Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Искрометный Дебютант - Свободное падение

Искрометный Дебютант - Свободное падение

 
Серьезная слабость свободных режимов в том, что каждый свободен заявлять, что он несвободен  
Жан Ростан  
 
С самого детства Ракки Боули мечтал спуститься на Землю, но треклятые крылья не позволяли.
- Брось ты эту затею, - сказал однажды его друг, Бёрди Фингерс.
Они сидели на поляне, среди желтой травы и голых кустарников, чьи листья давно сожгло беспощадное солнце.
- С чего бы мне ее бросать? – хмыкнул Ракки, одарив товарища насмешливым взглядом.
- С того, что она обречена на провал, - уверенно заявил Бёрди.
Говорил он с плохо прикрытым раздражением – видимо, некая снисходительность Ракки выводила его из себя.
- Ну вот сам посуди, - добавил Фингерс. – Если бы это было возможно, разве другие жители Города, постарше да поумней, не спустились бы туда задолго до тебя? Солнце убивает нас. Солнце жжет нашу кожу, заражает своей болезнью, и мы скорейшим образом чахнем… Но, черт побери, Ракки, мы ничего не можем с этим поделать! Ничего, слышишь?! – к концу речи он разошелся не на шутку.
Наверное, это потому, что его мать умерла как раз от треклятой солнечной болезни, решил про себя Ракки, и Бёрди втайне сам надеялся, что из этого проклятого места все-таки можно сбежать, но до жути боялся стать изгоем, как его друг.
Рука Боули легла на плечо товарища, дрожащее от гнева, который распирал бедолагу изнутри.
- Мы можем все, - тихо, но твердо сказал Ракки.
Крылья Бёрди встрепенулись было, но снова опали, прижались к спине.
- Это только слова, - мотая склоненной головой, пробормотал Бёрди. – А даже если и не только, то где гарантия, что мы уже не больны? Солнечная болезнь коварна. Она может сидеть внутри, до поры до времени ничем себя не выдавая, а потом сожрать тебя за считанные недели!
- Успокойся, друже. – Ракки сжал плечо товарища. – Успокойся. Все будет хорошо. Не сомневайся.
Бёрди ничего не ответил, но по тому, как заблестели его глаза, Боули понял: Фингерс в хороший исход не верит вовсе.
 
* * *
 
Каждую свободную минуту Боули проводил в старом сарае, где у него было нечто вроде полевой лаборатории. После занятий или в выходной день, едва проснувшись, он бежал сюда, а в родительское гнездо возвращался лишь около одиннадцати вечера, усталый, изможденный и, кажется, даже чем-то расстроенный. Однако сон возвращал ему былой энтузиазм, и он снова спешил в сарай.
Изо дня в день, изо дня в день.
- Что такого Ракки делает в этом сарае, Шейла? – спросила Клара Томпсон у миссис Боули. – У него там гантели со штангой или что-то вроде того?
- О, нет, - с грустным смешком ответила Шейла, глядя через оконный проем на Ракки, который споро шел к своему "убежищу". – Наш мальчик предпочитает иные упражнения. Умственные.
Резко отвернувшись от окна и едва не опрокинув полку неосторожным взмахом крыла, она прошла к столу, где Клара попивала чай, и уселась на свободный табурет.
- Иногда я скучаю по детству, - прощебетала миссис Томпсон, глядя на подружку. – Когда крылышки были совсем маленькими, и мы могли откинуться на спинку стула, не боясь их повредить…
Шейла закрыла лицо руками и заплакала.
- Боже, милочка! – воскликнула Клара, изумленно глядя на хозяйку. – Что тебя так расстроило?
- Он… он хочет от них избавиться, - сквозь рыдания отозвалась миссис Боули.
- От кого?
- От крыльев! – воскликнула Шейла рассержено.
Ее взгляд обжег Клару, и та невольно подалась назад, не понимая, чем заслужила столько ненависти.
- Ракки все время твердит о Земле! Он грезит ей, искренне верит, что там – наше спасение… но он ведь даже не знает, что там! И вот недавно он рассказал мне о своем "плане": он хочет отрезать себе крылья.
Выпучив глаза от удивления, Клара закрыла рот ладонью и покачала головой.
- Но… он что… он же тогда… не сможет парить!
- И я твержу ему о том же! Но он просто не хочет слушать. Лишь загадочно улыбается и говорит: "Скоро вы все увидите! Скоро вы все поймете!..". Единственное, в чем он поклялся – что не отрежет крылья прежде, чем продемонстрирует нам результаты своего дурацкого эксперимента.
- А почему бы Ладету просто не выбить из него эту дурь? – спросила Клара, морщась.
- Почему? – Нервный смешок. – А черт его знает. Мне порой кажется, - понизив голос, прошептала Шейла, - что они вообще заодно.
- Да ладно!
- Вот тебе и ладно! Я его недавно спросила, почему он не может повлиять на своего единственного сына. Знаешь, что он мне на это ответил?
- Что?
- Что я не должна отбирать у сына мечту. Представляешь?
- Вот уж надо же… - пробормотала Клара растерянно.
- А ничего, что мечта может его убить, спросила я, так, знаешь, ядовито… А он – лучше пусть мечта убьет быстро, чем скука или солнечная болезнь – медленно.
- На твоем месте я бы взяла их обоих и отвела к хорошему мозгоправу, - авторитетно заявила миссис Томпсон. – У них явно какая-то депрессия… или что-то вроде того!
- Думаешь, это хорошая идея? – закусив губу, поинтересовалась Шейла.
- Уверена. Начни с мужа, а потом, когда до него дойдет, вместе отговорите сына.
- Похоже на хорошую идею, - сказала хозяйка задумчиво.
Взгляд ее снова невольно скользнул к оконному проему. Снаружи Ракки как раз возился с замком сарая.
- У тебя есть на примете такой доктор? – спросила Шейла, с надеждой посмотрев на подругу.
Клара с улыбкой кивнула и полезла в сумочку за визиткой.
 
* * *
 
- Здравствуйте, мистер Боули.
- Здравствуйте, - нехотя ответил Ладет.
Ему совершенно не нравилась идея жены насчет мозгоправа: как и большинство жителей Города, он не считал, что нуждается в услугах подобного рода.
- Вижу, вы раздражены.
- Ну еще бы! – нервно усмехнулся мистер Боули. – Я ведь здесь не по своей воле!
Ему претило смотреть в сухое, вытянутое книзу лицо доктора Огавиша. Было в нем что-то отвращающее, неприятное. И как такие люди становятся мозгоправами, подивился Ладет. С подобными не то, что не обретешь душевное здоровье – последние его остатки потеряешь!..
- А по чьей же? – участливо поинтересовался Огавиш.
- Жена придумала, - проворчал мистер Боули.
- И почему же она решила привести вас сюда, как вы считаете?
- А мне почем знать?
- А вы не думали, что она может быть права?
- Права в чем?
- В том, что вам действительно требуется помощь специалиста?
- Куда вы клоните? – нахмурился Ладет. – По-вашему, я смахиваю на сумасшедшего?
- Сюда приходят не только сумасшедшие, - покачал головой Огавиш. – Здесь прибежище для всех, кто сомневается.
- Я не из их числа.
- Вот как? – Врач взял со столика, разделяющего его и пациента, толстый блокнот и, пробежав глазами по исписанному титульному листу, сказал:
- Не вы ли сомневаетесь, что Земля куда более пригодна для жизни, чем наш с вами Город?
- Ну… - Ладет скрипнул зубами: треклятая болтушка Шейла, обо всем уже доложила!.. – Это, скорей, мнение моего сына, которое я… отчасти!.. разделяю.
- Отчасти? – выгнул бровь Огавиш. – Может, тогда уточните, в чем именно ваши взгляды совпадают, а в чем – разнятся?
- У него есть мечта, понимаете? – нехотя, после длительной паузы, сказал Ладет. Смотрел он при этом в пол, будто провинившийся школяр. – Он мечтает спуститься на Землю, искренне верит, что внизу будет лучше.
- А вы, значит, отговаривать его от этой затеи не пытаетесь?
- А должен?
- Мне кажется, да. Он ведь ваш сын, не так ли?
- Да, но…
- И что же, вы собираетесь позволить ему погибнуть?
- А мне приковать его цепями к ближайшему дереву? Боюсь, тогда его смерть будет долгой и мучительной.
- Почему вы не пытаетесь отговорить мальчика от его затеи? – повторил вопрос Огавиш.
- Потому что это его выбор. И он уже не мальчик, отнюдь нет. Ему двадцать. Считайте, половина жизни позади. Имеет право сам делать ошибки и сам отвечать за последствия.
- Половина жизни… А вторая? Он ее не заслужил?
- А что хорошего в этой второй половине? – разозлился Ладет. – Мне сорок два, и я могу умереть в любой момент. Возможно, прямо сейчас солнечная болезнь уничтожает меня изнутри, хоть я – пока что!.. – этого не чувствую. Вы можете перечислить многих, кто прожил дольше сорок пяти?
- То есть, по-вашему, между смертью в двадцать и в сорок пять лет нет никакой разницы?
- Я не это пытаюсь сказать…
- Вы не цените жизнь, мистер Боули. Почему?
- Я ценю, но… Черт. – Ладет сжал переносицу двумя пальцами, зажмурился. – Доктор, к чему весь этот разговор? Мой сын хочет попробовать сделать что-то… достойное, а не заниматься тем, чем привыкли заниматься все мы – сидеть по гнездам и причитать о том, как ужасно жить в Городе. С каждым годом солнце все беспощадней выкашивает наши ряды. Вы знаете, сколько моих одноклассников живы до сих пор? Трое, включая меня. Из тридцати восьми. Вас это не смущает?
- Меня смущает то, что отец не отдает себе отчет, как трудно хоронить сына. Когда дети хоронят родителей – это естественно. Сорок пять, сорок, тридцать пять – кому сколько отмерило солнце, мы не знаем. Но смерть взрослого человека, смерть от солнечной болезни – это естественно, повторюсь. И в таких условиях позволять собственному сыну умереть ради воплощения глупой мечты?..
- Я просто не хочу быть эгоистом, - сказал мистер Боули. – Не хочу ради собственного спокойствия лишать сына смысла жизни. Кем он будет, в конце концов, без своей мечты?
- Еще одним полноценным человеком.
- Полноценным… - горько усмехнулся Ладет. – Таких навалом. А вот мой Ракки – особенный.
 
* * *
- Пожар! Пожар!
Ладет, весь в поту, запыхавшийся – пробежал три квартала, едва завидел столб дыма над родным гнездом – ухватился за дверь пылающего сарая и потянул ее на себя.
Ракки, конечно же, был внутри. Ухватившись за огромный сундук обеими руками, он отчаянно пытался сдвинуть его хоть на дюйм, но ничего не выходило – слишком тяжелым тот был.
- Ракки! – воскликнул отец, приложив ладонь ко лбу на манер козырька. – Уходим! Сейчас все рухнет!
- Я не могу, папа! – воскликнул сын, испуганно посмотрев на родителя. – В нем вся моя жизнь, все, над чем я работал!
Отец посмотрел на пылающий потолок. Еще немного – и их обоих погребет под обломками.
Метнувшись к сыну, он обхватил его обеими руками и потащил к двери.
- Нет, нет, папа! – орал Ракки, пытаясь вырваться из захвата.
- Ну будет, будет, - шептал отец. – Это всего лишь вещи.
- Ты не понимаешь… - просипел красный от натуги сын.
Не смогу, подумал Ладет в отчаянии. Еще немного – и вырвется. Не сдержу.
- Я помогу тебе, - прошипел он на ухо упирающемуся Ракки.
- Чем?! – воскликнул тот.
- Я помогу тебе все восстановить.
Сын от такого предложения слегка опешил, и Ладет, воспользовавшись замешательством отпрыска, наконец вытянул его наружу.
Не успели они отойти от сарая и на десять футов, когда опоры все-таки не выдержали, и крыша рухнула, подминая древние стены.
- Нет! – воскликнул Ракки, весь в слезах.
- Я помогу тебе, - шептал отец, прижимая к себе сына. – Клянусь.
Вместе они замерли и еще долго смотрели на пылающие останки мечты.
 
* * *
 
- Если верить моим расчетам, - сказал Ракки робко, - то мы все сделали правильно.
Они вместе с Ладетом стояли на краю Города, глядя сквозь облака на далекую Землю внизу. За их спинами, в отдалении, перешептывалась многолюдная толпа.
- Мало, что сам сбрендил, так еще и сына за собой на смерть верную тащит! – ругнулась какая-то дама лет под сорок, неистово хлопая белоснежными крыльями.
- Там наоборот все, - заметила Клара Томпсон, которая тоже пришла посмотреть на прыжок сумасбродов Боули. – Сын начал и отца за собой увлек.
- Ну ладно мальчишка этот, - прорычал дородный краснолицый верзила с нелепой рыжей бородой. – Но ведь у отца ум должен быть! Мой мне – слово поперек, я ему – затрещину! А что делать, если они уговоров не понимают?
Толпа одобрительно загудела. Один только Бёрди Фингерс стоял и молча смотрел в спины смельчаков, на которых вместо привычных крыльев теперь были закреплены механические.
- Все правильно, малыш, - с улыбкой сказал отец, не обращая внимания на гомон позади. – Даже не сомневайся.
- Ты точно уверен, что хочешь прыгнуть вместе со мной? – спросил Ракки.
Ладет отрывисто кивнул.
- Что ж, тогда… вперед?.. – облизав губы, неуверенно предложил юный Боули.
И они, взявшись за руки, шагнули за край.
Восходящие небесные потоки пытались забросить авантюристов обратно, но даже они не могли справиться с их нынешним весом. Уши заложило, а пульс стучал в виски маленьким молоточком.
Тук-тут-тук…
Ракки с улыбкой смотрел на Землю, спешащую им навстречу. Вот она, мечта! Подать рукой, буквально!
Однако, когда облака расступились, он увидел, что ни на какой рай Земля не похожа и близко. Ракки с ужасом смотрел на уродливые, покосившиеся здания, торчащие то тут, то там, смотрел на редкие, чужие огни, и в его голове крепла страшная мысль: "Это тот же самый Город, который ты так норовил покинуть".
Вся разница в том, что он на Земле.
Вздернув голову, Ракки попытался рассмотреть дно оставленной ими небесной тверди, на которой находился родной Город, но не сумел.
- Расправляем крылья! – воскликнул он в отчаянии.
Однако их конструкция не могла выдержать восходящих потоков. Чудовищные по своей силе порывы ветра попросту разодрали механические крылья, сделанные Ракки и Ладетом, а нисходящие потоки, поймав их в ловушку, с утроенной энергией понесли сбежавших с небес авантюристов к Земле.
- Отец! – возопил юный Боули испуганно.
- Все в порядке, сын, - ответил Ладет со странной полуулыбкой. – Все будет хо…
 
* * *
 
- Это что… они? Те, что свалились?
- Елки-палки…
Двое, мужчина и женщина, стояли возле кровавого месива, среди которого торчали стальные обломки – зрелище, что называется, было не для слабонервных.
- Дьявол, да их же просто в лепешку расплющило!
- Ты чертовски наблюдателен, Гас, - саркастически отметила женщина.
Он аж покраснел от злости, но в перепалку вступать не решился: с Мелиссой даже старейшие жители Города предпочитали не связываться.
- Откуда же они свалились, интересно? – задумчиво покусывая верхнюю губу, произнесла Мелисса.
- Похоже, что из… ниоткуда. – Гас глупо ухмыльнулся.
Некоторое время они еще рассматривали останки странных пришельцев, а потом Мелисса махнула рукой:
- Черт с ними. Надо возвращаться к Лестнице.
- Думаешь, без нас дело встанет?
- Думаю, без нас оно будет протекать немного медленней, - сказала Мелисса, уже шагая в сторону массивной конструкции, что находилась в доброй миле от места происшествия. – Давай-давай, шевелись! Или ты хочешь загнуться от морозной болезни? Не думаю…
Гас покачал головой и поспешил за спутницей.
Строительство шло полным ходом. Вдохновленные идеей спасения от вечных морозов, люди с утроенной энергией возводили лестницу в небо.
Ведь, согласно легендам, за облаками был рай.
Иначе откуда тогда падают ангелы?..

Авторский комментарий: Отредактировано после первого тура. Спасибо за замечания, уважаемые З_В и Dr.Watson, а также Гидраэр.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования