнах кто-то вырезал ножом угловатые символы, руны Ада. Очевидно, Рафаил и Аркадий отыскали искомый вход в Преисподнюю. Теперь оставалось найти веревку.  
- Ты что же не захватил с собой обычной веревки?! – вспылил Аркадий при виде груды оружия вываленного из сумки на землю.  
- Откуда я мог знать? – попытался оправдаться ангел. – Мы же оба умеем летать, так зачем нам верёвка?  
- Я не знаю…Врагов связывать! – голубь никак не мог успокоиться, ему внезапно вспомнился тот случай, когда он, Аркадий, вытащил из огня на себе мать с двоими детьми. Аркадий буквально вчера опрометчиво упомянул об это в разговоре с Рафаилом, и сейчас на него напали плохие предчувствия.  
"Дай Бог, чтобы Рафаил об этом забыл. Забыл. Забыл. За…"  
- Слушай, Аркадий, а помнишь, ты мне вчера рассказывал?..  
"Господи, отмени закон подлости!"  
 
Натужно кряхтя, посланцы Господа спускались по вертикальной шахте. Если быть точным, кряхтел один Аркадий, державший на весу под собой Рафаила и раздумывающий о том, что нет в мире справедливости. Рафаил же полагал обратное - половину пути голубь проехал у него на плече, а теперь несёт на себе ангела – значит, всё честно.  
По мере того, как посланцы опускались вниз, в шахте холодало: стены покрылись изморосью, и воздух изо рта ангела становился паром. Вскоре под ногами Рафаила замелькали тусклые отблески воды. Свет нимба, отразился от залитого пола шахты. Крякнув, Аркадий выпустил Рафаила, так что тот приземлился прямиком в холодную лужу, подняв стену брызг.  
Неподалёку раздалось клацанье когтей по камню, и хриплый голос из тьмы произнёс:  
- Какие гости, кхгы!..  
Рафаил откинул мокрые волосы с глаз – в паре метров от него возле ржавой двустворчатой двери стоял здоровенный трехглавый пёс. Все три горла у него были замотаны шарфами, с ушей свисали сосульки, придавая стражу унылый обиженный вид. Две головы из трёх спали. По-видимому, сейчас была не их смена.  
- Здравствуй, Цербер, - отряхивая с одежды каменную крошку, поздоровался Рафаил.  
Аркадий предусмотрительно промолчал. В Аду голубь должен был соблюдать секретность, изображая из себя тупоголового болвана в духе "Попка-дурак".  
- И вам не хворать, кхгы-кхгы. Никак потеряли чего возле моих ворот?  
- Мы идем…иду на битву Добра и Зла. Вот приглашение, - ангел протянул псу официального вида карточку с нарисованной на ней закорючкой, подписью Люцифера.  
Цербер хорошенько обнюхал приглашение, и, видимо, удовлетворившись проверкой, оттиснул на нём след своей лапы.  
- Всё в порядке, кхгы-кхгы, - то ли прокашлял, то ли пролаял страж.  
Двери перед Рафаилом с пронзительным скрипом распахнулись. Глазам ангела предстала череда заледеневших колонн, уходящая вдаль. Между колоннами стояли котлы со смолой и сновали мелкие бесы. Рафаил с великой осторожностью спустился по обледеневшим ступенькам в зал пыток. Слава Богу (а в данном случае, возможно, и Дьяволу) кто-то догадался повесить на колонны указатели. Следуя за неуместно жизнерадостными табличками "Добро пожаловать на битву, ангел!" Рафаил зашагал вперёд.  
Похоже, что нынче в Аду были перебои с топливом. Ни один из костров, долженствующих поджаривать, варить и иными способами мучить грешников не горел в полную силу. Шагая по дороге, вымощенной благими намерениями, ангел увидел, как увенчанный оленьими рогами бес подкладывает сосновые ветки под котёл какого-то грешника. От каждой новой веточки огонь ярко вспыхивал, но это длилось лишь мгновение, пока ни прогорала хвоя.  
- В-вон т-там, в уг-глу, ещё н-немного хв-вороста ест-ть, брат-ток! – стуча зубами, подсказывал бесу грешник. – Пр-ритащи её с-сюда, б-будь др-ругом, а то см-мола с-совсем з-замёрзла…  
- Какого чёрта? – остановившись возле котла, поинтересовался Рафаил. – Что у вас тут случилось?  
- Бог с тобой, - утирая пот, откликнулся бес. – Ничего не случилось. Просто до окончания битвы Добра и Зла Хозяин закрыл склады с топливом. Он у нас предусмотрительный. Говорит, если проиграем битву, то придётся нам отдать всех грешников светлым, вам значит. Так чего на них зря казённый материал переводить?  
- Он у вас такой пессимист? – шепотом поинтересовался Рафаил.  
Бес аж уши прижал.  
- Наш Хозяин самый лучший в мире! – громко возвестил рогатый.  
Его поддержал нестройный хор голосов. Бесёнок же начал настойчиво подталкивать Рафаила в бок:  
– Иди отсюда, светлый, не мешай честным проклятым работать...  
Ангел пожал плечами и зашагал дальше. Очередной красочный указатель возвестил, что до цели осталось не более половины круга Ада. Аркадий, долженствующий помалкивать в тряпочку, не удержался и хмыкнул.  
Миновав несметное число заиндевевших котлов и обманутых в своих ожиданиях грешников, ангел вскоре вышел к громадной железной двери. Тот, кто её выковал, похоже, был не равнодушен к шипам и иным украшениям с острыми гранями. Сейчас дверь была закрыта. Но в её левом углу имелась дверка поменьше, возле которой нервно переминался с ноги на ноги архангел. При этом он яростно теребил в руках чётки и завистливо поглядывал на курящих неподалёку угрюмых демонов. Заметив Рафаила, архангел подскочил.  
- Где тебя носит! – схватив прибывшего, за рукав зашипел он. – Битва уже давно началась. Да какое началась?! До конца осталось не больше часа; фишек почти поровну, а наш стол ещё и не играл! Ты понимаешь, что на нас судьба мира?!  
- Я…что, Наставник? Как последний?! – Рафаил обмяк в руках у архангела.  
- Из-за тебя последний! Ты, Рафаил, умудрился опоздать даже на конец Света, и поэтому нас временно дисквалифицировали. Одно утешение – Астарот, наш противник, оказавшись вне Битвы, рвал и метал. Но к концу битвы, когда подсчитали фишки, обнаружилось, что их поровну! И остался только один стол с нетронутыми фишками – наш!  
Архангел Михаил потащил ученика за собой в переполненный зал. В этой пещере в отличие от предыдущей было тепло. Со стен капала вода, под ногами хлюпала жижа из растаявшего снега. В концах громадного помещения, друг напротив друга, сидели Господь и Дьявол. Дьявол злорадно улыбался и теребил рукой бородку. Господь же в своей непознаваемой ипостаси величаво держал чашку с божественным напитком - кофе. Надо сказать, что чашка тоже была умопомрачительной красоты, коей не представить простому смертному – так что и не пытайтесь.  
 
Многие века назад Господь и Сатана заключили соглашение о Последней Битве. Но Бог не хотел проливать реки крови и предложил решить вопрос мирным путём. Дьявол же ответил, что на то, как пройдёт Битва, ему по*ер. Небесная канцелярия зафиксировала слова Падшего, стороны подписались, и лишь тысячу лет спустя обнаружилась досадная ошибка – буква "х" в соглашении получилась более похожа на букву "к". И сегодня настал час последнего сражения, Битвы в Покер…  
- Рафаил, очнись, Рафаил!  
Ангел пришёл в себя от свистящего в ухо шёпота Аркадия. Оказывается, Наставник успел усадить его за игральный стол. Все остальные участники были уже на месте. По правую руку от Рафаила стоял раздающий – абсолютно бесстрастное лицо и пустой взгляд - это был Смерть. По левую руку восседали архангел Михаил и апостол Пётр, заменяющий внезапно приболевшего товарища Рафаила. Напротив воинов Света разместились: Астарот, правая рука Люцифера, Азазель, пустынный демон, и незнакомая демонесса-суккуб.  
Смерть поднял костлявую руку.  
- Играем техасский холдэм, - в наступившей тишине он. – Минимальная ставка – один миллион душ.  
Игра началась. После первой раздачи у Рафаила выпали "всадник" и шестёрка бубей. Средняя комбинация, но из-за одинаковой масти – довольно перспективная. Рафаил пододвинул фишки, сделав ставку на полмиллиона душ. Михаэль поставил миллион, и апостол Пётр его поддержал. Ангелы не хотели рисковать и планировали долгую игру. Демоны придерживались иного мнения.  
- Господа, миллион душ – это не серьёзно, - мерзко ухмыляясь, заявил Астарот. – Повышаю до пяти.  
На стол полетели фишки - мясники Ада не отставали от товарища. Ход перешёл обратно к Рафаилу.  
- Принимай, - зашептал ему на ухо Аркадий. – У тебя две бубны, поверь старому голубю, я чую здесь возможность флэша!  
Игра только началась, и, приняв ставку в пять миллионов, Рафаил рисковал немногим. Наставник в свою очередь бросил фишки решительно, а вот Пётр засомневался.  
- Бог троицу любит, - пробубнил себе под нос апостол, перед тем как поддержать ставку.  
- …Флоп, - вкрадчиво произнёс Смерть, отчего перья на крыльях Рафаила встали дыбом.  
На стол легли три общих карты: "всадник" червей, семёрка и десятка пик. Демон Астарот, не раздумывая, повысил ставку до двадцати миллионов душ. Азазель почесал лоб между рогами, поглядел на карты, но ставку вопреки слабой надежде Рафаила принял. Очередь перешла к демонессе, и та неожиданно взвинтила ставки до ста. В её голосе при этом прозвучали победные нотки, алчный взгляд жёлтых кошачьих глаз перебежал на банк фишек.  
"Это не спроста. Надо сбрасывать," - мелькнуло в голове у Рафаила, но настойчивый шёпот Аркадия уже насвистывал в ухо: "Блеф! Демоны всегда лгут. Она хочет лёгкой победы!". Рафаил невольно бросил взгляд на суккуба. Демонесса мило улыбнулась в ответ и похлопала длинными ресницами.  
- Поддерживаю, - выдавил из себя ангел, обмахиваясь крылом.  
- Уравниваю, - тотчас отчеканил Михаил.  
- Сбрасываю.  
Пётр не выдержал. Он откинул от себя карты, будто те жгли ему руки. Демоны же так легко выходить из игры не собирались. Они каждый уравняли ставки, и тогда Смерть выложил на стол новую карту.  
- Тёрн, - дохнуло на игроков могильным холодом.  
На счастье Рафаила выпавшая карта оказалась "всадником" крестей, а это значило, что теперь у него составлена "тройка", серьёзный аргумент для продолжения игры. Три одинаковых карты с лёгкостью били пару и две пары, которые, как подозревал ангел, уже имелись у демонессы или Астарота. Едва дождавшись, когда суккуб скажет "пропускаю", Рафаил повысил ставки до ста пятидесяти миллионов душ, чем заслужил гневный взгляд Михаила.  
- Пас, - бросил архангел, скинув карты.  
Такого поворота Рафаил не ожидал. Теперь он оказался один против тройки демонов. Последние начали радостно подмигивать ангелу и все как один поддержали ставку. Право голоса вернулась к Рафаилу.  
- Пол миллиарда, - перекрестившись, прошептал он.  
- Что ты делаешь?! – шёпотом запричитал Аркадий. – Выходи. Надо срочно выходить из игры. Господа, он ошибся!  
Демоны, по-видимому, тоже не ждали от ангела подобной прыти; их улыбки как ветром сдуло. Каждый из адских палачей уткнулся в свои карты, оценивая шансы и прикидывая возможности противника.  
- Принимаю, поддерживаю, поддерживаю, - последовали ответы тёмных.  
Теперь настала пора нервничать Рафаилу. Да ещё это проклятый голубь вместо того, чтобы ободрить друга начал паниковать:  
- Нас уволят! Обрежут крылья и сошлют в Ад!  
Гул толпы нарастал. Рафаил почувствовал, как пристальные взгляды впились в него со всех сторон. Температура в Аду резко подскочила без всякого топлива. Среди этого светопреставления как гром среди ясного дня прозвучал голос Смерти.  
- Ривер, - будто захлопнулась крышка гроба, произнёс он.  
На стол упала последняя карта. Это был "всадник" пик. Горло у Рафаила перехватило.  
- Повышаю до семисот, - пропищал он, с его голосом творилось что-то странное, но ангел этого даже не заметил.  
- До восьмисот! – откликнулся Астарот.  
Толпа ахнула.  
- …Принимаю, - оглянувшись на соседа, сухо произнёс Азазель.  
Демонесса, с довольным видом развалившись в кресле, перевела взгляд со своих карт на Рафаила. Она читала в душе ангела страх, ужас затравленного новичка, осознающего неизбежность проигрыша, но до последнего надеющегося на чудо, ибо больше ему уповать не на что. Однако здесь и сейчас чуда не произойдёт.  
- Один. Миллиард. Душ, - смакуя каждое слово, проговорила чертовка.  
Рафаил молча пододвинул оставшиеся фишки на середину стола.  
"Слишком быстро для проигравшего", - запоздало подумала демонесса, но ставка была уже принята.  
- Все души в игре, - констатировал Смерть. Сейчас он был единственным, кто сохранял спокойствие в этом аду. – Вскрываем карты.  
Первой открылась демонесса. С довольным видом она явила миру "полный дом" из пары десяток и "тройки всадников". Её шеф, Астарот, презрительно фыркнул и бросил на стол "полный дом" на "архангелах".  
- Тебе ещё учиться и учиться, куколка, - процедил он.  
"Архангел" являлся старшей картой в игре, после него стояли "цари" и "духи". "Всадники" считались младшими из "картинок".  
Из рук Азазеля выпал флеш, пять карт одной масти. Комбинация – хуже "дома".  
- Не расстраивайся! – похлопал его плечу Астарот.  
Но Азазель не отвечал. Его взгляд был прикован к картам Рафаила.  
- Твою в душу мать! – переведя взгляд на ангела, выразилась демонесса.  
Астарот медленно повернул голову, уже предчувствуя недоброе, но не желая в это поверить. В руках растрепанного – все перья торчат в разные стороны – ангела находилось…КАРЭ НА "ВСАДНИКАХ"?!  
Это было невероятно. Данная комбинация била все иные наборы карт за исключением стрит- и роял-флеша. Осознав происходящее, разгорячённые демоны едва не набросились на ликующих ангелов. И быть бы ещё одной битве Добра и Зла, на этот раз настоящей с морями крови и горами разрубленной плоти, если бы в свалку не вмешался…Дьявол.  
- Тихо! Успокойтесь, - властно произнёс он, а затем повернулся к Господу. – Я признаю поражение моих воинов, - Сатана развёл руки и покаянно покачал головой. - Но! Условия соглашения не были соблюдены до конца, и поэтому я требую аннулирования договора на души людей. Они не достанутся ни Свету, ни Тьме.  
Со своего места поднялся Михаил.  
- С какой стати ты ставишь нам условия, отец Лжи? Разве не мы одержали сейчас славную победу над твоими легионерами?  
- Всего лишь с той, раб Господень, что Свет выставил больше игроков, нежели Тьма.  
- Должно быть, я разучился считать? – вспылил архангел. - Где у нас больше игроков?! Покажи лишнего!  
- Вот он, - палец Люцифера указал на левое плечо Рафаила.  
Когти Аркадия сильно впились в ангела.  
- К-кар! Ку-ка-реку, в смысле! – попытался выпутаться голубь, но его неловкая попытка выдать себя за существо неразумное не увенчалась успехом.  
Михаил простонал "о, Господи" и, словно обессилив, сполз в кресло. В Аду наступила тишина. Было слышно, как жужжит муха на подоконнике дома номер 52 - в двух километрах плотной, глиняной почвы над Преисподней. И тогда со своего места поднялся Господь:  
- ЭТО НЕЧЕСТНАЯ СДЕЛКА, - мысленно произнёс он, и каждый в зале услышал его слова. – НО Я ПРИНИМАЮ ТВОИ УСЛОВИЯ, ЛЮЦИФЕР. ПРИНИМАЮ С ОДНОЙ ЛИШЬ ПОПРАВКОЙ – МЫ ПРОВЕДЁМ РЕВАНШ ЧЕРЕЗ ДВЕНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ. ЗДЕСЬ ЖЕ, В ДЕВЯТЬ ЧАСОВ УТРА. И ГОСПОДА АНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ, ПОПРОШУ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ НИКОМУ НЕ ОПАЗДЫВАТЬ.  
 
Так закончилась судьбоносная битва добра и зла, произошедшая в Преисподней в июле 2012 года от Рождества Христова. И с тех самых пор каждый человек на земле знал имя светлоокого архангела Рафаила, принёсшего победу воинам Света…  
- Ангел Рафаил! – раздался над ухом голос Наставника. – Ты опять размечтался во время урока. А ну-ка выйди к доске и повтори мне имена всех святых!..  
 
Над райскими садами и кущами поднималось ласковое утреннее солнце. В небе беспечно резвились неугомонные голуби. По грифельной доске скрипел мел Наставника, а рядом с ним красный как рак начинающий ангел пытался вспомнить имя двести тридцать первого святого. До Армагеддона было ещё далеко.  
 

Авторский комментарий: Из летописи "Конец света в 2012 году от астероида, проклятия майя или внезапного отключения Интернета".
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования