Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

R2-D2 - Охота на лис

R2-D2 - Охота на лис

 

 Алые языки костра тянулись к хмурому небу, и промозглый вечер становился теплее. В дрожащем свете огня грелись два путника – человек и овчарка.
 Пёс пристально смотрел на пламя, не в силах оторвать завороженного взгляда от дикого танца света. Треугольные уши внимательно вслушивались в весёлое потрескивание поленьев и то и дело радостно подёргивались от каждого нового хруста.
 Рядом с собакой на небольшом опрокинутом пне примостился человек. Он держал в руке длинную палку, один конец которой покрылся чёрной золой, и на радость своему спутнику шевелил раскрасневшиеся угли. В воздух взлетали яркие искры, и костёр разгорался с новой силой. Человеку было тепло и спокойно вблизи огня. Рядом с псом.
 – Как же ты его всё-таки упустил? – спрашивал он, бросая в сторону друга любопытствующий взгляд.
 – Ты всё про того лиса? – раздался распевный голос овчарки.
 – Про того самого. Нам бы не помешала его шкурка.
 – У меня и своя есть, да и ты не мёрзнешь.
 – Могли бы её в деревне выгодно обменять, – вздохнул человек и продолжил ворошить жаркие угли. – Мне просто показалось, что ты его уже загнал. Он был в ловушке.
 – Загнать то загнал…
 – Так что же не убил?
 – Не захотел! – пёс приоткрыл зубастую пасть и обернулся к человеку; тот лишь удивленно вскинул густые брови. – Понимаешь, Роланд, когда я уже собирался на него броситься, он так посмотрел на меня, будто говорил, мол, ты победил и волен делать всё, что пожелаешь, но я прошу у тебя пощады.
 – Прям так и сказал? – засмеялся человек.
 – Лисы не умеют говорить, но это не значит, что они не умеют и думать.
 – Нисколько, – согласился Роланд и прекратил смеяться, но на его лице, покрытом светлой бородой, продолжала сиять широкая улыбка. – Однако с трудом верится, что он бы сделал то же самое, окажись на твоем месте.
 – В том-то и дело, что он не на моём месте. Возможно, именно потому, что сделал бы так, как ты сказал. Природа давно все расставила по своим местам. Или ты считаешь иначе?
 – Я всего лишь считаю, что люди были бы очень рады его шкурке, – усмехнулся человек и бросил взгляд в сторону сумрачного леса. Лес затих и затаился. Только стрекотание цикад да треск поленьев нарушали его покой.
 – Какой тихий вечер, – поёжился человек.
 – Вот не скажи. Только что взвизгнул заяц.
 – Небось, твой лис?
 – Он просто голоден… – громко глотнув, пёс уставился на человека. – Пора бы и нам подкрепиться…
 Роланд прошагал к краю поляны, где в раскрытом мешке лежали несколько ощипанных утиных тушек, схватил одну из них за длинную шею и обернулся к псу.
 – Хорошо, что уток ещё не начал жалеть.
 – Ты только зажарь получше, – в предвкушении скорого ужина пёс радостно облизался.
 Человек ответил добрым смехом, вернулся к костру, насадил утку на острую обугленную палку, положил на две рогатины и принялся вертеть её над жарким пламенем.
 Длинный язык пса, которого человек называл Айзеком, вновь мелькнул на дымчатой морде. Влажный нос блестел.
 В воздухе уже разносился аромат жареного мяса, стекавший жир громко шипел на углях, а утка покрывалась золотистой корочкой, когда вдалеке раздался собачий лай.
 Айзек вскочил. Мощное тело овчарки напряглось, шерсть встала "дыбом". Пёс оскалился и уставился в сторону леса. Человек с тревогой проследил за его взглядом. Но не прошло и секунды, как из тёмной чащи показался мальчонка годков десяти. Взъерошенные волосы, раскрасневшееся лицо, тяжёлое дыхание, испуганный взгляд. При виде двух путешественников его глаза округлились, а изо рта вылетел сдавленный крик. Мальчик замер и растерянно завертел головой. Он отчаянно искал пути отступления, но всё было тщетно: на поляне уже появились его преследователи. Не менее двадцати собак породы грейхаунд в красных камзолах бросали короткие любопытствующие взгляды на человека и овчарку, но проходили мимо.
 – Ну и достанется же тебе, недоносок. И мамке твоей за то, что за выводком своим уследить не может, – говорил чёрный пёс с белым пятном у носа. Он приближался к хныкающему мальчику, устрашающе рычал и облизывался.
 – Я б-б-больше т-т-так не б-б-буду, – расплакался вконец малыш.
 – Конечно, не будешь. Больше носа своего из деревни не высунешь. Уж я-то за этим прослежу…
 – Извините, достопочтенные псы! – раздалось за спинами собак. Эти слова заставили их удивлённо обернуться. Удивление тут же переросло в раздражение, когда они увидели, что к ним обращается человек.
 – Я всего лишь хотел поинтересоваться, что же такого ужасного натворил этот паренёк, что дюжина сильных и ловких псов пустилась за ним в погоню, – продолжил Роланд.
 – Не твоё дело, человек! Если ты с овчарками пришёл, то с ними мы и будем вести разговор, – резко ответил чёрный пёс и бросил оценивающий взгляд на Айзека, который стоял впереди своего друга. – Забыл представиться. Ричард, полковник Королевской охотничьей армии,  – обратился он к овчарке: в голосе появились уважительные нотки.
 – Меня зовут Айзек, а моего друга…
 – Вы должно быть с визитом от преподобного Лютера пожаловали? – перебил его полковник. – И где же остальной отряд?
 – Нас двое.
 – Как же так? Неужели вы проделали такой длинный путь в одиночку?
 – Ну, я же говорю, что нас двое. И друга моего зовут Роланд. А пришли мы вовсе не из земель овчарок.
 – Так откуда же?
 – Последний раз мы были в землях колли.
 – Кайзер Вильгельм прислал вас?
 – Нет же, – устало вздохнул Айзек. – Мы с моим другом просто путешествуем.
 – С другом? – полковник Ричард только теперь расслышал это слово, обращённое собакой к человеку. Он повертел своей маленькой острой мордой, словно пытался стряхнуть с себя неприятное наваждение.
 – Именно. И теперь мой друг хочет знать, за что этот юноша удостоился столь грубых речей?
 – А вот это вашему другу знать не обязательно. Пусть скажет вам спасибо, что не трогаем его. Будь он один… Ох, и несдобровать ему.
 – Но это всего лишь мальчик. Вряд ли он мог сделать что-то ужасное… – вновь вмешался в разговор Роланд, чем вызвал настоящий гнев у королевских охотников. Полковник яростно зарычал, за его спиной раздался лай.
 – Не надо, Роланд. Я сам разберусь, – прошептал Айзек и вновь обратился к главному грейхаунду: – Так за что же вы заставили плакать этого юношу?
 – Он слишком далеко ушёл от деревни.
 – И это всё?
 – А разве этого не достаточно? Этот мальчишка самым наглым образом нарушил один из важнейших Законов. Не может человек уходить в лес без присмотра собак. Никогда и ни за что!
 – Помню, помню, – равнодушно ответил Айзек. – Но этот мальчик вовсе и не без присмотра собак.
 – Что?
 – Он со мной!
 От неожиданности у полковника отвисла нижняя челюсть. Он бросил злобный взгляд на овчарку. И теперь нервно облизывался, не в состоянии подобрать слова.
 – Но этот мальчишка из нашей деревни, – наконец, выговорил он.
 – Разве Закон делает человека вашей собственностью? Человек сам решает, где и с кем ему быть. Закон лишь запрещает отказываться от собачьего присмотра.
 – Это возмутительно! Вы мешаете нашей службе. Ставите короля Эдварда Второго в весьма щекотливое положение. Своим вмешательством вы попросту оскорбили его честь.
 – Ну, полно, полно… Мне кажется, что вы драматизируете ситуацию.
 – Драматизирую? Ну, хорошо! Посмотрим, как вы заговорите, когда я доложу его величеству о вашем поступке. Вы позорите весь собачий род! – он решительно развернулся и скомандовал: – Возвращаемся!
 Собаки оглядывались и скалились, пока не скрылись в лесу.
 – Спасибо, Айзек! – громко выдохнул Роланд. Он потрепал друга за ухом и направился к мальчику.
 – Чего же ты от собак удирал?
 – Я п-п-просто гулял. Не заметил, как отошёл от деревни. Хотел вернуться, чтобы собаки не заметили. И заблудился. А п-п-потом испугался, – продолжал всхлипывать мальчик.
 – Ну, ну. Не хнычь.
 – Мне нужно домой. Мама будет волноваться.
 – Ну, как, Айзек? Проводим парнишку?
 – Почему не проводить? Тем более скоро стемнеет, – Айзек с тоской посмотрел на подгоравшую утку.
 – Ладно тебе. В деревне поужинаем. Надеюсь, люди окажутся дружелюбнее собак…
 
 Краешек солнца ещё выглядывал из-за высоких холмов, небо уже красилось в ночные тона, а в закатных отблесках сияла луна, когда трое путников вышли из леса. Их длинные тени убегали вниз по широкой тропинке к пологому холму, на склоне которого раскинулись аккуратные деревянные домишки. На вершине в лучах заходящего солнца, подобно ледяным глыбам, сверкали стены собачьего города.
 В человеческой деревне уже зажигался тусклый свет, а на городских стенах горели факелы. Вокруг бродили псы в синих сюртуках.
 – Знаешь, кого мне напомнили эти грейхаунды, – обращался Роланд к овчарке.
 – Догадываюсь.
 – Как будто бы я вернулся обратно в земли ротвейлеров.
 – В таком случае, долго мы здесь не задержимся.
 Мальчишка испуганно косился на человека и собаку. Он успел пожалеть, что не остался с охотниками. Пусть те и общались с людьми без всякого уважения, но от зверья бесчисленного защищали. А разве можно положиться на одного единственного пса? Всю дорогу страх грыз детскую душу. Но, когда вдалеке появились огни родной деревни, мальчик радостно вскрикнул и принялся вглядываться в людей, которые столпились у крайнего дома. Искал свою маму. Ох и влетит же ему теперь, думал он. Но даже эти мысли не могли омрачить радостных чувств.
 Сторожевые псы с презрением наблюдали за приближавшимися гостями. Один из них – коричневый грейхаунд – во все лапы бросился к стенам города.
 – Побежал своему королю докладывать, – усмехнулся Роланд. – Давненько такого приёма нам не оказывали.
 В это мгновение из толпы зевак вышла женщина в светлом сарафане и быстрым шагом направилась к путникам. Левой рукой она утирала слёзы, а правой поправляла растрёпанные волосы. Мальчишка не удержался и бросился ей навстречу.
 – Вот и мамка. Ну, хоть доброе дело сделали, – отметил Айзек, с тревогой наблюдая, как к ним приближались сторожевые псы, а из городских ворот выходила целая собачья процессия: в лапах огонь, в воздухе звуки горна. – Неужто мы удостоились внимания самого Эдварда?
 – Не нравится мне это, да и люди как я погляжу не очень нам рады.
 Роланд увидел, как мать схватила сына за руку и быстрым шагом пошла прочь. Даже не поблагодарила, лишь мельком взглянула на гостей. И, судя по осуждающему взгляду, ждать доброго приёма не приходилось.
 – Ладно, поглядим, что будет дальше. Закон на нашей стороне, – заверил своего друга Айзек.
 – Знаю, знаю. И всё же эти злые морды меня немало пугают.
 – Ты про людей или собак?
 – Про тех и других.
 Тем временем два друга уже приблизились к группе в пару сотен человек, вышедших встречать странных гостей. Встречали молча, с угрюмыми лицами.
 – Здравствуйте, добрые хозяева, – с людьми предпочитал говорить Роланд. Но на этот раз его широкая улыбка не произвела должного впечатления.
 – Что же вы бедную женщину заставили волноваться? – вперёд вышел верзила в клетчатой рубашке с закатанными по локоть рукавами.
 – Мы всего лишь хотели помочь мальчику, – в недоумении пожал плечами Роланд.
 – Так и не надо было, – раздался голос матери, которая прижимала к себе плачущего сына. – Я чуть с ума не сошла, когда узнала, что мой сын один в лесу. Зачем вы отправили отряд полковника Ричарда восвояси? Ладно, свои жизни не жалко, так к чему было рисковать ребёнком?
 – Нет же никакого риска. Айзек смелый, сильный пёс…
 – Да пусть и смелый, и сильный, но он один. А зверья в лесу полным-полно. Ох… – и женщина вновь зарыдала.
 – Всё в порядке, – успокаивал её невысокий мужичёк с редкой бородкой.
 – В общем, сослужили вы нам плохую службу, – вновь взял слово верзила. – Вот и псы теперь будут недобро на нас смотреть.
 "Будто, раньше, они по-другому смотрели?", – усмехнулся про себя Роланд.
 – Полковник так просто не оставит этот случай. Очень он честолюбив. Кстати, вон, идут уже … – и в подтверждение его слов раздался громкий лай.
 – Его Величество Король Эдвард Второй! – разнеслось в вечернем воздухе. И тут же сторожевые грейхаунды принялись бегать среди людей.
 – Дорогу! Дорогу! – рычали они и расталкивали собравшихся. Люди безропотно подчинялись и спешно расходились, образуя широкий коридор. Теперь они молча наблюдали за процессией короля.
 Возглавляли её несколько охотников в красных сюртуках, за ними на задних лапах вышагивал и сам Эдвард Второй – статный кремовый грейхаунд. Определить величественную особу можно было по длинному искусно вышитому золотыми узорами камзолу. Рядом с королём шёл чёрный полковник Ричард. По обеим сторонам плотными рядами ступали сторожевые псы. Они яростно внюхивались в воздух и окидывали собравшихся людей подозрительными взглядами. Наконец шедшие первыми охотники разошлись, уступая дорогу своему правителю.
 Айзек встречал его, стоя на задних лапах, ибо таков был собачий обычай. Хоть овчарка его и не любил, но относился с пониманием. Ему было хорошо известно, насколько сильно разумные собаки боятся одичать. Превратиться в неразумных животных. Именно поэтому псы во всех городах носят одежду, строят каменные дома, используют слова, заимствованные у людей. Таким образом псы огораживались от окружающей природы, чтобы доказать свое превосходство над другими тварями. Мы – разумны, значит, и жить должны иначе. Собаки в диком отчаянии балансировали между человеческим безумием и дикостью окружающей среды. И так тяжело было оставаться посередине, не перекинуться ни на чью сторону. Вот и приходилось ходить на задних лапах (пусть и во время церемоний, общественных мероприятий), хотя совершенно очевидно, что на четырех намного удобнее.
 – Приветствую славного пса в наших краях, – обратился Эдвард Второй к Айзеку. – Слава Джеку Доброму, преподобному Лютеру и другим славным овчаркам.
 – Благодарю! Да гордится вами Георг Быстрый, – ответил Айзек.
 Роланд по привычке не вмешивался в собачьи разговоры. Только переводил любопытствующий взгляд с одного пса на другого, пока те обменивались любезностями.
 – Полковник Ричард успел доложить мне о вашем прибытии, – продолжал король. – Доложил он и о вашем неприемлемом для благородного пса поведении.
 – Утверждать о моём благородстве, увы, не приходится. Ведь своих родителей я не знаю вовсе.
 – Опустим ваше происхождение. Ведь для любого добропорядочного пса такой поступок тоже недопустим.
 – Простите, Ваше Величество, но о каком таком поступке вы говорите?
 – Об очень оскорбительно поступке, уважаемый. Вы помешали полковнику в выполнении им священной миссии, возложенной на собак нашими Отцами.
 – Я уже отвечал полковнику, что Закон говорит лишь о том, что люди не могут находиться без присмотра собак. И я попросту взял выполнение этой самой миссии на себя. Ни в коем случае не хотел оскорбить вас, – Айзек говорил как всегда спокойно и рассудительно. Роланд даже позволил себе едва заметную улыбку на один бок. Но это тут же заметил полковник.
 – Ваше Величество! Вот о чём я вам и говорил. Посмотрите на этого человека! Он…
 – Я всё вижу, Ричард, – лёгким движением лапы остановил его король. – Видите ли, уважаемый Айзек. Пёс вы, безусловно, добропорядочный. И уверен, что родители ваши благородных кровей. Кстати, почему вы ничего о них не знаете?
 – Роланд, мой друг, нашёл меня в лесу близ земель ротвейлеров, где он и жил тогда. Видимо родители потеряли меня, а я был тогда несмышленым щенком. Вот и не помню их.
 – И что же вы ни вернулись в земли овчарок, когда подросли? Уверен, что вы бы нашли своих родителей.
 – Я не захотел идти в земли овчарок. Мне ни к чему искать родителей, их мне заменил Роланд. И я не собираюсь его оставлять.
 – Ну, всё сходится, – покачал головой король. Сжал губы, словно о чём-то безумно сожалел. – "Не доверяй человеку, ибо служить ему будешь"! Так говорили наши отцы. Теперь я вижу, что они были правы.
 – Наши отцы многое говорили, – нервно облизнулся Айзек. – Но главное, что они никогда не ставили разумность собак под сомнение.
 – Но вы так много времени провели с человеком. Теперь я понимаю причины вашего странного поведения.
 – Не думаю, что моё поведение можно назвать странным.
 – Увы, но, кажется, зараза распространилась так далеко, что вы и сами не замечаете её.
 – Я свободный пёс и не нарушал наших Законов. Так что прошу не подвергать сомнению мою добропорядочность.
 – Говорите, уважаемый Айзек, что вы свободный пёс? Так давайте же сейчас и проверим это!
 – Как же вы хотите это сделать?  И стоит ли сомневаться в моих словах? Ведь всем известно, что собаки не врут.
 – Не врут, но и с людьми не дружат, – презрительно усмехнулся король. – Так что предлагаю вам принять приглашение и остановиться в моём дворце. С первым же посольством, мы готовы отвести вас в родные земли. Или вы можете уйти сами. А человек останется в деревне под нашим присмотром. И как только прибудет посольство ротвейлеров, мы передадим его им.
 – Благодарю за предложение, Ваше Величество! И за ваше гостеприимство. Но боюсь, мне придётся отказаться. Мы с моим другом вместе пришли и вместе уйдём, – не задумываясь, ответил Айзек.
 Роланд лишь одобрительно покачал головой. Он знал, что его друг ответит именно так.
 Однако в отличие от человека королю этот ответ явно пришёлся не по нраву. Он облизнулся, затем обернулся на полковника, который бросал самодовольный взгляд на человека, кивнул ему, давая немую команду. Полковник тут же завилял от удовольствия длинным хвостом и громко пролаял:
 – Арестовать человека!
 Айзек в недоумении бросился к другу, которого в один миг взяли в плотное кольцо сторожевые псы.
 – Что происходит? – громко пролаял он, обращаясь к королю. Всякие правила приличия были напрочь забыты.
 – Увы, уважаемый Айзек, ваш выбор лишь подтвердил мои догадки. Этот человек хитростью заставил вас служить ему. И моя задача, как блюстителя древнего Закона, помочь вам.
 – В чём же заключается эта помощь? – скалился Айзек.
 – Мы оградим вас от этого злого человека. Конечно, сейчас вам это не понравится, но вскоре болезнь отступит, и вы образумитесь. Уверен, когда-нибудь вы скажете мне спасибо…
 – Вы не имеете никакого права удерживать этого человека. Ведь он ничего не нарушил. Он всегда находится под присмотром пса. Под моим присмотром.
 – Увы, увы… – покачал головой Эдвард Второй. – Но дружба с человеком ставит под сомнение вашу способность трезво мыслить. Уводите его!
 Псы тут же принялись толкать обескураженного Роланда, рычать на него, пытаться укусить. Айзек залаял, готовясь вступить в неравный бой.
 Король, глядя на эту сцену, только усмехнулся.
 – Не надо, Айзек! – крикнул своему другу человек. Он понимал, что овчарка не сможет совладать с сотней натренированных псов.
 Но Айзек не отступал.
 – Отпустите его! – расталкивал он псов.
 – Прошу не усугублять! Своим безумным поведением вы только подтверждаете мои слова, – вновь говорил король. – Никогда ещё собаки разумные не дрались друг с другом.
 И тут Айзек замер. Посмотрел на Роланда. Человек вымучено улыбнулся, пытаясь остудить пыл своего друга.
 – Всё будет в порядке, – бросил он и смиренно последовал за собаками.
 Айзек с открытой пастью, тяжело дыша, смотрел им вслед. Встретился взглядом с полковником Ричардом. Тот победно облизнулся и побежал вслед за королевской свитой.
 Дорога опустела. Только серая пыль безмятежно опускалась на истоптанную землю. Айзек с удивлением заметил, что и люди разошлись по своим домам. На тёмном небе уже сияли звёзды. Пёс тоскливо проскулил, схватил зубами оставленную Роландом связку утиных тушек и побрёл в деревню.
 
 В таверне "Кутающая белка" по вечерам всегда было многолюдно. Жители деревни близ собачьего города приходили сюда, чтобы отдохнуть после трудового дня.
 А занимались люди в этих землях, как и во всех других, тем, что строили дома, шили одежду, рыбачили, возделывали поля, собирали ягоды и грибы. В свою очередь на плечи собак ложились охота, охрана, торговля и самое важное: управление. Так было заведено с тех давних пор, как собаки разумные взяли на себя опеку над разрушенной землёй. В Законе говорилось, что с согласия людей и даже по их просьбе. Мол, так голодно и холодно было последним, что им пришлось просить помощи у псов. Вот и помогают собаки людям. И, прежде всего тем, что следят за людьми, дабы те глупостей, которые привели к гневу Природы, не повторили.
 Сегодня в таверне вовсю обсуждали странных гостей. В стенах "Кутающей белки" люди могли скрыться от собачьих глаз, говорить легко и свободно, даже злоупотребить выпивкой. Псы сюда никогда не заходили. Каково же было удивление захмелевшей толпы, когда ветхая дверь скрипнула, и в таверну вошёл Айзек.
 Пёс замер на пороге и оглядел задымлённое помещение. Поморщил нос. Посмотрел на людей, что сидели за круглыми деревянными столами. Заметил длинный бар, за которым стоял рыжий паренёк в серой рубахе навыпуск. Тот, подобно своим гостям, с открытым ртом наблюдал за овчаркой. В зале воцарилась тишина. Лишь чей-то громкий кашель нарушил её. Да едва слышимый шорох собачьих лап по деревянному полу.
 – Добрый вечер, – обратился пёс к рыжему парню. – Меня зовут Айзек. Я пришёл со своим другом. Но его…
 – Собаки забрали твоего друга! – выкрикнул неизвестный. В ответ раздался смех.
 Айзек покосился на посетителей, задрал верхнюю губу, оголяя острые клыки, зарычал. Тут же люди прекратили смеяться и уставились в свои тарелки. Кто-то продолжил играть в карты, делая вид, что не заметил овчарку. Другие попросту отвернулись. С собакой никто не хотел иметь дело.
 – Так вот, хозяин, поужинать мне не пришлось. Всегда Роланд готовил, а теперь я один.
 Рыжий парень отвёл взгляд и принялся протирать стаканы. Но Айзек сумел привлечь его внимание. Он схватил зубами мешок с утиными тушками, задрал голову и кинул его на потёртую столешницу.
 – Зажарь мне утку, будь так добр, – сказал он, устраиваясь на высоком деревянном табурете.
 Хозяин вскинул одну бровь и выжидающе посмотрел на странного гостя.
 – Да, конечно, остальное – твоё, – добавил Айзек.
 Тут же человек просветлел. На плоском лице появилась улыбка.
 – Лиза! Пригляди здесь. Я на кухню, – крикнул он невысокой толстушке в белом фартуке, которая сидела за дальним столиком с тремя молодыми людьми.
 – Хорошо! – отмахнулась она.
 – Моя сестра, – подмигнул рыжий псу и исчез за кухонными дверями.
 Раздался тяжёлый собачий вздох. Мысли Айзека вновь оказались заняты нежданной потерей. "Этот король ловко всё провернул, – размышлял он. – Дал мне возможность самому принять решение. Одно единственно возможное. Интересно было бы посмотреть на него в такой же ситуации?" Однако сводить счёты с королём овчарка не собирался. Ему до боли в сердце хотелось только одного – освободить Роланда и убраться из этого неприветливого места.
 Айзек вспоминал о тех шести годах, что они провели вместе. Ведь это вся его жизнь. Пёс помнил о времени, когда они жили в родной деревне Роланда в землях ротвейлеров. Как он был счастлив, когда человек предложил отправиться в путешествие. Помнил он и о том, как сам решил идти на восток. Прочь от земель ротвейлеров и… овчарок. Почему же он отказался возвращаться в родные земли? Ответить откровенно Айзек не мог даже самому себе. Однако в глубине души всё понимал: он попросту боялся потерять человека.
 Тем временем в зале постепенно начиналось оживление. Присутствие пса перестало мешать людям вести свои разговоры. Некоторые из них и вовсе забылись и принялись обсуждать произошедший с гостями случай. Айзек невольно подслушал их. Это привело всегда спокойного пса в бешенство.
 – Что же люди так просто позволили собакам арестовать Роланда? Ведь он честный человек. Никому ничего плохого не сделал, – обратился он в зал.
 – Это собакам решать, – послышался знакомый голос. Только теперь Айзек заметил здоровяка в клетчатой рубахе, что встречал их сегодня.
 – А что же вы?
 – Ни у кого-то из нас не могло появиться желание помогать вашему другу. Знаете, Король Эдвард прав. Ведь дружба между человеком и псом действительно выглядит подозрительно. Вот и мы не можем поверить в неё. А что, если ваш якобы друг, попросту использует вас? Ведь целые легенды ходят о том, как люди хитростью заставляли собак служить себе. Оттого теперь псы и относятся к нам с таким подозрением.
 – Не ждал я, что и люди встанут на сторону собак. А ведь Роланд пострадал лишь потому, что хотел помочь тому мальчишке. Но тот даже спасибо не сказал, – покачал головой Айзек. Облизнулся. С кухни доносился волшебный аромат жаренной утки, отчего его желудок начинал предательски урчать.
 – Не стоило ему вмешиваться. А с собаками мы действительно согласны.
 – Знаешь Джонни, а я бы с удовольствием помог этому Роланду, – перебил его рыжий, выходя из кухни. На металлическом подносе дымилась утка. – Прошу!
 Айзек громко глотнул, едва не захлёбываясь слюной, и тут же накинулся на дичь.
 – Зачем? – развёл руками здоровяк.
 – А затем, чтобы поставить этих собак на место! Ведь никто не давал им права смотреть на нас свысока. Закон говорит лишь о правах и обязанностях людей и собак, но нигде нет ни строчки, которая бы подтверждала главенство одних над другими.
 – Ох и глупости ты говоришь, Билли. По-моему всё вполне очевидно. И не надо пытаться ничего менять. Вспомни, что говорят легенды о временах, когда правили люди. Не зря Природа прогневалась на нас. Теперь же мир и спокойствие. А что ещё нужно?
 – Уважение, мне нужно уважение.
 – Да, уважение, – выкрикнул кто-то из толпы.
 – Какая прекрасная утка. Знаете, даже Роланд так не готовит, – пробормотал Айзек, с трудом отрываясь от своей трапезы.
 – Спасибо! Отчего-то собакам моя стряпня особенно нравится, – улыбнулся хозяин, протирая стол.
 – Что правда, то правда, – подтвердил щупленький паренёк, сидевший за ближайшим к бару столом. – Я с трудом перевариваю его шедевры, а король назначил личным поваром.
 – Вот такие мы разные, – покачал головой изрядно захмелевший старичок, сидевший с парнем за одним столом.
 – Знаете, Айзек, – вновь обратился молодой хозяин к псу. – Могу помочь вам дельным советом. Не знаю, как у вас получится, но всё же… Завтра Эдвард устраивает охоту на лис. Победитель вправе попросить короля о любой услуге. В этот раз, правда, полковники охотничьих войск будут сражаться за лапу его любимой дочурки, но вы можете в случае победы затребовать у него освободить вашего друга. И он не вправе будет отказать.
 Айзек вновь оторвался от еды и уставился на человека. Его хвост застучал по табурету, а в глазах мелькнул огонь.
 
 Громкие звуки горна спугнули приспавших на ветвях птичек с насиженных мест. Солнце только расправляло свои крылья, а из города уже выезжала процессия. Тысячи псов выходили из ворот, и, собирая лапами утреннюю росу, спускались к лесу. Участники королевской охоты – ловкие и быстрые полковники со своими полками – выстраивались в ровные шеренги и приветствовали короля. Рядом с кремовым грейхаундом следовала и его красавица дочь, облачённая в белое платьице. Она улыбалась и не сводила своего кокетливого взгляда с черного полковника Ричарда, который твёрдо намеревался победить на сегодняшних состязаниях.
 Король Эдвард Второй в золотом камзоле поднял морду вверх и с гордостью оглядел собачьи построения. Он уже намеревался торжественно объявить начало охоты, как на поляну выбежала овчарка. Грейхаунды завертели головами от удивления. Но Айзек, не замечая последних, уверенной походкой шёл к королю. Король раздражённо повертел носом, будто прогонял назойливую муху. "Такой торжественный момент, и этот пёс…", – негодовал кремовый грейхаунд.
 – Ваше Величество, – обратился к нему Айзек, вставая на задние лапы. – Прошу оказать мне честь и позволить принять участие в Королевской охоте.
 – Но где же ваш полк?
 – Я один! Поверьте, Ваша Светлость, для меня будет наивысшей честью сразиться с лучшими охотниками и добыть для вас лисицу.
 Король на мгновение задумался. Разинул пасть и посмотрел на полковников. На их оскаленных мордах читались злость и негодование. И король решил. "А пускай они и проучат этого наглеца".
 
 Утреннее солнце ласково согревало землю, но в воздухе ещё разносился аромат ночной свежести. Как же любил это время Айзек, точно так же, как теперь был к нему безразличен. Не до восторгов было этому псу. С мрачными думами он приближался к лисьей норе. С тяжёлым камнем на собачьей душе. Ещё вчера он доказывал человеку безумство охоты ради ненужной шкуры или бесполезного трофея, а уже следующим утром бежал во все лапы, чтобы убить беззащитного лиса на потеху королю. "Разумные существа так не поступают", – думал он. И тут же вспоминал про своего друга, ради которого он был готов на всё.
 И чем ближе он был к норе, чем сильнее чувствовал запах лиса, тем болезненней были эти переживания. Вдалеке уже слышался собачий лай, когда из леса на светлую опушку выбежал тот самый лис. Айзек громко вздохнул и приготовился пуститься за ним вдогонку, но тот совершенно неожиданно побежал ему навстречу. Овчарке оставалось лишь дожидаться его с открытой пастью.
 Рыжий зверь остановился перед собакой и согнул передние лапы, словно кланялся. Он просил помощи. Лис всё ещё помнил вчерашнее великодушие пса.
 Айзек захлопнул пасть и облизнулся.
 – У меня есть, кому помогать, – словно извинялся он. Но этот умоляющий взгляд прищуренных глаз, заставлял Айзека сомневаться. Решение нужно было принимать немедля. Охотничьи псы стремительно приближались, заливая лес безудержным лаем.
 
 Удивлённый вздох прокатился по склону холма, когда из леса появился вчерашний гость. Причиной столь бурных переживаний оказался лис в зубах овчарки. А ведь этого странного пса разве что не жалели, а то и попросту насмехались над ним. Теперь же он был победителем и стоял перед королём с драгоценной добычей.
 Король вновь поморщил нос. На этот раз с такой яростью, будто его ужалила оса. Королевская дочка так и вовсе едва не взвыла.
 – Папенька, только не отдавайте меня этому псу. Прошу вас! – испуганно лепетала она.
 – Не бывать этому! – спокойно отвечал монарх, но его сердце начинало биться сильнее.
 – Приветствую, Ваше Величество, – радостно пролаял Айзек, выпустив лиса и пасти. Лис к всеобщему изумлению оказался живой и испуганно прижался к земле.
 – Удивительно, – сжал тонкие губы Эдвард. – Один и без полка. Да ещё, как я погляжу, лиса живого принёс.
 – И вправду, удивительно, – шептались за его спиной генералы. Все ждали решения своего правителя.
 – Знаете, уважаемый Айзек, несмотря на вашу победу, свою дочь замуж за вас отдать не могу…
 – Так и не собирался я этого просить, не нужна мне ваша дочь, – ответил Айзек.
 Молодая дочурка тут же недовольна фыркнула.
 – Какой противный пёс, – вырвалось из её розовой пасти.
 Король оглянулся на дочь, засосал чёрными ноздрями тёплый воздух, вновь уставился на неожиданного победителя, недовольно сощурил глаза, не мог поверить такой наглости. Но от королевского сердца отлегло.
 – У меня к вам другая просьба, Ваше Величество. У вас мой друг. Освободите его.
 Громкий вздох раздался на поляне. Верхняя губа короля нервно взметнулась вверх от неожиданности. Железное спокойствие на этот раз отказало благородному псу. Традицию нарушить он не имел права, но и оказаться в дураках на глазах своих поданных никак не мог. Однако чем больше он думал, тем яснее понимал, что этот пёс его перехитрил. И король нервно размышлял над тем, как выйти из ситуации с достоинством. Но его мысли нарушил полковник Ричард, который появился на поляне со своим полком.
 Охотничьи псы вернулись без добычи, но чёрный грейхаунд уверенным шагом направился к королю. Собаки в недоумении оглядывались на него.
 – Этот пёс и этот лис, – громко начал полковник. – Они вступили в сговор. Уж не знаю как, но этот лис сам прибежал к овчарке и запрыгнул к нему в пасть. Этот пёс научился обманывать у человека.
 В груди короля разлилась радостная прохлада. Теперь он вновь смотрел на Айзека тем же самоуверенным взглядом, который был присущ всем грейхаундам благородных кровей.
 – Значит это и есть ответ на вопрос, каким образом вам удалось принести живого лиса. А я тут голову ломаю. Значит он такой же тебе друг, как и человек?
 – Совершенная неправда, – развёл лапами Айзек. В голове овчарки вновь поселились серые мысли.
 – Не будем спорить, уважаемые псы, – усмехнулся король. – Сейчас Айзек сам прольёт воду на истину. Даю вам возможность доказать, что полковник Ричард ошибся. Задерёте эту тварь и докажете, что вы – не друзья. Всего лишь нужно выбрать: жизнь этого лиса или свобода человека.
 Тяжёлый вздох вырвался из пасти овчарки. Он готов был скулить от отчаяния. "Но почему именно сейчас я начал жалеть лис", – клял он себя. Взглянул на рыжую, рычащую на всех вокруг, зверюгу: "С чего ты взял, что я могу тебя спасти?".
 
 Айзек спускался к деревне. Полуденное солнце приятно согревало, а белые облака стремительно проплывали по небу и бросали на зелёные склоны спасительные тени. Рядом с псом бежал лис. Он боязливо оглядывался по сторонам, и каждый раз при виде людей или собак его маленькое сердце начинало стучать громче.
 – Ну, ну… Не смотри на меня так, – бормотал Айзек, когда лис поднимал на него свою морду. – Можешь не благодарить. И не думай, что мы теперь друзья. Сейчас только подальше от деревни отойдём, от грейхаундов, там и расстанемся. Ты отправишься в лес, а я вернусь. Без друга я никуда не уйду.
 В голове овчарки вновь вставал один и тот же вопрос: как вызволить Роланда. И вновь он мысленно обращался к королю. "Даю тебе выбор… Как же мне хочется сказать ему так. И чтобы на второй чаше стояло то, отчего он не сможет отказаться", – размышлял он, когда впереди появилась толпа людей. Они шли в собачий город.
 "Неужели и люди празднуют охоту?" – удивился Айзек. И тут же получил ответ, когда увидел, что все они идут в сопровождении сторожевых псов. Среди людей Айзек заметил и рыжего парня, что намедни хозяйничал в таверне.
 
 Торжественный приём в честь завершения традиционной охоты на лис заканчивался званым ужином. В огромной королевской столовой, которую молва окрестила "мраморным залом", собирались благородные псы. Дамы в пышных платьях, кавалеры в парадных мундирах. Собаки расхаживали вокруг длинного деревянного стола и вели оживлённые светские беседы. Сегодня было о чём посудачить. Давненько не случалось столь неожиданной охоты.
 Полковник Ричард понуро стоял в стороне от высокосветских персон, среди других молодых офицеров. Стоял молча, поддерживая разговор лишь дежурными фразами. Ему не пришлось стать героем охоты. А скорее наоборот. Ведь его добычу увела из-под носа целого полка одна единственная овчарка. И не сидеть ему теперь рядом с королём, который вошёл под заливистый звук горна и заставил всех замолчать.
 Эдвард Второй, плавно шагая по мраморному полу, вместе с красавицей женой и ненаглядной дочуркой занял место во главе стола. Гости последовали его примеру и тут же расселись.
 – …И да будет сезон охоты столь же богат на добычу. И пусть наши охотники не знают горечи неудач! – закончил свою речь король. После этого в зале появилось несколько человек – молодых девушек из деревни, которые принялись расставлять дымящиеся блюда на столе.
 – Папенька, папенька, – капризничала королевская дочь. – Ведь полковник Ричард победил бы, не будь этого ужасного пса.
 – Не бывать моей дочери замужем за неудачником, – прорычал король.
 – Но овчарка обманул нас. Он бы ни за что не поймал этого лиса, коль тот сам к нему не пришёл. А почему он пришёл? Ведь не зря он не загрыз его. Что может быть проще для собаки.
 – Видишь ли, Анна. Полковник поставил меня в неудобное положение, так что он подвёл короля. А коль так, то не может быть и речи о его победе. Ведь ничто не мешало ему первому добраться до этого лиса. Будь он хоть трижды другом этого странного пса.
 Анна обиженно нахмурилась. А Эдвард Второй несколько раз облизнулся и приступил к долгожданной трапезе. От долгого пребывания на воздухе он нагулял поистине королевский аппетит. Но после первой же пробы мяса монарх резко вскочил и едва не уронил стул. Овальные глаза забегали по залу.
 – Кто готовил? – взревел он.
 Собаки замолкли.
 – Я спрашиваю, кто готовил этот ужин?
 В зал в сопровождении сторожевых псов вошли две девушки.
 – Ужин готовили Мария и Гарри, – тихим голосом ответила одна из них.
 – Что ещё за Мария и Гарри? Почему не Билли? Где этот чёртов Билли? Срочно приведите его сюда! – негодовал король.
 – Боюсь, это невозможно, – подхватила вторая девушка. Её голос звучал громче и увереннее. – Билли ушёл!
 – Что??? – король выпучил глаза от удивления. – Ничего не понимаю. Кто его сопровождает? – теперь он обращался к своим генералам.
 Генералы непонимающе раскрыли пасти.
 – Он ушёл с Айзеком, овчаркой, – ответила за них всё та же девушка с громким голосом.
 – Догоните их! Приведите ко мне! – приказал король и устало присел на своё место. "Ох уж этот Айзек! Когда же я перестану слышать это имя. Всего два дня здесь, а успел вдоволь испить королевской крови".
 
 В тронном зале, среди янтарных колон, гипсовых статуй и фарфоровых ваз стояли трое: собака, человек и лис.
 – Вот так компания, – усмехнулся Эдвард Второй. Он сидел на обшитом красным бархатом троне. – Отчего же ты, Билли, решил так со мной поступить?
 – Прошу прощения, Ваше Величество, что не предупредил, но этот славный пёс предложил мне отправиться с ним. И я согласился. Знаете ли, засиделся я тут.
 – Вот, как значит. А отчего же столь славный пёс решил сделать предложение именно придворному повару? Неужели среди других людей не оказалось достойных кандидатов.
 – Дело в том, Ваша Светлость, но так произошло, что мне случилось отведать еды, приготовленной этим человеком. Поверьте, ничего лучше мне не доводилось пробовать. Даже Роланд не готовит так вкусно, – отвечал Айзек.
 – Мне это известно. Не стояли бы вы сейчас здесь, будь это не так. Однако этот человек не может покинуть деревню.
 – Я прекрасно понимаю вашу досаду. Нежелание терять столь прекрасного повара вполне уместно, но, увы, Ваше Величество, вы не можете запретить человеку уйти. Ведь он уходит не один. Со мной. С собакой.
 Король нахмурился. Долго и пристально смотрел на овчарку. Тот не отводил взгляда. Железная уверенность застыла в коричневых глазах Айзека. Он ликовал, с трудом сдерживался, чтобы не завилять хвостом. Наконец, Эдвард не выдержал этого самодовольного взгляда, спрыгнул с трона и подошёл к собаке. Айзек поднялся на задние лапы, и король тактично отвёл того в сторону.
 – Формально, вы правы, – любезно начал он, когда они подошли к широкому окну с тяжёлыми занавесками. Из окна можно было увидеть мощённую мостовую, широкую площадь, фонтан и статую Георга Быстрого из породы грейхаундов. – Но может ли добропорядочный пёс создать столько неудобств другому псу?
 – Боюсь, что арестом Роланда вы создали мне не меньше неудобств. Ведь в походах именно человек готовил мне пищу. Увы, я подобно другим псам, не искусен в этом деле.
 – Значит, вам нужен тот человек?
 – Скорее вам нужен Билли, – ответил Айзек. – И в этот раз выбор за вами.
 Последнюю фразу он говорил с неприкрытым удовольствием, виляя пушистым хвостом.
 Король усмехнулся. Чуть оскалился, глядя на своих подданных, праздно гуляющих по булыжной мостовой.
 – Это очень сложный выбор, – покачал он головой. – Не будь я королём, мне ничего не стоило бы сделать его. Но, может ли правитель менять свои решения?
 – Я вам помогу, – Айзек понизил голос и потянулся к королевскому уху.
 
 
 – И что же ты сказал королю в тронном зале? – спрашивал Роланд.
 Собака, человек и лис вышли на возвышенность. Позади остались человеческая деревня и собачий город.
 – Просто рассказал ему, как всё объяснить своим подданным. Ведь больше всего на свете его заботит собственное лицо. Вот я и сказал ему, как его сохранить.  Арестовал он тебя за то, что ты заставил меня служить себе. А покинув деревню с другим человеком, я доказал, что это совсем не так. Скорее, ты мне служишь. А раз так, то и держать тебя под замком, повода нет.
 – Всё-таки люди решились помочь, – Роланд улыбнулся и потрепал пса за ухом.
 Впереди простиралась бескрайняя равнина, скомканная на горизонте тёмными складками холмов. За холмами багровел закат.
 – Ну, вот и всё, – обратился пёс к лису. – Здесь ты в безопасности. Можешь идти.
 Рыжий лис повертел острой мордочкой и пристально посмотрел на овчарку. В его кошачьих глазах застыл немой вопрос.
 – Нет, нет, нет! С нами ты идти не можешь. Меня и без того считают свихнувшимся оттого, что я дружу с человеком. Не хватало ещё и с лисом дружбу водить. Так что давай, беги.
 Простояв ещё несколько секунд в надежде, что добрый пёс изменит решение, лис развернулся и нерешительно засеменил прочь. Ещё несколько раз он оборачивался и бросал просящий взгляд на собаку, пока не скрылся в высоких зарослях.
 – Вот кто по-настоящему помог, – произнёс Айзек.
 Два тёмных силуэта чернели на фоне багрового заката. Собака и человек ещё долго смотрели вслед лису. Смотрели молча, вслушиваясь в звуки леса.
 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования