Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Лёля - Враг с бенефитами

Лёля - Враг с бенефитами

Вот я говорю: «Секс-пират». И воображение сразу рисует картинку, да?

Кто-то вспомнит известный демотиватор: заросший и обрюзгший морж в исступлении капает слюной на последней свежести футболку. А у кого-то перед глазами встанет тощий, острозубый маньяк с бегающими глазёнками и маленькими потными ладошками – как в той социальной рекламе. В общем, мерзкие личности эти секс-пираты. И заслуживают только презрения, правда же?

А теперь посмотрите на Гая. «Да парню не больше двадцати пяти!» – сказал бы любой. И ошибся бы, потому что этому парню недавно стукнул тридцатник. Ну так и ошибиться тут не трудно: бедро в обхвате – пятьдесят шесть сантиметров, бицепс – тридцать четыре. Капельки воды блестят на привычных восьми кубиках пресса. Он только что вышел из душа и теперь голышом стоит на кухне, эстетично поглощая низкокалорийный авокадо. Свет заходящего солнца, смягчённый дорогущим окном-хамелеоном, вычерчивает его аристократический профиль и золотит густые русые волосы.

Этот красавец тоже презирает нарисованных дохляков и забулдыг, и посильнее, чем мы с вами вместе взятые. Это не презрение даже, это праведный гнев поруганной чести. Потому что Гай – он настоящий секс-пират и есть.

Доев авокадо, наш знойный мачо нордического типа пружинистым шагом прошёл по коридору, мимолётом подмигнув собственному отражению, и завернул в кабинет. Здесь у стены стояла его красавица – AltaVega 240-L, одна из последних моделей. Удовольствие недешёвое, да и достать перепрошитый экземпляр было непросто, но оно того стоило. Установка всегда напоминала Гаю горизонтальный солярий. И внешним видом, и тем, что внутри бывает весьма... жарко.

Вроде хорошая идея – сделать так, чтобы любящие люди даже на огромном расстоянии могли касаться и ласкать друг друга. Вот и Гай считал, что хорошая. Просто отличная. Австралийка может встречаться с исландцем, мягкотелые подкаблучники даже в командировках вынуждены сношать собственных целлюлитных жён, а он, лихой сетевой волк-одиночка, имеет любых женщин, каких только захочет. И, что важно, это не стоит ему никаких душевных сил – да что там, он даже лиц их не знает. И знать не желает!

Он шумно выдохнул, расправил плечи и подставил лицо ветру из кондиционера. Закрыл глаза и, как всегда, почти услышал хлопанье парусов. Довольный, сел за компьютер, хрустнул костяшками пальцев и быстро вбил параметры поиска. Сегодня ему хотелось изящества. Так, та-а-ак... Есть контакт! Одно нажатие кнопки – и разогретая установка, загудев, открылась.

– Ну что, на абордаж? – осклабился Гай и нырнул в непристойную теплоту альтавеги.

Сверхлёгкий гель привычно обволок тело. И тут же резко сдавил основание члена, тяжело навалился на грудь. Похоже, сегодня он немного опоздал – парочка явно начала без него. Ну что же, в этот раз обойдёмся без прелюдий.

– Прости, приятель, – еле слышно прошептал Гай и запустил «доппельгангера».

Мужчину отрубило, и Гай сразу перехватил инициативу. Сегодняшняя добыча, судя по всему, была норовиста, но он знал, что с такими делать. Он уверенным движением сгрёб дамочку в охапку, уложил на живот и навалился сверху. Входить глубоко сразу он не решился и только дразнил её, проводя членом по внутренней стороне бедра. Внезапно она сама изогнулась, подалась назад, принимая его в себя. Гай с готовностью начал движения, однако вскоре почуствовал, что теряет контроль, и отстранился, не переставая сжимать её талию.

Воспользовавшись передышкой, девушка поднялась на колени и прижалась спиной к его груди. Гай сжал рукой её правую грудь, большим и указательным пальцами ухватился за сосок. Девушка издала полурык-полустон и наклонилась вперёд, опёршись на локти. Не в силах сдерживаться, он раздвинул ей ноги и вошёл.

Девушка послушно подстроилась под его ритм. Стоны теперь не прекращались, изредка переходя в повизгивания. Гай и сам еле сдерживался, чтобы не зарычать. Он мягко покусывал её плечи, чувствуя, как она сжимается, как льнёт к его телу. И он подавался ей навстречу, сначала медленно, размеренно, но в конце концов движения его стали спешными и сбивчивыми. Девушка дёрнулась и закричала, и этот звук был прекрасен. Гай зажмурился, закусил губу и перестал сдерживаться. Мышцы его напряглись, пальцы впились в мягкую женскую кожу, и жгучая волна захлестнула его пах, отдаваясь покалыванием во всём теле.

Хорошо, что Гай не видел своего лица в этот момент, – он бы расстроился, что так смешно выглядит. Пальцы его ног враз похолодели, мышцы обмякли, и он обессиленно растёкся по затвердевшему гелю.

– Мур-р-р... – раздался из динамиков высокий женский голос. Она дышала тяжело и неравномерно, – Зая, ты сегодня.. вау! – пауза, тяжёлое дыхание, – Зая?

Гай спохватился и вырубил связь. Несколько минут лежал неподвижно, позволяя гелю впитать пот и сперму. Наконец раздался мелодичный перезвон, и крышка автоматически приподнялась. Парень с трудом вылез из альтавеги.

– Детка, ты огонь! – прошептал он и похлопал установку по крышке. Затем дрожащей рукой нажал на кнопку самоочистки и пополз в спальную. Надо выспаться, завтра предстоит важный день.

 

Проснулся наш герой, как обычно, засветло. Дома – йога, потом – в качалку. Если твоё хобби – охота за изысканными удовольствиями, ты должен быть в идеальной форме.  Потому что рыхлое, вялое тело и почувствовать-то толком ничего не сможет. Нет, каждая мышца должна быть словно натянутая струна – только тогда оргазм прозвучит мощным, до костей пробирающим аккордом.

Зал по соседству с офисом, так что у утренних занятий есть и ещё один плюс: пока сонные коллеги матерятся в пробках, ты, бодрый и полный сил, уже прикладываешь бейдж к турникету. «Гай Фролов. Специалист отдела разработки. ОАО "АльтаВега"».

АльтаВега, блин. Он не знал наверняка, но готов был поспорить, что название придумывала женщина. Что-то там про две влюблённые звезды, которые всё никак не могу перелезть через Млечный Путь и наконец встретиться. В общем, розовые сопли, присыпанные розовым сахаром. Мужик бы траходромом назвал и не парился.

Вова припёрся к десяти, когда Гай уже вовсю кодил. Дрыщ-стиляга, дизайнерская рубашечка и фиолетовые мешки под глазами. С радостью бы подсидел Гая, да только кишка тонка.

– Здорово, Гай! – он протянул руку, – Сорри, что задержался, но блин! Какая же чикуля вчера в клубе была. Девка самый сок ваще, – он причмокнул губами, – Восьмёрочка!

Обычное дело. Мнит себя высшим звеном пищевой цепи, пикапер хренов. Падальщик. Гай поморщился и потёр пальцами переносицу.

– Окей, Вова, я тебя понял. Я не напишу контролям, что ты опоздал, – проговорил он, делая ударение на последнем слове, – Но только потому, что сегодня, если ты, конечно, помнишь, мы сдаём терму. Вова, я жду протокол потоковой передачи к двум, ясно?

– Блин, Гай, чё ты строишь из себя тут? – Вова с силой плюхнулся в кресло и рванул на себя мышь, – Не терпится жопу Крапивневу вылизать, а? Да всё будет, блин, у меня уже почти компилируется всё!

– Вот и славно. Жду. – отрезал Гай и повернулся к компьютеру.

Очередной перепалки удалось избежать, но настроение было основательно подпорчено. И ведь до вечера не расслабишься. В голове неожиданно всплыло воспоминание о вчерашней добыче. В этот раз он выбирал её с особым тщанием, – изящную, широкобёдрую, с тонкими запястьями. Вот бы сейчас сжать рукой её аккуратную грудь, потянуть пальцами за сосок, ещё раз услышать этот сладкий стон... Так, стоп. Не отвлекаемся. Работать, Гай, надо работать.

 

Естественно, Вова не успел к двум. Судя по тому, как он уже полчаса неистово тряс ногой и шептал: «Ну давай же, скотина!»,  изредка заходясь матерком, кусок кода следовало ожидать в течение сорока минут. Гай в очередной раз похвалил себя за дальновидность: дэдлайн в пять, так что времени ещё полно.

Наконец всё было закончено. Даже шумный Вова притих в ожидании вердикта.

– Похоже... – Гай помедлил, сканируя взглядом таблицу, – Похоже, всё работает! – он повысил голос и протянул руку – Кто на коне?

– Мы, блин, на коне! – с облегчением рявкнул Вова, шлёпнул своей ладошкой по ладони Гая и, довольный собой, благодушно откинулся на стуле, – Знатно сработано, сукин ты сын! Смотри, не зазвездись, блин, юное дарование.

– А ты смешной, тебя я уволю последним, – беззлобно огрызнулся Гай, возвращаясь к компьютеру.

Он сглотнул, вбил адрес Крапивнева и кликнул по кнопке «Отправить». Теперь оставалось только ждать.

И как же долго тянулось это ожидание!  От волнения у Гая вспотели ладони, и он по очереди обтёр их о льняные брюки. «Надо отвлечься. Расслабиться. Не думать о шефе. Надо отвлечься...» – повторял он про себя, блуждая взглядом по монитору. В память снова хлынули картины вчерашнего вечера. Эх, всё-таки особенная девка в этот раз попалась! Какая фигура, какой нежный голос... ишь ты, «Зая»...

«Тр-р-р-р длинь-дон-бом!» – взревел рабочий телефон. Гай вздрогнул и уставился на чёрный аппарат, чувствуя, как стремительно пропадает эрекция. Только через пару мгновений он взял себя в руки и схватил трубку.

– Фролов? Приветствую. Письмо ваше глянул, вроде всё нормально, но мыслью вы как-то... растеклись. Проблему я понял, давайте в двух словах: чего в итоге добились?

Гай облизал пересохшие губы и твёрдым голосом ответил:

– Самое главное – график номер четыре...

– Ага, нашёл.

– Как видите, градиент температур теперь будет о-о-очень плавный. А от клиентов потребуется только обновить систему.

– Ну что ж... – слышно было, как шеф барабанит пальцами по столу, будто прикидывая в уме, не лишить ли гонца головы за этакие вести, – Отличная работа, Фролов. Сегодня успеете подготовить патч?

– Пф-ф-ф... – Гай не ожидал вопроса и машинально почесал нос, – Можно, в принципе, и сегодня. Но тогда мне надо будет вечером ещё посидеть.

– Не вопрос. Я прямо сейчас отзвонюсь охране, чтобы вас не беспокоили. Про Дерюгу тоже предупредить?

– Нет, я сам справлюсь, – уверил его Гай и, сдерживая дрожь в коленях, аккуратно положил трубку.

«Йо-хо-хо и семь бушпритов в глотку! Получилось, чёрт меня дери! Гай, ты просто красавчик!» – звучало в голове, пока он, пританцовывая, кружил по кабинету, игнорируя Вовины издевательские комментарии.

 

Сидеть в офисе пришлось до девяти вечера, но патч был полностью готов, а главное – это была целиком заслуга Гая. Он откинулся на спинку кресла и блаженно зажмурился. Безлюдный офис полнился успокаивающим гудением системных блоков, и Гай чувствовал себя капитаном, уверенной рукой поворачивающим штурвал. Его жизнь легла на верный курс, впереди – острова золота и драгоценных специй, рукой подать.

А там и местные самки, смуглые, пряные, широкобёдрые... Чёрт возьми! Снова вчерашняя девка навязчиво лезет в голову. Если это будет продолжаться, он закончит как все эти неудачники, которым срывало башню от какой-нибудь безымянной добычи. Разными путями, но все они в итоге попадались и шли на дно.

Гай нервно поёрзал в кресле, словно пытался сорваться с крючка. Нет уж, это – удел лохов. С ним такого никогда не случится. Он встал из-за стола, потянулся, сделал парочку приседаний, чтобы привести мысли в порядок. Ну ладно, клин, как говорится, клином вышибают.

Он с минуту постоял, глядя в окно, потом кинулся к компьютеру и открыл корпоративный мессенджер. Отлично, Свирский из группы тестирования всё ещё онлайн.

GFrolov: прив, жень!

ESvirskij: Привет, Гай. Какие-то проблемы?

GFrolov: нет, всё ок. но термопатч нужен шефу уже завтра. а я не уверен насчёт тайминга. хотелось бы на большей выборке прогнать.

ESvirskij: Блин...

ESvirskij: Я не хочу сегодня ещё раз делать выгрузку.

ESvirskij: Я уже уходить хотел. А это ещё драных полтора часа...

GFrolov: жень, понимаю. но если завтра саппорт завалят жалобами у меня будут бооольшие проблемы...

GFrolov: точно ничего нельзя сделать?

Женя долго что-то печатал, потом остановился, а через полминуты снова стал набирать сообщение. Гай напряжённо вглядывался в монитор. Только бы Свирский оказался раздолбаем, только бы...

Мобильник звонит! Гай судорожно схватил трубку.

– Ок, Гай, слушай, – раздался усталый голос Свирского, – Мне реально влом делать выгрузку, я не хочу тут до ночи сидеть. Но тебя я тоже понимаю... Так что я тебе просто дам одноразовый пароль от базы, а ты уж сам там разбирайся, ок?

– Годится, – спокойным голосом проговорил Гай, – Но тебе точно так нормально? У тебя проблем потом не будет?

Трубка какое-то время повздыхала.

– Вообще, конечно... – ещё вздохи. – Но тебе же только данные по термопрофилю нужны. Вот что, возьми за прошлую неделю сеансы, мы с ними работали, так что никто ничего не заподозрит. И никому об этом! А то меня СБшники поимеют без вазелина. А я тебе скину сейчас предыдущую таблицу – типа это новая, я внял твоим мольбам.

– Конечно, Жень! – с готовностью ответил Гай, – Не вопрос! Буду должен.

– Окей, как примут патч, проставишься в пабе. По моему выбору. И учти, я себя в выпивке ограничивать не буду.

– Замётано! – бодро подтвердил Фролов и нажал отбой.

Конечно, надо будет запустить моделирование по данным за прошлую неделю. А ещё аккуратно посмотреть вчерашние записи, точнее, одну конкретную запись, и найти один очень конкретный идентификатор одной особенной альтавеги. Гай, ты, как всегда, на высоте.


Домой Гай пришёл за полночь. И сразу кинулся к компьютеру. Конечно, её сегодня не будет, на что он рассчитывает вообще? Небось, уже созвонилась со своим хахалем, поняла, что к чему, теперь, напуганная, в сеть ещё месяц не выйдет...

И тут у прожжённого пирата перехватило дыхание, а сердце подскочило к горлу и застряло в районе кадыка. Её кабина была в списке активных.

Похоже, не так уж её и напугало произошедшее. Наверное... наверное, она тоже не могла выбросить вчерашнюю ночь из головы. Никому ни в чём не призналась. Сказала своему мужику, что просто связь оборвалась, умница. И теперь ждёт его. Ждёт своего морского волка...

Кровь прилила к лицу Гая, он еле попадал по клавишам, подключаясь к каналу. Дрожа, он залез в альтавегу и сглотнул слюну. Здравствуй, дорогая, вот и я.

Безопаснее было бы просто дублировать данные мужской кабины. Некоторые лузеры, по ошибке называющие себя секс-пиратами, так и делают: лежат в своих допотопных альтавегах тихо, как мышки. Но для Гая это всё равно что добровольно подписаться на изнасилование. Годится только для мазохистов... или вуайеристов... или как их там. Короче, для баб.

Альфа-самец, настоящий сетевой волк, ни с кем не будет делиться. Он придёт и заберёт всё, что принадлежит ему по праву сильного, оставив хлюпика-соперника с носом. Прости, чувак, но сегодня тебе снова ничего не светит.

Наконец связь была установлена. Тёлочка ничем себя не выдала, но Гай был уверен – она его узнала. Сегодня он был нежен – о, ради этого тела, ради этих стонов он будет нежным всю ночь.

На этот раз всё было ещё лучше, чем он запомнил. Эти мягкие губы, эти умелые руки... Не может быть, что она не поняла, она знает, и – о, как она ему рада! Эти солёные капли на губах, и будто тёплые волны подхватывают их и качают, качают... Очередной гребень, и мозг Гая взорвался фейерверком.

– О-хо-хо, вау, Го-о-осподи... – вырвалось у него против воли.

Услышав свой голос, Гай испуганно дёрнулся. Надо было срочно отключаться, но из-за резких движений гель поддавался с трудом, и, казалось, прошла целая вечность, пока рука не нащупала нужную кнопку. Гай всё никак не мог унять сердцебиение. Как только крышка поднялась, он перевалился через край кабины и свернулся калачиком на полу.

Первый пункт кодекса пирата: не попадаться. И второй, и третий: не попадаться, не попадаться, чёрт его дери!

Ладно, ладно, может, всё не так страшно. Он не сказал ничего важного. Чисто гипотетически она, конечно, может узнать его по голосу, но для этого его ещё надо найти... Пожалуй, надо залечь на дно, на месяцок вообще отключить альтавегу от сети. Он сел, выдернул шнур питания, обхватил голову руками и пообещал себе забыть всё это, как манящий, но очень страшный, очень опасный сон.

 

Проснулся Гай совершенно разбитым и на два часа позже будильника. Чертыхаясь, натянул свежую рубашку, влез в первые попавшиеся брюки и, на ходу давясь бананом, спустился на подземную парковку.

Яркий солнечный свет резал глаза. Поток машин полз убийственно медленно. Приехал он всё-таки воремя, но работать совершенно не хотелось, видеть коллег – тем более. На все вопросы Гай отвечал односложно, бессмысленно клацал мышкой, сворачивал-разворачивал окна и листал случайные интернет-страницы. В офисе повисла атмосфера настороженного ожидания.

Телефонный звонок раздался только в четыре вечера. Вова кинул на Гая испуганный взгляд, а тот всё с тем же бессмысленным видом встал из-за стола, поправил рубашку и пошагал к Крапивневу.

 Когда Гай вошёл, Павел Ильич, плотный смуглый мужчина, заканчивал телефонный разговор:

– ...не делайте. Да, я сам разберусь. – он положил трубку и повернулся к вошедшему, – Гай, рад вас видеть! Я уже видел, вы всё доделали. Отличная работа, просто великолепная! Кстати, успешное завершение проекта надо отметить, как вы считаете? Так что на следующих выходных приглашаю к себе на шашлыки. Заодно обсудим ваши планы на будущее, – деланно спохватился он. – Если вы не заняты, конечно.

От неожиданности Гай поперхнулся. Все знают, кого зовут к Крапивневу на шашлыки. Повышенцев. У него будет собственная команда. Официально! Свой проект. Прибавка к зарплате. Апатия мгновенно прошла, от перспектив закружилась голова, и Гай еле выдавил:

– С-с-спасибо, Павел Ильич. К-к-конечно, я с радостью буду. С радостью.

– Вот и хорошо. Я вам вышлю всю необходимую информацию, – он улыбнулся, демонстрируя ряд крупных отбеленных зубов.

Ошарашенный прогер вышел из кабинета на ватных ногах. Похоже, старому пирату предлагают осесть, остепениться и даже, может быть, занять пост губернатора. Конечно, душа корсара будет тосковать по приключениям. Но, может, оно и к лучшему. Пора повзрослеть.

 

Неделя пролетела как во сне. Утром Гай упахивался в качалке, потом вкалывал до позднего вечера, а дома врубал сериалы – что угодно, только бы отвлечься. Не думать о глупом косяке, о повышении, просто не думать...

Очнулся Гай уже в посёлке Агаларово, въезжая на парковку Крапивневского коттеджа. Был день Ш, долгожданного шашлыка у начальства, пели птицы и светило солнце. Искрящийся гостеприимством Павел Ильич вышел навстречу в сопровождении двух «братьев» – так он их представил, хотя Гай сильно сомневался, что это действительно члены семьи. Эти крупные мужики держались поодаль и всё время молчали. Может, телохранители?

В ходе «знакомства с участком» компания забрела и на цокольный этаж дома. Здесь прямо из пола поднимались толстые плексигласовые стенки здорового круглого бассейна, а на дальней крепилось что-то вроде трамплина. Внутри медленно проплывали какие-то торпедины. Хозяин заметил заинтересованный взгляд гостя:

– Да, Гай, вам не показалось. Три тигровых акулы в одном водоёме. Как метафора бизнеса. Нравится, а? – Крапивнев нежно похлопал бассейн по гладкому прозрачному боку.

– Вау, ничего себе! – вырвалось у Гая.

Ему было не по себе от ленивого шевеления белёсых рыбин, но он продолжал лучезарно улыбаться. У денежных мешков такие заскоки наверняка в порядке вещей. Хочешь быть в высшей лиге – придётся привыкнуть.

– Ладно, хватит экскурсий, да? Эх, баньку сейчас устроим, да горячую... – мечтательно произнёс Павел Ильич, – Только вот хочу тебя познакомить ещё кое с кем.

В это момент в помещение вошла немолодая, но очень ухоженная женщина. Светлые волосы были забраны в пучок, на бледном лице выделялись крупные, живые водянисто-серые глаза. На её хрупкой фигуре строгий деловой костюм выглядел защитным панцирем. Крапивнев с трогательной нежностью посмотрел на вошедшую.

– Моя жена, Елена. Только сегодня приехала из Швеции, специально на вас посмотреть, – он приобнял супругу за плечи, – Ну что, Лен, что скажешь?

Гай хотел было поздороваться, но момент был упущен, поэтому он просто смотрел на женщину с выражением вежливого внимания. Елена какое-то время собиралась с духом, потом заговорила, и голос её дрогнул:

– Да, – слёзы текли по её щекам, но она не опустила взгляд и смотрела на Гая в упор, – Я узнала голос. Это он.

Она развернулась и вышла за дверь. Один из «братьев» крепко схватил Гая за запястья и грубо толкнул по направлению к бассейну.

– Пират, значит, а? Гроза цифровых морей? – мягко улыбнулся Крапивнев, – Вот и хорошо. Как раз пройдёшься по доске.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования