Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Род Велич - ЛЕОПОЛИС-64: Бегство

Род Велич - ЛЕОПОЛИС-64: Бегство

Леополис-64: Клуб Luxuria
К8 на полной скорости мчалась по ночному городу. Петляя на скутере по узким улочкам Старого Города и огибая неторопливые электромобили, она пыталась размышлять, где ей теперь спрятаться от погони. Если агенты Службы Безопасности искали ее в "Берлоге", значит им известно уже достаточно, чтобы вычислить остальные места, где она может бывать. Нужно было срочно придумать что-то нестандартное.
Она обогнула центр города – там много полиции и камер наблюдения – сейчас туда лучше вообще не соваться. Но когда К8 проезжала поворот на Красную Улицу, ее вдруг осенила мысль. Красная Улица! Ну, конечно! Нужно позвонить Яре, она наверняка сейчас там работает.
К8 знала Яру от самого начала работы курьером. Это была высокая стройная девушка на несколько лет старше. Яра ходила неспешной грациозной походкой, на тусовках курьеров всегда держалась особняком и бралась лишь за самые смелые и дорогие заказы. Но в К8 ей сразу что-то приглянулось, и, несмотря на разницу в возрасте, одно время девушки были близкими подругами. Правда, позже их дороги разошлись. Яра выбрала другой путь: она всерьез занималась танцами и ее давно звали работать в стрип-клубы на Красной Улице. Яра не спешила откликаться на эти предложения, но со временем, то ли обещанные гонорары перевесили заработки курьера, то ли Яре просто наскучило глотать пыль на дорогах – и она ушла работать в один из клубов. У К8 в то время уже вовсю закрутился роман с Иваном, и она как-то упустила из виду этот момент. Но теперь нашелся серьезный повод напомнить о себе. К8 уже пропустила нужный поворот и теперь резко развернулась, чтобы вернуться на Красную Улицу, одновременно набирая на терминале контакт Яры.
На звонок Яра ответила почти сразу:
– Кто это? Кэйт?! Здравствуй, девочка моя! Вот уж не ожидала, что ты обо мне вспомнишь, тем более в такое время...
К8 наспех обрисовала ситуацию, особо не вдаваясь в подробности.
– Хорошо, подъезжай, – быстро отозвалась Яра. – Клуб "Luxuria". Зайдешь с черного хода. Скажешь, что у тебя посылка для Молли. Это мое сценическое имя.
В это время К8 уже неслась по Красной Улице. Несмотря на позднее время, здесь гуляло много народа. По обе стороны сияли алые вывески дорогих клубов и борделей. Большая часть рекламы и уличных фонарей также была красного цвета. Местами в просветах окон в бордовом свете извивались манящие силуэты танцующих девушек. Красная Улица показывала на витринах свой живой товар.
За квартал до указанного адреса К8 спешилась и зажгла на комбинезоне оранжевые огни уличного курьера. Все должно было выглядеть правдоподобно. Она издали заметила большую вывеску "Luxuria", сияющую бегущими огнями. У изящной широкой двери вместо швейцаров стояли две девушки и посылали прохожим воздушные поцелуи. На девушках были надеты шляпы-котелки и стилизованные ливреи, которые, впрочем, совершенно не скрывали длинные стройные ноги.
К8 нырнула в соседнюю подворотню и, не снимая шлема, постучалась заднюю дверь клуба. Мрачный вышибала с раскосыми глазами азиата внимательно осмотрел ее с ног до головы, обмахнул металло-детектором и нехотя пустил внутрь:
– Гримерка Молли на втором этаже, налево по коридору, – процедил он сквозь зубы с сильным акцентом.
Когда Яра открыла дверь, К8 с трудом ее узнала. Обувь на неестественно высоких каблуках, трико из блестящей золотистой ткани, открывающее ноги и руки, на голые плечи было наброшено пушистое боа. Лицо Яры покрывал яркий, вызывающий макияж, похожий скорее на маску кошки или хищной птицы. Собранные в диковинную прическу волосы и все тело искрились блестками в лучах светильника. Но глаза Яры были все теми же, какими их помнила К8: тот же цепкий, чуть ленивый взгляд уверенной в себе львицы.
– Здравствуй, Кэйт, – промурлыкала Яра, ее голос был таким же уверенным и одновременно расслабленным, как и ее взгляд. – Заходи, рада тебя видеть. Ух, какой у тебя крутой комбинезон! Ты стала хорошо зарабатывать?! Вижу, с тех пор, как мы последний раз виделись, ты времени зря не теряла. С нетерпением жду от тебя новостей, как там поживают наши курьеры...
Зайдя в полутемную гримерку, К8 кратко рассказала ей свою историю:
– В общем, я связалась с хакером по имени Спай. Можно сказать, мы с ним партнеры. По бизнесу, разумеется...
Яра слушала молча, но очень внимательно, и К8 продолжила:
– Я помогала ему в некоторых операциях. Ну, например, установить какой-нибудь "жучок" куда нужно. Вроде бы ничего серьезного, но деньги неплохие. А вчера вечером мы делали вылазку в саму Цитадель. Тут-то все и закрутилось...
К8 вдруг смолкла и схватилась за голову:
– Вот, черт! И за каким лешим меня туда понесло?! Очень уж гонорар был жирный! Хотела заработать на новый скутер. И вообще, было интересно проверить силы в чем-то по-настоящему серьезном. Короче, во время вылазки сработала сигнализация. Пришлось срочно улепетывать оттуда. Но я, кажется, засветилась где-то на охранных камерах, и теперь меня ищет Служба Безопасности. Хорошо хоть Иван успел предупредить, что в "Берлоге" облава. Так что теперь я в бегах...
Яра сидела все так же спокойно и неподвижно.
– У, девочка моя! Похоже, ты разворошила осиное гнездо, – ее кошачья маска выражала скорее задумчивость, чем тревогу. – Это не дело курьера лезть в опасные операции. Унесла посылку, принесла посылку – и все! С тебя взятки гладки. А соваться в запретные зоны, участвовать в серьезных рейдах – это работа для профессионалов другого уровня. Я, конечно, могу тебя понять: риск – дело благородное! Но за него порой приходится слишком дорого платить.
– Да, я уже и сама это понимаю. Я только не знаю, что мне теперь делать... – голос К8 невольно дрогнул.
– Заляг на дно, исчезни на какое-то время. В городе полно мест, где можно раствориться без следа. Знакомым расскажи что-нибудь отвлекающее. Мол, уехала к бабушке за город, заболела, очень занята на новой работе – придумай что-нибудь! Пусть тебя ищут по ложному следу. Если дело не слишком серьезное, все скоро уляжется.
– А если нет?
– Ну, в крайнем случае, придется откупиться. В конце концов, Служба Безопасности Леополиса – это тоже коммерческая структура. Деньги для них всегда были на первом месте. Кстати, твоя мать хорошо зарабатывает?
– Знаешь, Яра, для меня самое страшное, если на меня наденут этот собачий ошейник для арестантов! Это же полное отключение от жизни – ни Сети, ни скутера, никакой работы, домашний арест и комендантский час!..
– Нет, девочка моя, – глаза Яры сузились. – Самое страшное – это если ты влезла в какое-то по-настоящему секретное дело. Такое, которому не нужны живые свидетели. Тогда по следу пускают ассасина, и жизнь человека измеряется уже не днями, а часами. Уж поверь, я кое-что знаю в этих делах.
В комнате повеяло холодом.
– И что тогда?
– Тогда нужно бежать не оглядываясь. В другой регион, а лучше – в соседний пояс. Попасть в Третий Пояс можно легко, почти без проверок. Но жизнь там, конечно, не сахар...
Повисла пауза. Желая разрядить напряженную тишину, Яра переменила тему на свой манер:
– Или оставайся у нас на Красной Улице, – промурлыкала она, лукаво улыбаясь. – У нас тут тоже люди бесследно исчезают. Особенно, такие юные и хорошенькие девочки, как ты. Сменим тебе имя, работу найдем поприличнее. Можно даже без секса.
И Яра засмеялась, но К8 было не до смеха. Яра села перед зеркалом, чтобы поправить макияж и продолжила:
– На Красной Улице хватает тихих мест и закрытых заведений – здесь можно прятаться годами, никто и не узнает. Знаешь, сколько девочек здесь работают тайком от своих приличных родителей?! – Яра многозначительно подняла палец. – И сколько студенток из дорогих учебных заведений тут подрабатывают инкогнито, чтобы оплатить учебу?! А потом, годы спустя, они будут занимать очень серьезные должности и вспоминать Красную Улицу, как забавное приключение юности!
– А ты здесь надолго? – поинтересовалась К8.
– Нет. Для меня это тоже временное занятие, – ответила Яра. – Танцы на шесте и стриптиз – это не то, чем бы я хотела заниматься всю жизнь. Мне просто нужны деньги. А вообще я планирую стать "самураем".
– Кем?! – удивилась К8.
– Ну, "самураем" – уличным бойцом, телохранителем, ассасином – называй, как хочешь. Это как "ангел", только без привязки к Службе Безопасности. Многие шишки из корпораций и мафии готовы платить весьма достойные деньги, чтобы иметь при себе такого охранника. Для прикрытия собственной задницы и разных щекотливых поручений. Особенно, в этом бизнесе ценятся красивые девушки. Тогда можно притворяться эскорт-сервисом. Ведь от красотки из эскорта как-то меньше всего ожидаешь, что она через секунду перережет тебе горло или прострелит голову. Наивная человеческая психология, – и Яра снисходительно хмыкнула.
– А что тебе мешает стать "самураем" прямо сейчас? Я помню, среди курьеров ты была одной из лучших – и в паркуре, и в вождении, и рукопашном бою.
– О, нет, – засмеялась Яра, – В таком деле надеяться только на свои кулаки и реакцию – это скорейший путь в могилу. Тут нужно оборудование, понимаешь? – и Яра посмотрела на длинные бордовые ногти, словно ее беспокоила какая-то заусеница под ними. – Всякие чипы, импланты – чтобы видеть, слышать, чувствовать опасность заранее, чтобы проходить через защитные системы и стрелять не целясь. Для достойной конкуренции с другими профессионалами, нужна целая куча самой современной электроники. И еще нужны классные хирурги, чтобы вживить ее в тело. А это все – деньги, большие деньги! И потому я пока зарабатываю здесь.
– Значит, когда-нибудь ты будешь ловить таких же беглецов, как я... – задумчиво проговорила К8 скорее сама себе, чем подруге.
– Как знать, – пожала плечами Яра. – В любом случае сейчас ты со мной можешь чувствовать себя в безопасности.
 
Внезапно в дверь постучали:
– Молли, на минуту, – это снова послышался азиатский акцент мрачного вышибалы у входа, очевидно, он знал Яру только по сценическому имени. – Тут у черного хода ошивается "ангел", кажется, ищет твоего курьера.
– Это по мою душу! – в ужасе прошептала К8. – Как они меня так быстро вычислили?!
Но Яра была не из тех девушек, кого так просто испугать. Она подошла к двери, потом серьезно посмотрела на К8 и деловым тоном скомандовала:
– Сиди пока здесь, я переговорю с хозяином и вернусь.
Следующие десять минут показались К8 вечностью. Она беспокойно слонялась по тесной гримерке: на стенах были развешены постеры в стиле ретро-кабаре, разнообразные маски, шляпки и совсем уж замысловатые элементы сценических костюмов. Из большого зеркала, обрамленного светильниками, на К8, словно из потустороннего мира, смотрело ее собственное перепуганное лицо. Скрыться отсюда было решительно некуда, в гримерке не было даже окна. Побродив из угла в угол, К8 снова плюхнулась на диван, двумя руками прижимая к себе мотоциклетный шлем, словно это было последнее, что могло ее защитить.
 
Потом дверь резко распахнулась, и на пороге показалась Яра. Девушка спокойно поигрывала концом боа, висевшего на шее, а на ее лице бродила едва заметная коварная улыбка.
– Ну что, девочка моя, вот и настало тебе время тряхнуть стариной, – загадочно улыбаясь, проговорила Яра тоном, не предвещавшим ничего хорошего. – Черный ход действительно сторожит агент Службы Безопасности, так что теперь единственный путь побега – через зал. Но простого курьера туда никто не пустит, понимаешь? Однако, мне удалось, кое-что для тебя выдумать. Я переговорила с хозяином, и сказала, что моя лучшая подружка хочет выступить с пробным танцем. Ты же помнишь, как я давала тебе пару уроков поул-дэнса?! Я думаю, с твоими физическими данными это не составит большого труда!
У К8 раскрылся рот от неожиданности:
– Но, Яра!.. Я же никогда не выступала на публике! Да и не помню я уже ничего из твоих уроков...
– Не волнуйся, – успокоила Яра. – Вечер сегодня не людный, публика уже порядком напилась. Сейчас они скушают любой эксперимент. Ты, главное, будь энергичнее, слушай музыку, импровизируй в такт – они это любят. Вспомни свои занятия акробатикой. Я верю, у тебя все получится! А когда ты спрыгнешь в зал, там вообще начнется настоящее буйство. В любом случае, другого способа сбежать отсюда я все равно не вижу...
К8 опустилась на диван и обхватила голову руками, но Яра словно и не замечала этого:
– Поэтому готовься, девочка моя! Твой выход через десять минут – откладывать дальше будет опасно. В качестве бонуса хозяин разрешил тебе остаться в комбинезоне – он все равно в обтяжку, выглядит весьма сексуально. Будем считать это креативным ходом твоего номера. Не голышом же тебе бежать отсюда. А сейчас давай я немного разомну тебе мышцы – не разогревшись легко что-то потянуть. Ну-ка, расстегни комбинезон! – и Яра сильными, но чуткими руками стала растирать К8 плечи и спину.
 
Через десять минут Яра взяла К8 за руку и повела по темному коридору. Из соседних гримерок выглядывали любопытные девочки в разнообразных сценических нарядах. Через открытую дверь из зала доносилась громкая музыка и галдеж. За несколько шагов до сцены, пока музыка еще не стала оглушительной, Яра развернула К8 к себе и крепко обняла:
– Ну, прощай, подружка! Не знаю, когда мы еще увидимся. Дальше все просто: сейчас объявят твой номер, выходишь вон к тому шесту, ждешь, когда заиграет музыка – танцуешь и убегаешь. Только будь осторожна, в зале может быть еще парочка "ангелов". Ну, все! Люблю тебя, девочка моя!.. – и Яра поцеловала, а затем снова крепко обняла К8, поглаживая по дрожащей спине и оставляя на комбинезоне блестки макияжа.
В этот момент музыка стихла, и со сцены рявкнул конферансье, щекастый жирный коротышка в ярко-желтом смокинге:
– А сейчас небольшой сюрприз! – зычно провыл он, растягивая гласные, – Только сегодня вечером выступает дебютантка нашего шоу! Встречайте! Таинственная "Motor-Girl"!!!
В багровом мареве прожекторов, под аплодисменты зала К8 на ватных ногах вышла к шесту. Она незаметно коснулась контакта на воротнике и вставки на комбинезоне вспыхнули алым огнем. В зале прошел одобрительный гомон. Потом, расставив пошире ноги, чтобы не упасть от волнения, К8 медленно сняла мотоциклетный шлем и отбросила в сторону, алые волосы рассыпались по плечам. Публика в зале заметно оживилась, послышался свит и улюлюканье. На К8 оставались "стрекозиные" очки, она незаметно включила сканер и медленно обвела взглядом зал. За столиками сидели подвыпившие экспаты, туристы и местная небедная и уже порядком пьяная публика. Но где-то в глубине зала на сканере мелькнули две красные метки – маркеры агентов. Похоже, бегство не будет легким.
К8 бросила прощальный взгляд на Яру. Та все еще стояла у выхода на сцену, но за ее спиной из темноты коридора медленно наползала еще одна красная метка. Видимо, агент уже вошел через черный ход и теперь двигался к сцене. Последний путь к отступлению был отрезан! Теперь остался лишь выход через зал. К8 вдохнула побольше воздуха и положила руку на шест. В этот момент заиграли первые аккорды, и тяжелая пульсирующая музыка наполнила зал. К8 покачнулась ей в такт и вдруг почувствовала, что за ней неотрывно наблюдают десятки восторженных мужских глаз. И что она может ими управлять своими движениями. Внезапно у К8 словно что-то щелкнуло в голове – дрожь мгновенно прошла, ее охватило удивительное спокойствие и осознание собственной силы. Медленно, словно играя, она потянула вниз молнию комбинезона на груди и хищно улыбнулась в зал:
– Окей, засранцы! Это выступление вы запомните на всю жизнь!..
 
* * *
 
Леополис-64: МалазияК8 бежала дворами, застегивая на ходу комбинезон. Она лишь смутно помнила, как ей удалось вырваться на улицу из душного клуба. Кажется, ее вынесла на руках очумевшая от выступления публика, которая подхватила ее на руки после прыжка со сцены и по дороге свалила с ног пару "ангелов", пытавшихся ей помешать. Затем, еле отбившись от новоявленных поклонников, К8 нырнула во дворы, чтобы поскорее убраться с места происшествия. Скутер, оставленный у входа в клуб, вероятно, уже стал добычей агентов Службы Безопасности. К8 не могла понять, как ее так быстро нашли, но начинала подозревать, что дело было именно в скутере. Видимо, идентификационные данные ее байка тоже стали известны "ангелам". Еще один повод теперь его бросить.
Немного придя в себя от ночной прохлады, К8 постепенно начала понимать, что делать дальше. Перемахнув через высокую ограду, она забежала в подъезд какого-то дома и включила запасной терминал – ну хоть его "ангелы" еще не засекли?! Теперь нужно вызвать кого-то знакомого, кто поможет выбраться. Ли?! Ну, конечно же, Ли!
 
Ли ответил на звонок не сразу. "Неужели он уже спит?!" – с ужасом успела подумать К8. Но трубку подняли, и слегка сонный голос проговорил с легким акцентом:
– Ли на линии...
– Ли, дорогой, выручай! – К8 от радости так запрыгала на ступеньках, что чуть не покатилась вниз. – У меня к тебе дело на сто миллионов!
– Кэйт? В такое время?!
– Да, это срочно! Я тут застряла в городе. Без байка, без ничего. Мне нужна твоя помощь!
– Ладно, я понял. Сейчас выезжаю.
Курьеры считали долгом помогать друг другу в трудных ситуациях. Это было правилом хорошего тона в их рискованном ремесле. Но в случае с Ли это была еще и личная история.
– Где тебя подобрать?
– На точке эс-три. Я тут неподалеку.
Город на картах курьеров был разбит на понятные только им сектора, условные точки и маршруты. В точках обычно находились тайники, где курьеры могли сбрасывать друг другу посылки, если подозревали слежку за собой.
– Окей. Я скоро буду. Держись! – сказал Ли и отключился.
– Ну, слава богу! – облегченно выдохнула К8, – Надеюсь, теперь мне не придется ночевать на ступеньках!
 
К8 сверилась по карте в терминале. В электронных очках зажглась схема города, показывающая ее текущее местоположение и маршруты до ближайших контрольных точек. До нужной точки была всего пара шагов. К8 запустила программу-трекер и указала цель на карте. Теперь можно было не задумываясь бежать дворами, глядя лишь на стрелки-подсказки, которые трекер автоматически показывал через очки. К8 пробежала несколько подворотен, тихих дворов и узких улочек. Пару раз пришлось перепрыгивать заборы и даже пробежаться по крыше гаражей. Трекер для курьеров работает совсем не так, как для обычных пешеходов. Он прокладывает наиболее быстрый и прямой трехмерный маршрут по городу, но с расчетом на то, что пользователь владеет хотя бы средними навыками паркура. То есть перемахнуть забор или пройтись по карнизу – для него не проблема. А для К8 это действительно были пустяки.
Вот, наконец, и нужный подъезд. У двери виднелся небольшой оранжевый знак – неброское граффити под трафарет. Такие символы курьеры оставляли друг другу, чтобы знающие люди могли найти тайник и без помощи трекера. К8 рванула дверь и побежала вверх по ступенькам. Тайник был на последнем этаже, но сейчас К8 интересовал не он, ей просто нужно дождаться L2E. Девушка облегченно выдохнула и присела на ступеньки. Напряжение и страх постепенно отпускали.
Тут внезапно пришло сообщение от Яры:
"Шоу было супер! Хозяин сказал, ты могла бы зарабатывать хорошие деньги, если бы согласилась работать у нас в клубе. И лично от меня: классно ты зацедила по зубам тому ангелу возле сцены. Береги себя, девочка!"
После чего следовал смайлик с изображением поцелуя.
К8 невольно улыбнулась, но тут же вздрогнула, вспомнив выступление в клубе. Перед глазами промелькнул секундный флэшбэк: какая-то темная фигура скрюченными руками тянется к ней через край сцены. Но К8 знает, кто это: сканнер показывает красную метку агента над черным силуэтом. Медленно, словно во сне, ступня К8 врезается незнакомцу в челюсть. Это выглядит непринужденно – просто как красивое завершение движения под музыку. Удар! И, получив дополнительный импульс, К8 взмывает вверх по шесту, а фигура проваливается назад в толпу зрителей. Красная метка гаснет в гуще людей. Задорный свист публики. Некоторые из них, наверное, думают, что это часть номера... Затем видение исчезло, и К8 снова зябко поежилась.
 
Послышался звук подъезжающего мотоцикла – это должно быть Ли. Среди их тусовки только Иван и Ли имели такие громкие бензиновые мотоциклы, электрические скутеры остальных курьеров ездили почти беззвучно и гораздо медленнее. Из окна К8 видела, как невысокая фигура мотоциклиста спешилась и серой тенью метнулась в подъезд. Через минуту Ли стоял перед ней. Скуластое китайское лицо без особых примет, темные волосы, внимательные карие глаза. Среди знакомых курьеров, пожалуй, только Ли мог поспорить с Иваном в искусстве владения этим ремеслом. Оба они были чуть старше большинства курьеров, оба брались только за дорогие и сложные заказы. Ли и Иван считались неформальными лидерами тусовки, и это не могло не создавать между ними с трудом скрываемую конкуренцию. Только Иван брал больше гонором и заносчивостью, а фишкой Ли было азиатское трудолюбие, сообразительность и неизменная вежливость. Оба они были без ума от К8, но если Иван все время пытался ее поддеть и уколоть словами, то Ли выражал чувства с большой скромностью и сдержанностью. Расставшись с Иваном, К8 так толком и не смогла решить, что ей делать с чувствами Ли. Но зато она была уверена, что Ли – надежный друг, на помощь которого она всегда может рассчитывать в трудную минуту. Сейчас Ли был не в мотоциклетном комбинезоне, а в обычной городской одежде, хоть и со шлемом под мышкой. Очевидно, поздний звонок К8 оторвал его от домашнего отдыха и он не стал тратить время на переодевание.
– Как сама? – поинтересовался Ли.
– Хреново, как видишь. Я в бегах. В "Берлоге" была облава. Я пряталась в клубе у Яры, но "ангелы" и там пытались меня достать. В итоге – осталась без байка и шлема. Чудом ноги унесла.
– Что же ты натворила?!
– Да, было одно дело. Залезла, куда не следовало.
– Круто! Ты в своем репертуаре... И что теперь думаешь делать?
– Хочу перекантоваться где-то, пока шум не уляжется.
– Долго?
– Не знаю. Может всего пару дней. Если все сложится удачно...
– Хорошо бы. Но боюсь, "ангелы" так просто не отстанут. Если уж они взялись за это дело.
Повисла неудобная пауза. К8 понимала, что пытается перевалить свои проблемы, на голову друга, но никакого другого решения в голову не приходило.
– Ну, ты это... Можешь мне хоть чем-то помочь?! – остатки адреналина в крови выплеснулись вызовом в ее голосе, но потом она бессильно опустилась на ступеньки и тихо выдохнула: – Все равно мне сейчас больше не к кому обратиться...
Ли почесал лоб, усиленно размышляя.
– Ладно, поехали ко мне, – наконец выдал он. – Но ты же знаешь, я живу с семьей. Мама, братья, сестры. Условия у нас не ахти.
– Да что ты! – оживилась К8, – Я сейчас на любые согласна!
– Ну, смотри, я тебя предупреждал. Тогда поехали скорее, пока у нас все спать не легли.
 
К8 залезла на мотоцикл позади Ли, и они помчались по ночному городу. Обогнув Цитадель и центр города на почтенном расстоянии, они в итоге выехали на Зеленую Улицу, которая, петляя, вела в район под названием Малазия. Оставшись без шлема, К8 натянула на голову капюшон, но очки защищали ее от ветра и не мешали смотреть по сторонам. Старый Город с малоэтажными домами постепенно закончился. Мимо промелькнула пара залитых огнями торговых центров, станция заправки биотоплива и небольшой парк. Спереди все заметнее проступали контуры высотных домов Малазии. Темные однообразные коробки были застроены так плотно, что издалека весь район воспринимался, как гигантская черная расческа, воткнувшаяся в кудри серого неба. Небо над Леополисом никогда не бывало полностью черным. Пыль автострад и дымка над городом ловили обильное ночное освещение, создавая впечатление висящего над головой мутно-серого купола. Иногда на нем можно было рассмотреть редкие звезды, но сегодня их не было видно. Над городом клубились низкие серые облака. А когда они въехали в Малазию, стало не видно даже облаков. Небосвод заслонили многоэтажные человеческие соты с горящими кое-где квадратами окон.
 
– Скажи, Ли, а почему ваш район называется Малазия? Здесь же нет, наверное, ни одного малайца! – К8 едва могла перекричать непривычный рокот двигателя.
– Вообще-то район с самого начала строился для мигрантов из Азии, – отозвался, не оборачиваясь, Ли; его голос был прекрасно слышен через шлемофон. – Его даже хотели назвать Малый Китай или Чайнатаун. Но вскоре выяснилось, что большинством здесь стали совсем не китайцы, а выходцы из Вьетнама, Бангладеш и Таджикистана. А они не очень-то хотели, чтобы их ассоциировали с Китаем. В итоге выбрали нейтральное название – Малая Азия. Только выговаривать его было неудобно – так и появилась Малазия. А малайцев здесь действительно нет. По крайней мере, я не встречал ни одного.
Ли съехал с эстакады и повернул на одну из боковых улиц. Район уже почти спал, но был настолько густонаселен, что даже случайных ночных прохожих хватало, чтобы создать ощущение людной улицы. К8 обратила внимание, что вокруг почти исчезли электромобили. По улицам ездили лишь небольшие скутеры и велосипедисты. Дорогу часто перебегали пешеходы, и Ли сильно сбавил скорость, чтобы не сбить кого-то из них.
В конце концов мотоцикл остановился у одного из безликих многоэтажных домов. К8 уже давно потеряла счет узким улицам и однообразным высотным домам, и теперь она крутила головой, пытаясь найти хотя бы какие-то ориентиры. Но все дома казались совершенно одинаковыми, а окрестные улочки были до уровня второго этажа загромождены мелкими лавчонками и магазинчиками. Всюду висели пестрые вывески с непонятными иероглифами.
"Просто лабиринт!" – подумала К8, - "Заблудиться тут раз плюнуть! Но, может, оно и к лучшему. Подходящее место, чтобы затеряться на время".
Тем временем Ли, словно фокусник, извлек портативную лебедку, которая свесилась откуда-то со второго этажа, живо подцепил мотоцикл и потащил вверх. К8 решила, что у него где-то в кармане был дистанционный пульт, потому что лебедка слушалась его без каких-либо видимых воздействий. Еще через несколько секунд мотоцикл исчез в окне небольшой лавки на втором этаже.
– У моего друга там мастерская, – пояснил Ли, отряхивая руки, – А заодно мой временный гараж. Не очень удобно, но зато байк всегда под рукой. Поживешь пару дней у нас, а потом что-нибудь придумаем. Извини, дома немножко тесно...
Последние слова Ли сказал слегка смущенно, а потом пристально посмотрел в карие, чуть раскосые глаза К8, что глядели на него из-под капюшона, и улыбнулся:
– Нормально выглядишь! За местную вполне сойдешь! Особенно ночью... Пошли!
И он решительно потащил ее в черный провал безликого многоэтажного подъезда.
 
 
© 2015, Род Велич.

Авторский комментарий: 2064 год. Жизнь мегаполиса пронизана новыми технологиями и киберпреступностью. После участия в неудачном рейде на офис корпорации девушка-подросток вынуждена бежать от преследования.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования