Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Луиза Веро - Шептун и Море

Луиза Веро - Шептун и Море

 

Изумрудные объятия волн сомкнулись и унесли вглубь морской пучины безжизненное тело. Казалось, сверкающая рябь воды смотрела глазами цвета моря – солёного моря надежды.

На корабле Шептуна уважали. Кто-то даже побаивался, а у капитана он пользовался особым почётом. То и понятно. Уж насколько бы ни был бесстрашным морской волк, а перед бескрайними водными просторами все едины, только они могут сломить и поглотить любую спесь и удаль. А Шептун умел шептать… Всего лишь шептать, и море слушалось, повиновалось. Стоило ему что-то сказать тихо-тихо, и волны замирали. Не раз спасал он команду от верной гибели.
Именно поэтому он не выбросил её за борт сразу же, как нашёл. И выдавать не стал, хватило смелости.
- Откуда же ты взялась такая? – С удивлением рассматривал он свою находку. - И как попала сюда?
Огромные тёмно-зелёные глаза смотрели на него. Казалось, их переполнял страх, который вот-вот прорвётся шквалом солёной волны наружу.
- Чего молчишь? Немая что ли?
Тонкие пальцы крепко сжимали грубый трос. За ним, скрученным в высокую бухту, и пряталась эта хрупкая девушка.
- Отчаливаем мы скоро. А ну ступай отсюда! На берег! Бегом! – И он замахал руками, показывая ей выход.
Девушка замотала головой, с мольбой в глазах она вцепилась ему в руку.
- И от чего же ты бежишь? Неужто там страшнее, чем на пиратском корабле? Ты хоть знаешь, кто мы?
Девушка уверенно закивала.
- Так ты понимаешь, что я говорю?
Она снова утвердительно кивнула и всё также с надеждой пристально смотрела в глаза.
- Эх, ладно. Сиди пока здесь, не высовывайся, - махнул рукой Шептун.
Лёгкой улыбкой ответила гостья. И её глаза сразу заблестели, лицо, перепачканное сажей и пылью, преобразилось, наполнилось благодарностью и доверием. Так на Шептуна ещё никто не смотрел. Он понимал, что жизнь этого хрупкого существа сейчас полностью в его руках. Но это было привычным делом. Ему уже доводилось отправлять людей на тот свет не раз. И то, отчего поначалу перехватывало дыхание, стало рутиной. Для пирата перерезать кому-то глотку всё равно, что подтянуть штаны. Но сейчас другое дело. Ему доверяют. В этих глазах не просто страх и мольба. И это чувство перевернуло что-то в груди, заставило сердце биться чаще.
Шептун поднялся на верхнюю палубу. На корабле перед самым отплытием всегда аврал. Каждый член команды при деле. Ну, или почти каждый…
- Тысяча мертвецов! Найдите мне хотя бы троих стоящих на ногах матросов, и я выведу эту колымагу из порта! – орал на мостике капитан.
Моряки, кто ещё мог совладать со своими руками, принайтовливали предметы на палубе, прихватывали тросы. В грузовой отсек трюма заносили последние припасы. Почти всё было готово к отходу в море.
Убедившись, что его никто не видит, Шептун юркнул в кубрик на корме. Помимо пушек, там ещё держали сухой провиант. Именно здесь Шептун устроил себе тайник. Это место он выбрал не случайно – ведь матросы жили на нижней палубе ближе к носовой части в той же стороне, что и камбуз. А тут, подальше от любопытных глаз, можно не бояться быть застуканным врасплох. Из тайника он достал небольшой кинжал - боевой трофей. Проведя пальцем по острому клинку, он мгновение полюбовался изящным оружием и быстро засунул его за пояс.
- Якорь чист! – донёсся голос бакового.
"Ага, значит, уже снялись с якоря" - понял Шептун, слетая по трапам вниз.
"Благо, девчонка догадалась укрыться в такелажном отсеке, - думал он. - Умудрись она забраться в пороховой погреб или водный трюм, а ещё хуже, в погреб с ромом – беды не оберёшься". Действительно, мало кто на корабле проявлял интерес к снастям, стеньгам. Капитан давно вверил заботу о судовом снаряжении Шептуну. Так что никто, кроме него, в этот запасник не захаживал – поживиться тут нечем.
- Эй, тс-с-с, - тихо позвал он девушку.
Та осторожно выглянула из-за большой бухты и, увидев его, радостно выскочила навстречу.
- Держи это чистым, - строго наказал он, протягивая ей кинжал, - поняла?
Девушка смотрела на него широко распахнутыми глазами.
- Ай, тьфу ты чёрт! – выругался Шептун, - ну, наготове держи, поняла?
Она кивнула, зашуршала подолом, и кинжал скрылся в пышных складках грубой материи.
- А то мало ли, кого сюда занесёт, - добавил он. Потом посмотрел на непрошеную гостью и сообразил, - ты ведь голодная, поди?
Девушка лишь чуть улыбнулась в ответ.
- Так, потерпи чуток. Я что-нибудь тебе добуду съестного. А ты сиди тихо и не высовывайся!
Двухпалубный бриг "Чёрный волк" имел отличный ход. И сейчас на всех парусах рассекал он воду своим изящно изогнутым форштевнем. Быстрый боевой корабль – настоящая гроза и ужас для торговых и китобойных судов. Побед на его счету было не мало, как и награбленного добра в трюме.
Первый день пути был пьяным. Продолжавшаяся уже две недели вакханалия перекочевала с суши на борт корабля. Моряки отмечали благополучное завершение долгого плавания, выгодный сбыт части трофеев. И пока у матросов не закончились припасы выпивки, праздник продолжался. Ведь закрома полны, трюм набит дорогой поживой и ромом до отвала, даже и балласта не нужно. А плыть совсем ничего – в соседний порт, чтобы сбыть оставшееся добро. И до следующего похода за добычей можно гулять, не просыхая. Закатное небо горело румянцем и окрашивало водную гладь в волшебный золотистый цвет.
- Эй, тащи-ка ещё рому! – гремели выкрики. - Девку бы!
Шептун выждал, пока добрую половину команды не развезло в хмельном угаре. Убедившись, что капитан и его старший помощник уже тоже изрядно навеселе, он проник в камбуз и стал прятать за пазуху куски снеди, какую сумел отыскать.
Но скрыться от зоркого глаза Коротыша ему не удалось. Этот хитрый турок, казалось, даже после десятка выпитых бочек рома не терял бдительности. В бою был беспощаден, за что особо любим капитаном. А Коротышом среди моряков прослыл за низкий рост. Этот недостаток с лихвой компенсировало ему крепкое телосложение и невероятная изворотливость.
- Эй, Циклоп, - пробурчал он своему приятелю, - а ты не знаешь, чего это Шептун такой тихий стал? Надо бы присмотреться к этому сукину сыну, замышляет, поди, чего.
Шептун пробрался к такелажному отсеку, на всякий случай осмотрелся по сторонам. Вроде, тихо. И позвал девушку. Она также осторожно выглянула из-за кучи скрученных стопкой снастей.
- Вот держи! - Он достал припрятанные куски хлеба и сыра. – Ешь, давай! Только тихо!
Тонкие пальцы вцепились в еду. Гостья с аппетитом уплетала яства, а Шептун не сводил с неё глаз. Только сейчас он рассмотрел изумительно тонкую талию, затянутую в корсет, выступающие бугорки грудей, словно рвущиеся наружу из зашнурованного плена.
- Весёлый мертвец - пастырь черных овец, собрал он вольный сброд, - послышалось вдалеке.
Звук приближался:
- Йо-хо, громче черти, что ж нам дьявол не рад? – надрывно кричал пьяный Циклоп, - йо-хо, прочь от песни, с ней хоть в рай, хоть в ад!
Каждое слово гремело всё громче, стали доноситься шаги. Группа хорошо поддавших пиратов подходила ближе и ближе.
Шептун замер в ожидании. Вдруг совсем рядом, будто прямо над ухом, раздался крик:
- И вышли они плечом к плечу!
Девушка вздрогнула и ринулась к Шептуну. Машинально он прижал её к груди. Всем телом ощущал он, как сильно бьётся её сердце. В нос ударил сладковатый запах пота и какой-то травы. Мягкая грудь плотно прижималась к его упругому телу.
- Мертвец стал на край из пучины морской отнять от смерти ключи, - уже отдалялись от них слова и минуту спустя стали совсем еле слышны.
Шептун выдохнул:
- Видать, в винный погреб потащились, - посмотрел на перепуганную девушку и добавил, - прошли под ветром, уфф…
Лёгкий озноб пробежал по спине. Выпускать из объятий эту хрупкую, такую беспомощную девушку совсем не хотелось. Теперь он чувствовал, что и его сердце забилось в бешеном ритме. Волна необузданного желания прошла по телу и, словно от качки корабля, заставила голову пойти кругом. Девушка смотрела на него огромными зелёными глазами и не торопилась освобождаться из его рук.
Солоноватый вкус её губ дурманил. Шептун ничего не слышал, кроме её учащённого дыхания. Кровь хлынула к голове. Он стащил с себя рубаху, обнажив молодые, закалённые в боях, мускулы. Едва касаясь, словно боясь обжечься, скользили по ним женские руки. Теперь в её глазах он читал восхищение и жажду, жажду обладания. От этого взгляда плоть налилась кровью и под новой волной желания стала упругой. В порыве он сорвал шнуровку на корсете, скинул его и прильнул к горячему от страсти телу. Они слились воедино, и шквал наслаждения яркими искрами, словно тысячи брызг от разбившейся о борт корабля волны, поднял их на вершину блаженства.  А после, полностью обессиленные, в объятиях друг друга они лежали, укачиваемые морем, словно в колыбели.
- … а капитана нашего зовут Бессмертным Джо, - рассказывал Шептун, прижимая к груди свою гостью, - говорят, он всегда выходит сухим из воды, поэтому и бессмертный. Ничто его не берёт. Слушай, я же не знаю твоего имени!
Он посмотрел ей в глаза.
- А как же мне узнать? Ты же не можешь сказать. – Девушка лишь смущённо пожала плечами. - Изабелла? Нет?
Она махнула головой, а он продолжил гадать:
- Анжелика? Мэри? О, я даже и не знаю, какие ещё есть женские имена… - с горечью вздохнул он, - а давай, я буду звать тебя Море? У тебя глаза, как море.
Она радостно кивнула в ответ.
- Только море слушает меня, вот как ты. Слушает, а ответить не может. И только оно любит. И я…
Сон поглотил его утомлённое тело и сознание, укачивая на волнах.
Его разбудили лёгкие толчки в плечо. Открыв глаза, он увидел над собой лицо Море. Она пыталась ему что-то объяснить. Вздёрнутые вверх брови говорили о каком-то прошении. Девушка держалась рукой за низ живота и поджимала коленки.
Шептун терялся в догадках, как вдруг понял всю сложность пикантной ситуации.
- Ох, да… Я и не подумал, - потёр он лоб, - что же делать? Гальюн наверху. Как же тебя провести?
Поразмыслив, он пробрался до гамаков. Благо, упившийся экипаж крепко похрапывал.
- На вот, надевай! – Протянул он по возвращению пошарпанный кафтан и стоптанные сапоги. - Всё, что удалось найти. Но это куда лучше, чем твоё платье.
Море облачилась в пиратское одеяние.
- Да! Так сойдёт, только волосы вот... Их надо бы спрятать под это, - и всучил ей в руки чёрную треуголку, - ещё бутылку прихвати и хлебни для храбрости.
Шатающейся походкой в обнимку за плечи шли они по верхней палубе. К носу корабля они добрались без приключений. Баковой спал прямо на досках, свернувшись в калачик и крепко обнимая бутылку.
- Вон там свес, видишь? Иди туда. Только осторожно. Это… кхм…ты прямо в море это… ну, поняла, да? А я тут постою. Да, и смотри не свались, там ветер…
- Йо-хо, - вскрикнул баковой.
Шептун замер. Но моряк перевернулся на другой бок, что-то пробормотал и снова захрапел.
Время тянулось долго. Шептуну показалось, что даже звёзды устали ждать и постепенно начали угасать. Наконец Море вернулась. Также, обнявшись за плечи, они пошли обратно.
У фок-мачты навстречу им неожиданно вынырнула весёлая парочка – шкипер с каким-то пареньком, лица Шептун не разглядел, держась друг за дружку, шагали в сторону бака. Верно, тоже гальюн понадобился. Завидев перед собой Шептуна, шкипер проскрипел сиплым голосом:
- Ааа, Ш-шептун, а н-ну-ка наш-шепчи нам ещё р-рому! - И не дожидаясь ответа, прошлёпал босыми ногами мимо.
- Ничего, - приговаривал Шептун на ухо Море, - нам бы только до порта продержаться. Уж я там тебя как-нибудь вытащу с корабля. Только вот доберёмся до порта. И всё будет хорошо… Знаешь, там такие разодетые дамочки ходят. - Он остановился и всмотрелся вдаль, словно пытался лучше разглядеть роскошных женщин. – У меня в тайнике много чего припрятано. Я тебе там такие платья куплю. А шляпы! Какие я там видел шляпы! Вон такие. – И изобразил руками над собой поля богатого головного убора. – С перьями, вот так. Нам бы только продержаться.
Увлечённый горящими глазами Море он совсем не заметил тёмный силуэт за корабельным колоколом. "Я узнаю, что это за хлюпик с Шептуном. Они явно что-то замышляют, иначе пили бы со всеми, разрази меня гром! – Сжимал кулаки Коротыш. - Клянусь утробой, я открою капитану глаза на его любимчика!"
Этим утром Шептун заступил на вахту, сменив проспавшегося бакового на посту. Море было тихим, несмотря на отличный попутный ветер. Ясное небо обещало хороший день.
Внезапный крик нарушил тишину.
- Эй, капитан! – орал Коротыш, - девка на твоём корабле!
- Девка! – Скоро на верхнюю палубу сбежалась вся команда. – Девка на корабле!
У Шептуна подкосились ноги. По вантам он вскарабкался вверх. С высоты увидел, как Коротыш за шкирку вытащил хрупкую фигуру и швырнул на палубу. Длинные волосы развевались на ветру. Девушка молча искала большими глазами кого-то в толпе. Искры надежды ещё тлели в её взгляде.
- Стой! – завопил Шептун, - убери от неё свои руки!
Он быстро спрыгнул и стал пробираться сквозь толпу к Море.
- Какого дьявола? – раздался басистый голос капитана, - откуда у нас эта девка?
- Спроси Шептуна, - ехидно ответил Коротыш.
- Шептун? Какого чёрта? – в ярости обратил свой холодный взгляд на Шептуна капитан.
- Девку! – орала толпа, - девку нам! Пусть делится.
- Она моя! – проговорил Шептун, не сводя глаз с капитана.
- Капитан, будь я мертвецом, но это бунт! – начал Коротыш, - Он самовольно взял её на корабль втайне от тебя! Ты ему не указ! Неужели ты не видишь, что он давно затевает что-то против тебя?
- Да, да! – подстрекала толпа, - за борт его, а нам девку!
- Только троньте! – крикнул Шептун и прижал к себе дрожащее тело Море.
- Ты же знаешь, Шептун, что на корабле всё общее, - Капитан осмотрел всю толпу и добавил, - ты будешь наказан, а девчонка… Сначала пусть парни выпустят пар, а потом за борт её!
- Да, да! – загремели восторженные возгласы.
Их обступили со всех сторон и замыкали в круг.
- Кинжал, - крикнул Шептун, - Море, доставай кинжал!
Закрывая девушку, он отбивался от напирающих плотной стеной моряков. Вдруг что-то со свистом пронеслось, рассекая воздух. Море кинулась к нему, рукой обхватила шею и мгновенно обмякла. Гарпун пронзил её спину. Взгляд, обращённый к Шептуну, застыл. А палуба окрасилась в багряно-алый цвет.
Изумрудные объятия волн сомкнулись и унесли вглубь морской пучины безжизненное тело.
Весь мир наполнился кровавыми красками. Шептуну казалось, сверкающая рябь воды смотрела на него глазами цвета моря, её глазами, наполненными мольбой и надеждой. И он зашептал…
Столп воды поднялся над кораблём и обрушился смертоносным шквалом, слизнув с палубы всех до одного. 
До сих пор среди моряков ходят слухи, что в открытом море качается на волнах пустой корабль-призрак. Зловеще вздымаются под ветром его истерзанные временем паруса, и даже пираты обходят мрачный бриг стороной.
А ещё говорят, что во время мёртвого штиля в море слышно, как Шептун что-то тихо шепчет своей любимой.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования