Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

olesky - Замерзнуть в аду

olesky - Замерзнуть в аду

Саша работу закончил, но до свидания со Светой осталось еще хороших три часа, так что взял из бочки с обрезками комок формовочной массы, принялся лепить.  
Воспаленное воображение соорудило странное существо — летучая мышь, у которой перепонки исчезли, но пальцы остались длинными, и оно на них ходило, как паук. Задние лапы стали "руками". А название сконструировалось из Бетмена и Спайдермена — спайдербэт, паук – летучая мышь. Потом долго пришлось возиться с вылеплением сегментов пальцев-ног: каждый — отдельно, и аккуратно склеивать их шликером. Подравнял, полюбовался.  
Глаза добавить не успел — пришла Света, и Саша забыл про монстрика.  
За ночь спайдербэт высох. А глаза отсутствовали, пришлось рисовать их ангобом. Великоваты получились, зато — умные. Ну и хорошо, а то почему, если спайдербэт, то обязательно сразу тупой? Загрузил его в печь вместе с вазами, занялся другими делами.  
Это случалось, когда обжиг почти закончился: печь — большой, обитый жестью куб, — вдруг вздрогнула, сквозь слои теплоизоляции и огнеупоров просочился противный звук бьющегося. Потом — опять вздрогнула.  
Что могло случиться, лещадка треснула? Плохо: эти керамические пластины для загрузки ваз в несколько этажей были в дефиците.  
На амперметре — ноль, опять нагревательная спираль порвалась, день потерян. Плюс — факт печетрясения остается необъяснимым.  
Сквозь отверстие в дверце печи потянулись струйки черного сладковато-вонючего дыма.  
Заглянул через отверстие в печь: вместо сюрреалистически-красной ребристой поверхности вазы, которой любовался полчаса назад, осталась багровая муть. Значит, обрушились все вазы. А вскрыть печь можно только завтра, когда остынет.  
Хорошо, что сегодня не было назначено свидания Свете — Саша распереживался из-за печетрясения. Даже спал плохо и ел без аппетита.  
 
Утром пришел на участок и сразу открыл печь. Дохнуло привычным жаром плюс вчерашними дымом и вонью. И — водопадом посыпались осколки ваз.  
Безрадостная открылась картина. На дне печи — неровная куча черепков, но это еще и не беда, беда другая — проволока нагревателя изорвана, торчит со стенок гротескными завитушками. И огнеупорные стенки выщерблены в трех местах. Хорошая была печь…  
Саша достал сигареты. Но курить не хотелось. Совсем. Наоборот — противно было. Даже прикосновение к фильтру пальцами вызвало отвращение, а уж губами... Мысль о затяжке чуть тошноту не спровоцировала.  
Странно. Это вонь из печи отбила охоту к курению? Саша с тоской посмотрел в печь, начал выгребать остывшие осколки. В одном месте они были пересыпаны каким-то странным бурым пеплом.  
В принципе, не все безнадежно — порванную проволоку можно перетянуть, а выщерблины — замазать, благо есть чем. Верхние лещадки разбились, однако на дне лежали две старые, их можно наверх приспособить. А дно Саша выложил из осколков старых, подмазал выщерблены. Теперь натянуть новый нагреватель, — и можно работать.  
Кстати, уцелел спайдербэт, даже красивее стал после обжига. Саша сфотографировал монстрика мобильным телефоном.  
Позвонил в офис, сказал, что спираль порвана. Пришел мастер с мотком проволоки, взялись за ремонт, к вечеру закончили, проверили, и Саша отправился домой. Почему-то не обычной дорогой, а крюканул вдоль набережной. И там случилась еще одна странность — закат. Обычный закат, средней красочности, но подействовал мощно — ошеломил, привел в восторг, поверг в шок, и всё — одновременно. Влияние заката нарастало по мере приближения солнца к горизонту — Саша сперва поглядывал на запад, потом глаз отвести не мог, а затем и вовсе замер, забыв обо всем на свете. Даже моргнуть не мог, — впитывал зрелище каждым нервом, будто энергией заряжался… или утолял сильную жажду.  
Так и стоял неподвижно, пока солнце полностью не скрылось.  
Уже улегшись в постель, Саша наконец-то задумался: что же с ним такое происходит? Ведь происходит что-то: курить бросил и на рассвет неадекватно реагировал, да и вообще спокойнее стал, рассудительнее. Изменения налицо, и состоят они в том, что Саша стал… нет, не более опытным — опыт, это в первую очередь знания на основе лично пережитого, не Сашин случай. Более зрелым? Тоже не то. Скорее — Саша стал более развитым. Изменение личности получается, между прочим — признак повреждения мозга.  
Вероятно, имело смысл порыться в Интернете, поискать информацию насчет изменения личности, вдруг опасно, вдруг лечиться надо? У Саши-то оно явно к лучшему, нет желания вылечиваться, но вдруг? Впрочем, повреждения мозга и не вылечишь — все знают, что нервные клетки не восстанавливаются.  
Можно было и прямо сейчас в Интернет, однако Саше так хотелось спать, что он уснул.  
Проснулся хорошо отдохнувшим и в безоблачном настроении, на завтрак приготовил не омлет с сыром, как обычно, а горячие бутерброды и вареные всмятку яйца.  
А поработать сегодня не дали — вызвали к начальству на ковер. Жди неприятностей, могут штрафонуть за поломанную печь.  
Шеф был не один, и второй присутствующий его затмевал, хотя начальник гораздо массивнее и сидит на самом видном месте, а этот второй — так, скраю. Вероятно дело в том, что шеф смотрел на него как суслик на удава.  
Саша тоже посмотрел, и сразу пришло в голову определение: "полковник разведки". Аккуратный, подтянутый, но без скованности, лицо волевое, мужественное, но без жесткости, внушает одновременно доверие и уважение. И еще возникало ощущение: врать, недоговаривать, давить на жалость, угрожать — все это с "полковником" бесполезно и даже вредно, только честность будет записана в актив.  
Саша поздоровался, шеф посмотрел в его сторону, чуть приосанился, посмотрел в сторону "полковника", опять потерял осанку, и сказал подрагивающим голосом:  
— Это к тебе… из отдела по борьбе с терроризмом… насчет позавчерашнего взрыва у тебя в печи…  
Ого, насколько дело серьезное.  
"Полковник" встал, протянул руку для вежливого пожатия, представился Александром Олеговичем Ткачом. Действительно полковник. Вежливо предложил Саше присаживаться, повернулся к шефу:  
— Нам с Александром предстоит конфиденциальный разговор.  
Шеф понимающе кивнул два раза, торопливо встал, едва не опрокинув кресло, и быстро вышел из собственного кабинета размашистым шагом.  
— Итак, расскажите о позавчерашнем взрыве, — доброжелательно попросил полковник.  
Саша рассказал: уже почти закончился обжиг, когда вдруг печь тряхнуло два раза. А вчера открыл печь — вазы перебиты, нагреватель изорван.  
— Действительно изорван? Не перерезан, не перекусан, не расплавился, не перегорел?  
— Трудно сказать… там подгорели кончики.  
— Странно, что сплав Корнилова подгорел, ведь температура была, насколько я понимаю, не выше девятисот пятидесяти градусов?  
— Ну да… странно.  
Полковник задумался, посмотрел Саше в глаза и спросил:  
— Вы загрузили в печь только вазы?  
А ведь врать бесполезно… да и не нужно:  
— Еще спайдербэта.  
Взгляд Александра Олеговича стал красноречиво-вопросительным.  
— Ну, это… — замямлил Саша. — Давайте, я вам его покажу.  
Достал мобильник, потыкал в кнопки.  
Полковник смотрел на фотографию довольно долго. Пробормотал себе под нос с оттенком недовольства:  
— Все бы ничего, да главное, что не в первый раз, — и обратился к Саше: — Мой вопрос покажется очень странным. Среди ваших предков не было колдунов?  
Ого, какой странный вопрос… Впрочем, судя по виду полковника, тот и сам во всякое там колдовство не верит, просто знает несколько труднообъяснимых фактов, вот и проверяет версии на всякий случай.  
Саша ответил:  
— Да вроде не было. Сперва крестьяне, потом — техническая интеллигенция. Кузнецы еще были, наверное.  
— Кузнецы?  
— Ну... у прабабушки фамилия была Коваленко, а это же от кузнеца, вроде… от слова "ковать".  
— В старину кузнецы считались колдунами. А после взрыва в печи не появилось ничего постороннего?  
— Нет… то есть — да! Появился пепел какой-то… порошок такой, коричневатый.  
Александр Олегович даже нахмурился. Пробормотал с неудовольствием:  
— Демон… — и стал рассказывать:  
— По утверждениям колдунов существует очень много способов вызвать демона. Самые простые из них — назвать истинное имя демона или же создать изображение истинного облика демона. Похоже, что вам удалось второе. Если вы согласны поверить в этот бред…  
— И он что… ну… сразу сгорел?!  
— Возможно. Однако, если это тот демон, о котором я думаю, он не мог погибнуть, вероятнее всего — сменил форму. Стал бестелесным, телесная форма действительно не приспособлена для существования в печи.  
— И что, вырвался?  
— Нет. Его остановило железо. Ведь ваша печь обита жестью?  
— Ну… да… Ее из сушилки переделали, так-то обычно поверх теплоизоляции никакой жести не требуется… стало быть, когда я открыл печь, то демон сбежал — и бог с ним?  
Полковник чему-то улыбнулся — вероятно, случайному каламбуру "бог с демоном". Серьезно объяснил:  
— Существование в бестелесной форме крайне неудобно для демонов, они предпочитают создавать тела или вселяться в чужие. Точнее — не вселяться, а присоединяться к чужой личности, а со временем поглощать ее. Кажется, дело в том, что таким образом демону гораздо легче адаптироваться к новым условиям. Быстрый способ сбора информации, — и спросил официальным каким-то тоном:  
— После того, как открыли печь, вы не замечали изменений в самом себе?  
И снова врать нельзя, правду говорить приходится:  
— Ну… да. Изменился я… курить вот бросил… и не только.  
— Расскажите, как вы бросили курить.  
— Да что там… просто вдруг расхотелось, и все… даже на расхотелось — вообще противно стало, даже прикасаться к сигаретам…  
Сразу после этих слов Саши Александр Олегович встал и превратился в… ангела. Как-то так легко и естественно превратился, что Саша умудрился трансформации не заметить, хотя смотрел прямо на тезку. Как будто отвел глаза на полсекунды, и этого времени хватило, чтобы собеседник изменился. Сидел мужчина в сером костюме и голубоватой рубашке, при галстуке, а когда встал, то перед Сашой оказался… оказалась личность неопределенного пола в белом. Действительно не поймешь, мужчина или женщина — красивое, очень правильное лицо и тем, и тем отлично подойдет, а тело скрыто под свободным… одеянием, не похожим на приписываемую ангелам рубаху до пят, скорее — пижама или кимоно. И еще — личность как будто светилась. Не излучала ничего видимого, однако выглядела очень… чистой, яркой… потусторонней. Точно — ангел.  
Саша был здорово ошарашен, потому не сразу уловил смысл сказанного ангелом:  
— Вы одержимы демоном.  
А голос-то женский. Ангельский, но все равно женский — нормально это для ангелов? Они не то бесполые, не то сплошь мужики…  
— Ты… вы… ангел?! — просипел Саша.  
— Да, я посланник, — спокойно согласилась личность.  
Посланник? Ах да — "ангел" это "посланник" на каком-то языке.  
Саша немного пришел в себя, попытался проанализировать ситуацию. Сон, глюки, реальность? На реальность очень похоже, хотя ангел и кажется в ней лишним…  
А бывший полковник терпеливо ждал. Видимо — пока дойдет до Саши смысл реплики про одержимость.  
Ладно, допустим — дошло:  
— То есть этот демон… он ко мне вроде как подселился, что ли?  
— Не просто подселился. Он воздействует на вас.  
— Да? Ну да, конечно… сам бы я курить не бросил… но выходит, что он мне зла не желает… ничего плохого не делал…  
— Пока что не делал. Пока что вы не являетесь одним целым, но со временем демон поглотит вашу личность полностью.  
— Да?! А… он и сейчас здесь?..  
— Сейчас он затаился. Думаю, он даже не слышит нашего с вами разговора, только ощущает мое присутствие. Вы должны чувствовать, что изменения вашей личности исчезли.  
Саша действительно чувствовал, что он уже не "новый", а старый — неразвитый, нечувствительный, неуверенный в себе… Выходит, что последние сутки он не был собой, кто-то другой занял Сашино место.  
— Впрочем, демон может начать действовать в любой момент, — рассказывал ангел. — Даже прямо сейчас. Он напуган, а потому опасен.  
— И что же мне делать?  
— Я могу избавить вас от демона. Однако для этого нужно ваше согласие.  
Саша хотел было немедленно согласиться — тоже напуган был — однако что-то остановило, откуда-то взялись сомнения… Уж не демон ли их внушает? Едва осознав саму возможность, Саша торопливо выкрикнул:  
— Да, я согласен!  
И в следующий момент Саша не то упал, не то взлетел, не то переместился… Есть направления вверх, вниз, вперед, назад, в стороны, целая уйма промежуточных — все они были Саше известны, легко воспринимались. И вот, обнаружилось еще одно, о котором Саша не знал, не воспринимал его, даже представить себе его не мог до текущего момента.  
Само перемещение было очень коротким, почти неощутимым, и все равно показалось, что расстояние преодолено огромное, космическое.  
А потом совершенно ошарашенный Саша обнаружил себя в полной темноте, лежащим на чем-то вроде матраса, набитого песком. И тяжесть навалилась, как будто гравитация больше земной раза в два.  
Будучи и так в шоке от встречи с ангелом, демона внутри собственной личности, перемещения в новом направлении, Саша поначалу впал в ступор. Потом — испугался, ввалился в панику. Дергаться начал, заорал. Дерганье ни к чему не привело, а вместо крика получился сдавленный сиплый стон, настолько странный, что Саша даже успокоился. Немного. Попытался хотя бы чуть-чуть разобраться в ситуации — темно, как в затонувшей подлодке. Холодно, хорошо, что одет по-ноябрьски, только расстегнул куртку, когда зашел к шефу в кабинет. Дышать тяжело, как будто воздух вязкий — или это от испуга? Может быть, но больше похоже, что атмосфера таки другая. Тихо, только и слышно, что Сашино дыхание. Попытался сесть, удалось с трудом — тяжесть. Принялся ощупывать себя снаружи, на ощупь застегнул куртку, а то уже пробирать начало, — получилось с первого раза, от чего Саша немного взбодрился — все таки, хоть и очень маленькая, но победа. И снова начал нервничать. И задыхаться — густой воздух учащенному дыханию не способствовал.  
Саша попытался успокоиться, по крайней мере — дышать ровнее. А как тут успокоишься, если черт-те что происходит, наиболее правдоподобная версия — психиатрическая. Сначала ангелы мерещились, потом вообще сплошные глюки пошли…  
Появился звук — очень тихий перестук, как будто крупное насекомое или паук ползет по треснувшей елочной игрушке или расстроенному струнному инструменту, наподобие арфы. Звук становился громче, то есть — оно приближается, а Саша его даже не видит. Посветить бы, но зажигалки нет, курить бросил… Мобильный!  
Саша торопливо выпутал телефон из кармана, ткнул наугад кнопку, чтобы засветился экран и принялся шарить лучом в направлении звука. Высветилась неопределенного цвета муть вверху, бугристая серая поверхность внизу. Однако источник звука удалось нащупать лучом быстро — это оказался… спайдербэт. В точности такой, как Саша вчера из печи достал, того же размера — с паука-птицееда. Только не цвета обожженной глины, а жемчужно-серый и как будто полупрозрачный. Ловко перебирает пальценогами.  
Осознав, что перед ним не кто-нибудь, а настоящий демон, Саша снова испугался и впал в ступор.  
А сайдербэт остановился шагай в пяти, уставился на Сашу умными и печальными глазами. И вдруг послышался со стороны демона голос — низкий и скрипучий:  
— Ты зря поверил Властелину, — с сочувствием, между прочим, прозвучало.  
— К-кому?!.  
— Тому, кто предложил тебе помощь. Властелин — всевышний этого мира.  
— Этого?! — о том, что Сашу занесло в какой-то другой мир, он уже предположил, но вот всевышний — неужели бог? — То есть это… Властелин этот в наш мир ко мне явился?! Лично?!  
— Нет. Ты общался с Властелином через посланника, ангела. Посланник — не отдельная сущность, а часть пославшего, как будто удаленный терминал.  
— То есть я… общался с богом напрямую через ангела… как будто по телефону, да?  
— Да, похоже. На самом деле общаться с богом просто. В вашем мире для общения с Создателем, вашим всевышним, достаточно как следует прислушаться к себе. Даже некоторые насекомые вашего мира способны это делать.  
— Надо будет попробовать, — ошарашено пробормотал Саша. И тут же понял, что сначала надо будет в свой мир вернуться.  
Демон тоже понял:  
— С Властелином ты не сможешь так говорить. И ты не сможешь вернуться в мир смертных самостоятельно. Тебе потребуется помощь особых сущностей. Или же сущность, вызванная в мир смертных может взять тебя с собой.  
— Так, подожди… давай разбираться с самого начала. Мой мир — мир смертных, и за главного там Создатель, а здесь у вас за главного Властелин… как этот ваш мир называется?  
— Мир демонов.  
— То есть — ад?  
Демон ответил после паузы:  
— Можно сказать и так.  
— То есть… Властелин — дьявол?!  
— Скорее адский бог.  
— Ага… ладно… Значит, бог — все таки не один?  
— На самом деле есть только одна высшая сущность, а Создатель, Властелин и боги других миров — всего лишь разные ее аспекты. Они не враждуют между собой. Если бог отправляет посланника в другой мир, то не должен нарушать законов другого мира. В нашем случае Властелину требовалось твое согласие, чтобы разделить нас, потому что Создатель подарил смертным свободу воли. Но в мире смертных это было уже невозможно, я слишком прочно слился с тобой, а здесь я был немедленно отторгнут. Ты зря поверил Властелину.  
— Да уж, обманул он меня… А чего он вообще влез? Ты что — особо ценный демон, которого и отпускать нельзя?  
— Я не слишком ценный, однако Властелин не отпускает никого.  
— Ага… ладно. Блин, я-то думал, что это демонам доверять нельзя, а ангелам можно, а тут…  
Спайдербэт взялся воспитывать — заговорил:  
— Ты поверил Властелину, потому что слишком мало знал. Ты был уверен, что твой мир — единственный, что есть только один всевышний, что все демоны злы и опасны.  
— А вы, стало быть, белые и пушистые, — Саша все еще был напуган, однако присутствие демона, да еще и вполне доброжелательно настроенного, почему-то внушало оптимизм.  
— Ты не знаешь сущности демонов. Есть сущности совершенные, самодостаточные, они хорошо себя чувствуют в тех мирах, где обитают. А есть несовершенные, демоны. Им чего-то не хватает в их мирах, того, что есть в других. Мы и появляемся таким образом — отсутствие чего-либо в каком-то из миров нарушает равновесие и является движущей силой для возникновения новых сущностей. Потребность чего-либо в чистом виде, вот, что такое демон. Некоторые демоны действительно опасны — это те, кому требуется доставлять мучение или удовольствие, разрушать или поглощать… Но большинство из нас безобидны, недостающим для нас является мелочь, иногда — смехотворная. Запах нефти, хруст песка, искусственный свет.  
— А ты?..  
— Мне требуется созерцать закат.  
— А-а-а…  
У Саши была целая куча вопросов, все — животрепещущие, он растерялся, не зная, какой задать. Демон сам продолжил:  
— Я благодарен тебе за рассвет.  
— Ну… пожалуйста. Не думал, что демоны могут… благодарность испытывать.  
— Это свойство смертных. Но я был смертным, тобой, и перенял многое. Не только язык и память.  
Надо же, какой добрый, хороший и честный демон. Саша его в печи сжег, а он еще и благодарен.  
— Так ты поможешь мне выбраться? Вернуться домой?! — против Сашиной воли в вопросе прозвучали умоляющие нотки.  
— Я постараюсь помочь. Только я могу не очень много… А тебе в этом мире будет трудно выжить.  
— Да уж… не выжить.  
— Вероятно, со временем ты приспособишься, твое тело изменится. Ты сможешь видеть, как я, сможешь легко дышать.  
Саша отчетливо понял: вред демон, чтобы зря не расстраивать. Да и не становилось Саше лучше, наоборот — от тяжести болели мускулы и суставы, подташнивало, пробирала дрожь от холода, побаливало в груди, кашель назревал. Не выжить Саше в мире демонов. А что будет с его бессмертной душой интересно? Спросить, что ли? Спросил:  
— А если я здесь не выживу, то… что со мной будет… потом?  
Самому холоднее стало от такого вопроса. Да еще и демон ответил:  
— Не знаю.  
Саше остро захотелось сменить тему — лучше думать, как от смерти сбежать, чем о том, что будет после нее:  
— А зачем вас вызывают в другие миры?  
— У нас есть определенные способности, у каждого свои. И если эти способности нужны кому-то в другом мире, то для нас открывается путь туда… это как бы способствует равновесию. Всеобщему равновесию — зачастую привлечение демонов сильно нарушает равновесие в отдельном мире. Вызвать демона можно только в мир, где есть то, что требуется демону, для этого нужно провести определенный ритуал.  
— Ага, истинный облик изобразить или истинное имя назвать — да?  
— Это самое простое. Ну а потом вызвавший демона получает над демоном определенную власть. Он может отослать его обратно, просто отдав приказ.  
— То есть, я тоже мог тебя просто отослать?!  
— Нет, мы были одним существом, и перейти между мирами могли только вместе.  
— А как вообще узнают… истинные имена демонов, или облики, или ритуалы эти?  
— Как правило, вызов осуществляется через Властелина, это он сообщает истинные имена или подробности ритуалов. Зачастую истинное имя демона произносит посланник Властелина в том мире, куда вызывают демона, так что Властелин же и получает власть над демоном. Но в любом случае, Властелин контролирует каждый вызов демона. Кроме случайных, как у тебя, и сама возможность случайных вызовов беспокоит Властелина. Демонам ведь хочется остаться в том мире, где есть их недостающее, а Властелин не желает отпускать демонов. Для него контроль над вызовами демонов — своего рода выгода, возможность распространить свою власть на другие миры, хотя бы частично. А если вызов произошел случайно, если вызвавший не знает, что у него есть власть над демоном, то у демона есть шанс сбежать от Властелина. Некоторых Властелину так и не удается вернуть — было несколько случаев, когда истинный облик демона получался в результате естественных процессов, например при попадании расплавленного камня в воду. То есть, вызов был, но демона никто не вызывал, ни у кого нет над ним власти. Или же вызвавший может отказаться от власти добровольно — но я не знаю подобных случаев. Еще демон, которого вызвали, может взять с собой другого демона, но я сомневаюсь, что кто-либо решится на подобное — мы слишком боимся Властелина.  
— Ну так… если тебя опять вызовут, ты возьмешь меня с собой?  
— Маловероятно, чтобы меня вызвали скоро, — печально ответил демон. — До сих пор меня вызывали только дважды. В первый раз очень давно — колдун перепутал истинные имена демонов. А второй раз — ты вызвал меня сегодня, и тоже случайно.  
— Раз два раза уже вызвали… бог любит троицу.  
— Ваш бог. Создатель.  
— А ваш Властелин, значит…  
Тут Саша закашлялся. Ему становилось все хуже — не приспосабливалось тело. Когда кашель утих, потекло из носа теплое и липкое, Саша достал мобильник посветить — не кровь ли? Кровь. Однако очень быстро сворачивается, быстрее, чем в родном мире. Может все-таки меняется тело, приспосабливается? А вдруг — нет? А вдруг Саша так изменится, что уже и вернуться домой не сможет?  
— Как тебя зовут? — спросил Саша спайдербэта. Тот ответил — издал трель из щелчков.  
— Это твое истинное имя? — уточнил на всякий случай Саша.  
— Да.  
— И как такое можно произнести? Ну, чтобы тебя вызвать?  
— Существуют другие способы. Кроме того, это смертным твоего мира трудно произнести мое имя, сущностям и созданиям других миров гораздо легче. Впрочем, даже в этих мирах случайно вызвать демона… практически невозможно. Может быть, мой истинный облик подсказала тебе память предков.  
— Ага, колдуны-кузнецы. Может быть. А почему ты явился не сразу, как только я вылепил спайдербэта?..  
— Дело в том, что у сырой фигурки соответствие было недостаточным. Близким, но все же этого не хватало. Достаточным оно стало, когда фигурка дала усадку при обжиге, изменила форму. Не знаю, можно ли это считать случайностью… не уверен.  
— Да не хотел я, чтобы ты в печи оказался! Извини… А тот пепел… это от тебя? От твоего тела?  
— Да.  
— И ты был вот таким, как сейчас? Спайдербэтом?  
— Нет. У меня были крылья, потому что любоваться закатом лучше всего с высоты. Но там в печи… Мне показалось, что я купаюсь в закате. Ощущение было слишком острым, и я предпочел… покинуть тело.  
— Так тебе не было больно?  
— Нет.  
— А мне вот сейчас… не очень.  
— Мне тоже. Для меня мучительно осознавать, что я не могу увидеть закат.  
— Здесь их не бывает?  
— Здесь никогда не светит солнце.  
Саша не удержался, чтобы не хихикнуть — "там, где никогда не светит солнце" это в заднице. Удачно демон пошутил, даже если и непроизвольно.  
И тут же снова стало тоскливо. Слишком слаба надежда выжить…  
— Этот ваш Властелин и вправду хуже дьявола… Здесь же только демоны живут? И все мучаются, так?  
— Да.  
— Не повезло тебе с богом… а наш-то Создатель… вот, почему он меня не защитил? Или ему все равно? Предупредил бы хотя бы, что не всем ангелам можно доверять!  
— Создатель даровал вам свободу воли. А если бы вы знали все, то вы были бы не свободнее, чем крысы в лабиринте.  
— Хорошо тебе рассуждать! Я бы предпочел знать все заранее…  
— Зачем? Чтобы делать меньше ошибок, принимать верные решения? Не забывай, что ты мог общаться с Создателем напрямую.  
— Прислушаться к себе… да, наверное… но этого я тоже не знал!  
— Я общался с демонами, которые побывали в других мирах. Их рассказы не обязательно были правдивыми, однако… Меня вызывают!  
В последней реплике прозвучало невероятное, запредельное изумление.  
— Я с тобой! — торопливо засипел Саша.  
И снова испытал чувство взлета-падения-рывка в неизвестном направлении на астрономическое расстояние.  
И первое, что обнаружил в следующий момент, — легко дышать, тяжесть исчезла, под спиной — твердая поверхность. Довольно густой сумрак, однако видно над головой побеленный потолок и стеклянный светильник. Слышится явственный храп, снизу пробивается киношно-ужастиковая музыка, сбоку — далекий шум автомобиля. Родной мир.  
Саша с неожиданной, уже успел отвыкнуть, легкостью сел, осмотрелся. Шкаф, книжные полки, стол с компьютером, кровать, а в кровати лежит на боку наполовину укрытая одеялом Света с вытаращенными глазами и мобильником в руке. Светино лицо освещено экранчиком мобильного очень ярко, как прожектором. Наверное, глаза Саши уже частично адаптировались ко мраку мира демонов. Ничего, адаптируются обратно. Будем надеяться.  
— Ч-что?.. — хрипло прошептала Света. Потом быстро и тоненько добавила:  
— Я сплю?  
Саша вздохнул заговорил тихо, чтобы не разбудить Светиных родителей или кто там храпит:  
— Понимаешь, Светлячок… вот, ты наверное, сказки про демонов читала… ну, фентези, там… Так вот, там почти все — вранье. А остальное — правда.  
Света продолжала таращиться секунд десять. Потом моргнула, опустила руку с мобильным, перевела взгляд за спину Саши и спросила:  
— А это кто? — в ее голосе скрежетнули нотки ревности.  
Саша обернулся — и тут же захотелось одновременно двух вещей: спрятаться под кровать и выпрыгнуть в окно прямо сквозь стекло. Потому что увидел все того же ангела, посланника Властелина. Быстро выбрать между вариантами "под кровать" и "в окно" Саша не смог, так и сидел целую секунду, пялясь на ангела… нет, никакой это не ангел. Во-первых, не "светится". Во-вторых, поза не ангельская — сидит на полу расставив ноги. В третьих, выражение лиц не ангельское и не божественное. Что-то потустороннее есть, однако подойдет такое лицо скорее демону, сильно обрадованному и, в то же время, крепко озадаченному.  
Да и зачем Властелину в уже "засвеченном", знакомом Саше, облике ангела появляться? Он и другие обличья легко принимает, того же "полковника".  
— Спайдербэт?! — обратился Саша к "ангелу".  
— Да, — ответил демон ангельским голосом, — матрица моего крылатого тела еще не восстановилась после печи, а эта матрица была все еще активна после использования ее посланником Властелина, вот я и выгляжу, как его посланник.  
— Ничего не понимаю, — пробормотала Света с нотками паники.  
— Я тоже не понимаю главного, — покладисто согласился демон. — Я не могу понять, кто меня вызвал. Как будто бы я сама себя вызвала!  
Ух ты, так спайдербэт — дама, не демон, а демоница.  
— Тише, — прошептала Света, — родителей разбудишь. И что мне с вами делать теперь…  
— Под кроватью пересидим, — предложил Саша.  
— Это точно не вы меня вызвали? — спросила демоница Свету.  
— Это я тебя вызвал, — сообщил Саша.  
— Нет, не ты, — твердо возразила демоница. — Или?..  
— Понимаешь, я там посмотрел на мобильник, смотрю, а он в сети. Такое возможно?  
— Да! — обрадовалась демоница. — Время от времени между мирами открываются переходы — и для демонов, которые отправляются на вызовы или возвращаются, и случайно. А через переходы могут проникать и радиоволны, в обеих направлениях. То есть — и мобильная связь устанавливается. А ты передал Свете мое истинное имя, да?  
— Ага. Я его сперва записал на диктофон, а потом — отправил эсемэской, как звуковой файл. Оно сначала в исходящих лежало, пока связь не появилась…  
— Это было имя?! — очень удивленно прошептала Света. — Мне объяснят в конце концов, что происходит?  
— Объяснят, — твердо пообещал Саша. — Попозже.  
Он достал мобильный телефон… Странно, на экранных часах все еще позднее утро, а вокруг — явная ночь.  
— В наших мирах время идет по-разному? — спросил Саша демоницу.  
— Да, в мире демонов медленнее.  
Надо же. А ведь проблемы могут быть у Саши на работе — печь-то не выключил, наверняка снова сгорел нагреватель. И вазы пережглись, теперь только в шамот и годятся. Впрочем, может быть и удастся выкрутиться — наврать шефу, что его антитеррористический полковник на важное задание забрал, о котором и распространяться Саше нельзя, потому как секретное. Еще и хорошо, что ночь успела наступить, и Саша с демоницей возникли из воздух в Светиной квартире, а не посреди улицы или в офисе, где Света работает.  
Саша шмыгнул носом. И горло побаливает... сообщил недовольно:  
— Похоже, я простудился. Холодно у вас там… в мире демонов.  
Демоница неожиданно улыбнулась:  
— Простудиться в аду, это как порезаться в авиакатастрофе.  
— Получается, что я действительно сама себя вызвала, — с тихим восторгом зашептала демоница. — Я теперь свободна, и Властелин потерял надо мной власть! Никто не может меня вызвать!  
— Странно, что Властелин… не воспрепятствовал, — пробормотал Саша. Беспокоил его этот вопрос.  
— Да, твой план был глуп. Потому и сработал. Властелин наверняка знал, что ты задумал, однако у тебя все еще оставалась дарованная смертным свобода воли. Кроме того… против глупости даже боги бороться бессильны. 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования