Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Сиреневая - Как мне с нею не повезло!

Сиреневая - Как мне с нею не повезло!

 
Мою старую, видавшую виды лохань вскрывали профессионально и безжалостно. Три абордажные капсулы (сиреневого, салатного и голубого цвета "яйца" с подвижными, можно сказать, стремительными манипуляторами) разрезали обшивку кораблика так, чтобы не пострадали жилые помещения, чтоб не утёк весь воздух и пленники (то бишь те, кто, по разумению напавших, пока ещё населяют судно) остались живы, когда космос ворвётся во внутренности этого грузового недоразумения.
Особенно старалась сиреневая капсула, уничтожая результаты последнего ремонта. Новенькая, едва только начавшая обживать своё место над грузовым отсеком обшивка слетала прочь, как кожура с апельсина. И я ничего не мог поделать!
По правилам межзвёздных грузоперевозок противокорабельное оружие на борту строго воспрещалось. Ну, едрить его! А ежели как сейчас — пираты? Вот где патрули? Где эти долбаные патрули, когда они нужны мне по самое не балуй?!
Я что-то истерично вопил в эфир, призывая и чёрта, и дьявола, но эфир не торопился меня успокаивать, разражаясь заверениями, мол, всё в порядке, помощь уже на подходе.
На подходе помощи не было! Чистое от кого бы то ни было пространство вокруг. И только три усердных "яйца" продолжают вгрызаться в "мягкие места" моего кораблика.
Короче, приплыли!
А самое главное — где! На траверсе Мекбуда — Поллукс! Да тут не то что о пиратах, тут об освоенных планетах никто ничего не слышал. Ну, или почти ничего. Вот что в такой-то богом забытой дыре делают эти трое? Кого поджидают? Да если бы не заказ, разве ж я попёрся сюда хоть когда-то?
Абсурд!
Отключив передатчик, я продолжил с тихой ненавистью глядеть в экраны внешнего обзора, как молодчики уродуют мою посудину. Сволочи! Сво-ло-чи!
Мало того, что придётся какие-то неслабые штрафы платить за потерянный груз, так ещё потом и ремонтироваться. А на какие шиши?!
Ну, а с другой стороны, если факт нападения признают, хотя бы штрафов удастся избежать, а уж на ремонт средства найду... Если, конечно, меня сейчас не кокнут. Или корабль не отнимут. Или, что самое вероятное, и то, и другое вместе и сразу.
Наконец врубилась сирена. Видимо кто-то из этих типов уже пробился вовнутрь. Вот-вот начнётся самое интересное.
 
Я сидел в своей каюте и ждал. Звукопередатчики намеренно отключил, поэтому о том, что творится за пределами помещения мог только додумывать. Носятся ли эти трое по коридорам и всё громят, аккуратно ли пересчитывают трофеи, или в диком непотребстве насыщают свою утробу в честь удачного нападения, например, пьют кровь нерождённых младенцев, я не имел ни малейшего понятия.
Заявятся сюда — и так пойму.
И они заявились, но я по-прежнему остался в неведении. Эти ублюдки только из капсул и выбрались, но остались в тяжёлых космических скафандрах. Такие носят армейские десантники. Хорошо бронированные, на сервоприводах, с непробиваемыми гермошлемами. Кого они так боятся на этом мирном тихоходе? Что, ожидали вступить здесь в бой со взводом спецназовцев? Ну-ну!
Наверное, я всё же выглядел не слишком миролюбиво, потому что ближайший ко мне пират о чём-то грозно пророкотал.
— Прошу прощения, но на этом наречии я не понимаю, — не уронив собственного достоинства, ответствовал я.
Пираты, теснясь у входа и в коридоре, переглянулись. Возможно, о чём-то переговорили по внутренней связи. Наконец тот же самый спросил:
— Кто ещё находится на судне?
Голос его был грубый, слова явно обсосал автопереводчик. Видимо, мне приходится иметь дело с какими-то нерусями, которые даже не соизволили освоить великий и могучий, полагаясь теперь на корректность машинного перевода. Вдвойне сволочи!
— Никого тут больше нет, — пожал я плечами. — Лечу себе, груз по адресу доставляю, зачем мне ещё кто-то? Я и один со всем управляюсь.
— Почему в контейнерах смот?
— Прошу прощения? — не понял я. — Что-что в контейнерах?
— Смот, — повторил пират.
Я этого слова не понимал.
— Если мне будет позволено... я бы мог вам показать... у меня вот тут, — я кивнул на шкаф у кровати, — есть документы. Я сам их проверял перед вылетом. Никакого смота в документах не значится. Достать?
Пираты переглянулись и тот, который говорил со мной, отрицательно покачал головой. Вернее, гермошлемом, тяжело сидевшим на его широченных плечах.
— Где анкаримадук?
Блин, ещё одно неизвестное слово!
— Ребята, быть может, вы меня с кем-то перепутали? Может, вы кого-то другого здесь поджидали? Я везу вполне себе невинные вещи — всякую автоматику. Короче, житейскую рухлядь для первопоселенцев. Знаете, уборщики помещений, готовщики еды, стиральщики... короче, одежды и прочего белья. Но вы ведь не этого ждали?
Пират снова качнул головой: "Не этого".
— Вот видите! Так может... может, я уже того... уже полечу своей дорогой?
Повисла пауза. Ага, эти треплются по внутренней о своём. И чего же мне ждать? Сейчас развернутся и покинут мою лохань?.. Выстрелят в голову с досады?.. Попробуют как-то уладить конфликт? А зачем это им?.. Блин, как трудно решать за других!
— Вы останетесь в каюте. Не выходите. Еду принесём.
— А как долго?
Пират, уже развернувшийся, чтобы уходить, остановился.
— Как долго мне тут сидеть?
— Мы вам скажем, — ответил тот и вышел.
И я остался один.
 
А ночью мне приснился сон. В мою каюту запорхнула фея. Такая хрупкая и на первый взгляд беззащитная (на второй, впрочем, тоже). Рыжая и большеглазая. Она была в обтягивающем фигуру зелёном комбинезоне. А в её волосах, в её вьющихся по плечам шикарных огненных волосах, зеленели украшения — маленькие заколочки не то с камешками вроде малахита (а может даже изумруда), не то с чем-то искусственным.
Она легла рядом, обняла меня и начала говорить на своём фейском языке. Я ничего не понимал, просто отвечал на её поцелуи и ласки. Потом помог стянуть комбинезон и разделся сам. Я гладил её обнажённые плечи и руки. И целовал глаза. Потом ласкал её небольшие, но такие приятные на ощупь, гладкие и упругие груди. И целовал в губы. Её плоский нежный животик просто свёл меня с ума. А совсем уж поверить в то, что я нахожусь в раю меня заставило обнаруженное пониже спины — её чудесная попка. Закрыв глаза, я гладил спину моей феи, мял попку и не хотел просыпаться...
Но в какой-то момент я-таки открыл глаза, потому что вдруг понял, что проснулся и что действительно нахожусь в каюте не один. Однако увидеть визитёра не успел — лишь слабый ветерок дохнул из проёма, когда за неизвестным закрылась дверь.
Я сел на кровати. Что-то тут же впилось мне в ступню. Я наклонился и поднял с пола предмет. Заколка. Маленькая. С зелёным камешком. Так я спал или нет?..
 
Ответ на этот вопрос мне явился под утро. В виде блондинки, улыбчивой и шокирующе соблазнительной. Она зашла в каюту и заперла изнутри дверь. И сразу начала снимать с себя голубой комбинезон, и без того облегавший её до неприличия откровенно.
До меня, наконец, начало что-то доходить. Но так, на периферии сознания, потому что нельзя же всерьёз думать о чём-то постороннем и совершенно неважном, когда прямо перед тобой находится такая вот шикарная и совершенная в своей наготе блондинка.
И волосы струились у меня сквозь пальцы. И волшебный свет её влюблённых глаз не позволял думать о несущественном. И — тело, податливая плоть, шелковистая кожа. Я гладил и сжимал, целовал и покусывал. И чувствовал себя счастливейшим.
 
Когда блондинка ушла, так и не сказав ни единого слова, которое бы я понял, пришло время подумать о том, что происходит.
Первое. Меня взяли на абордаж пиратки. По крайней мере на две трети точно пиратки. Возможно, последнюю из них мне ещё предстояло увидеть. И не только увидеть.
Второе. Они ни бельмеса по-русски. И это плохо. Общения практически никакого. Надо бы включить собственный переводчик, во избежание, так сказать.
И я достал свой портативный и прикрепил его к уху.
Третье. Они славные и любят меня. Или не любят, а только пользуются мной, как мужской особью? Блин, об этом я даже не думал! А ведь следовало бы...
Ну ладно, ладно, ещё будет время понять, разобраться во всём. Наверное, будет.
Так, какое там по счёту? Четвёртое? Итак, четвёртое. А, собственно, что станется-то со мной и моим кораблём? Они отпустят меня? Или как?
Пятое... Пятое. Я хочу есть. И пить.
Ну, пить я быстро нашёл и в каюте и утолил жажду. А вот есть. Что, самому выйти или подождать, когда кто-нибудь из них придёт сюда?..
 
Мои размышления прервала открывающаяся дверь. А вот и новый персонаж. Брюнетка. И, как я и ожидал, не в зелёном или в голубом.
— Так вот ты какая, сиреневая фурия! — ни с того, ни с сего брякнул я.
Девушка непонимающе посмотрела на меня. Поспешно улыбнувшись, я кивнул ей и приглашающим жестом показал на кровать. Но она помотала головой и, обогнув мои ноги, торчавшие поперёк каюты, подошла к прикроватному столику. И только тогда я увидел в её руках поднос с едой. Она всего-то пришла покормить меня.
Ну, и на том спасибо!
Я поблагодарил девушку, проводил её взглядом и уселся завтракать.
"В конце концов, — думал я, очищая яйцо, ковыряясь в каше, отхлёбывая горячий чай, — в конце-то концов, у меня сегодня уже было. И даже два раза. Скорей всего, третий я уже и не потянул бы".
Однако представил идеальные формы брюнетки, лишь подчёркнутые сиреневым комбинезоном, и замер, не донеся ложку до рта.
"Ой, нет, потянул бы однозначно!.. Да, и грудь у неё что надо, и всё остальное".
А потом я вспомнил, что именно сиреневая капсула при нападении с таким азартом уничтожала результаты ремонта, проведённого на последние мои гроши, и нахмурился. Я старался разозлить себя, доказать, что с этой, сиреневой, необходимо вести себя жёстко и непреклонно. И тут же вспоминал пленительные обводы тела, её идеальное личико. И не было никакой возможности сердиться дальше. Наоборот, хотелось, чтобы она вернулась. И чтобы любила.
Но вообще-то, какого чёрта! Это же мой корабль. И нет в нём того, на что эти пиратки рассчитывали, как бы оно ни называлось. А мне ещё груз доставлять...
И после завтрака я решил рискнуть.
 
Крадучись, в любой момент готовясь к неожиданностям, я обошёл ту часть корабля, которая не пострадала во время штурма. Никого! И в кабине пилота пусто. Куда это они?
Я протестировал системы. Всё было в рабочем состоянии, хоть сейчас в путь (пробоины в грузовом отсеке легко можно устранить на ближайшей станции техпомощи; да, в кредит, но ведь скоро я смогу расплатиться!). Датчики показали, что на борту ни одной живой души окромя моей скромной персоны нет. Однако я не торопился стартовать, надо было во всём разобраться. Включил внешние обзорные камеры и огляделся.
Ах, вот они, голубушки! В нескольких километрах от меня в пустоте, подсвеченная сиянием ближайшей звезды, слегка вращалась, словно танцевала медленный вальс, неуклюжая на вид колымага. Угловатая и угрюмая. Наверняка их корабль-матка, с которого пиратки стартовали накануне в атаку на моё корыто (Я в запарке событий даже не увидел эту парящую бандурину). А рядышком покоились три разноцветные капсулы, едва различимые с такого расстояния. Но я-то глазастый.
Значит, они меня отпустили. Ну, нет на моём борту какой-то хреновины, которую они искали, так чего же тогда. Вот и вернулись на базу.
Я вздохнул и загрузил параметры старта. Ввёл координаты финиша. Включил автопилот.
Что ж, девочки, прощайте!
 
Иногда я думаю: А что это, собственно, было? Почему они напали на меня, но не убили? Даже пленом наши отношения назвать трудновато...
Обычно после первых подобных вопросов я начинаю ностальгировать, вспоминая самые сладостные моменты "заточения". Но потом вновь плотно задумываюсь. Например, о штуках, которые они искали на моём корабле. С чем их, интересно, едят? Это ценности или оружие? А может, источники нескончаемой энергии? Или что-то ещё, о чём я, наверное, так никогда и не узнаю...
Думаю и о судьбе, которая завербовала этих прелестниц в пираты. Живы ли они сейчас или кто-то оказался ловчее меня и раздолбал ещё на подходе к непокорной жертве их голубую, салатную и сиреневую капсулы? Ой, вот только не о плохом!..
Но более всего меня волнует вот какой вопрос: А почему это брюнетка отказалась от меня? Что, блин, за дела?! Или я уже и не приятен во всех отношениях?..
И тут же спохватываюсь. Пора, пора с воспоминаниями заканчивать, а то, неровен час, заработаю себе какой-нибудь психоз или необоримый комплекс. А вот не хочу!
В конце концов, не легла со мной, так и пусть. Ей же хуже!

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования