Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Локи - Бродяга

Локи - Бродяга

Кафе на Лесной улице – место необычное. И не только из-за того, что аккуратно спряталось посреди сосен защитной лесополосы и поэтому единственное гордо носит нечётный номер дома. Поваром в кафе работает Андрей Северин, который рецепты собирал не одно десятилетие по всей Звёздной Ойкумене. И не просто так считается одним из лучших в столице. Андрея не раз пытались переманить к себе самые именитые заведения города, владельцу кафе Леху предлагали сделать на Лесной шикарный ресторан… Но оба с улыбкой отказывались. Поэтому только здесь можно увидеть за соседними столиками и рабочего, и хозяина крупной компании за одними и теми же размышлениями: каким необычным десертом порадовать сидящее в нетерпении чадо?

Есть у кафе и свои традиции. Раз в месяц большая полупрозрачная дверь на входе меняет рисунок с полной блюд скатерти-самобранки на большой кофейник и парящие горячим напитком чашки. С вечера заранее пекутся булочки, ключи от кухни передаются Леху, который весь день варит для посетителей кофе. Заведение становится местом отдыха от деловой суеты и убежищем для влюблённых парочек… Сам же Андрей отправляется за травами и специями в магазинчик Фам Динь Лонга. Ведь только там можно найти сразу перец, имбирь и мускатный орех родом со Старой Терры, душистый синий шафран с Мекона, астрис с Земли Лудда, радужный кофе с Альбии и тысячи других необычных трав и растений, а также их смесей.

Андрей всегда шёл четыре квартала до нужного места пешком, даже если погода была как сегодня – не по-октябрьски холодная, со злым кусачим ветром и промозглой сыростью. Что отставному капитану какой-то промозглый сквознячок? Вот только порывистый западный ветер пополам с дождём Андрей недооценил. И последние метров сто зубы против воли принялись отбивать барабанную дробь, а промокшие ноги пришлось уговаривать идти фразой «бывало и похуже». Сразу понявший состояние гостя хозяин лавки без слов сунул в руки свой особый согревающий настой – и кружку Андрей выхлебал в два глотка, даже не пытаясь насладиться неповторимым вкусом. Старый Динь Лонг на это лишь усмехнулся и подал вторую чашку. Её Северин пил уже как полагается, не торопясь.

Список необходимых заказов в этот раз обсуждали долго, у Андрея как-то разом подошли к концу почти все запасы. На носу же сначала череда ноябрьских праздников Первой посадки, потом и до Нового года рукой подать. А уж Рождество – это вообще отдельный разговор. Каждая ветвь христианства земной календарь пересчитывала по своему и заказы на парадные рождественские блюда сыпались не меньше полутора месяцев. Под конец, когда списки были согласованы, возле каждой строчки проставлены даты доставки, а Андрей добавил в конце свою электронную подпись, Динь Лонг вдруг замялся и попросил навестить двоюродного брата… Если уважаемому господину капитану будет нетрудно. Кузен не подавал вестей уже два месяца, и семья за него беспокоится.

Андрей понимающе кивнул. Господин Динь Тунг был тем, про кого за пределами родни упоминать обычно не принято. Когда-то гордость семейного дела. Дослужился до шеф-повара круизного суперлайнера «Всегалактических линий», после двадцати лет в космосе вернулся на Оршу, где его сразу же уговорил пойти к себе один из самых фешенебельных ресторанов планеты… Десять лет назад Тунг вдруг всё бросил и ушёл бродяжничать. Переехал в столицу и поселился среди бомжей, обитавших под опорами кольцевого городского монорельса. Среди отбросов, которых даже городские побирушки считали ничтожнейшими из обитателей дна. Динь Тунга пытались образумить, вернуть обратно чуть ли не силой – кончилось всё тем, что мятежный отпрыск семьи Фам вдрызг разругался с роднёй и перестал со всеми разговаривать. Лишь изредка соизволяя послать весточку, что ещё коптит небо.

Исключение за все годы было сделано лишь единственное: когда Динь Тунг приехал в стратопорт, проводить на челнок уезжавшего в соседнее полушарие внучатого племянника Ли. И заодно проверить, какую невесту парень себе выбрал. Там Динь Тунг и познакомился с отставным капитаном Северином. А узнав, что именно Андрей сначала познакомил Ли и Ирэну, а потом здорово помог обоим, когда у девушки случились неприятности с отчимом  – преисполнился к Андрею глубокого уважения. Даже пригласил заглядывать к себе в гости, если капитан пожелает… Этим-то и пользовался иногда владелец лавки пряностей, когда у двоюродного брата случался приступ плохого настроения.

Андрей согласился, хотя каждый раз приходилось ехать чуть ли не через половину мегаполиса на кольцевом монорельсе, потом на такси через заводские кварталы до километровой защитной зоны… А дальше пешком. Про ветку монорельса любили рассказывать самые разные байки. И что вдоль опор всякие магнитные поля, вредные для здоровья, гуляют, и прочую ерунду. Мол, вагоны-то защищены – а если просто так подойдёшь, полжизни на лекарства  работать будешь. К тому же кротостью нравов обитатели здешнего отстойника общества похвастаться тоже не могли, и таксисты ломили «за доставку к самому месту» такие деньги, что проще было прогуляться туда и обратно на своих двоих.

Первым признаком, что до транспортной ветки осталось недалеко, стала тепловая завеса. До этого Андрей шёл, пытаясь как можно сильнее натянуть капюшон куртки, чтобы щащитить лицо от ледяного ветра и холода. Но стоило выйти из-за высоких стен заводских корпусов на пустырь, как температура воздуха мгновенно скакнула до плюс восемнадцати. И такой она здесь была всегда – и зимой, и летом. Андрей непроизвольно вздрогнул, потом расстегнул куртку, прикинул, где находится нужная ему опора, и двинулся вперёд. Огибая кучи всякого мусора: ещё одну обязательную деталь здешнего пейзажа. Городские власти на несанкционированную свалку на пустующих территориях смотрели сквозь пальцы. Проще было раз в полгода вывозить мусор из одного района, к тому же стараниями бомжей уже разобранный и отсортированный, чем собирать то же самое в десятках мест по всему городу, да ещё тратиться на извлечение пригодных к переработке материалов. «Вот только могли бы вывозить почаще!» – мысленно ругнулся Андрей, сначала споткнувшись о скелет какой-то бытовой техники, а потом еле увернувшись от обломков свалившихся с соседней кучи останков роскошного стереовизора.

Впрочем, о том, что скоро на свалку пожалуют мусоровозы, явно думал не только Андрей. В прошлый его визит возле опоры монорельса, где обитали «сливки» местного бездомного общества, стоял целый городок из старых пластиковых транспортных контейнеров. А сейчас не насчитывалось и десятка – все остальные их обитатели заботливо сложили и приготовились на время бесчинства уборочных автоматов отнести подальше. К счастью, Динь Тунг паникёром не был и оставался на месте. У него даже кто-то гостил. Но с посетителем из «чистого» мира гость общаться не пожелал. Не успел Северин переступить через порог, как паренёк тут же выскочил наружу, едва не врезавшись в посетителя. «Невысокий, черноволосый, смуглый, нос с горбинкой», – на автомате профессионально отметил про себя Андрей.

– Здравствуйте, Динь Тунг, – Северин аккуратно присел на стул из старого ящика. – Извините, что сразу о делах. Я к вам от родственников. Вы бы им хоть звонили изредка. А то мне и отказать неудобно, и желания каждый раз сюда ездить никакого.

– Как и остальные, боитесь зловредного влияния дороги? Или свалки? – усмехнулся в ответ старик, не вставая со своего ящика.

– В глупости я не верю, – пожал плечами Андрей, – в завывающих по ночам призраков брошенной техники, что бы ни рассказывали прихожане Бастиона Стального Ангела, тоже. Но вот бесполезно потерянного времени каждый раз жалко. Завтра у нас в кафе празднуют день рождения, и мне ещё делать Семицветный торт. А вместо этого я вынужден ездить через весь город и обратно. Значит, спать мне ночью теперь на  два часа меньше.

Бывший знаменитый шеф-повар блюдо оценил, поцокал языком, даже с интересом обсудил с Андреем несколько кулинарных тонкостей изготовления торта. После чего извиняюще улыбнулся и произнёс:

– Ну простите, мастер Северин. Больше не буду. То есть наоборот, буду звонить. А пока передайте, что всё хорошо. Даже зверушку домашнюю себе завёл, – старик опять улыбнулся, но в этот раз почему-то грустно. – Видели паренька? Дикий он совсем. Но, может, научу ещё, что даже на свалке нужно помогать и принимать помощь. Ну да ладно. Ещё раз прошу прощения, – после чего серьёзно добавил. – Радужный торт суеты и торопливости не любит. Так что не буду задерживать.

Обещание «не беспокоить по пустякам» Динь Тунг выполнил. И звонить стал даже не раз в два месяца, как раньше – а раз в две недели, как рассказал обрадованный владелец лавки специй. Андрей от благодарности только отмахнулся и тут же выбросил сумасбродного бродягу из головы. Началась полоса декабрьских праздников, у детей каникулы – и забот в кафе стало хоть отбавляй. Лех даже был вынужден отказывать некоторым просителям снять кафе под какой-нибудь праздник – чтобы не превращать на следующий месяц заведение в закрытый ресторан. Праздники начинаются и заканчиваются, а если распугивать постоянных клиентов, то летом, когда затишье, и разориться недолго. Но настроение хозяину кафе и Андрею это не поднимало, хотя они и утешали себя: мол, всех денег не заработаешь.

Когда на коммуникатор Андрея пришёл входящий звонок с пометкой «Семья Фам», Северин чуть не зарычал от злости. С самого утра он уже полтора часа воевал с новым непослушным рецептом соуса, а тут к нему опять с проблемами затерявшегося родственника. Впрочем, крамольную мысль звонок не услышать Андрей сумел затушить – хотя и очень хотелось послать всех подальше. Без крайней нужды Фам Динь Лонг беспокоить не будет.

К удивлению Андрея, коммуникатор спроецировал голограмму Фам Динь Тунга. Причём одет был «принципиальный бродяга» очень прилично. И даже не в костюм, хранившийся для «выхода в свет» – скажем, когда нужно сходить в банк за деньгами. Сейчас Динь Тунга легко можно было принять за обеспеченного старика, живущего не на муниципальную пенсию, а на солидную корпоративную.

– Извините, мастер Северин. Но мне нужна ваша помощь, причём срочно. Не могли бы вы подъехать? Я встречу вас на станции монорельса.

– Да куда ж я денусь, – вздохнул Андрей. – Всё равно вожусь с утра, и ни черта не получается.

– О!.. – присмотрелся Динь Тунг. – Вижу, вы пробуете соус «Райское огорчение»? Есть там одна тонкость, про которую не сказано ни в одном рецепте. Сам на этом в своё время погорел. Давайте так. Я на обратной дороге загляну к вам и объясню.

Выключив связь, Андрей удивлённо поднял бровь. Чтобы старик не просто покинул свою обожаемую свалку, а вдобавок соизволил вспомнить профессию? Значит, случилось и нечто впрямь из ряда вон выходящее.

Расспросить сразу не вышло: прямо возле станции ждало такси, которое доставило обоих к границе свалки. Переступив порог тепловой завесы, Динь Тунг сразу же расстегнул куртку, чтобы не вспотеть. Андрей последовал его примеру, после чего оглянулся. Явно не так давно заглядывали мусоровозы: земля была почти чистая. Когда же мужчины добрались до опоры, Андрей в своей догадке только укрепился. Городок из контейнеров по сравнению с предыдущим визитом вырос в несколько раз, причём большинство жилищ закрепили капитально, надолго. Тем временем старик довёл гостя до своего обиталища и пригласил внутрь. На импровизированной кровати в углу контейнера метался в бреду тот самый паренёк, чуть не сбивший Андрея с ног в прошлый раз.

– Самое обычное воспаление лёгких. Как он его умудрился заработать?

– Его зовут Марко, – ответил Динь Тунг. – Он появился здесь прошлой весной. Жалко мне его стало. Хоть и строит из себя зверька… Есть люди, к нашей жизни, – старик обвёл вокруг рукой, – не приспособленные совсем. Здесь нужен особый нюх. После уборки на свалке долго ничего не добудешь, приходится в город ходить. Ну а дальше сами понимаете.

– Зачем вам я? Его поставят на ноги в любой муниципальной клинике за два – три дня. А закон об обязательной социальной реабилитации давно отменён, так что парень спокойно может продолжить бродяжничать. Или на нём что-то висит, и он не хочет связываться с властями?

– В том-то и дело, – тяжело вздохнул старик. – Перед законом Марко чист. Но насколько я смог из него вытянуть, он случайно узнал какую-то тайну… И почему-то боится – обычная полиция его защитить не сможет, а службы посерьёзнее не поверят. Результаты же генсканирования муниципальная клиника тут же копирует в планетарную базу данных. Его найдут и…

– Ваш племянник проболтался про медкомплекс у меня дома и моё знакомство с начальником городской полиции, – догадался Андрей. – Хорошо. Везём ко мне. Обещаю о вашем протеже позаботиться. Но в таком случае, – Северин решил не упускать удачного случая, –с вас не только «Райское огорчение», но и ещё кое-что.

– Договорились.

Марко попытался протестовать даже в состоянии полузабытья и горячечного бреда. Но старшие всё равно запихнули парня в такси, затем засунули в медкомплекс. Проводив Динь Тунга и договорившись, что старый повар заглянет через несколько дней проведать Марко и поговорить насчёт рецептов, Андрей поднялся обратно к себе. Болезнь и лечение автомат уже определил, но неплохо бы запустить и общую диагностику организма. Вдруг парень подцепил на свалке что-нибудь ещё? А тут без участия оператора уже не обойтись.

Оборудование у отставного капитана стояло хоть и списанное как выработавшее первичный ресурс, но снятое с военного транспорта. Северин весь ушёл в работу, видел лишь данные диагноста… Когда домашняя система вдруг сообщила о попытке несанкционированного доступа, причём сразу на уровне оранжевой угрозы. Андрей от неожиданности выругался, переключился на связь с сервером защиты, запустил программу поиска источника атаки… И снова выругался, теперь от растерянности. Нападение шло из медкомплекса. И источником мог быть только лежавший в саркофаге парень. А никаких имплантантов у Марко не было! И если бы не укол снотворного по команде с клавиатуры, в обход медицинского процессора, парень через несколько минут не просто отключил саркофаг, а заставил охранные системы считать врагом хозяина квартиры.

Андрей нахмурился и в задумчивости почесал подбородок. Рассказ Марко, что его ищут, из придуманного страха превращался в реальность. Эспер, способный подключаться к компьютерным системам. Вот только необученный. Иначе бы не прятался на свалке, а легко создал себе новые документы. Скорее всего, проявлялось всё случайно, помимо воли. И до какого-то момента ни сам Марко, ни окружающие про его особые таланты не подозревали. Поэтому парень запросто мог оказаться среди обслуги какого-нибудь политика или младшего персонала крупной корпорации. И случайно влезть в закрытую сеть или базу данных. Возвращать на свалку Марко было нельзя, убежище отнюдь не такое надёжное, как кажется. Полицейские рейды с проверками там случаются регулярно, бесконечно уходить от облав не получится. Но как удержать парня в нормальной жизни, ни одной мысли не приходило.

Удачно вышло, что Лех уже был в кафе, но официантка Дина, которая обычно готовила зал к открытию, ещё не подошла. Поэтому Андрей смог рассказать всё не торопясь и с самого начала. Умолчал лишь о необычных способностях Марко, только коротко пояснил, что парень случайно проник в какую-то политическую или корпоративную тайну. Закончил  Северин рассказ тем, что как вытащить парня со свалки – не представляет. Лех на это задумчиво почесал в затылке стилусом от интерактивного экрана, через который как раз оформлял заказ для пневмодоставки, и ответил:

– Долечивать у вас, дядя Андрей, парня нельзя. Из-за прошлой службы придётся подавать запрос эсбэшникам на проживание постороннего, они обязательно сделают принудительную идентификацию...

Северин согласился:

– Я в наших эсбешниках, конечно, уверен. Этому неведомому «хозяину» хвост они прижмут. Но Марко «предательство» Динь Тунга сломает.

– Вот-вот, – закивал Лех. – Поэтому, как медкомлекс Марко выплюнет и отправит долечиваться на кровати, везём его ко мне. Квартира у меня большая, выделю ему гостевую комнату. Дней пять выиграем.

Андрей тоже кивнул, затем в задумчивости взял из стаканчика на одном из столиков очищающую салфетку и принялся складывать из неё самолётик. Закончив, он запустил поделку в стоящую у входа урну и спросил:

– А дальше?

– Для начала, я сделаю ему документы. Начальница иммиграционной службы припортовой префектуры давно намекает насчёт отпраздновать в кафе именины внучки. Пожертвую одним из наших резервных свободных дней. А взамен попрошу услугу. Оформить Марко вид на жительство и работу без соцпакета. И никаких идентификаций, и окружающие подумают ровно то, что нужно.

Андрей широко улыбнулся. Возле космопорта «упрощёнкой» никого не удивишь, таким способом обманывают каждого второго иммигранта. Пока приезжий не узнает, что по планетарным законам если работник при заключении контракта подаёт заявление, то базовый соцпакет фирма за свой счёт оформить ему обязана.

Как только Марко смог ходить, чтобы после нескольких шагов не кружилась голова, то сразу приехал в кафе. Прощаться и вернуть гостевой ключ. Мол, он честный человек, и пусть хозяин квартиры потом его не заподозрит, если чего пропадёт. Лех молча взял карточку, затем протянул парню листок:

– Подпиши, пожалуйста. И вот здесь, – кончик ручки показал на золотистую полоску сканера внизу бланка, – оставь отпечаток пальца. Это счёт за твоё лечение и проживание. – Мастер Северин, – последовал кивок в сторону стоявшего рядом Андрея, – засвидетельствует, что ты всё сделал добровольно. И заодно потом отнесёт Фам Динь Тунгу для оплаты.

– Вы!.. Вы!.. Да как вы смеете! Жалкий торгаш! – Марко аж задохнулся от негодования.

– А ты как думал? – усмехнулся хозяин кафе. – Ничего бесплатного в нашем мире не бывает. Впрочем… Можешь отработать сам. Документы для этого уже готовы.

– Вы! – Марко сжимал и разжимал кулаки, лицо перекосило от ярости и ненависти к мужчинам напротив. – Вы это задумали с самого начала!

– Конечно, – спокойно кивнул Лех. – Плохой вышел из меня бизнесмен, если бы я не мог в любом деле отыскать прибыль.

– Что вам от меня надо? – обречённо и устало ответил парень.

– Вот! Другой разговор. Значит так. Квартиру я тебе подыскал. Работу тоже. Сам знаешь, автоматика справится не везде. Поэтому займёшься разгрузкой товаров у нас и в соседнем супермаркете, а также уборщиком поработаешь. Где пылесосами поуправлять, а где и самому шваброй доделывать. Держи, – в руки к Марко полетели несколько карточек. – Это твоё разрешение и доступ к зарплате. Уже настроено, что за долг часть денег будет списываться автоматически. Только учти, личных данных там нет, если потеряешь – пеняй на себя. Никто не вернёт. Обедать и ужинать будешь в кафе.

– А вы с меня за это ещё и сдерёте, – Марко скривился, будто съел что-то очень кислое. – Но я так понимаю, выбора у меня всё равно нет. С чего начинать?

Лех кивнул, переглянулся с Андреем и показал на девушку, которая забежала в кафе, бросила: «Всем привет», – и помчалась переодеваться. – Вот Дина тебе всё и покажет. Только ты с ней поаккуратнее.

– Потому что она новенькая, всеобщая любимица и всего боится. Понял, – вздохнул Марко.

Андрей и Лех в ответ рассмеялись от души.

– Скажешь ещё, – сумел наконец выдавить из себя Лех. – Дина у нас давно и, помнится, даже в первый день не особо смущалась. А ещё язык у неё как бритва и без костей. Обидится, даст какое-нибудь прозвище – потом не отклеится. 

Когда Марко ушёл вслед за девушкой в подвал к приёмнику пневмодоставки, Андрей негромко, чтобы слышал лишь хозяин кафе, произнёс:

– Лех, ты гений. Вот только надолго ли мы его на этой цепочке удержим?

– Месяца четыре, думаю. Пока не догадается посмотреть не только остаток, но и движение денег по счёту. И не обнаружит, что его «долги» на самом деле просто уходят на именной счёт.

Лех оказался излишне оптимистичен. Но сработала не подозрительность Марко, а автоматическая программа привлечения инвестиций из банка: робот увидел у клиента счёт, на который деньги лишь поступают, но ничего не расходуется, и прислал письмо с предложением инвестировать средства в какой-то фонд… Марко пришёл скандалить уже на следующий день. Вот только хозяин кафе парня не стал даже слушать: в заведении отмечали свадьбу, и забот было не в поворот. А когда парень всё же попытался высказать свои претензии, Лех буркнул:

– Слушай, не порть людям праздник, а?

Тут же отвернулся и про разговор забыл, так как к нему подошла тамада что-то уточнить, пока гости делали перерыв в еде и общались друг с другом.

Смущения Марко хватило только невразумительно извиниться и отойти от кафе на несколько шагов. После чего он решительно развернулся, зашёл в кафе через чёрный ход и отправился ругаться уже к Северину. Андрей встретил парня радостным возгласом:

– О! Вовремя ты. Не успеваю! Бегом раздевайся, мой руки и ко мне. С аршибанами когда-нибудь дело имел?

– Чего?

Марко ошеломлённо замер на пороге кухни. Он ожидал всего, чего угодно, мысленно отрепетировал каждую фразу скандала. Но вот что ему сразу дадут в руки ножик и корзинку зелёных в жёлтых пятнах шаров размером с человеческую голову, не мог даже предположить.

– Значит так. Самому надо бы, но не успеваю. Кожицу срезаешь аккуратно, чтобы нож шёл по белому слою. В мякоть не залезать, испортишь.

– Так комбайн же есть? – слова вырвались сами собой, и совсем не те, что хотелось.

– Загубить хочешь?! Там всё в порезах будет, перед выпечкой не замажешь никак. И вообще, хватит зубы заговаривать. Бегом! А то не успеем.

Когда Марко вручил блюдо с чищенными белыми шарами, Андрей только удивлённо сказал, что у парня талант. После чего тут же приставил к новому делу, а потом к следующему. К ночи, когда праздник наконец закончился, Марко устал с непривычки так, будто целый день таскал на себе тяжёлые ящики. Но хотя запал и пропал, всё же решил поскандалить. А для этого буквально вломился в квартиру Северина.

Андрей слушал претензии внимательно, не прерывая и не произнося ни слова. После чего посмотрел на Марко таким взглядом, от которого парню захотелось провалиться на месте.

– Ладно, твоя дурная голова – пропадай, если хочешь. Но тянуть в могилу старика Фама, который так о тебе заботился, не смей. Хочешь – бросай всё и уходи прямо завтра. Вот только чтобы на свалке я тебя больше не видел!

– Да что вы знаете! – взвился парень. – Да если бы я знал, как их найти, я бы и минуты не…

– И не особо горю желанием узнать, – оборвал его отставной капитан. – За годы службы я и так нахватался всякой ерунды под грифом «прочитавшего расстрелять». Зато ты не понимаешь одной простой вещи. Искать тебя будут в первую очередь по разным трущобам. А когда найдут – убьют на всякий случай всех, с кем ты общался.

Марко долго молчал, переваривая услышанное, потом буркнул:

– Как будто вы сможете меня защитить. А кафе, вам, значит не жалко?

Андрей в ответ усмехнулся, потом вдруг неуловимым движением оказался рядом с парнем и вышиб из-под него кресло. А пока Марко приходил в себя и потирал ушибленный об пол копчик, Северин плавным кошачьим движением вернулся на своё место.

– Это тебе раз. Два, насчёт кафе. Про твои способности эспера в округе никто не догадывается, даже Лех. Для всех ты – сумевший легализоваться эмигрант, въехавший без визы. Выловить тебя в общей массе таких же приезжих невозможно. К тому же ты парень замкнутый, с работодателем откровенничать не станешь… Инерция мышления – штука серьёзная. Что ты можешь проболтаться кому-то здесь, никто даже не подумает. Ну а третье… Ты не доверяешь ни полиции, ни Службе Безопасности?

Марко скривился, будто разом проглотил пригоршню соли, и процедил:

– У меня есть на это причины.

Андрей кивнул.

– Так вот. А у меня и там, и там остались сослуживцы. И если я замечу нехороший интерес к кафе, для друга они сделают всё, что надо… даже если кто-то из крупных чинуш попытается на них давить. Ну что? Передумал сбегать?

Андрей внимательно посмотрел на задумчивое лицо Марко и улыбнулся.

– Вот и хорошо. И, кстати, после работы вечерами заглядывай. Не знаю, захочешь ли ты становиться поваром, но задатки у тебя есть.

Марко в ответ тоже кивнул, сухо попрощался и ушёл. Когда на следующий день он появился в кафе помочь Дине разобрать доставленные ящики и коробки, про вчерашний разговор и желание сбежать парень не напомнил ни единым словом или жестом. Северин только мысленно усмехнулся: как он и рассчитывал. Но вот то, что через пару дней Марко заявится и с нахальным видом напомнит про приглашение «опробовать таланты» – застало Андрея врасплох. Обещание он давал для красного словца. Но слово есть слово.

Впрочем, обязательство учить оказалось не таким уж и обременительным, Марко был способным учеником. И через несколько лет из него мог выйти отличный специалист… Вот только захочет ли парень? И не вернутся ли обратно через год-два мысли побродяжничать? Андрей вспоминал все уроки психологов, которые вбивали на службе, заводил разнообразные случайные разговоры, пытаясь понять, что у Марко на душе. Но ответа так и не нашёл, поэтому вскоре забросил все размышления. Ведь непонятно, каким Марко станет через год, если всего за несколько недель в кафе он так переменился?

Дни неторопливо ползли за днями, будни сменялись выходными, попугал последними холодами март, обманул ранним теплом апрель и прикинулся первым летним месяцем май. А вот июнь наоборот, принёс с собой затяжные дожди и холодную погоду, в которую  не хочется вылезать из-под тёплой крыши ни за какие коврижки. Особенно вечерами, когда темно, а ветер и дождь расхулиганились вовсю. Поэтому звонок в домофон застал Андрея врасплох. Когда незнакомец поднялся и снял плащ, удивление выросло ещё сильнее: Марко. А ведь парень всегда заглядывал исключительно по делам, хотя между ним и Северином последнее время и установились вполне приятельские отношения.

Андрей провёл Марко в гостиную, налил горячего чаю, после чего пододвинул к столику второе кресло и спросил:

– Что-то случилось? Иначе ты бы не стал идти три квартала в такую погоду, а подождал до завтра.

Парень обнял чашку ладонями, согревая застывшие руки, отхлебнул глоток и негромко сказал:

– Нет… пока ещё нет. Но я хочу рассказать вам мою тайну. Она давит…

– У царя Мидаса ослиные уши, – хмыкнул Андрей. – Понимаю.

– Какие мидасовы уши? – ошеломлённо спросил Марко, в лице и голосе сразу исчезла вся наигранная пафосность…  Андрей на это только усмехнулся.

– Была такая легенда в древности. Один парикмахер каждый день стриг царя, и под страхом смерти ему запретили говорить, что у правителя ослиные уши. А рассказать хотелось.. Вот он выкопал ямку и нашептал в неё свою тайну. Предлагаешь мне стать такой ямкой? Почему?

– Вы недавно вытащили господина Густафссона из таких неприятностей…

– Меньше слушай, что болтают, – расхохотался Андрей. – Ну да ладно.

– А ещё… – не обращая внимания, продолжил Марко, – Я не получил письма от Динь Тунга. То есть… Ну как сказать? Мы арендовали информационную ячейку на сервере «Галактик».

Северин кивнул: «Галактик» считался самым надёжным хранилищем информации во всей Звёздной Ойкумене не просто так. А ещё корпорация не выдавала содержимое ячеек клиентов никому, разве что могла в виде исключения пойти навстречу просьбе самого императора или имперского Сената.

– Мы писали друг другу не реже раза в неделю. А сейчас Динь Тунг не отозвался на три моих последних письма. Я… вспоминая ваши слова. Пусть знает ещё хоть кто-нибудь, кроме меня. Моя тайна… тайна состоит в том, что я искусственный эспер.

– Не может быть! – категорично отрезал Андрей. – Искусственно талант эспера пытались привить многие, особенно когда стали натыкаться на артефакты Предтеч. И признали – это невозможно.

Марко горько усмехнулся:

– Попыток не бросили. Кто-то раскопал очередной артефакт Предтеч и решил попробовать. Лаборатория была здесь, в городе – в мегаполисе проще добывать материал и избавляться от отходов. Мы попадали туда разными путями. Конец был для всех один. На вскрытие, разобраться, почему не сработало.

Взгляд Андрея захолодел.

– За эксперименты на людях, особенно с использованием наследия Предтеч, Имперская Служба Безопасности обычно отстреливает без суда. Я вполне представляю, скажем так, моральный облик соответствующих ведомств. Но опыт Селены Октавии повторять никто не рискнёт. Почему ты не пошёл к ним?

Марко в ответ только горько усмехнулся.

– Я не знаю его имени. Видел лишь кусок переписки во время побега. Транскорпорацию, занимавшуюся исследованиями, прикрывал кто-то из планетарной администрации и планетарного отделения Имперской Службы Безопасности. В неофициальном порядке. Вот только мне от этого не легче. Я случайно уцелел. Мы… Я… Нас после процедур в доме где-то на севере города держали. В камерах. И разные способы пробовали, чтобы какой-нибудь талант активизировать.  В общем, я узнал, что через несколько дней меня отправят на вскрытие как неудачный материал. Вот и пробудилось, инстинкт самосохранения сработал.  Взял под контроль компьютерную систему, с помощью сторожевого комплекса справился с охраной, всё спалил. Вот только там ещё внешнее кольцо было, они как увидели, начали стрельбу. Зачистку. Я один сумел уйти. Но данные кроме лаборатории где-то ещё хранятся. Поэтому стоит засветиться в планетарной информационной базе, и сразу найдут.

Ответил Северин не сразу. А потом заговорил медленно, словно на ходу обдумывал каждую фразу.

– В чём-то ты прав. Напрямую в Службу Безопасности соваться нельзя, даже мои связи не помогут. Но вот затруднить твои поиски можно. Я без подробностей намекну кое-кому в полиции, что, мол, слух про нелегальные исследования на территории мегаполиса был. Ему хватит, он начнёт рыть. Либо чего найдёт, либо таких проблем доставит, что не до тебя будет. Выиграем время… А дальше, глядишь, чего и подвернётся.

К начальнику городской полиции поболтать о давних временах совместной службы Андрей заглянул уже на следующее утро. Николай понял всё без лишних слов, как и намёк, что у нелегалов есть покровитель наверху. Дело можно было считать сделанным… Вот только разные мысли насчёт рассказа Марко уходить никак не желали. О неведомом артефакте и лаборатории Северин думал и во время своего ежемесячного похода в лавку пряностей. Поэтому, когда рядом резко затормозила машина, из которой вышли трое крепких парней, Андрей машинально притормозил и постарался обойти их стороной. Нападения посреди оживлённой улицы, при свидетелях, он, конечно, не боялся… Но какая-то подсознательная опаска сработала. Молодёжь редко пользовалась носовыми фильтрами для обогащения воздуха кислородом, а у одного из крепышей под носом серебрилось маленькое пятнышко: видимо, когда набрызгивал себе фильтр, неаккуратно держал баллончик. Парни на поведение Андрея отреагировали мгновенно. Если бы кто-то из них начал доставать разрядник или парализатор, решился просто скрутить отставного капитана и затащить в машину – капитан успел уклониться...  Вот только ближний просто кинул на землю газовую бомбу. Последней мыслью угасающего сознания стало: «Самоуверенный идиот! Мог бы тоже сунуть в нос фильтры».

Пришёл в себя Андрей привязанный. Осторожно и стараясь сделать это незаметно, приподнял веки… Большая, метров тридцать в длину комната, напоминающая больничную палату – схожий зелёный биологически нейтральный пластик стен, пола и потолка. Да и окон нет. И никого. Андрей открыл глаза и принялся осматриваться уже внимательно. Та часть, в которой он лежал, и в самом деле напоминала больницу: три привинченных к полу койки. Вот только вторую половину занимали два кресла и несколько столов, заставленных разными приборами и хирургическими инструментами – которые заставили сердце бешено стучать. Очень уж знакомые приспособления для допроса любой степени. Не зря одно из кресел и один из столов имеют фиксаторы.

Шанс у Андрея был. Судя по всему, похитители знают только про его гражданскую часть жизни. Связали так себе, явно не рассчитывали, что от большинства дурманящей химии у него стоят блоки, поэтому очнётся Северин быстро и не вялым после наркоза, а готовым к бою. Значит, когда его потащат к креслу, можно попытаться напасть… Додумать Андрей не успел, так как дверь в комнату открылась и пришлось срочно прикидываться лежащим без сознания.

– …уверены, что это именно тот самый?

Андрей сразу отметил говорившего как начальника. И, составив по первым фразам впечатление о нём, решил, что ему хоть в чём-то повезло.  Шеф явно пересмотрел боевиков и решил поиграть в крутого мафиози. Вмешать в процесс и лично всё проконтролировать… Не зря второй, видимо заместитель, хоть и отвечает, приказы выполняет… но в голосе сквозит недовольство.

– Осторожно, компьютер сообщил, что объект пришёл в себя.

– Ерунда, – отмахнулся главный. – Он всё равно пока ничего не понимает. Я проверял, химия ещё действует. Значит, тот самый, про кого таксист утверждал, что Объект вывез именно он. К тому же он точно что-то знает, иначе бы не испугался там, на улице.

Андрей мысленно усмехнулся: дилетант. Северину-то ещё в училище вбили, что доверять надо в первую очередь своей голове, а потом технике. Сымитировать постнаркотический синдром для тренированного специалиста ерундовое занятие. А раз поверили показаниям компьютера, теперь можно и подыграть. Заодно осмотреться… Андрей открыл глаза, повёл мутным взором. Шестеро. Трое охранников. Мужчина в дорогом костюме рядом со столом для допросов – это главный. Рядом помощник. Ближе к двери худощавый, наверное, специалист по допросам. Словно подтверждая, начальник опять заговорил:

– А у него всё со здоровьем в порядке? Может, ему тоже какие-нибудь таблетки надо сначала дать? Как бы не подох, как тот старикан со свалки. А то мистер Греко  покойников допрашивать не умеет.

Андрей подавил ярость усилием воли: так вот куда пропал старик Фам… Но сейчас не время. Тем временем главный повелительно произнёс:

– Начинайте. И поторопитесь. К полуночи мы должны успеть зачистить следы.

– Моё искусство не терпит суеты… – закапризничал было палач.

Начальник в ответ его резко оборвал: времени мало. Они и так из-за неуместной активности городской полиции вынуждены были везти его в основной центр, а не в дом на окраине. Палач на это нервно дёрнул головой, соглашаясь, и махнул рукой начинать. Охрана двинулась к пленнику. Андрей просчитывал варианты. Начальники и палач не угроза. Остаются подручные. В его возрасте форсирование организма даром не пройдёт, но выбора нет. Как только двое подойдут, рвать верёвки и нападать. За счёт неожиданности вывести из строя ближних… А дальше кто быстрее: дальний охранник достанет пистолет или Андрей успеет сорвать у ближнего с пояса нож и бросить. Шаг. Ещё один. Андрей незаметно для врагов напрягся как пружина, готовясь прыгнуть.

Внезапно дверь отворилась снова… В комнату вошёл Марко.

– Здравствуйте, господа. Вы не меня искали?

И почти сразу глаза вдруг загорелись зелёным светом, а рука одного из охранников вытащила, несмотря на сопротивление хозяина, пистолет и начала стрелять. Последний выстрел достался владельцу руки.

– Вот поэтому в пехоте и не держат киборгов. Поможешь развязаться? – прозвучали вместо эпитафии слова Андрея. – И давай поторопимся. Пока ещё кто-нибудь не нагрянул.

– Ну, с этим можно не беспокоиться, – усмехнулся Марко. – Они решили, что у меня телепатия проснулась, и в прошлый раз я считал у охраны пароли. Поэтому везде, где можно, людей на автоматику заменили. И киборгов с собой таскать стали. В здании сейчас больше никого.

Пожар Андрей и Марко наблюдали с соседней улицы, подальше от толпы зевак. Но даже отсюда были хорошо заметны пожарные флаеры, пытавшиеся залить пеной охватившее небоскрёб пламя, и шум техники на земле… Оба знали, что все старания бесполезны. Марко заблокировал сигнализацию, и приехали пожарные только когда всё здание уже оказалось охвачено пламенем.

– Что собираешь делать дальше? – спросил Андрей.

Марко задумчиво пожал плечами.

– Не знаю. Мои способности опять ушли. Эти, – он махнул рукой в сторону бывшего небоскрёба, – дураки. Им и в голову не могло прийти, что просыпается всё от желания помочь, кого-то спасти… Так было и в прошлый раз. Теперь же артефакт сгорел, а данные на себя в планетарной базе данных я поправил.

– Будешь мстить?

Марко вдруг улыбнулся.

– Нет. Я хотел, я тысячу раз представлял, как найду всех покровителей. Сегодня я даже отыскал ниточку, по которой могу всё распутать… А теперь не хочу. Не знаю почему, но я больше не желаю превращать свою жизнь в месть. Они всё равно когда-нибудь получат возмездие. Но без меня.

Андрей положил парню руку на плечо и сказал.

– Это потому что ты из загнанного зверя стал человеком. Кстати. У тебя же никаких планов на будущее? Оставайся в кафе. Нам понадобится новый помощник Леху. Видишь ли, у Дины скоро будут другие, семейные, заботы. Согласен?

Марко кивнул, и мужчины пожали друг другу руки.

– Согласен. Будет у вас, мастер Андрей, необычный ученик.

Ведь кафе на Лесной улице – необычное кафе.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования