Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Ланцелот - Кто если не я?

Ланцелот - Кто если не я?

Если не ты, то кто?                               
Достанет ей с небес все эти звезды!    
Если не ты, то кто?                               
Проглотит легкими тяжелый воздух! 
  
Слот "Если" 
  
Тишина становилась давящей. Никто не спешил её прерывать. Ситуация–то, в сущности, простая. Оба это прекрасно осознавали. Морис Ле’Фер понимал, что человек с такой волей, как Конрад Куинсдейл, не из тех, кто будет попусту сотрясать воздух громкими заявлениями. И раз принял решение, то оно обдуманное и на все сто окончательное. По крайней мере, он вряд ли смог бы переубедить своего спеца. Конрад же в свою очередь понимал, что всё сказано и нет смысла объяснять, что к чему. Иначе это будет смотреться как попытка доказать самому себе верность принятого решения. Он лишь смотрел, как угол напротив, где располагался стол шефа, окутывает сизый туман табачного дыма. 
В полумраке кабинета вспыхнул огонек сигары. Долгая затяжка, потом новая порция дыма заклубилась по кабинету. Ле’Фер почесал переносицу. Порция пепла упала на потемневший металл походной пепельницы – напоминание о хелперском прошлом. Внимательный напряженный взгляд впился в Куинсдейла, прошивая сознание насквозь... Всё же колебался. Тот, кто привык использовать любую возможность, не хотел сдаваться без боя. 
– Не глупи, Конрад. Ты просто устал. Месяц на Кайманах – и ты обо всём забудешь. 
– К чёрту Кайманы, Морис, я сломался. Мне надоело спасать всякую мразь! 
– Мы спасаем тех, кто нуждается в помощи. Не нам решать, мразь при этом человек или нет. 
– То-то и оно, Морис, не нам, а зря. Будь моя воля, я бы дал этому ублюдку Альваро загнуться. Только подумай, сколько бы жизней это спасло! – Куинсдейл замолчал. Он начал срываться, а это было дурным знаком. 
– Даже хелперы не могут знать всего. В конце концов люди сами избрали его президентом. Так что развязанная гражданская война и чистки не на твоей совести, а на совести тех, кто в бюллетене ставил крестик напротив его фамилии.  
В словах шефа была своя правда, и Конрад это отлично понимал, но от кошек, скребущихся в душе, это не спасало. 
– Бесполезно, Морис, я всё решил. 
– Решил он… Вот где я тебе найду замену?! – теперь уже сорвался Ле’Фер. Он с силой ударил по столу. Да так, что пепельница перевернулась, высыпав содержимое на бумаги.  
– Харрис неплох. Можешь смело перевести его на срочные вызовы. 
– Неплох. Но он – не ты. Мне нужен лучший. И это ты, а не Харрис. 
– И месяца не пройдёт, он будет равен мне… – снова повисла тишина. Выплеск эмоций ломал их защиту, поэтому оба старались успокоиться, чтобы начать следующий раунд словесной дуэли. 
– Новую работу нашёл? – собирая пепел, спросил Ле’Фер. Он решил зайти, с другой стороны. 
– Пока нет… 
– И не найдёшь. Ты – хелпер! Хелпер до мозга костей. Такой же, как я. Мы с тобой последние из когорты лучших. Это наша работа. До самой гробовой доски, или пока крыша не поедет. Ты – хелпер. Это твоя судьба… – глава фирмы пошёл в последнюю атаку. 
Куинсдейл и сам понимал, что шеф прав, но и спасать всяких ублюдков он больше не хотел. 
– Прости, Морис… Всё, что я хочу, так это с утра, подойдя к зеркалу в ванной, без чувства вины взглянуть в глаза своему отражению. Хочу мыть руки, не думая, что на них кровь. Я хочу освободиться от этого бремени. 
– Другая жизнь не даст тебе искупления. 
– Может быть. Но я хочу попробовать. 
– Хорошо, мальчик мой. Это твой выбор, и я его уважаю, – Ле’Фер взял листок бумаги, лежавший перед ним. Повертел в руках, после чего быстрым росчерком поставил свою подпись в верхнем углу. – Но отпуск я тебе всё же дам. Заслужил. Заодно работу поищешь. 
– Спасибо, шеф. 
– А теперь вали работать. Сегодняшняя смена ещё не закончилась, – Ле’Фер откинулся в кресле и отвернулся к окну, давая понять, что разговор завершён. 
  
Дорога к аппаратной заняла пять минут. Куинсдейл внимательно осмотрел помещение. Уже завтра все, что окружало его в течение десяти лет, то, что стало его родным домом, станет прошлым. Конрад стоял на верхней ступени металлической лестницы, ведущий вниз, в большой круглый зал, разбитый на двадцать секторов. Каждый из них был рабочим местом хелпера. Никаких излишеств. Лишь удобное кресло, маленький столик, пульт активации капсулы и сама пусковая кабина. Над залом возвышалась комната управления. Именно в ней располагалось основное оборудование, перекидывающее сознание спасателей в тела подопечных. 
Конрад усмехнулся. Сравнение его развеселило. Подопечные… Будто хелперы – ангелы хранители. Для некоторых они и были таковыми. Вот только почему же всё чаще и чаще небожители спасали тех, кому самое место в аду? 
Рядом с лестницей красовался большой плакат с приевшимся слоганом "Хелпер всегда спасёт". Куинсдейл быстро спустился и, пройдя небольшим коридором, оказался в своём секторе. Взмах руки – и рабочая панель моментально активировалась. Он быстро проверил характеристики кабины. Всё в норме. Конрад упал в кресло и потянулся.  
В этот самый момент на голоэкране высветилось сообщение о поступившем вызове, а сектор заполнился звуками сирены. Куинсделй недовольно усмехнулся. Он так надеялся, что последний день пройдёт без происшествий. Но, видать, не судьба. Пришло время заняться делом. 
Организм моментально проснулся от сна апатии. Пять стремительных шагов от кресла до кабины, длиной в секунду секунды времени. Люк автоматически открылся, запуская хелпера внутрь. Ещё секунда на подключение. Фиксирующие захваты опутывают тело и руки с ногами, нейрошлем опускается на голову… Люк закрывается… Веки смыкаются. Глубокий вдох – последняя секунда в реальном мире… Переход! Сознание взрывается. Оно разлетается на мириады частичек и несётся по коридорам Вселенной. Разноцветные всполохи стенок тоннеля. Кажется, что пролетает вечность, но это всего лишь десять секунд. Синхронизация. Разрозненные части сливается в единое целое в голове другого человека, находящегося через полмира от тела Конрада. Сознание хозяина пребывает в шоковом состоянии от столь вероломного вторжения… Неважно. 
"Главной задачей хелпера сразу же после перехода в чужое тело является оценка обстановки, в которой находится клиент. Хелпер должен одним мощным усилием погасить сознание клиента, преодолеть остаточные рефлексы и подчинить своему сознанию тело клиента, ибо от этого прежде всего зависит успешное выполнение задания…" – гласило Наставление по работе хелпера. Нечего манерничать. Он хелпер, он пришёл спасать жизнь клиента. А значит к дьяволу приличия. Мощная ментальная атака – и теперь это его тело. Глаза клиента – глаза Конрада, разум клиента – разум Конрада. Они едины.  
В лицо смотрит ствол двадцать третьего Глока. Немого в стороне расцветает огненный цветок взрыва… Палец дёргает за спусковой крючок, и объятая пламенем пуля вырывается из нутра пистолета. Побочный эффект перехода – несколько секунд твоё сознание оказывается быстрее, чем мир вокруг. Поэтому создаётся ощущение, что смотришь замедленный повтор. Сколько раз этот эффект спасал жизни хелперам. Сегодня он спас жизнь Куинсдейлу… 
Конрад резко прыгает в сторону. На тысячную быстрее пули. Она лишь успевает прочертить кровавую полосу на щеке. Кувырок… Стреляющий не столь проворен. Удар по печени. Резкий рывок – и Глок уже в руках Куинсдейла. Удар в челюсть – тело нападающего без чувств падает на землю. 
Отовсюду слышны крики. Конрад смотрит на свои руки. В одной только что отобранный ствол, в другой взрыватель. Матерные слова вырываются непроизвольно. Террорист! Это уже слишком. Что же хоть взорвал его подопечный? 
Разглядеть ничего невозможно. Всё застилает едкий чёрный дым и всполохи огня. Горит на славу. Всё, что удаётся разобрать – обгоревший остов какой-то конструкции. Похоже на качалку для добычи нефти. Это бы объяснило, почему так бушует пламя. 
Слышатся бранные крики на английском и отчётливый звук передёргивания затворов – пора убираться. Конрад осмотрелся, насколько это было возможно. Он стоял на небольшой возвышенности. Похоже, что это посадочная площадка для вертолёта. К сожалению, геликоптера на ней не было. Метрах в пятистах справа маячили стволы елей, путь к которым перекрывал высокий забор. Лучше, чем ничего. Скатившись с площадки, одновременно убравшись с видного места, Куинсдейл понял две вещи. Первая – он где–то на Севере. Иначе как можно было объяснить, что он оказался по колено в сугробе в марте месяце. Второе – его подопечный был человек расчётливый. Только сейчас хелпер изучил своё тело и вещи. Клиент, конечно, не атлет, но организм натренирован и привычен к нагрузкам. Судя по рукам – не молод. Тёплая удобная одежда и рюкзак за спиной. Наверняка в ранце есть всё необходимое для выживания. Что же, тем меньше проблем. Насколько это вообще возможно в его положении. 
Пошарив в карманах, Конрад обнаружил записку с точными инструкциями, что ему нужно делать, и GPS навигатор с уже вбитыми координатами места, откуда клиента должны были забрать через три дня. 
Послышался звук моторов снегоходов. Хелпер что было сил бросился к забору. Подбежав, он зачерпнул пригоршню снега и бросил на сетку. На счастье, электричества не было. Резким движением перекинул пистолет на другую сторону, а сам стал карабкаться наверх.  
– Я его вижу! Там!!! – послышалась автоматная очередь. Искры от попадающих в металл забора пуль обдали Куинсдейла дождём. Он мог лишь зло ругаться про себя и лезть быстрее. Последовало ещё несколько очередей. Одна из пуль зацепила плечо, но, судя по ощущениям, не задела кость. 
Хелпер спрыгнул, извлёк из сугроба пистолет и помчался к спасительному лесу. Пули он решил не тратить на беспорядочную стрельбу. В тайге, где он оказался, если верить навигатору, они ему ещё пригодятся.  
Бежать было тяжело. Ноги постоянно застревали в снегу. Его преследователи тоже штурмовали забор, но оказались не столь проворными. Слева доносился рёв снегоходов. Куинсдейл поднажал.  
Спустя несколько минут он достиг опушки леса. В тот же миг его обдало щепками – в ствол рядом с ним вонзилась пуля… Резкий поворот. В руках зажат Глок. Пара секунд на оценку ситуации. К нему стремительно приближалось трое преследователей. Три выстрела. Все точно в цель. И перед каждым хелпер думал лишь об одном: "Господи, только не насмерть". 
Потерявшие управление снегоходы разъехались в разные стороны. Конрад убрал ствол и побежал дальше. Мысль о том, чтобы взять одну из машин преследователей, он отбросил сразу. Наверняка на них были маячки. 
Через пару часов он остановился. Жжение в руке стало нестерпимым. Куинсдейл юркнул в небольшой овраг, скрытый ельником, и раскрыл рюкзак. Клиент действительно всё предусмотрел. Аптечку, по крайней мере, точно. Обработав и перевязав рану, хелпер стал быстро поглощать галеты, обнаруженные рядом с медикаментами и изучать содержимое своей поклажи.  
Среди вещей обнаружилась полная фляга, канат, ракетница, зажигалка (тут же перекочевавшее в карман), и ещё куча всякой мелочи. 
Вдалеке послышался лай собак. Преследователи и не думали сдаваться. Теперь это не просто догонялки. Это охота. А он – дичь. 
Подрываться с места и бежать не имело смысла. Собаки были ещё далеко. А вот когда представится шанс перекусить – неизвестно. Так что нужно делать это сейчас. Очень скоро силы ему потребуются. 
Дорога предстояла не самая сложная. Если бы не идущие по пятам преследователи, то и вовсе сошла бы за увесилительную прогулку. Вот только было непонятно, почему клиент назначил встречу так поздно? Оставшееся растояние вполне можно было преодолеть за половину имевшегося в запасе времени. Это неспроста. Тут явно был подвох. Препятствие, о котором Куинсдейл не знал. 
Хелпер отложил навигатор и потянулся за флягой. Большой глоток – и отличный шотландский бренди приятно обжег горло. 
Фляжка вернулась на место, и в руках вновь появился навигационный приборчик. Конрад долго смотрел на координаты. Потом бросил взгляд на большую лиственницу, что раскинула ветви прямо над ним. 
– Какого же черта тут происходит? – вслух произнес он. – Альберта… Но в тут не должно быть никакой нефти. Неужели что-то с координатами?  
Хелпер задумался. Климат и ландшафт что в Альберте, что в канадской территории Юкон, что на Аляске одинаковы. Ошибиться было легко. Но спутник-то не мог ошибаться. Значит, это действительно провинция Альберта. Более того, он в самом сердце национального парка Вуд-Баффало. Но если это так, то откуда здесь взялись качалки? Никто и никогда не дал бы разрешение добывать тут нефть. Если только... Догадка пришла неожиданно. 
– Может, ты не такой уж и подонок, – хелпер посмотрел на своё отражение на экране. – Вот только кто ты? Эколог, искатель справедливости или просто добропорядочный гражданин своей страны? Или всё же промышленный шпион, напакостивший конкурентам? 
Вопросы были риторическими. Важно одно: клиент сделал благое дело, взорвав вышки. Пожар, наверное, полыхает до сих пор, но это небольшая цена за сохранение заповедника. Добыча принесла бы намного больше вреда. А теперь лавочка прикрыта. Рейнджеры уже явно засекли столб огня, что поднимался в небо на месте диверсии. 
С души хелпера будто упал камень. Всё-таки приятно знать, что ты помогаешь выжить хорошему человеку. 
Только Конрад достал очередную галету и собирался отправить её в рот, как из кустов неожиданно вылезло взъерошенное рыжевато-коричневое существо на высоких мощных лапах и издало странный звук, схожий с тявканьем. Сквозь густой мех чёрных лап проглядывались длинные когти. Хелпер замер. Многие считают, что самый страшный зверь в тайге – медведь. Перед ним же стоял зверь, которого испугался бы даже самый здоровый гризли – росомаха.  
Зверь оскалился. Куинсдейл посмотрел на лежащий возле рюкзака Глок. На то, чтобы схватить пистолет, не потребовалось бы больше двух секунд, но росомаха была слишком близко. Две секунды – вечность. Один взмах лапы – и дальнейшее путешествие перестало бы быть увесилительной прогулкой. Если повезет, то просто руку исполосует глубокими порезами. Если же вцепится в горло... 
Куинсдейл медленно опустил на колени навигатор, разломал галету на две части, одну тут же засунул в рот, быстро прожевал и проглотил, вторую кинул своему нежданному гостю.  
Зверь долго не решался подойти к пище, принюхивался, а потом стремительным движением сцапал галету, тут же умяв её без остатка. 
– Нравится, чертяка? – Конрад немного расслабился. Шансы, что зверь кинется на него, явно уменьшились. 
Он достал вторую галету и повторил ритуал. Так они и просидели вдвоем, пока не прикончили весь запас. 
– Ну что, малыш, прощай, что ли? – Конрад неспешно поднялся, собрал рюкзак и собрался уходить. Росомаха внимательно наблюдала за человеком, а затем юркнула в расщелину, из которой и появилась. 
Куинсдейл выбрался из своего укрытия. Лай стал громче. Нужно было попробовать сбить собак со следа.  
Сначала в ход был пущен мох, который обнаружился на валуне неподалеку. Им хелпер быстро натер одежду и кожу лица. Армейские ботинки были щедро смазаны смолой. Это усложняло движение, но и запах отбивало на раз. Затем он быстро вскорабкался на высокую ель и оглядел округу. Вдалеке мерцала вода. Мили две, не больше. Правда, в другую сторону от его маршрута. Но это был сущий пустяк. Он и так шел с опережением графика. 
Обнаруженным на поясе охотничьим ножом хелпер срубил несколько еловых веток, которые тут же привязал к поясу так, чтобы они волочились следом по снегу.  
 Ориентируясь по компасу, Конрад двинулся в сторону водоёма. Ветки слегка запорашивали следы и уж точно перебивали запах. В какой-то момент хелпер отвязал ветки, а сам ломанулся через кусты можжевельника. 
Лай стал тише. Уловки сработали. Впрочем, Куинсдейл не питал особых иллюзий. Его преследователи явно не бросили поиск. Будто в подтверждение его мыслей над головой послышался гул вертолетного винта.  
Конрад нырнул под поваленный ствол дерева и лежал неподвижно, пока шум двигателя не стих. Попадаться на глаза нельзя. Не дай Бог, на вертушке окажется снайпер. 
Когда шум мотора стих, хелпер покинул своё укрытие и двинулся дальше. 
Пройдя ещё с четверть мили Куинсдейл наткнулся на непролазные колючие кусты. Конрад пошёл напрямик и поплатился за это. Заросли находились на краю обрыва. Хелпер слишком поздно понял это. Почва резко ушла из-под ног, и он с криком полетел вниз, размахивая руками и ногами. Припорошенный снегом лёд замерзшего лесного озера стремительно приближался… 
Реакция не подвела. Рука сама схватила рукоятку Глока. Пули со свистом прошивали твердь. Конрад вытянулся в струну и пробил лёд ногами, ухнув в обжигающую воду… 
Тело содрогнулось от холода. Любой другой не сумел бы совладать с шоком и пошёл бы на дно. Но Куинсдейл был не любой – он хелпер! 
Первым желанием было вынырнуть из полыньи и поскорее выбраться на воздух, но что, если… Ещё одна идея посетила Конрада. Он сбросил лямки тяжёлого рюкзака и поплыл. Время от времени останавливался, чтобы пробить ножом отверстие, сделать глубокий вдох и снова плыть. На другом конце озера из последних сил он взломал ледяной панцирь и выполз наружу.  
Зубы стучали, а тело трясло, как на эклектическом стуле. Мокрая одежда стала невыносимо тяжёлой, а через пару минут на морозе и вовсе заледенеет. 
На подгибающихся ногах Куинсдейл бросился в лес. Одежда уже начинала деревенеть. Впереди было несколько валунов. Конрад сломал еловую ветку и как веником смёл с них снег, после чего нашёл мох и подпалил его. Когда появился слабый огонёк, он подбросил несколько веточек. Чем сильнее становилось пламя, тем больше веток шло ему в жертву.  
Завтра он сляжет. Значит, нужно спешить. Конрад по-прежнему трясся. Рукой он держал над огнём разлапистую еловую ветку, пытаясь прибить дым к земле. Получалось так себе.  
"Сейчас бы возле вышек оказаться. Пожар там, наверное, до сих пор полыхает", – эта мысль не согрела, но вызвала усмешку. 
Когда одежда немного просохла, Конрад, достал навигатор и побрёл назад. От преследователей он оторвался окончательно. Для них он мёртв. Утонул в ледяной воде. Теперь у него более опасный враг – время… 
Идти стало труднее. Ноги словно налились свинцом. Куинсдейл срубил ножом небольшое деревце, грубо сбил ветки и пошёл дальше, опираясь на импровизированный посох.  
Организм был измотан. Сознание проваливалось в беспамятство. Так он и тащился в полусонном состоянии, пока не наткнулся на разъярённого гризли. На счастье, шатун прошёл мимо, не заметив человека. Иначе зверь просто разорвал бы его. Ножом такому ничего не сделаешь, а Глок покоился на дне озера вместе с рюкзаком. 
Ночь опустилась стремительно. Тяжёлые веки закрывались сами собой, но спать нельзя, иначе для него рассвет просто не наступит. Будто зомби, Куинсдейл настырно шёл к назначенной цели, ведомый лишь чудом уцелевшим навигатором и Богом. 
Зарю Конрад встретил, прислонившись к шершавому стволу ели. В лёгких уже отчётливо слышался хрип – предвестник пневмонии. Перед ним раскинулось бескрайнее поле, засыпанное сугробами.  
Хелпер поморщился. Он отлично знал, что перед ним такое. 
Направление он держал верное. Это и была причина, почему клиент заложил в маршрут больше времени. Но у него – то его не было. 
Направление… Это всё, что у него было. Сверни, решись пойти в обход, и можно не надеяться на спасение. 
– Чёрта с два я загнусь в этой глуши! Я под перекрёстным огнем выживал. Из огня невредимым выходил. С львом дрался. И всё ещё жив. И тебе не убить меня, клятая трясина. 
Конрад вогнал камнем в свой посох нож, получив подобие клевца, и уверенной походкой двинулся к болоту. Страха не было. Он хелпер. И кто ещё, кроме него сможет сделать это? 
Вначале Куинсдейл шёл осторожно, выверяя каждый шаг. Но хрипы становились сильнее. Тело уже горело. Времени почти не оставалось. Нужно было рисковать, и Конрад рискнул… 
Половина топи осталась позади, когда нога предательски ушла в жижу. Измученное тело не успело среагировать… Мутная каша сомкнула свои объятия на груди хелпера и неспешно продолжала поглощать его. 
Конрад выругался. Покрепче схватил своё импровизированное орудие за один конец и стал бить палкой вокруг, пока нож не вошёл в твёрдую почву. Ноющие от напряжения руки потянули за древко. Трясина не сдавалась, но Куинсдейлу мучительно не хотелось умирать. И не важно, что это чужое тело. Не важно, что он очнётся в кабине нейроперехода при любом раскладе. Ему хотелось вырывать свою жизнь и жизнь своего подопечного из цепких объятий смерти. Это не была гордыня. Это была цель. Цель всей его жизни. Ведь он хелпер. А хелпер – это судьба… 
Звериный рык разорвал тишину топи, когда весь перепачканный болотной жижей Конрад Куинсдейл, стоя на кочке, ликующе поднял вверх свою слегу. Он походил на первобытного охотника, сразившего мамонта. 
– Тебе меня не убить!!! 
Как он перешёл трясину и проделал остаток пути, хелпер уже не помнил. Просто в какой-то момент навигатор показал, что цель достигнута. Конрад упал на спину и стал ждать. Веки с трудом раскрывались, но Куинсдейл держался из последних сил, не желая проигрывать сну. Держался до тех пор, пока в небе не появился вертолёт. Это не была машина охотников. Это было его спасение.  
Конрад Куинсдейл закрыл глаза… 
  
Люк распахнулся, выпуская хелпера из кабины. Он снова был в своём секторе. Тут ничего не изменилось. Будто и не было этого утомительного приключения.  
Тело было бодрым, но мозг уже не мог работать. Нейросинхронизация позволяла чувствовать всё, что чувствовал клиент, поэтому Конрад ощущал себя разбитым. Хотелось отключиться. Даже не возникло привычного желания пойти и напиться. Что-то всё же изменилось. Изменилось в нём самом. Он ещё не знал, что. Но обязательно узнает. 
Куинсдейл собрался и вышел из сектора. Его смена закончилась, можно было и отдохнуть. На площадке стоял Ле’Фер. Он с сожалением смотрел на своего лучшего спеца. 
– С возвращением! Как всё прошло? 
– Хреново! Клиент получил воспаление лёгких и пулю. Думаю, процентов сорок пять гонорара мы лишились… 
– Ерунда, – Морис даже не подал виду, что разочарован. – Ты отлично справился.  
– Ты тут босс, – отшутился хелпер и медленно побрёл к выходу. 
– Прощай, Конрад! – крикнул вслед Ле’Фер. – Когда придёшь за расчётом, я тебе буду не нужен, так что вряд ли увидимся. 
– До свидания, Морис, – коротко бросил Куинсдейл.  
Ле`Фер посмотрел на подчинённого с надеждой. 
– Да, и вот ещё что, – спасатель посмотрел на плакат с надписью: "Хелпер всегда спасёт". – Смени этот дурацкий слоган. 
– Почему ты передумал? 
– Потому что спасать человеческие жизни моё призвание. Я хелпер. Это моя судьба!  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования