Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Дмитрий Триадов - Прихлопы

Дмитрий Триадов - Прихлопы

 
Хейзер сидела на берегу и смотрела на зеркально гладкую поверхность моря. Странно, разве море может быть таким? Разве не всегда по нему бегают волны? Хейзер точно не знала, не доводилась как-то поинтересоваться, а теперь википедия ушла из её жизни вместе с их кораблём на дно.
Она смотрела на море уже несколько часов, и оно начинало потихоньку раздражать её. Само по себе сосредоточенное наблюдение за каким-либо объектом не способствует любви к нему, но тут ещё накладывалась нарастающая тоска. Хейзер вздохнула и перевела взгляд на сигнальный костёр у её ног. Больше всего ей хотелось, чтобы он яростно заполыхал, привлекая внимания проходящий мимо корабль, но корабль всё не желал появляться на горизонте.
Минула уже вторая неделя после катастрофы. Порядка восьмидесяти человек спаслись с тонувшего круизного лайнера. Несколько шлюпок смогли не потерять друг друга в густом тумане. Сутки они плыли в неизвестном направлении, пока наконец-то не показалась земля. Хейзер помнила те яркие чувства, охватившие её в тот момент. Как обезумившие они бросились на берег, на твёрдую землю, бросились на берег, на твёрдую землю. Они радовались, смеялись, кричали. Лишь немногие не поддались безумной радости. Сама Хейзер к ним не относилась. Она лежала на песке, когда к ней подошёл Джеймс, на тот момент, ещё бывший для неё анонимом. На руках он держал мальчика лет семи.
- Вы не могли бы посидеть с моим сыном? А то эти шлюпки нужно втащить на берег, пока они не уплыли куда-нибудь.
Он улыбнулся и попробовал посадить на песок сына. Кроха, было задремавший, встревоженно встрепенулся.
- Конечно, посижу, э-э-э…
- Джеймс, - мужчина понял её заминку правильно. – Меня зовут Джеймс, а вас?
- Хейзер, - девушка протянула руку и тут же сообразила, что Джеймсу, вероятно, будет неудобно пожимать её с мальчиком на руках.
Тот хмыкнул, поняв причину её смущения, аккуратно поставил ребенка на землю и пожал руку Хейзер.
- Я скоро вернусь, моряк – хлопнул он мальчика по плечу и поспешил к воде.
Несколько мужчин под руководством мистера Баркли вытаскивали лодки на берег. Мистер Баркли был крупным мужчиной, с уже появившейся лысиной, но без всяких признаков скорого появления живота. Он был негласным лидером спасшихся, так как из всех них он лучше всего знал, что нужно делать. Ну, или, по крайней мере, очень хорошо делал вид, что знал.
В тумане вообще было не до разговоров. Гнетущая неизвестность отбивала всякое желание почесать языками. Из своей шлюпки она знала лишь миссис Руссель, старушку, будто явившаяся из викторианской эпохи, мистера Баркли, да Салливана, и лучше бы она его не знала.
Однако тревога, поселившаяся в её душе при первом взгляде на остров, так её и не оставила.
- Не скучаешь?
Хейзер вздрогнула – Джеймс подкрался почти незаметно.
- Похоже, я слишком сильно ушла в свои мысли, - виновато проговорила Хейзер. – Так и корабль пропустить можно.
- Да, это было бы некстати.
Джеймс постоял, молча глядя на море. За прошедшие дни он сильно загорел, отметила Хейзер.
- Мы проверили весь остров. Мистер Баркли оказался прав. Никаких следов животных.
То, что остров, приютивший их, "со странностями", как выразилась миссис Руссель, они поняли довольно быстро. Никто не смог определить, где он находится, что впрочем, было неудивительно, так как своё местонахождение спасшиеся обычно определяли по навигатору в автомобиле. А потом заметили и другое…
- Но ведь они должны быть? Остров же не из маленьких. И тут так много растений, фруктов…
- Черт его знает. Но даже птиц нет. И рыбу в океане с берега мы поймать не смогли, - Джеймс окинул взглядом побережье. – Да и море тут странное.
Хейзер поняла, что её не одну мучали сомнения.
- И что теперь? - невольно вырвалось у неё. Она знала, что нельзя задавать такие вопросы, выдающие жуткое подозрение, что их могут не найти.
- Ну, шлюпку мы на берегу оставили, она яркая, её издалека видно. Сигнальный костёр ночью зажигаем. Остаётся только ждать.
- Но ты не хочешь этого делать, - Хейзер достаточно узнала Джеймса, чтобы почувствовать это в его словах.
- Да, - задумчиво согласился Джеймс. – Я вот думаю, что неплохо бы взять одну из лодок и попробовать на ней выйти в море. Жаль только, что после плутания в тумане найти добровольцев будет трудно.
- Можешь записать меня первой, - решительно заявила Хейзер. Сидеть на острове ей надоело уже до жути, хотелось сделать хоть что-нибудь.
- Ну… Вообще-то, я хотел попросить тебя посидеть с сыном, - несколько обескураженно произнёс Джеймс.
- Миссис Руссель посидит. Они прекрасно ладят. Тем более старушка в последнее время совсем загрустила. Она взбодрится, если увидит, что ты ей доверишь сына.
- А ты, однако, подмётки на ходу режешь, - покачал головой мужчина и прищурился. – А быть может, ты просто уже над этим сама задумывалась?
- Не тебе одному надоело сидеть без дела, - улыбнулась в ответ Хейзер. – Думаю, среди нас такие ещё найдутся. Главное чтобы среди них не было Салливана.
- Никто не любит нашего доктора, как я погляжу, - хмыкнул Джеймс.
- О да, он над этим как следует потрудился. Надо поговорить с мистером Баркли и убедить его, что рисковать единственным доктором нельзя. Уж его-то Салливан послушает
- Отлично, значит, так и поступим, - Джеймс расхохотался и хлопнул в ладоши.
Хейзер хотела поддержать его веселье, но слова застряли в горле, когда она увидела шевеление у ног Джеймса. Прямо из-под земли вылетели чёрные щупальца и вцепились в мужчину. Джеймс истошно закричал. Ноги Хейзер подкосились, она рухнула на землю и попыталась отползти прочь от страшных щупальцев. Одно из них слепо зашарило прямо у её ног. Она в ужасе завыла и рванулась в сторону. Джеймс уже не кричал, а только хрипел. Щупальца всё сильнее сжимали его тело, кроша кости, он судорожно пытался вдохнуть воздух. Внезапно они замерли в нескольких дюйма от ног Хейзер и стремительно убрались под землю, утаскивая с собой Джеймса. Девушка осталась сидеть одна на песочном пляже.
 
- То есть, ты хочешь сказать, что какая-то тварь утянула Джеймса под землю? – едкий скепсис в голосе Салливана не давал усомниться, что он ни капли не верит в произошедшее.
Хейзер зло посмотрела не него. Её до сих пор трясло от всего произошедшего, и меньше всего ей хотелось возвращаться к этим жутким воспоминаниям вновь и вновь. Но она уже успела прийти в себя и прекрасно понимала, как нелепо звучат её слова.
- У тебя что-то со слухом? – процедила она сквозь зубы.
- О, у меня-то со слухом всё в порядке, вот насчёт твоей головы не уверен.
- Перестань, - гневно воскликнула Хейзер. – Разве ты не видишь, что явно произошло что-то ужасное!
- Прекрасно вижу – у нас появился первый свихнувшийся. Ужасно, но не так чтобы совсем неожиданно.
- И куда же тогда делся Джеймс, - вскинулась Хейзер.
- Хороший вопрос, кстати говоря, - воскликнул Салливан. – Судя по твоему рассказу, он должен быть сейчас где-то зарыт в песке, так? Но я что-то не заметил там здоровой дырки в земли, чтобы в неё мог пролезть взрослый мужчина.
Хейзер прикусила губу. Когда она прибежала в лагерь и из её слабо связанных слов выжившие в катастрофе поняли, что с Джеймсом произошла беда, то на помощь сразу же выдвинулся спасательный отряд. Сама Хейзер наотрез отказалась возвращаться к месту трагедии. Она беспомощно взглянула на мистера Баркли, который возглавлял отряд, но тот лишь покачал головой, подтверждая слова Салливана.
- И что, вы ничего там не нашли? – растерянно произнесла Хейзер.
- Ничего, - подтвердил до того молчавший мистер Баркли.
- Но ведь и Джеймса вы не нашли, так ведь?! – почти выкрикнула Хейзер.
- Джеймса не было, - вернул себе слово Салливан. – Но это вовсе не значит, что из леса вышла бука и съела его.
- Завтра, днём мы продолжим его поиски, - заговорил мистер Баркли.
Хейзер чувствовала, как на ней сходятся десятки взглядов. Сочувствующе-опасливых, так смотрят на душевнобольных. Она прикрыла глаза, вспоминая.
- Эти щупальца, - наконец заговорила она, не открывая глаз. – Они не вылезли из песка. Они прошли сквозь песок. Так, будто для них песок не имел плотности, понимаете? Как будто вынырнули из другого измерения.
Она открыла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как Салливан вращает глазами.
- Монстры из другого измерения. Всё ясно, - сказал он, будто диагноз поставил. – Сто лет они тут сидели, но только появились мы, они решили вылезти поздороваться. Им просто скучно в своём измерении было, по-видимому.
- Нет, - сказала Хейзер неожиданно твёрдо. Она наконец-то всё поняла.
Девушка встала и оглядела притихших людей.
- Джеймс призвал их. Они появились после того, как он хлопнул в ладоши.
Салливан медленно повернулся к толпе лицом.
- Демоны, призванные хлопком ладоши, - скорбным голосом проговорил он. – А ещё драконы вызываемые щелчком пальцев и гремлины променивающиеся звуком при выпуске газов. Адский остров приветствует вас, дамы и господа.
- Я серьёзно… - тихо начала Хейзер.
- Не сомневаюсь, - перебил её Салливан. – Все психи удивительно серьёзно говорят о своих больных фантазиях. Но твои вышли чертовски оригинальными, достойными оваций, я бы даже сказал.
Он криво усмехнулся, и Хейзер поняла, что он задумал.
- Не смей, - прошептала она, бледнея.
Вместо ответа тот с силой хлопнул в ладоши.
Тот день стал поворотным в истории спасшихся людей. Демоны, прозванные людьми Прихлопами, утащили в тот день тридцать два человека, почти половину из всех собравшихся, включая Салливана и сына Джеймса. Так на острове появилась Табу – Не Буди Прихлопа.
 
&№8195;
Воскресение было днем, когда все выжившие собирались вместе на совместный обед. Эта традиция была введена для того, чтобы помимо горя, Табу и страха горстку людей, проживающих на острове, объединяло хоть что-то позитивное. Хотя вряд ли куцый рацион из местой растительности способен был сильно взбодрить.
Во главе стола сидел мистер Баркли. В последнее время вокруг него люди объединялись всё больше и больше. В его коротких и чётких указаниях люди находили то, что так им не хватало – уверенности. Страх обессиливал, всё чаще Хейзер видела кого-то, тупо уставившегося в пустоту и ничего не желающего делать. Что же будет через месяц, если их не вытащат отсюда? Ничего хорошего, если ничего не предпринять. Нужно сделать шаг вперёд, встряхнуть их всех!
Хейзер решительно поднялась со своего места. Все перестали есть, удивлённо глядя на неё.
- Послушайте - возвысила голос Хейзер. Я хотела бы поговорить про Прихлопов.
Повисла напряженная тишина. Более неудачной темы для воскресного послеобеденного разговора придумать было сложно.
- Хейзер, милочка, тебе не кажется, что сейчас неудобный момент?
- Нет, - упрямо мотнула девушка головой. - Мы только тут собираемся все вместе, и хочу, чтобы меня услышали все. Это касается каждого!
Толпа тревожно зашумела. Хейзер глубоко вдохнула, собираясь с силами и продолжила:
- Все мы знаем, что Прихлопы стали для нас страшной бедой. И конечно все знают наше Табу, но мы не знаем их природу! И это неправильно! Мы должны узнать о них больше!
- Да что ты говоришь! - раздался издевательский голос из толпы. - Я прямо-таки мечтаю познакомиться с Прихлопом поближе! Пивка попить, о бабах поболтать там.
Раздался смех. Хейзер огляделась в поисках поддержки и поймала взгляд Тоби, молодого парня с которым она сдружилась в последнее время. Тот ободряюще улыбнулся ей и поднял большой палец вверх. Хейзер улыбнулась в ответ.
- Мы знаем лишь то, что они появляются из ниоткуда и утаскивают людей неизвестно куда. Мы не знаем, почему они это делают!
- Как это не знаем?! – раздался возмущенный крик. – Прихлопы появляются от хлопков, все это знают!
Хейзер снова вздохнула. Начиналось самое трудное.
- Нет, не из-за этого, - твёрдо сказала она. – Я проверяла!
Наступила гробовая тишина.
- Что ты сделала? – прошептала побледневшая миссис Руссель.
- Я экспериментировала. Я уходила в джунгли и там… Я хлопала! И ничего не случилось!
- Постой, - заговорил мистер Баркли. Он был очень мрачен. – Ты нарушила Табу, ты это хочешь сказать? По-твоему его просто так установили?
- Но ведь Прихлопы не появились! – обескураженно произнесла Хейзер.
- Может в джунглях тебе и повезло! Но в лагере из-за хлопка эти твари сожрали три десятка человек!
- Я пробовала много раз, и в лагере в том числе! – выложила свой козырь Хейзер.
Всё шло совсем не так, как она планировала.
- То есть, - медленно и зло проговорил мистер Баркли. – Ты подвергла всех нас смертельной опасности, только чтобы проверить свою теорию!
- Но ведь это не опасно! Прихлопы не появились!
- А откуда ты это могла знать?! Ты сама сказала, что мы не знаем, зачем они это делают!
- Но я была уверена…
- Но ты не знала наверняка!
- Девочка, ты совсем заигралась!
- Ты что, хотела погубить нас?!
Толпа забушевала. Тень смертельной опасности, в которой все они, не ведая того, побывали благодаря Хейзер, всерьёз их разозлила. Хейзер в отчаянии смотрела на них, неужто они ничего не поняли? И тогда она пошла ва-банк: широко размахнувшись, она хлопнула в ладоши.
- НЕТ! – раздался многоголосый крик ужаса.
Люди бросились врассыпную. Слишком свежо было воспоминания о десятках щупальцев, шарящих по земле в поисках добычи и находящих её, об отчаянных криках схваченных людей.
Пришла минута, вторая, третья, десятая. Прихлопы не появлялись. Люди стали потихоньку возвращаться назад.
- Видите?! – крикнула Хейзер, когда собрались почти все. – Всё в порядке! Не нужно боят…
Она осеклась, увидев мрачные решительные лица.
- Хватайте её!
К ней кинулись люди.
- Она нас убить всех хочет!
- Не дайте ей хлопнуть ещё раз!
Ей заломили руки и повалили на землю. Всё происходящее казалось ей нереальным, будто она смотрела какое-то кино. Она услышала, как кто-то вскрикнул и хватка ослабла.
- У неё сообщник! Он меня ударил!
Непродолжительный шум драки и рядом повалился Тоби. Нос у него был разбит.
- Свяжите их, пока они не натворили бед!
Хейзер закрыла глаза. Она не понимала, что только что случилось.
 
Ночь. Тьма окутала остров, своей вуалью. В отличие от города, где вуаль её проедена молью фонарей, здесь у неё лишь одна заплата. Лишь сигнальный костёр озаряет остров. А над огнём кружатся голоса.
- И что же нам теперь делать?
- Мы не можем просто так это оставить. Никто не должен рисковать чужими жизнями ради своих экспериментов.
- Но ведь она права…
- Даже если она права! Ничто не оправдывает такой риск. Это Табу было написано кровью убитых Прихлопами!
- Но теперь оно не имеет смысла.
- Нет. Мы не откажемся от него.
- Что?!
- Как это?!
- Оно же бессмысленно!
- Оно не бессмысленно. Во-первых, сегодняшнее… представление, не доказывает бесполезность Табу. Пока мы не хлопали, они же не появлялись? Вот если бы мы не хлопали, а Прихлопы появились, тогда да, Табу в защиту не годится. А так… В чем-то девчонка права, мы действительно ничего о Прихлопах не знаем. Почему тогда они напали, а сегодня нет? Мы не знаем. Может они спали сегодня, может они ещё не всех переварили, может хлопок действует при определенных фазах луны, может хлопать должен только мужчина. Мы не знаем и в этом беда. Если она не вызвала хлопком прихлопов, это вовсе не доказывает, что их совсем нельзя вызвать этим способом! Табу – это наша хоть и ненадёжная, но хоть какая-то защита! Даже если в действительности хлопки не при чём, вы представляете, что случится, если мы потеряем эту защиту?!
- Он прав. Без этого Табу мы будем чувствовать себя беззащитными, ведь Прихлопы могут появиться в любой момент! Мы будем жить в постоянном страхе, мы все же с ума сойдём!
- Но какой же смысл в Табу, про который известно, что оно не работает?!
- Нам это не известно. А будь даже известно… Пусть это будет известно лишь среди нас. Лучше если волноваться станет лишь малая часть, а остальные будут верить, что находятся под защитой Табу.
- Это как плацебо, лекарства нет, но оно помогает. Звучит верно.
- Но ведь проблема никуда не исчезнет! В реальности мы всё равно будет беззащитны перед Прихлопами, верят ли в это большинство или нет.
- Мы станем наблюдать. Может, что-нибудь и поймём. Но, конечно, без всяких безрассудных экспериментов!
- Но что же нам делать с Хейзер? Она вряд ли поверит в действенность Табу теперь.
- А может вот пусть она и наблюдает? Ну, объясним ей всё про опасность экспериментов, про Табу…
- Нет. Она не дура, и прекрасно понимала опасность своих действий. Но всё равно она поставила свой интерес выше нашей безопасности. Она будет продолжать свои опыты пусть даже и втайне. Она слишком упряма.
- И… Как же нам тогда с ней поступить?
- Её нужно наказать, конечно же.
- Наказать… как?
- Действительно, как? Я… я даже не знаю, у нас не предусмотрено наказания за нарушения Табу. Мы полагали, что нарушивший сам первым и погибнет. Я думала над этим, но ничего из известных мне законов к нашей ситуации не подходит.
- Ситуация… Да, ситуация у нас такая, что мы должны подумать хорошенько. Вот чего мы хотим добиться наказанием?
- Чтобы она такого больше не делала!
- Только она? А остальным можно?
- Нет, им тоже нельзя, конечно!
- Хорошо. Но мы все понимаем, что Хейзер просто так от своей навязчивой идеи просто так не окажется, так? А это значит, что мы не можем надеяться, что наказание окажет моральный эффект и со стопроцентно гарантирует, что она откажется от этой идеи?
- Да, но… К чему вы клоните?
- Мы должны сделать так, чтобы она физически не смогла это сделать.
- Это уже как-то слишком! Это ведь… Это же…
- Тяжелые времена требуют тяжёлых решений. Но я, конечно же, с радостью приму любое предложение, которое сможет избежать нам экстремальных мер, но при этом гарантирует нам безопасность. Молчите? Нет идей? Вот то-то же.
- А её друг? Этот Тоби, который напал на меня? Что с ним делать?
- С ним тоже придётся разобраться. Он ведь ей верит. И не он один, наверняка у многих сегодняшняя сцена заронила зерно сомнения. Поэтому нужно обставить всё так, чтобы никто больше никогда даже не задумывался нарушать Табу!
- Но как это сделать? Они же сами всё видели.
- Это просто нужно объяснить. Скажем… Она сговорилась с Прихлопами.
- Мы же не знаем, как говорить с Прихлопами!
- Вот и хорошо, значит, они не будут свидетельствовать в её защиту.
- Тогда как мы это докажем?!
- Она сама в этом признается. Есть… методы.
- О Боже, какие ужасные вещи вы говорите.
- Мы должны защитить людей. Безопасность многих перевешивает интересы одного человека. Или даже двух.
- Похоже… Другого выхода нет.
- Я… Я согласна.
- Я тоже. Мы обязаны это сделать.
- Я как все.
- Хорошо. Тогда завтра приступим.
Голоса стихают. Медленно понимаются люди и один за другим уходят во тьму. Остаётся только лишь один, следящий чтобы костёр не погас. Он смотрит им вслед и в ужасе вздрагивает. Но нет, это не тёмные щупальца ползут по земле - всего лишь человеческие тени от костра.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования