Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Натт Харрис - Новости Форкса

Натт Харрис - Новости Форкса


"На поляне перед домом, полицейскими
обнаружены два растерзанных,
обезглавленных трупа.
Судя по следам зубов и когтей,
нападение было совершено
крупным животным,
предположительно, медведем гризли".
 
 

 - Нэнси, мне надоело твоё нытьё! - Мама в сердцах швырнула кухонное полотенце на стол, но промахнулась. Полотенце упало на пол.

Я поднял полотенце и посмотрел на Нэнси. Она сжалась в комочек на деревянном стуле у окна и едва сдерживала рыдания. Её обычно весёлое, усыпанное веснушками, лицо, опухло от слёз, глаза превратились в узкие щёлки, а нос покраснел, как у оленя Рудольфа.

-Ну, сколько можно трепать мне нервы?! Ведь я работаю днями и ночами и уже думала, что дети подросли и не будет никаких проблем, но вот тебе, здрасьте – Нэнси сошла с ума!

Мама с укоризной посмотрела на Нэнси, но через секунду её взгляд потеплел, уж очень жалко выглядела моя обычно дерзкая сестрица.

А всё дело в том, что Нэнси влюбилась. Я не знаю, как такое могло случиться! Мы только недавно дрались с нею и лазали по деревьям, и тут вдруг она превратилась в обычную девчонку.

Но самое страшное было не в том, что она влюбилась, а в кого!

Ладно бы её избранником стал какой-нибудь Сэм или Роджер или даже её вечный поклонник – чернявый  грек Спирос  Кириакос. Даже это бы я проглотил.

Но она влюбилась в Эдварда!

В какого Эдварда, спросите вы?

В Эдварда Каллена - вампира из кино, которого играет, между прочим, Паттинсон - бледный, как непропечённый кекс, английский красавчик.

Я терпеть не могу всю эту вампирскую муть! Это же надо было придумать таких персонажей, как вампиры! Наделить их сверхъестественными способностями! Раздуть эту тему! Сделать вампиров красивыми и сексуальными!

 Вы подумайте, красив ли клоп, клещ, москит или вошь? А они ведь тоже вампиры. Поэтому и желание стать кровососом возникнуть может только у морально ущербных уродов. Это моё твёрдое убеждение.

Но Нэнси всё же заставила меня один раз посмотреть все серии.

Если учесть, что меня всего корёжило при виде вампиров, это было ещё то испытание. Правда, присутствие оборотней в фильме несколько всё меняло. Но и эти оборотни бесили меня.

Как это, перекувыркнувшись на месте, превратиться в волка?!

Для того, чтобы обернуться, нужен хороший разбег и достаточно места, и только когда ты достигнешь определённой скорости, тогда возможно обернуться. Но для этого нужно ещё одно условие, о котором мало кто знает, иначе бы все бегуны  прямо на Олимпиаде превращались в диких зверей.

 Условие такое. Ты можешь погибнуть при первой попытке стать оборотнем.  

Если у тебя получится, ты будешь обладать этой возможностью вечно.

Но если нет, то либо ты останешься в шкуре, без навыков жизни в лесу, потеряв свою человеческую сущность, либо окончишь свои дни в психиатрической лечебнице.

 Поэтому толпа оборотней в «Саге» могла вызвать только смех.

Вы спросите, откуда я это знаю?

Я с этим родился, и именно поэтому ни за что в жизни я бы не стал пробовать. 

Я всегда это знал, но осознал только, когда из мальчика превратился в парня. И да, полная луна действует на меня, заставляя думать только о том, что я должен бежать в лес и... Поэтому дни полнолуния для меня всегда наполнены душевной борьбой. Я не хочу умирать!

Но вернемся к Нэнси.

Сказать, что она посмотрела эту «Сагу» много раз – ничего не сказать. Сотни раз! Каждый звук, каждое слово и каждая физиономия, мелькнувшая на экране, были ей знакомы, как родные. И учёбу она совсем забросила. И сидела на форумах и сайтах, таких же треснутых на всю голову, фанаток. И обвесила все стены фотографиями гламурных вампиров.

А теперь ей захотелось в Форкс. Да-да, в тот самый, где жили вампиры Каллены. Она стала изводить маму, чтобы она её свозила. Всего лишь сто девять миль от Каупевилла, где мы живём.

Но маме было некогда, и мы отлично об этом знали. Наше дело было учиться, а её - нас обеспечивать, пока мы не стали совершеннолетними.

Нэнси же взбрендилось ехать через неделю. К полнолунию.

-Сама поеду,- хныкала Нэнси. - На автобусе.

-Куда? Среди лесорубов не терпится прогуляться? Жди, пока мне отпуск не дадут, тогда отвезу тебя. А одну не пущу! Ещё не хватало, чтобы маньяк какой-нибудь привязался.

-А с Артуром пустишь?

Я аж подпрыгнул от возмущения!

-Не сейчас! Ты же знаешь, у меня подготовка к соревнованиям. Да и убраться в комнате нужно, вон мама ругает.

С каждым моим аргументом слёзы на глазах Нэнси увеличивались, приближаясь к размерам куриного яйца.

Честно говоря, меня вовсе не грело ехать в этот дурацкий Форкс, в котором интересного ещё меньше, чем в нашем захолустье.

- Арту-у-ур, пли-и-из!- канючила Нэнси. - Это же всего один день. Туда и обратно.

-Два дня,- уточнил я,- день там, ночь в отеле и день обратно. Я не собираюсь мчаться, чтобы потом штрафы прислали. Пока остановимся, перекусим, то да сё… тем более у меня ещё опыта водительского не хватает.

-Значит, ты согласен?! - радостно завизжала Нэнси и бросилась ко мне со всеми своими соплями и слезами.

Я оглянулся на маму. Она вздохнула  и медленно кивнула головой.

-Я закажу вам отель на субботу. Машину возьмёшь мою. И ты, Нэнси, за это уберёшься в комнате Артура.

-Ни за что!- вскричал я.

Мало ли у кого какие тайны?!

***

С утра пораньше мы направились к паромной переправе на мамином синем «Форде». Нэнси сияла как солнышко, несмотря на пасмурный день, и от её ярко-рыжих волос становилось радостно на душе.

 И что  она нашла в этих вампирах?!

Следующие шесть миль мы просто пялились из обзорных окон парома на скучную, серую, покрытую мелкой рябью воду до Порт Таунсенд и дальше по трассе, обступленной со всех сторон лесами и горами, туда, куда так рвалась Нэнси.

Растут ли у вампиров волосы? А кто стирает им подштанники  и костюмы, заляпанные кровью? А моются ли они шампунем для тела или ходят вонючими? А чем они испражняются? А чем они расплачиваются в магазинах? И как у них с фото на водительском удостоверении? За какую бейсбольную команду болеет Эдвард?

Этими вопросами я настолько задолбал свою сестричку, что едва не получил по морде, но я здорово повеселился, ржал, как конь, и чуть не столкнулся с черным пикапом «Колорадо», который довольно нагло обгонял нас.

После чего я пришёл в себя и поехал нормально. Тем более, что шоссе было мокрым.

Наши края отличаются довольно поганой погодой, а про Форкс и говорить нечего - самое дождливое место во всей Америке. Если бы я был писателем и сочинял про вампиров, то там им самое место, летом вокруг полно москитов, которые пьют кровь почище Калленов!

Но пока не наступило лето, они ещё не проснулись. Хоть один плюс.

Вот и тёмно-зелёный деревянный щит с надписью «Город вилок приветствует вас!»* с примитивным гербом, на котором изображен лесовоз, горы и ручьи. Нэнси, хихикая, побежала к щиту, и я её сфотографировал.

Мама забронировала нам номер в доме липового оборотня «Джейкоба Блэка» и если в таких домах живут оборотни, то у нас их – половина Штатов!

С момента въезда в город Нэнси подобралась и притихла. Я даже не рискнул больше потешаться над её наивной верой в чудесный город с чудесными обитателями.

Наступил вечер,  и  только я подключил ноутбук, чтобы початиться с друзьями, (у меня уже было готово несколько убойных шуток про Форкс и вампиров), как Нэнси внезапно собралась на улицу.

Удержать её было нельзя никакими силами. Но я чувствовал ответственность за сестру, пока она пребывала в своём «сумеречном помешательстве». Пришлось тащиться за ней из отеля.

Нэнси, в красивом тёмном платье с белой оборкой внизу, уже успевшая накраситься, с блестящей заколкой в волосах, выглядела просто круто! Слишком хороша для этого городишки.

Мы решили пойти в кафе, посмотреть на местный люд, а Нэнси, небось, размечталась встретить кого-то из семейки Калленов, чтобы узнать, как там аппетит у Эдварда.

Мы заказали оладьи величиной с летающую тарелку и колу, а Нэнси достала из сумочки лист бумаги, ручку и конверт и начала писать письмо, понятно кому. Я огляделся. Два толстых дядьки и тётки за столами, лохматое существо в майке со Спэнч Бобом, отдалённо напоминающее индейца, три хихикающих и фотографирующихся девчонки-подростка, и какой-то амбал, заросший щетиной,  жадно поглощавший огромную порцию еды.

Никакой мистики.

 Нэнси подняла голову и стала смотреть куда-то вдаль, за мою спину, прищурившись, потом зарделась и снова уткнулась в письмо, наверное, писала о сокровенном…

Я пошёл в туалет, на выходе посмотрел на себя в зеркало и скорчив страшную вампирскую рожу: «Отражаюсь или нет?» ухмыльнулся  и вышел.

Тут позвонила мама, волновалась, как дела? Я успокоил, что всё ОК, и мы приедем завтра вечером,  сходим по памятным местам «Саги» и домой. Мама попросила и себе сувенирчик. Я пообещал.

Пока я отсутствовал, в зале произошли изменения. За соседний столик уселись влюблённые и стали кормить друг друга с ложечки. Нэнси за нашим столиком не было. Наверное, тоже пошла в дамскую комнату.

Я просидел пятнадцать минут, двадцать, но Нэнси не возвращалась. Сначала мне было смешно, что мистические переживания вызвали в ней мистическую диарею, а потом забеспокоился. Пошёл к туалету и прислушался - тишина. Я осторожно открыл дверь и заглянул внутрь. Никого. Хм.

 Я вернулся в зал. Официантка сказала, что моя девушка ушла минут двадцать назад. Ушла одна. Может, курит снаружи?

Я вышел наружу с неприятным чувством под ложечкой, ведь Нэнси не курила. Там никого не было. Несколько автомобилей посетителей, велосипеды влюблённых, на улице никого. Только луна, поднимающаяся к зениту.

Я вернулся и расплатился. Снова осмотрел небольшой зал, где и спрятаться негде. На телефон Нэнси я позвонил сразу же и обнаружил его лежащим на сиденье.

Тупо посмотрев на рогатую голову оленя, висевшую на стене, я вышел.

Итак, Нэнси куда-то сбежала, сотворив со мной злую шутку. Может быть, она вернулась в отель? Пока не очень волновался, но было неприятно, ведь я обещал маме присматривать за Нэнси.

Но сначала я покрутился на авто по ночному Форксу.

 Мне встретились только пара человек с собаками, и медленно трусивший по ещё мокрому асфальту одинокий пожилой бегун.

Окна домов светились. Все нормальные люди сидели со своими семьями, и только некоторым ненормальным захотелось приключений! Вернее, одной ненормальной!

Я начинал злиться на Нэнси. Она на самом деле сошла с ума, если так по-дурацки себя вела!

Надежда, что взбалмошная сестричка окажется в отеле, также не подтвердилась.

 Всё оставалось в том виде, как перед  нашим уходом из номера. Рюкзак Нэнси, открытый и распотрошенный в поисках косметики и платья, лежал на диванчике.

Тут я вспомнил о телефоне. Хотел посмотреть, что там, но скрытная сестра поставила пароль.

Может,  Нэнси захотелось почувствовать магию городка без провожатых? Если она давно собиралась в Форкс, то уже знает все места, которые обычно посещают фанаты «Сумерек». Значит, я должен тоже отправиться туда.

В холле, на столе, я нашёл буклет и углубился в его изучение. Всё это мы могли бы посетить и завтра, при солнечном свете. Буклет был полон  красивых фото окрестностей, леса, пляжа Ла-Пуш, в индейской резервации. Ничего такого, ради чего стоило сбежать.

Прежде чем отправиться в ночной вояж по местам вампирской славы, я всё же решил посмотреть, что у Нэнси в сумке? Мне было неловко, что я роюсь в вещах сестры, но тут она сама виновата. Из интересного там оказался дневник.

Расписание занятий, шейпинга, диеты, телефоны и рисунки из «Сумерек». Нэнси, конечно, была художницей не ахти, и Эдвард у неё получился с длинным носом, узким лбом и очень крупными губами, но, в целом, похожим. А на самой последней странице меня ждал приятный сюрприз. Пароли на телефон, скайп и почту! Вот девчонки - дуры!

Тут в холле раздался смех. Мне почудился голос Нэнси. Выскочив, я обнаружил ту самую троицу девчонок-подростков, которые были  с нами в кафе. Оказывается, они жили в том же коттедже. Девчонки нарядились, как настоящие готы - во всё чёрное, и куда-то намылились в такое позднее время.

Я спросил, «куда это они?», и мне ответили, что на вечеринку «Полнолуние». Одна из них, темноволосая, коротко стриженная ёжиком, подмигнув, сказала, что эта вечеринка для «особых людей», но если я их подвезу, чтобы они могли там напиться, то так и быть, меня возьмут с собой. Я тут же согласился. Вдруг и Нэнси там?

Пока мы ехали, я познакомился с девчонками и тут же забыл их имена, кроме той, с ёжиком на голове. Её звали Пайпер. Она была болтушка, и я вцепился в неё, как клещ, чтоб узнать больше. Оказалось, что к вечеринке готовились давно. До этого все общались на форуме фанатов «Сумерек». Будет музыка, шоу и море бухла. Конечно, я спросил у них про Нэнси. Но они точно сказать не могли, ведь на форуме не используют собственных фото и имён.

Поэтому я должен поискать её сам, а если они её найдут, то обязательно скажут мне об этом.

Я обменялся с Пайпер телефонами.

Место встречи оказалось на окраине. Во-первых, там было темно, как у афроамериканца под мышкой, во-вторых – тихо, как на кладбище.  А чего я ожидал от вампирской вечеринки? Но масса припаркованных авто развеяла мои сомнения.

Паролем послужил кодовый стук в железную дверь.  Нам тотчас отворили и впустили внутрь.

Я прошёл за девчонками в большой зал и убедился, что фанаты нехило скинулись. Канделябры, драпировки, огромные чёрно-белые портреты вампиров, длинный стол с закусками и явственный запах алкоголя и марихуаны. Народу было много.

На сцене восседал ди-джей со своей установкой, подсвеченный снизу тёмно-красным цветом.

Покружив по большому залу и осмотрев всех собравшихся, я понял, что Нэнси тут нет. Только я решил вернуться в отель, как  вспыхнул луч света и толпа радостно взвыла при виде Эдварда, который вышел на середину сцены.

Новый радостный крик - и к нему присоединилась темноволосая девушка, его подружка по фильму, Бэлла. Вышли ещё двое - смуглый парень и девушка со светлыми волосами. Смуглого парня я знал, мы жили в его коттедже – Джейкоб Блэк. Они приветственно махали, а толпа завывала. Эдвард начал что-то вещать томным голосом, а мне стало смертельно скучно. Это были даже не актёры из фильма, а актёры, играющие актёров из фильма, тем более в париках, чем окончательно отвратили меня от «Саги» и всех её поклонников.

 Сумасшествие, которое происходило с гостями, полезшими на сцену фотографироваться с псевдо-вампирами, подставлявшими им шеи для укусов и пытавшимися оторвать кусочек от вампирских брюк, заставило предположить наличие в коктейлях каких-то психотропных препаратов.

Неужели моя Нэнси тоже такая?!

Я двинул к выходу.

Снаружи позвонил Пайпер, что уезжаю и приеду за ними, когда всё закончится.

Вскоре  я уже вводил пароль на телефон сестры.

Та-ак. Ничего интересного, звонки от меня и мамы и подружек, но обнаружился и неизвестный номер, с которого звонили месяц назад и восемь дней назад. А вот обратно, по этому номеру, сестра звонила …сегодня, до нашего выхода в кафетерий!

Хотя меня продирало перезвонить по этому номеру прямо сейчас, однако я решил подождать, взял её ноутбук и открыл «Скайп». Начну-ка по порядку…

Я просмотрел уже шестнадцатый контакт, когда на мой телефон позвонили.

Это была Пайпер.

Сквозь музыку я едва расслышал:

-Привет, Артур! Я тут видела твою сестру.

-Задержите её! Выезжаю!

Вечеринка из зала уже выплеснулась на улицу, вампирская жеманность испарилась, фанаты обнимались у входа с хорошо поддатыми Эдвардом и Бэллой. Кто-то блевал у водосточной трубы. Несколько человек хохотали до колик, показывая друг на друга пальцами. Я нашёл девчонок  у стола, где они продолжали выпивать и общаться, перекрикивая вошедшего в раж ди-джея.

-Где Нэнси?!- крикнул я Пайпер в самое ухо.

Та обернулась ко мне с пьяной улыбкой.

-А-а, Артур, да, она была где-то здесь, пас-смат-ри... – Она широко обвела рукой зал и чуть не свалилась под стол, потеряв равновесие.

Я оглянулся. Нэнси тут явно не было. Я разозлился.

-Какого чёрта ты меня разыгрываешь?!

Пайпер счастливо лыбилась в ответ и цеплялась то за скатерть на столе, то за мою куртку.

Одна из подружек успокоительно сказала.

-Не злись, Артур, мы просто подумали, что ты не приедешь за нами, вот и сказали про Нэнси.

-Ладно, поехали! – я довольно грубо потащил девчонок за собой к выходу.

Затолкав подружек в «форд», я развернулся и стал отъезжать. Ярость прямо клокотала во мне! Да ещё эта чёртова луна!

На пустой дороге, у светофора, с нами поравнялся чёрный пикап «Колорадо», который мне смутно что-то напомнил, но от злости всё выветрилось у меня из головы.

Пикап издевательски дёрнулся с места в карьер и помчался по дороге.

Куда?! Захотелось погони? Получи!!!

 Я нажал на газ и устремился за ним, а девчонки завизжали от восторга. «Давай! Жми!!! Догоняй!» Мы приблизились к пикапу, а Пайпер стала снимать погоню на мобильник, отпуская тупые шутки. Мы оставили позади Форкс и летели по сто первому шоссе, только вдвоём – пикап и мы.

Внезапно автомобиль свернул на лесную дорогу, и мы, взвизгнув тормозами, повернули тоже. Тёмные ели замелькали по сторонам. Дорога была не особо накатанная, может, для охотников или туристов, и пришлось поехать тише. Пикап же был тут, как рыба в воде. Водитель нёсся на своём «Колорадо», как ненормальный, и вскоре оставил нас далеко позади. Я сбавил скорость, дорога стала хуже.

Моя злость  от гонки постепенно испарилась.

Девчонки сначала притихли, а потом стали просить ехать назад. И я их понимал. Если бы я был девчонкой,  тоже запросился бы обратно, к цивилизации, потому что леса здесь были впечатляющие и страшные. Свет фар выхватывал из темноты толстенные ели, покрытые зелёным, как волосы утопленника, мхом, и перепутанные чёрные ветви кустарников…

Дорога была мокрой, на такой застрять  – раз плюнуть.

Я уже позабыл про пикап. Пока я осматривался, где бы развернуться, мы доехали до большой вырубки. Лесорубы очистили огромную площадь, и залитые мертвенным светом луны, поваленные стволы и пни создавали странную, пугающую картину. Наконец-то мы развернулись и поехали назад. Часы показывали три часа утра.

Отправив девчонок спать, я вернулся в комнату, и повалившись прямо в одежде на кровать, вырубился. Последней мыслью было: «Утром в полицию…»

Я проспал неожиданно долго, на улице было пасмурно и мелкий дождь брызгал в окна. Кровать Нэнси пустовала, и на душе у меня стало гадко, как никогда.

Кое-как умывшись и почистив зубы, я вернулся мыслями ко вчерашней  идее отправиться в полицию.

 Но сначала – кофе.

Я посмотрел в свой телефон, оказывается, звонила мама. Что я ей скажу? Придётся соврать, может быть, Нэнси нагулялась и вскоре вернется?

Я набрал мамин номер …

Через десять минут я постучался  в номер к девчонкам.

Мне  нужна была их помощь. Ведь они были носителями женской логики, которую мужчинам никогда не понять.

Девчонки выслушали всю историю про Нэнси с самого начала  и вынесли вердикт:

-Твоя сестра влюбилась!

-Надо же, какая проницательность! Ведь я сам вам об этом сказал. Она влюбилась, в этого чёртова Эдварда!

-Ты не понял.  Она влюбилась не в Эдварда, а в кого-то другого! Может быть кого-то, кто похож на него.

Тут я вспомнил про дневник и портрет узколобой копии Эдварда. Я развернул дневник и показал девчонкам. Они молча переглянулись, и достав каждая свой телефон, углубились в них.

Я ничего не понимал. Логика-то женская!

Пайпер подскочила ко мне и сунула мне в нос свой мобильник.

-Смотри!

Я воззрился на фото.

 Это было «селфи» Пайпер (размазанное), а за ней, довольно чётко, интерьер того самого кафетерия, куда мы ходили вчера с Нэнси. А вот позади Пайпер обнаружилась, в самых дверях, фигура какого-то парня, и я мог бы теперь поклясться, что Нэнси – хорошая художница! Парень был с длинным носом и крупными губами, но всё-таки похожий на Эдварда!

-Ещё! Ещё фото есть?!

Обнаружились ещё пара его фэйсов. Значит, всё-таки был парень.

И я решил пока не ходить в полицию, а узнать, кто это?

 Девчонки поехали к одной из дальних родственниц Пайпер, живущей в Форксе.

 А я отправился в кафетерий, показал работникам фотографию парня. Мне сказали, что вроде он не из местных. Но когда я попросил посмотреть записи с камер наблюдения, мне отказали, потому что хозяин кафе отсутствует.

-Тогда мне придётся прямо сейчас обратиться в полицию!- сказал я громко.

Это им не понравилось. Официантка отвела меня в уголок, потому что посетители стали прислушиваться. И я рассказал, что вчера исчезла моя сестра. Исчезла отсюда. И официантка должна её помнить, потому что обслуживала нас.

-Я помню её, очень милая рыжая девочка. Но у нас такое часто бывает, девчонки ищут в лесу вампиров и теряются.

- Нэнси  не большая любительница лесов. Особенно в дождь.

Подошла женщина с кухни и остановилась, прислушиваясь. Потом сказала.

-Лиз, это может быть серьёзно.

У меня заныло под ложечкой. Лиз посмотрела на меня с участием:

-Ладно, иди сюда. Вот тебе запись!

…Тот парень показался в дверях на несколько секунд . Кивнул кому-то, вышел и двинулся вдоль по улице вниз. Через минуту вышел человек, которого я назвал вчера «амбал», и тоже пошёл за ним. Потом они вернулись  и сели в автомобиль, в котором я признал чёрный пикап.

Амбал был хозяином чёрного «Колорадо». Вскоре на пороге появилась Нэнси с конвертом в руках и пошла вверх по дороге. Чуть позже пикап двинулся за ней. А затем появился я и стал бегать в поисках Нэнси. Дальше смотреть было нечего.

Я спросил Лиз, знает ли она «амбала», она ответила, что он не из Форкса.

Тут позвонила Пайпер, попросив меня ждать их в кафе.

Я сел на место, где вчера сидела Нэнси, отсюда хорошо просматривалась входная дверь. Значит, сестра могла видеть того парня.

Девчонки прибыли расстроенные.

-Что вы узнали? Что-то неприятное?

-Боюсь, Артур, что новости действительно неприятные. Тут, похоже, завёлся маньяк. Две приезжие девушки пропали в прошлом году. Местные стараются не афишировать эту историю, потому что могут лишиться туристов. Бывает, что поклонницы «Саги» теряются в лесу, но их находят с собаками. А тут следы обрывались у дороги. Значит, их увезли…

-Пайпер, открой вчерашнее видео погони и давай-ка посмотрим номер пикапа.

Я старался говорить спокойно.

К счастью, на нескольких кадрах удалось отчётливо увидеть номер чёрного «Колорадо».

Я записал на салфетке и отнёс его Лиз.

-Ты не могла бы помочь узнать, чей это пикап?

-Мой брат работает в страховой компании, попробую через него.

Заказанный сэндвич не лез мне в горло.

 Нэнси. Сестрёнка…

Я достал телефон Нэнси, и открыв список звонков, набрал номер неизвестного. Долго держал палец над кнопкой вызова…

Позвонить или нет? А вдруг спугну преступника, если это преступник.

-Лиз, - обратился я к официантке. – А твой брат мог бы узнать, кому принадлежит номер телефона?

-Не могу сказать. Оставь номер, я ему передам.

-Лиз, это правда, что здесь бесследно исчезли две девушки?

Официантка испуганно взглянула на меня, потом на посетителей.

-Не кричи так, а то услышат. Да, это правда. Но может быть, они просто уехали куда-то, а потом возьмут, да и  заявятся домой.

 Я вернулся за столик. Дожевал сэндвич и запил холодным кофе.

На улице потемнело, небо обложило чёрными тучами, и в кафетерии включили свет.

Голова оленя с ветвистыми рогами, висевшая в кафетерии, глядела вдаль, будто хотела увидеть леса, в которых когда-то бегал её хозяин.

-Девочки, неужели вы и впрямь верите в вампиров?

Было слышно, как начался крупный дождь, перешедший в шумный ливень.

-Ну, раз столько про них пишут и говорят, кучу фильмов сняли, наверное, что-то есть.

-А Каллены?- я ждал Лиз с новостями.

-Хотелось бы, чтобы существовали! Эдвард такой крутой, просто красавчик!

-Я бы сама хотела стать вампиром, стать бессмертной.

-А мне больше Джейкоб нравится. И оборотни. Они хотя бы люди.

-Ну да, их и убить можно, а вампира не убьёшь!

-А голову снести?

На мой телефон позвонили. Мама. Я сделал бодрый голос.

- Ма, привет! Да всё хорошо. В кафе сидим. Да, уже почти все достопримечательности осмотрели. А Нэнси в туалет пошла, я ей передам. Как штормовое предупреждение? А я и не знал. На два дня? А что же делать? Понял. Ладно, мам, пока. И я люблю тебя…

-Какое штормовое предупреждение?- Пайпер стала рыться в телефоне. – Точно! И паромы два дня ходить не будут, так что остаёмся тут ещё!

-Ура, учёбу пропустим!- закричали девчонки.

Подошла Лиз.

-Тебе повезло, парень, вот имя владельца автомобиля. Слышали уже про штормовое предупреждение? Принести вам ещё что-нибудь?

-Нет, мы пойдём. Спасибо брату передайте, за помощь. И если он узнает про номер телефона, позвоните.

-Обязательно, Артур.

Лиз улыбнулась ободряюще.

На бумажке стояло имя - Сильвер Руст.

Мы вышли на порог кафетерия. Дождь стоял стеной. «Форд» был едва различим в таком ливне.

Автомобиль буквально плыл по рекам воды, а я думал о том, где сейчас Нэнси в своём красивом, но тонком платье. В голову лезли страшные картины, главным образом из триллеров.

Детективное агентство «Артур и девочки», собралось вместе в холле дома Джейкоба. Мы достали конфеты и галеты и заварили кофе.

Я снова влез в Скайп Нэнси. Через минуту, обругав себя "дебилом" за невнимательность, я открывал длинную простыню сообщений от контакта по имени «Эдвард».

 Ну конечно, Эдвард, кто же ещё!

 Мне пришлось окунуться в историю любви Нэнси к мерзавцу-обольстителю. То, что он был таковым, я даже не сомневался. Достаточно было прочитать то, что писала ему сестра, и что отвечал он.

Лицо моё покраснело от негодования.

Как же она его просила о встрече! И как он хитро приманивал её, словно рыбак, и как резко подсёк, когда она клюнула.

Представляете, он поведал ей, что вампиры на самом деле существуют и морочил голову историями из их быта, например, тем, что вампирам не обязательно убивать жертв, можно держать их в качестве домашних животных и просто брать у них кровь, как у доноров.

Нэнси спрашивала, правда ли из-за крови вампиры остаются бессмертными и откуда у них берется яд для обращения обычного человека в вампира. Могут ли они молниеносно перемещаться?

«Эдвард» отвечал какую-то чушь. В основном увиливал от ответов. Ясно, что фантазии у него не хватало.

Пока я читал их переписку, девчонки сидели, как мыши и выглядели озабоченными. До меня дошло, я ведь читал всё это вслух.

Мы узнали, что познакомились они действительно на сайте фанатов Саги и договорились встретиться в Форксе, на той же тусовке «Полнолуние», где мы были вчера.

 Я с удивлением узнал, что Нэнси соврала нам с мамой, когда сказала, что кто-то украл сумочку с её накоплениями, чтобы заплатить взнос. И ещё она собиралась сама сбежать в Форкс, если бы никто не согласился её отвезти, а этот негодяй подбивал её к этому!

Мы выпили ещё кофе, потому что дождь навевал сон.

-Понятно, что они встретились,- сказала Пайпер,- но не пошли на вечеринку. А куда пошли?

-Нэнси сначала направилась куда-то с письмом, которое писала в кафе. Вверх по улице. Что там такое?- спросил я девчонок.

-Почтовый ящик,- сказала Пайпер.

-Возле дома Калленов! – Хором добавили девчонки.

Мы должны проверить этот почтовый ящик! Вдруг  там лежит письмо Нэнси?

 Ведь забрать его вряд ли успели. Уик-энд.

За стеной дождя никто не увидел, как мы открыли почтовый ящик. Там лежала пачка писем, реклама и какие-то счета отеля, которому принадлежал дом Калленов в Форксе.

 Но всё же там было и письмо Нэнси.

Я быстро открыл конверт.

Письмо адресовалось маме.

Нэнси упрекала маму за то, что она грубо относится к её чувствам, не понимает её, рассказывала, что  нашла человека, которому полностью доверяет, любит, жить без него не может и хочет связать с ним свою жизнь. Нэнси просит не искать её и простить, так как в глаза маме и мне она сказать это не смогла бы. И что она сама даст о себе знать, когда все смирятся с её поступком.

-Что она пишет?- в нетерпении спросила Пайпер.

-Пишет…что влюбилась в Эдварда. – Мне было стыдно сказать, что моя сестра - идиотка.

Мы вернулись в отель. Я снова засел за переписку Эдварда с Нэнси. А девчонки искали информацию по владельцу автомобиля.

Оказывается, Нэнси общалась с этим парнем четыре с половиной месяца, а мы и не заметили, что у неё роман! И вот, буквально в самом начале переписки, я нашёл зацепку. Парень писал, что иногда приезжает к дяде, потому что у того дом классный на Милл-крик и он обязательно  пригласит туда Нэнси.

На карте оказалось, что этот ручей очень длинный и протекает сквозь дремучие дебри. Дорога шла как раз мимо той вырубки, где мы были, когда гнались за пикапом.

-Этот Сильвер Руст  работает в тюрьме, охранником. Мы нашли его переписку на форуме охотников, он ещё охотится на лосей и медведей.

-Медведей?! Только последний мерзавец поднимет ружьё на медведя!!!- разозлился я.

-Ты чего?-  удивились девчонки,- гризли опасны, могут и человека разорвать.

-Только если за дело... Ну ладно, хватит дурака валять, поехали на Милл-крик. Проверим, там ли Нэнси.

-Эй-эй, погоди-ка! А вдруг этот Сильвер и есть маньяк? Что, если он вдруг достанет ружьё? Перестреляет нас и закопает в лесу. Как в фильме «Кровавый уик-энд»?  Давай сходим в полицию, а потом уже поедем?

 Девчонки всегда были трусихами.

-Мы только время зря потеряем,- сказал я недовольно. На меня смотрели умоляюще три пары девичьих глаз. – Ладно... вздохнул я.

На часах уже полшестого. Кто знает, когда заканчивается смена у этого мордатого Сильвера?

В пустом полицейском участке сидел пожилой полицейский и смотрел телевизор, положив ноги на стол.

-Здравствуйте! Я пришел сделать заявление о пропаже моей сестры, Нэнси.

Полицейский спустил ноги на пол и убавил звук телевизора.

-Когда она пропала? Сколько ей лет?- спросил он голосом, в котором не было ни тени энтузиазма.

-Вчера вечером, около восьми. Ей – шестнадцать.

-Ну, ещё рано искать, даже суток не прошло, скоро сама найдётся. В такой дождь не очень-то погуляешь. Все вампиры по домам сидят, бояться нечего.

Он улыбнулся своей шутке и приготовился включить звук.

-Скажите, а вы знаете, кто живёт вдоль Милл-крик?

Полицейский надул щёки и закатил глаза, раздумывая.

-Есть несколько домов, в основном охотничьи. Но это уже к Форксу не относится.

-Вы знаете Сильвера Руста?

-Может, и слышал, а что такое, молодой человек?

-У него черный пикап «Колорадо».

-Здесь у каждого четвертого такой пикап. Вы отправляйтесь домой, ребята, и придёте через два дня, если ваша Нэнси не найдётся.

Мы вышли. Дождь стихал.

Надо было вернуться в отель и приготовиться к путешествию. Мне пришлось позвонить маме. Я бодро доложил ей, что всё в порядке, заставив Пайпер издали крикнуть: «Мам, привет!»

Мама ничего не заподозрила, сказала, чтобы мы не промокли и лучше не выходили в такую погоду, потому что ветер ожидается чуть не до пятидесяти миль в час.

Ого! Это серьёзно, но я не мог сидеть и ждать лучшей погоды, когда моя сестра в опасности. В том, что она в опасности, я уже не сомневался и с каждой минутой моя тревога всё возрастала.

Взяв всё, что нужно, я пошёл за девчонками. Они сидели за столом и пили горячий чай с галетами.

-Ну что, готовы?

Мне навстречу поднялась только Пайпер, одетая в красную куртку.

Остальные двое идти не захотели. Испугались.

Ну что ж. Я бы и один пошёл. Но мне стало приятно и тепло на душе, когда я увидел рядом задорный ёжик тёмных волос.

Когда мы вышли, то уже совсем стемнело, в лужах отражались фонари и редкие капли всколыхивали поверхность воды.

По сто первому шоссе мы добрались до знакомого поворота в лес. Потом доехали до вырубки.  Но сразу за ней начиналась абсолютно непроходимая для моего «форда» дорога и мы спрятали его, загнав в кусты.

Дальше  пошли пешком, натянув капюшоны, под градом падающих с деревьев капель, освещая себе дорогу фонариками.

Шли долго, скользя по жидкой грязи, и наконец, обнаружили чей-то охотничий дом. Высокая непримятая трава вокруг  и тёмные окна сказали о том, что дом необитаем.

Ноги давно промокли, но куртки ещё держались. Клокотание и шум полноводного после ливня ручья, сопровождали наш путь.

Просека стала шире. Поднявшийся ветер срывал с огромных деревьев клочья тумана. Мохнатая темная птица неожиданно перелетела нам дорогу, мелькнув искрой глаза.

Несмотря на сырость, в этом ночном походе было что-то воодушевляющее.

Я любил лес, но ночью бывал там  редко.

Старался не бывать…

А вот и ещё один домик.

В окне были видны мужчина и женщина, беседующие за столом, с банками пива в руках.

Перед домиком блестел умытый ливнем  джип. И хоть нам очень хотелось попроситься внутрь, чтобы согреться, но мы пошли дальше.

Бурлящий Милл-крик преградил нам путь.

Перекинутые через ручей брёвна составляли довольно скользкий мост.

Когда мы переходили его, держась за руки, и я почувствовал, как замерзли руки Пайпер.

 Поэтому, остановившись под большой сосной, увешанной зелёными бородами мха, мы обнялись, и я дал её ледяным пальцам забраться мне под майку. Пайпер замерла, сосредоточенно греясь, уткнувшись в меня лбом и смущённо сопя носом.

 Так мы стояли минут десять, сдерживая волнение.

 Потом снова ступили на тропинку, чтобы найти дом Сильвера Руста, который был дядей «Эдварда», в чём я теперь не сомневался.

Почти два с половиной часа нам понадобилось, чтобы найти ещё один охотничий дом, находившийся  в стороне от дороги. Следы автомобиля вели к погруженному в темноту дому.

Но пикапа тут не было.

 Обширная площадка перед бревенчатым крепким домом была покрыта  кусками строительного мусора, песчаными кучами, оставшимися, наверное, после возведения  гаража.

Мы осторожно пошли к дому. Обошли со всех сторон.  При свете фонаря, удалось увидеть валявшиеся на подоконнике покрытые пылью счета. Прилипнув носом к стеклу, я кое-как разглядел имя получателя - Руст!

Мы нашли его!

 С задней, повернутой к лесу стороны, обнаружилась дверь. Черная, мокрая. Трухлявый порог обвалился. Я подёргал за ручку. Заперто.

Ветер усиливался. Тучи унеслись, обнажив ясную, притягивающую, как магнит, луну.

Я послал Пайпер проверить другие окна, а сам пошёл к гаражу.

На двери висел массивный замок.

Я подошёл к двери и крикнул в щель «Нэнси!» Прислушался. Но завывания ветра мешали что-либо услышать.

-Там все окна с задернутыми занавесками. Ничего внутри не видно.

Мы решили проникнуть внутрь через заднюю дверь.

Полчаса ковыряли ножом замок, и дверь подалась…

Подсобка, куда вела дверь, была завалена старыми вещами и коробками.

Во всех фильмах про похищения жертвы томились в подвалах, вот мы и стали искать подвал. Я звал «Нэнси! Нэнси!», но безуспешно.

Включать свет было опасно, вот мы и шарили  с фонариками.  На полу лежала большая медвежья шкура, затертая, затоптанная, вызвавшая во мне прилив ненависти к хозяину дома. Мы потянули её в сторону и обнаружили люк, вровень с деревянным полом. Но ни ручки, ни кольца.

Я пытался подцепить его ножом. Потом обнаружилось  отверстие, куда должна была вставляться ручка или ключ. Мы бросились искать подходящее орудие.

В этот момент в окно снаружи ударил свет.  Мы замерли. Сквозь завывание ветра мы даже не расслышали, как подъехал автомобиль.

Пайпер  отвела занавеску:

-Пикап!

-Давай к двери!

Мы  нырнули в коридорчик, ведущий к задней двери, и присели за коробками.

В дом вошли двое. Мы слышали их голоса. Они таскали с улицы какие-то ящики и ругали проклятый Форкс с его проклятой погодой.

Наконец они закрыли дверь и включили свет. Раздалась ругань!

- Чёртов Эдди, ты что охренел, мать твою?! Почему шкуру на место не положил?

Пайпер сжала мою руку.

Невидимый Эдди огрызнулся:

- Ты последний там был, не ори!

Потом они долго возились, что-то ели, гремя посудой. Наконец, второй сказал:

-Иди, посмотри, как там дела. Пощупай, приласкай, и таблетки не забудь дать.

-Да помню я!

Второй скабрезно захихикал. Я не выдержал и стал медленно подниматься, чтобы увидеть, что там в комнате. Мне удалось незаметно переместиться от одной стены до другой. Мордатый Сильвер, отвесив нижнюю губу, развалился в кресле. Жирное брюхо почти лежало на коленях .

А вот и Эдвард! Или Эдди, как звал его дядя Сильвер. Парень, пожалуй, даже красив, но в лице что-то неприятное, особенно неестественно красные крупные губы.

Он нагнулся и вытащил из-под  старого дивана длинную загнутую железку, откинул медвежью шкуру и вставил железку в отверстие в люке.

Через минуту его голова со спутанными медного цвета волосами исчезла в глубине подполья. Что-либо услышать мешало завывание ветра. Пайпер сидела тихо, как мышь.

Прошло десять  долгих минут, из люка показалась голова Эдди.

-Ты идёшь? Всё готово уже.

-А ты коробку синюю из машины принёс?

-Чёрт! Забыл! Я быстро.

-Кретин, двери!- рявкнул дядя вслед племяннику, плохо закрывшему дверь, распахнувшуюся от ветра со страшным  грохотом.

Эдди появился с коробкой. Достал нож, вскрыл её. Дядя соизволил подойти к столу. Достал из коробки систему для переливания крови, скальпель, посмотрел на свет, положил обратно.

-Нормально. То, что надо. Ну, пошли, попробуем твою Нэнси.

Эдди взял коробку и открыл люк.

В этот момент раздался звонок телефона.

Моего телефона.

Сильвер и Эдди разом повернулись на звук. Пайпер сдавленно вскрикнула позади.

Я стоял в темноте, поэтому они не сразу меня разглядели. Дядя сделал резкое движение вправо и в руке у него появился охотничий карабин. Эдди отбросил коробку и выхватил из куртки пистолет.

-Что за хрень! Ты кто такой?!

Нажав на кнопку телефона, я поднёс его  к уху. Это была Лиз.

-Алло! Мы нашли их! Выезжайте! – сказал я, блефуя.

Раздался выстрел, попавший в косяк. Отлетевшая щепка больно впилась в щёку.

Решение созрело мгновенно, и от страха неизбежного сжалось сердце. Перед глазами встало лицо сестры и мамы и мерзкие рожи похитителей. Они не остановятся ни перед чем, и они вооружены.

Я бросился вперёд, и пробежав мимо обалдевшего от неожиданности Эдди, одним ударом вышиб дверь и выпрыгнул наружу.

С рёвом ярости дядя с племянником выскочили на порог, стреляя в мою сторону.

Я побежал по двору, перемахивая через кучи щебня и гнилых досок, наращивая скорость. Страх сковывал ноги, но я заставил себя бежать. Мимо свистели пули.

Ветер мощно дул в спину, поэтому мой разбег укоротился, изнутри поднялась волна неизвестной силы, расширяющая грудь до невозможности вдохнуть. Мышцы напряглись, как пружины и я, высоко подпрыгнув, кувыркнулся в воздухе. На мгновение меня поглотил мрак, но тут же всё вокруг стало видно, как днём.

Гнущиеся к земле молодые деревья, мотающиеся лапы старых елей, летящие тысячами оторванные листья и раскачивающийся под ударами ветра пикап.

 Вспыхнул яркий свет. Это зажглось наружное освещение.

 И одновременно раздался двойной крик ужаса.

А может и крик двойного ужаса.

Одинаково приятный для моих ушей…

 

-Артур!- кто-то тряс меня  за плечо. – У тебя кровь тут, ты ранен?

Надо мной склонилась Пайпер.

Я мгновенно вскочил на ноги, и оттолкнув её, бросился в дом.

-А я думала - ты уже в подвале, - сказала подошедшая Пайпер, изумленно глядя на то, как я с бешеной скоростью запихиваю в рот еду, оставшуюся  от Сильвера и Эдди.

-Мне…надо…поесть…

Я заталкивался кусками пиццы, заливал их молоком и совал в рот целиком плитку шоколада, а потом, сорвав крышку с банки с тунцом, вытряс её в рот, закусив сосисками в целлофане.

Через  двадцать минут голод меня отпустил, и я успокоился, поняв, что мне удалось обернуться и остаться в живых и не свихнуться! Это было чудо!

Мы полезли в люк. Там обнаружился подземный ход, ведущий  в помещения под гаражом.

-Боже мой, Нэнси!!!

Я бросился к клетке, в которых обычно держат бойцовых собак. Там была моя сестра в своём красивом, но порванном и грязном платье. Она безучастно смотрела на меня.

На столе находился медицинский арсенал, таблетки, шприцы, системы для переливания крови. Полбутылки виски и два пластиковых стакана с подозрительным бурым осадком. Рядом, в корзине, ещё стаканы - грязные, мятые… и связка ключей.

Я вытащил Нэнси и усадил её на стул. Пайпер помогала мне.

А дальше было ещё интереснее. Мы нашли двух девушек.

 Бледных, худых, в наркотическом опьянении. А вокруг висели постеры из фильма «Сумерки». Мужики совсем свихнулись, захотев стать вампирами…впрочем, это уже неважно.

Теперь всё будет хорошо.

Я посмотрел на Пайпер. Она улыбалась.

-Всё-таки вампиры и оборотни существуют.

-Вампиров не существует, существуют моральные уроды, а что касается остального, то тебе никто не поверит.

Она засмеялась.

-А я никому и не скажу.

-Скажешь. Все девчонки – болтушки. Но все подумают, что ты сошла с ума от «Саги».

-Как тут не сойти с ума?- она дотронулась до меня пальцем и посмотрела на него, как будто хотела разгадать тайну, которую мне пришлось приоткрыть.

Я подмигнул ей и набрал Лиз.

-Мы нашли их.

-Да-да! Я поняла, услышала в телефоне стрельбу и вызвала полицию. Я же звонила тебе, чтобы сказать, что номер телефона принадлежит Эдварду Стакси. Как там сестра?

-Всё нормально. Тут две девушки ещё. Скорее всего, те, что в прошлом году пропали. Ну ладно, до свиданья!

-Эй, Артур, подожди, а те, кто стрелял, где?!

 

 

*Forks(англ)- имеет так же значение «Вилки», как и «Разветвление ручья»

 



Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования