Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Стоп-сигнал - Фальшивое солнце

Стоп-сигнал - Фальшивое солнце

На заре памяти, на тонкой грани, что разделяет воспоминания человечества и выдумку человека, лежит некий отрезок времени, который уже не легенда, но ещё и не история. И если случайный взор вдруг решит рассмотреть этот отрезок, то потерпит неудачу, потому что тот словно око бури – момент тишины в окружающем хаосе – и недоступен ничьему праздному любопытству. Именно в этот небольшой промежуток времени обе враждующие стороны рассмотрели свои невесёлые перспективы и решили перенести бесконечную войну в гораздо более мирное русло, пока она совсем не зачахла ввиду нехватки ресурсов. Чудесная всё-таки штука – политика.  
 
Как раз тогда и были нарисованы Карты. Я говорю "нарисованы", хотя на самом деле они могли быть и выкованы, и вышиты – созданы безвестным мастером того безвременья. Холодные очертания Карт вмещали в себя права на владение планетой – кусочек за кусочком, карта за картой, право на жадность и право на святость, право на Луну и право на Солнце, право на красоту и право на смерть... Десятки, сотни Карт оказались рассеяны во времени и пространстве, и было условлено, что раз в несколько поколений в мире будут появляться создание света и создание тьмы, обладающие достаточной властью для поиска и хранения Карт (что, впрочем, не мешает другим заинтересованным лицам искать их кто во что горазд). И когда наступит Судный день, беспристрастный судья рассмотрит колоды обеих сторон и вынесет свой вердикт. А потом... Может статься, что никакого "потом" и не будет вовсе.  
 
---
 
Ульрих подбросил в воздух карту, щёлкнул пальцами, и карта незамедлительно растворилась в воздухе. Он подмигнул публике и позволил себе снисходительно улыбнуться.  
- Кажется, она где-то там застряла. Наверное, нужна ещё парочка, чтобы убедить её спуститься, – он раскрыл веером колоду и швырнул её в темноту купола. Купол с благодарностью принял подношение. – Кажется, ничего. Ну да ладно, теперь у неё хотя бы есть компания.  
По залу прокатился смешок. Фокусник бросил косой взгляд на медленно багровеющего Раттинера и нехотя вытащил из кармана свои особые карты.  
- Впрочем, это мелочи, - Ульрих аккуратно разложил колоду. – А я знаю, что вы пришли сюда, в Le Faux Soleil, за настоящими чудесами.  
Он выбрал карту с изображением листа и продемонстрировал её зрителям. Положил на столик, накрыл рукой.  
- Стар и млад, богат и беден – всё неважно. Карты не различают званий, чудеса не имеют хозяев. Вы хотите убедиться, что мир вокруг больше, чем кажется? Что же, я помогу вам, и потребую взамен совсем немного: чуточку внимания, толику собранности и крупицу веры. Откройтесь, отдайтесь Обновлению под моей рукой, почувствуйте, как уходят боль и усталость, как горе превращается в пепел, а пепел – в новые силы.  
Фокусник прикрыл глаза. Обновление пульсировало под пальцами, он чувствовал исходящие от него жаркие волны, раз за разом окатывающие посетителей карнавала, уносящие прочь страхи и сомнения, исцеляющие и освежающие. Чувствовал, как вибрируют, реагируют другие карты, и удар за ударом испытывают его волю. И когда давление стало совсем нестерпимым, он представил, что направляет силу воли в руку, и быстрым движением сжал кулак. Действие карты прекратилось, и в воздухе на долгие секунды повисла тишина. А затем она взорвалась аплодисментами.  
 
Обновление, Просветление, Спокойствие. Обычный набор для небольших европейских городков, будто погружённых в свой особый летаргический сон, застывших на грани сказки и реальной жизни. Встряхнуть жителей, заглянуть к ним в души, вернуть в прежнее состояние и ехать дальше, в Поиск.  
 
Ульрих попытался проскользнуть мимо шумного и грузного Раттинера, но был немедленно пойман и надлежащим образом отчитан. По его милости, видите ли, директор чуть не заработал второй инфаркт, потому что он, фокусник несчастный, видите ли, совсем потерял хватку и уже не понимает, что нужно зрителю. Видите ли. И если упомянутый фокусник желает и дальше пребывать в дружной компании странствующего карнавала, то пусть будет любезен более не повторять сей жалкий трюк с исчезающими картами, и совсем-совсем – но уже ради блага человечества, а не собственного – воспрещается ему пытаться шутить, потому что для этого, видите ли, ему не хватает должного чувства юмора, и если бы директору Раттинеру потребовался ещё один шутник без чувства юмора, то он бы просто нанял очередного клоуна. На этом директор Раттинер шумно высморкался, сложил подбородки один на другой и, всплеснув руками, страдальчески отпустил Ульриха, потому что того (видите ли) уже ждёт посетитель, жаждущий запудрить себе голову всякого рода предсказаниями и прочей хреномантией, в которую лично он, директор Раттинер, не верит ни на грош.  
 
Посетитель сидел у костра спиной к фокуснику, и сразу же тому не понравился. Было в нём нечто противоестественное, и Ульрих даже на какое-то время застыл в тени, пытаясь определить, за что же уцепились его инстинкты. Щегольский фрак, котелок, изящная трость – ничего особенного, многие так ходят, даже в нынешнюю жару и порывы раскалённого воздуха вместо ветра. Он неуверенно чуть ступил вперёд, и в тот же миг гость повернулся, словно по наитию, и отблески костра осветили бельма на его глазах.  
- Тебя нелегко найти, Уль`Кхар, - низкий баритон посетителя с лёгкостью перекрыл карнавальный шум. – Другой бы подумал, что ты прячешься от нас.  
- Не люблю лишнего внимания, - Ульрих сел напротив.  
- Разумеется. Именно поэтому ты стал одним из карнавальных уродцев – ведь они ведут такой тихий и неприметный образ жизни.  
- Прекрати, - в голосе фокусника мелькнуло и пропало раздражение, – твои ужимки здесь неуместны.  
- Где карта, Уль`Кхар? – гость подался вперёд. – Нам нужна карта. Не та мелочёвка, которой ты потчуешь этих хуторян, а недавнее приобретение.  
- Быстро же вы об этом узнали, – Ульрих бесстрастно смотрел в костёр.  
- Быстрее некуда. Отдай Солнце, хранитель. Можешь считать это приказом.  
- Когда наступит Судный день...  
- Отдай Солнце, и мы победим задолго до Судного дня, - гость нервно дёрнул шеей. – Вся эта сила, вся эта власть у нас в руках – было бы опрометчиво не воспользоваться ей. Пакт о ненападении? Когда ангелы поймут, что произошло, мы уже вернёмся обратно на принадлежащие нам небеса, и будем сами определять пакты.  
- Нет, - Ульриха практически не было слышно. – Нет. Вам не по силам.  
- Пойдёшь против своих? Против прямого приказа? – в баритоне зазвенела ярость. – Глупец. Хранитель колоды тьмы – всего лишь звание, ты не осмелишься...  
- Может, и не осмелюсь, - Ульрих достал карту и со вздохом протянул её. В тот же миг демон метнулся через костёр к хранителю, сбил с ног и потянулся цепкими руками к горлу. Ульрих ухватил его за запястья и попытался оторвать от себя, но тщетно – сил хватало только на то, чтобы не дать ему продвинуться дальше. На какой-то миг они замерли, оценивая сложившуюся патовую ситуацию.  
- Посмотрим, надолго ли тебя хватит, - ночной гость злобно ухмыльнулся. – Рано или поздно хватка ослабнет, и тогда ты умрёшь. С твоими картами война будет весьма скоротечной.  
- А я так не думаю, - сзади раздался жизнерадостный голос, некий предмет со свистом рассёк воздух и опустился прямиком на затылок нежеланного посетителя. Тот сначала тяжело осел, но тут же отскочил на несколько метров и развернулся, оценивая нового противника. Господин Раттинер приветливо помахал ему его собственной тростью, использованной в качестве импровизированной дубины.  
- Деревенщина! – демон зарычал, за его спиной распахнулись два сотканных из темноты крыла, а в ладонях запульсировали фиолетовые сгустки. – Ты хоть представляешь, с кем имеешь дело?  
- Неа! – откликнулся Раттинер, создавая вокруг себя и Ульриха прозрачную сферу. – А ты представляешь?  
- Второй хранитель. Надо же, - демон искоса взглянул на Ульриха. – Вот уж не думал, что ты свяжешься с ангелами.  
- По-моему, ты вовсе не в той позиции, чтобы читать мне нравоучения, - фокусник всё ещё сидел на земле и потирал шею. – И учти – твои трюки тут больше не сработают. Сфера отрицания, понимаешь ли.  
- Во-первых, у меня есть это, - гость издевательски помахал потерянной в суматохе картой Солнца. Хранители еле заметно подались вперёд, но демон пригрозил им пальцем. – Во-вторых, неужели ты и впрямь думал, что я отправлюсь к хранителю без равноценного оружия?  
Он снял котелок, вынул оттуда карту, дотронулся когтем, и Ульрих даже сквозь сферу ощутил вырывающуюся из неё силу. Вокруг демона заплясали огненные языки и поползли к хранителям, постепенно окружая сферу.  
- Испепеление! – он торжествовал. – Совсем скоро вы познаете невыносимую боль. Может быть, я даже позволю вам умереть быстро, если вы отдадите мне карты. А может быть и нет.  
- Ну наконец-то, - Ульрих с облегчением вздохнул и кивнул Раттинеру. Тот свёл ладони, и с пальцев стали срываться синие искры. Ульрих тем временем протянул руку, и языки пламени внезапно опали.  
- Что... что происходит? - демон недоумённо взглянул на карту.  
- Как бы тебе объяснить... – Ульрих почесал в затылке. – Это словно хороший фокус – он всегда происходит, пока ты отвлекаешь зрителя. Если совсем коротко, то та карта Солнца, которую ты заполучил – она не совсем настоящая. Можно даже сказать, что она совсем не карта Солнца, а очень даже настроенная на меня карта Подавления. Видишь ли, это была моя идея – распустить слухи, что ко мне попало что-то могущественное, и ждать, когда кто-нибудь придёт это забрать. И придёт не с пустыми руками. В конце концов, так много карт ещё надо собрать, и некоторые из них уже находятся у неправильных хозяев.  
- Ты... предатель... – демон под воздействием Подавления опустился на колени. – Заодно... с ангелами...  
- Вовсе нет, - Раттинер развёл ладони, и в его руке оказалось копьё синего света, - ангелам от нас тоже достаётся. Можно сказать, что мы заодно друг с другом. И с Картами, разумеется. Вы же понятия не имеете, с какими силами играете.  
Копьё сверкнуло в воздухе, пронзило грудь демона, и он беззвучно повалился на землю. Ульрих аккуратно подобрал обе карты.  
- Хочешь? – он протянул Испепеление Раттинеру.  
- Нет. Настраивай на себя, у меня и без того полно хлопот, – тот вытер мокрое лицо. – Леди с бородой просит очередную прибавку, карлик Лодз... он просто-напросто мелкий паскудник. У близняшек Треттон очередной срыв, на Человека-Гиганта не напасёшься одежды. Множество бытовых проблем, и все надо решать, и на всё никаких Карт не хватит.  
- Ну если ты настаиваешь... – Ульрих уже мысленно тянулся к карте, пытаясь нащупать ту ниточку, которая позволит создать контакт между заключённой внутри силой и хранителем. – И, Раттинер... Извини, если заставил тебя беспокоиться.  
- Да ничего, - директор похлопал его по плечу и без малейшего намёка на шутку добавил: - Я вычту это из твоей зарплаты.  
 
Никто не знает, что произойдёт во время Судного дня. Быть может, к беспристрастному судье рука об руку подойдут свет и тьма, и дадут общую колоду. И тогда больше не будет ни света, ни тьмы, а станет Порядок. И покой. И "потом"...  
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования