Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Alica Lerette - Восточный ветер

Alica Lerette - Восточный ветер

 
За одну Алерию до отбытия  
 
 
Кай, растянувшись на животе, лежал на низкой жесткой кровати. Глаза продолжали слипаться, но мальчик упорно старался держать их открытыми. Он ждал. Сегодня, в первой четверти Алерии, отец обещал рассказать одну какую-то очень важную весть. Алика должна была прийти за братом с минуты на минуту, поэтому Кай, чувствуя, как сон постепенно начинает овладевать его разумом, встряхивался и потирал красные от усталости глаза.
 
 
Дверь с тихим скрежетом отъехала в сторону, зацокали маленькие девичьи каблучки, и через пару секунд Кай увидел худые ноги, обутые в красные башмачки.
 
 
- Спишь? – недовольство и обида прозвучали в голосе сестры. Она присела на угол кровати: Кай почувствовал, как ложе немного прогнулось, слегка скрипнув.
 
 
- Нет, – Кай поднял взъерошенную голову с подушки и обернулся на сестру.
 
 
Алика была взволнована, синие глаза её блестели от предвкушения чего-то нового и неизведанного, а всегда аккуратная коса сегодня растрепалась не на шутку. Невзначай Кай заметил, что так сестре шло гораздо больше.
 
 
- Я не могу дождаться, – пожаловалась Алика, от нетерпения постукивая ногой. Её бледная кожа слегка светилась в полумраке комнаты.
 
 
- Я тоже, – Мальчик сел на кровати, прогоняя остатки сна, – Я думал, ты пришла позвать меня к отцу.
 
 
Алика тихо рассмеялась, прикрыв рот ладонью.
 
 
- Ты же знаешь, что отец никогда бы не рассказал что-то мне, не оповестив вначале тебя, - девочка опустила глаза и прикоснулась к руке брата-близнеца. Тот дернулся было, но не отстранился, хотя в Алерии было непринято касаться даже самых близких людей.
 
 
- Я надеялась, ты что-нибудь знаешь, – продолжала Алика, –мой маленький братец.
 
 
Кай усмехнулся, ничуть не обидевшись на колкость сестры.
 
 
- Зато я пою хорошо, – заявил мальчик, на что Алика закатила глаза.
 
 
- Это-то тут причём? – с шутливым вздохом удивилась сестра, – к тому же не так уж хорошо…
 
 
- Брось, все в Алерии признают, что мой голос просто божественен! – заулыбался Кай, слегка прищурив ярко синие глаза, - А ещё все знают, что моя сестрица завывает не лучше морки!
 
 
Алика рассмеялась в голос.
 
 
- И морку приплёл! Чем тебе не угодил этот пушистый зверёк? – с притворным упрёком обратилась девочка к брату.
 
 
- Голос у него противный, – Кай потёр глаза, которые снова начали слипаться, – Как же спать хочется…
 
 
Алика только открыла рот, чтобы ответить, как дверь с тихим скрежетом отворилась вновь. На пороге возник маленький робот "Спориут" – один из вечных посыльных, которыми пользовались члены знатных семей.
 
 
- Господин Зевиус ожидает господина Кайллона и госпожу Аликиду. Пожалуйста, следуйте за мной, – размеренно проговорил робот приятным мужским голосом.
 
 
Близнецы переглянулись и, улыбнувшись друг другу ободряющими улыбками, одновременно поднялись с кровати. "Спориут" заскользил впереди ребят по широкому коридору, указывая путь. С правой стороны тянулись выходы к другим разветвлениям коридора, изредка попадались двери. Ещё реже встречались алериане: время было позднее, большинство жителей, доделав свои повседневные дела, отправлялись отдыхать. С левой же стороны коридора и сверху открывался потрясающий вид на Галактику Фрео. Но, так как Алерия был мобильным космическим городом, "пейзаж" за прозрачной стеной время от времени менялся. Кай обожал звёздное небо. Оно всегда было рядом, за стеклом. Казалось, приложи ухо к прозрачной стене, и услышишь шёпот Вселенной.
 
 
От размышлений мальчика отвлёк пронзительный крик: двое одетых в служебную форму алареанов вели под руки другого, грязного, оборванного и покалеченного беднягу. Несчастный извивался в руках своих мучителей, с мольбой взывал к их разуму и душе. Когда процессия проходила мимо детей и робота-проводника, пойманный с отчаянием взглянул на близнецов, узнавая в них потомков знатного рода. Губы его зашевелились в беззвучной просьбе, и в тот же миг один из сопровождающих резко ударил беднягу по голове. Алика бросилась было на помощь, но Кай удержал её за руку, отрицательно покачав головой. Он знал слабость сестры: она сострадала всем и каждому, но здесь, в Алерии, это было неуместно.
 
 
Тех, кто не мог или не хотел приносить пользу обществу, уничтожали. Таков был главный закон космического города. Алика, хоть и жила в этом мире с самого рождения, никак не могла привыкнуть к суровым законам. Кай в тайне разделял её взгляды, но высказать их устоявшейся системе привело бы к уничтожению всего их рода. Однако мальчик не мог не согласиться, что эти законы – мера вынужденная. В Алерии ограничены ресурсы, поэтому было бы расточительством содержать ещё и бесполезных членов общества. Кай уже почти свыкся с мыслью, что, когда он тоже перестанет быть нужным, его тоже уничтожат. А вот Алика до сих пор не смирилась. В любом случае, думать о смерти было ещё очень рано.
 
 
Алика выдернула руку из рук брата и окинула его презрительным взглядом. Хоть девочка и понимала невозможность помочь бедняге, ей все равно было непонятно безразличие Кая и всех окружающих к судьбе таких алериан.
 
 
Коридор, по которому шли дети и робот-сопровождающий, пару раз поворачивал направо. Через несколько минут они, наконец, остановились перед большой металлической дверью. Та незамедлительно отъехала в стороны, пропуская брата и сестру внутрь огромного, роскошно обставленного помещения. Робот-проводник остался в коридоре и, как только близнецы переступили порог апартаментов своего отца, скрылся из виду.
 
 
Зевиус восседал за шикарным столом, спиной к двери, а маленький приборчик "Приро" записывал мысли своего хозяина. Зевиус составлял письмо для правителя Алерии, Хроина.
 
 
Услышав позади себя шаги, он обернулся на вошедших. Улыбка, больше напоминавшая судорогу, промелькнула на его совсем ещё молодом лице.
 
 
- Присаживайтесь, дети мои, – проговорил Зевиус, вставая из-за стола и жестом приказывая "Приро" прекратить запись мыслей, – у меня к вам серьёзный разговор.
 
 
Кай и Алика расположились на небольшом диване и приготовились слушать отца.
 
 
- Запас энергии в Алерии подходит к концу. Мы находимся не так далеко от Галактики Неория. На одной из планет Обитаемой системы, называемой Гео, у нас есть база, где мы сможем пополнить энергию. Вы знаете, что этим обычно занимаюсь я вместе со своей командой, но на этот раз я хочу взять вас с собой.
 
 
Кай и Алика переглянулись и оба заулыбались: межпланетное путешествие в их возрасте почти никогда не разрешалось. А тут отец, приближенный к Хроину, зовёт их с собой. Это будет настоящим приключением.
 
 
- Я поставлю в известность Хроина и, я думаю, он согласится. К тому же мне могут понадобиться ваши способности. Вылетаем сегодня, во второй четверти Алерии. С собой можете ничего не брать. Идите и готовьтесь.
 
 
Кай и Алика кивнули. Радостные улыбки все не сходили с их губ. Конечно, как и все алериане, они всегда были связаны с космосом, с самого раннего детства им было знакомо ощущение невесомости. Вселенная была для них домом, матерью и божеством, одарявшим каждого рожденного алериана какой-то особенной способностью. Именно этот дар определял, кем дитя станет в будущем и как долго сможет существовать. Близнецам повезло: Кай получил дар исцеления, а Алика – умение мысленно разговаривать с животными и дар успокоения.
 
 
 
За одну треть одной четверти Алерии до отбытия  
 
- Готовы? – спокойный голос Зевиуса оборвал весёлый разговор близнецов. Они стояли в огромном ангаре перед Звездолётом отца "М-3".
 
 
-Да! – почти в один голос отозвались дети. Настроение было приподнятое от предвкушения чего-то потрясающего.
 
 
- Это не развлекательная экскурсия, это важная миссия. Как только мы закончим, то сразу вернёмся домой. Ясно? – обратился к близнецам один из членов команды, Герис.
 
 
- Ясно, – отвлечённо ответил Кай. Его воображение было захвачено предстоящим путешествием и неизведанной планетой.
 
 
- Тогда на борт, – позвал Дис, проходя вперёд к опущенному трапу и неуклюже поднимаясь внутрь, – только не хулиганьте.
 
 
Кай и Алика последовали за ним. Им казалась невозможным медлительность основных членов команды, их степенность и размеренность действий. Брату и сестре хотелось быстрее увидеть Гео, ведь это будет первая настоящая планета, по которой они смогут пройтись.
 
 
 
Две четверти Алерии от отбытия  
 
Полёт длился уже около двух четвертей Алерии, и сон все-таки сморил Кай, несмотря на то, что мальчик постоянно пытался взбодриться. Тихие переговоры команды и мерное жужжание приборов ещё больше этому способствовали, и Кай, наконец, сдался. Проснулся он от того, что кто-то настойчиво тряс его за плечо. Мальчик неохотно открыл глаза. Перед ним стоял Зевиус с какими-то вещами в руках. Алики поблизости не было, хотя, когда Кай начал засыпать, она сидела по правую руку от него.
 
 
- Просыпайся, – твёрдым голосом произнёс Зевиус, усаживаясь рядом с сыном, - мне нужно тебя проинструктировать.
 
 
- А где Алика? – подобравшись в кресле, спросил Кай.
 
 
- Я передал ей необходимую информацию, пока ты спал. Опрометчиво с твоей стороны было пропускать такой важный разговор. Я, было, решил оставить всё как есть, но твоя сестра попросила тебя проинструктировать, – Зевиус ухмыльнулся, взглянув на озадаченное лицо мальчика.
 
 
- Итак, – продолжил он через минуту, так и не дождавшись ответа Кая, – на Гео притяжение гораздо сильнее, чем в Алерии, поэтому тебе покажется, что твоя масса увеличилась. Станет немного тяжелее ходить. Гео вращается вокруг светила, звезды, которую местные обитатели называют Солнцем.
 
 
- Местные обитатели? – переспросил Кай, желая узнать чуть больше об этом.
 
 
- Именно, - кивнул Зевиус, – зовутся людьми и внешне очень походят на нас. Они считают себя разумными существами.
 
 
- А как считают алериане? – заинтересовавшись, задал вопрос Кай.
 
 
- Чуть умнее морки, – рассмеялся Зевиус на вопрос сына, – ты отвлек меня… Итак, Гео вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси, из-за чего соответственно меняются времена года и день с ночью…
 
 
- Типа, Солнце определяет четверти Алерии? – уточнил Кай, взглянув в серые глаза отца.
 
 
- Грубо говоря, да, – нетерпеливо отозвался Зевиус, – Не перебивай меня. Помимо людей на планете обитает огромное количество живых существ. Например, наша морка – потомок медведя – животного, обитающего на Гео. Конечно же, она порядком изменилась, но родом она именно оттуда. И последнее, о чём тебе важно знать на данный момент: течение времени на Гео отличается от привычного нам. Век живых существ там короток. В Алерии время идёт для каждого жителя по-своему. Ты знаешь, что оно замедляется, чем старше алериан становится, поэтому в свои сорок с небольшим по исчислению Гео я выгляжу на двадцать четыре. А ты и Алика выглядите на двенадцать, хотя вам уже примерно около шестнадцати. Так вот, приблизившись к Гео, мы все приобретём вид в соответствии с биологическим возрастом, характерным для данной планеты. Понятно?
 
 
- Что-то не очень, – Кай нахмурился, пытаясь вникнуть в слова отца.
 
 
- Когда мы подлетим достаточно близко, твоё тело и тело Алики изменится. Вы превратитесь в шестнадцатилетних алериан. А я в сорокалетнего. И так изменятся все на этом корабле. Теперь ясно? – вздохнув, ещё раз объяснил Зевиус.
 
 
- Да, в целом все понятно, – Кай утвердительно кивнул головой.
 
 
- А вот твою сестру интересовал ещё один вопрос. И я ответил на него "Да", – заметил Зевиус, слегка усмехнувшись.
 
 
Внезапно, откуда-то из задней части корабля, раздался громкий девичий крик.
 
 
- Алика! – воскликнул Кай, вскакивая с места, когда рука отца схватила и сжала запястье сына. Тот нервно, даже злобно взглянул на отца и, попытавшись выдернуть руку из хватки Зевиуса, вновь рванулся на голос сестры.
 
 
- Успокойся, – твердым голосом произнес Зевиус, – ты ничем сейчас не сможешь ей помочь. С женщинами трансформация всегда происходит раньше. С тобой это произойдет чуть позже. И да, это очень больно.
 
 
- Об этом спрашивала Алика? О боли? – лицо Кая побледнело от беспокойства за сестру. Он все смотрел туда, откуда, как ему казалось, он услышал крик Алики.
 
 
- Да, – Зевиус кивнул и потянул Кая за руку, привлекая его внимание, – Пойдём. Я отведу тебя.
 
 
- Куда? – мальчик поднял затуманенный взгляд на отца. Видно было, что все мысли Кая были заняты беспокойством о сестре.
 
 
- О милосердная Вселенная, Алика поняла гораздо быстрее, – Зевиус потащил не сопротивляющегося сына в переднюю часть корабля, – Я же всё тебе объяснил!
 
 
- Алика будет в порядке? – голос Кая звучал взволновано. Он почувствовал лёгкое покалывание на кончиках пальцев, но не обратил на это никакого внимания.
 
 
- Она будет в норме, – уверил его Зевиус, подталкивая своего ошеломлённого отпрыска к одной из кают по правую сторону коридора.
 
 
Покалывание нарастало, постепенно переходя в несильную ноющую боль, и распространялось дальше по телу. К тому моменту, как отец с сыном зашли в каюту, всё тело Кая ныло, будто после тяжёлой тренировки. Стоять стало вдруг просто невыносимо, но мальчик храбрился, не желая выказывать слабость перед отцом.
 
 
- Держи, – Зевиус протянул сыну вещи, которые он всё это время держал в руках, – Переоденешься, когда всё закончится. Я знаю, что трансформация уже началась. Потерпи немного.
 
 
А затем Зевиус сделал то, что никогда раньше не позволял себе делать: ободряюще погладил сына по голове, растрепав его золотистые волосы.
 
 
Как только дверь за отцом закрылась, Кай упал на колени, сотрясаясь от нарастающей боли. Казалось, что каждую частичку тела разрывают на сотни кусочков. С губ Кая сорвался тихий стон, но он тут же прикусил губу. И тут же почувствовал солёный металлический вкус крови. Казалось, что трансформация приблизилась к своему завершению, но это было совсем не так. 
 
 
С десяток резких и сильных вспышек боли по всему телу заставили Кая закричать так пронзительно, как он никогда не кричал. Даже в тот раз, когда упал с учебного звездолёта и сломал обе ноги. Тогда та боль показалась ему невыносимой, но в этот раз он понял, как сильно ошибался. Кай упал на пол. Холод поверхности немного успокоил пылающую кожу мальчика. Кай сжал зубы и закрыл глаза, больше не позволив себе кричать, пока боль всё глубже проникала в его внутренности, делая тело старше. 
 
 
Он и представить себе не мог, что Зевиус всё ещё находился по ту сторону двери, сидел, прислонившись спиной к стене, и слышал каждый крик и стон сына, пытаясь подавить в себе чувство вины.
 
***
 
Кай не знал, сколько прошло времени до того момента, как он окончательно пришёл в себя. Он всё ещё лежал на полу, прислонившись щекой к гладкой поверхности, но уже чувствовал изменения, произошедшие с его телом. Поднявшись сначала на четвереньки, а затем в полный рост, Кай про себя отметил, что стал гораздо выше, как минимум сантиметров на пятнадцать. 
 
 
Он прошёлся по комнате, привыкая к новому телу, разминая мышцы, и оглядел каюту на наличие чего-нибудь похожего на зеркало. Не найдя ничего подходящего, Кай принялся за одежду, которую дал ему Зевиус. Переодевшись, он вышел в коридор, направляясь в центральную часть корабля, где обычно собиралась команда, оставляя управление звёздолётом кому-нибудь одному из основного состава и роботам, контролирующим состояние корабля.
 
 
По мере приближения Кай начал различать приглушённые голоса взрослых, и шаг парня ускорился. Он вошёл в Общий зал, и разговоры моментально затихли. Несколько секунд члены команды заинтересовано разглядывали Кая. Тот, в свою очередь, рассматривал их.
 
 
- Похорошел, – с улыбкой выдохнула Ародия, единственная женщина (не считая Алики) на корабле и, пожалуй, одна из самых красивых в Алерии. Даже прибавленные годы не сделали её лицо менее свежим и прекрасным.
 
 
- Хочешь взглянуть на себя? – спросил Эйдон, улыбаясь, от чего морщинки у глаз стали глубже.
 
 
Кай, все ещё отходя от потрясений и произошедших изменений, кивнул. Постаревший Герис протянул парню зеркало. Тот взял его и взглянул на гладкую поверхность. Оттуда на Кая смотрело прекрасное лицо смутно знакомого юноши. Парню было трудно осознать, что он видит именно своё отражение, а не рассматривает кого-то другого. Белокурые волосы слегка потемнели, черты лица, такие же тонкие и аккуратные, несколько вытянулись и изменились, превратив детское личико в юношеское. Но взгляд больших синих глаз не утратил мальчишеского азарта.
 
 
- Ну как? – заинтересованно спросила Ародия, внимательно наблюдая за реакцией Кая, – Стоило того?
 
 
- Это… – начал было парень, но осекся. Голос, некогда звонкий как колокольчик, стал грубее, но в то же время бархатистее. Кай попытался откашляться, но эта попытка вызвала лишь смех Ародии и улыбки остального экипажа.
 
 
- Привыкай, – посоветовала женщина, прикрыв рот ладонью, – Ну-ка скажи что-нибудь ещё!
 
 
Однако Кая интересовало не только изменение голоса. Алики всё ещё не было в Общем зале, хотя к этому времени, она должна была бы быть здесь.
 
 
- Где Алика? – спросил Кай, обращаясь к экипажу и стараясь скрыть свое беспокойство.
 
 
- Ну и кто теперь будет петь хуже морки? – парень моментально обернулся, узнав изменившийся насмешливый голос сестры. 
 
 
Она и правда стояла перед ним. Совсем другая, Алика стала выше, но всё же ростом не дотягивалась до брата. Длинные золотистые волосы были забраны в шикарную косу, а черты лица заострились. Алика превратилась в красивую девушку. Брат с сестрой, стоя напротив, рассматривали друг друга. Взгляд Кая скользнул ниже по выступающим ключицам, покатым плечам и задержался на заметно увеличившейся груди.
 
 
- Эй! Ты куда смотришь! – возмущённо вскрикнула Алика, от чего Кай тут же поднял глаза на её лицо, которое, к слову, сильно покраснело.
 
 
- Эй! – вновь крикнула Алика, заметив, что не только брат, но и члены экипажа уставились туда, куда не следует.
 
 
- Эм… Алика, одежда достаточно удобная? – спросил Зевиус, рассматривая дочь и оценивая её состояние после "превращения".
 
 
- Если честно, то жмет немного, – пробормотала Алика, опустив взгляд в пол, и, кажется, ещё сильнее покраснев, – Вот здесь.
 
 
Девушка легонько прикоснулась к узкому лифу платья.
 
 
- Хм… – протянул Зевиус, пытаясь развеять неловкость, повисшую в воздухе, – я так и подумал.
 
 
- Ах! – тихонько вздохнула Ародия, театрально отбрасывая прядь своих длинных волос назад, – Где моя молодость…
 
 
 
Последняя Алерия на Гео  
 
 
Алика, прозванная людьми Артемидой, сидела на берегу моря. Заходящее Солнце окрасило волны в алый цвет. Тьма ночи и свет Вселенной постепенно вступали в свои права, растекаясь с востока на запад. Тёплые волны ласкали ноги девушки, лёгкий, приятный бриз развевал её светлые волосы.
 
 
Алике хотелось запомнить каждое ощущение, каждый цвет и звук, будь то шум прибоя или шепот трав. Последняя четверть Алерии подходила к концу, а в душе у юной особы так и остались нерешенные вопросы. Ей не хотелось возвращаться, безумно не хотелось. Алика полюбила эту планету, как только её нога ступила на нагретую Солнцем поверхность. Она чувствовала безразмерное счастье, оно переполняло её грудь. Алике хотелось кричать, бежать, размахивая руками, прыгать, как обезумевшая…
 
 
Всё, что её окружало, было живо: зеленеющие растения, шепчущиеся между собой, многочисленные животные, поразившие воображение Алики, даже сама Гео. Нет, эта планета не была заключена в металлические оковы, как космический город Алерия. В этом месте всё было иначе. Это место было создано для счастья.
 
 
Постепенно в душе Алики росло особенное чувство, пока ещё непонятное полностью для неё самой. И сейчас это чувство достигло апогея: сейчас ей предстоял, наверное, самый важный выбор в своей жизни. Она могла вернуться в Алерию с братом и командой, прожить свою жизнь, как прикажет Зевиус и Хроин, подчиняться строгим правилам, возможно, добиться успехов в своей деятельности. Она бы, наверное, могла бы быть счастлива. Во всяком случае, на столько, на сколько это вообще возможно в Алерии.
 
 
Но был и другой вариант, который пленил все её мысли и всю её душу. Она хотела остаться в этом мире, полном гармонии и свободы, помогать людям найти свой путь и, если повезёт, найти саму себя. Только одно омрачало эти светлые мысли: Алика боялась потерять брата. Если бы ей удалось уговорить его остаться вместе с ней…
 
 
- Алика, – окликнул задумавшуюся "богиню" Кай, – нам пора собираться…
 
 
Он, да и все окружающие, уже привыкли к его голосу. Кроме того, петь хуже он не стал, поэтому люди, назвав близнеца Алики Аполлоном, сделали его "богом" Солнца и искусства. А его способность излечивать больных позволила назвать его и "богом" врачевания.
 
 
- Кай, – прошептала Алика так тихо, что звуки её голоса потонули в шуме прибоя, – Тебе здесь нравится?
 
 
Парень сел рядом с ней и приобнял сестру за плечи. Здесь, на Гео, законы Алерии действительно казались глупыми и неправильными. Именно здесь брата и сестру настигло осознание важности таких прикосновений: утешительных, ободряющих, искренних.
 
 
- Это лучшее место, что я когда-либо видел, – Кай уставился на горизонт, где море будто тянулось волнами-руками к далёкому небу.
 
 
Решение, только что принятое, показалось Алике опасным, безрассудным, но в то же время единственно верным.
 
 
- Я хочу остаться здесь, – тихие и уверенные слова поразили парня до глубины души, – И я прошу тебя остаться здесь со мной.
 
 
Алика подняла на него свои синие глаза. Был в них какой-то мятежный блеск, такой, что Кай сразу понял, какой важный перелом произошёл в душе Алики за такое недолгое время. Она всегда хотела жить иначе, не так, как живут в Алерии. А сейчас она была в шаге от своей мечты, которая, впрочем, могла привести её либо к счастью, либо к смерти.
 
 
- Что вы здесь оба делаете?! – громкий, похожий на рык, крик Зевиуса разорвал идиллию, создавшуюся между братом и сестрой, – Мы скоро отправляемся, а вы ещё не собрались! Быстро на корабль! Только вас и ждём!
 
 
Командир, сказав всё, что хотел, и, не сомневаясь в выполнении своего приказа, развернулся и пошёл назад. Сейчас, в эту секунду Алике ещё можно было отказаться от безумной мечты, но в душе у неё клокотало какое-то странное, доселе не известное чувство, которое тянуло её на совершенно иной путь.
 
 
- Отец! – вскрикнула Алика прежде, чем успела себя остановить, – Я не полечу в Алерию!
 
 
Она вскочила с песка и попыталась придать себе уверенный вид, но видно было, что девушка боялась отца. Кай встал рядом, чувствуя напряжение, повисшее в воздухе, и переводя взгляд с Зевиуса на сестру.
 
 
- Что ты такое говоришь, Алика?! – рявкнул Зевиус, резко повернувшись, – Мы вернёмся домой хочешь ты этого или нет!
 
 
- Я не пойду! – Алика выпрямилась и взглянула в глаза отца, – Я не могу жить в том месте, что ты называешь домом! Мне нравится здесь, на Гео. Эта планета стала мне гораздо ближе за пять Алерий, чем город, в котором я родилась и выросла. В Алерии я просто умру, я не выдержу!...
 
 
- Если не вернёшься в Алерию, умрёшь прямо сейчас и здесь, – Зевиус нацелил на свою повзрослевшую дочь маленький, но смертоносный бластер.
 
 
- Отец! – ошарашено воскликнул Кай, выскакивая вперёд и заслоняя собой сестру, – Что ты такое творишь?! Не смей даже поднимать на неё оружие!
 
 
- Молчи и не лезь! – глаза Зевиуса, казалось, метали молнии, – Хотя… Так, наверное, даже лучше! Давай Алика, ты можешь остаться, но тогда я убью твоего брата. Ну, выбирай! Жизнь Кая или эта чёртова планета?
 
 
Из глаз Алики потекли слёзы. Ей стало действительно страшно, но Алика готова была умереть сама, если бы знала, что отец не причинит вреда брату. Щёки девушки пылали нездоровым румянцем, мысли путались в голове, но Алика пыталась убедить себя в двух вещах: она никогда не вернётся в Алерию, и Зевиус никогда не убьёт Кая. Во всяком случае Алика надеялась на это. Девушка уже собиралась ответить, но её остановил голос брата.
 
 
- Тебе не нужно делать выбор, – Кай ласково улыбнулся сестре, глядя в её заплаканные глаза, а затем обратился к отцу с непоколебимой твёрдостью, – Я останусь здесь вместе с Аликой. И сегодня никто не умрёт.
 
 
На несколько мучительных секунд воцарилось молчание. Подул восточный ветер. Кай всё ещё прикрывал Алику собой, когда Зевиус, горько усмехнувшись, опустил бластер.
 
 
- Кто бы мог подумать, – пробормотал Зевиус, преодолевая расстояние до близнецов тремя шагами, – что вы можете оказаться такими смелыми. Когда-то давно мне не хватило храбрости сказать то же самое своему отцу.
 
 
Он прижал брата и сестру к своей груди и поцеловал каждого в лоб.
 
 
- Просто будьте осторожны. Не давай сестру в обиду, Кай. А ты, Алика, береги брата, – произнёс Зевиус напоследок, отпуская своих детей и повернувшись к ним спиной, – Ещё увидимся. Может быть…
 
 
Он ушёл слишком быстро, чтобы успеть его остановить. Зевиус будто надеялся, что его дети не пойдут за ним, будто с самого начала желал, чтобы брат и сестра пошли иным путём. Вскоре, Звездолет "М-З" поднялся над Гео и, замерев на пару секунду, будто прощаясь с оставшимися членами экипажа, молниеносно исчез из поля зрения.
 
 
Держась за руки, Алика и Кай ещё долго смотрели в след кораблю, уносившему их прошлое.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования