Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Тали Шеппард - Ночное дежурство лейтенанта Верховцевой

Тали Шеппард - Ночное дежурство лейтенанта Верховцевой

 
- Мистер Пенг, сколько раз вам нужно повторять? На нашей космической станции действует комендантский час. А вы всё время его нарушаете. Что вам не спится по ночам? – начальник службы безопасности свел к переносице кустистые брови и покачал головой.
Маленький толстенький азиат, безбожно потея, старался сильнее втянуть голову в плечи и кивал, как болванчик. Торопливо смахнув с носа мутную каплю, он, наконец, выдавил из себя:
- Я… я есть хочу… по ночам. Что же, умирать с голоду?
- Рационы рассчитаны согласно вашим пропорциям и потребностям. До комендантского часа вы вполне можете в автоматах приобрести необходимые вам продукты. Почему же ночью?
- Я забываю.
- Попрошу впредь не забывать! Анна, ваша задача, - начальник службы безопасности повернулся к стоящей сзади высокой девушке в униформе, - чтобы этот мистер не слонялся ночью по станции. Вы старшая шестой палубы. Проследите! Наказывать никого не буду, но перевожу вас в ночную смену, чтобы вы лично могли контролировать ситуацию.
Анна Верховцева зыркнула глазами на колобкообразного коротышку, но ее лицо осталось бесстрастным.
- Есть, сэр!
Командор повернулся к иллюминатору, несколько секунд любовался панорамой Земли, коротко вздохнул и приказал:
- Лейтенант, препроводите этого… нарушителя до его каюты.
***
- От вас одни неприятности, мистер Юнь Пенг, - шипела Анна семенящему за ее спиной программисту. – Ладно бы бродили просто так, но ведь постоянно влипаете в неприятности. Как, скажите на милость, вы умудрились включить пожарную сигнализацию?
- Я случайно… головой задел…
- Головой надо думать… и, желательно, в своей каюте. Мы все здесь ради того, чтобы заработать. А из-за вас нас обоих могут наказать и материально. Вам это нужно?
- Конечно, мне это не нужно. Тем более, что я собираюсь в отпуск, и деньги мне очень пригодятся, - Пенг перевел дыхание и прибавил шагу, пытаясь нагнать лейтенанта. – Я хочу сделать подарок своей девушке.
- Девушке? У вас есть девушка? – Анна остановилась и, обернувшись, окинула быстрым взглядом корейца.
Он был похож на шарик. Короткие ножки, пухлые ручки, сальные волосы, маленькие раскосые глазки. Не слишком опрятная одежда, да еще эта постоянно извиняющаяся улыбка… Верховцева хмыкнула и передернула плечами.
- Тем более, прекратите нарушать правила и очень скоро увидите свою девушку. А теперь попрошу вернуться к себе в каюту.
Пенг послушно приложил ладонь к панели, перешагнул порог и, дождавшись, пока дверь за его спиной закроется, подошел к столу. Перед его глазами все еще стоял взгляд лейтенанта – презрительный и брезгливый. Юнь прекрасно знал, какое впечатление производит на окружающих, и совершенно не обиделся. Просто странно было видеть такую реакцию от двухметровой девицы. Каменное, почти жесткое выражение лица, узкие, вечно поджатые губы, нос картошкой, туго забранные в хвост серые, какого-то даже мышиного цвета волосы – да кто на такую польстится? К тому же ноги и руки, перевитые мышцами, вызывали не восхищение, а некоторый испуг. Не зря лейтенанта за глаза называли Кувалдой.
Пенг вздохнул, сел в кресло и включил компьютер. Привычно пробежал почту, сбрасывая спам в корзину, вышел на форум и открыл окно привата.
JentL&men: Доброго времени суток, моя леди. Очень соскучился.
Nevinnaja: Миленький) Наконец-то) Я так ждала...
JentL&men: Немного задержали дела. Был разговор с очень неприятными людьми.
Nevinnaja: Я понимаю. Сама сегодня имела весьма неприятный разговор.
JentL&men: Надеюсь, все хорошо? А то я буду волноваться.
Nevinnaja: Ну, сравнительно. Впрочем, это не имеет никакого значения. Как ты, мой ангел?
JentL&men: Все отлично, моя фея. Главное, что я с тобой и могу разговаривать с тобой, дышать тобою.
Nevinnaja: Ой... ты такой ласковый и нежный... я таю))))
JentL&men: Я же наоборот: весь горю. Весь пылаю.
Прошел час. В маленькой каюте слышны были только клацанье клавиш и неровное дыхание.
JentL&men: О, это так приятно слышать. Я рад за тебя. Но нужно проверить котировки. Биржа так утомляет. Но приносит доход. Конечно, среди джентльменов не принято… но как-то жить надо…
Nevinnaja: Да, дорогой. Я буду тебя ждать с нетерпением.
Пенг выскочил из-за стола и метнулся к туалету.
- Боже, как ссать-то охота!
Через секунду раздалось журчание и облегченный вздох. Потом с шумом по трубам потекла вода, зашумел кран. Пенг появился на пороге, вытирая мокрые руки о рубашку. Он зевнул во весь рот, достал из стенного шкафа пачку чипсов и бутылку Пепси.
- Маловато, - оглядев добычу, пробормотал кореец и привычно двинулся к дверям каюты. – Стоп! Эта ведьма будет следить.
Он тяжело вздохнул и, на ходу открыв пачку, засунул в рот, рассыпая крошки, несколько хрустящих пластинок. Уселся в кресло, вытер о рубашку пальцы и снова застучал по клавишам.
JentL&men: Ставки падают, к сожалению. Но это ведь не повод унывать, не так ли, дорогая?
Nevinnaja: Да, мой друг. Главное, что мы вместе…
***
Анна Верховцева шла по палубе в направлении каюты Пенга, поигрывая короткой дубинкой. Этот паршивец вот уже две ночи сидел смирно и не появлялся в коридоре. Она хотела установить камеру наблюдения, но командор не дал добро. Старая крыса боялся обвинения вмешательства в частную жизнь. До каюты программиста оставалось метров тридцать, когда пискнул ее айфон. Глянув на монитор наручного компьютера, лейтенант улыбнулась: пора возвращаться в дежурку. Бросив быстрый взгляд вдоль коридора, Анна остановилась в нерешительности. Похоже, прижали хвост паршивцу. Постояв еще пару секунд в раздумье, она повернулась и решительно зашагала назад.
В дальнем конце коридора из ниши с торговыми автоматами показалось перепуганное лицо Пенга.
- Чуть не вляпался! – он облизнул пересохшие от волнения губы и с охапкой добычи, семеня короткими ножками, рванул к своей каюте.
Дверь медленно поползла в сторону, кореец протиснулся в образовавшуюся щель, не заметив, как один шуршащий пакет упал и лопнул, усыпав крошками пол перед каютой. Усевшись у закрытой двери и прижавшись к ней спиной, Пенг выпустил из рук добычу и разрыдался.
- Да что же это такое?! Почему я должен прятаться, как преступник? Ведь не ворую же я еду, покупаю на честно заработанные деньги! – всхлипывая, бормотал он. – Ведьма! Ведьма! Ведьма!
Программист стукнул кулаком по полу, потряс ушибленной рукой и тяжело поднялся. Взял пару пакетов и бутылку Пепси, подошел к столу и рухнул в кресло.
JentL&men: Душа моя! Прошу прощения, но отвлекали неприятные дела. Это так утомительно: общаться с плебеями.Хорошо, что у меня есть ты, понимающая и любящая. Целую ручки.
Nevinnaja: Да, я тоже счастлива, что встретила тебя. Жизнь заиграла яркими красками. Ты чудо.
JentL&men: Как ты провела сегодня день, милая?
Nevinnaja: Стыдно признаться, но я откровенно бездельничала. Визит в салон красоты нельзя же считать важным делом? Потом встретилась за ланчем с приятельницей. Поболтали о том, о сём…  Вот, в общем-то, и всё…  А как прошел твой день?
JentL&men: Скучно… Котировки, джентльменский клуб, пустые разговоры…  Всё как обычно…  Если бы ни мысли о тебе…
 ***
Когда в пятый раз сработал датчик движения, и Анна, рысью взлетев на шестую палубу, снова никого не увидела, она поняла, что Пенг раскусил ее уловку. Да, командор запретил ставить камеры слежения, но датчики движения – это совершенно другая вещь. Ночью все спят. Действует комендантский час. Так что сигнал тревоги мог вызвать только нарушитель. А это, в первую очередь, ее подопечный. Несколько раз ее появление действительно спугнуло программиста, пытавшегося пробраться к автоматам с едой. Но теперь, всматриваясь в полумрак пустого коридора, Верховцева поняла, что мелкий паршивец над ней издевается. Наверняка придумал какую-то хитрость, чтобы датчики срабатывали вхолостую.
Бесшумно ступая, она подошла к дверям каюты Пенга. Прислушалась. Может быть, ей показалось? Но нет. Из-за двери послышался явный смешок. Верховцева побагровела от сдерживаемого гнева. Ах, вот как. Решил поиграть с ней в кошки-мышки. Ну, что ж, посмотрим, кто кого.
Лейтенант уселась напротив заветной двери и, включив наручный коммуникатор, принялась играть в СуперКрафт-4.
JentL&men: Чем занята, дорогая?
Nevinnaja: Жду гостей. Обещала зайти хорошая знакомая. Не слишком приятная леди, но от нее никуда не денешься.
JentL&men: У меня тоже была назначена встреча с неприятным человеком, но я счастливо избежал ее.
Nevinnaja: Рада за тебя. Мне бы такое счастье)
Станцию ощутимо тряхнуло, и тут же последовавший сигнал аварийной тревоги заставил Пенга подпрыгнуть, опешив на секунду. Но только на секунду. На автомате схватив тревожный пакет, он выскочил из каюты. Чуть не перекувыркнувшись через поднимавшуюся Верховцеву, он во всю прыть помчался к аварийному лифту.
- Стой! Куда! Остановись! – неслось ему в спину.
Не получив ответа, лейтенант бросилась догонять бегущего программиста.
Уже внутри лифта она схватила его за плечо.
- Что ты натворил? 
- Я? Я – ничего. Аварийная тревога. Следую по боевому расписанию, - машинально проговорил тот, поднимая на Анну отсутствующий взгляд.
- Боевое расписание, - Верховцева дернулась к закрывающимся дверям и мысленно обругала себя.
Чёрт побери! Охота на этого паршивца выбила ее из колеи настолько, что она пренебрегла должностной инструкцией. Хотя, впрочем, этот тип тоже нуждается в сопровождении. Теоретически. Анна снова посмотрела на Пенга. Тот стоял, уставясь в одну точку, и беззвучно шевелил губами.
- Боишься? – усмехнулась лейтенант.
- Нет, считаю варианты, - кореец шевельнул плечом, словно отмахиваясь от назойливой мухи.
Верховцева приподняла брови и покачала головой. Она вся подрагивала внутри от напряжения, а этот невозмутим. Лифт остановился. Двери раскрылись, открывая зал с компьютерными терминалами, в данный момент пустыми. Первый раз за все это время лицо Пенга дрогнуло. Он даже попятился. Растерянно оглянулся на Анну. Но, тем не менее, всё же шагнул в зал, подошел к одному из компьютеров, плюхнулся в кресло, вскрыл пакет и вставил диск. Пальцы с почти невидимой глазу скоростью запорхали над клавиатурой. На мониторе появились быстро сменяющие друг друга столбцы знаков. Верховцева оглядела зал и увидела лежащего на полу человека.
- Посмотри, что с ним, - скомандовал Юнь, не отрывая глаз от монитора.
- Кто это? – лейтенант склонилась над безжизненным телом.
- Дежурный сисадмин. Помоги ему, если сможешь.
Станцию снова ощутимо тряхнуло, и Пенг охнул, что-то быстро забормотав по-корейски.
- Он мертв, - Верховцева отняла руку от шеи лежащего человека, поднялась и подошла к программисту, встала у него за спиной. – Что происходит, ты можешь мне сказать?
Пенг оглянулся, непонимающе глянул на Анну, потом глаза его округлились, щеки втянулись. С коротким всхлипом он вскочил и, чуть не сбив лейтенанта с ног, бросился к выходу.
В это время пол под ногами вновь дрогнул, Пенг покачнулся, замер, быстро огляделся, уткнулся взглядом в неподвижное тело и, взмахнув руками, с размаха сел на задницу. Слезы заливали его лицо, а взгляд метался от двери к креслу. Юнь снова что-то забормотал, потом встал на четвереньки и, причитая, капая слезами на пластик пола, добрался обратно до своего места.
- Да что происходит-то? – сердито закричала Анна, с трудом удерживаясь на ногах.
Пенг вскарабкался на кресло, провел кулаками по глазам и уставился на быстро сменяющие друг друга ряды цифр и символов на экране монитора. Что-то отчаянно завопил, ударил ладонями по столешнице и замер, окаменев.
- Да скажешь ты хоть слово? – Пенг не реагировал, тогда Верховцева нетерпеливо тряхнула корейца за плечо.
Пенг обернулся, холодно посмотрел на нее и резким, незнакомым голосом приказал:
- Сядь! – кивнул на одно из свободных кресел. - Ничего не трогай и не мешай! Из пяти программистов добрался лишь я один. Остальные заблокированы или погибли.
- Да что случилось-то? – Верховцева машинально повиновалась и отступила к указанному креслу.
- Метеорный поток. Внезапно. Ниоткуда. Есть жертвы. Командный центр отрезан от коммуникаций, - Пенг снова повернулся к монитору. – Постараюсь спасти тех, кто выжил. Заткнись и не отвлекай.
Он натянул на голову гарнитуру и весь погрузился в работу.
Анна со все возрастающим беспокойством следила за "паршивцем". Скупые точные движения, уверенный командный голос и лаконичные фразы, порхающие пальцы, бесстрастное лицо. На стоящим перед ней мониторе она видела, что он делает. Пенг направлял людей в безопасные зоны, поднимал и опускал заслоны, маневрировал станцией, скидывая и уворачиваясь от обломков, мгновенно принимал решения. Даже не верилось, что пару часов назад этот человек мог красться по темному коридору, чтобы заполучить пакет синтетических чипсов, а потом улепетывал, оставляя после себя дорожку из крошек. В руках этого заплаканного толстячка была судьба станции, жизни людей. И он прекрасно справлялся со своею работой, не обращая внимание на подпрыгивающий пол, стон металла, грохот отдаленных взрывов.
Анна сморгнула и снова внимательно посмотрела на монитор. Круг из красных секторов, пораженных метеорами и непригодных для жизни, стремительно сужался вокруг зала, в котором находились они.
- Юнь, - кажется, впервые обратилась она к нему по имени.
- Знаю, - программист не обернулся. – Но у нас нет выбора. Или мы, или бэби-уровень.
Верховцева внимательно всмотрелась в монитор. Действительно, разрушение вот-вот могло добраться до детского сектора. А там не менее сорока малышей и женский персонал.
- Значит, мы погибнем? – голос лейтенанта дрогнул.
Пенг быстро глянул на нее:
- Вы боитесь смерти?
- Не отвлекайтесь, - Анна снова повернулась к монитору.
Умирать, разумеется, ей не хотелось. Но волновало сейчас ее не собственная смерть, а то, что ее вирт-друг так и не узнает: кто она, откуда и как умерла. На мгновение вспыхнуло раздражение. Если бы не собственное упрямство, она не оказалась бы в этой ловушке. Слезы подступили к глазам, и Анна шмыгнула носом.
В этот момент Пенг завопил и скинул гарнитуру, вскочил, схватил Верховцеву за руку и, отчаянно лопоча, потащил к лифту.
- Я сделал всё, что мог. Или станцию разорвет пополам, или все мы выживем!
Он хлопнул по кнопке вызова лифта, двери тотчас распахнулись.
- Но куда? Куда ты меня тащишь? – Анна попыталась вырвать руку из неожиданно цепких пальцев.
- Этажом ниже есть спасательная капсула. Если мы успеем… шанс есть всегда.
Лифт замер. Верховцева выскочила первой, Пенг, стараясь не отстать, споткнулся на подпрыгивающей палубе и полетел вперед, ткнувшись лицом в спину лейтенанта. Она на бегу подхватила его под мышки и, не сбавляя шага, спросила:
- Куда?
- Прямо и налево, там будет маячок, - просипел полузадушенный программист.
И вправду, стоило им свернуть, как перед глазами замигала ярко-желтая аварийная лампочка. Буквально забросив Пенга в люк, Верховцева ввалилась следом и захлопнула за собой крышку. Почти незамедлительно сзади что-то грохнуло, застонало железо.
-И вовсе незачем было меня так швырять, - Пенг, покряхтывая, уселся у стены и потер лоб, на котором вздулась порядочная шишка.
- Да я тебе жизнь только что спасла, - не скрывая раздражения, Анна плюхнулась в кресло напротив и пристегнулась. Она была в своей стихии. Напряжение спадало. Как пользоваться капсулой, лейтенант знала наизусть.
Пенг заворочался, устраиваясь в своем кресле.
- Кто кому, - буркнул еле слышно. - Как есть хочется…
Он зашарил по карманам, вытащил пакетик, зашуршал оберткой.
- Вот, из-за того, что ты постоянно хочешь жрать, я оказалась здесь, а не по своему боевому расписанию! Убила бы!
- Вашу дежурку накрыло сразу. Так что благодари судьбу, что торчала под моей дверью.
Верховцева замерла, открыв рот, а Пенг сунул за щеку сухарик и, протягивая пакет, спросил:
- Хочешь?
- У тебя нервы есть? – Анна покачала головой. – Жуй уже свои сухари. Капсула защитит нас от метеоров, хотя улететь мы не сможем. Но запас воздуха вполне позволит нам дождаться спасателей. Наверное.
- Дождемся, нам теперь торопиться некуда.
Пару минут в тишине слышно было только жевание и хруст сухариков.
- Скажи, а как ты устроил, чтобы датчики движения срабатывали? Ведь поймать тебя в коридоре я так и не смогла.
- Женское любопытство, - довольно хихикнул Пенг, стряхивая с подбородка крошки. – Все очень просто. Я на лестнице, ведущей в вашу дежурку, поставил свои датчики движения. Как только я по ним видел, что ты ушла, просто выбегал в коридор и забегал обратно в каюту. Я пробегал десять метров, а ты все пятьсот.
Программист довольно сощурился и подмигнул Анне. Та несколько мгновений молчала, потом сердито сдвинула брови.
- И все же ты мелкий паршивец! – она отвернулась, уставившись в стену.
- Угу, - хихикнул Пенг и сунул в рот последний сухарик.
Верховцева фыркнула. Давно не чувствовала себя так глупо. Искоса поглядывая на программиста, она вдруг подумала, что, когда их спасут, его назовут героем. А этот смешной человечек будет потеть, шмыгать носом и непременно попытается куда-нибудь сбежать от всеобщего внимания. Но ведь так и есть. Он герой, и только благодаря ему она жива. А Пенг, съев последний сухарик, вытер о себя руки и достал из кармана планшет. Вскоре послышалось характерное пощелкивание.
Анна грустно посмотрела на мужчину и спросила:
- Переписываешься со своей девушкой?
- А...  Да.
Лейтенант снова вздохнула.
- А знаешь, по тебе не скажешь, что ты настоящий герой.
Пенг удивлённо посмотрел на девушку, перестав печатать.
- Да ну... Брось. Я ведь чуть не убежал.
- Но не убежал же.
Повинуясь внезапному порыву, Анна наклонилась и поцеловала его в губы.
Раздался характерный сигнал сообщения.
- Не отвечай... - сказала девушка и снова поцеловала обмякшего Пенга.
***
Двое спасателей лихорадочно возились возле люка капсулы.
- Открывай быстрее. Может, они там задохнулись уже.
- Сейчас, еще немного… Готово….  Эй!
Один из спасателей сдвинул дверцу и полез было внутрь. Но голая пятка, вылетевшая из полумрака капсулы, столкнулась с его носом и заставила парня отлететь к противоположной стене отсека.
- Кажись, мы не вовремя, - второй спасатель торопливо отступил. – Мне показалось, или нога была женская?
- Не знаю, - вытирая сочившуюся из носа кровь, прогнусавил первый. – Но большая.
- Да ну их, этих сумасшедших. Пойдем отсюда. Теперь сами пусть выбираются.
За спинами уходящих людей захлопнулся люк капсулы.
***
Nevinnaja: Ты где?
Nevinnaja: Почему не отвечаешь?
Nevinnaja: Что произошло?...  Милый?....
Какая ужасная ночь! Метеоритная атака, а теперь JentL&men исчез. Весь мир рухнул в одночасье. Хотелось расплакаться, но он не стал, не мог. Ему, Капитану, не к лицу плакать, даже если сердце разбито вдребезги и погибли десятки людей. Якоб вздохнул и выключил чат. Но предательская слеза всё-таки скатилась по небритой щеке.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования