Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Антон Зуйков - Продавец воздуха

Антон Зуйков - Продавец воздуха

 
-Где она?
- Эндрю, дружище, ты только не волнуйся.
- Где она?! – Эндрю рывком открыл хлипкую дверь, и ворвался в комнату.
Его встретили грязные стены с полу оторванным обоями. Повсюду был разбросан мусор. В нос тут же ударил запах цветов. Три тела забились по углам с блуждающими взглядами. Ее среди них не было.
Эндрю подошел к одному из тел. Схватив за куртку, он рывком поставил наркомана на ноги, и прижал к стене. Худощавое тело казалось почти невесомым.
- Где моя дочь? – спросил Эндрю.
Наркоман недоуменно уставился на него. Глупая улыбочка не сходила с грязного лица.
- Девушка, Ненси. Подросток, - продолжил Эндрю, срываясь на крик, - отвечай, ублюдок!
- А, Ненси, детка, - наконец засмеялся наркоман, - Она решила глотнуть свежачка.
- Какого "свежачка"? - Эндрю снова тряхнул тело, приложив его затылком об стену.
- Ну ты тупой мужик, - зашипел наркоман, потирая затылок, - лучший свежачок за Куполом, это все знают.
Эндрю почувствовал, как его тело холодеет. Отпустив наркомана, он пулей вылетел из комнатушки. Ступеньки. Казалось, их пару сотен. Легкие горели, а дыхание со свистом вырывалось изо рта. Эндрю толкнул дверь, ведущую на улицу. На губах тут же появился кисловатый привкус. До ближайшего выхода из Купола пара кварталов. Эндрю побежал, не обращая внимания на готовые взорваться легкие.
- Эндрю, постой!
Ли Харпер бежал следом. Эндрю пожалел, что взял его с собой.
Поворот за угол. Один из пропускных пунктов. Толком не охраняется, выход за пределы Города свободный. Прозрачные стенки Купола позволяли видеть, что творится вне его. Грязь, мусор… и одинокое тело.
- Нет! – закричал Эндрю, рванув к выходу.
Что-то с силой толкнуло его в спину, и он налетел на Купол. Впечатался лицом в холодную стенку. Попробовал вырваться, но сзади надавили, заломив руки.
- Эндрю не надо! Там смерть! Ее уже не спасти!
Эндрю снова дернулся, но Ли держал крепко. Подготовка у него была получше. Эндрю оставалось лишь смотреть на тело своей дочери. Пестрые штаны, футболка. Рыжие волосы, раскиданные по грязи. Эндрю закрыл глаза, и заплакал. Он опоздал.
 
Эндрю Паркер сидел на обшарпанной скамейке, и смотрел на искусственные деревья. Настоящей зелени никто не видел уже много лет, люди сохранили ее только на старых фотографиях и видеозаписях. В голову Эндрю лезли тысячи мыслей, но он отмахивался от них. Успеется, еще будет время подумать. Сейчас он смотрел лишь на пластиковые листья. Когда-то, еще до Войны, когда на Земле росли сотни тысяч деревьев, листья на их ветвях колыхались под напором свежего ветерка. Пластиковые листья оставались неподвижны, а ветра тут отродясь не бывало. Эндрю позволил себе немного отвлечься и представил, как было бы здорово бросить все, и побродить по этим лесам. Почему люди этого не ценили? Как позволили всей этой красоте погибнуть?
"- Папа, а почему люди убили деревья?" – как-то спросила она. Ей было лет пять.
"Ненси…моя малышка". Эндрю покосился на пустой край скамейки. Казалось, что его дочь сидит рядом. Только протяни руку, и можно будет обнять ее и ласково потрепать по рыжей головке. Но рядом было пусто. Рядом, в квартире, в жизни. Без нее осталась одна сплошная пустота.
- Сэр!
Эндрю встрепенулся, и поднял голову. Перед ним стоял парнишка. Грязная одежда, помятый, глаза как будто затуманены. Наркоман. Не нужно было обладать особым складом ума, чтобы это понять.
- Сэр, у вас не найдется пары баксов? Тут такое дело, мать выгнала. Помогите, а? А то щас сдохну от голода.
Эндрю слушал паренька молча.
"А ведь наверняка мать его не выгоняла, – что-то кольнуло в груди, - интересно, Ненси так же выпрашивала деньги у стариков, сидящих в парках? Или может…нет, о таком даже думать мерзко"
- Как тебя зовут, парень? – прервал паренька Эндрю.
- Билли, сэр. Билли Бойл, можете записать. Я вам обязательно все отдам, - снова принялся за свое попрошайка.
- Как ты докатился до такого, Билли?
- До чего, сэр?
- До такой жизни. Нашел бы себе работу, девушку, жил бы и радовался.
Билли несколько секунд недоуменно смотрел на странного незнакомца.
- Ну, - протянул он, - так получилось.
- А что ты чувствуешь, когда… - Эндрю запнулся, - вдыхаешь?
Билли пожал худощавыми плечами.
- Эйфорию, блаженство! Хорошо мне становится. Прям там и вижу, как бегу по лугу, это если Луговой, цветами пахнет. Если Морской бриз, то по морю плаваю. Брызги летят, и на губах привкус соли.
Билли еще что-то говорил, но Эндрю перестал его слушать. Он смотрел на то, как мальчишка мечтательно закатывает глаза, и представлял на его месте свою дочь. Был ли у нее такой же затуманенный взгляд. Глаза…у нее были зеленые глаза. Какими они делались, когда очередная доза Воздуха попадала в ее легкие?
С тех пор, как он узнал о пристрастии Ненси, ему многое удалось узнать про этот наркотик. Хотя наркотиком это называть не совсем правильно.
После Войны, экология планеты, которая и без того пребывала не в лучшем состоянии, окончательно погибла. С природой творилось черт знает что, а воздух стал настолько не пригоден для дыхания, что выжить на открытой местности было практически нереально. Люди запирались в бункерах, окружали себя всевозможными фильтрами и воздухоочистителями. Но и они постепенно приходили в негодность. Тогда и выползла откуда-то группа ученых, спасители человечества. Они создали вещество, назвали его ионин. Вещество, способное очистить воздух. Это позволило людям выйти из убежищ. Но очистить всю планету они не смогли. Поэтому было решено создать Города. Отдельные мегаполисы, отгороженные от враждебной атмосферы чем-то вроде купола. Так люди и жили. Вместо чистого воздуха они теперь дышали очищенным ионином концентратом. Лишь спустя пару десятков лет, обнаружился побочный эффект. Обычный, чистый воздух вызывал сильнейшее наркотическое опьянение.
Все это Эндрю узнал из учебников истории, научных статей и журналов, которые в последнее время стопками валялись у него дома.
Эндрю еще помнил времена, когда никто не знал про Воздух. Да что там…это ведь не так давно было. Всего каких-то шесть-семь лет назад. А потом появился он. Икабод Ван Бюрен. Тощий как палка человек с лицом, словно вырезанным из камня, и пристальным взглядом. И все полетело к чертям.
- Какие-то проблемы, парень?
Человек в светлом пальто подошел сзади, Эндрю не видел, откуда.
- Нет, сэр, - встрепенулся наркоман, - мне бы просто пару долларов. Понимаете, такая ситуация…
- Знаю я твою ситуацию, - прервал его мужчина, - Мой тебе совет. Выбирайся из того дерьма, в котором плаваешь. Завязывай. Иначе помрешь в канаве.
"Или в грязи, за куполом". Эндрю раздраженно мотнул головой.
Парнишка что-то буркнул, и пошел прочь.
- Привет, Ли, – грустно усмехнулся Эндрю.
- Так и думал, что ты тут, - Ли кивнул в знак приветствия, и сел на свободный край скамейки, - Чертовы попрошайки. Шагу без них не ступишь.
Ли Харпер. Старый, и можно сказать единственный друг. Они дружили с детства. Паркер и Харпер. Харпер и Паркер. Неразлучная парочка. Если один что-то натворил, то и второй маячит где-то неподалеку, будь уверен.
- Чего хотел, Ли? – Эндрю прищурился, и снова уставился на деревья.
- Не знаю, - вздохнул собеседник, - может отговорить тебя от самоубийства?
- Это не самоубийство, а заслуженное наказание. Из-за него Ненси…
- Ненси умерла, обдолбившись Воздухом, – резко прервал его Ли, - и в этом не виноваты ни ты, ни Ван Бюрен.
Икабод Ван Бюрен. Человек, из-за которого все началось. Имя позаимствовано у какого-то героя полузабытых сказок, фамилия вроде принадлежала знатному роду. Когда он впервые появился на пороге конторы, Эндрю подумал, что ему нужно разрешение на открытие музея, до того старомоден был его костюм, да еще и трость в руках. Продавец воздуха. Так было написано на визитке, которую он дал.
- Виноваты, - сказал Эндрю, - Он заполнил город наркоманами, а я безразлично смотрел.
- Брось…
- Ли, ты же был там. Думаешь этот притон единственный? Да весь Город забит ими.
- Знаю, - сказал Ли, вздохнув.
- Ты же полицейский. Это твоя работа.
Ли нахмурился, и глянул на Эндрю.
- Одно дело ловить воришек на рынке. Но это.. – он снова вздохнул и принялся массировать переносицу, - Тут все несколько сложнее.
- Послушай, - прервал его Эндрю, - мне теперь терять нечего. Либо он, либо я.
Вдалеке раздался гудок электрокара. Город безразлично взирал на двух мужчин, сидевших на скамейке в искусственном парке. Словно ждал, когда они покинут свои места, и растворятся в узких улочках.
- Хорошо, я в деле, - наконец сказал Ли.
Эндрю, прищурившись, посмотрел на него.
- С чего вдруг?
- Вдруг? – улыбнулся Ли, - Энди, сколько мы знает друг друга? Лет 30? К тому же, ты прав. Я был там. Город умирает, дружище.
Они молчали, но чувствовали, что Город смыкается вокруг них. Вокруг этого места, карикатуры на природу прошлого. И еще можно вырваться, закрыться в своей квартирке, и дрожать в углу. Но если посидеть еще пару минут, то лабиринт бетона и стекла сомкнется, и выхода уже не будет.
- Как в старые добрые времена, да? – усмехнулся Ли, - Харпер и Паркер, помнишь?
- Или Паркер и Харпер?
Оба улыбнулись одним им понятной шутке.
 
Эндрю Паркер вышел из квартиры. На этот раз он был одет в строгий костюм и пальто "Утро новой эры" - подумал он, спускаясь по ступенькам, и открывая железную дверь. Тусклый свет проникал через купол, делая окружение мутным, как в тумане. В нос тут же ударил кисловатый запах ионина. Атмосфера внутри Купола регулировалась людьми, поэтому тут могло царить вечное лето. Но в память о прошлых временах, иногда погоду делали по-зимнему холодной. Эндрю шел по улице быстрым шагом. Привычный маршрут, который он мог пройти с закрытыми глазами. Но розовые очки, через которые он видел мир, разлетелись вдребезги, при виде рыжих волос, разметавшихся по грязи. Теперь Эндрю видел Город по-другому. Серые бетонные истуканы зданий, и улицы, как продолжение сточных канав. Теперь он видел черные провалы переулков и заколоченные окна, как заклеенные пластырем раны. Он видел бедняков, старающихся плотнее закутаться в свои протертые до дыр куртки, видел презрительные взгляды представительных людей в дорогих пальто. Пропасть между ними была так велика, что в ней можно было исчезнуть без следа.
Служба контроля, в которой работал Эндрю, занималась проверками и инспекциями. Проверяли все, от пожарной безопасности, до уплаты налогов. Некоторые города, в которых законы были более вольные, быстро изжили сами себя. Анархия и безвластие приводили к тому, что там начинался хаос.
Эндрю подошел к серому высотному зданию конторы. Поднялся по ступенькам, и толкнул хромированную дверь.
Секретарша, сидевшая на проходной, подняла взгляд.
- О, мистер Паркер! – улыбнулась она, - с возвращением!
Эндрю вдруг отчаянно захотелось уйти отсюда, и никогда больше не возвращаться. Как они могут улыбаться, как могут быт веселы и беззаботны, когда.… К черту. Надеть маску.
- Доброе утро, мисс Спенсер, - Эндрю добродушно улыбнулся девушке, и поставил свою подпись в журнале.
- У вас… все в порядке?
"Ведь ты прекрасно знаешь, что нет, все вокруг знают, слухи ползут быстро"
- Да, все хорошо.
- Мистер Паркер, мне очень…
"О нет, только не надо фальшивой жалости"
- Доброго вам дня, - прервал девушку Эндрю, направившись к лифту.
- И вам, - донеслось до него.
В лифте стояло шесть человек. Все смотрели на табло, отсчитывающее этажи, и старательно не замечали Эндрю.
"Если кто-нибудь скажет хоть слово, я за себя не отвечаю", - пронеслось у него в голове.
Когда Эндрю вышел на своем этаже, все молчали.
Икабод Ван Бюрен. Эндрю перебирал бумаги. На самом деле он их просматривал уже много раз, но остановиться не мог.
Эндрю покосился на стул, стоящий напротив письменного стола. Память быстро подкинула образ. Он помнил, как Ван Бюрен открывает двери и входит в кабинет, постукивая тростью по паркету.
- У меня к вам деловое предложение, мистер Паркер, - говорил он тогда, а его глаза пристально разглядывали Эндрю, словно просвечивали насквозь.
Сумма была такой заманчивой, а на достойное обучение Ненси требовалось так много средств. И всего-то нужно было умолчать в отчете о некоторых странностях в конструкции одного офиса. Легкие деньги.
Эндрю задумался. Интересно, что бы было, откажись он. Если бы к Ван Бюрену нагрянули приставы, и уткнули его лицом в пол, застегивая наручники на запястьях. Теперь это только мечты.
Икабод Ван Бюрен за шесть лет превратился из странного человечка с тростью в фактического хозяина города. И останавливаться он не собирался.
Но сильнее всего Эндрю интересовало другое. Почему он дал взятку за молчание? Что такого особенного было в его кабинете?
"Что ты скрываешь, Ван Бюрен", - подумал Эндрю, в сотый раз просматривал отчеты. Но все было чисто, и везде стояло аккуратное "Подписано Э. Паркером".
Стоп, а это еще что? "Заверено проверяющим инспектором Д. Сименсом".
"Почему твоего имени нет на других документах, Джонни?"
Эндрю еще раз просмотрел остальные акты. Только последний этаж. Сименс инспектировал только последний этаж. Почему? Остальные этажи инспектировала стандартная комиссия. Кроме последнего. Эндрю принялся барабанить пальцами по деревянной столешнице. Хозяин имеет право не пустить толпу инспекторов в свою собственность, но по крайней мере одного пустить обязан. И он выбрал мистера Джона Сименса.
Эндрю вышел из кабинета, и направился к стойке администратора.
- Добрый день, мистер Бренкс. Не подскажете, где Сименс? Джон Сименс. Что-то я не могу его найти?
Администратор, мужчина с седеющими волосами и небольшой бородкой, сдвинул очки на нос и несколько секунд смотрел на Эндрю.
- Вообще-то он уволился год назад, - наконец сказал он, - вы не знали, мистер Паркер?
- О да, точно! – Эндрю хлопнул себя по лбу и добродушно улыбнулся, - извините, все моя забывчивость.
"Уволился значит Джонни? Совесть замучила? – подумал Эндрю, отходя от стойки, - ну ничего, твое личное дело все еще существует, хоть его и сдали в архив"
 
"Бар Городской пижон" - гласила неоновая вывеска. Какой дурак придумал такое название? Эндрю прислонился плечом к стене соседнего здания. Сименса не оказалось дома, но соседка по секрету рассказала, что он любит бывать в баре через пару кварталов. Свою двадцатку она заработала. Эндю простоял еще пару минут, наблюдая за людьми, входящими в заведение. Бандиты, пьяницы и гуляки. Та еще публика. Плевать. Настало время побеседовать с мистером Сименсом. Выйдя из своего укрытия, Эндрю направился внутрь.
Бар встречал посетителей громкой музыкой, зловонием и легким привкусом соли. Кто-то баловался Морским бризом, или соль подавали с выпивкой? Кому какое дело? Эндрю прошел мимо грязных столиков, и сел на свободное место у барной стойки.
- Что пить будете? – спросил бармен, ставя на место стакан, который он протирал.
- Чего-нибудь покрепче, - сказал Эндрю, барабаня пальцами по отполированной тысячами посетителей стойке.
Бармен оценивающе оглядел его, и кивнул. Через минуту перед Эндрю появился стакан с красноватой жидкостью. Эндрю отпил глоток. Алкоголь местного производства, разбавленный водой так, что почти не чувствуется. Конечно, что еще можно подать офисной крысе.
- Слушай, приятель, - Эндрю сделал вид, что напиток ему очень понравился, - я тут друга ищу. Джонни Сименса, может знаешь?
Эндрю достал из кармана двадцать долларов, и положил перед барменом.
- Не слыхал, - пожал он плечами.
Вторая двадцатка легла на стол.
- Ну, может и знаю такого.
Третья купюра обрела нового владельца.
- А, Джонни? – бармен накрыл купюры полотенцем, и его лицо расплылось в ухмылке, - так вон же он, в углу сидит
Эндрю посмотрел в ту сторону, куда он указывал. За угловым столиком сидел человек, в серой рубашке и не спеша глотал отраву из своего стакана.
- Спасибо, приятель, - Эндрю кивнул бармену и стал пробираться мимо шумных посетителей.
- Привет, Джонни, - сказал он, присев за столик Сименса, - пьешь в одиночку?
Тот поднял глаза и нахмурился.
- Ты еще кто такой, черт тебя дери?
Запах перегара тут же ударил в лицо, заставив глаза заслезиться.
- Эндрю Паркер, - сказал Эндю, поморщившись, - не помнишь такого? Работали вместе.
Пьяница почесал лоб, и еще раз глянул на Эндрю.
- А, Паркер, - наконец пролепетал он, - сколько лет, сколько зим. Как дочь?
"Держись, держись! - подумал Эндрю, - он нужен тебе, не наговори лишнего"
- Нормально, спасибо, - сказал он вслух.
- Рад за тебя, - Джонни сделал пару глотков из своего стакана.
- Слушай, дружище, - Эндрю подвинулся поближе, - я тут просматривал старые бумаги. Ты случайно не помнишь дела об офисе на Роуз стрит 25? Ты вроде там был проверяющим инспектором?
Сименс вдруг побледнел. Когда он поднял голову, в глазах явно читался страх.
- Мне надо отлить, - проговорил он, и выполз из-за стола. Споткнувшись по дороге, и цепляясь за соседние столики, он засеменил в сторону туалета. Эндрю огляделся вокруг. Отдыхающим, похоже было абсолютно плевать на очередного алкаша, убежавшего в туалет. Выждав полминуты, Эндрю отправился следом.
В уборной пахло ионином. Все чистящие средства были сделаны на его основе. Рядок раковин, разрисованные граффити кабинки. Эндрю услышал звук за спиной, и повернулся. Удар. Потеряв равновесие, он отшатнулся назад, едва не разбив голову об раковину. Эндрю попытался подняться, но Сименс снова налетел на него.
- Ты, засранец, - шипел он, нанося удары, - какого черта тебе надо от меня? Урод!
Эндрю пытался заслониться руками, но получалось слабо. Кровь из рассеченной брови лилась в глаз, нос был разбит. Эндрю оставалось лишь стонать.
Нападающий нанес еще пару ударов, и брезгливо отпустил его, для надежности зарядив ногой в живот.
- Еще раз сунешься, убью! – сказал Джонни, и направился к выходу.
- Моя дочь мертва, - прохрипел Эндрю, выплевывая выбитый зуб.
Сименс остановился.
- Что ты сказал? – он медленно развернулся.
- Моя дочь, ее звали Ненси, - Эндрю дрожащими руками достал из кармана бумажник и вытянул оттуда фото, - вот, смотри.
Он протянул фото Сименсу.
-У нее были рыжие волосы, она любила…, - Эндрю шмыгнул разбитым носом, - любила музыку, мечтала стать певицей.
Джонни присел рядом, и взял в фото девочки в руки.
- Она умерла в грязи, как животное, - слезы защипали глаза, - Джон, ты же не просто так тут неделями не просыхаешь. Я просмотрел твое досье. Ты работал еще над десятком дел с Ван Бюреном.
Сименс оторвал взгляд от фото, и посмотрел на Эндрю. Теперь в его взгляде читалась только бесконечная усталость.
- Джон, слушай, я понимаю, я все понимаю, - Эндрю сел, утирая залитое кровью лицо, - ты не пойдешь против него, он тут главный. Я только прошу… Джонни, просто скажи, что ты видел на Роуз стрит, прошу. Скажи, и я уйду, ты меня больше не увидишь.
Сименс молчал. Тишину нарушало только приглушенная музыка, раздававшаяся из зала, и пьяный гогот. За стенкой кто-то нажал на смыв. Моргающий, тусклый свет ламп освещал лишь двух мужчин, сидящих друг напротив друга, и пятна крови на кафеле.
- Я говорю, ты слушаешь. Потом я ухожу, и ты забываешь сюда дорогу. Это ясно? – наконец сказал Сименс хриплым голосом.
Эндрю кивнул.
- Комиссия проверила все этажи, дошли до последнего. Туда Ван Бюрен нас не пустил. Я вызвался проверить. Мы зашли в его кабинет. Там была конструкция, что-то вроде самогонного аппарата, я решил, что это он и есть. Правда, он был слишком большой, трубки уходили в стену. Мы сошлись на двадцати тысячах. Я поставил свою подпись, а остальным сказал, что там чисто. Это все.
- Спасибо, Джон, - Эндрю попытался улыбнуться. Но получилось только поморщиться.
-И, Эндрю, - сказал Сименс, уже стоя у двери, - если выпадет шанс прижать его.… Пусть он страдает.
 
Улицы тонули в неоновом свете. Афиши и вывески. Розовый и синий. Фонарные столбы отбрасывали на тротуары мягкий свет, а испарения ионина придавали ему зеленоватый оттенок.
Эндрю шел вдоль ряда магазинов и ночных клубов. Музыка била по ушам всякий раз, когда он проходил мимо дверей. Охранники провожали его хмурыми взглядами и качали головой. Что сказать, начало недели, а человек уже пошатываясь, ходит ночами по городу. Эндрю поднял воротник заляпанного кровью пальто. Он постарался смыть кровь с лица, но она выступила снова, коркой застыв на бровях и в уголках рта.
Ночной воздух был свеж. Очередной выброс очистителя случался только под утро, поэтому сейчас его концентрация была не сильно высока. Опасная грань между чистым воздухом, и таким. Еще пять-шесть часов, и ионин выветрится, и если не распылить его снова, то Город просто задохнется. Люди были заперты внутри купола, как мыши в мышеловке. Попробуешь выйти, и тебя ждет смерть. А твое тело постепенно смешается в мусором. Ее тело тоже ждала такая участь. Никто из рабочих не хотел лезть доставать ее. Только когда Эндрю пригрозил, что Инспекторы разнесут их контору, изъяв все имущество, а работников запрут в тюрьме, они нехотя принялись облачаться в защитные костюмы.
Ее тело сожгли в субботу, в двенадцать часов дня. Прах распылили в атмосфере за Куполом. Стандартная похоронная процедура номер 11463488854. Город не мог позволить себе кладбищ. Слишком нерациональный расход территории.
Эндрю прошел еще три квартала, и свернув за угол, скрылся в темноте переулка.
Он подошел к железной двери, и осторожно постучал.
Пришлось подождать пару минут, прежде чем прорезь в верхней части двери раскрылась, и оттуда посмотрели красные спросонья глаза.
- Кто? – спросил баритон.
- Эндрю Паркер, - Эндрю подошел поближе, чтобы свет из прорези осветил его лицо.
Глаза исчезли, и дверь, бряцанув открываемым замком, распахнулась.
Эндрю вошел внутрь, и попал в просторное помещение. Гостиная, или вроде того. Шкафы, пара уютных диванчиков. Даже барная стойка была к месту, как и красовавшиеся за ней графины с выпивкой.
- Здарово, Паркер, - сказал хозяин, закрывая дверь, - давно не виделись. Видок у тебя отпад.
Эндрю усмехнулся. Он мог представить, как выглядит. На лице нет живого места, а одежда заляпана кровь.
Хозяин же был одет в легкие брюки, и наспех накинутый кожаный жилет, который практически не скрывал бочкообразного живота. Венчала этот образ черная борода, доходившая до плеч.
- Привет, Эдд, - он протянул руку.
Бородач с готовностью пожал ее.
- Что, проблемы?
- Нет времени объяснять, Эдд. Мне нужна пушка.
- О как, - Эдд удивленно хмыкнул, - хулиганы чтоль пристают?
- Эдд, - Эндю устало вздохнул, - у меня действительно сейчас нет времени. Продай мне пистолет, и я пойду.
Бородач пожал плечами.
- Ну, как знаешь, - он взял Эндрю за плечо, и направился вместе с ним вглубь своей берлоги, - А я, как тебя увидел, так тут же вспомнил, как ты ко мне с инспекцией завалился. Думаю, неужели опять?
Эндрю тоже помнил. Он, в качестве инспектора, проверял дом Эдда, когда обнаружил, что тот приторговывает оружием. Он хотел было так и написать в отчете, но, выпив вместе пару бокалов, Эндрю обнаружил, что оружейник отличный парень. Так в архиве появился один липовый отчет, а у Эндрю один должник. А долг, как говорится, платежом красен.
Минув гостиную, они спустились в подвал, и попали в другую комнату, больше напоминающую склад.
- Ну, заходи, гость дорогой, - Эдд явно чувствовал себя здесь в своей стихии, - выбирай, вот тебе пистолеты, автоматы пулеметы. Базука есть, но старая, раздолбанная.
- А это что? - Эндрю взял в руки пластинку, больше напоминающую аудиокассету.
- Эй, эй, не трогай, - Эдд тут же подлетел, и отобрал игрушку, - это гранаты. Какой-то эксперимент, типа обнаружить нельзя. Только они тебе не нужны, больно не стабильны. Рванут в руке, и поминай, как звали. Не знаю, что я их тут держу, толку никакого. Ну, так что тебе, пистолет?
- Да, - Эндрю оторвался от созидания рядка автоматов.
- Кольт, - констатировал Эдд, порывшись в шкафу, - старый, но надежный, прям как я. И кстати, такой же безотказный.
- И патронов насыпь. Осечек не дает?
- Да что мне под бабой умереть, если даст, - рассмеялся Эдд.
- Отлично, - Эндрю осмотрел оружие, и сунул его во внутренний карман, - И, Эдд. Еще кое-что…
Улица снова приняла его в свои объятья. Но в этот раз в кармане ощущалась приятная тяжесть, внушавшая чувство уверенности. Больше никаких промашек.
 
Ненси. Пустота внутри и вокруг. Обставленная привычной мебелью, квартира казалась еще более пустой, чем если бы вокруг были лишь голые стены. Эндрю сидел на продавленном диване. Напротив него висел пустой экран телевизора. А вокруг него гуляли призраки. Вот Ненси открывает дверь и заходит внутрь.
- Привет пап, - ее косички задорно дергаются из стороны в сторону.
Другой призрак сидел рядом, развалившись в мягком кресле.
- Я не пойду в университет, - девочка надула губки, - я хочу петь на сцене, ясно?
- О, моя любовь, мой ангельский мальчик, - пел другой призрак, кружась в танце. Рыжие волосы взлетают красным пламенем всякие раз, когда призрак делает поворот.
- Пап, меня Макс бросил, - всхлипывал очередной призрак на плече Эндрю, - скажи, что все будет хорошо, а?
"Я не могу сказать тебе, Ненси. Я не могу…"
Эндрю схватился за голову и заплакал. А сотни призраков летали вокруг, стараясь докричаться до него, позвать с собой. И пистолет так кстати лежал на столике перед диваном. Один выстрел, и…
Телефонный звонок вырвал Эндрю из наваждения. Комната снова была пуста. Лишь зеленоватый призрачный свет струился из приоткрытого окна.
- Да, - сказал Эндрю, подняв трубку.
- Эндрю, это Ли, - послышалось на том конце.
"Старый друг, как же ты вовремя", - подумал Эндрю.
- Что у тебя? – сказал он в трубку.
- Ты был прав, - донесся голос, сдобренный телефонными помехами, - то устройство в его кабинете. Это не офис. Это комбинат по производству воздуха. Он им управляет прямо из своего кабинета. Это что-то значит?
- Это значит все, Ли. Как ты это узнал?
- Ну у меня свои источники, - усмехнулся голос в трубке, - дернул пару информаторов… Погоди…
Пара секунд стояла тишина.
- А, показалось, - наконец сказал Ли, - ну в общем дернул пару своих контактов, то да се. Да что там за чертовщина?
- Ли! – Эндрю вдруг почувствовал, как его сердце бешено колотится в груди, - Ли, уходи! Беги оттуда, Ли! Ли!
В трубке послышалась какая-то возня, затем раздался звук бьющегося стекла и хлопок. Короткие гудки.
Эндрю с ужасом смотрел на трубку в своих руках, не в силах пошевелиться. Зачем он согласился? Сказать, что справишься сам, и похлопать его по плечу, вот что надо было сделать. Ли..старый друг.
В коридоре послышались звуки щагов. Сердце забилось еще сильнее, еще чуть-чуть и оно выпрыгнет из груди. Пистолет, плащ. Пожарная лестница. Легкие горели огнем.
Эндрю смотрел, как двое амбалов громят его квартиру. Он стоял в соседнем переулке, за мусорным баком. Тень надежно скрывала его от посторонних глаз. Просчет. Глупый и наивный. Он думал, что есть еще пара дней. Но их не было. Ван Бюрен хорошо вышколил своих ищеек. Только учуяли опасность для хозяина, только кто-то проявил излишнее любопытство, они тут как тут. Один - ноль в пользу команды синих. Красные проявили себя не слишком хорошо, но игра только началась. Эндрю поднял воротник плаща, и скрылся в лабиринте узких улочек.
 
После получаса ходьбы Эндрю был на месте. Он шел дворами, сторонясь залитых фонарным светом мостовых. Тень надежно укрывала его от посторонних глаз. На ум приходили убийцы древности, крадущиеся по коридорам замка. Они выискивали свою цель в ночи, а потом убивали, без лишнего шума. Эндрю жалел, что не обладает хоть частью их навыков.
Цитадель зла, которую Эндрю видел в кошмарах, оказалась старым пятиэтажным домом. Серые бетонные стены были разрисованы граффити, в пыльных окнах кое-где горел свет. Здесь не было высоких заборов и толп охранников. Лишь двое крепышей в кожаных куртках о чем-то переговаривались перед входом. Трудно было поверить, что в таком месте может находиться центр паутины, опутавшей весь Город.
Минуты тянулись одна за другой, а Эндрю все ждал. Он стоял в темноте, сжимая пистолет в кармане. Мысли о несостоявшихся убийцах, которые умирали, так и не добравшись до жертвы, рождались и гасли в голове.
"Ты не боевик, Энди" - говорил внутренний голос.
Эндрю гнал эти мысли прочь, но коленки предательски тряслись. Вдруг он увидел, как охранники, продолжая говорить, отошли от двери, и свернули за угол. Это был шанс. Но кто знает, что ждет за дверью. Быть может развернуться и уйти? Эндрю вспомнил рыжие волосы, разметанные по грязи, и шагнул вперед.
Быстро перебежал улицу, он аккуратно открыл дверь, и скользнул внутрь. Его встретил длинный коридор, освещенный тусклым светом ламп. Лестница находилась в самом конце. Эндрю двинулся вперед. Рука, сжимающая пистолет моментально вспотела. Он шел осторожно, стараясь даже не дышать. Из-за дверей, мимо которых он проходил, раздавались редкие голоса и звуки какого-то оборудования. Миновав коридор, он стал подниматься по лестнице. Второй этаж. Эндрю мельком глянул на очередной коридор и ряд дверей, и пошел дальше. Третий этаж. Эндрю вдруг подумал, что его идея не была такой уж безнадежной. Удостоверившись, что на третьем этаже тоже было чисто, он снова повернулся к лестнице.
И тут же замер. Прямо перед ним стоял человек. На нем была белая рабочая униформа. Маска-респиратор была поднята на лоб. Мужчина смотрел на него удивленными глазами.
- Ты кто та…, - начал было он, но его глаза скользнули по пистолету в руке Эндрю.
- Ох ты ё…, - Эндрю снова не дал ему договорить, со всей силы заехав рукоятью пистолета по носу незнакомца. Тот издал звук, похожий на хрюканье, и повалился на ступеньки. Эндрю перескочил тело, и понесся вверх.
- Стой! – заорал рабочий, держась за нос, - Охрана! Охрана!
Эндрю уже был на четвертом этаже. Снизу слышались возбужденные голоса и топот.
"Почти добрался" - подумал Эндрю. Он хотел было пробежать очередной лестничный пролет, но тут заметил, что сверху тоже кто-то бежит. Он побежал обратно.
- А ну стоять! – крикнул кто-то сзади.
Эндрю краем глаза заметил оружие в руках кричавшего. Он успел забежать в коридор до того, как выстрел сбил штукатурку над головой. Четвертый этаж. Эндрю оглянулся, судорожно ища выход. Шаги на лестничной площадке были все ближе. Эндрю рванул ближайшую дверную ручку. Заперто. Дальше. Тоже заперто.
- Куда, паршивец! – раздалось сзади.
Пуля просвистела около плеча. Эндрю метнулся вперед, попытавшись укрыться за кучей мусора, лежащей на пути. Не достаточно быстро. Острая боль пронзила левую ногу. Эндрю вскрикнул от боли. Раздались еще несколько выстрелов. Эндрю попытался приподняться, чтобы стрелять в ответ, но боль в ноге заставила его снова закричать.
В следующую секунду кто-то перепрыгнул его укрытие, и выкрутил руку, держащую пистолет. Удар по лицу заставил Эндрю отключиться.
 
-Мистер Ван Бюрен, у нас нарушитель.
Эндрю очнулся, когда двое здоровяков под руки затаскивали его в кабинет. Человек, сидящий в кресле за столом, молча указал на деревянный стул в середине комнаты. Эндрю усадили на стул, и для надежности ударили в живот, заставив его согнуться.
- Как вы хотите умереть, мистер Паркер? – спросил человек в кресле.
Он постарел с их последней встречи. Но проницательный взгляд остался прежним. Даже очки те же. Эндрю вдруг засмеялся.
Ты допустил лишь одну ошибку Ван Бюрен. Ты так жаждал власти, что построил всю свою империю вокруг себя. Ты не доверял никому, поэтому пульт от машины, создающей воздух, всегда был у тебя в руках. Здесь, в твоем кабинете.
"Я тебя просчитал. Я тебя просчитал, чертов ты ублюдок" - подумал Эндрю.
Две гранаты выпали из рукавов, и легли в руки. Твои орлы расслабились, и даже не проверили рукава. "Эндрю, прошу тебя, они нестабильны", - сказал Эдд. Плевать. Затворы долой.
Ван Бюрен понял все за пару секунд до конца. Понял, и попробовал спастись. Опрокинул дубовый стол, рванул назад. Две гранаты полетели вперед. Взрыв сотряс здание, выбив стекла, и превратив дорогую мебель в кабинете в груду щепок. Только дубовый стол оказался прочнее. Он отлетел, отброшенный взрывной волной, прямо на Эндрю, и придавил его к стене. Огонь, хруст ломающихся костей, кровь брызнула в лицо.
Эндрю Паркер лежал посреди хаоса, раздавленный дубовым столом. Боли он не чувствовал, лишь сердце билось все медленнее. Жизнь покидала тело. Последнее, что почувствовал Эндрю, был невероятно чистый воздух, и запах луговых цветов.
"Ненси", - подумал Эндрю Паркер и умер.
 
Бар "Городской пижон" был полон народу. Бармен стоял за стойкой, и протирал стаканы полотенцем. Он устроился на эту работу не из-за того, что любил разливать посетителям выпивку. Слухи, вот что было его пищей. А Город уже неделю гудел, как улей, у которого снесло крышу. Взрыв в офисе Икабода Ван Бюрена потряс многих, и теперь бандиты всех мастей и расцветок носились сломя голову, стараясь урвать хоть кроху его власти. Было много теорий, о том, кто это сделал. Власти, конкуренты, несчастный случай? Кто-то говорил, что убийца под покровом ночи проник в офис, вырезал охрану и всадил в спящего хозяина нож, а потом подорвал все, чтобы скрыть улики. Полиция может и знала правду, но не делилась ей с общественностью.
Бармен оставил в покое чистый стакан, и осмотрел зал, ища интересных личностей. Все как всегда, разве что двое мужчин у дальней части стойки о чем то оживленно переговариваются. Бармен подошел поближе, делая вид, что протирает стойку.
- Воот, - протянул один из собеседников, - а знаешь еще что? Воздуха то теперь того…Нету.
- Как это нету? – удивился второй.
- А вот так, - первый пожал плечами, отпивая из своего стакана, - у меня сынок же давеча из дома ушел, ну, я тебе рассказывал.
- Ну! – поторопил его второй.
- Ну вот, а тут вчера заявился. Извини, мол, папаня, дураком был. Обратно попросился.
- О как! – удивился второй.
- Ага, а почему вернулся то, их тусовке нарколыгской теперь вообще дурь не достать. Нету ее, и все. Вроде ходят слухи о каких то тайных запасах, но кто их знает, где они.
- Дела! – второй покачал головой, - давай еще по одной. Бармен! Подлей-ка!
Бармен долил в их стаканы еще красноватой жидкости, краем глаза следя за угловым столом. Сидящий там человек в серой рубашке тоже слушал разговор, сидя вполоборота. Заметив, что привлек внимание, мужчина развернулся, и осушил свой стакан, чему-то улыбаясь.
Солнце вставало над Городом. Утро новой эры.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования