Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Неприятности - Время собирать камни...

Неприятности - Время собирать камни...

Ослепительный свет полуденного солнца заставил Диксона зажмуриться. Оконные светофильтры создавали в холле пассажирского терминала уютный полумрак, и, оказавшись на улице, курьер даже прикрыл глаза рукой. Прищурившись и немного привыкнув к яркому свету, он медленно побрел по улице, оглядываясь по сторонам.

Странно, что его не встречали – не так уж часто на Новую Аятоллу прибывают космические корабли, а уж тем более повсюду узнаваемый гиперспидер альфа-курьера. Впрочем, с начальником поселения Диксон уже связался и надеялся, что долго искать его не придется.

Он с удовольствием посматривал на дворы, примыкающие к центральной улице. Аккуратные домики, невысокие оградки, безупречно подстриженные лужайки, радостные возгласы детей, плескающихся в бассейне. Да и взрослые не выглядели сколько-нибудь озабоченными - никакой суеты, казалось, проблем не существует вовсе. Совершенная идиллия, планета мечты.

- Да тут настоящий рай! – не удержавшись, произнес он вслух. И усмехнулся.

"Здесь мог бы родиться ты!" - ответил незнакомый голос.

Он оглянулся. Рядом никого не было.

- Ну вот, опять, - снова  вслух сказал Диксон.

Первый раз голос прозвучал двое суток назад, когда пришлось прорываться через магнитные завихрения. Гиперспидер швыряло из стороны в сторону, и курьер прилагал все усилия, стараясь удержать его в нужном направлении. Десять часов напряженного маневрирования, и вдруг - передышка в самом центре гигантской аномалии. Тогда и раздался голос в голове: "Отдохни, останься здесь, время есть…" Диксон даже не обратил на него внимания, сосредоточился на траектории полета, вновь бросился на борьбу с бушующей стихией. Только лучшие становятся альфа-курьерами.

Лишь вырвавшись из аномалии, он подумал о том, что произошло, пытаясь понять, не сходит ли с ума. Но стоило забыть о случившемся, голос прозвучал снова.

Диксон встряхнул головой, словно хотел вышвырнуть из головы непрошенного гостя.

Внезапно мир перед его глазами изменился. Яркое солнце исчезло, в сумерках аккуратные домики превратились в мрачные, местами развалившиеся строения. Радостный детский гомон смолк, зловещая тишина прерывалась лишь далекими завываниями ветра. Ухоженные дворики превратились в изъеденные рытвинами клочки земли среди непонятно как образовавшихся мусорных куч…

- Смотрите, это альфа-курьер! – внезапно прозвучал детский голос.

Он вновь стоял посреди прекрасного поселка. Короткое видение было настолько реальным, что Диксон замер на месте, пытаясь прийти в себя.

Вокруг уже собрались дети, разглядывая его с восторгом и умилением. Еще бы, альфа-курьер - едва ли не самая престижная профессия во Вселенной. Осмелевшие от его замешательства, они пытались дотронуться до униформы. Легко представить, как он выглядел в их глазах – этакий супермен, символ смелости, силы, скорости - словом, воплощение всех лучших качеств. Диксон невольно вспомнил, как в детстве сам первый раз увидел альфа-курьера…

Стоп!

Картина полуразрушенного поселка, минуту назад представшая перед его глазами – ничто иное как детское воспоминание. Возможно, это связано с голосом у него в голове, напомнившем о том месте, где он родился и вырос. Именно так выглядело его поселение на Дальних Соксах, которое очень хотелось, но никак не получалось забыть.

Вот что на самом деле ошарашивало - контраст между Новой Аятоллой и его родиной…

Почему-то ему сразу полегчало. Он сжал ручку транспортного контейнера с красующимся значком "А" и, снисходительно улыбнувшись детям, направился дальше по центральной улице. Один из нерасторопных малышей, уступая дорогу, задел контейнер.

Случилось то, чего раньше никогда не случалось. По всей видимости, воздействие той гигантской аномалии повредило магнитные защелки. Контейнер раскрылся, и его содержимое вывалилось наружу - лавина серо-зеленых жуков. Оказавшись на земле, они тут же зарылись в нее. Дети с криком бросились к своим домам.

Диксон поднял вывалившуюся из контейнера металлическую пластину с какой-то надписью. Выругавшись, он помчался по улице…

***

- Биотеррористы значит… - Начальник поселка задумчиво потер подбородок, разглядывая принесенный Диксоном кусок металла. Фирменная визитная карточка с краткой надписью "Смерть не остановить!" и изображением атакующего ремента – самого жестокого и кровожадного насекомого во Вселенной. – А мы ведь заказывали в Центре Генетических разработок средство от местных грызунов-вредителей. – Неторопливо продолжил он. – Уже устали с ними бороться, огнеметами целые колонии выжигаем…

Медлительность начальника была обманчива – глаза бегали из стороны в сторону, выдавая волнение.

- Кристиан, сэр, - обратился к нему командир отряда защиты и охраны – единственного боевого подразделения на планете. – На месте инцидента не найдено ничего, кроме сотни норок в земле. Возможно…

- Плохо, очень плохо, - перебил его Кристиан. – Объявите тревогу Джаред, пусть люди соблюдают осторожность. О малейших странностях тут же докладывать мне.

Во время разговора начальник поселения и командир охраны старались не смотреть в сторону Диксона, который стоял у входной двери, расставив ноги и сложив руки за спиной. Разумеется, они считали виноватым его. Однако вряд ли курьера можно обвинить в халатности. Увидев значок биотеррористов, он тут же бросился предупреждать руководство колонии. Кроме того, теперь ясно, что повреждение замков на контейнере произошло вовсе не из-за аномалии.

Выходя из комнаты, командир охраны бросил на него враждебный взгляд.

- Диксон, кажется, да? – обратился к нему начальник поселения. – Скажите мне, как вам удалось до нас добраться?

- Магнитные завихрения, если вы о них, я преодолел за трое суток. Все это время…

- Есть ли у нас возможность эвакуации? - Перебив альфа-курьера, напрямую спросил Кристиан. – Затишье в аномальном секторе наступит лишь через шестьдесят дней. Если все будет плохо, нам придется покинуть планету раньше. Вы сможете нас провести?

- Транспортные корабли не выдержат, сэр, - ответил Диксон, заметив, как слегка опустились плечи собеседника. – Мне жаль.

Кристиан раздраженно посмотрел на курьера, но быстро справился с эмоциями, и опять потер подбородок.

Желание эвакуировать людей с планеты говорило о том, что он прекрасно осознавал серьезность положения. "Ременты" – одна из самых опасных организаций, и горе тому поселению, которое становилось их мишенью. Они не гнушались ничем – от смертоносного вируса до взбесившейся местной фауны. Обычно их действия направлены на полное уничтожение одной из процветающих колоний. Диксон слышал, что у них есть своя философия о вселенском равновесии: если где-то кому-то хорошо, то лишь потому, что кому-то другому плохо. Решали они такую несправедливость своеобразно – разрушая миры, где жизнь, по их мнению, прекрасна.

Что ж, Новая Аятолла вполне в их вкусе, но магнитная аномалия служила естественной и вполне надежной защитой. Однако, "Ременты" добрались и сюда. С его, Диксона, помощью.

- Пойдем, покажешь мне, как все было, - произнес, наконец, Кристиан, и они вышли из административного здания. – Возможно, наши химики что-нибудь сумеют, - без особого энтузиазма продолжил он уже на улице. – Хотя с грызунами лучше огнемета так ничего и не придумали. – Он с улыбкой кивнул пробегающей мимо ватаге ребятишек. - Мы тут все друг за друга держимся, помогаем, иначе не выжить. – Словно рекламируя свой поселок сказал начальник.

Резкий женский визг с одного из дворов заставил его замолчать. Следующий вопль подстегнул их, и они кинулись на помощь.

***

- За день мы потеряли более двадцати домов, - командир охраны, встав по стойке "смирно", докладывал начальнику. – Они как будто разбирают их. Что касается людей…

- Людей они сжирают! – старший энергетик не выдержал, рявкнув на весь зал. – Вся моя смена стала для них кормом. На моих глазах!

В поселковой ратуше собралось все руководство – от начальника поселения до старшего агротехника. Диксон находился тут же - Кристиан повсюду таскал его за собой. Доклады прибывших не внушали оптимизма, назревала паника. Не давал ей начаться лишь уверенно-спокойный вид начальника поселения, который стоял, сложив руки на груди и подперев подбородок кулаком. Он слушал каждого предельно внимательно, не перебивая, не задавая вопросов, иногда слегка кивая - такая манера успокаивала нервничающих поселенцев.

А нервничать стоило. Твари из контейнера, которых Диксон принял за жуков, оказались крохотными рептилиями, быстро подросшими до тридцати сантиметров. Еще одно доказательство того, что на "Рементов" работают одни из лучших биотехнологов во Вселенной.

Незваных гостей Рендольф, старший биолог, назвал цирексами, и их было действительно много. Уже спустя пару часов появились первые жертвы среди людей – твари быстро рыли туннели и могли появиться в любом месте.

- Это хищники. Люди и животные для них пища. А вот зачем они разбирают дома - не понятно. – Старший биолог поправил очки. – И еще, я успел поверхностно изучить образец, который мне принес Джаред, - при этих словах командир охраны кивнул, продолжая стоять по стойке "смирно". – Информации пока мало, но могу сказать, что у них есть матка, и популяция цирексов будет расти, пока есть пища…

- Это сейчас неважно. Мы должны решить, что делать дальше. – Кристиан обвел всех взглядом.

Диксон стоял в стороне, сложив руки за спиной, и наблюдал за присутствующими. Это их планета, не его. Им ее и защищать. Он всего лишь выполнял свою работу. Альфа-курьеры не проверяют посылки, это нерушимое правило. Они их доставляют. Всегда. А то, что контрольная служба пропустила этот опасный груз – не его вина. Агенты «Рементов» есть везде, наверняка и в Центре Генетических разработок тоже.

Тем не менее, теперь он тесно связан с аятольцами. Правила карантина при биологической агрессии не позволяли покидать планету. Курьер подал голос:

- Мы можем вывести корабли эвакуации на околопланетную орбиту, дождаться затишья и пробраться через магнитную…

- А кто тебе слово давал?! – резко развернулся и угрожающе двинулся на курьера Джаред. – Если бы не ты, этого всего не было!

В глазах присутствующих Диксон ожидаемо читал полное согласие с прозвучавшими словами. Джареда он не боялся, все-таки слишком разный уровень подготовки. Вот только сейчас потасовка никому не нужна.

- Джаред!

Даже Диксона резкий голос начальника поселения заставил вздрогнуть. Остальные встрепенулись, командир охраны и вовсе отреагировал так, словно получил удар хлыста. Бросив злобный взгляд на курьера, он вернулся к начальнику и вновь встал по стойке "смирно".

- Сейчас не время. – Спокойно продолжил Кристиан. – Я хочу его выслушать.

- Да я, в общем-то, все сказал. На кораблях эвакуации население вывезем с планеты на орбиту. Там дождемся нужного момента и…

- Мы не сможем взять с собой достаточно припасов для того, чтобы переждать шестьдесят дней.

- Будем делать вылазки небольшими отрядами на челноках. Рискованно, но, на мой взгляд, приемлемый вариант.

"Мне бы до своего гиперспидера добраться, а там…"

Кристиан еще раз потер подбородок и повернулся к командиру охраны.

- Джаред, готовьте команду, надо проверить терминал. Выдвигаемся через пять минут. Я пойду, успокою людей.

Большая часть населения уже собралась в ратуше и около нее, остальные жители должны вскоре прибыть. Огромное здание когда-то являлось первым базовым пунктом будущей колонии. Вокруг патрулировали охранники с плазменными ружьями. Стационарный огнемет стоял непосредственно перед входом. Оборону ратуши организовали спешно, но достаточно надежно. По крайней мере, все старались так думать.

***

Двадцать человек быстро шли по улице в сторону терминала космопорта. Для Диксона было очевидно, что бойцы из отряда охраны малоопытные, однако он не заметил ни тени малодушия или неуверенности. Видимо, долг и честь – первые понятия, которые вбиваются в голову обитателям Новой Аятоллы.

Курьер шел замыкающим, рядом с Кристианом, прикидывая свои шансы добраться до гиперспидера. Возможность покинуть планету подстегивала его, но он старался не выдать своего возбуждения.

Перемещались быстро, почти бегом, постоянно оглядываясь по сторонам, внимательно изучая боковые проулки. Еще вчера оживленный и приятный на вид поселок изменился. Улицы опустели, не слышно ни разговоров, ни детских возгласов, ни шума работающей техники. Унылый вид некоторых развалившихся домиков дополнял рухнувший купол одной из трех энергетических подстанций. Видимо, металл был не по вкусу цирексам.

Это давило на Диксона, вызывая в нем ощущение неизбежной беды. Как и остальные, курьер всю дорогу ожидал столкнуться с выскочившими из под земли цирексами. Однако до терминала добрались без происшествий.

- Разделяемся, - скомандовал Кристиан. – Джаред берешь пятерых - и к Бункеру. Зачищаешь и ждешь команды. Если станет туго – зальешься… - они обменялись многозначительными взглядами. - Остальные со мной. Наша цель транспортные ворота. Если закрепимся там, дело сделано.

Створки открылись, все вошли внутрь. Терминал стандартный, сразу напротив них - пассажирский выход взлетным докам. Слева в стене тоннель к Бункеру, куда и двинулся Джаред со своим отрядом.

Диксон вместе с остальными бойцами должен был идти правее, там, в глубине, находился транспортный шлюз. Учитывая количество эвакуируемых, пассажирский проход явно не годился. Распол, старший энергетик, переведет контуры питания шлюзовых ворот на другую подстанцию, пока остальные обеспечат ему прикрытие.

Посмотрев в сторону Джареда, курьер увидел то, что заставило его притормозить. Аварийный выход в углу, за тоннелем к Бункеру. Через него можно попасть на стартовую площадку и добраться до гиперспидера – он хорошо знал план подобных терминалов.

Воспользовавшись тем, что шел последним, Диксон отступил, надеясь, что его отсутствие заметят не сразу. Он даже успел сделать несколько шагов по направлению к аварийному шлюзу.

Атака цирексов была настолько внезапной, что двое бойцов, шедших первыми, даже не успели выстрелить. Твари вырвались через пассажирский проход, но казалась, хлынули отовсюду, так их было много. Отвратительный визг атакующих рептилий наполнил терминал.

Надо отдать должное охранникам – будучи отменно натренированными, они тут же открыли огонь. Вспышки плазменных разрядов, огнеметные струи смогли приостановить поток атакующих цирексов. Оставив Джареда одного, его бойцы ринулись в бой, отвлекая рептилий на себя.

Диксон достаточно повидал за свою жизнь, чтобы быстро разобраться в ситуации. Силы слишком неравны, эти пятеро жертвовали собой, давая отступить остальным. Воспользовавшись тем, что цирексы переключились на них, Кристиан уже отводил своих людей назад.

Альфа-курьер оказался в самом невыгодном положении - между двумя отрядами. Отступающие отстреливались, приближаясь к выходу, и Диксон пытался присоединиться к ним, яростно поливая атакующих цирексов плазменными разрядами. Он успел увидеть, что из пятерых охранников, осталось трое, а ведь прошло лишь несколько секунд.

Внезапная боль в ноге заставила курьера вскрикнуть. Одна из тварей смогла-таки допрыгнуть до него и впиться в бедро, прокусив сверхпрочную ткань униформы. Он упал и, продолжая остервенело стрелять, пытался отползти к выходу. Еще один цирекс вцепился в бедро рядом с первым. Удерживая плазмомет одной рукой, другой Диксон умудрился схватить рептилию и оторвать от себя. В тот же миг зубы впились ему в запястья.

"Тебе конец!"

Снова этот голос.

Диксон безнадежно взглянул в сторону аварийного выхода и случайно посмотрел на Джареда. Тот уже открыл шлюз в Бункер и шагнул внутрь. Их взгляды встретились.

Было бы гораздо легче, если б Диксон увидел хоть каплю сомнения в том взгляде... Хоть какую-нибудь борьбу, толику нерешительности… Но на это не было даже намека. И поступок командира охраны дополнил и без того немаленький список событий, о которых Диксон старался забыть.

Джаред резко развернулся, нажал кнопку закрытия шлюза и бросился на помощь к курьеру, пинками отшвырнув несколько рептилий:

- Отвалите от него, твари! - Заорал он, вставая живым щитом между курьером и цирексами. Активируя огнемет, крикнул, не оборачиваясь, - отползай!

Второй раз просить не требовалось. Поддерживая своего защитника непрерывным огнем, Диксон старался как можно быстрее убраться подальше.

Надо сказать, что огнемет Джареда был гораздо мощнее, чем у других, совсем немного не дотягивая до стационарного. Струи пламени прожигали глубокие просветы в волнах наступающих цирексов. Командир охраны, как неприступный бастион сдерживал серо-зеленый поток рептилий, направляя огонь из стороны в сторону. Зрелище было почти завораживающим.

Цирексов было слишком много. Диксон пытался не дать им окружить командира, но плазмомет не справлялся с таким количеством целей. Твари смогли сомкнуть кольцо вокруг Джареда, одна из них вцепилась ему в щиколотку. Диксон стрелял и стрелял, даже закричал, словно крик мог заставить плазмомет вести огонь интенсивнее.

Отползая назад, он уперся спиной к стене, увидев рядом вход в Бункер. Надо лишь открыть шлюз и оказаться внутри. А там…

"Это не твой путь!"

- Не мой! – Прошептал Диксон и стал отползать вдоль стены к выходу из терминала, непрерывно стреляя в цирексов, атакующих Джареда. Тот стоял на одном колене, поливая тварей вокруг себя струями пламени. В какой-то момент он взглянул на отползающего от Бункера курьера. Диксон прочел в глазах сначала удивление, непонимание, затем презрение. А потом – ничего, Джаред исчез под волной цирексов. Следующей жертвой должен был стать альфа-курьер. Он даже не понял что кричит, стреляя в рептилий, и что его уже кто-то тащит за воротник к выходу.

Лишь оказавшись на улице, курьер умолк, кто-то из бойцов сделал ему несколько уколов в ногу. Через пару секунд лекарство подействовало, и он отключился.

***

Очнувшись, Диксон первым делом потрогал бедро - вроде бы все в порядке, осталось лишь небольшое онемение. Голова слегка кружилась.

Они стояли у здания ратуши. Распол, который и вытащил его из терминала, накинулся на курьера, увидев, что тот пришел в себя:

- Почему ты не пошел внутрь?! – старший энергетик тряс его, схватив за грудки. – Почему отполз от Бункера? Почему не стал Хордом?

Распол был крупным мужчиной крепкого телосложения, и его действия со стороны выглядели довольно угрожающе. Басовитый громкий голос усиливал впечатление. Тем не менее, Кристиан на этот раз не вмешивался, лишь наблюдая. А затем ответил вместо Диксона:

- Потому что ему на всех плевать. – Его голос, и без того внушающий уважение, звучал тверже обычного.- Стать Хордом для него означает расстаться с жизнью, а больше его ничего не интересует. – Начальник поселения, не отводя взгляда от курьера, говорил, чеканя слова, словно вколачивая их в голову каждого, кто их слышал. – Спросите его, почему он отстал от отряда и оказался один?

Все вопросительно посмотрели на Диксона, ожидая ответа. Тот молчал.

- Потому что он пытался пройти к аварийному выходу. – Произнес Кристиан, словно сделал контрольный выстрел.

Распол, глядя курьеру в глаза, еще сильнее сжал кулаки, но потом бессильно опустил:

- Достойный человек погиб ради тебя, - тихо произнес старший энергетик и отступил.

Воцарилось молчание. Все смотрели на Диксона. С осуждением, непониманием, презрением. Тишину прервал Кристиан:

- Мы должны вернуться. Цирексы нас не преследовали, скорее всего, отступили в свои норы. Нельзя терять времени. Разделяться не будем – наша задача зайти в Бункер. А уж потом решим все остальное. – Он посмотрел на курьера. – Его уведите. Он арестован по обвинению во всем, что здесь случилось.

Распол и один из охранников взяли курьера под локти, и повели в ратушу. Диксон взглянул вслед отряду, направляющемуся к терминалу. На этот раз они перемещались бегом, три десятка человек - Кристиан забрал половину бойцов, охраняющих ратушу. Штурм терминала – последняя надежда аятолльцев.

Диксон рассчитывал, что онемение ноги пройдет через минуту-другую. Тогда его не смогут удержать ни Распол, ни остальные охранники. Надо успеть к терминалу вовремя. Если там завяжется бой, ему, возможно, удастся пробраться к взлетным докам.

У входа в ратушу боец, сидящий за пультом стационарного огнемета, хмуро взглянул на курьера.

Земля под ногами неожиданно задрожала. Конвоиры скорее повели Диксона в здание. Огнеметчик положил руку на пульт, ствол орудия качнулся из стороны в сторону.

Все случилось, когда они зашли внутрь. От внезапного подземного толчка Диксон с трудом удержался на ногах. Посреди холла пол внезапно треснул и из него появился двухметровый рог. Раздался знакомый визг, рог исчез, и через пару секунд снова вырвался, разбросав вокруг куски армированного бетона. Из образовавшейся дыры показалась огромная пасть. Несомненно, это был цирекс, только гораздо крупнее. Громкий рев сотряс здание ратуши и из дыры выскочили рептилии – мелкие, уже знакомые, в отличие от того, который остался внизу.

Шок от увиденного прошел быстро. Жители поселка, собравшиеся в ратуше, с криками побежали по коридорам, ища укрытия в помещениях.

Несколько цирексов устремились в сторону Диксона и его конвоиров. Охранник тут же открыл огонь, плазменными сгустками испепеляя тварей одну за другой. Старший энергетик, все еще держа курьера за локоть, оттолкнул его назад и закрыл собой. Одна из тварей прыгнула, метя в Диксона, но впилась зубами в выставленный вперед локоть Распола. Взревев, тот оторвал от себя рептилию, размазал ударом об стену и тоже открыл огонь из плазмомета. Оказавшийся позади Диксон, все еще нетвердо стоящий на ногах, чувствовал себя совершенно беззащитным.

Среди общей паники охранники с удивительным хладнокровием вели огонь по рептилиям. Заняв позиции вокруг дыры в полу, они смогли не только остановить немногочисленный поток цирексов, но и перейти в наступление. Перекрестным огнем загнав тварей обратно, бойцы, непрерывно стреляли, не позволяя им выскочить.

Это длилось лишь несколько секунд. А потом снова раздался жуткий рев и целый фонтан рептилий вырвался наружу, заполнив собой холл, накрыв охранников, пустив серо-зеленые потоки по коридорам.

Диксон почувствовал, как уперся спиной во входную дверь. Огнемет перед зданием! Распахнув огромные створки, он закричал:

- Огнемет сюда! Огнемет! – и отступил в сторону, ожидая огненной струи в дверной проем.

- С ума сошел?! Там же люди! – оператор схватил свой плазмомет и бросился, внутрь, в кишащее цирексами здание.

- Их не спасти, - пробормотал курьер, подойдя к огнемету и разворачивая его к ратуше.

"Беги!"

Внезапно он осознал, что это его шанс. Удастся пробраться к кораблю или нет, но самое безопасное место на планете - рядом с Хордом. Все еще прихрамывая, он побежал к терминалу, оставляя позади отвратительный визг цирексов и предсмертные вопли сражающихся с ними людей…

***

…Почему-то он вновь был десятилетним ребенком. Его первый дальний выход к Быстрым Водопадам, первая долгая рыбалка…

Понятия семьи на Дальних Соксах не существовало. Каждый мужчина в поселке назывался отцом. Любой из них, возвращаясь с охоты или с рыбалки, вваливался в первый же дом, хозяйка которого свободна. Если ему нравилось – оставался на ночь. Угодит хозяйка в постели – поделится добычей, при особой удаче даже поживет пару дней. Может крышу залатает, покосившуюся дверь поправит. Женщина изо всех сил обхаживала его, старалась удержать подольше, пока не закончится еда. Потом отец уходил на охоту, снимал именной кожаный значок с крючка на двери, что означало - дом свободен. А хозяйка ждала, когда к ней придет кто-нибудь из очередных отцов. Бывало, если никто не заходил, жилище превращалось в брошенный, пустой склеп.

Пять лет мать чудом укрывала его от отцов. Детей мужчины не любили, видя в них соперников, отвлекающих внимание женщины. С приходом отца ребятня старалась скрыться. Те, что помладше – прятались, те, что постарше – сбегали. Попавшихся под руку детей мужчины били, зачастую до смерти.

Когда Диксону было пять, он очередной раз убежал из дома, от неожиданно ввалившегося к ним отца. Потом тот ушел, но мать не пустила сына обратно. Сказала, что и так долго о нем заботилась.

Диксон прятался в подворотнях, в пустующих домах, ища хоть что-то съестное в мусорных кучах. Порой дрался из-за еды с такими же, как он. Иногда удавалось что-то украсть. Это было самое рискованное – за воровство отцы убивали.

Тогда он впервые подошел к Ограде. Детский ум не мог понять, что такое космодром, звездолеты, другие планеты. Но мальчик почувствовал, что там его ждет другой, лучший мир. Взлетные доки за Оградой принадлежали Галактической Федерации, как и на любой другой планете.

Когда исполнилось восемь, его взял себе Руида. Каждый мальчик должен найти покровителя, чтобы выжить. Если удавалось – тот обучал его всему, что умел сам - искусству охоты и рыбалки, кое-каким ремеслам. Без покровителя никогда не стать отцом.

…В те дни они пошли на рыбалку. Идти пришлось далеко, к Быстрым Водопадам. Диксон должен был служить покровителю - следить за костром, помогать разделывать добычу и выполнять другую мелкую работу.

На четвертый или пятый день рыбалки Руида с утра заговорил о возвращении, мягкой постели, вкусной еде, нескучных ночах рядом с женщиной... Однако рыбы они наловили мало, поэтому и без того раздражительный отец злился.

- Помоги распутать! – крикнул он Диксону, возясь на берегу со снастями.

Диксон, зевая, поднялся и с неохотой отошел от костра. Подойдя ближе он, все еще сонный, задел кузовок с личинками для наживки. Те, извиваясь, высыпались на мягкую землю.

Не такая уж большая провинность, мальчик наклонился и стал быстро собирать их обратно в кузовок…

От сильной оплеухи он отлетел метра на два.

- Улова мало, а ты еще мне вредишь! – заорал Руида, бросаясь к не успевшему подняться мальчишке.

Навалившись всем телом на Диксона и придавив его к земле, отец стал бить его открытой ладонью по лицу.

Даже закаленный в уличных драках подросток не способен дать отпор взрослому сильному мужчине. Диксон извивался под отцом, закрывал лицо руками, но молчал, стиснув зубы.

- Ах ты… - внезапно что-то в Руиде изменилось. Он перестал его бить, схватил одной рукой за плечо и попытался перевернуть мальчика на живот. Другой рукой стал судорожно копошиться где-то возле пояса.

Диксон был уже достаточно взрослым, чтобы понять, что хочет сделать отец. Он закричал, удвоил усилия, чтобы вырваться…

Внезапно Руида замер и рассыпался на сотни маленьких личинок. Мальчик вскочил, с отвращением стряхивая их с себя. Падая на землю, те сразу же зарывались в нее, но через несколько секунд появлялись, вырастая, становясь цирексами. Вот уже десятки, сотни тварей кружились вокруг него в неистовом танце…

- Нет! Все было не так! – Диксон в ужасе вскочил, не понимая, что это был сон. Сердце колотилось в груди, в ушах все еще стоял отвратительный визг цирексов, спина покрылась липким потом. – Все не так было, - сказал он шепотом, садясь на пол и прислоняясь к стене. Попытался запретить воспоминаниям всплыть, но не смог.

Память вернула его туда, к Водопадам… Придавленный отцом, закричал, понимая, что тот собирается сделать. Случайно нащупал какую-то ветку под рукой, схватил ее и воткнул Руиде в глаз. Тот упал, дико завывая, свернулся в калачик и вцепился в ветку, не решаясь вытащить. Диксон вскочил и бросился в лес.

Он обречен. Любой отец при встрече убил бы его, а покровителя у него больше не будет никогда.

Ему повезло. В Дальние Соксы прибыл альфа-курьер, доставив старейшинам какую-то посылку. Диксон смог прошмыгнуть за ним в терминал и уговорил взять с собой.

Он до сих пор помнил полный брезгливого отвращения взгляд, но в тот момент это было неважно.

- Будешь делать все, что я скажу, - сказал тогда курьер. Диксон с радостью согласился. Разве от альфа-курьеров можно ожидать чего-то плохого? Даже в Дальних Соксах к ним относились с почтением.

Он и представить не мог, насколько представление людей отличается от того, что было на самом деле. Что все рассказы о долге, чести, высокой морали и других возвышенных качествах альфа-курьеров – не более чем миф, активно поддерживаемые слухи. Что отношение к мальчику в той среде окажется ничуть не лучше, чем жизнь в родном поселке. Бывало, он даже сожалел, что не остался в Дальних Соксах на верную смерть…

Курьер мотнул головой, прогоняя воспоминания.

"Ты так долго жил в аду, и наконец-то нашел рай…"

- И он рухнул на моих глазах, - ответил он.

"Твой злой рок!"

Диксон поднялся. Нельзя разговаривать с этим голосом. Так ведь и с ума сойти недолго. Его и так беспокоили появившиеся провалы в памяти.

Сегодня - шестые сутки его одиночества на Новой Аятолле. В тот злополучный день отряд Кристиана так и не добрался до Бункера.

Надо еще раз попытать счастья в терминале. Каждый день он пробовал дойти до аварийного шлюза. Дважды ему удавалось добраться до входа в Бункер, но не дальше. Твари словно поджидали его, появляясь через считанные секунды после того, как он входил.

Курьер начал спускаться с крыши разрушенной подстанции. Больше двух часов на одном месте находиться нельзя – появлялись цирексы. Но этот купол – исключение. К металлу они безразличны, поэтому он устроил там свое убежище.

Диксон посмотрел на стену, ограждающую космодром. Она уходила полукругом в обе стороны, упираясь в Купол и исчезая за ним. Преодолеть ее не представлялось возможным. Он подумал, что снова его шанс на спасение находится за стеной.

Выхода не было – рано или поздно его найдут цирексы. Если ничего не изменится, то на стартовую площадку не пройти. Впрочем, там, скорее всего, его встретят сотни тварей, которые не позволят добраться до гиперспидера.

Остается одно - залить себя в Хорда. Тогда от мерзких тварей, оккупировавших Новую Аятоллу останутся лишь воспоминания.

- Проклятье! – выругался он вслух.

Конечно, стать Хордом – верный способ одолеть цирексов. Вот только… Стоит ли расставаться с жизнью ради этой победы, когда ты на планете один-одинешенек? В чем смысл? Выбор, кажущийся очевидным, на самом деле не так уж и прост.

Дожить свои дни человеком, прячась, постоянно ожидая атаки цирексов, но, все же, оставаясь собой. Или же превратиться в машину для убийств, зачистить планету, лишившись личности навсегда?

Диксону не нравились оба варианта, но первый был все-таки ближе, даже привычнее. Опыт прошлого как раз и помогает ему выжить сейчас. С принятием решения можно пока повременить.

Он подумал о Хорде - воплощение передовых, во многом уникальных технологий. Его создатели позаботились обо всем. Новейшее вооружение, современные механизмы защиты, безошибочный тактический интеллектуальный модуль. Единственное, что не смогли ему дать разработчики – это личность. А без нее Хорд - не Хорд, а обычный боевой робот.

- И зачем она ему? - зло произнес Диксон, проклиная нейрокибернетиков.

Впрочем, ответ он прекрасно знал. При прочих равных, актуальные показатели Хордов говорят о пяти - семикратном превосходстве над боевыми роботами. Статистика – вещь упрямая.

Стать Хордом – почетно. Гораздо более почетно, чем быть альфа-курьером. Слово «Хорд» приравнивалось к слову «герой». Но только не для Диксона…

***

У ратуши Диксон провозился около двух часов. В одиночку очень непросто погрузить стационарный огнемет на транспортировочную платформу. Наконец, ему это удалось, и он позволил себе присесть на станину и передохнуть.

Шорох за ближайшим домом заставил его насторожиться и стиснуть плазмомет. Шум повторился, и Диксон медленно повернул стационарный огнемет в том направлении.

Она выглянула из-за угла, а потом вышла, затравленно озираясь по сторонам. Девочка, лет двенадцати. Курьер настолько опешил, что привстал со своего места, судорожно соображая – не может ли это быть галлюцинацией, подобно тому голосу в голове.

Девочка увидела Диксона, остановилась, а потом бросилась к нему. Он успел спуститься к с платформы, прежде чем она подбежала и, рыдая, уткнулась ему в грудь.

Курьер растерялся, не представляя, что делать в такой ситуации. Он приобнял девочку и замер, словно опасаясь, что она сейчас исчезнет.

Через минуту сквозь всхлипы можно было разобрать слова:

- Я… я… думала… что одна… - она снова разрыдалась.

Спустя какое-то время девочка немного успокоилась и, отстранившись от курьера, отступила на шаг:

- Вы – альфа-курьер? – И с надеждой в голосе продолжила, - а еще кто-нибудь есть?

Диксон отрицательно покачал головой. Вопреки его ожиданиям, она лишь стиснула зубы, губы сжались в узкую полоску, проступили скулы.

- Меня зовут Лика, - неожиданно серьезно сказала она.

- Где ты пряталась? Здесь ведь никого не было, – курьер никак не мог понять, откуда девчонка взялась. За эти дни он обошел весь поселок, заглядывая в каждый дом в поисках живых.

- Я из восточного Купола.

Ну конечно! Колония состояла из трех соединенных тоннелями поселков под защитными Куполами. Находясь в центральном, он не смог пробраться в остальные – проходы замуровали, когда все жители прибыли для эвакуации.

- Там больше никого не осталось?

Настала ее очередь отрицательно мотнуть головой.

- Мы с Томми не успели. Отец велел нам идти со всеми, но мы решили спрятаться в гараже. А потом… - она сделала паузу, сделала несколько глубоких вздохов, - вчера мы решились идти сюда. Тоннель был закрыт, но рядом оказалась большая нора. По ней и пробрались сюда. Вернее, только я... – Она вновь сделала паузу, слезы вновь побежали по щекам. Не обращая на них внимания, Лика посмотрела на Диксона. – Томми - это мой брат…

Курьер лишь кивнул. Ему не хотелось торопить девчонку, но они и так слишком долго задержались на одном месте.

- Я пришла, чтобы стать Хордом. – Вдруг сказала она. Диксон даже опешил – настолько твердым был ее голос. - А почему ты… - девочка подозрительно посмотрела на курьера.

- Я пытался. – Он старался быть убедительным. – Но эти твари не дают пробраться к Бункеру. – Он знал, что Лика вряд ли станет сомневаться в словах альфа-курьера. - Если мы пойдем вдвоем, у нас получится, - заговорил он, делая вид, что подумал об этом только что. – Один отвлечет их, другой проберется внутрь.

- Дай мне оружие, и я отвлеку их, будь уверен, - сказала Лика с готовностью.

Нотки сожаления прозвучали в ее голосе. Она сама этого хотела. Диксон наклонился, и посмотрел ей в глаза. Предав голосу максимальную твердость, он произнес:

- Мы не можем рисковать. В Бункер пойдешь ты, я буду тебя прикрывать.- Он сделал паузу.- Справишься?

Быстрым движением она вытерла слезы, и молча кивнула. Диксон выпрямился, подошел к платформе с огнеметом и толкнул перед собой:

- Мы возьмем с собой этого "друга", - сказал курьер с энтузиазмом. – Кстати, меня зовут Диксон.

Наконец-то он обрел надежду, даже больше – уверенность, что теперь все сложится хорошо. Хорд спалит многотысячную армию цирексов, зальет огнем все их норы. Потом доберется до гнезда, уничтожит матку… Но Диксон уже будет далеко...

***

Платформа с огнеметом оказалась слишком большой и неуклюжей, и они потратили непозволительно много времени, впихивая ее в шлюз. Однако, хлынувший из пассажирского прохода поток серо-зеленых рептилий не застал Диксона врасплох. Огнемет выдохнул струю пламени, остановив цирексов и заставив их отступить.

- Пошла! - крикнул он Лике. Проскочив мимо него, девочка бросилась ко входу в Бункер.

Страшный удар сотряс транспортные ворота – настолько сильный, что Диксон почувствовал, как платформа под ним пошатнулась. Подбежавшая к Бункеру Лика, обернулась как раз в тот момент, когда створки рухнули вперед. За ними стоял массивный, приземистый цирекс.

Курьер замер, однако, его ошарашил не вид новой твари. Позади огромной рептилии его взору наконец-то предстала взлетная площадка. Но вместо своего гиперспидера он увидел огромную кучу строительного мусора и прочего хлама.

Цирексы устроили из его корабля гнездо.

- Диксон! – закричала Лика.

Видимо, она неправильно поняла причину его растерянности. Вместо того чтобы зайти в шлюзовую камеру, девочка развернулась к курьеру и даже успела сделать пару шагов. В этот момент цирекс мотнул головой и плюнул в нее зеленоватой струей. Лика ловко отскочила. Если б не стена позади, возможно ей удалось бы увернуться. Плевок угодил в пол, который тут же начал плавиться, но какая-то часть все же попала ей на ноги.

Лика упала и страшно закричала – кислота моментально прожгла одежду и попала на кожу. Ее крик превратился в глухое бульканье, когда второй плевок накрыл ее целиком.

Диксон взвыл, и, направив огнемет на тварь, залил ее пламенем под оглушительный предсмертный рев. Потом схватил плазмомет и направился к ней, стреляя по обуглившимся останкам.

- Это был мой шанс! Последний шанс убраться с этой проклятой планеты! - кричал он, выпуская сгустки плазмы в огромную голову уже мертвой рептилии.

Он взглянул на взлетную площадку. Серо-зеленые ручейки цирексов вытекали из гнезда и собираясь в один поток.

Нет, это еще не конец. Он должен проверить другие Купола. Если девчонка смогла проползти через нору, то и ему удастся. Должен остаться еще хоть кто-то.

Пятясь, Диксон направился к выходу из терминала, заблокированного задней частью платформы. Он понял, что опоздал, увидев, как огромный цирекс с улицы пытался просунуть голову в терминал. Курьеру ничего не оставалось, как броситься в шлюзовую камеру Бункера и закрыть створки.

Он сел на пол и засмеялся.

- Не было никакого выбора, - хохотал он, - изначально не было.

"Был! И сейчас есть. Открой шлюз, выйди к ним и погибни сражаясь! Человеком!"

- Это не выбор! Это смерть!

"Тебе в любом случае смерть!"

- Есть разница, - сказал курьер, решительно поднимаясь и направляясь массивной двери. Помедлил мгновение и открыл ее.

Хорд был настолько огромный, что верхней частью практически упирался в потолок.

"Метров двадцать", - безразлично отметил Диксон.

Он даже не стал его разглядывать. Ему уже приходилось видеть эти творения милитаристской робокибернетики, а сейчас не время любоваться и восхищаться.

Злость наполнила его, подступив к горлу, заставив до боли стиснуть зубы. Он отомстит этим тварям. Нет, не за то, что разрушили этот уютный мир, убив всех его обитателей.

За то, что не позволили улететь. За то что не оставили ему выбора. За то, что он обречен стать машиной для убийств.

Курьер нацепил шлем, уселся в кресло. Манипуляторы в подлокотниках обхватили его запястья. Залиться в Хорда – процедура не из приятных.

"Думаешь, ты достоин?"

- Это неважно, - с усмешкой ответил Диксон.

Нейрокибернетики не смогли создать искусственную личность, зато научились переносить человеческую в компьютер. Программные фильтры отсеивали все отрицательные стороны – злоба, ненависть, презрение. А также некоторые положительные – любовь, сострадание, нежность…

Выделялись и многократно усиливались лишь необходимые качества – воля к победе, долг, отвага, честь…

Он не очень в этом разбирался, но знал, что каким бы ни был человек-донор – хоть закоренелый преступник – Хорд все равно будет героем.

… Его словно отстранили от управления сознанием, сделав просто зрителем. Он наблюдал, как невидимые инструменты с хирургической точностью препарируют его личность, отсекая то, что считали ненужным.

- Нет, пожалуйста, это так больно, если б я знал… Осторожно, это ведь мое, оно ценно, оно нужно, не будет мешать… Нет, не так, аккуратнее… Пожалуйста, пожалуйста, я не хочу, нет, не надо…Нет… Нет…

"НЕТ! Я сказал – НЕТ!!!"

***

Диксон очнулся, сидя в кресле.

- Я не Хорд?

"Нет".

Диксон непонимающе взглянул на экран управляющего терминала. На мониторе светилась надпись, требующая действий оператора.

"Подключено более одной личности. Сделайте выбор".

Какое-то время курьер непонимающе смотрел на экран. Потом обреченно откинулся на спинку кресла. Теперь понятно, что это за голос у него в голове и откуда появились провалы в памяти. Он все же опоздал. Шесть дней одиночества окончательно свели его с ума, позволив слабому зародышу второй личности вырасти и занять полноправное место в сознании.

Неважно. Простой командой он может запустить процесс дальше. Диксон дернулся в кресле, но манипуляторы держали крепко. Курьер закричал, пытаясь вырваться. Громко ругаясь, он не сразу понял, что голос в голове хохочет.

"Не быть тебе героем!"

Шлюзовая створка в нижнем углу стала плавиться. Через минуту в образовавшуюся дыру вылез первый цирекс.

Свой плазмомет он оставил на столе, но браслеты на запястьях снабжены иглометами. Шестьдесят зарядов.

Первым же выстрелом он снес цирексу голову, оставив серо-зеленую кляксу на стене, но на его месте тут же появился следующий.

Стараясь сохранить остатки рассудка, Диксон стрелял, яростными воплями стараясь перекричать мерзкий хохот у себя в голове.

Прежде чем закончились заряды, его сознание провалилось в зияющую бездну, наполненную злобой, ненавистью и страхом...


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования