Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Билли Бонс - Майкл Фамер

Билли Бонс - Майкл Фамер

 
Задул ветер, шелестя листвой и поднимая пыль с дороги. Молодой человек шел щурясь, отворачивая лицо. Ветер стих. Он протер глаза, резко выдохнул носом в светлые усы. Скинув с плеча вещевой мешок на кожаном ремне, снял черную треуголку и вытер лоб.
Молодой человек задумчиво посмотрел на кисть левой руки, на которой красовалась татуировка – голова акулы-молота, тело рыбины пряталось под рукавом серого камзола. Постояв с полминуты в задумчивости, он вернул треуголку на голову, поправил длинный кинжал, закинул мешок на плечо и продолжил свой путь.
Вскоре он достиг небольшой рощи, в зарослях которой весело звучал ручей. Путник направился к воде. Сделав несколько шагов, он увидел сидящего, на поваленном дереве, мальчишку лет семи. Паренек забросил в ручей самодельную удочку и, не отрываясь, следил за поплавком.
- Эй, парень – окликнул его мужчина.
Мальчишка вздрогнул, посмотрел на человека и ужом соскользнув с бревна, скрылся за ним.
- Не бойся, - в пальцах путника сверкнула монета.
Мальчишка осторожно высунулся из-за бревна.
- Скажи мне, парень, вдова Джона Фамера до сих пор живет на ферме у Старого Холма?
- Да, сэр.
- А ее сын Кристофер?
Парень покосился на монету.
Монета сорвалась с пальцев путника, описывая дугу в воздухе. Мальчишка ловко поймал ее и прижал к животу.
- И мистер Кристофер, и мистер Майкл тоже живут там.
- Какой еще мистер Майкл?
- Младший сын вдовы Фамер, сэр.
Брови на лице молодого человека сошлись на переносице, губы сжались в черту. Путник давно называл себя другим именем, но настоящее его имя было Майк Фамер.
***
Путник остановился возле старого дуба. Он улыбнулся, погруженный в воспоминания. Именно здесь он прощался с Джейн Вестер десять лет назад, в ночь, когда ушел из дома.
Интересно, как она сейчас? Вышла, наверное ,замуж за одного из местных фермеров. Да, многим ему пришлось пожертвовать. Путник вспомнил о кошеле с деньгами, лежащим на дне мешка: "Да, не зря".
Далеко за полдень путник достиг фермы - ее вид удивил его. Добротные постройки, крепкая изгородь, перед каменным домом (таким родным!) был разбит небольшой цветник. Во всем чувствовалась крепкая хозяйственная рука. Он помнил ее совсем другой – с полусгнившими постройками и растущим кругом бурьяном.
Он подошел к калитке и по-хозяйски толкнув ее, ступил во двор. На него бросился здоровенный пес, толстая цепь рванула зверя назад, но он словно обезумевший продолжал кидаться на человека, наполняя воздух истошным оглушительным лаем .
На крыльце появились люди. Двое мужчин и две женщины. Путник пристально вглядывался в них. Он узнал мать – она постарела и стала ниже ростом; старшего брата Кристофера – тот наоборот, стал выше и крупнее, оброс бородой; он даже узнал ту дебелую девицу, с которой Крис крутил шашни десять лет назад. Второй мужчина был ему не знаком. "Младший сын вдовы Фамер, сэр", - вспомнил он слова мальчишки.
Мать спустилась с крыльца и пошла навстречу путнику. Она шла медленной старческой походкой. "Мама, это я – Майк" - сколько раз он представлял как говорит эти слова. Он, то кричал их во всю силу своих легких, то шептал их.
- Я спрашиваю, что вам угодно, сэр, - только сейчас путник понял, что его спрашивают не в первый раз.
-Я возвращаюсь домой, со службы в королевском флоте и я ищу ночлег,…мэм, – севшим голосом ответил он.
- Если у вас есть чем заплатить за ночлег и еду, мы приютим вас – мать выжидающе смотрела на него.
- Да, есть.
- Тогда, добро пожаловать, мистер… - она вопросительно взглянула на путника.
- Шарк. Уильям Шарк.
Мать проводила его к дому:
- Называйте меня миссис Фамер, это мои сыновья Кристофер и Майкл и старшая сноха Элеонора.
Из дома донесся женский голос, и на крыльце появилась его Джейн.
- А это жена Майкла – Джейн, - Шарк почувствовал, что земля уходит из-под ног и он тяжело сел прямо на землю.
- Простите, - пробормотал он, - я слишком давно был в пути.
Он окинул свою семью взглядом, в их глазах читалось безразличие. У них уже был Майк – сын, брат и муж.
- Я провожу вас, сэр, – пробасил Кристофер, поднимая мешок Шарка. Он двинулся в обход дома. Шарк поднялся и последовал за ним.
Он смотрел в затылок брата: "Неужели и ты меня не узнаешь? Вспомни наше детство! Помнишь, ты закидывал удочку и поймал себя за губу. Все смеялись и я тоже. А затем ты заплакал. Нет, не от боли. От беспомощности. И я стал кидаться с кулаками на длинного Тома и рыжего Эда, что бы они перестали ржать. Но они отпихивали меня и не останавливались.
Или когда я подвернул ногу в полях. И ты не побежал звать отца, потому, что уже темнело и ты боялся, что меня съедят волки. Ты тащил меня до дома, а по дороге, чтобы не было страшно, мы пели " Лучники у Азенкура".
Крис привел его к маленькой пристройке возле хлева, половину которой занимала широкая лавка.
- Переночуете здесь.
- Спасибо, мистер Фамер.
Кристофер не уходил и выжидающе стоял рядом. Шарк положил на лавку монету. Она тут же исчезла в крупной ладони брата.
- Через два часа к нам прибудет судья Лойд, тогда и будет ужин, - не закрыв дверь, Кристофер ушел.
Шарк сел на лавку. Как было бы хорошо – просто взять и признаться, что это я Майкл, а тот другой просто самозванец. Но это слишком опасно. На душе настоящего Майкла Фамера слишком много грехов. Шарк смотрел на голову акулы-молота высунувшуюся из-под рукава камзола.
***
Судья Лойд был невысоким, худым человеком с ястребиной головой. Его взгляд был колючий, а голос обжигал как прикосновение медузы. Судья объезжал свою территорию, собирая жалобы, просьбы и ходатайства.
- Расскажите о себе, мистер Шарк, – его фамилию он произнес с нескрываемым смешком.
- Что здесь рассказывать, сэр, десять лет на корабле Его Величества. Приятных воспоминаний мало.
- Понимаю, - ядовито прошелестел судья Лойд. -Вот, что я хочу сказать, мистер Шарк, - на его фамилии он вновь отпустил смешок. -Нравы на флоте Его Величества суровы, а условия тяжелы. За годы службы люди грубеют и даже, не побоюсь этого слова, оскотиниваются. И оказавшись, здесь, в нашей мирной глубинке, вдали от свистка боцмана и палки офицера, они часто ведут себя подобно дикарям.
Я, ничего не хочу говорить о вас лично, мистер Шарк (смешок). Но как представитель закона и Его Величества вынужден предупредить вас о том, что любая попытка причинить вред семье приютившей вас, либо кому-либо другому будет иметь тяжелые последствия.
Колючий взгляд судьи царапал лицо Шарка.
- Могу вас заверить, судья, у меня и в мыслях не было причинять вред, - ответил Шарк, при этом его взгляд метнулся в сторону лже-Майкла.
Вскоре судья ушел. Хозяева разговаривали об урожаях, ценах, скоте, тяжбе с соседями. Шарк наблюдал, как Джейн прижалась к лже-Майку. Он поймал себя за тем, что шарит на поясе в поисках кинжала.
- Скучно, - выдохнул лже-Майк и затянул песню. Кристофер подхватил.
Шарку показалось, что его резко ударили ножом. Под крышей родного дома, где он был чужаком, раздавалась "Лучники у Азенкура". Шарк беззвучно повторял слова.
- Вы все время поете эту песню, - выдохнула Джейн.
- Да, - лже-Майк приобнял ее. – Мне было лет девять или десять. Я подвернул ногу и Крис тащил меня на себе. Дело было уже по темноте, и чтобы нам было не страшно мы пели эту песню.
- Точно, - рассмеялся Крис. – Ты был чертовски неуклюжим в детстве.
- Ха, я хотя бы не ловил сам себя удочкой, - парировал лже-Майк.
Шарк вскочил.
- Извините, я пойду спать, - задыхаясь проговорил он и вылетел на крыльцо.
"Это безумие! Откуда он это знает? Кто он, сожри меня Сатана?"-Шарка била дрожь. Он не понимал, что происходит. Он не знал, что делать. Он знал одно – скажи сейчас он правду, ему никто не поверит. Да и в самом деле, он ли Майкл Фамер? Может быть он сошел с ума и мнит себя другим человеком. Или это сон.
- Майкл, - раздался позади женский голос.
Шарк не сразу сообразил, что обращаются к нему.
- Джейн, - выдохнул он.
- Ты думал, я тебя не узнала, - Джейн спустилась к нему.
- Джейн, - он сжал ее в объятьях. – Я думал, что сошел с ума. Джейн, милая, что происходит?
Она отстранилась от него.
- Не надо, я теперь замужняя женщина. Жена Майкла Фамера.
- Но ведь я Майкл.
- Ты исчез десять лет назад. Никому ничего не сказал. Ты просто пропал. А через три года ты появился вновь. И я вышла за тебя замуж.
- Что за бред! Джейн, ты узнала меня. Значит я настоящий. Пусть больше меня никто не признает. Давай убежим. Мы отправимся на Ямайку, у меня есть деньги, Джейн. Мы купим землю и рабов. Заведем плантацию сахарного тростника или хлопка…
- Нет. Я вышла замуж за другого Майкла. И я полюбила его, у нас будет ребенок. А ты просто уходи. Уходи и навсегда останься Уильямом Шарком.
Шарк остался один. Он долго стоял, глядя в одну точку. А затем сгорбленный и растерянный поплелся в свою клетушку.
***
- У нас с корабля забрали одного юнгу, ты будешь вместо него, - боцман Элвудж, ублюдок, скотина и садист. Он улыбается, обнажая гнилые зубы, и манит Шарка пальцем.
Акула – молот плескается за бортом, преследуя корабль. Теперь он сам акула и видит корабль. В глаза бросается сверкающая на солнце надпись "Молот". Он догоняет корабль и карабкается по борту. "На абордаж!" - кричит он. Черт, как он может карабкается и кричать ? Он же акула. Он смотрит на свои плавники, нет - это снова руки. Акула-молот смотрит на него с тыльной стороны ладони и хохочет.
Вот он взбирается на палубу. Они стоят в ряд. Капитан Стоун, старший помощник Фицпатрик, боцман Элвудж, квартирмейстер Ньюман, старший канонир Гор.
Люди хватают выстроившихся в ряд, ломают им ноги и бросают за борт. За бортом плещется акула-молот. Вдруг все исчезли. Он один. В темноте. Он слышит странные звуки. Шарк всматривается в темноту и разглядев источник звука в ужасе отшатывается.
Изъеденные рыбами, полуразложившиеся, потерявшие человеческий облик они ползут к нему: капитан Стоун, старший помощник Фицпатрик, боцман Элвудж, квартирмейстер Ньюман, старший канонир Гор.
- Ты убил нас, юнга, - шипит боцман.
- Одумайтесь, ребята, одумайтесь, - хнычет старший канонир.
- Юнга ко мне! – кричит капитан.
- Ты будешь вместо него, - продолжает шипеть боцман.
Шарк пытается крикнуть. Не может.
- Мама, мама помоги мне! – слишком тихо, никто не услышит.
Звук все ближе, громче. Вот она – мама. Она поможет!
- Мистер Уильям Шарк, - говорит мать голосом судьи Лойда. Смешок на фамилии.
Звук ползущих по полу тел.
Обливаясь потом Шарк открыл глаза. Сон. Всего лишь сон. Но звук не исчез. Шарк прислушался. Звук шел со стороны двери. Кто то пытался потихоньку открыть замок с наружи. Слишком долго Шарк провел в Карибском море, чтобы его можно было застать врасплох.
Он сжал рукоять кинжала и угрем скользнул на пол. Тьма стояла непроглядная. Дверь открылась. Шарк слышал как люди, стараясь не шуметь, вошли в комнату.
Удар сотряс клетушку. Били по лавке. Топором или дубиной.
- Его здесь нет!
Шарк узнал голос Кристофера. Безмолвно, как ядовитая змея, он бросился в атаку. Он бил и крутился юлой. Несколько раз даже пустил в ход клинок. Но так, чтобы не убить противника. Схватка продолжалась недолго. Закаленный в абордажных стычках Шарк обратил неуклюжих фермеров в бегство. Он закрыл дверь и подпер ее обломком жердины. Завтра он разберется со всем.
Рано утром Шарк прошел к дому, поднялся на крыльцо и осторожно вошел внутрь. На кухне мать занималась стряпней.
- Мистер Шарк, - воскликнула она, - вижу вы уже собрались в путь.
- Да, но перед уходом я хотел увидеть мистера Кристофера и мистера Майкла, хочу поблагодарить их за гостеприимство.
Миссис Фамер рассмеялась.
- Вчера они перебрали пива и подрались, теперь отлеживаются в сарае.
Шарк быстро нашел сарай. Толкнул дверь и осмотрелся. В сарае был только лже-Майкл. Его голова и рука были перевязаны, под глазом красовался синяк.
- Кто ты такой, черт возьми? – лже-Майкл поднялся и сжал в руке палку.
- Я Майкл Фамер, а вот кто ты такой?
- Ты безумец! Крис говорил, что ты задумал недоброе. Но ты еще и сумасшедший.
- Не смей наговаривать на брата. Признавайся кто ты! – Шарк потянул кинжал из ножен.
- Мне не в чем признаваться. Я Майкл Фамер!
- Я выбью из тебя правду, подонок.
Сжав кинжал Шарк стал приближаться к самозванцу. Тот вскинул палку, готовый размозжить голову противнику. Шарк сделал ложный выпад, проверяя соперника. Майк наотмашь взмахнул палкой, но промахнулся.
Шарк почувствовал себя уверенней. Перед ним был просто деревенский увалень. Крепкий, но не искушенный в драках. Шарк кружил вокруг противника пытаясь достать его, уворачиваясь от тяжелых взмахов палки. Поднырнув под очередной удар Майкла он вонзил кинжал ему в бедро.. Тот взвыл от боли и согнулся, хватаясь за рану. Шарк двинул ему коленом в лицо. Самозванец рухнул навзничь.
- Последний шанс, кто ты? – прохрипел Шарк, наваливаясь сверху и приставляя кинжал к груди лже-Майкла.
- Можешь убить меня, - просипел самозванец. – Но я Майкл Фамер.
- Тогда сдохни, - Шарк взмахнул кинжалом.
Шарка словно боднул бык. Он кубарем полетел через весь сарай.
- Выйди, Майкл, мне нужно поговорить с этим человеком, - Кристофер помогал брату подняться.
- Знаешь, что он тут нес! - возмутился Майк.
- Выйди и следи, чтобы никто не вошел сюда.
Майкл нехотя подчинился.
- Крис, - начал Шарк.
- Я знаю, - перебил его Кристофер. –Ты –мой брат.
- Кристофер, я рад…
- Чему ты рад? Тому, что уничтожаешь нашу семью?
- Я не понимаю…. Кто этот человек, которого все считают мной?
-Отец умер, ты убежал, ферма пришла в запустение, мать сошла с ума от горя. Я работал как проклятый от зари до зари. Нас преследовали по долгам. Я искал тебя, слышал, что ты попал на флот. Через три года , после твоего исчезновения прошел слух о корабле , разбившемся на побережье. Мать умоляла меня съездить и посмотреть нет ли среди выживших ее сыночка. Там я нашел парня, похожего на тебя и потерявшего память, и я забрал его. Ты бы видел как радовалась мать, ее глаза лучились от счастья, впервые за последние несколько лет! Безумие заставило ее поверить, что я нашел тебя. Я разговаривал с ним , отдал ему твои воспоминания и имя. Даже Джейн смирилась. Она оценила его добрый нрав и вышла за него.
- Да, Крис, тебе пришлось тяжело. Я не понаслышке знаю, что такое работа на ферме. Но бежал я не от трудностей, я ушел с одной целью помочь семье. Брат, теперь у нас есть деньги, на которые можно купить три таких фермы. Но вместо теплой встречи родной брат пытался убить меня!
- Хвала Господу, он не дал совершить этот грех! И что чего ты хочешь, что бы тебя признали? Мать вновь заболеет! А Джейн? Ты подумал о Джейн? Чьей женой она бы оказалась, нищего бродяги? А он свято уверен, что он истинный Майкл Фамер. Нет, ты здесь лишний. У меня есть только один брат. Убирайся!
- Крис, пожалуйста, не гони меня. Я поселюсь рядом и буду молчать о том, кто я. Просто позволь мне быть рядом с вами.
- Рано или поздно все раскроется, я не могу так рисковать. Я вижу тебе есть что скрывать, Уильям Шарк, поэтому уходи иначе, клянусь, я сдам тебя властям.
***
Шарк бросил на лавку кошель с деньгами. Немного постояв, он вынул из него несколько монет остальное оставил. За дверями послышались голоса. Неужели его решили силой выкинуть из дома?
Шарк распахнул дверь и ему в грудь уперся ствол ружья.
- Мистер Шарк, - смешок, -вы арестованы.
Судья Лойд, с довольной улыбкой, потирал руки. С ним были двое вооруженных людей, один из которых держал Шарка на прицеле.
- На каком основании, судья? – стараясь сохранить твердость в голосе спросил Шарк.
- Видите ли, в чем дело. Я очень люблю свою работу, а она заключается в расследовании разного рода преступлений. Не только тех, что происходят в моем округе.
Он указал на руку Шарка.
- У вас замечательная татуировка, мистер Шарк, – опять смешок. – Акула-молот. Я немного покопался в своих бумагах и узнал, что такую татуировку делали всем морякам только на одном корабле – "Молот". А семь лет назад команда подняла мятеж на корабле, матросы убили офицеров и до сих пор пиратствуют в Вест-Индии. Так, что у меня есть все основания задержать вас.
- Чтобы получить такую татуировку не обязательно служить на каком либо определенном корабле.
- Вполне может быть, но тогда вам нечего бояться. Мы разберемся, и если вы не причастны вас освободят.
Шарку связали руки. Наскоро обыскав забрали кинжал.
Все семейство Фамер молча наблюдало за этой сценой.
- Судья Лойд, сэр – Крис подошел к ним. – Вы арестовываете этого человека?
- Да, мистер Фамер, он подозревается в бунте на королевском корабле семь лет назад.
- Надо же, какую мы змею приютили, - процедил Крис.
- Да, нужно быть осторожней с незнакомцами. А почему ваш брат избит?
- Мы немного повздорили. Что ожидает его?
- Если он виновен – виселица. А может, что и похуже.
- Что же может быть хуже виселицы?!
- Медленная смерть в клетке над Темзой. Достойная наказание для пирата. Да, кстати, мистер Акула, может быть вы наконец назовете свое настоящее имя. Мы ведь все равно его узнаем.
Шарк поглядел на семью отвергшую его. На Криса, мать, Джейн. Элеонору и того, кто все это время считал себя Майклом Фамером.
- Теперь мне нет смысла скрывать его, - Шарк видел, как Кристофер затаил дыхание и не отрываясь смотрит на него. – Рик Грин.
Он назвал имя матроса, с которым служили на "Молоте". В последствие Рик погиб в абордажной схватке с голландским купцом.
- Ну, мы проверим это, - усмехнулся Лойд. – А теперь нам пора.
- Сэр, - Кристофер подошел к судье. – На улице сыро и вы, и ваши люди промокли. Зайдите в дом, согрейтесь и обсушитесь у очага. А в путь отправитесь, когда утренний туман рассеется.
Судья задумался.
- Тогда и этого человека придется взять в дом.
- Нет, нога этого негодяя не ступит на порог моего дома, - возмутился Крис.
- В отличие от подобных людей, мы должны проявлять христианскую любовь , - протянул Лойд и добавил – к тому же без присмотра он может сбежать.
- Запрем его в сарае,- предложил Кристофер, - оттуда он никуда не денется
Судья кивнул и Шарка заперли в сарае.
"Виселица или клетка над Темзой, таков печальный итог. Благими делами…". Хотя, Шарку было уже все равно. Он оказался вычеркнут из жизни. Так пускай же казнь вычеркнет его окончательно.
Щелкнул замок, дверь открылась и вошел Крис. В его руке был сжат нож.
-Очень жаль Майк, что так вышло, - произнес он. – Я просто хочу счастья для нашей семьи.
- Я тоже хотел счастья для семьи, - ответил Шарк и помолчав добавил. - Ты можешь сказать, что я напал на тебя.
- Я не хочу, что бы ты болтался в петле или медленно умирал от голода в клетке, - Крис шагнул вперед, схватил Шарка и одним движением разрезал путы.
- Но…но тебя обвинят в помощи преступнику!
- Я думаю ты найдешь силы врезать мне, - усмехнулся Крис.
Он нашел! Врезал от души, Крис теперь будет щеголять со сломанным носом.
Шарк несся на украденной лошади. Сколько пройдет времени прежде чем хватятся Криса? За спиной исчезал Старый Холм и дом, в котором он оказался чужим. Ветер бил в лицо, руки сжимали поводья, акула-молот на руке извивалась от смеха.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования