Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Haqster - Побег к мечте

Haqster - Побег к мечте

 
   Антон почувствовал, что корабль содрогнулся.
          Нет. Показалось. Юноша снова закрыл глаза.
       Он лежал на жёсткой койке, душный воздух и поток сбивчивых мыслей не давали ему заснуть. На несколько мгновений Антон замирал, но вскоре поза казалась ему неудобной. Он переворачивался на другой бок. Через недолгое время новое положение тоже вызывало неприятие, и он снова ворочался. Так продолжалось до тех пор, пока тонкое одеяло вместе с простыней не превратились в жалкий комок, который слетел с постели.
Антон, с трудом отталкивая себя от кровати, приподнялся и сел. На мгновение его замутило. Он сделал глубокий вздох, и ошеронские кальмары, слизкие неприятно пахнущие, которыми его угостил пассажир с соседней койки, вернулись обратно в желудок.
Не поворачивая голову, лишь скосив взгляд, юноша посмотрел вниз. В полутьме он различил скомканные тряпки. Они большим белым пятном закрывали часть рассеянного света, льющегося из-под ребристой решетки. Оставлять их в пыли не хотелось, но страх того, что кальмары ещё могут покинуть желудок, удерживал Антона на месте.
В конце концов, мысленно плюнув на всё, он опустил голые ноги на неровную поверхность пола, присел с прямой спиной, схватил постельное бельё и кинул его на кровать. Снова к горлу подступили кальмары. Антон в очередной раз мысленно выругал себя за то, что пошёл на поводу у соседа, толстого коммивояжера, который скормил ему эту гадость.
В надежде, что очередной позыв успокоится сам по себе, молодой человек замер.
В огромных иллюминаторах, вокруг, висел темный величественный космос, усеянный лишь точками далеких звёзд, наводивших на философские мысли о бытие. Но нарушали эту величественность окружающий храп, сопение, какое-то полусонное бурчание. На мгновение Антону показалось, что в этой какофонии, проскользнуло потрескивание. Ещё одно. И ещё. Словно где-то отлетел мощный кабель и начал осыпать железные лестницы и решётки искрами и электрическими разрядами.
Снизу послышались громкие голоса. Разобрать, что они говорили Антон не смог. Но отрывистые и резкие реплики навели его на мысль: на корабле, что-то произошло.
Одним движением он влез в тесные поблёскивающие синевой тапочки, оправил мятую футболку синего цвета с рисунком по центру – несущийся вперед утёнок в шлеме, за ним в пыли разлетевшиеся останки планеты, и надписью ниже: "Вперед без сомнений". Сунул руки в узкие карманы черных шорт и побрёл к выходу по широкому проходу между перегородок и коек.
Когда перед Антоном мягко разошлись половинки металлической двери, молодой человек ожидал увидеть за стойкой дежурного, посреди, обставленного диванами и растениями, холла, и очень удивился, когда никого не обнаружил. Ни коренастого хмурого стюарда Вити, ни его напарницы пышногрудой приветливой стюардессы Лики в холле не было видно. Это немного расстроило Антона, казалось, теперь невозможно узнать, что это за треск.
Оглядываясь – вдруг не заметил дежурного, Антон прошёл к противоположному углу комнаты. Там, за невысокой пластиковой перегородкой, вниз спускалась железная лестница. Как ему поведал по секрету тот же Витя, эта лестница проходила насквозь все палубы корабля.
Обычно закрытая, сейчас дверца перегородки была распахнута. Антон прошёл за неё и остановился перед небольшим прямоугольным лазом. Совершенно ясно, что треск доносился оттуда. Антон ещё раз огляделся и полез вниз. Когда он спустился по тесной лестнице, в полутьме трещало всё вокруг: каждый квадрат серого углепластика внутренней обшивки корабля, каждая ячейка железного пола, воздух в широком коридоре.
Молодой человек ускорил шаг, он почувствовал тот азарт, с которым отправлялся в рискованные гонки на гравидосках по заброшенным планетам.
В воздухе явственно проступал запах озона, усилился шум двигателя.
Антон перешёл на бег, повернул за угол, и чуть не споткнулся о лежащего на полу коренастого мужчину. Это был Витя. То, что он мертв, молодой человек понял, когда присел и не нащупал биения артерии на шее.
Серый комбинезон, какой носили члены команды корабля, был чист и опрятен. Ни ран, ни следов борьбы. Витя словно просто заснул.
      Антон поднялся, его сердце бешено заколотилось, как если бы давний участник гонок на гравидосках пытался уйти от очередной крылатой стрекозы на какой-нибудь захудалой планете.
Нога трупа лежала между створками двери, которые раз за разом расходились, прятались в стене, потом снова пытались соединиться, всё это сопровождалось тихим шипением. За дверью Антон видел на полу ещё несколько человек, в таких же серых комбинезонах. Молодой человек медленно поднялся.
То ли от волнения, то ли от пробежки к горлу стала подниматься тошнота. Глубоким вздохом Антон подавил в себе этот позыв. Оглянувшись, не было ли кого позади, он осторожно наклонился к двери, створки которой спрятались в стене, и высунулся за неё.
В большом зале, у стен, мерцали зеленым цветом голографические панели с представлением корабля в разных проекциях, в центре красными и синими цветами светилась одна большая панель с изображением бочкообразного, покрытого узором из узких трубок, космического двигателя.
Здесь монотонный треск, казалось, разрывал всё тело изнутри.
– Есть тут кто-нибудь? – громко крикнул Антон. Звук голоса растворился в шуме.
Молодой человек выждал несколько секунд и шагнул вперед. По щеке сбежали две капельки пота. Оглядываясь, Антон сделал несколько гулких шагов по железному полу и остановился.
Никого живого в зале не было видно, на полу, в креслах в разных позах застыли около полудюжины мужчин и женщин в серых форменных комбинезонах. Кого-то, казалось, смерть застигла неожиданно, кто-то пытался сопротивляться и ползти к выходу.
Сквозь отупляющий треск, Антону послышался скрежет по железу. Он звучал справа, из переливающегося металлическим блеском контейнера высотой в два человеческих роста. Антон сделал к нему несколько шагов. Контейнер раскатисто бухнул, и сразу же изнутри послышался стон.
– Кто здесь? – закричал Антон, быстрыми шагами приблизившись к махине.
– Я…, – еле слышно прозвучал ответ.
Молодой человек заглянул внутрь через открытую створку двери, у второй, закрытой створки Антон увидел лежащего на полу худощавого мужчину в сером форменном комбинезоне. Его лицо блестело от пота, прямые русые волосы слиплись небольшими прядками. В полутьме, Антону показалось, что глаза мужчины светились от радости.
– Надо включить тревогу и эвакуироваться! – прошептал мужчина.
Антон подбежал к нему и опустился на колени.
– Что случилось?
– Метеорит попал, – мужчина глубоко вздохнул, – в двигатель попал, а он на обкатке, – одной рукой он с силой стукнул по стенке контейнера, – Это ещё поставить не успели, метеорит защитные цепи пробил, двигатель поле генерит, скоро все на корабле…, – он взглядом показал наверх, – Надо эвакуироваться.
– Капитан наверно уже всё знает, скоро начнёт эвакуацию. Я вам помогу, – с этими словами Антон потянул на себя руку мужчины.
– Не начнёт. Я капитан, – тихо произнёс мужчина, – Надо поднять тревогу. Пока не поздно. Иди.
Капитан вырвал свою руку у Антона.
Антон медленно встал, его снова замутило, он покачнулся.
– С тобой всё хорошо? – спросил капитан.
Антон глубоко вздохнул.
– Всё нормально, – ответил он.
Капитан тяжело задышал.
– Иди уже. Из машзала выйдешь, там, метров через сто переговорное устройство, свяжешься с командным постом, расскажешь всё. Уходи.
– А если двигатель отключить, напротив я видел рубильник.
Возникла пауза, в несколько тяжёлых вздохов мужчины. Его взгляд скользнул по футболке Антона.
– И не думай, – лицо капитана стало багровым, с тихого голоса он съехал на громкий шёпот – Я не знаю, как ты сюда попал, почему ты до сих пор не валяешься парализованный. В любом случае, рядом двигатель, там поле сильнее в несколько раз. Выдержишь ли ты, абсолютно неизвестно, – мужчина замолчал на мгновение, затем тихим голосом добавил:
– Надо просто объявить тревогу. Пока не поздно. На этой космической трассе, вас подберут в течение суток.
Антон отошел к выходу из контейнера и оглянулся на капитана.
– Я вернусь, – сказал он и бегом бросился к выходу из машинного зала.
У самой двери молодой человек посмотрел на темный щит с кучей тумблеров на противоположной стене. Над щитом висела черная надпись на жёлтом фоне: "Ручное управление", чуть сбоку рубильник, с надписью на красном фоне: "Отключение двигателя".
Шальная мысль полностью овладела им. Всё просто. Нужно было лишь пробежать около полусотни метров. Это как на гравидоске не замедляясь проскочить через какое-нибудь ущелье. Сердце, получив дозу адреналина из-за предстоящей опасности, заколотилось в бешеном ритме.
Антон знал, в такой момент, размышлять о чём-то уже было бесполезно, но мысль о том, что лучше бы объявить тревогу и оставить азарт, на мгновение, охладила его.
Он повернулся к двери.
Потом снова к щиту.
Из головы вылетели все мысли, он рывком бросился к противоположной стене.
С каждым прыжком, с каждым, оставшимся позади метром, молодой человек чётче осознавал, что любая помеха, об которую он споткнётся, любое препятствие, и корабль вместе с полуживым капитаном, благодушным коммивояжером, улыбчивой стюардессой Ликой, со всеми людьми, погибнет. Разлетится обломками по бесконечному космосу.
С этими мыслями Антон запнулся за ножку стула, балансируя, проскочил ещё несколько метров и повалился на пол. Он метнул взгляд в сторону рубильника
Теперь он уже различал узкую бороздку, бегущую по периметру крышки щита.
То, что парализовало левую руку, Антон сразу и не понял. Когда вскакивал, вроде даже ей оттолкнулся от пола, но потом она повисла плетью вдоль тела.
Страх заставил выжать все силы до последнего.
До рубильника оставались не больше двух метров, когда дрожь захватила левую ногу. Она превращалась в кусок постороннего мяса, каким-то образом приделанного к его телу. Он понял: следующий шаг он может уже не сделать.
Оттолкнувшись правой ногой, Антон прыгнул вперед, целясь здоровой рукой в углубление, внутри него краснела ручка рубильника.
Вот она уже совсем близко. Всё покрылось белым светом. Он так и не увидел, попала ли рука, опустилась ли рукоять рубильника.
 
Белый свет лился из светящихся квадратов, в шахматном порядке усеявших потолок. Вокруг стояла тишина. Антон осмотрелся: три белых стены, четвёртая прозрачная. За ней толстый коротышка, в белом халате. Антон припомнил, что видел его, и если ему не изменяла память, это был доктор на корабле. Рядом с доктором высокий худощавый мужчина – капитан. Двое мужчин о чём-то разговаривали.
Доктор повернулся к Антону лицом и увидел, что тот очнулся. Широко улыбаясь, коротышка ворвался в палату. Не успели сойтись створки за его спиной, как он уже заговорил:
– Ну, молодой человек вы наш герой, спасли корабль, всех нас.
Антон почувствовал, как губы сами расплылись в улыбке.
Доктор подошёл к кровати и стал больно щипать руки и ноги.
– И с кальмарами. Признайтесь это же простое везение. Вы же не знали, что они поле двигателей блокируют.
Антон отрицательно помотал головой.
– Я вам расскажу даже больше, из-за них на Ошероне до сих пор двигатели внутреннего сгорания используют.
Антон вскрикнул, последний щипок был очень болезненный.
– И если захотите гурманствовать этими кальмарами в будущем, знайте, едят их для вкуса, а потом вызывают рвоту, потому что в желудке они не перевариваются.
Он коротко хихикнул и отошёл от кровати.
– Осмотр я закончил, вы без последствий пережили паралич, теперь с вами хочет поговорить капитан.
Он буквально исчез из палаты. Антон видел, как за стеклом доктор что-то сказал капитану, на что тот кивнул и пошёл к двери.
– Привет, Антон, – поздоровался капитан, когда двери тихим шипением раздвинулись в стороны.
На его лице, появилась и застыла измученная улыбка.
Капитан прошел кровати и протянул левую руку для пожатия.
– Спасибо тебе.
Антон пожал её, и посмотрел на правую руку капитана. Та плетью висела вдоль тела.
Капитан кивнул.
– Обещали починить, так что ничего страшного.
       Они замолчали, в воцарившейся тишине слышались лишь голоса из коридора.
– Знаю у тебя всё хорошо.
Антон кивнул и криво улыбнулся. Ему почему-то хотелось, чтобы капитан ушёл. Ему казалось, что он в чём-то виноват перед ним.
– Я тут узнал, ты в столицу, поступать на пилота летишь, – спросил мужчина.
– Да, – ответил Антон, рассматривая проходящих мимо прозрачной стены людей.
– Сам хочешь или родители настояли?
– Мама…просила,
– Послушай моего совета: флот не твоё.
Наступившая тишина повисла тяжелой гирей.
Капитан левой рукой порылся в правом нагрудном кармане, и вытащил оттуда небольшой переливающийся радужными цветами прямоугольничек. На нём мелькнул знакомый Антону утёнок.
– Это тебе, у меня хороший товарищ есть в профессиональной лиге. Он тебе даёт возможность показать себя. Планеты, новые гонки. На следующей остановке, если захочешь, нужно будет сойти, – он повертел визитку, – но я не настаиваю, можешь лететь дальше в столицу. Выбирай.
Антон посмотрел на цветастый пластик и понял, что выбор он уже сделал.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования