Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Al_Strelok - Последнее испытание светлячков

Al_Strelok - Последнее испытание светлячков

Наставник задумчиво глядел в горизонт. Раньше он не приводил нас к этой скале на побережье, видимо, есть что-то особенное в сегодняшнем уроке.  
Я тронул Диего за рукав, тот лишь пожал плечами. Уолтер спокойно ждал слов наставника. Миранда зябко куталась в ветровку и тоже не выказывала тревоги.  
Я глубоко вдохнул и устремил взгляд в горизонт, рассредоточивая мысли. Вдруг небо качнулось и приобрело фиолетовый оттенок. Горизонт выгнулся вниз. Я почувствовал, что в спину напирает ветер, толкая в бездну.  
– Дориан, что с тобой? – шёпот Диего вывел меня из транса.  
Наставник обернулся. В его взгляде я видел тень бесконечно-глубокого неба.  
– Светлячки, отныне мне нечему вас учить, – сказал наставник.– Я передал вам всё, что знаю и умею сам. Психокинез, – наставник посмотрел на Уолтера. – Ясновидение, – на Диего. – Экстрасенсорика и телепатия… – Короткие взгляды на меня и Миранду. – Вы достаточно знаете о своих талантах, чтобы развивать их без моего участия.  
Мы с Диего переглянулись. Миранда робко шагнула в сторону, словно прячась за широкой спиной Уолтера.  
Наставник продолжал:  
– Вы найдёте достойную своего дара цель, если вступите в Орден Ангелов Справедливости. Орден борется со злом в худших его проявлениях. Но предупреждаю, защищая город, вы встретитесь с самими неприглядными сторонами его жизни. Люди несовершенны, и вы можете решить, что они не стоят защиты. Если случится так, значит, я ничему не научил вас, и вам лучше уйти прямо сейчас. Уйти навсегда и забыть о своём таланте…  
Кажется, никто не выказал желания бросить всё на самом интересном месте.  
– Не ждите похвалы или награды, мы вынуждены действовать тайно. Нас слишком мало для открытого противостояния с преступным миром. – Наставник вздохнул, словно набирая воздуха, и произнёс: – Итак, светлячки, пришло время делать выбор: остаться в Ордене или же уйти навсегда.  
– Мы остаёмся! – уверенно сказал я и посмотрел на своих товарищей.  
– Да, – подтвердил Уолтер.  
– Остаёмся, – сказала Миранда.  
Диего кивнул, но я заметил тень его неуверенности.  
– Рад, что вы сделали такой выбор. Ваше обучение заканчивается, осталось пройти последнее испытание…  
Я скосил взгляд на Диего. Неужели он чувствовал подвох?  
– Вы должны научиться работать в команде. Ваши таланты дополняют друг друга, и лишь вместе вы способны на многое…  
– А в чём заключается испытание? – спросил Уолтер, когда мы возвращались к дому наставника.  
– У вас будет первое серьёзное дело. От того, как вы себя проявите, зависит, способны ли вы к оперативной работе. Пока вы будете работать под моим руководством, но это дело должно выявить лидера группы.  
– Наставник… – начал Уолтер, я не сомневался, что он видел лидером только себя, но наставник его перебил.  
– Не нужно звать меня так. Мне нечему вас учить. Зовите меня Сайрус. Без фамилии, лишь имя – так принято в Ордене.  
***  
Сайрус включил экран в гостиной.  
– Саманта – куратор вашей группы – выбрала задание. На первый взгляд ничего сложного. Как раз для новичков.  
На экране появилась фотография молодой девушки. Длинные тёмно-русые волосы, черные, близко посаженные глаза, круглое лицо.  
"Почти никаких эмоций, – отметил я. – Должно быть фото с документа"  
– Кристина Снейк… – продолжал наставник. – Шесть дней назад не вышла на работу. Коллеги пробовали дозвониться, но безуспешно. Родители, знакомые – никто не знает, где она. В моргах нет никого подходящего под описание. Девушка исчезла и вам предстоит её найти.  
– Когда её видели в последний раз? – спросил Уолтер.  
Он старался утвердиться в качестве лидера. На мой взгляд, в этом не было необходимости. Миранда – девчонка. Я не тяготею к лидерству. У Диего могли бы взыграть амбиции, но он крайне неорганизован. Привычка действовать по наитию не приучила его к анализу фактов.  
– Неделю назад Кристина работала в вечернюю смену. После этого о ней ничего не известно.  
– А где она работает? – решил уточнить я.  
– В библиотеке студенческого городка.  
– Нужно поговорить с сотрудниками библиотеки, – предложил я. – Вдруг они что-то знают.  
– Мы с Мирандой займёмся этим, – сказал Уолтер.  
Сайрус покачал головой:  
– Будет лучше, если она пойдёт одна. Миранда, ведь ты бывала в той библиотеке?  
– Да, несколько раз, но в утреннюю смену. Я не помню эту девушку.  
Я чувствовал, что Миранда подумала о чём-то неприятном, и спросил:  
– А почему ты не ходила туда по вечерам?  
– Не знаю… – Миранда заколебалась, но по моему взгляду поняла, что это важно. – Дорога от библиотеки до метро проходит через парк. Густая растительность, кажется, в большинстве эндемики. Потому в сумерках там неприятно находиться…  
Я вдруг заметил, что слишком пристально всматриваюсь в её глаза.  
– Извини… – прошептал я.  
"Что происходит? – попробовал я разобраться в себе. – Я надавил на Миранду, заставил её вспоминать неприятные вещи".  
Я вгляделся в фотографию. Наставник говорил, что существует связь между фотографией и человеком на ней.  
"Морщинки в уголках глаз, сжатые губы – похоже на страдание", – решил я и сказал:  
– Она жива. Я чувствую, что она жива и нуждается в помощи.  
Миранда не смотрела на меня. Я заметил, что Уолтер сжал её руку, утешая. Сайрус вздохнул. Он даже не прятал свои мысли: "Эх, молодость…". Не дожидаясь пока мы разберёмся в себе, наставник сказал:  
– Миранда, твоё задание – пойти в библиотеку и поговорить с коллегами Кристины. Попробуй ненавязчиво узнать о судьбе девушки. Следи за мыслями, направляй. Не всё, что знают, они могут сказать вслух, но этого и не нужно. Уолтер, проверь архив происшествий за последний год. Ищи случаи исчезновения девушек в районе студенческого городка. А мы с эмпатом и медиумом – Сайрус посмотрел на нас с Диего – осмотрим квартиру пропавшей девушки и прогуляемся по парку…  
***  
Кристина жила в ветхой пятиэтажке возле промышленного района Нью-Анджелеса. Мы поднялись на верхний этаж и долго шли по тускло освещённому коридору.  
Сайрус остановился возле одной из дверей.  
– Кодовая панель… – Он обернулся ко мне. – Дориан, для тебя не составит труда определить код.  
Я сосредоточился. Чужие мысли паутиной висели в коридоре. Клавиши хранили "запах" нажатий. Запах слабый, но довольно отчётливый, ведь код набирался ежедневно на протяжении нескольких лет.  
1, 3, 6 и 8. В каком порядке? Я пытался прочувствовать движение пальцев девушки, но следы столь обыденных действий сохраняются лишь пару минут.  
Последние цифры мне что-то напомнили: 6 и 8. 68 – похоже на год рождения.  
– Дата рождения… – сказал я.  
Сайрус достал наладонник и посмотрел досье пропавшей девушки  
– 16 03 2568  
Я ввёл код. Динамик коротко пискнул, и дверь открылась.  
Было сумрачно из-за плотно зашторенных окон. Я вошёл, и свет включился автоматически. Маленькая опрятная квартирка: прихожая, спальня, кухня.  
– Мы подождём здесь, – сказал наставник и закрыл дверь, чтобы не мешать мне посторонними мыслями и эмоциями.  
Что-то рыжей молнией метнулось мне под ноги. Раздался низкий бархатистый рокот. Голографический кот мурлыкал и тёрся об мои ноги. Я чувствовал, что Кристина любила эту зверушку, потому поддался уговорам и пошёл на кухню. В углу стояла миска. Я нажал кнопку, и в миске появилась мерцающая голограмма кошачьего корма. Кот набросился на еду.  
Я осмотрел кухню. Довольно аккуратно, но совсем мало посуды.  
В комнате тоже был заметен уединённый образ жизни хозяйки. Узкая кровать, торшер, кресло и столик. На столике книга в мягком переплёте. На обложке мужчина в старинной военной форме обнимал хрупкую белокурую девушку. На книжной полке я нашёл несколько похожих книг, какие-то учебники и фотоальбом.  
Я стал рассматривать цветные карточки. Фотография класса, Кристина вымученно улыбается. Фото с родителями. С котом, таким же рыжим, как виртуальный. Студенчество: парк, библиотека, аудитория. Одну фотографию я вынул из прозрачного пластика.  
Кристина в небольших очках с тонкой чёрной оправой. Она выходит из-за двери и улыбается чистой искренней улыбкой. Я присел на край кровати. Прибежал кот и свернулся клубком возле меня. Я машинально протянул руку, чтобы его погладить, но пальцы прошли сквозь тело, смазав изображение. Кот довольно заурчал.  
Теперь я знал о Кристине почти всё. Отверженная ученица в классе, слишком замкнутая и погружённая в учёбу. Несколько интрижек, которые быстро закончились из-за её нерешимости сделать следующий шаг.  
Больше всего она любила книги, не электронные, а "живые", сделанные из бумаги, потому в студенчестве её любимым местом стала библиотека. В тишине читального зала, где казалось, станицы скрадывают посторонние звуки и шелестят шёпотом мыслей запечатлённых на них, Кристина проводила больше всего времени. Она устроилась на работу в библиотеку, скопила на виртуального кота с гибким алгоритмом настройки, сделала его в точности таким, как свой старый кот, и теперь жила как улитка в тесной и уютной раковине.  
Но недавно что-то переменилось. Я сосредоточенно посмотрел на фотографию. Улыбка, тонкие морщинки в уголках глаз, грусть, боль и отчаяние. Девушка нуждается в помощи, и силы её на исходе. Теперь я смогу найти её, нужно лишь "взять след". 
***  
Дорожки ветвились, разбегаясь по сторонам. Деревья подступали всё ближе и ближе. Даже в разгар дня в парке было немного неуютно. Я не мог отличить, мои ли это чувства или только проекция тревоги Кристины.  
Ежедневно здесь проходили десятки людей, если не сотни. След Кристины был едва различим на общем фоне. Было трудно выделить оттенки эмоций, но пока этого и не требовалось. Если бы на Кристину кто-то напал, всплеск страха был бы заметен издали.  
– Странное всё-таки место, – сказал Диего.  
Я кивнул. Широкие листья с тёмно-синими похожими на вены прожилками и на меня производили гнетущее впечатление.  
– Уголок первозданной природы, – сказал Сайрус. – Его оставили для практики студентов-ботаников. Во всём Нью-Анджелесе лишь здесь есть образцы эндемической фауны. Да-да, фауны… То, что можно принять за деревья, учёные относят к животным. Эндемики обладают развитой нервной системой.  
Диего остановился и заозирался по сторонам.  
– Вы задумывались о природе своего дара? – спросил наставник.  
Диего кивнул.  
– Я раньше не говорил вам, но вполне возможно, что некоторая часть дара связана с эндемической фауной. Те члены Ордена, кто покидал Атлантиду и бывал на других планетах, говорили, что лишаются своих способностей до возвращения на родину.  
Сайрус ударил пальцем по листу, что свисал дальше других. Тот побледнел и сжался.  
– Эндемики могут улавливать эмоции и излучать их. Мы чувствуем это лучше других.  
Мы вышли на небольшую площадь рядом с торгово-развлекательным центром. Станция метро была через дорогу.  
Сайрус посмотрел на меня.  
– Ничего… – Я пожал плечами. – В парке ничего.  
Я двинулся дальше, намереваясь исследовать всё вплоть до станции. Надежда таяла с каждым шагом.  
Возле стоянки торгового центра я остановился. Куда дальше? Не сразу я понял, что это проекция сомнений Кристины. Сомнений замешанных на радости и чуть приправленных тревогой. След терялся. Кажется, Кристина уехала на машине, но уехала совсем другим человеком. Я не чувствовал след, ведь исчезла какая-то важная черта её личности.  
– Здесь что-то произошло… – сказал я, оглядываясь по сторонам. В окрестностях центра всегда многолюдно, а особенно вечером. – Что-то, что не привлекло внимания окружающих, но сильно повлияло на Кристину.  
Сайрус тоже посмотрел по сторонам, его внимание задержалось в одной точке, уголки губ чуть дрогнули. Раньше я не замечал улыбки на лице наставника.  
– Встретьте Миранду возле библиотеки, а я пока загляну кое-куда, – сказал наставник и пошёл в сторону торгового центра. 
– У меня нехорошее предчувствие, – сказал Диего, когда мы углубились в парк.  
Я слишком устал и не придал значения его словам.  
***  
Миранда казалась задумчивой.  
– Что-то узнала? – спросил Диего.  
– Узнала… – Миранда вздохнула, и посмотрела по сторонам, не подслушает ли кто. – Вы даже не представляете, насколько у людей могут разниться мысли и слова. Вслух библиотекарша сказала, что не замечала ничего необычного, но в мыслях вспомнила, что в последнее время на Кристину стал заглядываться какой-то парень. Он приходил в библиотеку вечером и только в те дни, когда работала Кристина. Неделю назад он ушёл незадолго до закрытия библиотеки, хоть раньше никогда не бывал так долго. В тот день Кристина пропала.  
– Почему она не рассказала об этом полиции? – спросил я.  
– Зависть… – Миранда вновь вздохнула. – Библиотекарше за сорок, она старая дева и завидовала молодости и привлекательности Кристины. Потому и не стала распространяться о том, что у девушки появился поклонник.  
– А как он выглядел? – спросил я.  
– Высокий, стройный, черноволосый… – Миранда задумалась, восстанавливая облик подозреваемого, прочтённый в мыслях библиотекарши. – Думаю, я смогу его нарисовать.  
Вернулся Сайрус, он не спросил об успехах Миранды и не счёл нужным объяснять своё отсутствие.  
***  
Уолтер встретил нас на пороге:  
– Наставник, за два года есть пять нераскрытых случаев исчезновения девушек. Все пропавшие похожи на Кристину.  
– Понятно… – Сайрус помрачнел. – Просмотри эту запись, отмотай на неделю, там должна быть наша пропавшая.  
Наставник протянул Уолтеру кристалл памяти, должно быть, из супермаркета.  
Миранда взяла карандаш, ластик, несколько чистых листов и стала рисовать. Диего примостился рядом.  
Я думал о том, что могло столь быстро и существенно изменить эмоциональный отпечаток Кристины. Основной чертой её личности была привычка к одиночеству. Чтобы утратить такую привычку, нужно найти близкого человека. Это могло случиться, если бы с ней заговорил юноша, которого она неоднократно видела в библиотеке.  
– Хорошо рисуешь, – сказал Диего.  
– Спасибо.  
Я чувствовал, что Миранда немного смутилась.  
– Этот "маньяк" похож на нашего питчера.  
– На кого? – переспросила Миранда.  
– На бейсболиста из команды нашего факультета, – пояснил Диего. – Дориан, посмотри, вылитый Стив.  
Миранда передала мне листок. Рот она ещё не нарисовала, но глаза, нос и брови были почти такими же, как у нашего однокурсника. Я кивнул.  
– Сейчас покажу нашу команду. – Диего достал мобифон и отыскал фото. – Второй слева это я, а в центре – Стивен Мак-Грегор.  
– О боже, – Миранда побледнела. – Это он.  
– Мы нашли преступника! – донёсся из соседней комнаты голос Уолтера. – Подойдите сюда.  
На экране компьютера раз за разом прокручивалась короткая беззвучная сцена. Кристина идёт мимо стоянки, не глядя по сторонам. Дверь одной из машин открывается, выходит Стив и окликает девушку. Они о чём-то беседуют. Девушка смотрит в сторону метро, потом куда-то в даль, затем кивает и садится в машину к Стивену.  
– По номеру машины мы всё узнаем о преступнике, – начал Уолтер, но Диего оборвал его.  
– Стивен Мак-Грегор, двадцать лет. Живёт в собственном особняке на Ист Ривер. Его родители владеют никелевыми рудниками на спутниках Атлантиды.  
В ответ на недоумённый взгляд Уолтера Диего показал рисунок Миранды и фото бейсбольной команды.  
***  
– Стив согласился выпить с ребятами пива сегодня вечером, – сказал Диего, убирая мобифон в карман.  
– Постарайся, чтобы вы вдвоём со Стивом, и только вы, заехали к нему домой после десяти вечера. – Наставник напомнил ключевую деталь нашего плана. – Если другие захотят поехать, Уолтер прикроет тебя…  
– Например, испорчу им машины, – пояснил тот.  
Уолтер и Диего поехали в бар, где по инициативе Диего собирались игроки их команды. Я, Сайрус и Миранда отправились к особняку Стива.  
Где-то в семь вечера спорткар Стивена отъехал от дома. Мы выждали для верности несколько минут и отправились на обыск.  
Входную дверь открыл Сайрус, применив какую-то хитроумную электронную отмычку. Просторный холл. Напротив огромного 3D-телевизора диван и несколько кресел. Справа – выход на веранду, слева – столовая и кухня. Лестница, ведущая на второй этаж. В углу – двери в гараж и в подвал.  
– Как-то здесь неуютно. – Миранда поёжилась. – Словно холодом веет.  
Я тоже чувствовал негативный эмоциональный фон. Где-то здесь Стив прятал свою жертву. Дверь в подвал, была заперта на замок. Я попробовал отыскать ключ, но наставник остановил меня:  
– Я открою.  
Он поднёс пальцы к замочной скважине и пошевелил ими. Внутри щёлкнуло, и замок открылся.  
Сайрус посмотрел на Миранду и сказал:  
– Тебе лучше остаться здесь.  
Миранда кивнула, отошла от двери и села в одно из кресел. Она была очень бледна.  
Наставник тронул меня за локоть, пропуская вперёд. Я медленно спустился по ступенькам, открыл внизу ещё одну дверь и включил свет. Небольшой тренажёрный зал. У противоположной стены очередная дверь. Я прошёл к ней и открыл.  
Из сумрака донёсся слабый стон. Я нашёл выключатель, и зал залило ярким светом. Я увидел небольшой осушённый бассейн, на дне которого лежала голая окровавленная девушка. Руки и ноги её были связаны, глаза закрыты чёрной повязкой, а рот заткнут кляпом.  
– Кристина!!! – воскликнул я и спрыгнул вниз.  
Мне хотелось развязать её путы, исцелить раны, домчать до больницы…  
– Не прикасайся, – предостерёг меня Сайрус. – Мы ничем не можем ей помочь…  
Наставник не договорил: "чудо, что она продержалась так долго".  
Неделю без еды и питья, на холодном голом кафеле, перенося издевательства маньяка. Я посмотрел на изувеченное тело. Суставы на руках и ногах раздроблены, кости сломаны в нескольких местах.  
Я прикоснулся к плечу девушки. Она была без сознания, но что-то держало душу в разрушенном вместилище. Надежда? Что может дать надежда, когда ты лежишь в темноте на холодном полу, ежеминутно ожидая возвращения мучителя?  
Вдруг я сам стал жертвой.  
Я очнулся от удара головой о холодный пол. Ничего не видно, трудно дышать и невозможно пошевелиться. Рядом кто-то есть, я чувствую его шаги, слышу свист рассекаемого воздуха. В колено будто током ударило. Пришла боль, одновременно острая, жгущая и давящая. Я пытаюсь кричать, но не слышу даже глухой стон, что смог вырваться из горла. Голова набита звенящей тишиной. Гаснет свет…  
Я не чувствую своего тела, оно будто сведено судорогой, лишь ноет колено. Холодно, очень холодно. На мне нет одежды, лишь верёвки, кляп и повязка на глазах.  
Пытаюсь вспомнить, что случилось. Помню, как парнишка, с которым я уже много раз встречалась взглядом в библиотеке, наконец-то решился заговорить со мной. Мы поехали в кафе, что-то выпили, а потом я оказалась здесь.  
Включился свет. Он едва проникает через плотную повязку. Пытаюсь кричать, звать на помощь. Но в ответ приходит жуткая боль в другое колено. Теряю сознание.  
Снова свет. Повязка на глазах пропиталась чем-то влажным. Шелест шагов. Помощи ждать неоткуда. Умоляю, прошу пощады, но язык не подвластен мне.  
Рука!!! Как же больно. Господи, ниспошли мне избавление от страданий, лишь на тебя уповаю…  
Свет и боль. Снова и снова. Теряю счёт, теряю надежду…  
Свет. Кто-то зовёт меня. Я знаю, это твой ангел, Господи. Это его свет. Нет, мне не больно. Никогда ещё мне не было так хорошо. Столько света. Я знаю, твой посланник избавит меня от страданий. Спасибо тебе, Господи…  
***  
– Кажется, он очнулся. – Я с трудом узнаю голос Миранды, настолько она напугана.  
Я открываю глаза и пытаюсь сесть. Мир вдруг качнулся, сгустилась красная пелена.  
– Лежи. – Ладонь наставника прижимает меня к ложу. – Я же говорил, не прикасаться к умирающей.  
– Что случилось? – я смотрю на наставника снизу вверх.  
– Ты избавил девушку от страданий, взял себе её боль. Ты был как… – Сайрус задумался, решая, говорить мне или нет. – Как ангел с огненными крыльями.  
– Что с Кристиной?  
– Она умерла. – Сайрус вздохнул. – Умерла спокойно. Ты сделал всё, что мог.  
Слова наставника были слабым утешением для меня.  
– Долго я был без сознания?  
– Больше двух часов. Кстати, скоро наши друзья подъедут. Неплохо бы спрятаться.  
Я попробовал подняться. Голова кружилась, но я вполне мог идти. Мы выключили свет и перешли в столовую.  
Скоро послышался низкий рокот мотора – вернулся Стив. С лёгким скрежетом отворились ворота. Через пару минут дверь гаража открылась.  
– … Билли прогулочным шагом прошёлся от базы к базе, а у "дома" остановился, потянулся и нехотя ступил в него.  
– Да уж, классный был удар… – Диего улыбнулся. Он всеми силами старался скрыть волнение.  
– Сейчас, приятель, я принесу ещё пивка. Посмотрим ту игру в записи.  
Стив пошёл в сторону кухни, но тут раздался звонок в дверь.  
– Ди, открой. Это, должно быть, ребята подъехали.  
Стив вдруг замер. Он заметил, что дверь в подвал приоткрыта.  
Диего впустил Уолтера.  
– Что происходит? – Стивен отступал к стене.  
– Игра окончена! – Сайрус вышел из столовой. – Тебе воздастся за страдания, причинённые другим.  
Стивен схватил со стены биту с эмблемой университетской лиги. Я чувствовал, что бита буквально пропитана алым ароматом боли.  
– Кто вы такие?! – крикнул Стив.  
– Мы Ангелы Справедливости, – сказал Сайрус и достал пистолет.  
Уолтер тоже. Я и не знал, что у него есть оружие.  
– Бросай палку!  
Стив наклонился, собираясь положить биту на пол, но вдруг бросил её в Уолтера. Тот отмахнулся, отбив биту. Стив рванулся к выходу. Ему навстречу выдвинулось кресло. Стивен споткнулся, упал и, прежде чем смог подняться, Сайрус ударил его кулаком в висок. Стивен рухнул без сознания.  
– Что будем с ним делать? – спросил Уолтер наставника.  
– Это преступление раскрыли вы, вам и решать…  
В повисшей тишине я понял, что это и есть последнее испытание для светлячков. Сложно взять на себя ответственность за судьбу конкретного человека, не безликого не заслуживающего пощады маньяка, а своего однокурсника Стивена.  
– Нужно отдать его полиции, – предложил Диего.  
Сайрус с грустью посмотрел на него и сказал:  
– Сейчас это невозможно. Полиция не должна знать о нашей организации…  
– Государство давно отказалось от смертной казни, – напомнил я. – Мы не можем рассчитывать на систему правосудия.  
Сайрус поддержал меня:  
– У родителей Стива есть деньги и связи. Он получит минимальный срок, или же будет признан невменяемым и проведёт пару лет в клинке на каком-нибудь тропическом острове.  
– Мы должны уничтожить зло, сосредоточенное в нём, – сказал я и посмотрел на светлячков.  
Диего отвёл взгляд, ему такое решение было не по душе. Миранда молча понурила голову. Я понял, что она видела тело Кристины.  
– Отнесите его в подвал, – сказал я, указывая на Стива.  
Уолтер и Диего потащили преступника вниз. Тело Кристины было освобождено от пут, но по-прежнему лежало на дне бассейна.  
– Какой ужас… – сказал Диего, когда увидел труп.  
Уолтер сжал зубы до скрипа и выдавил:  
– Это чудовище не заслуживает жизни.  
Стивен начал приходить в себя, пытался оттолкнуть Уолтера, но его связали, заткнули рот и положили на дно, повернув лицом к трупу девушки.  
– Все согласны с ликвидацией? – спросил я.  
Миранда кивнула.  
– Это единственный выход, – сказал Уолтер.  
– Диего, решай, – сказал я и почувствовал мысленное одобрение наставника. Мы должны принять решение единогласно.  
– Это единственный выход… – сказал Диего. Я понял, что он присоединяется к общему мнению, не разделяя его.  
– Можно сбросить его вместе с машиной в море, – предложил Уолтер. – Я поеду рядом, буду управлять его машиной. Потом сообщу в полицию об аварии. Диего подтвердит, что Стив был пьян. Расследования не будет.  
Я заметил, что Стив смотрит на меня. Его взгляд был наполнен ужасом.  
– Слишком просто для его злодеяний, – сказал я, чувствуя себя воплощением справедливости, которая лишена милосердия. – Нужно, чтобы он сам пережил всю боль и ужас своей жертвы.  
Меня поразило спокойствие собственного голоса. Сомнений не осталось. Я знал, что вправе отплатить страданиями за страдания невинной девушке. Спрыгнув на дно бассейна, я прикоснулся ко лбу Стивена.  
Картинки замелькали как кадры кинофильма.  
Весна. Площадка возле школы. Девочка с длинными тёмно-русыми волосами проходит мимо.  
Листопад. Парк. Та же девочка, но заметно подросшая, разговаривает с подругой. Оборачивается в мою сторону. Её взгляд скользит, ни на миг не задерживаясь на мне. Я для неё пустое место.  
Спортзал. Девушка. Та же или очень похожая. Улыбается, что-то говорит мне. Миг, и она лежит на дне бассейна. Как она прекрасна в своей первозданной наготе, жаль, что нужно её разрушить. Свист рассекаемого воздуха. Хруст. Нет, это не боль. Физическая боль не сравнится с моими душевными терзаниями. Длинный неожиданно лёгкий мешок. Верёвка. Небольшой бетонный блок утягивает мешок во тьму. Слышится плеск. Мне никогда ещё не было так легко.  
Следующая девушка. Кафе. Крошечная таблетка, незаметно брошенная в чашку. Бассейн. Взмах. Мешок. Плеск. Облегчение.  
Меняются лица. Всё повторяется снова и снова.  
Библиотека. Девушка. Я помню этот взгляд, морщинки в уголках глаз. Откуда я знаю тебя?  
"Кристина" – прошептал я, избавляясь от наваждения.  
Я сижу на дне бассейна и держу ладонь на голове испуганного беспомощного человека.  
– Он убил их… Тех девушек… Тела на дне залива… За волноломом. – Я с трудом говорю, плохо понимаю, что происходит, но твёрдо верю, что должен исполнить приговор.  
Стив почти лишён сознания, какой-то первобытный инстинкт заставляет его сопротивляться внушению. Я рву преграды, сокрушая основы его личности, и воскрешаю воспоминания Кристины. Вместе со Стивом я становлюсь Кристиной.  
Оклик. Улыбка. Сомнение. Автомобиль, неправдоподобно роскошный и мощный. Кафе. Чашка эспрессо. Видения сменяются всё быстрее. Холодный кафель, боль, отчаяние, приближение смерти… В яростной вспышке остатки рассудка пытаются противиться давлению: "Я не могу умереть!!!" – крик раздаётся внутри меня. Я подавляю его. Я сама смерть. Смерть, избавляющая от страданий и сомнений. Жалкое существо, ещё цепляющееся за жизнь, понимает, что с ним происходит. Кажется, оно раскаивается. Бог простит его. Не я, ведь имя мне Справедливость.  
Во имя справедливости я сам становлюсь жалким раскаивающимся духом. Я знаю, что умираю. Умирать не больно, поверьте мне.  
***  
– Слава Господу, он вернулся.  
Я слышу незнакомый голос, но ничего не вижу, будто нет сил поднять веки.  
– Лежи, не шевелись, – говорит наставник. – Тебе сильно досталось.  
– Что случилось? – спрашиваю я. Звука нет, я даже не уверен, что смог пошевелить губами, но они слышат меня, слышат мысли.  
– Ты перестарался, мальчик, – говорит всё тот же незнакомый голос. – Хотя можно ли оставаться мальчиком после того, как отправил душу грешника на божий суд?  
– Ты передал убийце боль жертвы. Пропустил её через себя.  
Пояснения наставника вернули память: боль, страх, отчаяние и раскаяние…  
– Постарайся ни о чём не думать, – незнакомый голос звучит словно бы внутри меня. Становится легче.  
– Это Отец Себастьян, – говорит наставник. – Он из Ордена, реморализатор.  
– А теперь ещё и реаниматор. – В голосе Отца Себастьяна я расслышал улыбку, кажется всё не так плохо. – Мне доводилось лечить души, но не приходилось их воскрешать.  
– Долго я… Спал. – Я не нашёл слова обозначающего непродолжительную смерть, такого нет ни в одном языке. Смерть приходит навсегда, в этом её главный недостаток.  
– Почти двое суток, – сказал Сайрус. – Не беспокойся, мы всё сделали. Стива вместе с машиной сбросили в омут за волноломом, а Кристину похоронили в парке возле библиотеки. Мы решили не расстраивать её родителей. Пусть сохраняют надежду…  
– Испытание? – горло и лёгкие всё же повиновались мне, я услышал свой голос.  
– Считай, что вы прошли его, – сказал наставник, но я почувствовал неуверенность в его голосе.  
– Добро пожаловать в Орден, сынок, – сказал Себастьян. – А теперь спи.  
***  
Я открыл глаза. В комнате было довольно темно, узкие высокие окна пропускали не так много света. Хотелось пить. На столике у изголовья я нашёл стакан с водой. В жизни не пил чего-то столь же вкусного.  
Я поднялся и отправился на поиски хозяина дома. В соседней комнате сидел и читал какую-то книгу пожилой седовласый мужчина. Он заметил меня, улыбнулся и сказал:  
– Отлично выгладишь.  
Я узнал голос.  
– Отец Себастьян?  
– О, не называй меня так. Просто Себастьян, как принято в Ордене. – Себастьян встал и засуетился. – Ты, наверное, есть хочешь?  
– Не особенно, – я прислушался к своим ощущениям.  
– Так только кажется. Съешь немного, и голод проснётся…  
Себастьян достал из холодильника пару тарелок и поставил их в микроволновку, затем убрал со стола книги и усадил меня на своё место.  
– Как самочувствие? – спросил он, примостившись на табурете неподалёку.  
– Паршиво… – Я и сам вдруг понял, как мне плохо. – Почему нам поручили это дело так поздно? Почему наставник ждал целую неделю? Начни мы поиски на день раньше, Кристина была бы жива.  
Задав вопросы, я начал понимать ответы.  
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы просмотреть записи с камер вдоль пути пропавшей девушки. Наставник сам нашёл преступника, убедился, что дело по плечу новичкам, и тянул с началом поиска для того, чтобы мы обнаружили Кристину мёртвой или умирающей. Ордену не нужны свидетели ни среди преступников, ни среди спасённых.  
Прозвенел сигнал микроволновки. Себастьян достал вилку, поставил передо мной тарелки и сказал:  
– Не вини наставника. Мы не можем спасти всех…  
Не знаю, читал ли он мои мысли.  
– Часто мы лишь можем остановить череду злодеяний, по справедливости воздавая за жестокость. Не вини себя. Приняв страдания грешника, ты искупил свой грех, как его, впрочем.  
– Но даёт ли нам безгрешность право вершить судьбы?  
– Не знаю. – Отец Себастьян задумался. – Никто этого не знает…  
Есть не хотелось совершенно, но я всё же заставил себя пережевать и проглотить то, что было на тарелках.  
Вошёл Сайрус.  
– Дориан. Рад, что ты уже поправился. Ты теперь лидер оперативной группы Ангелов, и от тебя зависит её успех.  
– Н… Наставник, – с трудом выговорил я.  
– Если ты хорошо себя чувствуешь, я отведу тебя к команде.  
***  
Дом Себастьяна стоял в сквере неподалёку от церквушки. Сайрус вывел меня к тропинке, где на скамейках сидели мои друзья.  
– Ты как? В порядке? – спросил Уолтер и потрепал меня по плечу.  
– Стараюсь держаться. – Я улыбнулся, но улыбка вышла грустной.  
– Ой, что это у тебя? – Миранда указала на мою голову возле виска.  
Я потрогал это место, но ничего не почувствовал. Девушка порылась в сумочке и протянула мне зеркало. Я посмотрел на отражение. В волосах появилась заметная седая прядь. Тонкие серебряные нити поблёскивали лунным светом. Шрамы бывают разные, думаю, мне такой отметиной можно гордиться.  
– Вы теперь настоящие Ангелы, – сказал Сайрус. – Когда появится дело, Саманта свяжется с вами, а моя работа на этом завершена.  
Сайрус наклонил голову, прощаясь, и ушёл.  
– Выздоравливай, – Уолтер пожал мне руку, и они с Мирандой тоже ушли.  
Диего молчал и смотрел в сторону, куда ушли Уолтер и Миранда. Они держались за руки.  
– Я так не смогу, понимаешь?  
– О чём ты? – Дар эмпатии словно отказал мне.  
– Я не желаю быть Ангелом, не хочу отвечать за весь город. Каждый вправе сам решать свои проблемы…  
– Как Стив?  
Диего резко обернулся ко мне. Я уже пожалел о своих словах, но сказанного не воротишь. Диего сжал кулаки и отвернулся.  
– Я ухожу из Ордена. Брошу учёбу и пойду в профессиональную армию. Хочу улететь с планеты. Хочу быть как все. Понимаешь?  
– Слишком поздно, мы уже никогда не будем обычными.  
– Я смогу, вот увидишь…  
Диего кивнул и пошёл в сторону противоположную той, куда ушли Уолтер и Миранда. Я мог бы его остановить, но не был уверен, что он поступает неправильно.  

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования